регистрация / вход

Рим. Вечный город и его проблемы

ВВЕДЕНИЕ Нет в мире города, который превосходил бы Рим по бо­гатству истории и художественных ценностей. Его называют «городом городов», «вечным городом». В нем классическая античность, средневековые сооружения, церкви в стиле ба­рокко, впечатляющие статуи и фонтаны перемежаются с ма­газинами и бутиками.

ВВЕДЕНИЕ

Нет в мире города, который превосходил бы Рим по бо­гатству истории и художественных ценностей. Его называют «городом городов», «вечным городом». В нем классическая античность, средневековые сооружения, церкви в стиле ба­рокко, впечатляющие статуи и фонтаны перемежаются с ма­газинами и бутиками. Здесь каждая эпоха оставила свой след. Про­шлое и настоящее живут в этом городе рядом. Поразительное сочетание разновременных и разнохарактерных памятников захватывает, заставляет восторгаться. Кажется, что чем больше Рим меняется, тем заметнее и при­влекательнее становится то, что остается неизменным.

Рим расположен на холмах, которых теперь насчитывается больше семи. Легенда основания Рима известна каждому еще со школы: два бра­та-близнеца - Ромул и Рем, дети бога Марса, были брошены в реку, спасены и вскормлены волчицей. Задумав основать новое поселение, братья поспорили, какой холм для этого выбрать и в результате ссоры Ромул нечаянно убил Рэма.

В итоге город был основан на холме Палатин и назван в честь погибшего бра­та - Римом, а Ромул стал его первым правителем. На холме Палатин до сих пор можно увидеть легендарную пещеру волчицы. Дата основания Рима известна с точностью до дня (что дотошные историки ставят под сомнение) - 21 апреля 753 года до н.э. Дабы увеличить численность населения города, Ромул пообещал всем пришельцам равные права и свободу, по-видимому, именно с тех пор все дороги ведут в Рим. О могуществе Римской империи написано много книг и учебников по истории, в период ее расцвета Рим насчитывал около миллиона жителей, а спустя почти две тысячи лет - 2,5 миллиона. Даже после падения империи Рим сохранил статус независимого города и только в 1870 году стал столицей объединенной Италии.

Благодаря своему расположению на холмах, Рим дарит наблюдателю незабы­ваемые панорамные виды.

Гостей Рима ожидают живописные крыши, лес куполов с вкраплением еги­петских обелисков и греческих колонн. В Риме можно легко заблудиться, полно­стью положившись на интуицию своих ног. Плутая по маленьким, не тронутым туристической суетой, улочкам, можно наткнуться на очень живописные уголки и наблюдать сцены повседневной жизни города. Шарм Рима состоит в том, что, ка­залось бы, богом забытые улочки выводят к самым важным туристическим досто­примечательностям города. Если вы все же сомневаетесь в том, что находитесь на верном пути, просто спросите любого прохожего.

Удивителен и рельеф Рима - с ровными улицами со­седствуют крутые подъемы, резкие перепады уровней. Вот почему характерной архитектурной чертой города являются лестницы - разнообразные по конструкции и стилю.

Видовые площади, купола церквей, кроны линий, аро­мат глициний и кофе эспрессо - все это остается в памяти о величественном, помпезном, немного хаотичном и суетли­вом городе.

Рим нельзя представить без туристов. Ежегодно около 12 миллионов человек прибывают сюда, чтобы познакомить­ся с блистательным городом-музеем, ощутить его очарова­ние.

Цель моей курсовой работы познакомить с историей, культурой, достопримечательностями «вечного города» Рим.

1. РИМ КАК ВЕЧНЫЙ ГОРОД.

Рим (итал. Roma) - столица Италии, административный центр провинции Рим и области Лацио. Расположен на реке Тибр. Население - 2,8 млн. человек.

Рим - один из старейших городов мира, древняя столица Римской империи. Поэтому Рим часто называют «вечным городом». Также Рим называют «городом на семи холмах». Первоначально поселения располагались на холме Палатин, впоследствии были заселены соседние холмы - Капитолий и Квиринал. Несколько позже поселения появились на последних четырех холмах Целий, Авентин, Эск­вилин и Виминал1 .

Рим был основан на левом берегу реки Тибра, в 25 км от моря и почти на та­ком же расстоянии от горного кряжа Апеннин, в долине, спускающейся от Апен­нин к морю. Вся эта долина - происхождения вулканического. Ее центр - Альбан­ский вулкан, деятельность которого прекратилась только тогда, когда равнина Ла­ция была уже заселена. Извержения вулканов, когда Лаций был еще покрыт водой, образовали слой туфа (на 30-40 м глубины), поверх которого наслоились, как ре­зультат действия альбанского вулкана, серый sperone (lapis Gabinus) и крапчатый пиперин (lapis piperinus), а также лава. Эти каменные породы служили и служат главным строительным материалом в Рим и окрестностях, особенно употреби­тельна самая дешевая и непрочная из этих пород - туф.

Сотни лет Рим почти не знал другого материала для своих монументальных построек, sperone и пиперин пошли в ход только тогда, когда Рим уже начал ста­новиться крупным населенным центром, лава всегда употреблялась для мощения улиц. В период полного расцвета Рима эти породы в монументальных постройках вытеснены были плотным белым известняком из Тибура - травертином (lapis tiburtinus), обязанным своим происхождением отложениям притока Тибра, Анио (ныне Тевероне). Вода, стекающая с гор, глубоко изрезала весь Лаций, легко раз­рушая пористый туф, образовался ряд холмов, разделенных глубокими оврагами с крутыми берегами. На таких холмах возник и Рим.

Центр римской системы холмов составляет Палатин (mons Palatinus, 43 м. над уровнем Тибра), совершенно изолированный, круто обрывающийся с юга, востока и запада и только к северу постепенно спускающийся (Ve1ia). Его окружают:

• с юга Авентин (mons Aventinus - 39 м., именем этим назывался в древности только холм, круто спускающийся к Тибру, а не весь холм, носящий это имя те­перь), с северо-запада Капитолин (mons Capitolinus - 43 м.),

• с севера и северо-востока горные отроги Квиринал (Quirinalis, 48 м.), Ви­минал (Viminalis, 48 м.), Циспий (Cispius, 46 м.) и Оппий (Oppius, 79 м.), послед­ние два объединяются именем Эсквилина (Esquilinus),

• на юго-востоке лежит Целий (Caelius, 48 м.). Все эти холмы отделены друг от друга глубокими долинами, с крутыми склонами, обыкновенно небольшого размера,

• только на северо-западе, где Тибр делает глубокое колено, образовалась обширная долина - так называемое Марсово[1] поле (Campus Martius) и Фламиниево поле (Campus Flaminius). С севера эту долину ограничивает изолированный холм, ныне Пинчо (Pincio), в древности collis hortorum (50 м.), не входивший в состав древнего города. На правом берегу Тибра возвышается Яникул - изолированный горный кряж (77 м.), против Марсового поля он поворачивает к западу, огибая Ва­тиканский холм (mons Vaticanus).

Пропитанные водой почвы всего Лация и застаивание воды в оврагах между холмами делают местность крайне нездоровой, способствуя постоянным лихорад­кам2 .

Римская система холмов находилась еще в худших санитарных условиях, чем остальной Лаций: сужение русла Тибра там, где он огибает Марсово поле, вело к постоянным наводнениям, затоплявшим не только равнину Марсова поля, но и овраги между холмами. Это неудобство[2] искупалось, однако, благоприятными для развития города условиями: удобством защиты крутых холмов, близостью к мо­рю, судоходностью реки как между городом и морем, так и между городом и вер­ховьями реки, и, наконец, соседством с культурной и богатой Этрурией.

2. ИСТОРИЯ РИМА. РИМСКИЕ ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЬI И ИСКУССТВА.

В истории роста древнего Рима как города можно отметить несколько эпох, соответствующих эпохам территориального и государственного развития римско­го государства. Первая эпоха обнимает собой жизнь города до укрепления его так называемой Сервиевой стеной и соответствует так называемому царскому перио­ду истории Рима, вторая заканчивается строительной деятельностью Цезаря и со­ответствует эпохе постепенного превращения города-государства в империю, тре­тья обнимает время первых императоров до Септимия Севера, четвертая - время до V в. н.э. О численности населения Рима в республиканскую и императорскую эпохи нет точных сведений, Белох определяет население Рима во времена Суллы в 400 тыс., а в II-III вв. н.э. - в 800 тыс, человек.[3]

Царский период. Древнейшие поселения из хижин, относящиеся к культуре железного века, скорее всего появились на месте Рима задолго до восьмого века до н.э. Они выросли на холмах вокруг долины, лежащей у реки Тибр, у места, где когда-то был брод[4] .

О начале города Рима имеются только легенды и гипотезы, основанные ча­стью на аналогиях. По наиболее распространенному ныне преданию, Рим был ос­нован Ромулом 21 апреля 753г до н.э.. Как-то раз Ромул и Рем начали спорить на холме Палатин по поводу того, где основать город, и решили использовать гадание по полету птиц. Над Ремом пролетело 6 коршунов, а над Ромулом - 12. Ромул на­чал делать борозды, а Рем прыгал через них. Ромул заявил, что это святотатство и убил Рема, сказав: «Так будет с каждым, кто перейдет стены моего города». Есть также версия, что Ромул сказал "Границу моего города никто не переступит", а это была всего лишь черта и немного камней. Рем засмеялся и перепрыгнул че­рез черту, после чего был убит братом. Так был основан Рим. Ромул и стал его первым царем. Эту дату приводит историк Марк Теренций Варрон. До него рим­ляне называли различные даты в промежутке между 758 и 728 годами до н.э.

Несомненно, что зерном Рима был Палатикский холм и обе его вершины Па­латий и Цермал, к нему ведут как все легенды о начале Р., так и положение холма в центре римской системы холмов и его конфигурация, делавшая его наиболее не­доступным. Несомненно, однако, и то, что Рим был не единственной общиной, существовавшей, в отдаленной древности, в пределах нынешнего города. На про­тивоположном Палатину Квиринале издавна жила другая община, может быть другой национальности. Существовали ли отдельные общины и на других холмах - сказать невозможно. Литературное предание сохранило нам, основываясь на ре­лигиозных обрядах, сохранившихся от древнейшего времени (в историческое время жреческая коллегия luperci - волчатники - обегала кругом древний палатин­ский город), точные данные о сакральной границе палатинского города (pomcerium), монументальное предание указывает нам ход действительных укре­плений. Сакральная граница шла ад ima montis Palatini (у подножия Палатина)[5] .

Территория города представлялась римлянам, как и всякий священный уча­сток (templum), квадратом, отсюда имя палатинского города - Roma quadrata, нам известны четыре угла этого квадрата, что позволяет определить и истинную фор­му первоначального Рима, приближавшуюся, вероятно, более к трапеции, чем к квадрату. По аналогии с другими старолатинскими городами можно думать, что укрепления города шли поверх холма и состояли отчасти из искусственных со­оружений (возможно вала).

В иных местах работа фортификации ограничивалась обтесыванием и без то­го крутых склонов. Эти укрепления сохранились, в больших кусках, и до нашего времени. Так называемые fondi di capanne - углубления в почве, на которых стояли круглые мазанки древних латинов, и надгробные урны, имитирующие эти мазан­ки, с их широкими дверьми и конической крышей, - дают нам представление о тех жилищах, которые покрывали плато Палатина. Ту же форму имели, вероятно, и святилища, как показывают позднейшие круглые храмы старолатинскик божеств и жилища верховного жреца и царя.

Воспоминание об этом сохранилось в реликвиях позднего происхождения, каковы шалаш Фаустула (tugurium Faustuli) и дом Ромула (casa Romuli), сохраняв­шиеся до IV веке н.э. Возможно, что наряду с круглыми мазанками на Палатине рано стали строить и четырехугольные жилища. Может быть, уже палатинский город связан был с противоположным берегом Тибра деревянным мостом, вы­строенным еще тогда, когда ни железные, ни бронзовые гвозди не были в упот­реблении (поздн. pons SuЫicius). В связи с палатинским городом стояли, вероятно, и две древнейшие дороги (viae), позднее улицы: новая и священная (rгova, sacra), но ни их отношение к городу, ни их связь между собой до сих nop еиуе не ясны.

Среди позднейших укреплений сохранились, вероятно, старые ворота города (porta Mugonia, porta Romanula). Долго ли существовала небольшая палатинская община в своем первоначальном объеме, ни кому не известно.

В следующей стадии развития укрепленный город сильно разросся и охватил собой уже 7 холмов - Septimontium, - частью окруженных земляным валом (murus terreus). О существовании этой стадии свидетельствуют опять-таки религиозные обряды, в которых 7 гор являются одним целым. Только эти 7 холмов - отнюдь не всем нам знакомые 7 холмов Рима, а более мелкие деления, а именно, по свиде­тельству Антистия Лабеона - Палатий с Цермалом (две вершины Палатинского холма), Велия - холм между Палатином и Эсквилином, Фагутал-Карина (высота, на которой теперь стоит S. Pietro in Vincoli), Циспий и Оппий - две вершины Эск­вилина, и Субура, западный склон последних и долина между ними (может быть вместо последней надо вставить часть Целия - Sucusa). Вопрос о составе Септи­монтия остается, впрочем, спорным, неясно также, как возник Септимонтий - со­единением ли общин, сидевших на отдельных вершинах, или расширением пала­тинской общины, вероятнее последнее.

И предание, и топографические данные ясно говорят о существовании горо­да, омываемого двумя ручейками (в долинах Velabrum и vallis Murcia) и занимав­шего трапецеидальное плоскогорье, столь обычное в римской Кампанье и столь удобное для возникновения укрепленного центра. Жители общины, возникшей на Квиринале (collis Quirinalis или просто collis, отсюда название жителей общины - Collini), когда-то соединились с соседями (montani), и из этого соединения возник город, носящий в современной науке имя города четырех кварталов (urbs quattuor regionum). Три из них - regio Palatina, Esquilina и Suburana - принадлежали старому городу, четвертый составила новая община - regio Collina.

И об этом городе имеются лишь смутные воспоминания в позднейших рели­гиозных обрядах. Главным свидетельством о его существовании является то, что

сакральная граница города (померий) до времен Суллы обнимала лишь город че­тырех кварталов. Памятников этого периода жизни Рима не сохранилось, из па­мятников, упоминаемых преданием, к этому периоду обыкновенно относят святи­лища загадочных Аргеев, которые ежегодно в историческое время обходила тор­жественная процессия. Древнее происхождение процессии Аргеев, однако, оспа­ривается, и не без веских оснований. Город четырех кварталов топографически и стратегически не был цельным созданием, в его состав не входили такие важные в стратегическом отношении и тесно соединенные топографически с территорией древнего города пункты, как Капитолий и Авентин. Поэтому, вероятно, первая по­сле соединения общин попытка серьезно укрепить город привела к расширению его территории, несоразмерному с количеством населения, но необходимому со стратегической точки зрения. Размеры этого нового укрепленного города нам точ­но известны, так как его укрепления частью сохранились и до нашего времени: это - так называемая Сервиева стена, nостроение которой римская историче­ская наука ошибочно nриписывала царю Сервию. Римские историки называют семь царей[6] .

Первым был Ромул, о котором говорилось выше. Вторым - Нума Помпилий, который, в отличие от Ромула, правил мирно и дал Риму первые законы, причем его советницей была нимфа Эгерия. Третий царь - Тулл Гостилий, цетвертый - Анк Марций, пятый - Тарквиний древний, затем Сервий Туллий и Тарквиний Гордый. Он, согласно легендам, вступил на престол через труп убитого предшественника, правил жестоко, и в конце концов был изгнан из Рима (согласно римским истори­кам - в 510 году до нашей эры). После этого в Риме была установлена республи­канская система правления, в которой решающую роль играл сенат и два консула, избиравшиеся на год.

Город в тех размерах, в которых он был обведен Сервиевой стеной, сущест­вовал до позднереспубликанского времени и вступил в новую фазу развития толь­ко при Августе. Время возникновения стены нам неизвестно, предание, относящее ее к средине VI в. до н.э., несомненно неправильно. Стена возведена гораздо позднее, как доказывает сравнение ее с подобными же постройками в Лации. Крупные крепостные сооружения были необходимы только в промежутках между холмами, т.е. между Авентином и Целием и между Целием и Эсквилином. Наибо­лее трудно было укрепить Рим с той стороны, где Эсквилин уходит в Кампанью в виде широкого плато: здесь возник часrпью сохранившийся и до нашего времени знаменитый agger - вал, представляющий действительно грандиозное сооружение (земляная насыnь в 15 приблизительно метров высоты и более километра длины была укреплена снаружи стеной 4-метровой толщины, rгеред стеной - ров в 30 м глубины и 9 м ширины).

Изнутри вал также защищен был стеной и позднее пристроенным контрэс­карпом. Со стороны Тибра укрепления доходили до самой реки, включая и часть берега реки, с единственным мостом древнего города. Многочисленные ворота давали доступ в город. Важнейшие из ник были:

• Капенские ворота, между Авентином и Целием, из которой выходила Ап­пиева дорога, porta Esquilina перед началом вала, из которой выходила via Tiburtina,

• Коллинские ворота, между Квириналом и Эсквилином, в конце вала, из ко­торой вели дороги Nomentana и Salaria,

• porta Fontinalis на северо-западе, откуда шла на север via Flaminia, и, нако­нец, porta Trigemina, в два пролета, у реки, там, где шла к морю Остийская дорога.

В пределах стены отдельные холмы имели свои специальные укрепления, например Палатин, остатки стен которого, современные остаткам Сервиевой сте­ны, сохранились до нашего времени, и Капитолий, одна часть которого носила даже техническое имя arx (укреплен он был весь). Остатки укреплений сохрани­лись и на других холмах, особенно на Квиринале. Существование этих укрепле­ний объясняется тем, что на холмах были укрепления и раньше, а также тем, что они были необходимы и укрепленному городу, у которого не было естественного акрополя[7] .

При создании укреплений город отнюдь не был густо заселен, окраины его были покрыты по большей части лесом, что опять-таки требовало укрепления от­дельных холмов. Внутри Сервиевой стены развивается республиканский Рим, создаются его главнейшие артерии, возникают главные площади и общественные здания, главным образом храмы.

Центральной площадью делается долина между Палатином и Квириналом, площадь - forum кατ'έςoγήv. Отсюда расходятся важнейшие улицы: via sacra, nод­нимающаяся к главной святыне Рима - храму Юпитера Капитолийского, - nарал­лельно ей, у подножия Палатина, via nova и др. Другой важной площадью внутри

города был скотский рынок - forum boarium, у Тибра, самая оживленная торговая часть города, по соседству, но вне стен города, в prata Flaminia, лежал овощной рынок - forum holitorium. По хребту старого города на Квиринале, параллельно друг другу шли две старые улицы: длинная (vicus longus) и патрициева (vicus patricius). На Авентине главной и самой старой улицей был clivus puicius, шед­ший от Тибра вверх к храму Дианы. На Тибре, с развитием города, возникают ка­менные мосты, сначала Эмилиев - pons Aemilius, а затем, через остров, два моста: Fabricius и Cestius. Общественные постройки республиканского Рим - почти все религиозного характера: храмы и храмики, curiae - места для собраний священных коллегий, жертвенники и алтари. Все это - не монументальные, богатые построй­ки, а скромные здания, с глиняными раскрашенными украшениями.

Количество храмов республиканского Рима доказывает глубокую религиоз­ность римского народа, в каждой части города можно, на основании далеко не­полного предания, насчитать по несколько крупных святилищ. Особенно богат был старыми культами, большей частью иноземного происхождения, скотский рынок. Здесь локализировалась легенда о пребывании Геракла в Италии (древняя ara maxima, посвященная Геркулесу, и круглый его храм неподалеку от алтаря)[8]

Здесь же находился храм древней триады Ceres, Liber, Libera, построенный, по преданию, в 496г Сохранившийся четырехугольный храмик несомненно рес­публиканского времени - храм Портуна - не может быть идентифицирован ни с одним из названных в литературе храмов этой эпохи. Вне священных границ го­рода нашли приют в гостеприимном для чужеземных богов Риме и латинская Диана на Авентине, и греческий Аполлон, в prata Elaminia, и соплеменный ему Меркурий в долине цирка, и Асклепий (Aesculapius) на острове Тиберина (в 291г. до Р.Х.). Пленная Минерва (Minerva capta) из Фалерий поселилась на Целии, Ми­нерва лекарша (medica) - на границе померия, у восточного склона Оппия.

Гораздо менее засвидетельствованы нам постройки светского характера рес­публиканского времени, особенно те, которые принадлежат глубокой древности. Если оставить в стороне здание сената (curia), трибуну для речей (поздн. rostra) и место, где сидели иностранные послы (graecostasis) - здания, тесно связанные с политической жизнью Рима и поэтому относимые к седой древности, - то о дру­гих общественных постройках светского характера до III в. свидетельств не име­ется. Нельзя назвать постройкой приспособление для зрелищ в долине между Авентином и Палатином (Circus Maximus). Только когда город вырос, когда у об­щины появились крупные средства, когда и частные лица приобрели большие со­стояния, началась в Риме эра общественных построек[9] .

Начало им положил Аппий Клавдий проведением первого водопровода через Авентин в торговую часть города (aqua Appia), в 312г Через 40 лет возникает новый водопровод (Anio vetus), 150 лет Рим довольствуется этими двумя, пока в конце второго и в первом веках не появляются, один за другим, три новых водо­провода. Первое постоянное здание для зрелищ - Circus Flaminius - было выстрое­но только в 221г, первые крытые рынки и места для собрания деловых людей и тяжущихся (базилики) - в начале второго века (basilica Porcia - в 184г, basilica Tulvia - в 179г., Sempronia - в 171г.), может быть, еще раньше возник macellum - бойня и мясной рынок. С первым известным нам портиком - porticus Minucia (110г), на Марсовом поле - связываются, по-видимому, хлебные раздачи народу. Первый постоянный театр построен был только Помпеем.

Первоначально большие части городской территории покрыты были рощами, на холмах высились жилища-крепости знатных родов. С развитием демократии они исчезают, и Рим принимает все более и более городской вид. Главные улицы застраиваются домами и лавками, жилища, особенно у реки, быстро переходят за городскую черту, создавая предместья. Аристократия строит обширные дома с са­дами и парками, границы померия и стен становятся стеснительными. Рим начи­нает расти вверх, особенно в тех частях, где жил небогатый люд. Возникает тип домов, состоящих из отдельных квартирок (insulae), он господствует и в импера­торское время. Застраиваются, кроме долин, и склоны холмов. Особенно ценятся склоны Капитолия, Палатина и места, прилегающие к форуму. Общий вид города далеко не привлекателен: узкие, но большей части не мощеные улицы с недоста­точной канализацией, на склонах холмов часто ступенчатые троnинки (semitae), улицы все больше и больше суживаются пристройками, главным образом лавок.

Плохо построенные дома не раз рушатся, особенно во время частых разливов Тибра и пожаров. Современных аналогий этой стадии развития Рима найти нель­зя, нынешние восточные города, походя на древний Рим во всем остальном, не имеют 4 и 5 этажных построек, столь характерных для скученного республикан­ского Рима. В эпоху республики практический ум римлянина направлен более все­го на увеличение и выгодное помещение капитала, отсюда постройка наскоро, из наиболее дешевого материала и в возможно большее число этажей. Такой харак­тер строительства был причиной постоянных жалоб населения на гнет квартирной платы, неудовлетворительного состояния города в санитарном и эстетическом от­ношении и страшной дороговизны мест под постройки. Политическая власть ка­питала не давала места реформам в этом направлении. В последние смутные годы республики большинству граждан было, притом, не до улучшении условий город­ской жизни, не до постройки новых общественных зданий и даже не до поддер­жания старых.

Имперский Рим. Первые проявления монархической идеи ведут за собой постепенное изменение города. Расширение померия Суллой и постройки Помпея предшествовали деятельности Цезаря и Августа. Целые городки, возникшие у Тибра, на Марсовом поле, за porta Capena, по Аппиевой дороге, необходимо должны были сделаться юридически частями города, в состав которого они фак­тически входили. Только таким путем можно было создать сносные условия жиз­ни в центре города, отвлечь жизнь на окраины и предоставить более простора для общественных зданий в центре.

Цезарь воздвигает новое здание сената и кладет основание новой колоссаль­ной базилике на западной стороне форума, названной его именем. Ему же принад­лежит идея создать новую территорию для общественных зданий на Марсовом поле и соединить, рядом построек общественного и религиозного характера, ста­рый город у форума с новым городом на Марсовом поле. Первая из этих тенден­ций нашла себе выражение в постройке портика для голосований на Марсовом поле (Saepta Ju1ia), вторая - в создании искусственных площадей (Гога), в сущно­сти являющихся ничем иным, как периболами (дворами) вокруг центрального храма. Первой из них была Юлиева площадь с храмом Венеры-Прародительницы (Venus Genetrix), прародительницы Юлиев.

Полное осуществление планы Цезаря нашли только при Августе, созданием которого был новый город четырнадцати кварталов. Рим с этого времени теряет свой характер укрепленного города, пространство внутри Сервиевой стены окон­чательно застраивается, в пределы города входят и предместья. В состав города входят все Марсово поле и значительное пространство между Тибром и Аппиевой дорогой, далее большой квартал за Тибром. Другие предместья были гораздо меньших размеров. Улучшению санитарных условий города, как делу гораздо бо­лее трудному, Август мог положить только начало. Оно выразилось в увеличении количества водопроводов тремя новыми и особенно в урегулировании канализа­ции города[10] .

На Римском форуме, кроме реставрации и перестройки храмов, курии и Юлиевой базилики, Августу принадлежит постройка храма Цезарю и нового цен­тра политической жизни Рима, перешедшей теперь на форум и сосредоточившей­ся вокруг новой народной трибуны, новых ростр. В pendant к Юлиевой площади возникла соединенная с нею топографически площадь Августа, с храмом Марса мстителя (Mars U1tor), чем сделан был новый шаг к соединению центра с Марсо­вым полем. На самом Марсовом поле вырастают новые храмы (например, Панте­он, в его первоначальной форме), появляются первые бани (Термы Агриппы ), об­ширные портики, театры (Марцелла и Бальба). К постройкам религиозного харак­тера относится и Алтарь Мира на Марсовом поле, выстроенный в честь побед Ав­густа в Галлии и Испании. Личной идеей Августа в переустройстве города являет­ся создание на Палатине, рядом с реликвиями царского Рима, местопребывания новых владык - постройка дворца (Palatium), в связи с которым стоял храм Апол­лона и древней Весты. 62 храма обязаны Августу своим восстановлением. Деле­ние города на кварталы и создание особой полиции в лице пожарных (vigiles) со­действовало общему упорядочению строительной деятельности и санитарных ус­ловий. Коренного изменения в общем характере Рима произойти, однако, не мог­ло, и тип улиц вряд ли сильно изменился, разница была только та, что теперь ча­стные дома богатых граждан получили больше простора, благодаря движению на­селения к окраинам, вероятно, и цены на земли в городе упали, с исчезновением капиталов, нажитых спекуляцией и с расширением городской территории: иначе

трудно понять, откуда могли быть nокрыты Августом колоссальные издержки на приобретение мест для его построек Меняется при Августе и техника домо­строительства, для монументальных построек пользуются преимущественно мра­мором и травертином, прекратившаяся строительная горячка позволяет и частным владельцам обратить большее внимание на внешность своих жилищ[11] .

Почти каждый из последующих императоров расширяет императорский дво­рец на Палатине. Калигула стремится соединить Палатин колоссальными соору­жениями с форумом, специально с храмом Кастора, и с Капитолием, т.е. с храмом Юпитера Капитолийского. Расширение сакральных границ Рима, т.е. померия, сделано было и Цезарем, и Августом, но об их деятельности в этом направлении нет никакого понятия, между тем как аналогичная деятельность Клавдия засвиде­тельствована пограничными камнями.

Эпоху в жизни города составило правление Нерона, более, однако, в отрица­тельном, чем в положительном смысле. Ему косвенно или непосредственно обязан Рим тем, что в центре его появилось огромное пространство, свободное от по­строек. Возникло оно вследствие известного пожара, совершенно уничтожившего кварталы между Палатином и Эсквилином и сильно повредившего другие, осо­бенно центральные части города. Сам Нерон хотел воспользоваться пожаром для осуществления своей идеи расширения палатинского дворца вплоть до Эсквили­на, т.е. для создания особого императорского города, но исполнению этой идеи было положено только начало, золотой дом Нерона далеко не был доведен до кон­ца. Печальную картину представлял Рим во время смут, последовавших за смер­тью Нерона: ряд начатых построек золотого дома по соседству с опустевшим и обгорелым центром и разрушенным Капитолием, в уцелевших домах постои сол­дат, на улицах nостоянные смуты и борьба.

Только с утверждением на престоле династии Флавиев Рим оживляется и вновь поднимается из руин, на этот раз более красиво и целесообразно построен­ным. Ряд мер полицейского характера меняет вид улиц, о новой распланировке го­рода нет речи, но новые дома имеют более благообразный вид: одной из мер Вес­nасиана было, например, обязательное снабжение каждого дома портиком, бла­годаря чему улицы получали вид крытых галерей. Свободным пространством по­

сле пожара Флавии воспользовались для своих монументальных построек. Веспа­сиан не мог сочувствовать идее нероновского золотого дома, территорией его он

воспользовался для ряда колоссальных построек.

В долине между Палатином и Эсквилином возник и теперь еще стоящий ам­фитеатр - Колизей, вокруг него - ряд построек служебного характера, недалеко от­туда, на Целии, вырос колоссальный храм, окруженный портиками и посвящен­ный памяти божественного Клавдия. Веспасиан и в этом храме Клавдия, и в храме Мира, почти примкнувшем к форуму Августа, повторял идею императорских fora. Храм и форум Мира, возникший в связи с прежними площадями, но по направле­нию к Колизею, а не к Марсову полю, показывает, что Веспасиану желательно бы­ло связать центр города с территорией золотого дома. В том же направлении идет деятельность его преемников: Тит воздвигает рядом с Колизеем свои термы, До­мициан связывает форум Мира с комплексом площадей первых императоров так называемой nроходной площадью (forum transitorium), с храмом Минервы, no­стройку этой площади заканчивает Нерва.

Деятельность первых императоров блестящим образом довершает Траян, он окончательно связывает ряд императорских площадей с Марсовым полем своей колоссальной площадью (forum Traianum). Создание места для площади потребо­вало сноса склона Квиринала, препятствовавшего соединению низины форума с Марсовым полем, не меньше труда и затрат потребовало внутреннее украшение площади, в центре которой находились храм приемного отца Траяна и Колонна Траяна. С другой стороны Траян продолжал деятельность Флавиев: рядом с тер­

мами Тита возникают его термы, гораздо более колоссальных размеров и гораздо более богатые.

Главным созданием Адриана был Храм Венеры и Ромы на Велии, которым закончено было превращение центральной части города в ряд блестящих постро­ек, связывавших форум с Марсовым полем с одной стороны и с площадью у Коли­зея - с другой. Судя по сохранившимся остаткам, промежутки между храмом Ми­ра и храмом Венеры были заполнены зданиями общественного характера, может быть остатками Нероновского дома, на которых впоследствии возникла колос­сальная базилика Константина. За Тибром Адриан выстроил себе мавзолей, суще­ствующий еще и теперь в виде крепости св. Ангела, там же возник в это время и новый цирк. Много крупных перестроек Адриан произвел на Палатине, особенно на склоне к форуму и на склоне к via Appia, где ему обязаны своим существовани­ем стадий-палестра и прилегавшие к нему бани, входившие в комплекс новой час­ти дворца. Пантеон, в том виде, в каком он теперь существует, возник всецело во

времена Адриана: и ротонда, и купол nринадлежат этому времени, об этом сви­детельствуют кирпичные штемпели времени Адриана, преобладающие во всем здании. Те же штемпели находятся во множестве и в других зданиях. Деятель­ность кирпичных заводов Адриана была настолько широка, что целое поколение после него живет заготовленными им материалами. То же надо сказать и о при­возных мраморах, наводнивших в это время доки на берегу Тибра[12] .

Деятельность Антонина и Марка Аврелия не ознаменовалась выдающимися постройками, последнему принадлежит только погребальное место династии Ан­тонинов около колонны, воздвигнутой в честь Антонина, и pendant к Траяновой колонне (так называемая Колонна Марка Аврелия). В правление Коммода про­изошел разрушительный пожар 191 года, потребовавший при Септимии Севере ряда восстановлений и исправлений. В своей монументальной деятельности Сеп­тимий следовал Адриану. Все постройки последнего в северо-восточном углу Па­латина выросли вверх: и стадий, и прилегавший дворегу. У подножия Палатина возникло колоссальное декоративное здание Септизония, а также термы Севера, вероятно незначительных размеров, до нас от них ничего не сохранилось. Импо­нирующие руины свидетельствуют о великолепии и колоссальных размерах терм Каракаллы в той же части города. Север и Каракалла были последними императо­рами, строительная деятельность которых сильно изменила физиономию Рима,

после них если и возникает новое, то оно только пополняет или скорее переполня­ет строительную деятельность первых веков империи, не создавая ни новых архи­тектурных форм и даже не достигая оригинальных эффектов новым применением старых форм.

Рим в эту эпоху вполне оправдывал те гимны, которые пелись его великоле­пию. Если постройки его и не отличались красотой деталей, то они поражали ко­лоссальностью и декоративностью. Даже грубоватые детали терм Каракаллы в надлежащем освещении и на надлежащем расстоянии декоративно безупречны. Декоративный блеск вызывался главным образом материалом: разноцветными

мраморами античных зданий жила строительная деятельность nan, бронза па­мятников служила предметом грабежа начиная с V до XVI вв., наконец, памятни­ки искусства наполняют собой и до сих nop сотни общественных и тысячи част­ных собраний.

При Севере на внутренней стене Храма Мира была размещена подробная карта города - Forma Urbis Romae, фрагменты которой были найдены в 1562 году антикваром и скульптором Джованни Антонио Дозио близь Базилики Косьмы и Дамиана и помещены в Капитолийские музеи.

Монументальный характер придавала Риму масса общественных построек. Наиболее характерными для Рима являются следующие архитектурные формы, повторявшиеся и варьировавшиеся на массу ладов. Во-первых, так называемые императорские площади, т.е. храмы с большим периболом со множеством почет­ных памятников и произведений искусства: статус, и конных, и пеших, и на ко­лесницах, колонн - nростых и с изображениями, бюстов в нишах, жертвенников и алтарей, изображений богов, по большей части греческого nроисхождения, и т. д.

Здесь, на этих площадях, сидели императорские чиновники в своих канцеляриях, здесь же помещались архивы и библиотеки. Под понятие императорской площади подходит и ряд зданий, не носивших этого технического имени, тот же характер имеют многие храмы, например храм Аполлона на Палатине - настоящий музей произведений греческого ваяния, рядом с которым имелась обширная библиотека, - храм Венеры и Ромы на Велии, храм Клавдия на Целии и другие, и Капитолий был в сущности выразителем той же архитектурной формы. Близко подходили к ней и многочисленные портики, наполнявшие в особенно большом числе Марсово поле[13] .

Это - такие же площади, только без центрального храма, здесь также поме­щались канцелярии и другие общественные учреждения, а иногда и торговые за­ведения. Эти портики и площади можно считать дальнейшим развитием той идеи, которая осуществлена была в республиканской базилике, недаром между базили­ками Августа и Константина лежит только одна баилика Траяна, составная часть его форума. Портики часто входили в состав комплекса зданий, соединенных с те­атрами. Число последних со времени Августа не увеличилось, продолжали суще­ствовать все те же три - Помпея, Марцелла и Бальба, все на Марсовом поле. Уве­личилось число других зданий для зрелищ: постоянно расширялся большой цирк,

nоднимаясь все дальше и дальше по склонам холмов, nод конец своего существо­вания он вмещал колоссальное число зрителей, сильно утрированное, однако, в

литературном предании. Рядом с ним продолжал существовать Фламиниев цирк и возникали за Тибром цирки Калигулы и Адриана. Греческие упражнения нашли себе приют в стадии Домициана на Марсовом поле. Только избранная публика имела доступ в дворцовый стадий на Палатине. Гладиаторские игры устраивались в большом амфитеатре Флавиев, для гвардии существовал особый амфитеатр, в восточной окраине города (amph. Castrense). Для морских гладиаторских боев был

устроен ряд навмахий, все почти за Тибром, точнее известна одна из них, вырытая Августом. Чем-то новым в архитектуре древнего мира были и императорские тер­мы, как по соединению обычных греко-римских банных помещений с музеями, библиотеками, палестрами, так и по исполнению.

Такое соединение вызвало к жизни громадные здания, где римская архитек­тура, с ее сводами и куполами, покрывающими колоссальные пролеты, нашла наиболее полное развитие. По всему Рим раскинулись эти термы: на Марсовом

поле - термы Агриппы и Нерона, на Квиринале - Константина, на Виминале - Ди­оклетиана, у Эсквилина - Тита и Траяна, у Авентина - Севера и Каракаллы, все больше на окраинах города, так как там только можно было найти необходимое пространство для этих великанов. Не уступали в великолепии общественным

зданиям и многие частные дома знатных людей, стекавшихся в центр империи. Особенное значение для общего характера города имели, однако, не столько эти дома, сколько сады императоров и частных людей - городские виллы, покрывав­шие все окраины города, особенно соседний Марсовому полю холм садов (collis hortorum, ныне Monte Pincio). Их легче всего представить себе путем сравнения их с подгородными и загородными виллами, например виллой Адриана или виллами

знати Возрождения: то же богатство воды в фонтанах, нимфеях, гротах, та же подрезанная зелень, те же десятки павильонов и других мелких зданий, возникав­ших по капризу владельцев. Наряду с блестящими общественными и частными зданиями продолжал царствовать в Рим прежний тип многоэтажных домов с сот­нями отдельных квартир, где ютился бедный и средний класс.

Нижние этажи заполнялись лавками, мастерскими, кабачками и т. п. заведе­ниями. Все это было широко открыто на улицу, все делалось на виду у проходя­щих, как и теперь, например, в Неаполе. Улицы оставались узкими, тесными и грязными, хотя безобразиям республиканского Рим и был положен конец. Все улицы вымощены, некоторые регулированы, везде правильная канализация, везде обилие воды, которую несут в город 19 водопроводов. Улицы обрамлены порти­ками, от времени до времени возвышаются над ними мраморные триумфальные арки, образцами которых служат для нас арки Тита, Константина, Севера. Сотни частных бань удовлетворяют потребностям, для которых недостаточными оказы­ваются термы. Оживленная торговая и деловая жизнь продолжает кипеть на рын­ках и особенно на берегу Тибра, где один за другим вырастают императорские и частные склады и магазины, здесь выгружают все то, что шлют в Рим провинции, особенно Восток - Египет, Сирия, Малая Азия, Индия. Главную роль играют хлебные склады, где хранились запасы для прокормления римской черни, рядом с ними огромное пространство занимали склады мрамора и строительных материа­лов (теперь marmorata). Сотни магазинов имелись для других предметов, так, на­пример, в horrea (для бумаги и для перца) заняты были тысячи рабочих и около них возникает особый большой рабочий квартал. Здесь Тибр служит главной тор­говой артерией, выше он отделяет новый, затибрский квартал от старого города, через него перекинуто 8 мостов, из которых императорами построены мосты Aurelius (Марк Аврелий), Aelius (Адриан) и Probi (Проб). За пределами города, по главным дорогам, раскинулись гробницы богатых и бедных людей и виллы горо­жан.

С III в. строительная деятельность слабеет, только изредка слышно о новых постройках, и то на них идет обыкновенно материал разрушающихся старых. Из новых зданий замечательны только термы Константина и Диоклетиана, базилика Константина у священной дороги, храмы Солнца Аврелиана на Палатине и Мар­совом поле. Постепенное расширение померия после Клавдия приближает его все более и более к действительным границам города (точно засвидетельствованы расширения при Веспасиане и Адриане), только Марсово поле, где собирается войско перед триумфом и где покоится прах Августа и Антонинов, остается вне померия. Действительной границей является таможенная черта, совпадающая с предельной линией Адриановского померия везде, кроме Марсова поля.

В конце III в., при Аврелиане и преемнике его Пробе, граница была фиксиро­вана укреплениями, Рим вновь сделался укрепленным городом. Новые укрепле­ния - Стена Аврелиана - охватывали весь город с его затибрской частью. Они сов­падали с таможенной линией и отчасти с границей померия, но во многих случаях в пределы стены были введены и гробницы (в том числе пирамида Цестия и гроб­ница Еврисака). Стена сохранилась и до нашего времени почти на всем своем протяжении. Выстроена она очень прочно, сзади внешней стены (кирпичной, как и все другие постройки), в 1,33 м, идет ряд соединенных арками столбов, связан­ных со стеной сводом, над сводом зубцы , вся толщина 3,80 м, высота 16 м, от вре­мени до времени четырехугольные башни, в стене 14 ворот, фланкированных круглыми башнями.

При первом христианском императоре Константине были заложены две из четырех великих, или патриарших, базилик Рима - собор Святого Петра на месте его мученической смерти в цирке Нерона и базилика Святого Павла за городскими стенами над его могилой. Здание собора Святого Петра, ставшего затем церемо­ниальным центром Римско-католической церкви, просуществовало до XVI века. Базилика Святого Павла, напротив, не претерпел существенных изменений ни во времена Возрождения, ни в эпоху барокко, и позволяет составить представление об римской архитектуре этого периода.

Рим в Средние века и Новое время. С IV в. начинается история разрушения Рима. В 410г Рим взял штурмом и разграбил Аларих, в 455г - вандалы, которых привлекли в город придворные смуты. Вандалы предали город грабежу, и особые опустошения произвели в церквах. При последних императорах Западной Рим­ской империи фактическая власть перешла в руки Рицимера, дружины которого, при смене одного императора другим, неоднократно разоряли Рим. Наконец, в 476г герул Одоакр низложил последнего западно-римского императора, но скоро в свою очередь уступил место остготу Теодориху, правление которого ознаменова­лось началом широкой реставраторской деятельностью в городе. При Одоакре и Теодорихе управление городом сохранило прежние внешние формы: во главе его

по-прежнему стоял сенат, представителем короля, большей частью жившего в

Равенне, был префект. В войне Византии с остготами (536-552гс) Рим шесть раз подвергался осаде и переходил из рук в руки. При этом остготские цари, и в осо­бенности Тотила, брали многочисленных заложников из числа жителей Рима, что привело к уничтожению самых знатных фамилий Рима и уменьшило население Рима до 30-40 тыс., человек.

В течение последующих двух веков (570-750гг.), когда значительная часть Италии была отторгнута от Византии лангобардами, папы стали играть первенст­вующую роль в светских делах города при номинальном подчинении слабой Ви­зантии (равеннскому экзарху). На основании полномочия, которое Юстиниан пре­доставил местным епископам по отношению ко всему управлению в провинциях, папа Григорий I присвоил себе право высшего надзора за действиями правителей. После неудачной попытке императоры Льве III поддержать в Италии эдикты , на­правленные против иконопочитания, Риму стало угрожать реальное господство лангобардского короля и папа Стефан II (III) обратился к помощи франков. Пипин Короткий после своего похода на лангобардов папе территорию бывшего Равеннского экзархата, сделал его государем Папской области. При этом Пипин получил довольно неопределенные права римского патриция и защитника церкви, а папа продолжал признавать номинальное главенство над Римом за византийским импе­ратором. Папская область как относительно независимое государство со столицей в Риме просуществовала до Рисорджименто и объединения Италии.

Хотя покинувшие Рим императоры продолжают поддерживать отдельные здания, но эти реставрации - только исключения, большинство общественных зданий медленно разрушается. Только Теодорих попробовал было развить широ­кую реставраторскую деятельность, но она помогла ненадолго. Разрушению зда­ний сопутствовало похищение из них украшений из бронзы, мрамора и другого дорогого материала. В этом Византия соперничает с варварами.

С возвышением Пап все большую роль в городе играет базилика святого Петра и центр города перемещается на Ватиканский холм, вокруг которого уже при Льве IV возводятся новые оборонительные сооружения. О начале постройки Ватиканского дворца нет точных сведений: одни приписывают ее Константину

Великому, другие относят первоначальную постройку ко времени папы Симмаха

(VI в.). Достоверно только то, что во время приезда Карла Великого в Рим для ко­ронования, резиденциею папы Льва III служил дворец на Ватиканском холме, ко затем дворец был запущен, и резиденция папы перенесена в Латеранский дворец. Только со времени возвращения пап из Авиньона (1377) Ватикан окончательно становится постоянной папской резиденцией.

Старые здания, за исключением тех, в которых нашли себе приют христиан­ские церкви или феодальные крепости, беспрепятственно разрушаются. Так мав­золей Адриана, выгодно расположенный рядом с Ватиканским холмом, еще при постройке стен Аврелиана стал небольшой крепостью, а со временем превратился в непреступный папский Замок Святого Ангела, выдержавший несколько осад (последнюю в 1527 году во время т.н. Разграбления Рима). Среди церквей, воз­двигнутых в античнык зданиях, можно выделить следующие:

• церковь Косьмы и Дамиана - в храме Ромула на форуме,

• Санта-Франческа-Романа на развалинах храма Венеры и Ромы на форуме,

• церковь Сан-Лоренцо-ин-Миранда - в храме Антонина и Фаустины ,

• церковь Сан-Джузеппе-де-Фаленьями - над мамертинской тюрьмой,

• церковь Санта Мария дельи Анджели - в одной из зал терм Диоклетиана (Микеланджело, 1561),

• церковь Санта Мария (Santa Maria ад Martyres) возведена в Пантеоне,

• церковь Санто-Стефано-Ротондо - на фундаменте древнего Масеllит magnum (построена в Симплиции в 468г, реставрирована в XVI в., украшена Темпестой и Помаранцио изображениями мучеников).

Среди раннехристианских базилик можно назвать следующие:

• св. Агнесы (Basilica di Sant'Agnese fuori 1е mura, VII в.),

• Сан-Бартоломео,

• Санта-Чечилия-ин-Трастевере (заложена в 499г.) с мраморным ковчегом над алтарем - Арнольфо ди Камбио (1283) и статуей св. Цецилии - Мадерны (1600),

• Базилика Святого Климента (392), перестроенная в XII в. (фрески Мазач­чио) - под ней раскопки 1858г открыли древнюю базилику с живописью XI в. и остатки древнеримскик зданий, Сан-Джорджио-ин-Велабро (VП в.),

• Санти-Джованни-э-Паоло (XII в., под ней в 1887-90 гг раскопками открыта более древняя церковь, с византийской живописью, а еще глубже найдены жили­

ща св. Иоанна и мученика Павла, с фресками II-IV и V вв.),

• церковь Сан-Грегорио-Маньо, на месте, где жил Григорий Великий, с фре­сками Доменикино и Гвидо Реки,

• церковь Сан-Марко, с мозаиками VI в. и папертью работы Джулиано да Майано (1465),

• Санта-Мария-ин-Арачели (IX в., с 22 античными колоннами и фресками Пинтуриккио),

• Санта-Мария-ин-Космедин, III в. (?), перестроенная папой Адрианом I (712), реставрированная в 1892 г,

• Санта-Мария-ин-Домника с 18 античными гранитными колоннами,

• Санта-Мария-ин-Трастевере (V в., мозаики 1148г ),

• С.-Мартино-аи-Монти (Basilica dei Santi Silvestro е Martino ai Monti, 500г.,

перестроена в 1650г, живопись Гаспара Дюге (Gaspard Dughet)),

• Санта-Прасседе (V в., расширена в 820г),

• Санта-Пуденциана (считается первой по времени римской церковью, зало­женной апостолом Петром в доме сенатора Пуденса, мозаики IV в.),

• Сан-Пьетро-ин-Винколи, заложена (442) императором Евдокией для хра­нения цепей св. Петра, в правом нефе гробница Юлия ц со знаменитой статуей Моисея Микеланджело,

• Санти-Куаттро-Коронати (V в., с фресками XIII в.),

• Санта-Сабина (V в., 22 корикфских колонны).

Из церквей готического стиля выдается лишь одна, Санта-Мария-сопра­Минерва (1285), со статуей Христа (Микеланджело), фресками Филишпино Лип­пи, гробницами Льва Х и других пап.

Начало возведения нового Ватиканского дворца в конце XV века ознаменова­ло собой новый расцвет в истории Рима, когда в городе работают выдающиеся мастера эпохи Возрождения и барокко, а на постройку новых и реконструкцию старых задний тратятся весьма значительные средства.

В это время складываются важнейшие элементы ансамблей главных площадей Рима:

• площадь Св. Петра со знаменитой колоннадой Бернини (1667), обелиском (1586) и двумя фонтанами Мадерны ,

• Капитолийская площадь,

• Квиринальская площадь, с двумя мраморными колоссами (Диоскуры, ук­рощающие коней),

• площадь Колонна (с колонной Марка Аврелия, посередине улицы Корсо - наиболее оживленный пункт города),

• площадь Монте-Читорио, перед зданием парламента, с древнеегипетским обелиском,

• площадь Навона, с 3 колоссальными фонтанами и обелиском Бернини (1650),

• Испанская площадь, со знаменитой лестницей (1725) к церкви Санта­Тринита-де-Монти,

• площадь Треви с одноименным фонтаном работы Н. Сальви (1762), Кампо деи Фиори с овощным рынком.

Из храмов в стилях Возрождения и барокко выдаются:

• Сант-Агостино (1479), с фресками (пророк Исаия) Рафаэля и«Мадонной» Сансовино,

• Сант-Андреа-делла-Валле (1591) и С. Карло-аи-Катинари (1612) - обе с фресками Доменикино и великолепными куполами,

• Сан-Карло-аль-Корсо (1612),

• Иль-Джезу (Виньола, 1568) - главный иезуитский храм,

• С.-Игнацио (1626-75), с фресками Поцци,

• С.-Джованни-деи-Фиорентини, начатая Сансовино и оконченная Джакомо делла Порта по проекту Микеланджело,

• С.-Лоренцо-ин-Дамазо (1495),

• С.-Луиджи деи Франчези, главная церковь французских католиков, с фре­сками Доменикино, построена Джакомо делла Порта (1589),

• Санта Мария делл'Анима, главная церковь немецких католиков, построена Джулиано ди Сангалло (1507),

• Санта Мария делла Паче, с сивиллами Рафаэля и расписанной папертью Пьетро да Кортоны ,

• Санта Мария дель Пополо (1477), с фресками Пинтуриккио и капеллой Киджи,

• Санта Мария-ин-Валличелла (называемая также Кьеза Нуова), построена Филиппо Нери в 1550г, с живописью Рубенса,

• Санта Мария делла Виттория, построена в 1620г в память сражения под Белой горой, со знаменитой группой св. Терезы (Бернини),

• Сантиссимо Номе-ди-Мария, в память освобождения Вены от турецкой осады (1683),

• С. Онофрио, с гробницей Тассо,

• церковь С.-Пьетро-ин-Монторио, главная церковь испанских католиков (1500), с фресками Себастьяно дель Пьомбо,

• в примыкающем к ней монастырском дворе так называемая ротонда Тем­пиетто ди Браманте (1502), на предполагаемом месте крестной смерти апостола Петра,

• Сантиссима Тринита де Монти (1495), с фреской Даниеле да Вольтерра.

Из дворцов:

• Ватиканский - резиденция папы,

• Латеранский,

• Квиринальский - резиденция папы, затем короля, ныне президента,

• палата депутатов помещается во дворце ди Монте Читорио (начат построй­кой Бернини в 1650г, окончен Карло Фонтаной и Маттиа ди Росси, прежде Курия Инноценциа - резиденция папского правительства),

• дворец Мадама - местопребывание сената,

• Капитолийский дворец - местопребывание городского управления, дворец папской канцелярии (построен при Сиксте N),

• Венецианский дворец (XV в.) - местопребывание австрийского посла при папском престоле.

Главные из дворцов римской знати - Барберини, Боргезе, Корсини, Киджи, Одескальки, Дориа-Памфили, Роспильози (знаменитая фреска -«Аврора» , Гвидо Рени), Браски (теперь министерство внутренних дел), Каффарели (германское по­сольство), Фалькониери, Массими алле колонне (1535, Бальдассаре Перуцци), Скиарра, Маттеи (Мадерны ), Спада, новый дворец Пьомбино, с музеем Лудовизи.

Из вилл:

• Маттеи на Целийском холме,

• Медичи на холме Пинчио (построена в 1540г Аннибале Липпи, принадле­жала герцогам тосканским, в 1775г отсюда вывезены во Флоренцию знаменитые статуи Венеры Медицейской, Ниобид и др., теперь здесь помещается французская академия художеств),

• Боргезе у ворот дель Пополо, со знаменитой картинной галереей,

• Альбани у ворот Салария, с музеем древностей,

• Торлония,

• Дориа Памфили, у ворот С.-Панкрацио, с огромным парком,

• Мадама (построена, по проекту Рафаэля, для кардинала Юлия Медичи, принадлежала Маргарите Пармской (откуда и название ее), герцогам Фарнезе и королям неаполитанским (теперь в запустении). Знаменитая прежде вилла Лудо­визи, между воротами Салария и Пинчиана, разрушена.

Рим после 1871 года. Внешний вид города стал сильно изменяться с объяв­лением в 1871 году Рима столицей Итальянского королевства. Переселение в Рим двора, высших государственных учреждений, министерств и суда вызвало ожив­ленную строительную деятельность.

Для помещения новых учреждений перестраивались секуляризованные мона­стыри и воздвигались новые здания. Ввиду ожидавшегося притока населения спроектирована была новая часть города, на северо-восток от Тибра. Пустевшие прежде холмы Виминальский и Эсквилинский стали быстро покрываться новыми улицами. Строительная деятельность, поддерживаемая специальными банками, приняла лихорадочно спекулятивный характер.

В старинных, с узкими и кривыми улицами частях города прорубались широ­кие, удобные для движения улицы. Еврейский квартал (гетто) уничтожен в 1887г Тибр заключен в отвесных стенах, спроектированы широкие и красивые набереж­ные. Построено несколько мостов и спроектирован ряд других, монументальных. У замка св. Ангела, на месте виллы Лудовизи, на Монте Тестаччио, на Прати ди С. Козимати, возникли новые, обширные кварталы. Эта строительная деятельность, вызвавшая со стороны археологов обвинение в«разрушении Рима»

3. ИСТОРИЧЕСКАЯ РОЛЬ РИМА И ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕН­НОСТИ.

Когда говорится о Риме как об империи, как правило, утверждается, что его миссией была реконструкция, восстановление элементов эллинистической культу­ры в искусстве, литературе и науке. И это относительно верно. Однако, если древний Рим в каких-то своих элементах и наследует эллинизму, все же надо при­знать, что на древнем полуострове было много самобытного, делающего Рим уни­кальным явлением. Его корни идут не только от таких малоизвестных народов, как тирренцы или сабиняне, но и от одной из великих империй - империи этру­сков. Тот факт, что сегодня невозможно прочитать их древние трактаты, не дает нам основания отрицать влияние, которое этруски оказали на развитие других ци­вилизаций.

В каждой стране есть нечто замечательное, достойное внимания, что в каждой стране можно увидеть следы в камне - будь то арка, стена, каменная плита - с глубоко человечным содержанием, которое сумел вложить в них Рим. Из раз­дробленного эллинского мира, из разделенного на части, фраг­менты и течения мира Александра Рим сумел создать единое це­лое, соединить все. Он создал плавильную печь, где из разных металлов возник удивительный сплав - римская цивилизация. Сколько можно бы говорить о Риме, как много нам могут пове­дать эти древние камни!

В местечке Сегобрига в Кастилии есть огромная расколотая мраморная плита, на которой по-латыни было написано: "Смот­ри, о странник, здесь прошли легионы Августа. И помни, мы проходим быстро, подобно ветру". Сегодня из всей этой фразы цитируются лишь последние слова, все остальное забыто. Но разве даже в этих словах не чувствуется нечто истинно римское, нечто великое? Разве в этих словах не слышится нечто от Оракулов?

Вспомним одну легенду времен начала существования Рима, далекого 507 го­да до н.э., когда пала древняя монархия. Царь этрусков не смог взять приступом город, впоследствии названный Вечным, и подверг его осаде. Отважный римский юноша вместе с небольшой группой людей попытался убить завоевателя. Но он ошибся, потому что некоторые приближен­ные этрусского царя были одеты лучше своего господина - сейчас этого, наверное, не бывает, но цари древности были царями не столько по одежде или регалиям, сколько благодаря своему авторитету и любви к своему народу, - и случилось так, что вместо правителя юноша убил его писца. Храбрец был пойман и на допросе сказал, что единственное его желание - убить царя. Его спросили: "Ну и сколько вас, желающих убить гуаря? Кто они?". Юноша не отвечал. "Что ж, если не скажешь, мы будем держать твою руку в огне до тех пор, пока не заговоришь ". Гай Муций Сцевола (так звали юношу) сам положил руку на огонь и держал ее, пока от руки не остались лишь обуглившиеся кости. И только тогда сказал царю: "Есть еще триста юношей, которые тоже поклялись убить тебя ". -"Мы пришли, - сказал царь, - чтобы сражаться с людьми, а не с богами. Если таких, как ты, сотни, тогда нам лучше уйти "[14] .

Необходимо обратить внимание, что именно после этих событий появился символ - ладонь руки, который позднее стал символом Мира Августа (Рах Augusta). Что такое Мир Августа? И кем был Август?

Давным-давно, две тысячи лет тому назад, Август был гражданином мира. Он построил алтарь - Ara pacis, Алтарь мира. Алтарь с раскрытой ладонью, пред­ставляющей символ мира и согласия между всеми людьми. Он созвал правителей разных стран, представителей различных религий, всех и отовсюду, чтобы создать великое Государство, чье кровоточащее сердце должно исцелиться. И он провоз­гласил Согласие как самое разумное, самое прекрасное, самое гуманное и самое естественное равенство. Что такое Согласие - Concordia?

Чем оно было для Августа? Что такое римское Согласие? Для Августа оно означало то, что означает и само слово con-cordia -"сердце с сердцем". Сегодня, пытаясь объединить людей на основе равенства, многие забывают, что одинаковое отталкивает друг друга, а противоположности притягиваются. Забываем, что за днем следует ночь, а за холодом - жара, забываем, что основой семьи является не связь мужчины с мужчиной или женщины с женщиной, а союз мужчины и женщины.

Согласие Мира Августа было единством. Что получится, если захочется все уравнять, сделать одинаковым, если скажем, что эта картина такая же, как та, что столбы равны лампам или что светильники равны полу? Чтобы быть гармонич­ным, этот зал нуждается в разных предметах: ему нужны колонны, потолки, крес­ла, ковры, разные столы, нужна люстра, освещающая всех нас, нужен и этот красивый узор паркета. И Август это понял, Август открыл Согласие, не исклю­чающее индивидуальности, Согласие, не подавляющее индивидуальность, не тре­бующее, чтобы люди отказались от собственной силы, от того, что каждый несет в себе. И прежде всего, он дал возможность каждому жить с честью - с той древней честью, которая и сегодня присутствует в мире, но сокрыта от большинства глаз.

Единство, о котором говорится, было присуще даже рабам Рима. Во времена Августа один из городов был окружен варварами. Воины вышли на битву и были побеждены. В городе остались женщины, дети и рабы. Услышав о поражении, ра­бы обратились к своим госпожам: "Разрешите нам сражаться! Дайте нам ору­жие, дайте нам доспехи ваших мужей, и мы будем бороться". В это время ката­пульты забрасывали город посланиями: "Если этот город падет, женщины и де­ти будут предоставлены рабам, и рабы смогут ограбить дома и сжечь все, что захотят". Узнав об этом, рабы стали настаивать на своей просьбе и наконец по­лучили разрешение. Вооружившись, они вышли на поле сражения и победили, а потом сложили в центре города большую пирамиду из оружия. Когда женщины спросили у них, почему они так поступили, рабы ответили: "Лучше быть рабами

Рима, чем свободными в мире,,[15]

Чему может научить нас это чувство чести, верность данному слову, которые в Риме были присущи даже рабам? Сегодня обещания ничего не значат. В те вре­мена люди знали тайну силы данного слова. Вспомним того стража, охранявшего ворота Помпеи, который видел идущую с Везувия лаву, но остался на месте, так как не получил приказа оставить пост. Ему было приказано охранять ворота, и приказ не был отменен. Ему не было сказано: "Охраняй ворота от врагов, а не от лавы с Везувия". Ему сказали просто: "Охраняй ворота". И он остался там, перед воротами, с обуглившимися ногами, остался, встретив лаву с Везувия на своем посту.

В истории были люди, способные бросать вызов королям, рабы, бросавшие вызов целым армиям, стражи, которые не отступали перед грозной силой При­роды. Откуда эта сила? Откуда эта мощь? Откуда этот идеал, каким являлся Рим?

Рим - это не город, не место. Рим - это центр, мощный источник, ос­вещающий весь мир. Рим вобрал в себя все самое ценное, что было у других на­родов. Часто, говоря о Риме, его оценивают несправедливо. Говорят о развраще­нии, об упадке. Конечно, было и это. Рим был сильно развращен, и он пал... Но почему пал Рим? Рим пал потому, что однажды был велик. Горе тем народам, у ко­торых никогда не будет возможности пасть! Пасть может лишь тот, кто был велик.

Несомненно, есть народы, которые умирают "детьми", умирают карликами. Они так и не смогли подняться, не смогли стать чем-то - и поэтому, естественно, не могли пасть. Говорят, что в Римской империи были бездны безнравственности. Да, это так. Но, с другой стороны, Рим имел высочайшие вершины чести и досто­инства. Видели ли вы когда-нибудь горы, у которых есть пики, но нет склонов и пропастей?

В чем заключается наш Идеал, который называется Идеалом "Акрополя"? В стремлении опираться на самое лучшее, видеть вершины, а не пропасти. Необхо­димо стремится вспоминать великих людей, а не карликов, помнить великие три­умфы, а не поражения. У нас есть Идеал, корни которого уходят глубоко в землю и в память предков. Это Идеал великого мирового гражданства, при котором все люди могли бы быть римлянами не по происхождению, а благодаря высокому уровню культуры, нравственности, в силу глубокого чувства, которое нельзя по­черпнуть из книг, ибо оно не относится к сфере интеллектуального. Это такое же наследство, доставшееся нам от предков, как вода, как земля.

Иногда забывают, что можно учиться у природы. Можно изучать историю по книгам. Но давайте учиться и у воды. Вода падает с высоких облаков, спускается с гор и неустанно движется к морю, удаленному иногда на тысячи и тысячи кило­метров. И вода бежит, струится по скалистым горам, среди утесов, она течет, пре­одолевая препятствия, течет, сопровождаемая песней водопадов, течет, даря жизнь новым деревьям и сметая все препятствия. Свободная, она, вернувшись в море, снова испаряется, чтобы подняться к небу, и так она движется по кругу от жизни к смерти, от смерти к жизни.

Рим научил нас тому, что можно иметь Столицу Мира. Он научил нас, что все дороги ведут в Рим. Иными словами, все дороги могут привести к центру силы и духовности. Знаете ли вы, что на римских дорогах (как и на древних дорогах здесь, в Америке) первыми пропускали тех, кто возвращался из Рима, а не тех, кто шел в Рим? Ибо возвращавшиеся из Рима несли с собой дух великой Столицы, и люди уступали дорогу тем, кто нес в себе этот дух.

Мы живем в эпоху технократии, но, техника же и убивает нас с вами. Она позволяет нам путешествовать, общаться, но посмотрите: единствен­ное, что усовершенствовалось, - это машины, но не люди. Человек, управляющий космическими аппаратами, не стал лучше тех, кто стоял у кормила римских ко­раблей. Расти должен сам человек. Он должен обрести самого себя. Поэтому су­ществует новый Гуманизм, несущий в себе нечто от Рима. Речь идет не о гума­низме, опирающемся на преходящие ценности, а о Гуманизме, корнями уходящем в глубь Истории, о Гуманизме, который основан на Согласии и дает возможность жить "сердце с сердцем". Это не интеллектуальное согласие, а единение сердец. Это Согласие, благодаря которому можно видеть брата и в человеке с другим цве­том кожи, и в человеке другого вероисповедания, поскольку он также наделен жа­ждой созидания.

Вспомним старого Катона, который пахал землю, когда к нему пришли с ве­стью, что он должен занять трон. Он сказал: 'Дайте мне закончить эту борозду. Правители уходят, а борозды остаются ". Безусловно, сегодня считаются бороз­ды маловажными, недооцениваем все то, что исходит из земли, все то, что облада­ет внутренней глубиной. Многие забыли, что именно в этой глубине заключается сила нашей цивилизации. В ней заключалась мощь латинского мира - не во власти машин, а в чести. Вы задавались вопросом, почему римский воин был так храбр, даже стоя лицом к лицу с преобладающими силами атакующего противника? Рим­ский воин нес в себе дух Рима, он чувствовал себя частью Империи, частью воз­вышенной и сильной Идеи. Человек силен и велик настолько, насколько силен и велик Идеал, который он несет в душе. Человек, узнающий в другом своего брата, брата по Согласию, брата, с которым он может идти вместе, способен преодолеть все препятствия, выйти из всех кризисов.

Идеи Единства, Согласия, духовной Силы - это идеи, которые не умирают. Эти идеи, посеянные или даже втоптанные в землю, снова прорастают, подобно семенам. Тот, кто сеет семена, обязательно увидит мириады новых, выросших в колосьях. Те, кто сеет идеи Гуманизма и духовности, кто стремится посеять чув­ство чести, которое оберегало Рим, сеют семена, и однажды в будущем они увидят поля с новыми колосьями и новыми семенами чести, новую силу, новую мощь.

Этому научил нас Рим. Он научил нас также, что первично не золото, а каче­ство души. Рим показал, что можно преодолеть пропасти, построив мост на проч­ных опорах. Он убедил нас в том, что люди, которые кажутся сломленными, могут вновь обрести силу, позволяющую достичь любой цели. Рим научил нас силе Сло­ва, божественной силе Слова, того Слова, о котором говорят все религии.

Цицерон говорил, что Слово - это самая мощная из всех сил, что оно ведет армии, что перед его силой отступает мощь монархов. А что сказал Марк Авре­лий, прибыв в Александрию, когда его приветствовали с поднятой рукой, как це­заря? Глядя на своих друзей, друзей по Риторике, он сказал: "Мне бы больше по­нравилось, если бы вы просто обняли меня". Когда его спросили почему, он отве­тил: "Цезари приходят и уходят, а Риторика остается ". Риторика, та Риторика, которую нам завещал Рим, - это Риторика триумфа и силы, это не обычная рито­рика.

Сегодня в мире, где мы живем, мы постоянно встречаемся с одной и той же проблемой. И она заключается не в демократических или недемократических формах. Есть лишь одна форма в разных ее аспектах и окрасках - ее называют "карликократией", "правлением карликов". Все стали карликами, одни говорят, что мир должен быть желтым, другие - что он должен быть зеленым, но все они - кар­лики. Если говорят об искусстве, то не ищут вдохновения у великих Мастеров ду­ха, не вдохновляются космическим Величием, не вдохновляются тем, что нако­дится в душе, тем, что Божественно. Говоря о политике, все сводят к массам, к людям относятся так, будто они пельмени в упаковке или шарики в коробке, все - карлики.

Римляне были гигантами, а их супруги - героинями, подобно той, которая спросила Юлия Цезаря, возвращавшегося из боевого похода: "О Цезарь, шестеро моих сыновей были в легионах. Скажи мне, что с нами?". Натянув поводья, Це­зарь сказал: "Матрона, плохие вести. Скорблю, но твои сыновья погибли ". На это матрона сказала: "Цезарь, я не спрашиваю, живы они или нет, я спрашиваю, ис­полнили ли они свой долг". -'Да, матрона, они исполнили свой долг. Они умерли как герои, умерли за своих Орлов, умерли за то, во что верили глубоко и искренне". Со слезами на глазах, но со светлым сердцем она повернулась к своим родным и рабам: "Идемте. Пусть сегодня вечером будет праздник, ибо сыновья мои погибли за родину". Такими были женщины Рима, такими были его мужчины, такой была их идея: они ощущали себя Орлом - символом Империи, который обладал силой подняться высоко над горизонтом, глядя вдаль.

И если отправитесь туда, то можно найти следы величия, мудрые слова, ос­татки огромных стен. Это следы гиганта... Там прошел гигант, там прошел Рим.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В заключение данной работы хочется сказать, что Рим - сердце Италии, Вечный город на семи холмах, к которому, как известно, ведут все дороги. Рим входит в перечень самых древ­них, великих, богатых историческими и куль­турными памятниками городов мира. И неда­ром его называют Вечным городом - история Рима насчитывает более трех тысяч лет.

Латинский язык, родившийся здесь, мно­гие века был официальным языком культуры (в наше время - медицины). Римское искусство и архитектура стали образцом для всего мира, а законодательство, установленное здесь, - базой западного правового общества.

Столица Италии - настоящий рай для ценителей искусства, истории и архи­тектуры эпохи Возрождения и барокко. Ни одна столица мира не может похва­статься такой концентрацией достопримечательностей на один квадратный кило­метр своего исторического центра города. И все эти памятники истории и культу­ры составляют неотъемлемую часть Вечного города и превращают Рим в велико­лепнейший город-музей. Причем влияние этого города на мировую историю со­вершенно невозможно переоценить.

Хотя история Рима насчитывает более трех тысяч лет, само рождение Вечно­го города окутано глубокой тайной. По легенде, Рим был основан в 753 году до н.э. сыновьями бога войны Марса и дочери местного царя, весталки Реи Вильвии - Ромулом и Ремом. Согласно преданию, Рем выбрал низменность между Палатин­ским и Капитолийским холмами, но Ромул настаивал на том, чтобы основать го­род на холме, вспыхнула ссора, в ходе которой Ромул убил своего брата.

Вся история Средних веков стала для Рима историей борьбы между Папами и императорами Священной Римской империи. В Городе практически не прекраща­лись междоусобные войны, многие знатные роды боролись за власть. В 1084 году Рим был сильно разрушен. Но в ХI-XII веках здесь выросли новые замки знатных фамилий, развернулось церковное строительство. В период пребывания на пре­столе папы Иннокентия III (1198-1216гг.) Рим занял положение центра католиче­ского мира.

В дальнейшем в истории этого города, уже действительно казавшегося веч­ным, были и взлеты, и падения, и к середине XV века Рим превратился в круп­нейший центр Возрождения. Здесь жили и творили многие великие гуманисты, художники и аркитекторы: Рафаэль, Микеланджело, Челлини, Альберти, Бьондо, Бернини, Борромини, Браманте, Браччолини и многие другие. И снова дни славы Вечного города чередовались с периодами упадка.

Много потрясений видели древние мостовые этого города, но Рим каждый раз возрождался к новой жизни - гордый, прекрасный, неуничтожимый, похожий на легендарного Феникса.

Сегодня об этих временах помнят разве что историки да сам древний город. Для туристов со всего мира это место - гигантский музей под открытым небом, экспонаты которого, ставшие бессмертными достопримечательностями Рима, по­щадило безжалостное время.

Город живет в основном за счет многочисленных туристов и паломников, к услугам которых в современной столице Италии 1300 отелей и великое множество ресторанов, кофеен и пиццерий.

Рим ежегодно принимает более 16 млн, человек. И здесь действительно есть чему удивляться. Так, например, о периоде могущества древнего Рима напоми­нает Колизей - огромный амфитеатр на 50 тыс. зрителей. Посвященный всем бо­гам Пантеон - настоящее достижение античной инженерии, идеал архитекторов эпохи Ренессанса. На знаменитом римском Форуме находится "Лапис Нигер" - монолит из черного мрамора, установленный по приказу Юлия Цезаря на могиле самого Ромула. А в Капитолийском музее можно увидеть Моисея работы Мике­ланджело. Символ же находящегося в пределах Рима государства Ватикан - впе­чатляющий собор св. Петра - и вовсе одна из визитных карточек Вечного города. Другими словами, отлично сохранившиеся и хорошо знакомые нам достопримеча­тельности Рима практически неисчерпаемы. И потребуется немало дней и недель, чтобы осмотреть малую долю наиболее известных.


[1] Баллер Э.А. Преемственность в развитии культуры. 1969. с15.

[2] Нессельштраус Ц.Г. Искусство Западной Европы в средние века. 1973. с27

[3] Всеобщая история искусств. Том2 книга2. 1961. С55

[4] Культурология. История мировой культуры. 1995. С89

[5] Популярная художественная энциклопедия. 1986. С71

[6] Виндельбанд В. История философии. 1898. С66

[7] Всемирная история искусств. Т2. 1963. С63

[8] Мальцева Н.Л. История зарубежного искусства. 2001. С47

[9] Энциклопедический словарь художника/сост. Платонова Н.И., Синюков В.Д. 1983. С69

[10] Культурология для технических ВУЗов. 2001. С53

[11] Всеобщая история архитектуры. Том4. 1963. С209

[12] Радугин А.А. Философия 1995. С95

[13] Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. 1999. С56

[14] Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. 1983. С93

[15] Энциклопедия от Кирилла и Мефодия. Электронный вариант. 1997. С79

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий