регистрация / вход

Восточные традиции и современность в Японии

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Бийский технологический институт (филиал) Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Бийский технологический институт (филиал)

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Алтайский государственный технический университет им И.И. Ползунова»

(БТИ АлтГТУ)

Кафедра гуманитарных наук

Реферат

тема: Восточные традиции и современность (Япония).

Выполнила:

Владимировна

Студент группы:

Проверила:

Александровна.

Бийск-2009

Содержание:

Введение……………………………………………………………..3

Глава 1. Религия Японии…………………………………………...4

Глава 2. Культура Японии

2.1 Литература……………………………………………….8

2.2 Архитектура……………………………………………...13

2.3 Живопись………………………………………………...15

2.4 Театр……………………………………………………...17

Глава 3. Традиции Японии

3.1 Дома из бамбука и бумаги………………………………20

3.2 Завтрак из хризантем……………………………………23

3.3 Искусство чайной церемонии – поклонение красоте…25

3.4 Любование сакурой……………………………………...28

3.5 Кимоно с узорами 4 времён кода……………………….30

3.6 Харакири………………………………………………….33

Заключение…………………………………………………………..36

Список литературы…………………………………………………..37

Введение.

КУЛЬТУРА Японии восхищает сегодня европейцев своей оригинальностью. Она достигла небывалых высот в развитии тех­нического прогресса и одновременно сохра­нила устойчивую приверженность к духов­ным традициям своего прошлого. В совре­менном мире, возможно, это единственная страна, где цивилизованность, традициона­лизм и тонкая духовность слиты воедино.

На Японском языке Япония называется «Ниппон», что значит «откуда происходит Солнце». Национальный флаг изображает восходящие солнце. Уважение к традициям и силам природы - основа Японской рилигии.

В искусстве Японии преломляется вся древняя культурная традиция страны. Характерная для японского народа потребность в общении с окружающей средой нашла своё проявление в особой точке зрения на мир, в любви к пейзажу, к изображению цветов и самых разнообразных растений – от травинки до самого могучего дерева. Культура Японии не похожа не на одну культуру какой-либо страны. Она стоит отдельно от всех. Японцы очень дорожат своей культурой и бережно её хранят.

Именно поэтому эта тема очень интересна в изучении. Каждая традиция требует к себе особого внимания и тщательного изучения.

1. Религия Янонии.

Культура в Японии появилась еще в эпо­ху неолита (следов палеолита в Японии пока не найдено). Среди неолитических культур можно выделить две главные: более ранняя Дзёмон «веревочная,») И Яён, относящая­ся к позднему неолиту. Первая получила название по росписи керамики орнаментом в виде веревочных колец; вторая - по мес­ту находок керамики, характерной для этой культуры. С точки зрения технологии из­готовления керамика Дзёмон примитивнее, но более живописна, чем Яён, а каменные орудия труда Дзёмон более совершенны. Ранние культуры относятся к доисторичес­кой Японии. Цивилизационный этап ее раз­вития относят к средним векам.

Японская цивилизация считается од­ной из самых молодых на Дальнем Восто­ке. Она условно делится на четыре основ­ных периода:

1.Эпоха Нара (V-VIII вв.).

2.Эпоха Хэйан (VIII-XII вв.).

3.Эпоха Минамото (XIII-XVI вв.).

4.Эпоха Токугава (XVII-XIX вв.).

Японская культура складывалась под сильным влиянием культуры Китая. Это влияние проявлялось буквально во всем: в территориальном устройстве, в системе пра­вительственного и чиновничьего аппарата, в Зaконодательстве, в формировании духов­ных традиций, эстетических и нравствен­ных принципов. письменность, китайское искусство прочно вошли в духовную жизнь японцев эпохи Нара. Особенностью культуры Япо­нии была традиционность, определяемая ре­лигиозными верованиями. Древнейшей ре­лигией Японии является синтоизм («син»-­бог, «то»-путь), верховным божеством ко­торого являлась богиня солнца Аматэрасу. В основе синтоизма лежит культ природы и культ предков. Второй официальной ре­лигией Японии был буддизм, но в дзэнском его толковании, который с его принципом естественности оказался наиболее близок японцам. Христианские храмы также су­ществуют в этой стране, но наряду с други­ми сектами.

В синто нет проповедников, таких как Будда, Христос, Мухаммед, канонических церковных книг в собственном смысле это­го слова. У каждого храма или группы храмов есть свои мифы и свои обрядовые пред­писания, но даже высшие священники дру­гих храмов и местностей могут ничего о них не знать. Однако группа мифов, общих для всего синто, известна каждому синтоисту и записана в книге «Кодзики». Последние главы «Кодзики» представляют собой исто­рический отчет о годах правления японских императоров V-VII ВВ., обычную династи­ческую хронику. Согласно этим мифам, сна­чала в пустоте Вселенной обитало божество Центра Неба (Амэно минака-нуси), затем появились боги рождения и роста (Таками­мусуби). Два божества, мужское и жен­ское - Идзанами и Идзанаги - породили восемь главных островов Японии, все, что есть в мире, включая большинство божеств, которым, собственно, и поклоняются люди. Все шло благополучно, пока Идзанами не стала рожать бога огня, тогда из ее чресел вырвались языки пламени, богиня умерла от ожогов, как умер бы каждый смертный, супруг Идзанаги хотел вырвать ее из оби­тели смерти, однако Идзанами, оскорблен­ная тем, что муж увидел ее обезображенный разлагающийся труп, наслала на него пол­чище ведьм. Идзанаги удалось убежать. За­тем он стал рожать богов, теперь уже без помощи супруги; им надлежало стать самы­ми важными среди богов - это богиня солн­ца Аматэрасу - омиками («великая святая богиня, освещающая небо»), ее брат Суса­ноо-но-микото (бог ветра и бури, правитель равнины моря) и бог луны Цукиеми.

Буддизм, возникший в Индии, в Япо­нию пришел в VI в. В Х11 в. Эйсай привез дзен, и эта религия как религия самурай­ства стала очень популярной вплоть до ре­ставрации Мэйдзи (1868 г.) Дзен (кит. чанъ; инд. дхъяна - медитация) - это фе­номенальный мир - неистинный, иллю­зорный, ничто. При помощи медитации человек может познать свою изначальную сущность (сущность Будды), которая есть в каждом индивидууме.

Понятие дзэн вносит в буддизм необхо­димость внутренней практики сознания. Дзэн самым серьезным образом настаивает на необходимости внутреннего духовно­го опыта. Система практики, принятая дзэ­ном, является продуктом этого основного духовного переживания. Дзэн - это дух человека, который верит в его внутреннюю чистоту и его божественность. Дзэн-буд­дизм является продуктом китайского ума или развитием доктрины Просветления. Просветление - это чувство, которое пред­ставляет собой слишком возвышенный для чувствительных существ идеал. Человек должен сам достичь нирваны, или просвет­ления, своими собственными усилиями, в глубинах собственного сознания. Легенда, повествующая о происхождении дзэна в Индии, гласит следующее: «Однажды Шакьямуни читал проповедь своим ученикам, собравшимся у горы "Святой Гриф". В сво­ей проповеди он не стал прибегать к дол­гим словесным рассуждениям, а просто поднял вверх букет цветов, который был преподнесен ему одним из его учеников. Он не произнес ни одного слова. Никто не по­нимал смысла происходящего, за исклю­чением старца Махакасяны, который со спокойной улыбкой глядел на учителя и, казалось, отлично понимал все красноре­чие этого безмолвного наставления про­светленной души. Заметив это, учитель таинственно провозгласил своими златы­ми устами: "Я обладаю самым драгоцен­ным сокровищем, духовным и трансцен­дентальным, которое я передаю сейчас тебе, о почтенный Махакасяна"».

«Передача света истины» считается са­мой ранней в истории дзэна книгой. В ней подробно освещается история 28 патриар­хов и стихов, «передающих закон». Суще­ствует много путей достижения просветле­ния, но в общем они сводятся к двум: это «путь разума» и «путь праведного поведе­ния». «Путь разума» означает постижение сути буддизма при помощи духовного со­вершенствования, приводящего нас к глу­бокой вере в Истинную Природу, которой наделено в равной мере каждое живое су­щество. Она не проявляется потому, что мы порабощены внешними объектами и лож­ными представлениями. Когда человек, отбросив ложное и ухватив истинное, пре­бывает в пустоте ума, он обнаруживает, что нет ни субъекта, ни объекта. Такому чело­веку уже не нужны более словесные настав­ления, так как он находится в безмолвном общении с самим принципом, не связан с различием понятий, потому что, бездей­ствуя, пребывает в покое. Это называется «путем разума».

«Путь праведного поведения» основы­вается на введении в практическое поведе­ние, в саму жизнь человека необходимос­ти выполнения нравственных принципов, строгого их соответствия поступкам. Такой дзен против аскетизма, отказа от мирско­го, но за активную направленность душев­ных и духовных сил на творчество.

Несмотря на многочисленные видоизме­нения, принцип и дух дзэн-буддизма сей­час так же живы, и как огромное духовное наследие Востока он продолжает пользо­ваться исключительным влиянием, в осо­бенности среди интеллигенции Японии.

Философская мысль в Японии длитель­ное время продолжала существовать в виде буддийских теорий и синтоистских уче­ний, формировавшихся под влиянием буд­дизма и конфуцианства. И только обрет­шая силу в период Токугава конфуцианс­кая мысль утвердила самостоятельность разума по отношению к вере. Японское конфуцианство не углублялось в вопросы познания природы, а развивалось исклю­чительно как этическое мировоззрение, теоретически обосновывало религию ­почитание неба, поклонение духам и боже­ствам – и нередко соединялось с синтоиз­мом. Философская мысль в Японии, воз­никнув в виде религиозной мысли, долгое время не отделял ась от религии.

2.Культура Японии.

2.1 Литература

Литература Японии как самостоятель­ный вид искусства возникла в V11Iв., ког­да на основе китайских иероглифов была создана японская азбука. К IX в. появился большой свод «Стародавних повестей», в который вошли рассказы и повесnи о чу­десных или удивительных происшествиях.

Уникальность японской литературы в том, что создателями выдающихся произ­ведений не только японской, но и мировой литературы были женщины-представи­тельницы придворной аристократии эпо­хи Хэйан. В это время искусство «обслу­живало» людей двора, «имеющих досуг». В этой среде создается культ прекрасного, воспитывается умение ценить красоту во всем: в природе, быту, искусстве.

Мурасаки Сикибу в ХI в. написала «По­весть о блистательном принце Гэндзи» ­выдающийся памятник мировой литерату­ры. «Повесть О Гэндзи» - это концентри­рованное выражение духовной жизни це­лой эпохи Хэйан и одновременно пророче­ство ее конца. В Японии получила развитие и бессюжетная проза под влиянием китай­ской высокой прозы. Ее блистательным образцом являются «Записки у изголо­вья», написанные придворной дамой Сей­-Сёнагон. В «Записках» именно внутренний мир личности становится тем «магическим кристаллом», через который прихотливо преломляется многообразие окружающих явлений. Сей-Сёнагон рассказывает не столько о действиях, сколько о движении души, ее проявлениях. Отсюда изощрен­ность ее восприятия действительности, фиксирующего даже такие детали, как «ощущение, вызванное волоском кисти, попавшим в тушь для письма». Писатель­ница как бы сливается воедино с движе­нием проявлений действительности.

В эпоху Токугава (XV11 в.) в литературе Японии появляется жанр укиё-дзоси («повесть о нашей жизни» ), основоположником которого является писатель Йхара Сайка­ку. Его произведения «Мужчина, предав­шийся любовной страсти» и «Женщина, несравненная в любовной страсти» породи­ли новый жанр и новое направление - реа­лизм, получивший дальнейшее развитие. Творчество Йхара Сайкаку является одной из вершин японского реализма в литерату­ре. Писатель красочно показал реальную жизнь горожан с их развлечениями, пред­приимчивостью, духом наживы и пр.

Самобытным явлением в литературе Японии является поэзия. Владение стихом было непременным условием для каждого образованного японца, а поэзия представ­ляла собой не только часть искусства, но и пронизывала всю деятельность двора.

Духовная жизнь была направлена на поиски красоты во всех предметах и явле­ниях окружающей природной действитель­ности, которая представлялась недолговеч­ной, ускользающей и потому печальной.

Эмоциональное отношение к миру, ощуще­ние «грустного очарования вещей,) окраси­ли в особые, неповторимые тона всю куль­туру периода Хэйан. Это было время расцве­та лирической поэзии, развивающейся в форме короткого пятистишия танка. Еще в VIH в. была создана антология японской народной поэзии - «Манъёсю» («мириады листьев»), включающая огромное множе­ство народных песен и стихов, в которых описывались быт, нравы, верования людей древней Японии. Народная поэтическая ан­тология Манъёсю, составленная из 20 свитков, В которых записано 4516 стихотворе­ний и песен (ута), вобрала в себя все луч­шее, что было создано гением народа с IV по V111 в. В V111 в. у японцев еще не было своей письменности, поэтому стихи записывались китайскими иероглифами, при помощи ко­торых транскрибировались японские слова. Фонетическое использование иероглифов получило название маньегана - слоговая азбука Манъёсю.

Стихи многих поколений собраны с та­кой тщательностью и любовью, которая делает честь народу, еще не имевшему письменности, но воспитавшему в себе уважение к своему прошлому. Высочайшим указом правителя м провинций вменялось в обязанность собирать местные предания, легенды, сказания, чтобы ничто ценное, достойное внимания не забылось. Так по­явились Фудоки - записи нравов, обыча­ев разных провинций.

Под влиянием учения дзэн в японской поэзии получают развитие несколько ос­новных жанров. Искусство владения жан­ром танка было обязательным для при­дворного. В основе танка лежит стрем­ление человека выразить сиюминутное впечатление от явлений окружающей дей­ствительности:

Цветок – весной.

Кукушка – летом.

Осенью – луна.

Чистый и холодный снег – зимой.

Танка существовала и до дзен (склады­валась во времена Манъёсю).

Другой жанр рэnга ( « написанные стро­ки,» появляется под влиянием дзен. В ос­нове его построения лежит вака (японская песня). Стихотворение разбивается на час­ти и двое импровизируют в виде вопросов и ответов.

Еще один жанр - хокку состоял всего из 17 слогов. Этот жанр отпочковался от рэнга. Суть хокку определялась одним по­нятием - аварэ (вздох). Хокку - это вздох восхищения, радости, печали, сожаления краткостью, мимолетностью мига. Выдаю­щимся поэтом жанра хокку был дзэнский монах Басё (ХУII в.). Мир Басё предстает в поэзии как только что увиденный и потому воспринимаемый с изумлением и восхище­нием. Сам поэт считал, что настоящее хок­ку может написать только пятилетний ре­бенок. Однако внешняя простота и легкость поэзии Басё обманчивы, так как за ними скрывается сложный противоречивый ду­ховный мир человека.

Стихи в Японии сочиняли все, это было сравнимо с сотворением молитвы. Сочиня­ли, как заклинали, и писали обо всем, что волновало душу. А волновало многое: цве­тение вишни или сливы; туман над рекой; луна, плывущая в облаках; пурпур осенней листвы. Японцы глубоко верят, что слово обладает силой, что у него есть душа. Сти­хи возникают, когда у человека радость или горе, они облегчают душу, наполняют ее восторгом. В древности, из поколения в по­коление, государь должен был по утрам на­слаждаться и восторгаться благоухающими цветами весны, по ночам, освещаемым осен­ним месяцем, созывал придворных и пове­левал им слагать подходящие к моменту песни. Придворные же обязаны были отда­вать на суд императора свои стихи о стран­ствиях, сочиненные «под звон цикад».

Веря, что слово произрастает из души вещей, что оно способно на божественное участие в жизни человека, японцы стара­лись увидеть ее в явлениях действительно­сти и отразить в слове, точнее, соединить со словом. Душа, по их мнению, есть и в человеке, и цветке, и камне. «Знать цве­ток - значит стать цветком, быть цветком, цвести, как цветок, и радоваться солнеч­ному свету и дождю, - пытается донести дух дзэн Судзуки. - Когда это происходит, цветок говорит со мной, и я знаю его тай­ны все его радости, его страдания, а значит, всю жизнь, трепещущую в нем». Японцы, как и китайцы, всегда помнят, что ритм живой природы пронизывает все сферы жизни. Путь искусства - тот же процесс естественного роста, подчиненно­го закону. Закон живого ритма придает японскому искусству что-то такое, что позволяет воспринимать его как: искусство нашего времени.

Японцы испокон веку испытывали на­слаждение от красоты живой, дышащей природы. Им и в голову не приходило, что можно превзойти видимое, создать красо­ту, которая сама по себе выше природы и человека. Японский мастер не подражает образам, формам, но старается пробудить душу вещи.

«Мир, в котором нет места для борьбы, где все пребывает в текучем простран­стве, - cвет перетекает в тьму, покой В движение, форма в содержание, и наобо­рот. Японская эстетика открывает неведо­мое: Пустота таит в себе скрытую красоту, хаос не пугает, мрак таит в себе свет».

Начинающаяся с XVII в. эпоха Мэйдзи, которую характеризует образование цент­рализованного государства, выдвинула за­дачу создания единого национального ли­тературного языка. Проблема заключалась в том, чтобы устранить различие в устных и письменных формах языка. Устно-раз­говорный язык опирался на местные диа­лекты, а письменный язык был привязан к классическим текстам, заимствованным в прошлом у китайцев и развитым самими японцами. При создании новых терминов японцы стремились к точности передачи смысла. Проблема остро обозначилась, но в период Мэйдзи не получила окончатель­ного решения, и «до сих пор сохраняется значительное расхождение лексики письменной и устной форм японского языка».

2.2 Архитектура

'I'ематика японского искусства в IX­-ХI вв. была преимущественно религиозной, но рамки ее были расширены. Толчок это­му дало учение Сингон, согласно которому Вселенная является выражением сущности Будды, присутствующего во всех одушев­ленных и неодушевленных предметах. Это

давало возможность скульпторам и ху­дожникам изображать не только мяг­ких, исполненных благочестия будды, но и грозные божества, символизирующие различные силы природы. Все ужасное, отталкивающее, гротескное получило право на существование в искусстве, ибо рассматривалось как различные аспек­ты божественного.

Храмовая архитектура Японии отли­чается своеобразием. Основными культо­выми сооружениями были синтоистские храмы и буддийские пагоды. Синтоист­ский храм прост. Это прямоугольное по форме сооружение с двускатной кры­шей, установленное на столбы-опоры и обнесенное открытой верандой. Декор в синтоистских храмах отсутствовал. Они строились из дерева, которое из-за слож­ных сейсмических условий было основ­ным строительным материалом в Япо­нии. Особенно часто использовали кипа­рис, в котором ценился желтоватый цвет древесины. Дерево не окрашивалось, подчеркивались его фактура и мастер­ство обработки.

Пагоды сооружались под влиянием и при непосредственном участии китай­ских мастеров, однако в отличие от ки­тайских, пагоды в Японии были более изящными и стройными, хорошо впи­сывались в окружающий пейзаж. Паго­ды эпохи Нара не имели декора, однако уже в эпоху Хэйан отличались чрезвы­чайной декоративностью. Великолеп­ным образцом хэйанской храмовой ар­хитектуры может служить храм Феник­са близ г. Киото.

Строились в Японии И храмовые ком­плексы. Они имели свободную планиров­ку и включали главный Золотой храм (крыши покрывались листовым золотом), храм для проповедей, библиотеку и со­кровищницу. Самым ранним таким комп­лексом является ансамбль Хорюдзи в г. На­ра. Конструктивно японские жилые дома и дворцы сходны с китайскими: деревянный каркас и высокая крыша. Но в Японии нет китайской усложненности, вычурности силуэта крыш, измельченности деталей, обилия декора.

Монументальная скульптура Японии развивалась под влиянием буддизма, поэто­му каноничность, сакральность была ее ха­рактерной чертой. Храмовая скульптура ­это прежде всего статуи Будды, бодхисаттв, стражей света, драконов, львов, демоничес­ких существ. Будда Вайрочана (санскр. вез­десущий. всемогущий) в Нара - одна из крупнейших скульптур мира. Почитаемы в Японии были статуи Будды Шакьямуни в Киото и Будды Камыкура близ города Иоко­гамы. Все они величественны, изображены в позе лотоса и выражают главную идею просветления - душевный покой, бесстра­стие и созерцательность.

К XV11 в. в Японии большое распрост­ранение получила мелкая пластика нэц­ке - костяные и деревянные скульптурки, изображающие фантастических зверей, монахов, ремесленников, актеров. Для нэцке характерны юмор и гротеск.

2.3 Живопись

Живопись в Японии развивалась также сначала под влиянием китайской. В Япо­нии жанры «горы и воды», «цветы и пти­цы» получили название стиля сумиэ. Этот стиль имеет древние истоки в светских шко­лах монаха-поэта Сэссона Юбая (XIV в.), в творчестве художников Сюбуна (1414­-1465) и Сэссю (1420-1506).

«Сюбун, чье творчество прославляется в литературе Пяти Монастырей ... Талантли­вый скульптор в той же мере, что и волшеб­ник кисти ... Хотя другие имена известны лучше, Сюбун - истинный основатель и. как считают некоторые, лучший живопи­сец этой школы » .

Ученик Сюбуна Сэссю отражал в своем творчестве принцыпы вкуса, присущие дзен, и взгляды дзен на мир. Его картины, несмотря на энергичную кисть, несут в себе черты покоя, словно художник, ухватив суть красо'гы, свел ее выражение к край­ней степени простоты, но такая простота дзен в пейзажах и фигурах Сэссю находит­ся в гармонии с настроением воспринима­ющего мир художника.

Целая плеяда художников - Мусо Ко­куси, Те Денму, Сюбун, Миямото Мусаси ­прославились в стиле сумиэ. Его характе­ризует отражение истинной реальности, природы, умение в немногом высказать многое, отсутствие симметрии, геометри­ческих форм, искривленные линии. К на­чалу XVII в. японские художники выра­ботали еще более «импровизационный» стиль, который получил название хайга, исследователи называют его «живопись без живописи». Хайга - это непринужден­ные, моментальные зарисовки к японским стихотворениям хокку или буддийским сутрам. Это уникальное явление, характер­ное только для искусства Японии.

Еще одно направление в живописи, воз­никшее в XVII в., получило название Укиё-э ( «образы бренного мира»). Картины этого направления показывали многообразные сцены жизни: быт ремесленников, торгов­цев, актеров, народные празднества. На­правление укиё-э способствовало появле­нию гравюры на дереве. Сначала гравюра была черно-белой, затем художник Хару­нобу первым применил цветную печать. Харунобу любил изображать жизнь сред­них слоев, особенно женщин, в бытовой обстановке.

В творчестве художника Утамаро основной становится тема, раскрывающая жизнь гейш во всех проявлениях: во время празд­ников, за туалетом, на прогулке или в со­зерцательном раздумье. Он не стремился передавать внутренний мир своих героинь, его интересует красотa и плавность линий, танцевальность ритма, изысканность, де­коративность цвета. Художник Хиросигэ создал свои знаменитые серии: «53 станции Токайдо», «36 видов Фудзи», « 100 видов Эдо», В которых запечатлел конкретные пейзажи Японии в разные времена года, суток, в разном состоянии и настроении. Всемирную известность получил худож­ник Хокусай: «старик, одержимый рисун­ком» - так подписывал он свои работы. Хокусай создал около 30 000 рисунков и иллюстраций к 500 книгам.

2.4 Театр

Сложившийся в V11I в. под влиянием китайцев театр в Японии создал представ­ление саругаку ( «обезьянье искусство»), включавшее в себя потешные фарсы, пан­томиму, фокусы, жонглирование. Однако к XIV в. саругаку превратился в серьезное мистериальное представление, централь­ным моментом которого было исполнение изящного женского танца под музыку и пение. Сначала этот театр назывался Саругаку-Но, однако очень скоро в на­звании осталось только одно слово Но («умение»). Так возник знаменитый театр Но - синтез народного фарса и философ­ской драмы, поэзии, приемов военного искусства, танца, пантомимы, музыки. Эстетика театра Но сочетала два прин­ципа: мономане ( «подражание, правда») и Юген ( «сокровенный, темный»), т. е. красоту реального мира и его скрытую одухотворенную красоту.

В театре существовали актерские амп­луа: первый актер (сuтэ) и сопровождаю­щее его лицо (цуре), второй aктёp (ваки) и сопровождающее его лицо, а также комик­-простак. Женщин-актрис в театре Но не было. Маски во время игры носили только ситэ и цуре, если исполняли роли старух и демонов, остальные актеры даже не гри­мировались. Все монологи актеры не го­ворили, а пели особым искусственным тембром, либо очень высоким, либо очень низким, речь других персонажей также не произносилась, а протяжно декламиро­валась. Жесты были предельно скупы и условны: так, рука, поднесенная к лицу, означала рыдания.

Сюжеты для пьес в театре заимствова­лись из мифов, легенд или знаменитых литературных произведений. Таким обра­зом, театр Но в своих спектаклях изобра­жал особый поэтический мир, стремясь вызвать у зрителей возвышенные мысли и переживания. Театр Но был элитарным, рассчитанным на образованного зрителя. Однако зрелища нужны были всем горожа­нам, и эту потребность удовлетворил на-

родный: театр Кабуки, спектакли которого совмещали бытовую драму и фарс.

Е театре Кабуки маску носил только актер, игравший роль фантастического существа, Остальные актеры играли без масок, но применяли иногда условныи грим: так, красные полосы на лице озна­чали гнев. Спектакли отличались слож­ной интригой, стремительностью разви­тия действия и постоянно держали зрите­лей в напряжении.

Очень большой популярностью в Япо­нии пользовался театр марионеток Дзёру­ри, который окончательное оформление по­лучил к XVH в. Его истоки уходят в театр Тикамацу Мондзаэмона эпохи такназыва­емого японского Ренессанса. Он наряду с Басё и Йхара Сайкаку был одним из трех столпов этой творческой волны. Кукловоды театра Дзёрури участвовали в спектаклях с открытыми лицами в церемониальных кос­тюмах либо в черных капюшонах с проре­зями для глаз. Они управляют куклами на виду у зрителей, в их руках куклы фехту­ют, пшляшут, сотрясаются от рыданий - сло­вом, смотрятся, как живые. Ведущая роль в театре Дзёрури принадлежит певцу-рас­сказчику, который ведет повествование под аккомпанемент сямиuсэна (трехструн­ный щипковый плекторный инструмент) от лица автора и от лица всех героев пьесы и должен обладать способностыо к мгно­венному перевоплощению.

В противовес условной, усложненной игре в театре Но, рассчитанной на понима­ние символики :жеста, цвета, ритуальной одежды, в XVI в. возникла предельная про­стота чайного ритуала, но простота, про­шедшая через мистический опыт - ваби. В свою очередь чайный ритуал тяною поро­дил такие искусства, как икэбана, стиль ке­рамики в духе ваби, японские сады, оказал влияние на фарфор, живопись, интерьер японского дома.

Искусство цветов, комментирует Макодо Уэда, нечто большее, чем развлечение. Когда им занимаются с полной отдачей и преданностью, оно вызывает просветление . Цветы, как уже говорилось, имеют особое значение в жизни японцев, являют­ся частью природы и включаются в закон природы и Будды. Мастер икэбана, обща­ясь с цветами, может войти в такое состо­яние, когда мирские страсти его не каса­ются. Он может в свое удовольствие рас­ставлять цветы в вазе, может предпочесть нежным цветам сухие ветки старого дере­ва, а роскошной вазе - разбитый кувшин. Все это зависит отсостояния души. Вели­кое умение японских мастеров - извле­кать радость из обыкновенных вещей. Следует отметить, что тяною, икэбана, каллиграфия, сумиэ, парковое искусство, театр Но являются элементами самурай­ской культуры, и зарождаются они под влиянием дзен.

Культура страны восходящего солнца в конце ХХ и на рубеже ХХI в. сохраняет свое самобытное значение, дарит миру ощуще­ние тонкости, гармонии, красоты, чуткого восприятия прекрасного, обращенного к лучшим сторонам человеческой души.

3.Традиции Японии

3.1 ДОМА ИЗ БАМБУКА И БУМАГИ.

Своеобразием продолжает отличаться материальная культура японского народа, в которой, несмотря на многочисленные инновации, традиционная основа остается доминирующим началом. Рядом с гигантскими небоскребами, сложнейшими переплетениями современных автострад для скоростного транспорта, в системе колоссальных мегаполисов с их многомиллионным населением продолжает жить традиционная культура японского народа. Что касается традиционного японского жилища, то оно, как говорят сами японцы, создается из бамбука и бумаги, в традиционных домах сегодня живет население сельских районов. Во многих префектурных и уездных городах традиционная застройка по-прежнему занимает значительное место. Еще недавно считалось, что иметь свой дом, построенный по традиционным канонам, - мечта каждого горожанина. Сегодня эта мечта вследствие высокой стоимости земли становится почти безнадежной. Японское традиционное жилище - это низкосвайный дом каркасно-столбовой конструкции, прямоугольный в плане; одноэтажное, сегодня чаще двухэтажное, строение с массивной крышей, с одной или тремя внешними раздвижными стенами. Главным в конструкции японского дома являются опорные столбы, которые устанавливаются на каменные подушки или врываются в землю. Сначала строят каркас, затем возводят крышу. Потолочные балки имеют дугообразную форму, что, как и приподнятость самого дома над землей ( на 60-70 см ), предохраняет жилище от небольших толчков землетрясений. Крыша в японском доме - в прошлом соломенная, сегодня обычно черепичная - огромна. Она защищает дом от палящих лучей солнца, от сильных потоков дождя. Обращенные к улице или к проезжей дороге стены дома - постоянные. Стены, обращенные во внутренний двор усадьбы, в сад, раздвижные. Эти внешние раздвижные стены ( амадо ) делаются из твердых деревянных пластинок. В жаркое время года амадо снимаются совсем. Перегородки, отделяющие веранду от жилых комнат, называются " седзи ". Рама седэи и ее решетка делаются из дерева, а верхняя ее часть оклеивается с наружной стороны рисовой бумагой, пропускающей свет. Внутреннее жилое пространство дома делится на комнаты с помощью раздвижных стен - фусума . Деревянная рама и решетка фуоума с двух сторон оклеиваются непрозрачной плотной бумагой. Иногда в нижней части фусума бумага закрепляется бамбуковыми планками. Нередко на бумаге помещается рисунок. Часто это пейзажи, цветы и птицы, изображения гор. Прямые линии японского дома, четкое и ясное членение внутренних помещений придают его облику особую гармонию. Графический рисунок силуэта интерьера дома усиливается сочетанием темного дерева, и белой бумаги. В этом сочетании как бы уже заложены каноны монохромной живописи тушью. Деревянные конструкции дома никогда не окрашиваются, они приобретают свой золотистый, темно-золотистый, всегда мягко светящийся, теплый оттенок - от времени, от жизни, от обращения с людьми, жившими или живущими в этом их цвет особенно ценится японцами как драгоценная патина времени. Входя в японский дом, обязательно снимают обувь. Обувь оставляют на специальном камне, лежащим у входа. По деревянному полу веранды или комнат сегодня разрешается ступать в домашних тапочках. Но когда входишь в комнаты, пол которых покрыт татами, необходимо снять и домашнюю обувь. Татами - это щиты (маты) из прессованой рисовой соломы, обшитые циновками из травы игу-са . По краям татами закреплены специальной плотной, чаще черной (но иногда и цветной) тканью. Мебели как таковой в японском доме почти нет, обеденные столики, несколько подушек для сидения, жаровни хибати , полочки для книг (тана) - составляют убранство японской комнаты. Предметы повседневного обихода, в том числе постельные принадлежности, убираются во встроенные шкафы, японцы сидят, отдыхают, спят, проводят свой досуг на татами. Татами содержатся в идеальной чистоте. Эстетическим центром дома является ниша ( токонома ), в которой вывешиваются вертикальные свитки ( гакемоно ), устанавливаются цветы. Появление токонома определило развитие искусства. аранжировки цветов (икебана), а также возникновение сначала в храмах, позднее в жилищных дома:": традиции создавать и вывешивать в токонома вертикальные свитки. Сегодня японский дом невозможно себе представить без токонома . Правда, в наши дни в нише нередко устанавливаются и телевизоры. Во время календарных и семейных праздников в токонома помещают соответствующую им атрибуты и украшения. Свитки могут меняться в зависимости от времени года, от настроения хозяев дома. Неотъемлемой частью традиционного японского дома является сад. Когда снимаются или раздвигаются наружные стены, интерьер дома образует единое целое о окружающей природой. Сад - это мир природы. Даже в городских условиях японцы стремятся создать небольшие сады около дома. Такой сад может включать каменный фонарь, дорожку, выложенную из камней, два-три куста. В саду иногда помещают сосуды со специально выращенными карликовыми деревьями ( бонсай ). Японский дом с его раздвижными стенами и неразрывно связанный с садом, а также с прохладой татами имеет своей главной целью быть местом спасения от жары, от палящих лучей солнца. Поэтому отоплению в японском традиционном доме придается минимальное значение, и это несмотря на то, что зимой в Японии холодно. Японский традиционный дом продолжает жить. Он оказывает известное влияние и на современную архитектуру Японии. Это, например, раздвижные и двигающиеся в пазах стены и окна, огромные проемы в стенах лестничных клеток многоэтажных билдингов , способствующие созданию в домах прохлады. В Японии вообще не было каменной архитектуры, только стены и цоколи возводились из камня. Любой дворец отличался от крестьянского дома площадью, числом помещений, качеством художественной отделки деталей, но сами эти основные детали, элементы здания, принципы и пропорции его построения были те же. Дороговизна земельных участков заставляет не только, невзирая на высокую сейсмичность, наращивать этажность строительства, но и использовать в два, три и более яруса подземное пространство - под землей размещаются не только метро, переходы и транспортные развязки, гаражи и склады, но и целые кварталы торговых комплексов.

3.2 ЗАВТРАК ИЗ ХРИЗАНТЕМ

Японцы говорят, что их кухня иностранцам либо не нравится, и тогда уж не нравится так активно, что ничего японского в рот не возьмут, либо, наоборот, очень нравится, и тогда уж они ее предпочитают всем другим. Самим же японцам больше всего нравится разнообразие, и поэтому в японских городах можно найти рестораны итальянской, французской, немецкой, американской, индийской и, конечно же, всех вариантов китайской и корейской кухни. Но за границей японцы быстро начинают тосковать по своим самым простым блюдам, к числу которых относится прежде всего гохан - белый комковато-рассыпчатый рис, сваренный без соли, без масла, вообще без добавок. Едят его на завтрак, на обед и на ужин. Однако к пресному рису обязательно прилагаются блюда-закуски интенсивного вкуса - сладко-кислые, остро-соленые, солено-сладкие, и уж их разнообразию нет конца. Как и в Китае, в Японии пища разделяется на основную и дополнительную. Хлеба японцы раньше вообще не ели, а сейчас едят немало, в основном в виде бутербродов (сэндвичей), но это еда второсортная, когда нет возможности поесть риса. Современная поговорка гласит, что плохая жена утром мужа кормит чаем о бутербродами, а хорошая не поленится встать на полчасика пораньше и приготовить

горячего риса. Японцы употребляют довольно мало мяса, оно для них все-таки еще остается определенной роскошью, очень мало потребляют и жиров. Молочных продуктов в старину не знали вовсе, сейчас употребляют и сыр, и масло, и йогурт, но тоже немного. Так что до сих пор можно оказать, что пища японцев состоит из трех компонентов: рис, овощи и рыба. Овощи в Японии всевозможные, и не только известные в Европе, но и о которых европейцы понятия даже не имеют (соцветия сурепки, корневища лотоса, оиоо , пряные листья периллы). Однако самый важный овощ - это редька, которую едят сырую, тертую, соленую, квашеную. Рыбы насчитывается множество видов. Сюда относится не только собственно рыба, но и прочие морские продукты - моллюски любых форм и размеров, ракообразные от крошечных креветок до гигантских крабов, трепанги, морские ежи (едят их икру), даже медузы (их сушат, затем строгают и отваривают). Форм приготовления овощей и рыбы тоже множество: их солят, квасят, сушат, вялят, маринуют, засахаривают в карамели (рыбу тоже), тушат, варят, парят, жарят, запекают в тесте или в кляре и обрабатывают еще многими другими мудреными способами. Японцы охотнее всего едят сырые, натуральные и свежие продукты, лишь макая их в соленый соус или острую приправу. Так едят не только овощи, но и рыбу, моллюсков, лангустов, кальмаров, осминогов . Большинство японских супов делаются на основе отвара из овощей, рыбы или сушеной рыбной стружки. В супы кладут кусочки листовых и корневых овощей, разные грибы, мелких грибов и другие компоненты. Фрукты в основном едят в свежем виде. Сладости делают из рисового или бобового теста, масличных семян, желатина. Основной напиток японцев - это, конечно, чай. Японцы пьют в ходе японской трапезы зеленый чай, а с сэндвичами и европейскими кондитерскими изделиями - обычный красный. Японская рисовая водка сакэ некрепкая, около 1 – 6 о алкоголя, пьется обычно подогретой. В новейшее время самым популярным напитком стало пиво. Особенность японской кухни в том, что в ней, даже в самой обычной домашней трапезе, не говоря уже о банкетной, много внимания уделяется тому, как выглядит накрытый стол и каждое отдельное блюдо. Посуда; чашки, пиалы, тарелки, блюдечки бывают самых разных форм - круглые, квадратные, многоугольные, фигурные. Их стараются подобрать так, чтобы они гармонично контрастировали бы по цвету с подаваемым блюдом. Само блюдо оформляют - нарезают, раскладывают по определенным художественным правилам. Так что хорошо накрытый японский стол - это прекрасный натюрморт, настоящее произведение искусства. А как же хризантемы? Они идут в пищу, но особой эстетической роли не играют. Есть несколько сортов хризантем, разводимых как листовой овощ ради съедобных молодых листьев и мелких, мало примечательных цветочков. Нарезав, из них делают салат, заправленный уксусом или каким-нибудь кисловатым соусом. Салат чуть-чуть горьковатый, но, в общем, вкусный.

3.3 ИСКУССТВО ЧАЙНОЙ ЦЕРЕМОНИИ - ПОКЛОНЕНИЕ КРАСОТЕ . Чайная церемония по праву считается одним из величайших достижений японской традиционной культуры. Культ чая был заимствован японцами из Китая, и первоначально обычай чаепития был распространен в основном среди дзэн-буддийских монахов, позднее обычай ритуального чаепития проник в аристократическую среду, а затем и в городскую. По маленькому саду, прилегающему к павильону, где проводится чайная церемония, ведет дорожка ив камней, в саду устанавливаются каменные фонари, лежат камни, поросшие мхом. Особое значение имеют каменные сосуды с чистой водой ( цукубаи ). На таком сосуде - колодце лежит маленький ковшик из бамбука о длинной ручкой. Каждый посетитель обязан омыть руки, лицо, прополоскать рот. Затем специальным движением, поднимая ковшик с водой, омыть после себя ручку ковшика. В наши дни цукубаи непременная деталь любого храма, перед входом в храм и на его территорию необходимо совершить этот милый обряд омовения. В саду обычно высаживают сосны, кипарисы, бамбук, вечнозеленые кустарники. Вое элементы сада чайной церемонии должны создавать особое настроение сосредоточенности и отрешенности. Особое значение придавалось конструкции чайного домика - тясицу . Это небольшая комната всего в два. или даже в полтора татами, в которую ведет маленький низкий вход - около 60 см в длину и ширину. В идее столь уменьшенного входа в чайный домик был заложен глубокий философский смысл: каждый, кто захотел приобщиться к этому высокому искусству, независимо от ранга и чина, должен непременно согнуться, потому что здесь все равны. Низкий вход не давал и возможности аристократам из военного сословия войти вовнутрь вооруженными - длинные мечи приходилось оставлять за порогом. И это тоже имело особую символику: пусть оставят вас все жизненные невзгоды и мирская суета, пусть ничто не волнует ваше сознание здесь, где надо сосредоточиться на изящном. В интерьере чайного домика самым важным местом считается ниша токонома . В ней обычно помещается свиток с каллиграфической надписью и ставится букет цветов. Каллиграфический свиток для токонома подбирался с особой тщательностью и был непременным предметом обсуждения во время церемонии. Важное значение придается освещению тясицу . Как правило, в домике 6-8 оконцев разных по размеру и форме, дающих оптимальное - не слишком яркое и не слишком тусклое - освещение. В некоторых случаях можно раздвинуть рамы, и тогда гости получают возможность любоваться частью сада, горой на фоне вечернего неба или луной в ночь полнолуния. Но чаще всего окна в чайном домике закрыты. Когда гости уже рассмотрели и оценили предметы в токонома , появляется хозяин чайного дома. Он низко кланяется гостям и садится напротив них около очага - ирори , над которым уже висит котелок с водой. Перед хозяином лежат все необходимые предметы чайной утвари: шкатулка о зеленым чаем, чашка и деревянная ложка. Хозяин не торопясь насыпает в чашку порошок зеленого чая, залив его кипятком. Потом четкими, сосредоточенными движениями он взбивает эту массу бамбуковым веничком, пока порошок полностью не растворится и не появится светло-зеленая матовая пена. Гости молчаливо наблюдают за происходящим таинством, вслушиваясь в ритмичное постукивание веничка о края чашки. Затем хозяин с поклоном передает чашку главному, самому почетному гостю. Тот медленно, маленькими глотками отпивая чай и неторопливо обтерев края, передает ее хозяину. Пройдя по кругу, чашка возвращается к хозяину, но затем снова передается из. рук в руки, чтобы каждый смог теперь внимательно рассмотреть ее, ощутив руками ее шершавую поверхность, теплоту глины. Гости вступают в беседу. Здесь нельзя говорить о повседневных делах и проблемах, здесь говорят лишь о красоте свитка в токонома , об изяществе сосновой ветви в букете, о естественной величавости чайной чашки. Чайная церемония учит видеть красоту в обыденном и простом. Понятия нормы и порядка были введены ею в ранг эстетических. "Излишнее - безобразно" - таков закон чайной церемонии. В наши дни искусством чайной церемонии в основном занимаются женщины. Сейчас нередко чайная церемония проводится не только в чайных домиках, но и в одной из жилых комнат и даже в комнатах, обставленных по-европейски:, нередко чайной церемонии предшествует угощение. Однако несмотря на эти новые черты, неизменным остается дух чайной церемонии: стремление создать обстановку душевности, отключения от суетных, повседневных забот. Чайная церемония - это по-прежнему время для изысканных бесед о прекрасном, об искусстве, литературе, живописи.

3.4 ЛЮБОВАНИЕ САКУРОЙ.

Среди весенних праздников японцев наибольшей популярностью пользуется праздник любования сакурой ( о-ханами ). Сакура -особый вид японской вишни - зацветает ранней весной. Белые, розовые, розовато-белые, махровые цветы появляются раньше листьев. Поэтому само цветущее дерево сакура напоминает белоснежное облако. Цветение сакуры кратковременно: стоит подуть сильному ветру и пойти дождю, как нежные лепестки опадают. Согласно буддийским представлениям, цветущая сакура напоминает людям о мимолетности жизни, в поэзии она ассоциируется также с ушедшей любовью, с далекой юностью. Праздник о-ханами всеобщий, хотя он и не имеет точной даты в календаре. Вслед за весной он движется по Японии с юга на север. В наши дни с приближением времени цветения сакуры ежедневно по телевидению и в газетах сообщается подробный календарь: в какие дни, в каком городе, в каком храме - зацветет сакура. Сакурой любуются повсюду. По традиции считается, что самая красивая сакура цветет в древних столицах Японии - в городах Нара, Киото, Камакура . С этим трудно не согласиться. Хотя, впрочем, сакура прекрасна во всех уголках Японии. Цветение сакуры совпадает в традиционном сельскохозяйственном календаре японцев с началом вспашки земли на рисовых полях, с подготовкой грядок для проросших зерен. Как свидетельствуют письменные источники и наши личные наблюдения в разных районах Японии, центральной частью праздничного обычая о-ханами является посещение мест, где расположены деревья цветущей сакуры ( парк, открытые лужайки, сады ). Причем любоваться сакурой обязательно отправляются большой компанией: либо члены семьи всех поколений ( и обязательно о детьми ), либо друзья и сослуживцы. Кульминация веселой весенней прогулки - маленький пикник, который устаивается под деревьями цветущей сакуры. При этом сами пикники могут проводиться и днем и вечером. Если празднество приходится на вечер, то место пикника освещается разноцветными фонариками: преобладают красный и белый цвета. В садах при гостиницах места, где устраиваются праздничные угощения, также огораживаются красно-белыми полотнищами, освещаются разноцветными фонариками. Время цветения сакуры - это ранняя весна, земля еще холодная, а в некоторых местах еще покрыта прошлогодней засохшей травой. Однако празднующие обязательно расстилают на земле, на газонах парков небольшие пледы, коврики, одеяла, циновки и, расположившись совсем по-домашнему, устраивают маленькое пиршество. Рядом играют дети. -Этот весенний праздник под цветущей сакурой обязательно должен проходить весело. Среди угощений праздника о-ханами наиболее любимыми являются рисовые колобки онигири . Представляется, что у этого праздника, воспетого многими поколениями японских поэтов и художников, получившего и буддийскую трактовку, есть и древняя земледельческая основа. Цветение сакуры было когда-то важной приметой исчисления времени, указывавшей японскому земледельцу на. начало работ на рисовых полях. Возможно, что цветение сакуры наложилось на какие-то более древние природные явления-приметы, столь необходимые земледельцу. На связь с древними аграрными культами указывают следующие моменты: сидение на весенней земле, пиршества на земле, участие значительного числа людей, присутствие детей, стремление провести праздник радостно. Но каков бы ни был генезис этого чудесного праздника, он уже давно является не только важнейшей составной культуры японского народа, но и ярким событием жизни каждого человека. Любование цветущей сакурой, воспоминание о празднике, и снова радость от его прихода, от возвращения весны. Цветение сакуры мимолетно, но оно повторяется из века в век, из года в год и своей хрупкостью и нежностью знаменует и утверждает постоянство, неразрывную связь времен и поколений. В любовании цветущей сакурой - глубокая, сокровенная личная сопричастность к многовековой культуре всего народа, к родной природе, к судьбам страны.

3.5 КИМОНО С УЗОРОМ ЧЕТЫРЕХ ВРЕМЕН ГОДА.

На первый взгляд в одежде японцев царит исключительное разнообразие, смешение стилей и форм европейского и национального костюма. В повседневной толпе, спешащей по улицам японских городов, превалируют современные фасоны и моды европейской одежды. Школьники и школьницы в формах, восходящих к костюму моряков, рабочие, строители имеют свою спецодежду. Редким исключением на общем фоне кажутся отдельные женские фигуры в кимоно да старики, не признающие европейской моды. В своих церковных костюмах со знаками сана везде ходят буддийские священники. Однако картина меняется с наступлением вечера, а также в выходные и особенно в праздничные дни. В такие моменты традиционный костюм становится главным видом одежды. Есть, кроме того, немало профессий, для которых ношение национальной одежды является повседневной обязательной нормой - это артисты, спортсмены-профессионалы, работники сферы обслуживания. Японская традиционная одежда - это запашная одежда южного типа. В нашей и европейской литературе она часто обозначается одним общим термином "кимоно". В самой Японии это название получило распространение только в XVII - XVIII вв., оно восходит к выражению " киру моно" ( "надеваемая вещь" ). На протяжении веков выработался единый в своей основе покрой одежды - для мужчин, женщин и детей, для представителей всех сословий. Отличия заключаются в выборе тканей, в их орнаменте, отделке, аксессуарах . Кимоно можно было бы определить как прямокройный халат с широкими мешкообразными рукавами, запахивающийся на правую сторону; оно не имеет застежек и придерживается в талии поясом оби. Кимоно удивительно отвечает климатическим условиям Японии. В холодное время плотный пояс оби хорошо хранит тепло, а в жаркую и влажную погоду широкие рукава кимоно и свободный запашной ворот обеспечивают прохладу. Особым разнообразием отличается женское кимоно. Женские кимоно придерживаются широкими ( до 30-35 см ) поясами оби, изготавливаемыми из тканей ярких тонов. Пояс завязывается на спине большим бантом. Вообще-то женское оби - это не просто пояс, а сложная система поясов, состоящая из семи лент. Женские пояса оби и бант на спине считаются главным украшением женского костюма. Дорогие пояса ткут вручную искусные мастера-ткачи, украшая их богатыми орнаментами. Женские кимоно обычно шьются ив тканей белого, розового, красного, голубого или фиолетового цветов. Поды праздничных кимоно расписываются, вышиваются рюши узорами, среди которых наиболее любимы композиции ив цветов четырех времен года, изображения праздничных колесниц, нарядных вееров. Расцветки мужских кимоно более сдержанны по колориту, в основном это темно-коричневые и черные тона. Часто мужские кимоно шьются из клетчатых тканей. Пояс оби мужских кимоно узкий ( до 5-6 см ). Поскольку кимоно не имеет карманов, отсутствие которых частично заменяют широкие рукава, некоторые необходимые аксессуары - веер, табакерки - закрепляют за поясом. Мужские и женские кимоно часто украшаются геральдическими знаками мон . Такие кимоно называются " монцуки ". В наши дни молодые женщины и девушки надевают в праздники и особенно на Новый год кимоно типа "летящие рукава". Их кимоно, как правило, светлых тонов: чаще всего это белый фон, по которому красными и зелеными красками нарисованы различные узоры. На плечи набрасывают белоснежные боа. Женщины средних дет надевают кимоно более темных расцветок, среди которых преобладают коричневые, палевые, темно-синие, фиолетовые тона, причем более темный тон ткани кимоно сочетается о более светлым цветом ткани пояса оби и кофты хаори . Особое значение в праздничном наряде японской женщины придавалось высокой прическе из собственных или накладных волос. Волосы зачесывались назад и укладывались на макушке в большой пучок, напоминающий красиво завязанный бант. Все это сложное

сооружение дополнялось черепаховыми или лаковыми гребнями, запонками, большими шпильками, лентами. Часто такие прически украшались искусственными цветами, колосками риса, яркими свернутыми в жгут платочками. И в наши дни молодые женщины стремятся украсить свои волосы, сделать старинную прическу. Мужчины в праздничные дни облачаются в старинные костюмы; кимоно и штаны-юбку ( хакама ), сшитые, как правило, из тканей черного, темно-коричневого или темно-серого цветов. Широко бытует и традиционная обувь японцев. Из многих видов национальной обуви наиболее часто японцы носят гэта и дзо-ри . Гэта - деревянная обувь в виде маленькой скамеечки на двух ножах высотой до 10 см иди в виде высокой колодки. Гэта , как и вся японская народная обувь, безразмерны, они держатся на ноге с помощью двух шнурков, закрепленных на колодке. Деревянные или соломенные сандалии дзори носятся таким же способом. Женские дзори чрезвычайно разнообразны и бывают очень нарядны. Присущий традиционному японскому обычаю процесс переобувания в жилых домах, а также в гостиницах и национальных ресторанах - везде, где имеются татами или тканевое покрытие пола, повлиял и на аксессуары западного происхождения. Можно отметить преобладание не шнурованной обуви, распространение миниатюрных карманных рожков. Кроме того, в большинстве домов имеются очень длинные рожки с большой рукояткой, позволяющие обуваться не нагибаясь. В Японии все это необходимо, так как нередко приходится переобуваться много раз в день. Головной убор не является обязательной частью национальной одежды японцев. Правда, для защиты от солнца или дождя во время полевых работ надевают соломенные шляпы, повязывают голову большим прямоугольным платком, мужчины также пользуются платком, но меньших размеров. Вообще как в старину, так и после введения европейской одежды японцы обычно ходят без головного убора. Жаркий и дождливый климат Японии требует постоянного употребления различных приспособлений для защиты от дождя и солнца. Зонт - необходимая деталь японского быта. Раньше повсеместно были распространены зонты, которые изготовлялись из промасленной бумаги ( или шелка ), закрепленной на бамбуковых пластинках. Сейчас зонт такого типа можно увидеть сравнительно редко. На основе европейских дождевых зонтов японцы создали огромное множество различных видов маленьких, больших, окладных, автоматически открывающихся и закрывающихся зонтов... В Японии в общественных местах редко можно встретить гардеробы. Обычно посетители не снимают верхней одежды и берут ее с собой. Зато почти везде есть стойки-зажимы для зонтов. Если вы оказались в гостях, в маленьком магазинчике иди в ресторанчике, а на улице начался проливной дождь, хозяева обязательно предложат вам зонт. Конечно, японский национальный костюм в наши дни под влиянием меняющихся условий жизни и быта постепенно модернизируется, сохраняя при этом свои характерные черты.

3.6 Харакири

Странной для европейцев представляет­ся традиция самоубийства, однако она име­ет свои исторические и социальные корни. В средние века сложился оригинальный обычай, который в Х11в. стал очень рас­пространенным во всех общественных сло­ях Японии, а именно сэппуку (харакири). Это не простое самоубийство, а связанное с тем, чтобы сохранить честь и преданность сюзерену (например, не сдаваться в плен, «самоубийство вослед») в случае смерти сюзерена), преданность долгу (Масасигэ, про играв войну, вместе с 60 друзьями со­вершил сэппуку). Сэппуку совершается в случае поступка против чести, часто по решению родственников, а также в знак пассивного протеста против вопиющей не­справедливости (например, невозможность кровной мести, невозможность на словах убедить господина в неверности принято­го им решения) и в виде жертвы.

Харакири включает в себя два термина: хара (переводится как «живот», но еще и как «душа», «намерение», «тайные мысли») И Киру или Кири ( «резать»). Кроме того, ме­сто на три пальца ниже пупка дантянъ ­ средоточие жизненной энергии И. Таким образом, вскрытие живота означает откры­тие своих сокровенных намерений, чистоту мыслей и устремлений. Это значит, что сэп­пуку означает крайнее оправдание себя пе­ред небом и землей, его символика более ду­ховного свойства, чем просто самоубийство. Сэппуку является привилегией самурай­ства, относится также к самурайским женам и дочерям. Обряд окончательно оформился в период Токугава. «Самоубийство вослед» красочно представлено в японской литера­туре. Так, герой повести «Посмертное пись­мо Окацы Ягоэмона», стремясь точно выпол­нить возложенное на него поручение князя, убивает в поединке своего спутника, затеяв­шего с ним ссору. Закончив порученное ему дело, герой является к князю за разрешени­ем совершить харакири. Однако князь пол­ностью оправдывает его действия и даже оказывает ему особое расположение. Свою благодарность и преданность сюзерену герой доказывает тем, что совершает харакири у его могилы, предварительно изложив в пись­ме к сыновьям и внукам побудившие его к этому причины» Героем руководило толь­ко чувство личной преданности покойному князю и высокое понимание своего долга вассала. «Самоубийство вслед» предстает как чисто нравственная категория, не ос­ложненная никакими побочными соображе­ниями и обстоятельствами.

В повести «Семья Абэ» в центре пове­ствования снова обычай «самоубийства вслед». У умирающего старого князя его приближенные один за другим испраши­вают разрешения последовать за ним. Кня­зю жаль их, но он знает, что, оставаясь в живых, они покроют позором себя и свое потомство, и поэтому дает разрешение.

Старый князь, недолюбливая главу семьи Абэ, не дал ему разрешения на самоубий­ство. Все отвернулись от него, но он все же совершил харакири, хотя это не помогло ­семья оказалась в опале.

Заключение.

Культура Японии своеобразна и очень интересна. В ней привлекает очень многие традиции. С одной стороны они нам кажутся дикими а с другой завораживают. Поражает способ выражения протеста и преданности – харакири. Удивляет так же любовь и обоготворение природы, то с какой бережностью они хранят и развивают свои традиции и культуру, как они гордятся этим. Не в одном государстве нет даже подобной культуры. Японцам действительно есть чем гордится! И не зря культура Японии привлекает интересы различных стран мира. Ведь создать такую культуру, которая тесно переплетается с природой и религией, и живет в полной гармонии с техническим прогрессом, не удалось ещё никому.

Список литературы:

1) Борзова Е.П. История мировой культуры – СПб.: Лань, 2002 стр. 358-377

2) Гриненко Г. В. Хрестоматия по истории мировой культуры. – М.: Юрайт, 1998 Стр. 302 – 348

3) Филип Стил. Атлас мира – Олма-пресс 1999, стр. 56-58

4) Ресурсы интернета

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий