регистрация / вход

Философия оригами

Культура упаковки в Японии развита больше, чем в любой другой стране. Причем эта культура имеет многовековые корни. Ни в одной стране мира ритуал подношения не разработан с такой тщательностью, как в Японии. Такой простой и хрупкий материал, как бумага скрывает в себе огромный потенциал и может нести различную символическую нагрузку.

Культура упаковки в Японии развита больше, чем в любой другой стране. Причем эта культура имеет многовековые корни. Ни в одной стране мира ритуал подношения не разработан с такой тщательностью, как в Японии. Такой простой и хрупкий материал, как бумага скрывает в себе огромный потенциал и может нести различную символическую нагрузку. Существуют десятки вариантов церемониального складывания бумаги. Оригами это больше, чем рукоделие, больше, чем народный промысел. Это один из способов познания себя и окружающего мира и отражение постулатов философии дзен. Помимо всего прочего, фигурка оригами — это знак, а знак, визуальный символ имеет колоссальное значение в современном мире. Мышление человека сегодня вынужденно работать в стремительном режиме, поэтому информация, поглощаемая нами, лучше усваивается, если ей присущи такие черты, как лаконичность, точность. Оригами распространяется и в западном мире, впитывая в себя новые традиции и транслируя во вне ценности японской культуры.

Больше, чем упаковка

«Для японца, пожалуй, важнее не что дарить, а как дарить. Любой россиянин, побывавший в Японии, с недоумением следит за тем, как продавцы упаковывают купленный им товар сначала в элегантную коробочку, потом в один-два слоя бумаги, перевязывают ленточкой и в заключение укладывают в фирменный пакет с ручками. То же, но гораздо более захватывающе происходит, если они услышат от вас слово «презенто» (т. е. подарок). Тут движения упаковщика начинают походить на мановения рук фокусника. Бумажная обертка складывается хитроумными загибами, напоминающими об искусстве оригами, ленточка вывязывается особым бантом. Да и вообще ритуал дарения, включающий в себя и умение красиво упаковать дар, гораздо ближе к искусству, чем просто к местной традиции» (VIII).

Японцы, для которых превалирует эстетическая сторона жизни, для которых красота «би» является важнейшим аспектом, уделяют большое внимание упаковке как внешнему признаку вещи. Даже если Вы вяпонском универмаге купите какую-нибудь безделушку за пару долларов, Вам придется прождать минутпять, пока ее будут упаковывать, мастерски укладывать сначала в один бумажный пакет, затем в другой, при этом Вам предложат бесчисленное количество разных вариантов дизайна и цвета. Например, «в Японии существует традиция упаковки подарка для торжества справа налево, а последовательностьдействий слева направо — это траурное оформление. Понимаете, правильно упаковать — это все равно, что подобрать духи...» (ХI)

«А как тут упаковывают шоколадные конфеты? Открываешь одну коробочку — внутри пакетик — внутри пакетика еще коробочка — внутри коробочки еще пакетик, а в нем, наконец, три маленьких конфетки, каждая в отдельном фантике… Сразу видно изобретателей матрешки» (IX).

«Упаковка подарка по_японски называется цуцуми. Произошло это слово от глагола «цуцусиму», означающего «быть осмотрительным, почтительным». Смысл обертки подарка издавна заключался не только в функции придания подношению дополнительной декоративности, но и в выражении глубокого почтения, демонстрируемого ритуальным предохранением дара от грязи и скверны окружающего мира. Таким образом, упаковка дара носила не только материальное, но и духовное, даже сакральное значение. Иными словами, упаковка важна не менее самого подарка.

Оригами как ритуал

При всем разнообразии возможных вариантов упаковки подарка, должны соблюдаться жесткие предписания, выработанные в течение веков. Важны цвет, качество и рисунок бумаги, технология заворачивания вещи, подбор соответствующей случаю цветной ленты и форма ее узла. Так, красно-белая ленточка используется в случае преподнесения подарка по благоприятному случаю, черно-белая — для выражения сочувствия и скорби… Для каждого повода уместен свой вариант бумаги (VIII).

Важны были не только разнообразные оттенки цветов бумаги, но и те хитроумные способы, которыми онаскладывалась. В древности процесс осуществления складок на бумаге обозначал общение с богами. Соответственно, каждая складка, принимавшая ту или иную форму, имела свое сакральное значение. Одни обозначали выражение почтения, другие — благое пожелание, мольбу о долголетии и т. д. Иногда было достаточно положить на какой-то предмет искусства лист белой бумаги, сложенный вдвое, и подношение сразу обретало ритуальный характер. Складывание бумаги являлось в значительной мере формализованным актом, происходившим по нормам собственного этикета. В процессе осуществления складки, человек должен был своими губами зажать другой, менее ценный лист чистой бумаги, чтобы не осквернить производимой божественной бумажной складки своим «вульгарным» дыханием. «Существовали десятки вариантов церемониального складывания бумаги. Например, к свадебным подаркам прикрепляли изображения бабочек, сложенные из белой бумаги. Они символизировали неразрывную связь молодоженов с их богамипокровителями. Подобные бумажные символы доверялось изготавливать лишь известным мастерам. В средние века этой технологией владели два семейства — Есида и Мацуура, тесно связанные с Великим синтоистским святилищем в Исэ. Позднее сформировалась школа Огасавара, мастера которой умели складывать бумагу 65-ю способами, в зависимости от вкладываемого в подарок смысла. Эта школа определяла правила этикета при дворе сегунов с XIII по XIX век. Существовало несколько учебников ритуального складывания бумаги, составленных по рекомендациям школы Огасавара. Другая знаменитая школа этикета, уходящая корнями в эпоху Муромати(1333-1573), обладала умением складывать бумагу, художественно заворачивая ею подарки, 17-ю различными способами. Мастера этой школы особенно ценились, когда нужно было красиво и со значением упаковать подарок к свадьбе или празднику совершеннолетия. При этом очень важно было не только правильно сложить бумагу, но и закрепить ее специальной бумажной тесемкой, завязанной церемониальным узлом.

Надо отметить, что первоначальный этикет обращения с бумагой, почерпнутый из «китайских церемоний», со временем претерпел радикальные изменения, утратив континентальные корни и приобретя сугубо национальный характер. Письменные указания подчиненным или приказы военачальникам стали заворачивать в бумагу так, что по отдельным характерным чертам можно было определить ранг, как автора письма, так и адресата. Со временем особую манеру складывания конвертов переняли женщины, отправлявшие стихотворные любовные послания своим избранникам. Это искусство получило название ори-ками (сложенная бумага). Затем по мере усложнения методики складывания это название было вытеснено другими: ори-ката (способ складывания) или ори-гата (сложенная форма). Иногда бумагу не только складывали, но и надрезали особым способом, превращая ее в подобие декоративного кружева. Эта техника называлась кири-ками (вырезанная бумага). И лишь после 1880 года в обиходе появилось слово оригами, хорошо известное ныне не только в Японии, но и в других странах и обозначающее искусство складывания фигурок из бумажного листа» (XII).

Носи — уже в XIX веке в Японии было принято делать подношения богам в виде тонких длинных полосок высушенного китового мяса или рыбы, завернутых в чистую белую и красную бумагу. Эти необычные упаковки назывались «носи». Такой вид подношений с таким оформлением символизировал чистоту помыслов дарящего.

Санбо — бумажные коробочки , которые использовались в ритуалах в синтоистских храмах. В них помещали кусочки рыбы и овощей, которые преднозначались в дар богам.

Коробочка «дзунако» — одна из классических фигур оригами. Когда-то в похожие коробочки — «санбо» складывали подношения богам. Сложив такую коробочку из плотной цветной бумаги (лучше — двухцветной), вы получите красивое и удобное хранилище для разных мелочей.

Философия оригами

Сложно представить современную культуру бумагопластики без того влияния, которое оказала на неедревняя японская традиция оригами. Для многих бумагопластика так и остается синонимом оригами, так как, быть может, ничего более цельного, выразительного и образного в пластическом языке бумажного конструирования до сих пор не найдено. Оригами походит на систему видения мира, на иероглифическое письмо, где символами являются бумажные фигурки. Предметный мир, природные явления — все находит свое отображение в символах, сформированных с помощью сложенного листа бумаги. Удивительно, но весь мир предстает перед нами, рассказанный особым, абстрактным языком. Хочется проникнуть в истокиэтого лингвистического механизма. Вещи, запечатленные столь необычно, тем не менее, универсальны, доступны для самого широкого круга. Этим обуславливается популярность оригами во всём мире. Но в оригами, как в культурном явлении, имеющем глубокие корни, есть своя философия, своя уникальная внутренняя, сущностная концепция. И складывая фигурки из бумажного квадрата, мы имеем возможность соприкоснуться с чем-то большим, чем просто овладением навыками объемно-пространственного конструирования, у нас есть также шанс постичь глубины восточной философии. Для современного дизайна оригами обладает настоящей кладовой художественных принципов. Оригами может послужить учебником по формированию объемно-пространственных символов, реализованных с помощью единого художественного и конструктивного закона. Язык оригами обладает четкой ритмической организацией. Наличие единого модуля и модульной сетки обуславливает чистоту отношений малых и крупныхэлементов. Привлекает также яркое знаковое начало и то, с какой остротой и выразительностью реализованы принципы традиционного для Японии формирования эстетического пространства. Помимо визуальной выразительности, которая достигается благодаря лаконичности и выдержанности в едином ключе всех элементов пластического языка, современных дизайнеров привлекает также прочное конструктивное начало, свойственное оригами. В оригами формообразовательные возможности бумаги используются самым естественным образом. Складка (сгиб, фальцовка) имеет в данном случае ключевое значение. Она выстраивает конструкцию и этим обуславливает формальный язык фигурок оригами.

"Вы берете любое оригами и думаете, что надо ему добавить, перестроить, чтобы появилась новая модель. В результате получаются пары, тройки, а иногда и целые цепи таких фигур, вытекающих одна из другой. Втрадиционном оригами такие цепи отнюдь не редки. «В мире постоянны только перемены». Это великое открытие буддизма. В самом деле, что делаем мы, когда складываем оригами, как не развиваем картину до тех пор, пока не блеснет в ней момент Истины, ничего не убавляя, но изменяя. Hе правы те, кто называет стоящее на столе оригами скульптурой. Скульптура — это искусство со знаком минус (мы отнимаем все, что не есть скульптура). Оригами — искусство без математических знаков, это искусство постоянных перемен. О том, что «все течет, все изменяется» и «дважды нельзя войти в одну реку» знали еще древние греки. Hо они не сделали из этого открытия и передали нам совсем другой вывод, а именно, они отвернулись от изменений, как от досадных случайностей и сосредоточились на общих законах, на поиске того, что, если не вечно, то хотя бы не мельтешит перед глазами. Японцы же, напротив, обратили все свое внимание именно на то, что непрочно, на миг, на мельчайшую малость и притом с замечательной целью — чтобы поймать в ней, в мелочи, дыхание вечности» (VI).

Сущность вещей языком оригами

В культуре оригами емкая лаконичность художественного языка осуществляется благодаря нивелированиюпретенциозного украшательства в пользу концептуального подхода в творчестве. В оригами реализуетсянекое особое видение мира, незамутненное какофонией внешних признаков. Здесь внешняя привлекательность граничит с деликатной ненавязчивостью. Глядя на фигурки, первое, что мы улавливаем — это четкая ритмическая организованность, которой абсолютно ничто, никакие излишества или украшательства, никакие чужеродные элементы не мешают быть основным композиционным доминирующим принципом. «Работа художника состоит в том, чтобы выявлять «души» объектов, которые прячутся в телах вещей, и вовлекать их в универсальный ритм всего, что живет, сверкает и поет. Если художник привносит в свое произведение мысль живую и чистую, он увидит сияние дао в чувственных формах и, естественно, выразит сущность объекта» (44,II).

Фигурки оригами выражают сущность вещей и предметов, реализуют общее абстрактное начало. Ведь вевропейском сознании совершенно логично возникает вопрос: почему бы, изображая лошадь, не взять и невырезать ее силуэт из той же бумаги, не приклеить гриву и хвост и не раскрасить ее? Для мастера оригами ответ на данный вопрос прост. Быть подобным не значит быть правдивым. Hе надо складывать похоже, можно, и даже — нужно забыть о внешнем виде. Hо надо увидеть суть, Истину, или, что то же — Красоту, скрытую в оригинале и намекнуть на Hее. Только намекнуть — этого будет вполне достаточно. Hе парадокс ли: чтобы сложить журавля, надо забыть его вид? Hе парадокс. И доказательство тому это чудо — японский бумажный журавлик. Взгляните на него. Похож ли он, собственно, на эту птицу? Да ничуть! Дракон какой-то и все. И все же — это точно он. Мастер, нашедший его, искал не бумажную копию журавля, но его суть, его Красоту. И ему удалось передать в этом оригами намек на нее. Поэтому внешняя схожесть этого оригами с оригиналом не имела уже никакого значения. Конечно, при условии, что вы этот намек поняли. Тогда, в X_XV веках его еще понимали. Поэтому традиционные японские оригами полуабстрактны. В них важно не то, что сказано, а то, что недосказано. Сказанное — конечно, недосказанное не имеет конца и, значит, вечно, истинно» (VI).

Просто и таинственно

Выбор бумаги, в качестве материала, ведь бумага — материал-однодневка — так же несет глубокий символический смысл. Недолговечность жизни бумажной фигурки как нельзя лучше вписывается в концепцию изменчивого мироздания. «Нередко необходима специальная тонкая бумага с приклеенной с обратной стороны тонкой фольгой, лишь тогда удается удержать модели от разрыва бумаги в процессе складывания и от потери вида фигуры от расползания со временем складок бумаги» (VI). Если для европейского пластического искусства характерна привязка реализуемого образа к конкретному куску мрамора или глины, то фигурку оригами невозможно привязывать именно к какому-то одному, конкретному листу бумаги. Квадратный лист бумаги неизменен, и, тем не менее, это каждый раз новый лист. Традиционные сорта японской бумаги «васи» достаточно прочны, но и они не обладают вечной прочностью. Таким образом, при неизменном принципе складывания оригами из квадратного листа бумаги, меняется каждый раз и сама бумага, лист за листом, и сама форма бумажной фигурки. «Появлению оригами в Японии несомненно способствовали такие его врожденные свойства, как недолговечность, легкая ранимость моделей, простота и от этого некая тайна, живущая в каждом оригами». (VI).

Зерном композиции в оригами является игра света и тени. Причем тень, отбрасываемая объектом, или тень, покоящаяся в складках фигурок обретает почти доминирующее значение, кажется, что освещенные части существуют лишь для того, чтобы подчеркнуть многообразие и величие теневых пятен. Равноправие и взаимопроникновение темных и светлых сторон характеризуют не только единство и борьбу противоположностей инь и янь, но и важность взгляда на мир со стороны, где тень способна создать истинный образ вещей. Отказ от живописных освещенных поверхностей в пользу выявляющей внутренний цельный образ объекта тени, лаконичность приемов бумагопластики — все это являет особый способ самовыражения. Важной чертой оригами, безусловно, можно назвать то, как осуществляется работа с таким материалом, как бумага. Несмотря на то, что бумага позволяет делать огромное количество приемов формирования из плоскости пространственных объектов (это и вырезание, и скручивание, и лепка из размоченной бумаги), мастера оригами выбирают самый естественный для этого материала путь, выявляющий самые существенные для формообразования качества бумаги.

Ребро жесткости в бумагопластике является конструктивной основой. Уникальность оригами заключаетсяв том, что ни в одном другом виде народного творчества не выявлено это свойство бумаги, как материала стакой выразительностью как в оригами. Это связанно со способностью к любованию окружающим миром, заложенной в нации, к стремлению понять то, как вещи или материалы существуют, что свойственно или несвойственно тем или иным вещам. «Как известно, в японской культуре существовало представление о том, что вся среда обитания есть целостность, где природное и созданное человеком не просто соприкасаются, но органично существуют в единстве и гармонии. Это влияло на весь склад мышления, в том числе мышления художественного, ибо воображаемый, творимый художником мир был ориентирован на природу, с ней сопоставлялась вся внутренняя жизнь человека, из ее явлений рождались те всеобъемлющие метафоры и символы, которые становились выражением основных миропредставлений народа» (171,V)

Оригами в современной культуре

Современная культура, благодаря развитым коммуникациям и СМИ, становится наднациональной. Взаимопроникновение традиций, смешение культур — все это характерно для сегодняшнего дня. Из огромного багажа, накопленного тысячелетиями, мы выхватываем то, что могло бы быть нам интересно, отвечать нашим современным запросам. Оригами обладает целым комплексом принципов бесценных для дизайна, это и модульность, и соподчиненность частей в едином целом, и условность визуального языка, и знаковая реализация действительности, и наличие сетки как моделирующего фактора, и максимальная выразительность, достигаемая минимальными средствами, и способность формирования пространственной среды, и ритмическая организованность... Помимо всего прочего, фигурка оригами — это знак, а знак, визуальный символ имеет колоссальное значение в современном мире. Мышление человека сегодня вынужденно работать в стремительном режиме, поэтому информация, поглощаемая нами, лучше усваивается, если ей присущи такие черты, как лаконичность, точность. Мы живем в эпоху сублимированной информации, стремящейся к трансформации в некий визуальный образ, знак. Знак — наиболее доступное коммуникативное средство. Недаром, любая фирма стремится обзавестись логотипом, который был бы узнаваем и читаем представителями любой нации и культуры. Еще Эль Лисицкий писал: «Нам известны два вида письменности: знак для каждого понятия — иероглифическое письмо, и знак для каждого звука — буквенное письмо. Преимущества буквы перед иероглифом относительны. Иероглиф интернационален. Это означает следующее: если какой-нибудь русский, немец или американец запомнит знаки (картинки) для понятий, то он сможет читать по-китайски или по-египетски (разумеется, про себя),не зная языка, ибо язык и письменность представляют собой различные, изолированные структуры. В этом и состоит преимущество, которое утратила книга, набранная буквами. И поэтому я думаю, что форма книги в ближайшем будущем станет пластически-изобразительной… Грядущая книга будет космополитической; для того, чтобы понять ее, потребуется минимальное обучение». Оригами — это своего рода иероглиф, значок. Именно восточное, иероглифическое мышление синтезировало подобное объемно-пространственное знаковое выражение действительности, как оригами. Иероглифическое мышление наделило все фигурки оригами общими чертами, упорядочило, задав модульный жесткий каркас, избавило от лишних деталей, мешающих легкому, беглому прочтению, допустило ту долю узнаваемости, при которой знак не должен повторять действительность один в один. Оригами — иероглиф, вырвавшийся из плоскости листа, и преобразовавший этот лист в пространственную, трехмерную знаковую форму.

Оригами на Западе

Оригами — это и язык, с помощью которого японская культура транслирует себя вовне. Оригами — своего рода коммуникация, объединяющая людей. Существуют организации любителей оригами практически во всем мире. «В настоящее время количество поклонников оригами исчисляется десятками тысяч, причем не только в Японии, но и за рубежом, тем более что сейчас любую информацию об этом искусстве можно легко получить через интернет. Основанная в Токио ассоциация «Ниппон оригами» насчитывает более 10 тыс. членов в 30 странах, включая Бельгию, Великобританию, Колумбию, Египет, Израиль, Кению, Россию и США. В общество JOAS входят 2 тыс. членов из 25 стран». (VII) Популяризация оригами на западе отразилась на самой традиции, которая обрела, благодаря контакту с западным миром новые черты. «Современное оригами в целом переживает пока стадию поисков смысла. Hо никакая человеческая деятельность не выживает без ответа на вопросы «зачем?», «для чего?», «что дальше?», не выживает не осмысливая себя. Глубокий смысл был заложен в оригами в момент рождения и жизни в Японии. Какие возможные ниши могло бы занять оригами на Западе? Рожденное некогда как «Путь оригами», чтобы выжить на Западе, неизбежно должно выучиться говорить и на понятном нам западном языке, более того — оно должно включиться в современные формы и стадии развития западной культуры. Вот в чем заключен момент истины современного западного искусства складывания из бумаги без клея и ножниц. Посмотрите на работы ранних оригамистов, т.е. до 50-х годов ХХ-го столетия. Они в начале знакомства с идеей оригами были ограничены поисками исключительно в размере квадрата, не задавая детского вопроса: «Почему именно квадрат?» Привыкнув же к игре с ним, вопрос этот задали. Оригами растеклось на три широких потока со множеством нешироких ручейков в каждом. Первый поток. Это оригами, сложенные в традиционной манере — из квадрата, без надрезов. Развитие оригами в этом потоке означает, вопервых, находки новых заготовок, из которых потом можно сложить одно, но иногда и несколько разных оригами. Во-вторых, это обнаружение новых узлов, которые можно использовать и в других работах. Как пример можно привести розу Кавасаки — точнее, ее закрученный узел, который можно встретить теперь во многих сложных моделях.

Оригами первого потока довольно быстро достигли высокой технической сложности. Чтобы их сложить, требуется нередко несколько часов даже для продвинутых в технике оригами любителей. В этом смысле западные модели этого потока далеко превосходят по сложности традиционные японские оригами. Второй поток — это продолжение тех же иероглифических преобразований, только перенесенное на новые основы. Это модели, сложенные из правильного треугольника и половинки квадрата, оторванной по вертикали или диагонали, из пяти- шести-, восьмиугольников и, наконец, последняя «мода» — просто из листа писчей бумаги стандартного формата А4. Другим проявлением той же тенденции являются модели, созданные из половинки, четвертушки, восьмушки квадрата и т.д., то есть из двух-, трех-, четырех квадратов и т.д. до, наконец, моделей, сплетенных из бесконечной ленты, в которых оригами переходит фактически в макраме.Третий поток. Привычка к буквенному мышлению заставила современных оригамистов сделать и более зримый шаг к переходу от традиционного японского оригами, основанного на преобразованиях квадрата как иероглифа, к современному западному линейному, аналитическому оригами. Этот шаг был сделан, когда художник впервые составил модель из двух частей, а потом и из трех, четырех и т.д. одинаковых частей — модулей. Здесь существенно то, что тут отдельные модули, хотя и сложены из квадратов, не имеют более своего лица, своей индивидуальности и значат сами по себе уже не больше, чем отдельная буква. Иероглиф - картина сменился линейной строчкой, словом, составленным из букв. И, разумеется, каждый из потоков с течением времени распался на множество отдельных жанров, а в них появились свои мастера» (VI).Япония для нас всегда являлась загадкой, закрытой для понимания, мы можем лишь тешить себя иллюзией, что постигли суть восточного отношения к жизни, на самом же деле, европейское понимание жизненного процесса, являющееся нашей сутью, никогда нам этого не позволит. Нужно родиться и вырасти в этой культуре, чтобы рассуждения о ней обладали, хотя бы минимальной достоверностью. Поэтому, это исследование является всего лишь попыткой соприкоснуться с далекой народной культурной традицией, попыткой спекулятивной, ибо опыт востока всегда обогащал и расширял европейское миропонимание.

Ю. А. Васерчук, вед. специалист дизайн'группы концерна «Союз», ст. преподаватель каф. Художественно'технического оформления печатной продукции МГУП

***

Литература

I. Д. Т. Судзуки «Очерки о дзен-буддизме». Санкт-Петербург, 2002, издательство «Наука»

II. Е. В. Завадская «Мудрое вдохновение». Москва,1983, издательство «Наука»

III. Дао Де Цзин «Книга пути и благодити». Москва, 2002, издательство «Эксмо»

IV. Генрих Дюмулен «История дзенбуддизма». Москва, 2003, издательство «Центрполиграф»

V. «Вещь в японской культуре». Москва, 2003, издательская фирма «Восточная литература», РАН

VI. В. Бескровных «Оригами в поисках смысла». Тексты взяты с диска Harry Fan SF&F. Сайт принадлежит группе Luksian group

VII. Саори Кан «Искусство оригами расправляет крылья». Журнал «Япония сегодня» №04/2004

VIII. А. Лазарев «Рождество в Японии. Искусство дарения». Журнал «Япония сегодня» №12/2003

IX. http://kitya.livejournal.com/

X. А.Н. Лаврентьев «История дизайна». Москва, 2006

ХI. «Упакуй, чтобы сберечь». Вечерняя Казань № 129 (2859)

ХII. «Бумага для церемоний». Журнал «Япония сегодня» №09/2005

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий