регистрация / вход

Досуговая и просветительная деятельность учреждений культуры

Содержание Введение ….. РАЗДЕЛ . РОЛЬ И МЕСТО ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ И ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА В 1917-1941 гг ….

Содержание

Введение …………………………………………………………….. 3

РАЗДЕЛ I . РОЛЬ И МЕСТО ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ И ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

В 1917-1941 гг ……………………………………………………….

7

Раздел II . Деятельность учреждений культуры

в годы Великой Отечественной войны

1941-45 гг… …………………………………………………………

21

Заключение …………………………………………………………. 32
Библиографический список …………………………………….. 35

Введение

Актуальность темы исследования. Современный период в развитии отечественной исторической науки отмечен стремлением ученых переосмыслить социальные явления и факты прошлого, дать им наиболее объективную оценку. Все с большей настоятельностью подчеркивается необходимость изучения истори­ческой реальности во всей ее комплексности и многообразии, с исполь­зованием методов, средств и результатов других наук, расширения в связи с этим проблематики научных исследований и обновления поня­тийного аппарата. Особое значение придается культурному аспекту человеческой жизнедеятельности. Культура в наибольшей степени, чем какая-либо другая сфера, отражает динамику жизни человеческого со­общества в ее целостности, дает представление об осмыслении людьми конкретной исторической эпохи, своей роли в социуме, при­частности к важнейшим историческим событиям. Восприятие жизнедея­тельности людей как культурно-исторического процесса ставит в центр внимания человека с его мыслями, чувствами, стремлениями, идеала­ми, верой, деятельностью, творца своей собственной и общественной жизни.

В связи с этим не вызывает удивления тот факт, что в последние годы культурно-досуговая деятельность, являющаяся одной из граней культурного процесса, привлекает к себе все большее внимание уче­ных. Исследование ее исторических истоков не только служит задачам наиболее полного воспроизведения картины человеческого общества, но имеет и самостоятельное значение, дает возможность лучше разоб­раться в современных проблемах, связанных с организацией досуга людей.

Изучение культурно-досуговой деятельности в ее динамичном раз­витии способствует более глубокому проникновению в сущность данно­го явления, помогает увидеть события современности как закономерный результат движения человеческого общества от низших форм к выс­шим. Исторический подход позволяет обнаружить в культурно-досуговой деятельности общее, главное, присутствующее во все исторические эпохи, и особенное, специфическое, характерное для каждого конкретного отрезка времени.

Историческое прошлое предстает как источник богатейшего опыта, накопленного многими поколениями в организации своего досуга, эле­менты которого могут быть с успехом использованы в сегодняшней ре­альной практике. Освоение истории культурно-досуговой деятельности –неотъемлемой части культуры общества – имеет огромное воспитатель­ное значение. Оно формирует в человеке гражданские качества, про­буждает чувство уважения к культурным традициям своего народа, со­действует развитию исторической памяти. В данной курсовой работе рас­крываются специфические особенности развития культурно-досуговой деятельности и способы ее общественной организации в России с 1917 по 1945 гг.

Степень научной разработанности проблемы характеризуется достаточно подробной разработкой фактологической базы общеполитических событий 1917-1945 годов, специальным изучением различных аспектов культурной политики, социально-педагогической деятельности государственных учреждений.

Общая характеристика социокультурного пространства России в период 1917-1945 г.г. представлена в работах М.Н. Клмаковой, Н.П. Кузина, З.И. Равкина, С.В. Агулиной, А.В. Калачева, Г.Ф. Карповой, Е.В. Купинской и др.

Выполнен ряд специальных исторических работ, в которых рассматривается деятельность российской педагогической общественности (С.В. Ворошилова, Н.Н. Смирнов, И.В. Сучков, И.В. Фомичев и др.).

Современный историко-педагогический анализ социально-культурной деятельности в изучаемый период представлен в работах Р.Б. Вендровской, С.Ф. Егорова, Г.Я. Никитиной, А.А. Никольской, И.А. Клицакова, Б.К. Тибиева и др.

Объект исследования – просветительная и досуговая деятельность как комплексный социопедагогический и социокультурный феномен в период 1917-1945 гг.

Предмет исследования – организационно-педагогическая деятельность учреждений культуры в указанный период, определивших основу для становления советской системы социально-культурного воспитания.

Цели исследования – на конкретном историческом материале проследить динамику развития и специфику просветительной и досуговой деятельности в 1917-1945 гг.

Для решения поставленной цели были определены следующие задачи :

- определить содержание и особенности культурно-досуговой деятельности как феномена российской культуры на важном историческом рубеже;

- выявить структурообразующие факторы, определяющие состояние и эволюцию социально-культурной деятельности в России в период 1917-1945 гг.

- раскрыть организационно-педагогические условия деятельности учреждений культуры в анализируемый период.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что просветительная и досуговая деятельность в период 1917-1945 гг. оказалась под влиянием негативных и позитивных факторов:

- факторами, сдерживающими развитие социально-культурной деятельности, выступали трудности военного времени; общественно-политическая нестабильность; отсутствие последовательной государственной политики в сфере культуры; отсутствие реального финансирования, материального и кадрового обеспечения и др.

- факторами, способствующими развитию социально-культурной деятельности, выступали целенаправленная альтернативная деятельность общественности; развитие гражданских инициатив населения; актуализация социокультурных потребностей широких слоев населения; глубокая разработка теории и создание системы подготовки кадров для работы в учреждениях культуры.

Методы исследования : теоретические – историографический, сравнительно-сопоставительный, ретроспективный; эмпирические – обобщение и систематизация, сравнении и сопоставление, синтез и моделирование.

Структура курсовой работы . Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

РАЗДЕЛ I . РОЛЬ И МЕСТО ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ

И ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

В 1917-1941 гг.

Исторический анализ просветительной и досуговой деятель­ности в 1917-1941 гг. дает возможность трезво оценить это важный период в развитии культурно-досуговой деятельности. Условно мы можем разделить его на два десятилетия.

Первое десятилетие было отмечено значительной активно­стью самого населения в области культуры, в т.ч. и культурно-досуговой деятельности. Повсеместно в городе и деревне создава­лись клубы, избы-читальни, народные дома и библиотеки; коллек­тивные органы управления этими учреждениями - советы, правле­ния - избирались на общих собраниях их посетителей.

Однако партийные и государственные органы планомерно сдерживали эту инициативу. Созданный в 1918 г. Народный комис­сариат просвещения РСФСР, а при нем Внешкольный отдел во главе с Н.К. Крупской, преобразованный в 1920 г. в Главный политико-просветительный комитет республики, стремились с самого начала централизовать работу учреждений культуры. Рекомендовалось формировать советы и правления клубов по классовому принципу, вводить в их состав в обязательном порядке представителей пар­тийных и комсомольских ячеек для проведения руководящей линии Коммунистической партии.

Главполитпросвег был создан на правах отдела ЦК партии, а учреждения культуры должны были выполнять идеологические функции.

Страна переживала тяжелые экономические трудности: граж­данская война, голод, разруха, отсюда слабая материально-техническая база культуры. Не хватало бумаги, печатных станков, музыкальных инструментов, около 75% населения России было без­грамотным. В национальных окраинах процент грамотности был еще ниже, среди чувашей, например, насчитывалось только 7% гра­мотных, среди таджиков - 3%, якутов - 0,7%; 48 национальностей вообще не имели своей письменности. Однако в различных источ­никах называются разные показатели процента грамотности населе­ния России.

Невосполнимой утратой для культуры России явился фактор оттока интеллигенции. В старых учебных пособиях делался акцент на то, что ученые, музыканты, художники, писатели, актеры и дру­гие представители российской интеллигенции не поняли сути рево­люции, ее созидательного характера и бросили Родину, растерялись и даже предали ее.

Однако умалчивалось о том, что многие представители интел­лигенции были буквально выдворены из России, а те, кто остался, бедствовали, голодали и умирали, не получив поддержки и понима­ния новой власти. В 1922 г. более 100 крупнейших ученых были вы­везены, в том числе такие известные ученые, как И.А. Бердяев, из России на пароходе. Из 45 членов Академии наук 7 человек в пер­вый год после революции умерли от голода. К этому удару можно отнести и систему запретительства их деятельности в области культуры. За два месяца после революции были закрыты 120 газет, а за 1917-18 гг. - 337 различных органов печати.

Под видом уничтожения старых памятников разрушались мо­настыри, церкви и храмы, сносились памятники; культурные ценно­сти, иконы вывозились за границу, разворовывались фонды библио­тек. К 1920 г. было ликвидировано около 700 монастырей, разорено большое число дворянских усадеб, уничтожены ценные архитектур­ные сооружения.

Можно говорить и об интеллектуальном и психологическом ущербе, о разрушительной силе послереволюционного процесса. Происходила, порой очень грубо, ломка традиций, отрицалась рели­гия, идеи «массы» противопоставлялись идее «личности».

Победившая партия утверждала свою идеологию, используя все средства воздействия, различные учреждения культуры и обще­ственные движения, в т.ч. клубы, библиотеки, художественную са­модеятельность. Российское телеграфное агентство выпустило ог­ромное количество политических плакатов. Работал огромный аги­тационный аппарат, включая и политизированные в 20-е годы учре­ждения культуры (агитпоезда, агитпароходы и др.).

Это, действительно, трудные уроки истории, но их надо знать будущему специалисту культурно-досуговой сферы. Объективно оценивая тот период, нельзя, однако, отрицать тот факт, что партия и правительство ставили и решали задачи создания государственной системы народного образования, самообразования, системы культурно-досуговых учреждений, приобщения народа к знаниям и культуре. Об этом свидетельствует Программа РКП(б), принятая в 1919 г. на VIII съезде партии, в которой был специальный раздел в области развития просвещения, науки и культуры. Фактически внешкольное образование (так называлась тогда деятельность культурно-досуговых учреждений) было включено в общегосударственную систему народного просвещения, обеспечивающую единую систему его управления. Были национализированы многие театры, кино, на­родные дома, музеи, богатейшие коллекции произведений искусст­ва, в частности Третьяковская галерея, галереи Щукина, Морозова, Остроухова в Москве, Эрмитаж - в Петрограде. Эти учреждения стали доступны для народа. Было введено бесплатное их посещение.

Значительной по размаху народной инициативы и участия в этой работе культурно-досуговых учреждений была деятельность по ликвидации неграмотности. СНК принял два декрета по этому во­прос: «О мобилизации грамотных на борьбу с безграмотностью», «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР» (1918, 1919 гг.). Была введена чтецкая повинность, привлечено все грамотное население для осведомления населения о мероприятиях советской власти.

Ликвидация неграмотности становилась делом государствен­ным и обязательным. Все граждане от 8 до 50 лет были обязаны учиться, обучение проводилось за счет средств государства. При этом рабочий день обучающихся сокращался на два часа с сохране­нием заработной платы. В июле 1920 г. создается Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности.

Государством были отпущены средства на эту работу, напеча­тано около 5 млн. букварей для взрослых, улучшено продовольст­венное снабжение работников ликбеза. С 1918 г. стали открываться пункты по ликвидации неграмотности, школы для малограмотных при учебных заведениях, фабриках, заводских клубах, избах-читальнях и библиотеках. К концу 1920 г. в РСФСР было свыше 40 тыс. ликпунктов, в которых обучалось 1 млн. 157 тыс. человек. _. Много это или мало? Конечно, недостаточно, если учитывать огромное количество неграмотного населения, особенно в деревне.

Наиболее успешно проводилась ликвидация неграмотности в Красной Армии. К ноябрю 1919 г. в Красной Армии имелось около 4 тыс. красноармейских школ грамоты, а в 1920 г. их было уже около 6 тыс.

Ликвидация неграмотности среди взрослого населения была для досуговых учреждений делом новым и трудным, однако она принесла немалые успехи и повысила авторитет их работников. Всего за первые три года, начиная с 1918г., научились грамоте око­ло 7 млн. человек.

Представляет интерес и исторический анализ проводимых в 20-30-х гг. культпоходов (детский, библиотечный и др.), положи­тельные и отрицательные моменты в их организации, роли учреж­дений культуры в этой работе. В учебной и научной литературе имеются самые противоречивые их оценки.

Что такое культпоход, как и почему он возник, каковы были его цели и задачи, как он проходил и каковы его итоги?

На 1928 г. в стране имелось 18 млн. неграмотных в возрасте от 15 до 30 лет. При таком уровне грамотности трудно было рассчиты­вать на участие в реконструкции народного хозяйства квалифициро­ванных работников. Культпоход в деревню начался по инициативе молодежи, комсомольцев в 1928 г.

Целью культпохода была ликвидация неграмотности и свя­занное с ней бескультурье в быту. В дальнейшем в задача культпохода входила помощь культурно-досуговым учреждениям в создании материальной базы (закупка книг, музыкальных инструментов и др.).

Наряду с положительным в организации и содержании культ­похода были и недостатки. Нередко эта серьезная работа проводи­лась компанейски, стихийно, беспланово. В национальных респуб­ликах ликвидация неграмотности проводилась в более трудных ус­ловиях, чем в центральных регионах Советского Союза: не хватало кадров учителей, более живучи были предрассудки национальные, религиозные, особенно по отношению к женщинам. В Туркестане женщины приходили в сопровождении мужа, брата, старшего сына под паранджой, а в Таджикистане некоторые женские клубы, пока в них занимались женщины, охранялись милиционером.

Большую помощь в ликвидации неграмотности в окраинных республиках оказывали шефы из РСФСР, Украины. Так, осенью 1930 г. украинское общество «Геть неписменность» взяло шефство над Чечней, создало специальный фонд помощи области, из которо­го были выделены средства на подготовку 200 учителей ликбеза.

Каковы же результаты культпоходов? Можно с уверенностью сказать, что значительно повысился общий культурный уровень на­селения, было открыто большое количество учреждений культуры, чайных вместо грязных пивных лавок, столовых и общежитии.

В течение 1.928-1932 гг. разными типами школ ликбеза было охвачено свыше 30 млн. человек. РСФСР, УССР и некоторые другие к концу 30-х гг. в основном завершили ликвидацию неграмотности среди населения в возрасте от 9 до 49 лет; несколько отставали в этом отношении отдельные национальные республики, особенно среднеазиатские.

Следует признать, что прогноз, сделанный дореволюционным журналом «Вестник просвещения» о возможности ликвидации не­грамотности в России к 2177 г. не оправдался. Инициатива населе­ния, тяга к знаниям взрослых и детей имели свои результаты.

Однако надо иметь в виду, что нерешенными остались многие вопросы, связанные с просвещением народа. К 1927 г. только 50% населения России, было грамотным, в 1939 г. семилетнее образова­ние имели только 12% населения, а каждый пятый житель старше 10 лет был полностью неграмотным.

Причиной этому было то, что полученные знания не закрепля­лись, нехватка книг, газет и малое число самих учреждений культу­ры и просвещения - школ, библиотек, клубов приводили к тому, что рецидив неграмотности составлял 20%.

Определенную роль в развитии культурно-досуговой сферы сыграла организация съездов по внешкольному образованию, ряд конференций и специальных совещаний по этим вопросам. Надо сказать, что в 20-е гг. проходило много таких мероприятий. Среди них следует указать 1 Всероссийский съезд Пролеткульта (1920 г.), совещание заведующих отделов внешкольного образования (1920 г.) и др., которые официально закрепили политизацию культуры и культурно-досуговой сферы.

Достаточно сказать, что исходя из их решений основными на­правлениями работы клубов, библиотек, изб-читален были: полити­ческое просвещение, антирелигиозная, производственная и агротех­ническая пропаганда, пропаганда здорового быта, работа среди женщин, организация отдыха и развлечений и развитие художест­венной самодеятельности. Результаты работы учреждений культуры оценивались, как говорилось в документах съездов партии, в основном по результатам экономической и политической жизни. Важная я сфера их работы - организация их досуга и творчества – отодвигалась на задний план.

Сеть учреждений культурно-досуговой сферы была безуслов­но недостаточной в связи с экономическими и другими трудностя­ми. Определенное внимание уделялось развитию массовых библиотек. На основе декрета «О централизации библиотечного дела в РСФСР» (1920 г.) предусматривалось объединение всех библиотек страны, находящихся в различных ведомствах, в единую библиотечную сеть РСФСР. К концу 1920 г. в стране имелось около 15 тыс. стационарных библиотек и более 13 тыс. библиотек при избах-читальнях: в них насчитывалось более 15 млн. экземпляров книг.

Заметное место в системе учреждений культуры занимали клубные учреждения (клубы и народные дома). В 20-е гг. это были рабочие клубы, комсомольские клубы, красноармейские клубы. Развитию теории клуба значительное внимание уделяла Н.К. Крупская, бессменный руководитель государственных органов в сфере культуры (1918-1930 гг.). Ее теоретические статьи «Чем должен быть рабочий клуб» (1918 г.), «Что такое клуб» (1919 г.) в определенной степени отвечали на вопрос о роли рабочего клуба, принципах организации и содержании его работы.

С 1918-1919 гг. развивается сеть изб-читален в деревне. В дореволюционный период на территории России было около 300 народных домов. На 1 ноября 1920 г. в РСФСР их имелось 5 тыс., а клубов во всей стране насчитывалось 4597. В национальных районах открывались «красные чайханы», «красные юрты», «красные яранги» и др.

Специфическими условиями и потребностями гражданской войны были порождены передвижные типы учреждений культуры, такие как агитпоезда, агитпароходы, агитпункты на железнодорож­ных станциях.

К концу 1917 г. в РСФСР имелось более 16 тыс. культпросветучреждений различного типа, в 1919 г. их стало более 90 тыс., а в 1920 г. - около 95 тыс.

Основным методом работы клубов, библиотек, изб-читален в 20-е гг. была политическая агитация, а в 30-е гг. - пропаганда, более углубленная работа с населением, как правило, кружковая. Кружки создавались самые разные: политические, технические, естественно­научные, антирелигиозные, санитарные, домоводства, охраны мате­ринства и др. Клубные учреждения формировали у людей интерес к политической жизни страны через такие формы работы, как коллек­тивные чтения, устные газеты, политгазеты, политбои, политигры, политрулетки, политаукционы и др.

Жизнь учреждений культуры весьма осложнилась в 30-е гг. Сталинские репрессии не обошли деятелей культуры. Запретительство и указания сверху стали для учреждений культуры привычны­ми. Репрессии 30-х гг. выпали в основном на долю интеллигенции «людей образованных, совестливых, беззащитных». Россия теряла свой генофонд.

Возросшему уровню грамотности населения страны в 30-е гг. не могли соответствовать старые типы учреждений культуры. Па­раллельно с клубами в городах открывались дома и дворцы культу­ры, парки культуры и отдыха, технические библиотеки, а в деревне - сельские и колхозные клубы, массовые библиотеки и дома социа­листической культуры в районных центрах.

Новые типы учреждении культуры существенно изменили со­держание клубной работы. Наличие хорошей сцены, помещений для кружков художественной самодеятельности и любительских объе­динений позволило улучшить качество деятельности клубов, домов и дворцов культуры.

Увеличилось штатное расписание учреждений культуры, бо­лее подготовленными стали работники досуговых учреждений. В 1930 г. открылись Московский и Харьковский библиотечные инсти­туты. В ряде областных центров были созданы политпросветшколы (ныне училища и колледжи культуры). На смену краткосрочной курсовой системы подготовки избачей, библиотекарей и клубных работников пришла планомерная подготовка высококвалифициро­ванных кадров.

Какие же новые формы досуга появились в 30-е гг.? Можно сказать, что их содержание отражало политическую и экономиче­скую жизнь страны. Однако 30-е гг. — один из самых противоречивых периодов истории культурйо-досуговой деятельности. С одной стороны, в этот период были достигнуты определенные успехи, о которых мы уже говорили, с другой - утвердившийся сталинский террор, естест­венно, оказал негативное воздействие на культуру и досуговые уч­реждения с точки зрения чрезвычайной централизации и резкого уменьшения демократических, самодеятельных начал в деятельно­сти клубов, домов культуры и библиотек.

Фактическое отстранение от руководства Главполитпросветом Н.К. Крупской, ликвидация этого государственного органа в 1930 г., незаконные репрессии против многих видных деятелей культуры не могли не отразиться на деятельности досуговых учреждений.

Принятые в 30-е гг. постановления партии и правительства по вопросам культурно-просветительной работы раскрывают сущность репрессивной обстановки. Например, постановление ЦК партии «О задачах культурно-просветительной работы профсоюзов» (1929 г.) по существу было разгромом профсоюзов; в постановлении отмеча­лось, что «содержание культпросветработы профсоюзов не соответ­ствует задачам социалистического строительства». В числе выдви­гаемых задач были: борьба с кулацкими элементами, атеистическая работа. Ничего, к сожалению, не говорилось о просвещении населе­ния, художественном воспитании и организации досуга.

В постановлении ЦК ВКП(б) «Об избах-читальнях» (1929 г.) ощущается партийный нажим на эти учреждения, стремление поли­тизировать их работу. В постановлении директивно предусматрива­лось, что в советы изб-читален должны непременно входить пред­ставители партийных и комсомольских ячеек, говорилось о направлении в деревню 10 тыс. коммунистов и комсомольцев города дляработы в избах-читальнях сроком на три года.

В постановлении ЦК ВКП(б) «Об улучшении библиотечного дела» (1930 г.) фактически ничего не говорилось о содержании их работы, зато ставилась задача в течение одного года очистить фон­ды библиотек от «вредной» литературы. Налицо был идеологиче­ский нажим на культуру в ущерб основным функциям культурно-досуговых учреждений.

Обращение к документам партии и государства того времени необходимо современным специалистам культурно-досуговой сфе­ры. В них, как в зеркале, отражается эпоха 30-х гг., которая характе­ризуется как дальнейшее закабаление учреждений культуры, поли­тизация содержания их работы.

Нельзя не сказать о состоянии и проблемах художественной самодеятельности, которая являлась составной частью деятельности клубных учреждений. В 20-е гг. никакая статистика не могла учесть количества кружков и художественных студий. Преобладали теат­ральные коллективы, однако развивались и другие жанры творче­ской деятельности; кружки, как правило, были многочисленными, имели от 50 до 100 участников, которые сами шили, готовили рек­визит, рисовали декорации будучи одновременно «артистами». Большинство самодеятельных коллективов не имело никаких де­нежных средств.

В репертуаре театральных кружков были классические пьесы, но предпочтение отдавалось героическим, таким, например, как «Разбойники» Шиллера, «Взятие Бастилии» Р.Роллана, «Ткачи» Га-утмана и др. Популярностью пользовались пьесы Гоголя, Остров­ского, Чехова, Горького. чаще в клубах проводились вечера и слеты ударников и стахановцев, встречи с учеными, технические «бои», производственные вечера и выставки, конкурсы токарей, слесарей, вечера вопросов и ответов на технические темы. В 1929 г. в клубах функционировало 15 тыс. производственных кружков, в которых обучалось 200 тыс. рабочих.

За годы первой и второй пятилеток сеть клубных учреждений увеличилась почти в два раза, с 39 тыс. до 53 тыс.

Существенную роль в улучшении работы досуговых учрежде­ний играла радиофикация. С 1928 по 1940 гг. сеть радио расшири­лась с 92 до 7 тыс. единиц; в 1931 г. вышел на экраны первый звуко­вой фильм «Путевка в жизнь».

Большое место в репертуаре художественной самодеятельно­сти занимали инсценировки, которые посвящались различным по­литическим и революционным событиям.

В 20-е гг. возникают такие виды инсценировок, как «живая га­зета» и «политсуд». «Живые газеты» возникали в условиях острого недостатка печатных газет и были рассчитаны в основном на мало­грамотную аудиторию. В дальнейшем происходят усложнение этой формы, в ней широко используется метод театрализации, клоунады.

Важное место в художественном воспитании населения зани­мала культурно-просветительная организация «Пролетарская куль­тура» (Пролеткульт). В 1919 г. Пролеткульт имел 88 губернских и уездных организаций и издавал в центре и на местах 15 журналов, в том числе «Пролетарскую культуру», «Горн» и другие. Эта культур­но-просветительная организация создавала рабочие клубы, театры, различные художественные студии; было сделано немало для при­общения народа к искусству.

В 30-е гг. увеличился выпуск музыкальных инструментов, а также специальной литературы: партитур, переложений для худо­жественной самодеятельности. «Синяя блуза» и «Живая газета» ус­тупили место «ТВАМам» (театры рабочей молодежи) и агитбрига­дам.

Первый театр рабочей молодежи возник в Ленинграде в 1925 г., в 1930 г. их количество достигло 70. Прочное место в репертуаре театров занимают пьесы русской классической литературы, попу­лярны инсценировки.

В 30-40 гг. расширяются жанры художественной самодея­тельности. Наряду с драматическими, хоровыми и музыкальными коллективами возникают изостудии и танцевальные коллективы.

Начали создаваться первые самодеятельные симфонические оркестры, любительские оперные коллективы. Происходит также количественный рост художественной самодеятельности. В 1930 г. в самодеятельных коллективах было 600 тыс. участников, а в 1936 г. их число достигло 3 млн.

Возникло и прочно закрепилось шефство профессиональных коллективов и отдельных деятелей искусства в сфере художествен­ной самодеятельности. Известна в этом плане деятельность театра им. Е. Вахтангова, великих артистов - К.С. Станиславского, В.Ц. Кочалова, А.Л. Яблочковой и других.

В кружках художественной самодеятельности 30-х гг. прово­дится систематическая учебно-воспитательная работа, заметно улучшается репертуар. Коллективы художественной самодеятельно­сти с увлечением начинают работать над произведениями русской и западной классики. В числе лучших коллективов тех лет были: ка­пелла Юго-Западной железной дороги, хор бандуристов металлоза­вода Днепропетровска, хор гусляров ленинградских строителей, во­кально-танцевальный коллектив Батумского нефтезавода и другие.

Планомерный характер приобрела учеба руководителей худо­жественной самодеятельности. В 1930 г. Дом им. В. Поленова был реорганизован в Центральный дом самодеятельного искусства им. Н.К. Крупской (с 1939 г. он стал называться Всесоюзным домом на­родного творчества), который развернул инструкторско-методическую работу, проводил семинары и курсы руководителей художественной самодеятельности, рассылал репертуарные бюлле­тени и т.п.

Дома самодеятельного искусства создавались и на местах, в областных центрах. В 1935 г. в Москве был открыт первый в стране театр народного творчества. Директором этого театра был назначен Б.М. Филиппов, а художественным руководителем - Н.П. Охлопков и И.А. Моисеев.

Начиная с 1932 г. в стране стали регулярно проводиться олимпиады и смотры творчества, которые играли важную роль в привлечении внимания общественности к художественной самодея­тельности.

В 20-е и 30-е гг. были сделаны серьезные шаги в подготовке кадров для культурно-досуговых учреждений. Начиная с 1919 г. при совпартшколах были открыты политпросветотделения, в центре и на местах функционировали краткосрочные курсы для избачей и библиотекарей. В 1919 г. открыты Академии коммунистического воспитания в Москве и Петербурге. Еще в годы гражданской войны были созданы институты народного просвещения с факультетами внешкольного просвещения (около 40 таких институтов). В 20-е гг. при 20 педагогических техникумах открылись политпросветотделе­ния. Эту работу по подготовке кадров можно оценить в целом как положительное явление. В 30-е гг. была создана сеть высших учеб­ных заведений, готовящих работников культурно-досуговых учреж­дений.

Вместе с тем, нельзя не сказать, что анализ содержания учеб­ных планов, программ большинства учебных курсов свидетельству­ет о том, что и в этом направлении приоритет отдавался подготовке идеологических кадров, проводников политики партии в воспита­тельной работе. Такова была направленность подготовки специали­стов для учреждений культуры и в последующие годы, вплоть до 80-х гг.

Таким образом, 1917-1941 гг. в истории культурно-досуговой деятельности являются сложными и противоречивыми; была созда­на новая государственная система культурно-досуговых учрежде­ний, система руководства ими в центре и на местах. Были выработа­ны основные направления работы, формы и методы просвещения,

воспитания и досуга.

За эти годы, был накоплен определенный опыт работы с насе­лением. Учреждения культуры приобрели авторитет как центры культуры в городе и деревне. Было сделано многое для развития инициативы и самодеятельности народа в организации работы куль­турно-досуговых учреждений. Положительный опыт культурно-досуговых учреждений использовался в последующие годы и явля­ется источником преемственности в современных условиях. «Если нация не знает своей истории, она обречена», - писал В. Белинский. В равной степени это относится и к организаторам досуга, которые призваны знать, Сохранять и приумножать положительные профес­сиональные и народные традиции.

Нельзя забывать и о негативном «опыте» этих лет. Идеологизация, формализация культурно-досуговой деятельности стали са­мым большим злом 30-х, а затем 40-х гг. Инициатива масс неизмен­но игнорировалась. Все делалось только по циркулярам и директи­вам «верхов». Особенно отрицательно это сказывалось на развитии художественной самодеятельности. Несмотря на некоторые ее успе­хи она развивалась нестабильно, отдельные ее мероприятия носили явно показательный характер; содержание было сильно политизи­ровано, а гвоздем ее репертуара было прославление «великого отца и учителя» Сталина.

Таким образом, заорганизованность, политическая ангажированность дея­тельности культурно-досуговых учреждений 20-30-х гг. – трудные уроки истории, которые еще предстоит глубоко исследовать и ана­лизировать современным ученым и практикам.

Раздел II . Деятельность учреждений культуры

в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг.

.Великая Отечественная война, длившаяся 1418 бесконечных дней и ночей и унесшая почти 27 миллионов жизней советских лю­дей, была огромным испытанием и для культурно-досуговых учре­ждений.

С началом войны резко сократились ассигнования на содер­жание клубов, библиотек, домов культуры, уменьшилась их сеть. Уже во второй половине 1941 г. количество клубных учреждений и библиотек уменьшилось наполовину по сравнению с предвоенным периодом. На фронт и в партизанские отряды ушла значительная часть профессиональных работников учреждений культуры.

Многие учреждения культуры стали базой военных госпита­лей, воинских частей и эвакуированного населения.

Перестройка исполнительской и хозяйственной деятельности страны на военный лад под лозунгом «Все для фронта! Все для поеды!» коснулась и учреждений культуры. Деятельность каждого из них была подчинена организации масс на защиту Родины, на решениенасущных народнохозяйственных задач военного времени.

Перестройка работы культурно-досуговых учреждений в со ответствии с требованиями военного времени осуществлялась на основе приказа Наркомпроса РСФСР «о работе политико-просветительных учреждений в военное время».

Основным содержанием работы домов культуры, клубов, биб­лиотек, музеев, изб-читален на основе перестройки стало разъясне­ние характера и цели войны, освещение ее хода, ознакомление с международным и внутренним положением Советского Союза. Уч­реждения культуры пропагандировали героические подвиги советских людей в тылу и на фронте; тема патриотизма стала ведущей в их деятельности.

Несмотря на все трудности военного времени значительно расширилась сфера влияния клубов, библиотек, музеев, их работа была перенесена в цеха, красные утолки домоуправлений, полевые станы, бомбоубежища, метро, агитпункты вокзалов, в воинские час­ти, госпитали, на призывные пункты военкоматов по месту жительства.

Коренным образом изменились и условия работы с началом воины. Люди с утра до вечера находились на производстве, был увеличен рабочий день, продлена рабочая неделя, отменены отпус­ка. В этих условиях учреждения культуры вынуждены были отказаться от привычных форм и методов работы. Фактически остались в прошлом массовые формы клубной работы: вечера, смотры художественной самодеятельности, праздники. Проводилась групповая и индивидуальная работа с населением: беседы, читки газет, небольшие концерты в перерывах между сменами, встречи с фронтовиками, прибывшими в краткосрочный отпуск по ранению. Работа культурно-досуговых учреждений стала носить пере­движной характер.

Были созданы самые разнообразные передвижные учреждения культуры – походные клубы, агитэскадрильи, агиткатера (на фрон­те), библиотеки-передвижки, агитпоезда, агитмашины, агитповозки, агитсани, агитпункты. В полной мере использовался опыт передвижной работы времен гражданской войны.

Победу над немецко-фашистскими захватчиками наша страна добывала единым напряжением сил фронта и тыла. Успехи на фронте зависели от слаженной работы тыла, бесперебойного снаб­жения армии и флота вооружением, боеприпасами и продовольст­вием. Вот почему состояние морального духа работников тыла было так же важно, как и боевой дух сражающихся на фронте. Значение культурно-досуговой работы в тылу, на фабриках, заводах, колхозах неизмеримо возросло.

Основными направлениями деятельности клубов, библиотек и других учреждений культуры в тылу в годы войны стали: агитационно-пропагандистская, оборонно-массовая работа, проведение ши­рокой справочной работы, участие учреждений культуры в подго­товке для народного хозяйства рабочих массовых профессий в усло­виях, когда мужчин на производстве заменили женщины и подрост­ки, а также развитие новых форм художественной самодеятельности как средства духовной мобилизации народа на борьбу с фашистами и организации отдыха и досуга людей в условиях тяжелого труда.

В июне 1941 г. было создано Совинформбюро, сводки которо­го широко использовались клубами и библиотеками для информации о положении на фронте, ибо война пришла в каждый дом, в ка­ждую семью. Культработники организовывали коллективное слу­шание сводок Совинформбюро, шли в цеха, в поле, на фермы и там зачитывали и разъясняли их. Проводились также беседы и доклады о текущем моменте, о международном и внутреннем положении страны, а также чтение газетных статей и очерков. Среди известных авторов особой популярностью пользовались писатели-фронтовики: Н. Тихонов, К. Симонов, М. Шолохов, И. Эренбург и др. Большое эмоциональное впечатление на слушателей оказывали встречи ра­ботников тыла с фронтовиками, которые организовывали клубные работники.

Культурно-досуговые учреждения широко использовали на­глядные материалы, в том числе плакаты, фотовитрины, специально выпускали «листовки-молнии», «боевые листки» по опыту армей­ских политработников, освещали успехи на фронте, трудовые дос­тижения в тылу.

Все эти формы широкой разъяснительной работы в условиях военного времени были доступными и понятными для людей, равно как и справочная работа, которую вели работники культуры города и деревни: писали письма на фронт, наводили справки о судьбе близких и родных, пропавших без вести, подбирали материал по из­готовлению пищевых суррогатов, борьбе с последствиями голода­ния, например в условиях блокады Ленинграда.

Женщины и подростки, которые заменили мужчин на произ­водстве, требовали к себе особого внимания. Война отняла детство у детей и подростков. Культурно-досуговые учреждения устраивали для них специальные вечера, беседы, новогодние елки, «молодежные субботы» и т.п.

Значительную работу с населением проводили музеи. Государственный исторический музей (Москва) развернул в 1941 г. 38 выставок-передвижек в рабочих клубах и красных уголках предпри­ятий, в Доме Союзов, в парке культуры и отдыха им. Горького, в музеях страны. Сотрудники свердловского музея в 1941-42 гг. про­вели 180 лекций, на которых присутствовало около 200 тыс. слушателей.

Бесценным делом было спасение культурных ценностей, исторических, художественных и литературных памятников русского, украинского, белорусского и других народов нашей страны. Спасе­ние и охрану культурных ценностей народ рассматривал как свой высокий патриотический долг. Работники библиотек, картинных га­лерей и музеев совершили героический подвиг, организуя эвакуа­цию культурных ценностей, порой рискуя собственной жизнью.

В музеях, библиотеках, художественных галереях хранились памятники культуры мирового значения. Работая днем и ночью, ра­ботники учреждений культуры отбирали, тщательно упаковывали и отправляли в глубокий тыл все, что представляло большую цен­ность. Были вывезены экспозиции ряда музеев, около 700 тыс. еди­ниц фондов рукописей и книг Государственной библиотеки им. В.И. Ленина, свыше 18 тыс. экспонатов Третьяковской галереи. Шла ог­ромная и кропотливая работа по спасению и эвакуации памятников культуры Ростова, Киева, Севастополя и др. городов. Все это осуще­ствлялось при участии рядовых работников учреждений культуры, имена которых навсегда останутся в памяти народа.

Следует особо сказать о работе клубов и библиотек в госпита­лях, куда работники культуры шли не только с концертной программой, но и читали раненым вслух книги и газеты, проводили бе­седы, обзоры литературы, писали письма родным и близким.

Сельские учреждения культуры проводили работу по сбору теплых вещей для фронтовиков, организовывали вечера-посиделки, на которых женщины пряли шерсть, вязали теплые носки и варежки для воинов, а в это же время кто-нибудь рассказывал о положении на фронте, читал статьи или рассказы о воинах-героях. Читались вслух также письма с фронта. Деревенские вдовы и солдатки совер­шили во время войны беспримерный подвиг, в горе не опускали руки и самоотверженно трудились на полях. Поддержка их морально­го духа, уверенности в победе было также делом работников сельских культурно-досуговых учреждений.

В суровое военное время особое место в деятельности культурно-досуговых учреждений занимала художественная самодеятельность.

Военные условия требовали создания мобильных групп, 'фронтовых бригад, способных выступать в любых условиях фронта и тыла. Изменился репертуар: в нем преобладала политическая на­правленность, концертные номера и одноактные пьесы посвящались героической борьбе Красной Армии, трудовым подвигам в тылу, действиям партизан и подполья в тылу врага. Значительное место отводилось и лирической теме.

В концертах и тематических программах фронтовых бригад разоблачалась сущность фашизма, воспитывались патриотические чувства, звучал призыв к защите Родины, но в условиях удлиненно­го рабочего дня и изнурительного труда художественная самодеятельность являлась неизменным средством организации досуга миллионов людей.

Характерные процессы военного времени повлекли за собой сокращение коллективов художественной самодеятельности, кадров I профессиональных руководителей. В мирное время сформировались практически все жанры художественной самодеятельности – музы­кальный, театральный, хореографический и др. В военное время все; жанры были сконцентрированы в агитбригаде, концертной бригаде.

Первые в стране фронтовые бригады самодеятельных арти­стов Дворца культуры Московского автозавода (директор Л. А. Хайло) и Московского дома культуры им. Горького (директор В.В. Симбуховский) стали действовать уже в 1941 г. Особый интерес в их программах проявлялся к произведениям малых форм: скетчам, отдельным сценкам, стихам, песням, частушкам. Из классических произведений использовались главным образом те, в которых отра­жалось героическое прошлое русского народа.

В коллективах художественной самодеятельности до минимума сократилась учебная работа и увеличилось количество кон­цертных выступлений. В 1942 г. силами художественной самодея­тельности профсоюзов было проведено около 20 тыс. спектаклей и концертов и обслужено около 500 тыс. человек, а в 1944 г. - около 50 тыс. концертов и спектаклей и обслужено 12.487.968 человек .

Художественная самодеятельность сыграла не последнюю роль в укреплении морального духа воинов и работников тыла. Ра­дость и наслаждение доставляли людям выступления артистов-профессионалов, концертных бригад из Москвы, Ленинграда, Киева и других городов.

Фронтовые концертные бригады были сформированы арти­стами театров - Малого, Художественного и им. Е. Вахтангова; В. Пашенная, В. Рыжова, И. Москвин, А. Тарасова, В. Качалов, Л. Рус­ланова, К. Шульженко провели тысячи выступлений, в тылу и на фронте.

В партизанских отрядах также была своя художественная са­модеятельность; так, в соединениях белорусских партизан большой популярностью пользовались ансамбль песни и пляски партизан­ской бригады «Неуловимые» Витебской области, лидский агиттеатр Барановической области, агитбригада при штабе минского парти­занского соединения, агитотряд им. Горького Вилейской области.

Агитотряд им. Горького состоял из группы пропагандистов, ансамбля песни и пляски, боевого и хозяйственного взвода, имел свой штаб. Численный состав отряда насчитывал 70 чел. Он был са­мым крупным коллективом партизанской художественной самодея­тельности, провел 150 концертов, на которых побывало 80 тыс. че­ловек.

Искусство помогало патриотическому воспитанию народа, подъему его морального духа, учило стойко преодолевать трудно­сти.

В 1943-44 гг. был проведен Всероссийский смотр сельской художественной самодеятельности, в котором участвовало 500 тыс. человек. В репертуаре сельских коллективов были любимые народ­ные песни, частушки, песни «Катюша», «Вечер на рейде» В. Захаро­ва, «В лесу прифронтовом» Б. Мокроусова, «Землянка» К. Листова.

В 1945 г. был второй Всероссийский смотр сельской художе­ственной самодеятельности. Он закончился в начале мая 1945 г.; в нем участвовало около 900 тыс. человек. С успехом прошел смотр в областях, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков: Брянской, Курской, Ленинградской, Новгородской, Псковской и др.

Нет сомнения, что художественная самодеятельность в годы войны сыграла весьма важную роль в организации досуга населения тыла и воинов фронта.

Значимость культурно-досуговой работы в годы Великой Оте­чественной войны можно проследить также на опыте ее проведения в Вооруженных Силах. Можно с уверенностью сказать, что деятель­ность армейских клубов, фронтовых бригад помогала сплачивать воинов, поддерживать у них бодрость духа, способствовала более быстрому восстановлению моральных и физических сил солдат и офицеров.

Еще до войны в армии сложилась сеть культурно-досуговых учреждений. В высшем звене имелись: Центральный Дом Красной Армии, театр Красной Армии, студия им. Грекова, Красноармейский ансамбль песни и пляски им. Александрова; в среднем звене – окружные, флотские, армейские дома Краской Армии; в низшем звене - клубы соединений, частей, кораблей 1-го и 2-го рангов во­енно-морских баз.

В начале Отечественной войны на фронте были созданы фронтовые и армейские дома Красной Армии, которые находились при политуправлениях фронтов и политотделов армий. При политотделах дивизий имелись дивизионные клубы, в частях отдельных родов войск - клубы частей, полков. В зимнее время оборудовались клубы-землянки, полевые агитземлянки. Руководили воинскими клубами, как правило, политработники, а иногда и командиры час­тей. Для работы во фронтовых и армейских учреждениях культуры направлялись призванные в армию учителя школ, преподаватели ву­зов и ученые-обществоведы. На Волховском фронте служили пол­ковник Чагин - профессор, доктор философских наук, капитан Базанов - кандидат, исторических наук, поэт Всеволод Рождествен­ский и др.

При Главном политуправлении для обслуживания фронтов был создан специальный агитпоезд; такие поезда были организова­ны и на отдельных фронтах. Агитмашины были включены в штаты фронтовых и армейских ДКА, во главе каждой агитмашины нахо­дился лектор. Машина была специально оборудована: имелась ки­ноустановка, радиоприемник, библиотечка художественной, воен­ной литературы, музыкальные инструменты, средства наглядной агитации. Часто при агитмашине был коллектив художественной самодеятельности, иногда в очередную поездку направлялась на фронт фронтовая бригада артистов-профессионалов.

В перерывах между боями, на привалах, в госпиталях прово­дились мероприятия культурно-досугового характера. Так, напри­мер, после освобождения от фашистов г. Солнечногорска туда приехала агитмашина № 3, которую возглавлял Г. Баделин. На ули­цах еще слышалась стрельба, а коллектив агитмашины во главе с ба­тальонным комиссаром П. Рожковым разместился в двух километ­рах от переднего края и в течение нескольких часов непрерывно вы­ступал перед выходившими из боя подразделениями 44 кавалерий­ской дивизии.

Фронтовые армейские ансамбли песни и пляски наряду с кон­цертными выступлениями оказывали методическую помощь армей­ской художественной самодеятельности. Они проводили семинары запевал, гармонистов, помогали в организации вечеров художест­венной самодеятельности.

В задачи культурно-дрсуговых учреждений фронта входила пропаганда задач Советских Вооруженных Сил в войне, популяри­зация опыта войны, воинских уставов и наставлений, боевых тради­ций армии, авиации и флота; пропаганда русской культуры и рус­ского военного искусства; организация досуга личного состава.

Распространенными формами работы культурно-досуговых учреждений на фронте было проведение бесед на различные темы с использованием наглядных средств - плакатов, листовок, портретов героев, фотовыставок, а также радио и громкоговорящих установок. По радио передавались сводки Совинформбюро, песни, концерты, грамзаписи.

В блиндажах, прямо на боевых позициях, в госпиталях книго­ноши или библиотекари проводили читки газет и художественной литературы. Воины слушали и сами читали статьи И. Эренбурга. Б. Гроссмана, К. Симонова.

Огромным средством эмоционального воздействия было ки­но; за время войны на фронте состоялось свыше 6 млн. киносеансов. Успехом у фронтовиков пользовались кинофильмы, ставшие уже классикой: «Они защищали Родину», «Зоя», «Радуга», «Чапаев», «Мы из Кронштадта», «Народные мстители», «Валерий Чкалов». Перед киносеансом, как правило, проводились беседы.

На оккупированной территории гитлеровцы варварски унич­тожили и разграбили 427 музеев, 44 тыс. зданий театров, клубов и других культурно-досуговых учреждений. Огромный ущерб нанесла война библиотекам и их книжным фондам. Только в массовых биб­лиотеках СССР было расхищено и уничтожено 100 млн. книг.

Как известно, сеть учреждений культуры пострадала в годы войны очень сильно: клубы, библиотеки, музеи, особенно на окку­пированных территориях, были разграблены, использовались в вар­варских целях.

После войны следовало не только восстановить существую­щие ранее учреждения культуры, но и открыть новые, особенно в районах, которые наиболее пострадали.

Таб. 1 Сеть учреждений культуры в 1941 и 1946 гг.

Учреждения культуры

1 941 г. / кол-во

1946 г. /кс

Дома, дворцы культуры, клубы

1.18.032

9.437

Массовые библиотеки

95.401

47.440

Фонды книг

185 млн. экз.

100 млн. экз

Музеи

991

787

Киноустановки

28.000

14.479

В ноябре 1944 г. СНК РСФСР принял постановление «О мерах по улучшению работы изб-читален, сельских клубов и районных домов культуры». Предусматривались меры по восстановлению закрывшихся в годы войны учреждений культуры. Ставилась задача иметь в каждом сельском Совете сельский клуб, в каждом районном центре - дом культуры.

Постановлением СНК СССР в феврале 1945 г. был создан Ко­митет по делам культурно-просветительных учреждений при СНК РСФСР. Такие же комитеты создавались в союзных республиках. В автономных республиках были образованы управления по делам культурно-просветительных учреждений, а на местах – отделы культпросветработы при исполкомах местных Советов. Эти меро­приятия улучшали государственное руководство системой клуьтур-но-досуговых учреждений.

Предстояла большая работа по подготовке кадров клубов, библиотек, музеев и других культурно-досуговых учреждений. Сле­довало восстановить сеть средних и высших учебных заведений, го­товящих эти кадры, совершенствовать содержание учебного про­цесса, отвечающего потребностям подготовки высококвалифициро­ванных специалистов.

Таким образом, суровые годы Великой Отечественной войны доказали жиз­ненную силу культурно-досуговых учреждений: они были востребованы миллионами людей. Учреждения культуры выдержали испы­тания войной, они внесли свой вклад в победу над врагом.

Война потребовала от культпросветработников большой опе­ративности, гибкости в работе, использования новых форм и мето­дов воздействия на людей. Простота, доходчивость, эмоциональ­ность и наглядность - вот тот идеал, к которому стремились работ­ники учреждений культуры при организации досуговой деятельности. В этом смысле опыт, накопленный культурно-досуговыми учреждениями в годы Великой Отечественной войн, имеет непреходящее значение.

Заключение

Второе и третье десятилетие двадцатого века в России отмечены крупнейшими событиями. Революционные события, гражданская война внесли существенные коррективы в процесс развития культурно-досуговой деятельности, изменили ее содержание. Первые шаги новой государственной власти были направлены на лишение имущих слоев общества богатства и привилегий. Национализация затронула и сферу культуры: театры, музеи, библиотеки, кинотеатры, коллекции произве­дений искусства, Третьяковская галерея, Эрмитаж и многие другие бы­ли переданы государству. Были объявлены народным достоянием и преобразованы в музеи историко-художественные ценности Троице-Сергиевой лавры и другие исторические и художественные памятники. Церковь была отделена от государства, школа - от церкви, были упразднены сословия, сословные объединения, в том числе Российское Благородное собрание, Московское купеческое собрание, а также дво­рянские, купеческие и другие сословные клубы. С конца 1918 г. нача­лась работа по регистрации, приему на учет и охране памятников ис­кусства и старины, находящихся во владении богатых слоев общества.

Новые государственные органы придавали важное значение про­свещению и образованию людей. Внешкольный отдел, созданный в 1918 г. при Наркомпросе, а также территориальные и местные органы народного образования осуществляли руководство деятельностью мас­совых культурно-досуговых учреждений, поддерживали идею создания различных общественно-организованных форм досуга, оказывали со­действие в налаживании культурной работы. Государство контролиро­вало содержание деятельности учреждений культуры, выделяло необ­ходимые ассигнования. Государственными органами были сформули­рованы основные принципы деятельности культурно-досуговых учреж­дений, намечены главные направления их работы. Большая роль отво­дилась учреждениям культуры в деле народного просвещения, пропа­ганде новой идеологии, антирелигиозной и производственной пропаган­де, борьбе за здоровый образ жизни, созданию новой обрядности, раз­витию народного художественного творчества. В ряде государственных и партийных документов подчеркивалась необходимость планомерно­сти и согласованности в их работе, приветствовалась инициатива и самодеятельность трудящихся, объявлялась свобода от религиозного влияния; культурные мероприятия рекомендовалось проводить на род­ном для каждой этнической общности языке.

Произошли изменения в системе управления культурно- просвети­тельной работой. В 1930 г. был упразднен Главполитпросвет и вместо него в наркомпросах РСФСР и других союзных республик были созданы сектора массовой политико-просветительной и школьной работы, кото­рые ведали политико-просветительными учреждениями государствен­ной сети.

Социальные потрясения, которые пережило российское общество на протяжении 1917 - 1941 гг., новая культурная политика государства оказали огромное влияние на досуговую деятельность населения. Такие факторы, как принадлежность к тому или иному сословию, наличие у человека богатства или его отсутствие, перестали определять способы проведения свободного времени.

Досуговая деятельность рабочих и крестьян обогащалась культур­ным содержанием. Реальным основанием для этого явилось повыше­ние их образованности, чему способствовало введение в стране все общего, бесплатного начального образования, работа по ликвидации неграмотности, расширение, особенно в 30-е гг., форм среднего специ­ального и высшего образования. Значительно возросло число читате­лей газет и журналов. Об этом свидетельствовали массовые опросы, проводившиеся редакциями ряда центральных и местных газет в 20-е гг. Читательский интерес стимулировался развитием книгоиздательско­го дела. Развивались художественные формы деятельности в сфере досуга. Росло число участников художественной самодеятельности.

Наряду с этим стала заметна тенденция к уменьшению форм досугового времяпрепровождения, характерных для быта российского насе­ления в прошлом: стало сокращаться число людей, посещающих церкви и отмечающих религиозные праздники.

Годы Великой Отечественной войны доказали жизненную силу культурно-досуговых учреждений. Учреждения культуры выдержали испытания войной, они стали дополнительным оружием в борьбе за победу. Война потребовала от работников культуры большой оператив­ности, гибкости в работе, использования новых форм и методов работы с людьми. Простота, доходчивость, эмоциональность и наглядность - вот тот идеал, к которому стремились работники учреждений культуры при организации досуговой деятельности. В этом смысле опыт, нако­пленный культурно-досуговыми учреждениями в годы Великой Отече­ственной войны, имеет непреходящее значение.

Библиографический список

1. Андриченко Ф.П. Учреждении культуры и искусства Москвы и Подмосковья в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – М., 1999.

2. Бердяев Н.А . Смысл истории. – М., 1990. – С. 15-21, 58-59.

3. Беседина Е. Психолого-педагогические особенности клубной работы. – М., 1988.

4. Бирженюк Г.М., Маркова А.П . Основы региональной культурной политики и формирование культурно-досуговой программы. – СПб., 1992.

5. Буранова Т., Дементьева В . Активный возраст. // Клуб и художественная самодеятельность. – 1985. – № 13.

6. Веблен Т. Теория праздного класса. – М.: Прогресс, 1984.

7. Витебский Л.Я. Уроки клубного мастерства. – М., 1988.

8. Встреча: культурно-просветительская работа. – 1996. – №6. – С. 5-7; №9. – С. 11-12.

9. Гагчин В.Н . Культура России: Досуговая культура. – М., 1990.

10. Галин С.А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы советской власти (1917-1925 г.г.). – М.: Высшая школа, 1990.

11. Генкин Д.М . Массовые праздники: Учебное пособие. – М., 1975.

12. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.3. – М., 1980.

13. Дюмазадье Д.К . К цивилизации досуга. – М.: Прогресс, 1962.

14. Еленина М. О тех, кому за // Клуб. – 1988. – №1. – С.17-19.

15. Ерасова Б.Н . Социальная культурология: В 2 ч. – М., 1994 – 1995.

16. Жарков А.Д. Технология культурно-досуговой деятельности: Учеб. пособие. – М., 1998.

17. Иконникова С.Н . Диалог о культуре. – Л., 1987.

18. Каменец А.В. Деятельность клубных учреждений в современных условиях: Метод, пособие. – М., 1998.

19. Карамзин Н.М . История государства Российского: В 12 т. – Т. 1. – М., 1989.

20. Каргин А.С., Хренов Н. Традиционные формы досуга: история и современность. – М., 1993.

21. Каргин А.С. Самодеятельное художественное творчество. История, теория, практика: Учебное пособие. – М, 1988.

22. Киселева Т. Г . Образовательные процессы в России на рубеже двух столетий (Безграмотная Россия – реальность или миф?). Историко-статистический анализ. Книга 1. – М.: МГУ К, 1994.

23. Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Основы социально-культурной деятельности. – М., 1995.

24. Клуб – организатор семейного досуга: Метод, реком. – М., 1988.

25. Клубоведение. – М., 1980.

26. Кризис культуры // Советская культура. – 1989. – 16 декабря.

27. Кротова Ю.Н. Досуг вчера и сегодня. Лекция. – СПб., 1994.

28. Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения. Научн.-информ. сб. – М., 1998. Вып. 1,3.

29. Культурно-досуговая деятельность: Учебник / Под ред. А.Н. Жаркова, В.М. Чижикова. – М.: МГУК, 1998.

30. Культурно-досуговая деятельность: перспективы развития и проблемы регулирования. – Свердловск, 1991.

31. Культурно-досуговая деятельность в условиях возникновения рыночных отношений / Информкультура. – М., 1992.

32. Культурно-просветительная работа в Вооруженных Силах СССР: Учебник для высших военно-политических училищ. – М., 1984.

33. Куманев В.А. Судьбы советской интеллигенции (в 30-е г.) // История СССР. – 1990. – №1.

34. Леонтович К.Ф. Любительские объединения как средство социализации подростков и молодёжи. – М., 1991.

35. Мазурицкий А.М . Художественная самодеятельность в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – М., 1985.

36. Мазурицкий А.М. Массовые учреждения культуры в период Великой Отечественной войны. – М., 1992.

37. Никитина Г.Я . История культурно-досуговой деятельности: Обзорная лекция. – М.: МГУ К, 1994.

38. Новаторов Б.Е . Организаторы досуга. – М., 1987.

39. Новаторов Б.Е. Культурно-досуговая деятельность. Словарь-справочник. – Омск, 1992.

40. Савченко А.М. Введение в историю культурно-просветительной работы в СССР. – М., 1988.

41. Современные технологии социально-культурной деятельности: Учебное пособие. – Тамбов, 2002.

42. Стрельцов Ю.А. Социальная педагогика. – М., МГУКИ, 1998.

43. Стрельцов Ю.А . Культурология досуга. – М., 2002.

44. Стрельцов Ю.А. Социальная педагогика досуга. – М., МГУКИ, 1996.

45. Суртаев В.Я. Социально-педагогические особенности молодежного досуга. – Ростов-на-Дону, 1997.

46. Суртаев В.Я. Агитационно-пропагандистская работа клубов: Учеб. пособие. – М.,1993.

47. Триодин В.Е. Воспитание увлечением; формирование и деятельность клубных объединений. – М.: Профиздат, 1987.

48. Традиционные формы досуга. История и современность. – М., 1993.

49. Чечетин А.И . История массовых празднеств и представлений. Учебное пособие. – М., 1976

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий