регистрация / вход

Влияние массовой культуры на общественное сознание

«Влияние массовой культуры на общественное сознание» Содержание. 1. Введение …3 2.Определение "массовая культура" ...5

«Влияние массовой культуры на общественное сознание»

Содержание.

1. Введение……………………………………………………………3

2.Определение "массовая культура"...................................................5

3. Особенности и функции

массовой культуры в современном обществе………………………13

4. Заключение………………………………………………………….24

Введение

Культура — духовный компонент человеческой деятельности, обеспечивающий различные стороны жизни человека. Это означает, что культура вездесуща, но вместе с тем в каждом конкретном виде деятель­ности она представляет лишь ее собственно духовную сторону — во всем разнообразии социально значимых проявлений.

Вместе с тем культура — это также процесс и ре­зультат духовного производства, что и делает ее су­щественной частью совокупного общественного произ­водства и социальной регуляции наряду с экономикой, политикой и социальной структурой. Духовное произ­водство и обеспечивает формирование, поддержание, распространение и внедрение культурных норм, ценно­стей, значений и знаний, воплощенных в различных компонентах культуры (мифы, религия, художественная культура, идеология, наука и т.д.). Как важный ком­понент совокупного производства культура не сводится к внепроизводственному потреблению или обслужива­нию. Она является непременной предпосылкой всякого эффективного производства.

Культура раскрывает свое содержание через си­стему норм, ценностей, значений, идей и знаний, полу­чающих выражение в системе морали и права, религии, в художественной сфере и науке.

Культура это не статичное явление, она постоянно изменяется. В XX веке активно заговорили о массовой культуре. Каждая эпоха создает свой тип, свой образец человека и отношение к нему. Массовое общество формирует то и другое на свой лад.

Существует множество различных точек зрения на время возникновения массовой культуры. Нет и единения в оценке массовой культуры. Точки зрения на массовую культуру зачастую противоположны друг другу.

В работе можно рассмотреть различные взгляды на массовую культуру и различные теории, связанные с ней. Для этого мы использовали книги следующих авторов: Ортега-и-Гассет Х. «Эстетика. Философия культуры»; Московичи С. «Век толп»; Акопян К. З. «Массовая культура» и работами других авторов.

Цель работы – определить роль и функции массовой культуры в жизни современного общества.

Задачи: рассмотреть что такое массовая культура, её происхождение и формы; рассмотреть функции массовой культуры.

Определение "массовая культура"

Изучением культуры занимаются многие науки история, археология, социология, этнография, искусствоведение и культурология. Существуют несколько десятков различных определений того, что можно назвать культурой, множество подходов к ее изучению, теоретических концепции, моделей культуры.

В истории философского осмысления культуры можно выделить основные модели культуры. Натуралистическая модель сводила культуру к предметно-вещественным формам ее проявления, видела в культуре человеческое продолжение природы. Представителями такого взгляда были Вольтер, Руссо, Гольбах.

Такой подход превращает культуру в одно из звеньев природной эволюции, воплощающее развитие способностей «естественного человека». Именно благодаря культуре человек не исключается из природы, а образует высшее звено в ее развитии, обосновывает идеалы разумного человека из его естественных потребностей.

Немецкие просветители связывали понятие «культура» с личностным развитием человека, тогда как «цивилизация» отождествлялась ими с социально-политической жизнью людей.

Однако культура — это не только живая деятельность человека и ее предметное воплощение, а также отношения между людьми как ее творцами. Культура — это сложнейший социальный организм, который рождается, живет и умирает, уступая дорогу новым культурным явлениям. В XX веке стали говорить о новом типе культуры – массовой культуре.

Особенности производства и потребления культурных ценностей позволили культурологам выделить две социальные формы суще­ствования культуры: массовую культуру и элитарную культуру. Массовой культурой называют такой вид культурной продукции, которая каждодневно производится в больших объемах. Предпола­гается, что массовую культуру потребляют все люди, независимо от места и страны проживания. Это культура повседневной жизни, представленная самой широкой аудитории по различным каналам, включая и средства массовой информации и коммуникации.

По поводу ис­токов массовой культуры в культурологии существует ряд точек зрения. В качестве примера можно привести наиболее часто встречающихся в научной литературе:

1. Предпосылки массовой культуры формируются с момента рождения человечества, и уж, во всяком случае, на заре христиан­ской цивилизации. В качестве примера обычно приводятся упро­щенные варианты Священных книг (например «Библия для ни­щих»), рассчитанные на массовую аудиторию.

2. Истоки массовой культуры связаны с появлением в евро­пейской литературе XVII—XVIII веков приключенческого, детек­тивного, авантюрного романа, значительно расширившего аудито­рию читателей за счет огромных тиражей (книги Д. Дефо, М. Комарова).

3. Большое влияние на развитие массовой культуры оказал и принятый в 1870 году в Великобритании закон об обязательной всеобщей грамотности, позволивший многим освоить главный вид художественного творчества XIX века — роман.

И все-таки, - это предыстория массо­вой культуры. А в собственном смысле массовая культура прояви­ла себя впервые в США на рубеже XIX—XX веков. Для рубежа XIX—XX веков стала характерной всеобъемлющая массовизация жизни. Она затронула все ее сфе­ры: экономику и политику, управление и общение людей.

С од­ной сто­ро­ны появление массовой культуры де­мо­кра­ти­зи­ро­ва­ло сфе­ру куль­ту­ры, с дру­гой сто­ро­ны, спо­соб­ст­во­ва­ло про­ник­но­ве­нию в эту сфе­ру ком­мер­че­ских, по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов, по­го­ни за при­бы­лью.

Существует много трактовок понятия «масса»:

1. Масса - как монолитное, неразделимое множество (то есть противоположность понятию класс).

2. Масса — как синоним невеже­ственности (как об этом писал X. Ортега-и-Гассет)[1] .

3. Массы — как механизированное общество (т. е. человек воспринимается как придаток техники).

4. Масса — как бюрократизированное общест­во (т. е. в массовом обществе личность теряет свою индивидуаль­ность в пользу стадности).

5. Масса — как толпа. Здесь заложен психологический смысл. Толпа не рассуждает, а повинуется стра­стям. Сам по себе человек может быть культурным, но в толпе — это варвар (эта точка зрения находит отражение у С. Московичи). [2]

В целом эти точки зрения сходятся в том, что массы — есть воплощение стадности, унифицированности, шаблонности. Что в массе трудно выделить личность, что культура зачастую несвойственна массам, что «массовый человек культурой не обзавёлся». [3]

В целом “массовое” общество толкуется как новая соци­альная структура, складывающаяся в результате объективных процес­сов развития человечества — индустриализации, урбанизации, бурного роста массового потребления, усложнения бюрократической системы и, конечно же, невиданного ранее развития средств массовой коммуни­кации. В этих условиях человек “с улицы”, утрачивая индивидуаль­ность, превращается в безликого статиста истории, растворяясь в толпе, которая уже не прислушивается к подлинным авторитетам, а легко становится жертвой демагогов и даже преступников, лишенных каких-либо идеалов.

Несмотря на свою кажущуюся бессодержательность, мас­совая культура имеет весьма четкую мировоззренческую про­грамму, которая базируется на определенных философских ос­нованиях. Существует множество исследований и концепций, касающихся массовой культуры.

Одной из старейших философских школ прошлых веков была грече­ская школа — киренаиков, основанная в V веке до н.э. другом Сокра­та — Аристипом. Это школа создала этическое учение — гедонизм. Гедонисты утверждают, что чувство наслаждения является целью всего поведения человека. Идеи гедонизма развили эпикурейцы. На­личие у массовой культуры столь древних идейных источников яв­ляется аргументом против тех теорий, которые утверждают, что только одни технические средства породили якобы в XX веке новый тип «глобальной культуры». Но, конечно, наиболее интенсивно мировоззренческие основы феномена массовой куль­туры начинают формироваться с момента восхождения на истори­ческую арену буржуазии. Именно с этого момента развлекательная ветвь гедонистической функции художественной культуры стано­вится одной из определяющих в массовой культуре.

В качестве идейной основы современной массовой культуры выступает философия позитивизма. Позитивизм в массовой культуре про­явился как натурализм. Для него характерно сведение социального к биологическому. Примером является серия западных детективных романов. В сюжетах этих произведе­ний за совершенными преступлениями стоит один социальный мо­тив - деньги. Но в финалах романов выясняется, что преступления организовали маньяки, уголовники-шизофреники, не спо­собные отвечать за свои поступки. Серьезный социальный мотив оказывается подмененным мотивом биологическим. Зависимость социологии от биологии стала мировоззренческой платформой для многих произведений массового искусства. Принцип эскейпизма, то есть стремление любыми путями увести потребителя от противо­речий реального мира, объявить их несуществующими или заста­вить о них забыть, прочно занял ведущее место в подобных произ­ведениях.

Философия позитивизма явилась главной формой миро­воззренческого обоснования натуралистического художествен­ного метода в искусстве (Г. Спенсер, Э. Ренан, И. Тон). Натурализм как метод художественного творчества оформился во второй по­ловине XIXвека в Европе. В натуралистиче­ских произведениях искусства преувеличивается роль матери­ально-вещественном среды и недооценивается роль социальных факторов в формировании личности. Натуралистические школы привели, прежде всего, к описанию быта в художественных произведениях, к заострению внимания на физических подробно­стях жизни человека, однако меньше внимания уделялось соци­альным основам бытия.

В своей теории бессознательного 3. Фрейд исходил из того, что сущность человека выражается в свободе от инстинктов. От­сюда и жизнь в обществе возможна только тогда, когда эти ин­стинкты подавляются. Возникает то, что Фрейд называл «фруст­рацией» — то есть неосознанной ненавистью индивида к общест­ву, которая выражается в агрессивности. Но поскольку общество обладает достаточно сильными для подавления этой агрессивности индивидов возможностями, человек находит выход своим неудов­летворенным страстям в искусстве.[4] Главное влияние фрейдизма на массовую культуру кроется в использовании его природных инстинктов (агрессия, страх и т.д.).

Очень известная концепция массовой культуры была предложена Хосе Ортегой-и-Гассетом. Ортега, как философ, создал собственную доктрину “рациовитализма”, суть которой — не раздельное существование философии и жизни, науки и искусства, а их взаимовлияние. В ка­честве теоретика культуры Ортега стал не только одним из главных со­здателей теории массового общества, но и видным теоретиком мас­сового искусства и творческого “модернизма”.

Хосе Ортега-и-Гассет родился в семье известного журналиста и де­путата испанского парламента, закончил иезуитский колледж и сто­личный университет (1904), учился в Германии и с 1910 года в течение четверти века возглавлял кафедру метафизики на факультете филосо­фии и языка Мадридского университета, одновременно занимаясь из­дательской и политической деятельностью в рядах антимонархичес­кой, а позднее антифашистской интеллигенции.

В своем труде “Восстание масс” Ортега развивает мысль о том, что современное общество и его культура поражены тяжелой болезнью — засильем бездуховного, лишенного каких-либо стремлений человека-обывателя, навязывающего свой стиль жизни целым государствам. [5]

По Ортеге, обезличенная “масса” — скопище посредственнос­тей, — вместо того чтобы следовать рекомендациям естественного “элитарного” меньшинства, поднимается против него, вытесняет “элиту” из традиционных для нее областей — политики и культуры, что, в конечном счете, приводит ко всем общественным бедам нашего века. «Если меньшинство состоит из лиц, обладающими определёнными признаками, то масса представляет собой набор лиц, не отличающихся ничем особенным». [6]

Будучи неспособным к критическому мышлению, массо­вый человек бездумно усваивает любые случайные установки и нормы, всё что скопилась в нем по воле случая, и навязывает это везде и всюду. Ортега говорит о том, что человечество можно разделить на два класса: на тех, кто требует от себя многого и сам на себя взваливает тяготы и обязательства, и на тех, кто не требует ничего и для кого жить — это плыть по течению. Свои рассуждения о появлении массо­вого человека испанский философ связывает, прежде всего, с евро­пейской историей. Славу и ответственность за выход широких масс на историческое поприще, по его мнению, несет XIX век. За все двенадцать веков своего существования — с VII по XIX столетие — население Европы ни разу не превышало 180 млн. человек, а за время с 1800 по 1914 год, достигло 460 млн. Как считает Ортега, эти массы не успевают пропитаться традиционной культурой. Именно отсутствие традиционной культуры в современном обществе приводит к его духовной деградации и падению нравственности. В конечном счете Ортега стремился показать, что отнюдь не классовые противоречия и не происки империализма, а именно антигуманные установки, навязываемые миллионам людей в тоталитарных обществах, стали причиной всех трагедий уходящего века.

Размышления Ортеги во многом перекликаются с идеями филосо­фов и социологов так называемой Франкфуртской школы, “новых левых”, или неомарксистов, которые считали, что именно предельная технологизация и бюрократизация современного общества заводят его в тупики бездуховного авторитаризма и диктатур. Представители этой школы считали, что «у людей должны быть истинные потребности – быть творческими, независимыми, автономными, жить свободно и думать самостоятельно. Но в современном капиталистическом обществе эти истинные потребности не могут быть удовлетворены, поскольку на них постоянно накладываются ложные потребности, необходимые для выживания системы». [7]

Описанный выше феномен “массовой культуры” с точки зрения его роли в развитии современной цивилизации оценивается учеными далеко не однозначно. В зависимости от тяготения к элитарному или популистскому образу мышления культурологи склонны считать его или чем-то вроде социальной патологии, симптомом вырождения об­щества, или, наоборот, важным фактором его здоровья и внутренней стабильности.

Критический подход к массовой культу­ре сводится к ее обвинениям в пренебрежении классическим наслед­ством, в том, что она якобы является инструментом сознательного ма­нипулирования людьми; порабощает и унифицирует основного творца всякой культуры — суверенную личность, способствует ее отчуждению от реальной жизни

Противоположный под­ход, напротив, выражается в том, что массовая культура провозгла­шается закономерным следствием необратимого научно-технического прогресса, что она способствует сплочению людей, прежде всего мо­лодежи, независимо от каких-либо идеологий и национально-этничес­ких различий в устойчивую социальную систему и не только не отвер­гает культурного наследия прошлого, но и делает его лучшие образцы достоянием самых широких народных слоев путем их тиражирования через печать, радио, телевидение и промышленное воспроизводство.

Единого мнения по вопросу массовой культуры нет. Так или иначе, массовая культура стала неотъемлемой частью нашей жизни и нам необходимо не бороться с ней, а использовать её себе во благо.

Особенности и функции массовой культуры в современном обществе.

Истоки широкого распространения массовой культуры в совре­менном мире кроются в коммерциализации всех общественных отношений. Стремление видеть товар в сфере духовной деятельности в сочетании с мощным развитием средств массовой коммуникации и привело к созданию нового феномена — массовой культуры. В социальном плане массовая культура формирует новый общественный слой, получивший название «средний класс». Этот «средний класс» стал стержнем жизни индустриального об­щества, он же и сделал столь популярной массовую культуру.

Массовая культура мифологизирует человеческое созна­ние, мистифицирует реальные процессы, происходящие в природе и в человеческом обществе. Происходит отказ от рационального на­чала в сознании. Целью массовой культуры является не столько заполнение досуга и снятия напряжения и стресса у человека ин­дустриального и постиндустриального общества, сколько стиму­лирование потребительского сознания у реципиента (т. е. у зрите­ля, слушателя, читателя), что в свою очередь формирует особый тип — пассивного, некритического восприятия этой культуры у че­ловека. Все это и создает личность, которая достаточно легко под­дается манипулированию. Другими словами, происходит манипу­лирование человеческой психикой и эксплуатация эмоций и ин­стинктов подсознательной сферы чувств человека, и, прежде всего, чувств одиночества, вины, враждебности, страха, самосохранения. Формируемое массовой культурой массовое сознание много­образно в своем проявлении. Однако оно отличается консерватив­ностью, инертностью, ограниченностью. Оно не может охватить все процессы в развитии, во всей сложности их взаимодействия. В прак­тике массовой культуры массовое сознание имеет специфические средства выражения. Массовая культура в большей степени ори­ентируется не на реалистические образы, а на искусственно созда­ваемые образы (имидж) и стереотипы. В массовой культуре фор­мула (а в этом и есть сущность искусственно создаваемого образа — имиджа или стереотипа) — это главное. Подобная ситуация сти­мулирует идолопоклонство. Сегодня новомодные «звезды искус­ственного Олимпа» насчитывают не меньше фанатичных поклон­ников, чем старые боги и богини.

Массовая культура в художественном творчестве выполня­ет специфические социальные функции. Среди них главной явля­ется иллюзорно-компенсаторная: приобщение человека к миру открытого или скрытого пропагандой господствующего образа жизни, которое имеет своей конечной целью отвлечение масс от социаль­ной активности, приспособление людей к существующим услови­ям, конформизм.

Отсюда и использование в массовой культуре таких жанров искусства как детектив, вестерн, мелодрама, мюзикл, комикс. Именно в рамках этих жанров создаются упрощенные версии жизни, которые сводят социальное зло к психологическим и мо­ральным факторам.

В Аме­ри­ке мас­со­вая куль­ту­ра при­об­ре­ла двой­ст­вен­ный ха­рак­тер: аме­ри­кан­ский ум, ко­то­рый не за­нят прак­ти­че­ски­ми за­бо­та­ми, ос­та­ет­ся от­ды­хаю­щим, в то вре­мя как дру­гая его часть, за­ня­тая от­кры­тия­ми, про­из­вод­ст­вом и со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ци­ей, на­по­ми­на­ет Ниа­гар­ский во­до­пад. Аме­ри­кан­ская во­ля во­пло­ща­ет­ся в не­бо­скре­бе, аме­ри­кан­ский ин­тел­лект - в ко­ло­ни­аль­ных по­строй­ках.

По, ори­ен­ти­ро­ван­ным на ры­нок пред­ме­там по­треб­ле­ния, мы уз­на­ем о ти­пич­ных фор­мах по­ве­де­ния, по­зи­ци­ях, об­ще­при­ня­тых мне­ни­ях, пред­рас­суд­ках и ожи­да­ни­ях боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва лю­дей.

При рассмотрении массовой культуры мы неизбежно сталкиваемся с понятием «манипуляция». Слово «манипуляция» имеет корнем латинское слово manus – рука (manipulus – пригоршня, горсть, от manus и ple – наполнять). В словарях европейских языков слово толкуется как обращение с объектами с определенными намерениями, целями (например, ручное управление, освидетельствование пациента врачом с помощью рук и т.д.). Имеется в виду, что для таких действий требуется ловкость и сноровка. Отсюда произошло и современное переносное значение слова – ловкое обращение с людьми как с объектами, вещами.

С. Кара-Мурза выделяет три главных, признака манипуляции. [8]

Во-первых, это - вид духовного, психологического воздействия (а не физическое насилие или угроза насилия). Мишенью действий манипулятора является дух, психические структуры человеческой личности.

Во-вторых, манипуляция - это скрытое воздействие, факт которого не должен быть замечен объектом манипуляции. Когда попытка манипуляции вскрывается и разоблачение становится достаточно широко известным, акция обычно свертывается, поскольку раскрытый факт такой попытки наносит манипулятору значительный ущерб. Еще более тщательно скрывается главная цель - так, чтобы даже разоблачение самого факта попытки манипуляции не привело к выяснению дальних намерений.

В-третьих, манипуляция – это воздействие, которое требует значительного мастерства и знаний.

Манипуляция – способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. Это воздействие направленно на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти направлении. Именно в условиях массовой культуры легче всего манипулировать людьми.

Природа манипуляции состоит в наличии двойного воздействия – наряду с посылаемым открыто сообщением манипулятор посылает адресату закодированный сигнал, надеясь на то, что этот сигнал разбудит в сознании адресата те образы, которые нужны манипулятору.Искусство манипуляции состоит в том, чтобы пустить процесс воображения по нужному руслу, но так, чтобы человек не заметил скрытого воздействия.

Од­на из важ­ных функ­ций со­вре­мен­ной мас­со­вой куль­ту­ры со­сто­ит в ми­фо­ло­ги­за­ции об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния. Про­из­ве­де­ния мас­со­вой куль­ту­ры, так же как и ми­фы, ос­но­ва­ны на не раз­ли­че­нии ре­аль­но­го и иде­аль­но­го, Они ста­но­вят­ся пред­ме­том не по­зна­ния, а ве­ры.

Су­ще­ст­ву­ет мне­ние, что наи­бо­лее аде­к­ват­ным тер­ми­ном, вы­ра­жаю­щим сущ­ность про­из­ве­де­ний мас­со­вой куль­ту­ры, яв­ля­ет­ся тер­мин ико­на. Имен­но ико­на со­от­вет­ст­ву­ет рус­ско­му по­ня­тию об­раз. Этот тер­мин ха­рак­те­ри­зу­ет та­кой тип ху­до­же­ст­вен­но­го от­ра­же­ния, ко­то­рый но­сит сим­во­ли­че­ский, прин­ци­пи­аль­но не­реа­ли­сти­че­ский ха­рак­тер, яв­ля­ет­ся пред­ме­том ве­ры, по­кло­не­ния, а не сред­ст­вом от­ра­же­ния и по­зна­ния ми­ра.

Так как в условиях массовой культуры личность не всегда может проявить себя, зачастую подавляется, то можно говорить об общественном мнении. В «Рабочей книге социолога» общественное мнение рассматривалось как «отношение населения к тому или иному явлению, объекту или ситуации». [9]

Общественное мнение существует не в любом обществе, так как оно не есть просто сумма тех частных мнений,которыми люди обмениваются в узком, частном кругу семьи или друзей. Общественное мнение - это такое состояние общественного сознания, которое выражается публично и оказывает влияние на функционирование общества.

Функционирование общественного мнения как социального института означает, что оно действует в качестве своего рода «социальной власти», т.е. «власти, наделенной волей и способной подчинять себе поведение субъектов социального взаимодействия».[10]

Общественное мнение в его современном значении и понимании появилось с развитием буржуазного строя и формированием гражданского общества как сферы жизни, независимой от политической власти. В средние века принадлежность человека к тому или иному сословию имела непосредственное политическое значение и жестко определяла его социальную позицию. С зарождением буржуазного общества на смену сословиям пришли открытые классы, состоящие из формально свободных и независимых индивидов. Это явилось предпосылкой формирования влиятельного общественного мнения.

Однако общественное мнение не всегда является абсолютной силой, выражающей интересы людей. Дело в том, что в условиях развитой демократии, при стабильной социально-политической ситуации роль и значение общественного мнения четко ограничены и сбалансированы сильной и авторитетной представительной властью, его воздействие на государственную деятельность осуществляется не напрямую, а опосредованно, формами представительной демократии. Кроме того, общественным мнением можно эффективно управлять. В условиях массовой культуры и стандартизации это легко удаётся грамотным специалистам, использующим различные технологии влияния.

Не многие представители общества могут противостоять феноменам массового влияния, проявляющимся в рекламе и агитации. Факторы и пределы такого убеждения требуют обстоятельного анализа. В частности, это относится к пугающему одних и ободряющему других (в зависимости от позиции) представлению о всемогуществе масскоммуникативного влияния на массовую аудиторию, на «массового» человека.

Об общественном мнении и поведении рассуждает французский исследователь Серж Московичи. Он говорит что: «В цивилизациях, где толпы играют ведущую роль, человек утрачивает смысл существования так же, как и чувство «Я». Индивид умер, да здравствует масса! Вот тот суровый факт, который открывает для себя наблюдатель современного общества». [11]

Серж Московичи обращает внимание на групповые действия, которые не сводятся к поведению отдельных их участников. Вместе с тем, в массе он видит не только послушное стадо, но и толпу, готовую в любое время сорваться с цепи. Моральные запреты такой толпой сметаются вместе с подчинением рассудку. Получается что толпа, или масса, монолитна и если уметь её контролировать, то можно вести её за собой куда угодно. Отдельные мнения участников массы можно в расчёт не брать.

Об этой особенности массы говорят и такие психологи как З. Фрейд и Ле Бон. Массовая психология рассматривает отдельного человека как члена племени, народа, касты, сословия или как составную часть человеческой толпы, в известное время и для определенной цели организующейся в массу. Явления, обнаруживающиеся в этих особых условиях - выражение особого, глубже не обоснованного первичного позыва, который в других ситуациях не проявляется. Индивид при определенном условии чувствует, думает и поступает совершенно иначе, чем можно было бы от него ожидать, при включении в человеческую толпу, приобретшую свойство психологической массы.

В психологической массе самое странное следующее: какого бы рода ни были составляющие ее индивиды, какими схожими или несхожими ни были бы их образ жизни, занятия, их характеры и степень интеллигентности, но они превращаясь в массу приобретают коллективную душу, в силу которой они совсем иначе чувствуют, думают и поступают, чем каждый из них в отдельности чувствовал, думал и поступал бы. «Есть идеи и чувства, которые проявляются или превращаются в действие только у индивидов, соединенных в массы. Психологическая масса есть... новое существо с качествами совсем иными, чем качества отдельных клеток».[12]

В массе стираются индивидуальные достижения отдельных людей и исчезает их своеобразие; расовое бессознательное проступает на первый план, сносится психическая надстройка, различно развитая у отдельных людей и приводится в действие бессознательное, у всех одинаковое.

Фрейд выделяет у массовых индивидов качества, которыми они не обладали, и причины этого, по его мнению, в следующих трех основных моментах.

Первая из причин состоит в том, что в массе в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи, позволяющее ему предаться первичным позывам, которые он, будучи одним, вынужден был бы обуздывать. Для обуздания их повода тем меньше, тек как при анонимности, и тем самым и безответственности масс, совершенно исчезает чувство ответственности, которое всегда индивида сдерживает.

Вторая причина - заражаемость - также способствует проявлению у масс специальных признаков и определению их направленности. Заражаемость есть легко констатируемый, но необъяснимый феномен, который следует причислить к феноменам гипнотического рода... В толпе заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени, что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего. Это - вполне противоположное его натуре свойство, на которое человек способен лишь в составе составной части массы.

Третья, и притом важнейшая причина, обуславливает у объединенных в массу индивидов особые качества, совершенно противоположные качествам индивида изолированного. Под ними Фрейд понимает внушаемость, причем упомянутая заражаемость является лишь ее последствием. Индивид, находящийся в продолжение некоторого времени в активной массе, впадает в особое состояние, весьма близкое к «зачарованности», овладевающим загипнотизированным под влиянием гипнотизера. Сознательная личность совершенно утеряна, воля, и способность различения отсутствуют, все чувства и мысли ориентированы в направлении, указанном гипнотизером.

Точка зрения Ле Бона сходна с точкой зрения Фрейда. «Кроме того, одним лишь фактом своей принадлежности к организованной массе человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. Будучи единичным, он был, может быть, образованным индивидом, в массе он - варвар, т.е. существо, обусловленное первичными позывами. Он обладает спонтанностью, порывистостью, дикостью, а также и энтузиазмом и героизмом примитивных существ». [13]

Масса импульсивна, изменчива и возбудима. Ею почти исключительно руководит бессознательное. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному инстинкту, но даже инстинкту самосохранения. Ничто у нее не бывает преднамеренным. Если она и страстно желает чего-нибудь, то всегда ненадолго, она неспособна к постоянству воли. Она не выносит отсрочки между желанием и осуществлением желаемого. Она чувствует себя всемогущей, у индивида в массе исчезает понятие невозможного.

Масса легковерна и чрезвычайно легко поддается влиянию, неправдоподобного для нее не существует. Она думает образами, порождающими друг друга ассоциативно, не выверяющимися разумом на соответствие с действительностью. Масса, таким образом, не знает ни сомнений, ни неуверенности.

Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается у нее в непоколебимую уверенность, зерно антипатии - в дикую ненависть. Совершенно очевидна опасность противоречить массе. Можно себя обезопасить, следуя окружающему тебя примеру. Поэтому не столь уж удивительно, если мы наблюдаем человека, в массе совершающего или приветствующего действия, от которых он в своих привычных условиях отвернулся бы.

Низменные инстинкты присутствующие в человеке, эксплуатирует современная массовая культура. XX век войдет в историю человечества, как век страха. Раз­рушительные войны, революции, катастрофы, стихийные бедствия способствовали появлению в мировой художественной культуре об­раза «маленького человека», который преодолевает все беды, которые взваливает на него внешний мир. Древние греки создали в искусстве образ героя, который органично существовал с окружающим его миром, художественное творчество XX столетия широко эксплуатирует образ маленького человека, как героя нашего времени.

В реализации инстинкта страха особенно преуспел современ­ный кинематограф, производящий в огромном количестве так фильмы ужасов, фильмы-катастрофы, триллеры. Их основными сюжетами являются: природные катастрофы (землетрясения, цунами, бермудский треугольник с его неразгаданными тайнами); просто катастрофы (кораблекрушения, авиакатастрофы, пожары); монстры (к ним относятся гигантские гориллы, агрессивные акулы, жуткие пауки, кро­кодилы-людоеды и т.д.); сверхъестественные силы (речь идет о дьяволах, антихристах, духах, явлениях переселения души, теле­кинеза); ино­планетяне.

Катастрофы находят отклик в душах людей потому, что все мы живем в нестабильном мире, где повседневно и повсеместно происходят реальные катастрофы. В условиях экономического и экологического кризиса, локальных войн, национальных столкновений гарантий от жизненных катастроф не существует. Так, по­степенно тема «катастрофы», «страха», порой даже не всегда осо­знанно, овладевает людьми.

В последние десятилетия XX века в качестве повода для изображения катастрофы на кино — и телеэкранах все чаще ста­ли использоваться трагические события политической жизни: ак­ты жестокого терроризма и похищения людей. Причем в подаче и раскручивании этого материала прежде всего важны сенсацион­ность, жестокость, авантюрность. И как результат - психика че­ловека, натренированная фильмами-катастрофами, мастерски эстетизированная коммерческим экраном, постепенно становится нечувствительной к происходящему в реальной жизни. И вместо того, чтобы предостеречь человечество от возможного разрушения цивилизации, подобные произведения массовой культуры просто готовят нас к этой перспективе.

Проблема реализации инстинктов жестокости, агрессив­ности в художественных произведениях массовой культуры не нова. О том, порождает ли жестокое художественное зрелище же­стокость в зрителе, слушателе или читателе, спорили еще Платон и Аристотель. Платон считал изображение кровавых трагедий об­щественно опасным явлением. Аристотель — наоборот — ожидал от изображения сцен ужасов и насилия очищения реципиентов ка­тарсисом, т. е. он хотел видеть определенную душевную разрядку, которую испытывает реципиент в процессе сопереживания. Дол­гие годы изображение насилия в искусстве было характерно для задворок массовой культуры. В наши дни «сверхнасилие», кото­рым проникнуты книги, спектакли, фильмы, вышло на первый план. Массовая культура беспрерывно выбрасывает на публику все более порочные и жестокие фильмы, пластинки, книги. Прист­растие к вымышленному насилию напоминает зависимость от наркотика.

Сегодня отношение у людей к насилию в художественной культуре разное. Одни считают, что ничего страшного в реальную жизнь тема насилия не привносит. Другие считают, что изображение насилия в художественной культуре способствует увеличению насилия в реальной жизни. Безусловно, усматривать прямую связь между произведениями, в которых пропагандируется насилие, и ростом преступности было бы упрощением. Однако в обществе массового потребления фильмов, телепрограмм, пластинок — все это часть реальной жизни. Художественная культура всегда оказывает огромное влияние на человека, вызывая определенные чувства.

Ещё одной причиной воз­никновения массовой культуры является появление у значительного слоя трудящихся граждан избытка свободного времени, досуга, обуслов­ленного высоким уровнем механизации производственного процесса. У людей все больше возникает потребность “убивать время”. На ее удовлетворение, естественно за деньги, и рассчитана “массовая культу­ра”, которая проявляет себя преимущественно в чувственной сфере, т.е. во всех видах литературы и искусства. Особенно важными канала­ми общей демократизации культуры за последние десятилетия стали кино, телевидение и, конечно, спорт (в его чисто зрительской части), собирающие огромные и не слишком разборчивые аудитории, движи­мые лишь стремлением к психологическому расслаблению. Отсюда вытекает ещё одна функция массовой культуры в современном обществе – снятие напряжения и помощь в проведении свободного времени.

Массовую культуру нельзя рассматривать только с отрицательных позиций, в современном обществе она выполняет и некоторые положительные функции. Правда положительного влияния на современную культуру она оказывает очень мало, всё больше удовлетворяя приниженные вкусы.

Заключение

Смысл существования каж­дой эпохи заключается в формировании опреде­лённого типа личности. И инструментом для выпол­нения этой задачи является культура во всем её многообразии. Формирование личности происхо­дит в зависимости от тех задач, которые стоят перед данным народом в конкретный историчес­кий период. Право, искусство, образование и дру­гие сферы культуры стремятся к воспитанию в человеке таких качеств, которые бы позволили ему создать необходимые условия для сохранения и развития своего собственного народа, его куль­туры. Решить задачу приумножения и сохранения духовного богатства народа мог лишь человек, обладавший определёнными качествами. И каждая историческая эпоха предъявляла конкретные тре­бования к своим современникам.

Активность в познании мира, любовь к своему отечеству, стремление к физическому и духовному совершенству были характерны для человека ан­тичного мира. Глубокая религиозность в сочетании со строго определённой иерархией культурных ценностей, нашедших выражена в социальной структуре общества, были характерны для средневекового западноевропейского общества. В нём на первый план выходили проблемы формирования личности глубоко верующей, не сомневающейся в догматах веры и готовой отстаивать их, не считаясь ни с чем. В эпоху Ренессанса обнаружилось, что человек заключает в себе не только духовное, но и чувственное начало.

Буржуазное общество, требующее от своих членов определённого уровня образования, как будто создаёт условия для доступности культуры и возможности культурного творчества для всех. В буржуазном обществе мир культуры, рассматривается индивидом сквозь призму утилитар­ных потребностей, которые обусловлены его со­циальной ролью. Человек тут не является твор­цом, а лишь эксплуатирует творческую деятель­ность, подчиняя её своим интересам. А то, что он действительно может создавать, направлено как раз против культуры, служит её отчуждению и разрушению.

В потребительском обществе творческие личности выступают как рабочая сила, а произведения — как потребительская стоимость. Поэтому художника из сферы "массовой культуры" оценивают прежде всего по производительности, по распространению, по реакции аудитории, прежде всего, по прибыли и показателям убытка. Основной чертой "массовой культуры" являются рыночные умонастроения, которые трактуют искусство, науку, религию, политику как предметы потребления, подчинённые соображениям прибыли, а не внутренней логике содержания.

Направленность на материальные ценности, следование среднестатистическому вкусу – всё это не способствует культурному развитию общества.

Литература.

Акопян К. З. Массовая культура. – М.: Альфа-М, 2004.

Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Наука, 1994.

Барт Р. Мифологии. – М., 1988.

Гриндер Дж.; Бэндлер Р. Формирование транса. – М., 1994.

Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М.: "Алгоритм", 2000.

Конецкая В. П. Социология коммуникации. - М., 1997.

Ле Бон Г. «Толпотворение» // Новое время. - №3, 1994.

Московичи С. Век толп. – М., 1996.

Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. – М., 1991.

Рабочая книга социолога. - М., 1983.

Сафаров Р.А. Социологические исследования. – М., 1979.

Сноу Ч. П. Две культуры. – М., 1973.

Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». – Минск, 1991.

Чумиков А. Н. Связи с общественностью. – М., 2001.


[1] Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. – М., 1991

[2] Московичи С. Век толп. – М., 1996.

[3] Акопян К. З. Массовая культура. – М.: Альфа-М, 2004. – С. 27.

[4] Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». – Минск, 1991

[5] Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. – М., 1991

[6] Акопян К. З. Массовая культура. – М.: Альфа-М, 2004. – С. 26.

[7] Акопян К. З. Массовая культура. – М.: Альфа-М, 2004. – С. 36.

[8] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М.: "Алгоритм", 2000

[9] Рабочая книга социолога. - М., 1983. - C. 100

[10] Сафаров Р.А. Социологические исследования. – М., 1979. - C. 14

[11] Московичи С. Век толп. – М., 1996. – С. 56

[12] Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». – Минск, 1991. – С. 423

[13] Ле Бон Г. «Толпотворение» // Новое время. - №3, 1994. С. 63

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий