регистрация / вход

Русский национальный характер 3

Русский национальный характер Размышления о характере русского народа приводят нас к выводу, что характер народа и характер отдельного человека не имеют прямой корреляции. Народ – соборная, симфоническая личность, поэтому вряд ли возможно в каждом русском человеке обнаружить все черты и свойства русского национального характера.

Русский национальный характер

Размышления о характере русского народа приводят нас к выводу, что характер народа и характер отдельного человека не имеют прямой корреляции. Народ – соборная, симфоническая личность, поэтому вряд ли возможно в каждом русском человеке обнаружить все черты и свойства русского национального характера. В целом, в русском характере можно увидеть качества Петра Великого, князя Мышкина, Обломова и Хлестакова, т.е. и положительные, и отрицательные свойства. Нет на земле народов, обладающих только положительными или только отрицательными чертами характера. В реальности существует известное соотношение того и другого. Лишь в оценке одних народов другими возникает ложное представление, порождающее стереотипы и мифы, что другой (не наш) народ имеет, в основном, негативные черты характера. И, наоборот, возникает стремление приписать всевозможные положительные характеристики в превосходной степени собственному народу.

В характере русского народа часто отмечают такие свойства, как терпеливость, национальная стойкость, соборность, щедрость, безмерность (широта души), даровитость. Н.О. Лосский в своей книге "Характер русского народа" начинает исследование с такой черты русского характера, как религиозность. "Основная, наиболее глубокая черта характера русского народа есть его религиозность, и связанное с нею искание абсолютного добра.., которое осуществимо лишь в Царстве Божием, – пишет он. – Совершенное добро без всякой примеси зла и несовершенств существует в Царстве Божием потому, что оно состоит из личностей, вполне осуществляющих в своем поведении две заповеди Иисуса Христа: любить Бога больше себя, и ближнего, как себя. Члены Царства Божия совершенно свободны от эгоизма и потому они творят лишь абсолютные ценности, – нравственное добро, красоту, познание истины, блага неделимые и неистребимые, служащие всему миру".

Лосский ставит акцент на слове "искание" абсолютного добра, тем самым он не абсолютизирует свойства русского народа, а стремится обозначить его духовные устремления. Поэтому в истории России, благодаря влиянию великих святых подвижников, идеалом народа стала не могучая, не богатая, а "Святая Русь". Лосский приводит проницательное замечание И.В. Киреевского, что по сравнению с деловым, почти театральным поведением европейцев, удивляет смирение, спокойствие, сдержанность, достоинство и внутренняя гармония людей, выросших в традициях русской православной церкви. Даже многие поколения русских атеистов, вместо христианской религиозности, проявляли формальную религиозность, фанатичное стремление осуществить на земле своего рода царство божие без Бога, на основе научного знания и всеобщего равенства. "Считая основным свойством русского народа христианскую религиозность и связанное с нею искание абсолютного добра, – писал Лосский, – я буду в следующих главах пытаться объяснить некоторые другие свойства русских людей связью с этою существенною чертою их характера".

Такими производными чертами русского характера Лосский называет способность к высшим формам опыта, чувство и волю (могучая сила воли, страстность, максимализм), свободолюбие, доброту, даровитость, мессианизм и миссионизм. Вместе с тем он называет и негативные черты, связанные с недостатком средней области культуры – фанатизм, экстремизм, которые проявились в старообрядчестве, нигилизм и хулиганство. Следует отметить, что Лосский, анализируя черты русского национального характера, имеет в виду тысячелетний опыт существования русского народа и фактически не дает оценок, связанных с тенденциями, свойственными русскому характеру в XX столетии. Для нас в работах Лосского важна базовая черта национального характера, доминанта, определяющая все остальные свойства и задающая вектор анализа поставленной проблемы.

Современные исследователи этой темы в большей степени учитывают тенденции в развитии русского национального характера XX века, не отрицая при этом той традиции, которая на протяжении тысячелетней истории России и русского народа сформировала эти свойства. Так, В.К. Трофимов в книге "Душа русского народа" пишет: "Знакомство с национально-телесными и духовными детерминантами психологических свойств русского народа позволяет выделить фундаментальные внутренние качества национальной психологии. Эти фундаментальные качества, составляющие суть национальной психологии и национального характера русского народа можно обозначить как сущностные силы русской души".

К сущностным силам он относит парадоксальность душевных проявлений (противоречивость русской души), созерцание сердцем (примат чувства и созерцания над разумом и рассудком), безмерность жизненного порыва (широта русской души), религиозное стремление к абсолюту, национальную стойкость, "Мы-психологию" и любовь к свободе. "Сущностные силы, заложенные в глубинных основаниях русской души, крайне противоречивы по возможным следствиям своего практического воплощения в жизнь. Они могут стать источником созидания в экономике, политике и культуре. В руках мудрой национальной элиты веками складывающиеся особенности национальной психологии служили процветанию, укреплению мощи и авторитета России в мире".

Ф.М. Достоевский, задолго до Бердяева и Лосского, показал, как в характере русского народа сочетается низменное и возвышенное, святое и греховное, "идеал Мадонны" и "идеал содомский", а полем битвы этих начал является человеческое сердце. В монологе Дмитрия Карамазова с исключительной силой выражены крайности, беспредельная широта русской души: "Перенести я притом не могу, что иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы. Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил".

Сознание своей греховности дает русскому народу идеал духовного восхождения. Характеризуя русскую литературу, Достоевский подчеркивает, что все вековечные и прекрасные образы в творчестве Пушкина, Гончарова и Тургенева заимствованы у русского народа. Они взяли у него простодушие, чистоту, кротость, ум и незлобие, в противоположность всему изломанному, фальшивому, наносному и рабски заимствованному. И это соприкосновение с народом придало им необычайные силы.

Достоевский выделяет еще одну коренную потребность русского народа – потребность страдания всегдашнего и неутолимого, везде и во всем. Этой жаждой страдания он заражен искони; страдальческая струя проходит через всю его историю, не только от внешних несчастий и бедствий, а бьет ключом из самого сердца народного. У русского народа даже в счастье непременно есть часть страдания, иначе счастье для него неполно. Никогда, даже в самые торжественные минуты своей истории, не имеет он гордого и торжествующего вида, и лишь умиленный до страдания вид; он воздыхает и возносит славу свою к милости Господа. Эта идея Достоевского нашла чеканное выражение в его формуле: "Кто не понимает Православия, тому никогда не понять и Россию".

Воистину, наши недостатки являются продолжением наших достоинств. Полярности русского национального характера можно представить в качестве целого ряда антиномий, выражающих позитивные и негативные свойства.

1. широта души – отсутствие формы;
2. щедрость – расточительство;
3. свободолюбие – слабая дисциплина (анархизм);
4. удаль – разгул;
5. патриотизм – национальный эгоизм.

Эти параллели можно многократно увеличить. И.А. Бунин приводит в "Окаянных днях" знаменательную притчу. Крестьянин говорит: народ как древо, из него можно сделать и икону, и дубину, в зависимости от того, кто это древо обрабатывает – Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.


И.А. Ильин фиксирует внимание на том, что безмерность для русского человека есть живая конкретная данность, его объект, его исходный пункт, его задача. "Такова русская душа: ей дана страсть и мощь; форма, характер и преображение суть ее исторически жизненные задачи". Среди западных аналитиков русского национального характера эти особенности в большей мере удалось выразить немецкому мыслителю В. Шубарту. Наибольший интерес в противопоставлении двух диаметрально противоположных типов мироощущения – западного (прометеевского) и русского (иоаннического) – представляет собой ряд позиций, предложенных Шубартом для сравнения, которые насыщены многообразным конкретным материалом. Воспроизведем одну из них. Культура середины и культура конца. Западная культура – культура середины. Социально она покоится на среднем классе, психологически на душевном состоянии середины, равновесия. Ее добродетели – самообладание, воспитанность, деловитость, дисциплина. "Европеец – порядочный и прилежный, квалифицированный работник, безупречно функционирующий винтик большого механизма. Вне своей профессии он едва ли принимается в расчет. Он предпочитает путь золотой середины, и это обычно путь к золоту". Вещизм и мещанство – цель и результат западной культуры.

Русский движется в рамках окраинной культуры. Отсюда – широта и безмерность русской души, ощущение свободы вплоть до анархизма и нигилизма; чувство вины и греховности; апокалиптическое мироощущение и, наконец, жертвенность, как центральная идея русской религиозной нравственности. "Иностранцы, впервые попавшие в Россию, – писал Шубарт, – не могли отделаться от впечатления, что очутились в священном месте, ступили на святую землю… Выражение "Святая Русь" – не пустая фраза. Путешественник же по Европе сразу увлекается шумным ритмом ее деятельных сил; до его слуха доносится высокая мелодия труда, но это – при всем величии и мощи – есть песня о земле".

Тем не менее, простое перечисление тех или иных качеств русского национального характера будет весьма неполным или бессистемно избыточным. Поэтому в дальнейшем анализе следует пойти по другому пути: определить достаточные основания (критерии), согласно которым можно суммарно выразить особенности русского характера. В современной научной литературе давно ведется дискуссия о том, что же является определяющим началом в исследовании национальной идентичности: "кровь и почва", или же "язык и культура". И, хотя большинство исследователей обращают внимание на язык и культуру, тем не менее, национальный генотип и природно-климатические условия имеют прямое отношение к формированию качеств и свойств национального характера.

В качестве исходных формообразующих оснований русского национального характера, по моему мнению, следует отнести такие базовые факторы:

1. Природа и климат;
2. Этнические истоки;
3. Историческое бытие народа и геополитическое положение России;
4. Социальные факторы (монархия, община, полиэтничность);
5. Русский язык и русская культура;
6. Православие.

Подобный порядок совсем неслучаен. Анализ факторов следует вести с внешних, материальных, физико-климатических, а заканчивать духовными, глубинными, задающими доминанту национального характера. Именно религиозность русского народа (Н.О. Лосский), укорененная в православном христианстве, большинством исследователей этого вопроса рассматривается в качестве глубинного основания русского характера. Следовательно, порядок значимости названных факторов выстраивается по восходящей линии.

* * *

Угрозы и вызовы существованию национального самосознания и русского характера несомненно существуют. Как правило, они имеют объективное и субъективное содержание и многократно усиливают свое негативное воздействие в периоды смут, революций, социальных разломов и кризисных ситуаций. Первая объективная тенденция, ведущая к угрозе существования русского национального самосознания, связана с распадом СССР (исторической России) в конце XX столетия, именно она поставила под вопрос само существование русского народа, а, следовательно, и его национального самосознания. Вторая объективная тенденция связана с "реформированием" экономики, которая, по сути дела, явилась полным крушением экономики всей страны, уничтожением военно-промышленного комплекса, огромного количества НИИ, обеспечивавших на протяжении ряда десятилетий приоритетные направления развития страны. В результате экономика постсоветской России приобрела уродливый, однобокий характер – она всецело базируется на добыче и экспорте углеводородов (нефти и газа), а также на экспорте других видов сырья – черных и цветных металлов, древесины и т.д.

Третья объективная тенденция – депопуляция русского народа, связанная с низким уровнем рождаемости, большим количеством абортов, низкой продолжительностью жизни, высокой смертностью от ДТП, алкоголизма, наркомании, суицида и прочих несчастных случаев. На протяжении последних 15 лет население России сокращается на 700-800 тысяч человек ежегодно. Депопуляция русского народа является следствием указанных выше объективных тенденций и приводит к резкому увеличению миграционных потоков, зачастую никак не контролируемых, с Кавказа, из Центральной Азии и Китая. Уже сегодня в школах Москвы 12,5% учащихся – азербайджанцы. Если миграционная политика не будет жестко контролироваться, то в дальнейшем этот процесс приведет к замещению русского народа мигрантами, к вытеснению и угасанию русского национального самосознания. Депопуляция является во многом следствием кризисных процессов 90-х гг. XX века.

Субъективные тенденции, ведущие к угрозам существования русского национального самосознания, суммарно можно выразить как утрату идентичности. Однако это положение требует расшифровки и детализации. Утрата идентичности связана с вторжением в мир русского национального самосознания чуждых для русского человека внешних влияний, нацеленных на преобразование национального самосознания и русского характера по западному образцу: в области образования – присоединение к Болонской хартии; в области культуры – замена традиционных образцов русской культуры поп-культурой, псевдокультурой; в области религии – внедрение различных сектантских течений, связанных с протестантизмом, с оккультными и другими антихристианскими сектами; в области искусства – вторжение различных авангардистских течений, выхолащивающих содержание искусства; в области философии – фронтальное наступление постмодернизма, отрицающего своеобразие и специфику национального мышления и традиции.

Сколь многообразны способы отрицания национального самосознания мы ежедневно видим в различных программах СМИ. Наиболее опасным среди них является русофобия – отрицание и презрительное отношение к русской культуре, к национальному самосознанию и к самому русскому народу. Можно предположить, что если произойдет замена русского национального самосознания на внедряемый у нас уже полтора десятилетия западный менталитет, тогда и русский народ превратится в "население", в этнографический материал, а русский язык и русская культура, в перспективе, могут разделить судьбу мертвых языков (древнегреческого и латинского). Повседневным явлением становится денационализация культуры, подавление национального сознания, превращения его в комиксно-клиповое сознание, извращение истории России, осквернение нашей Победы, усыпление оборонного сознания.

Неблагополучное экономическое положение страны, перманентный политический кризис конца XX века, криминогенная обстановка привели к "утечке мозгов" – массовой эмиграции ученых в другие, более благополучные страны. Уехавшие за рубеж ученые заполнили исследовательские центры и университеты США, Канады, Германии и других стран Запада. По оценкам Российской Академии наук, за 15 лет из страны выехало около 200 тысяч ученых, в том числе 130 тысяч кандидатов наук и около 20 тысяч докторов наук. По сути дела, это – катастрофа, почти полная утрата интеллектуальной собственности страны. Талантливые выпускники лучших вузов России стремятся уйти в богатые бизнес-корпорации или уехать за рубеж. Это привело к утрате среднего, по возрасту, звена научных работников РАН. Сегодня средний возраст докторов наук в РАН составляет 61 год. Налицо – "утечка мозгов", неуклонное старение и невозможность восполнения научных кадров, исчезновение целого ряда ведущих научных школ, деградация тематики научных исследований.

Как противостоять, что можно противопоставить этим негативным тенденциям, приводящим к эрозии русского национального самосознания?

Во-первых, нужна взвешенная программа (идеология) на долгосрочную историческую перспективу, которая должна соответствовать национальным интересам России, учитывать пределы национальной безопасности в развитии русской культуры, школьного и вузовского образования, науки, защиты нравственных, религиозных, этнических ценностей народа. Вместе с тем, такая идеологическая программа должна обозначить перспективы развития экономики, сельского хозяйства, ВПК и других сфер производства, которые смогли бы обеспечить независимость нашей страны на должном уровне. Так называемые "национальные проекты", разрабатываемые и внедряемые администрацией президента Д.А. Медведева, весьма фрагментарны и не имеют характера универсальной национальной программы. Как писал И.А. Ильин, России нужна не классовая ненависть и не партийная борьба, раздирающая ее единое тело, ей нужна ответственная идея на отдаленную перспективу. Притом идея не разрушительная, а положительная, государственная. Это есть идея воспитания в русском народе национального духовного характера. "Эта идея должна быть государственно-историческая, государственно-национальная, государственно-патриотическая, государственно-религиозная. Эта идея должна исходить из самой ткани русской души и русской истории, из их духовного глада. Эта идея должна говорить о главном в русских судьбах – и прошлого и будущего; она должна светить целым поколениям русских людей, осмысливая их жизнь, вливая в них бодрость". Сегодня уже существует опыт разработки таких перспективных программ.

Во-вторых, необходимо воспитание русской национальной элиты, устремления которой соответствовали бы национальным интересам России и русского народа. Инонациональная и инославная элита всегда будет подталкивать страну либо к очередной революции (по сути дела, – к переделу власти и собственности), либо, по выражению Ф.М. Достоевского, будет один раз в несколько десятилетий "пускать судорогу", т.е. осуществлять очередную кризисную ситуацию. Как показывает опыт трагических для России 90-х гг. XX века, подобная элита – "чикагские мальчики", – была направляема и управляема внешними, враждебными по отношению к России, силами вопреки национальным интересам страны.

В-третьих, необходимо воспитание новых поколений русских людей в духе любви к Родине, в духе патриотизма, а для этого нужна фундаментальная перестройка всей системы образования и воспитания. Только в этом случае можно преодолеть негативные последствия современного национального нигилизма и русофобии. "Поколение пепси", воспитанное под девизом – "Бери от жизни все!" – это социальный продукт разрушительных процессов 90-х гг.

В-четвертых, необходимо бороться с негативными чертами русского национального характера – с анархизмом и экстремизмом, с неорганизованностью и "надеждой на авось", с неоформленностью и хулиганством, с апатией и утратой привычки к систематическому труду, что во многом явилось результатом кризисных явлений последних полутора десятков лет. Эта борьба должна вестись не на "вспышках революционного духа", а путем выработки упорной самодисциплины, непрерывного самоконтроля, терпения и выносливости, духовного трезвения и послушания. С.Н. Булгаков говорил о христианском подвижничестве, которое есть непрерывный самоконтроль, борьба с низшими греховными сторонами своего "я", аскеза духа. Только на этом пути можно до некоторой степени нейтрализовать негативные тенденции русского национального характера, которые в эпоху исторической смуты приводят к деструкции сущностных сил народа, когда на передний план выходит "подполье человеческой души". Когда народ находится на грани (и даже за гранью) физического существования, с него трудно требовать соблюдения высоконравственного поведения. Для этого необходимы меры социального, политического, экономического характера, но, прежде всего, – духовного. Только в этом случае есть надежда на благополучный, позитивный результат в развитии России, русского народа и его национального самосознания.

Если у русского народа есть достаточный национальный и социальный иммунитет, то он снова вернется к собственной национальной идентичности. Исторический опыт дает нам достаточно оснований для оптимистического сценария развития событий. Россия и русский народ преодолевали труднейшие ситуации, находили достойный Ответ на Вызов истории. Подобный анализ русского национального характера Достоевским, вскрывшем глубочайшие противоречия, дает надежду, что та бездна падения, в которой оказался сегодня русский народ, отрезвит его, и он преодолеет этап очередного саморазрушения, пройдя через покаяние и страдание.

Здесь невольно возникает вопрос: как же русский народ, имеющий наряду с негативными и положительные качества, соблазнился в начале XX в. идеями революционного переустройства России и атеизма, следствием чего стали цареубийство, разрушение храмов, отречение от веры предков и оскудение народной души. Ответ на этот вопрос мы находим у Достоевского. Для русского человека, по его мнению, свойственно забвение всякой меры во всем. Любовь ли, вино ли, разгул, самолюбие, зависть – тут иной русский человек отдается почти беззаветно, готов порвать все, отречься от всего, от семьи, обычая, Бога. "Это потребность хватить через край, потребность в замирающем ощущении, дойдя до пропасти свеситься в нее наполовину, заглянуть в самую бездну и – в частных случаях, но весьма нередких – броситься в нее как ошалелому вниз головой.

Это потребность отрицания в человеке, иногда самом неотрицающем и благоговеющем, отрицания всего, самой главной святыни сердца своего, самого полного идеала своего, всей народной святыни во всей ее полноте, перед которой сейчас лишь благоговел и которая вдруг как будто стала ему невыносимым каким-то бременем, – так характеризует Достоевский черты самоотрицания и саморазрушения, свойственные русскому народному характеру. – Но зато с такою же силою, такою же стремительностью, с такою же жаждой самосохранения и покаяния русский человек, равно как и весь народ, и спасает себя сам, и обыкновенно, когда дойдет до последней черты, то есть когда уже идти больше некуда. Но особенно характерно то, что обратный толчок, толчок самовосстановления и самоспасения, всегда бывает серьезнее прежнего порыва – порыва самоотрицания и саморазрушения. То есть то бывает всегда на счету как бы мелкого малодушия; тогда как в восстановление свое русский человек уходит с самым огромным и серьезным усилием, а на отрицательное прежнее движение смотрит с презрением к самому себе".

В заключении еще раз обратимся к перечислению основных черт русского национального характера. Природно-климатические условия России сформировали в характере русского народа такие черты, как терпеливость, выносливость, широту натуры, трудолюбие. Отсюда проистекает пассионарность и "самородный" характер народа. Полиэтничность и поликонфессиональность России воспитали в русском народе братство, терпеливость (толерантность) к другим языкам и культурам, бескорыстие, отсутствие насильственности. Историческое бытие русского народа и геополитическое положение России выковали в его характере такие свойства, как национальная стойкость, свободолюбие, жертвенность, патриотизм. Социальные условия существования русского народа – монархия, община – способствовали формированию монархического правосознания, соборности, коллективизма, взаимопомощи. Православие, как основная доминанта русского национального самосознания, сформировало в русском народе религиозность, стремление к абсолютному добру, любовь к ближнему (братство), смирение, кротость, сознание своей греховности и несовершенства, жертвенность (готовность отдать свою жизнь за други своя), соборность и патриотизм. Эти качества формировались в соответствии с евангельскими идеалами добра, правды, милосердия и сострадания. В этом надо видеть религиозный источник русской стойкости и терпения, выносливости и силы жертвенности русского народа.

Каждому русскому человеку следует отчетливо знать и отрицательные свойства своего национального характера. Широта, безмерность русской души часто бывает сопряжена с максимализмом – либо все, либо ничего. Слабая дисциплина ведет к разгулу и анархизму; отсюда лежит опасный путь к экстремизму, бунтарству, хулиганству, терроризму. Безмерность души становится истоком дерзкого испытания ценностей – атеизм, отрицание традиции, национальный нигилизм. Отсутствие в повседневной жизни этнической солидарности, слабость "племенного инстинкта", разобщенность перед "чужаками" делает русского человека беззащитным по отношению к мигрантам, которым свойственны спаянность, наглость, жестокость. Поэтому мигранты в России сегодня чувствуют себя хозяевами в большей степени, нежели русские. Недостаток самодисциплины нередко приводит к неумению систематически трудиться и добиваться поставленной цели. Названные выше недостатки многократно возрастают в периоды смут, революций и других кризисных социальных явлений. Легковерность, склонность к соблазну, делает русский народ игрушкой в руках политических авантюристов и самозванцев всех мастей, приводит к утрате иммунных сил державности, превращает его в чернь, в электорат, в толпу, руководимую стадным сознанием. В этом корень всех социальных смут и катастроф.

Тем не менее, отрицательные свойства представляют собой не коренные, доминантные черты русского характера, а скорее, являются оборотной стороной положительных качеств, их извращением. Четкое видение слабых черт национального характера позволит каждому русскому человеку бороться с ними, искоренять или нейтрализовать их влияние в самом себе.

Сегодня тема, связанная с изучением русского национального характера необычайно актуальна. В условиях перманентного социального кризиса конца XX – начала XXI веков, когда русский народ унижен, оболган, в значительной степени утратил витальные силы, он нуждается в подтверждении своих достоинств, в том числе на уровне исследования русского национального характера. Только на этом пути можно осуществить связь времен, обратившись к традиции, к деяниям наших великих предков – героев, вождей, пророков, ученых и мыслителей, к нашим национальным святыням, ценностям и символам. Обращение к национальной традиции подобно прикосновению к целительному источнику, из которого каждый может извлечь веру, надежду, любовь, волевое начало и пример для служения Родине – Святой Руси.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий