регистрация / вход

Достижения и потери мировой культуры в период западноевропейской колонизации мира

3. Достижения и потери мировой культуры в период западноевропейской колонизации мира. С редине века — это период, начало которого совпало с отмиранием эллинско-классической, античной куль­туры, а конец — с ее возрождением в новое время. В основе средневековой культуры лежат традиции Западной Римской империи, представляющие т.н. «романское начало».

3. Достижения и потери мировой культуры в период западноевропейской колонизации мира.

С редине века — это период, начало которого совпало с отмиранием эллинско-классической, античной куль­туры, а конец — с ее возрождением в новое время. В основе средневековой культуры лежат традиции Западной Римской империи, представляющие т.н. «романское начало». Главными в культурном наследии Рима являются право, вы­сокая правовая культура; наука, искусство, философия, хрис­тианство.

Ее материальную основу составляли феодальные отноше­ния, главной особенностью которых были:

- условность собственности на землю: феодал «держал» феод — землю с крестьянами на правах владения, по­лучаемого от вышестоящего феодала (сеньора), кото­рый, в свою очередь, также являлся вассалом феодала, занимающего более высокую ступень в политической иерархии;

- личное и экономическое подчинение крестьян «держате­лям» земли. Основные формы зависимости — патронат и крепостное право;

- взаимные обязательства сеньора и вассала, жесткое един­ство прав и обязанностей.

Социальная культура средневековья выступает прежде все­го как политическое господство военного сословия—рыцар­ства, основанное на сочетании прав на землю с политической властью. Эту сферу культуры отличает иерархическая верти­каль, где социальные отношения сеньора и вассала строились на основе договоров, семейных связей, личной верности, пре­данности и покровительства, скрепляющих «раздробленное» общество. С образованием централизованных государств фор­мировались сословия, составляющие структуру средневеково­го общества — духовенство, дворянство и остальные жители, позднее названные «третьим сословием», «народом». Духо­венство заботилось о душе человека, дворянство (рыцарство) занималось государственными делами, народ — трудился. Тем самым христианский образец человека трансформировался в сословные идеалы человеческой жизни. Интересной особен­ностью этого процесса явилось формирование монашества, которое олицетворяло переход от общинного ожидания цар­ства Божия на земле к достижению индивидуального спасе­ния путем аскетического «сораспятия» Христа при жизни, со­вместной святой жизнедеятельности. Одним из первых орде­нов западной церкви является бенедиктинский (VI в.) Он пред­ставлял собой объединение монастырей с единым Уставом. Характерной особенностью бенедиктинцев было практичес­кое милосердие, высокая оценка труда, активное участие в эко­номической жизни общества. Главной целью доминиканско­го ордена (XII в.) являлась борьба с еретиками. Монахи фран­цисканского ордена (XIII в.) стремились подражать нищен­ской жизни Христа на земле.

Средневековый тип отношения человека к миру складывал­ся на основе феодальной собственности, сословной замкнутос­ти, духовного господства христианства, преобладания универ­сального, целого, вечного над индивидуальным, преходящим. В этих условиях важнейшим достижением средневековой куль­туры стал поворот к осмыслению проблемы становления человека как личности. Средневековый человек выступал как каноническая лич­ность, олицетворяющая обособление личного начала от всеоб­щего и подчинение личного всеобщему, надындивидуальному, освященному религиозными формами сознания. После ХIII века наметился мировоззренческий поворот, все более осозна­вались притязания отдельной личности на признание. Человек становился сословной личностью (в отличие от родовой личности античного мира).

Следующий этап — выполнение человеком своих социаль­ных ролей.

Главной чертой духовной культуры средневековья является доминирование христианской религии Христианство явилось своего рода «золотой серединой», компромиссом духа и плоти, ибо, при всей своей спиритуалистичности, Христос воскресает как телесное сущес­тво, имеющее плоть и кровь, которое можно пощупать (Фома Неверующий). Кроме того, один Бог лучше понятен челове­ку, имеющему одного хозяина (сеньора).

В период раннего средневековья, вплоть до X века, даже в таких официально христианских странах, как Англия, Франция, Италия, Испания, наряду с христианством сохраняли большое влияние язычес­кие верования варваров, дня различных социальных слоев на­блюдается своя особая религиозность. Так, для знати более ха­рактерно формальное исповедование христианства и менее выражено сохранение язычества, Для простонародья — наобо­рот. В этот период были весьма распространены случаи, ког­да даже церковное начальство, само варваризовавшееся или не способное бороться с дикостью магнатов и народа, шло на уступки в религиозной сфере и духовной практике. И все же, несмотря на это двоеверие христианство уже в данный пе­риод явно преобладало над язычеством, и к началу второго тысячелетия на большей части территории Западной Европы оно стало единственной религией. Это подтверждается и тем, что повсеместно началось строительство церквей, они появи­лись при всех мало-мальски значительных приходах, и по сво­им размерам церковные здания нередко превышали потреб­ности прихожан.

Данный факт свидетельствует не только об экономичес­ком подъеме, но и о повышении религиозного энтузиазма людей. Так, начиная с X в. и до эпохи Просвещения (конец XVII — начало XVIII в.) христианство стало религией, кото­рая входила в жизнь каждого европейца с момента его рожде­ния, сопровождала его на протяжении всего его земного су­ществования и вводила в загробный мир. Тем не менее евро­пейские философы и ученые давно говорили о существенном различии образа мышления, нравов и поведения христиан -господ и христиан-простолюдинов. В начале XX века в резуль­тате этого возникла теория двух культур: аристократической и народной. А к настоящему времени заметное влияние при­обрела точка зрения, что у единой средневековой христиан­ской культуры существуют два полюса: ученая культура духов­ной и интеллектуальной элиты и культурные традиции простонародья (безмолвствующего боль­шинства), конденсированные в фольклорном творчестве.

В связи с изучением роли христианства в средневеко­вой культуре следует обратить особое внимание на так на­зываемую «культуру безмолвствующего большинства». Хотя простые люда не знали, не желали иметь другой ре­лигии и в большинстве своем с энтузиазмом принимали христианство, они в мировосприятии, самоощущении, мыслях, образах, чувствах, наконец, в поведении до неуз­наваемости преобразовывали христианское вероучение. Достаточно указать на так называемые народные суеве­рия, на популярность ворожбы, колдовства которые со времен средневековья и по настоящее время используют в христианской религии: молитву-заклинание, крест-амулет, иконы и т.д.

Переход от античного атлета, живущего земными радос­тями, в гармонии с миром, к аскету, устремленному к духовно­му единству с Богом, являет собой новый уровень духовного самосознания человека. В христианстве образцом выступает человек смиренный, духовный, страдающий, жаждущий искуп­ления грехов, спасения с Божьей помощью.

Второй чертой является традиционализм, ретроспективность. Чем древнее — тем подлиннее — вот кредо связи ново­го и старого в духовной жизни. Новаторство считали прояв­лением гордыни, отступление от архетипа рассматривалось как отдаление от истины. Отсюда анонимность произведений, ограничение свободы творчества рамками теологически нор­мированного мировоззрения, каноничность.

Третья черта — символизм, когда текст (Библия) дает по­вод для размышлений, толкований. Вся интеллектуальная культура средневековья экзегична.

Четвертая: черта — дидактизм. Деятели средневековой культуры — прежде всего проповедники, преподаватели бо­гословия. Главное в их деятельности—не просто уяснить себе величие божественного замысла, но передать это другим лю­дям.

Для средневековой духовной культуры характерна также универсальность, энцнклопедичность знания, когда главным достоинством мыслителя является эрудиция. Отсюда — созда­ние компиляций, «сумм» (яркий пример — «Сумма теологии» Фомы Аквинского).

Шестой чертой является рефлексивность, психологическая самоуглубленность средневековой духовной культуры. Необ­ходимо отметить роль исповеди в духовной жизни человека, очищения, искренности для его душевного спасения (смотри, например, «Исповедь» Августина).

Наконец, следует отметить историзм духовной жизни сред­невековья, о обусловленный христианской идеей неповторимос­ти событий, их единичности, вызванной уникальностью фак­та явления Христа как начала истории.

Религиозность как доминанта духовной жизни средневе­ковья обусловливает роль церкви как важнейшего института культуры.

Вся история средневековой культуры — это история борь­бы церкви и государства, их слияния, уподобление церкви (пап­ства) государству и реализации его божественных целей.

Однако, когда в IX в. влиятельнейший мыслитель Эриуге­на стал всесторонне обосновывать идею о тождестве истин­ной философии и истинной религии, на нее вскоре появилась реакция — идея независимости веры от разума, ее абсолютно­го превосходства, и на этом основании — ненужности филосо­фии для религии. Активнейшим проводником этой концепции в XI в. стал Бернар Клервоский.

Дальнейшая история духовной культуры показала, что не религия была очищена от притязаний разума и филосо­фии, а, наоборот, разум был освобожден, чтобы стать самоправным, неподзаконным, самодостаточным. А будучи таковым, он вскорости разработал совершенно безрелиги­озную и больше того — антирелигиозную философию.

Становление буржуазных экономических отношений и связанная с этим растущая заземленность мировоззренчес­ких интересов человека дают импульс развитию знаний, на­зываемых научными. Средневековая наука выступает как осмысление авторитетных данных Библии. По мнению цер­ковных идеологов у греховным является всякое знание, если оно не имеет своей целью познание Бога

Второй важнейшей особенностью средневековой науки является ориентация не на причинно-следственные связи меж­ду вещами, а иерархические, когда идет поиск небесных «про­тотипов» земных вещей. Познание выступает как обнаруже­ние связи между вещью и стоящей за ней высшей реальностью, а не между вещами самими по себе.

Рассмотренное научное мировоззрение реализовывалось и в системе образования. Прежде всего оно выступало как обра­зование религиозное — в соборных (приходских) монастыр­ских школах, где ученики читали и комментировали Библию, труды отцов церкви. Богословские знания доминировали и в светском образовании (городские школы), а также в универ­ситетах, появившихся в XI в. Однако к XV в., когда в Европе насчитывалось уже 65 университетов, в них кроме богосло­вия изучали право, медицину, искусство, а в дальнейшем — и естественные науки.

В духовной культуре средневековой Европы достаточно сложным и противоречивым были положение и роль искус­ства. Это вызвано его взаимоотношениями с христианской идеологией, которая отвергала идеалы, воодушевляющие ан­тичных художников (радость бытия, чувственность, телес­ность, правдивость, воспевание человека, осознающего себя как прекрасный элемент космоса), разрушала античную гар­монию тела и духа, человека и земного мира. Главное внима­ние художники средневековья уделяли миру потустороннему, Божественному, их искусство рассматривалось как Библия для неграмотных, как средство приобщения человека к Богу, по­стижения его сущности.

Средневековая литература носит религиозный характер, преобладают произведения, построенные на библейских мифах, посвященные Богу, жития святых, их пишут на латинском языке. Светская литература выступает не отражением действи­тельности, а воплощением идеальных представлений о чело­веке, типизацией его жизни. Основная черта — героический эпос, лирика, романы. Поэты создавали поэмы о военных под­вигах и делах феодалов. В немецкой эпической поэме «Песнь о нибелунгах» герой Зигфрид побеждает темные силы, ценой великих жертв свет торжествовал над мраком.

Особым явлением была рыцарская литература, воспеваю­щая дух войны, вассального служения, поклонения прекрас­ной даме. Трубадуры говорили о приключениях, любви, по­бедах, эти произведения использовали разговорный живой язык. Во французской поэме XII в. «Песнь о Роланде» про­славляются подвиги рыцаря, благородного и отважного, от­давшего жизнь за христианскую веру и своего короля.

При всей устремленности к потустороннему миру набира­ет силу тенденция обращения к земной жизни. Поэты собира­ли народные песни, сказания. В высокой литературе расту­щее внимание к человеку блестяще выражено Данте. В «Бо­жественной комедии» он показывает грешников как людей, тоскующих о земной жизни, проявляет интерес к человеку, его страстям: «Вы созданы не для животной доли, но к доблести pi знанью рождены».

Основу музыкальной культуры составляло литургическое пение, воспевающее Бога в напевах, а потом и гимнах, соединя­ющих стихотворный текст с песенной мелодией. Канонизиро­ванная музыка — григорианский хорал — включала в себя так­же песнопения, предназначенные для всех служб церковного календаря.

Для культуры средних веков характерен также догматизм, авторитарность системы ценностей, идейная нетерпимость.

Средневековая культура глубоко противоречива, в ней со­четаются раздробленность бытия, когда каждый народ имеет свой уклад жизни, — и тяга к Всеединству (град Божий на земле), прикрепленностъ человека к земле, своей общине, по­местью — и христианская универсальность человека, чуждая идее национально-сословной ограниченности; страдальческое отречение от мира — и тяга к насильственному всемирному преобразованию мира (крестовые походы). Эта противоречи­вость выступала движущей силой развития культуры, в ходе которого человек постепенно начинает обращаться к самому себе, а не только к Богу. Однако для того, чтобы это действи­тельно произошло, нужен был переворот в мироощущении людей, величайший прогрессивный переворот из всех пере­житых до того времени человечеством... — переворот Возро­ждения.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий