регистрация / вход

Андроновская и срубная культуры Южного Урала

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

Кафедра дизайн

РЕФЕРАТ

По дисциплине: древняя история Южного Урала.

Тема: «Андроновская и срубная культуры Южного Урала»

Подготовила:

г. Уфа

2010

Оглавление.

Введение.2

Глава 1. Андроновская культура.2

Глава 2. Срубная культура.2

Глава 3. Взаимодействие андроновской и срубной культур.2

Заключение.2

Список литературы.2


Введение.

Башкортостан имеет богатую историю и культуру представляет собой уникальный регион, где на протяжении тысячелетий встречались, взаимодействовали и сменяли друг друга многие племена и народы. Каждый из них оставил свой неповторимый след на башкирской земле. Примерно в четвертом тысячелетии до нашей эры на службу человеку пришла медь. На Урале с ней познакомились на рубеже III-II тысячелетий до нашей эры. И если раньше историческое развитие первобытного общества до сих пор было ограничено низким уровнем каменной техники, то с появлением меди перед народом Южного Урала открылись невиданные возможности. Мною было переработано много информации. Наиболее интересными по содержанию мне показались «Тайна Древнего Урала» Мажитова Н.А. и «Тайна уфимских холмов» Обыденова М.Ф. В интернете также много информации посвящено теме срубной и андроновской культур, в частности, их отдельным элементам. Например, культ змей срубной культуры.

Я считаю медно-бронзовый век важным этапом для жителей Южного Урала и для человечества в целом. Археологи начали проводить раскопки на этой территории с тридцатых годов XX века. Большой вклад в изучение памятников бронзового века в Башкирии внесли также Р. Б. Ахмеров, А.В. Збруев, Б.Г. Тихонов, К.В. Сальников. Последний переехал в Уфу в 1960 году и стал заведующим сектором археологии и этнографии Института истории, языка и литературы. В 1966 году он создал фундаментальный труд «Очерки древний истории Южного Урала». В этой книге исследуется образ жизни, культура племен эпохи меди и бронзы, их истории. В этот период века на территории Южного Урала и, особенно, на территории Башкортостана проживало несколько племенных групп, которые существенно отличались между собой по культуре и происхождению. Самыми крупными поселениями ученые называют племена андроновской и срубной культур. Именно об этих культурах пойдет речь в данном реферате.

Глава 1. Андроновская культура.

Самая большая из указанных групп составляли племена, которые известны под условным именем «андроновцы» по названию могильника близ села Андроново около Ачинска, где в 1914 были обнаружены первые захоронения. Андроновская культура была выделена русским археологом С.А. Теплоуховым в 1927. Эти племена заселяли восточные и южные районы Башкирии, но это лишь малая часть самой этно-культурной общности.

Основными районами расселения были степи Южной Сибири, Казахстана и Южного Урала. По мнению археологов, распространению андроновцев по такой обширной территории способствовали примерно одинаковые физико-географические условия, скотоводство и земледелие, металлургия. По своему внешнему виду андроновцы принадлежали к европеидно-антропологическому типу.

Андроновская культура развивается на базе ямной. Распространение андроновской культуры происходило неравномерно. На западе она доходила до района Урала и Волги, где контактировала со срубной культурой. На востоке андроновская культура распространилась до Минусинской котловины, частично включив в себя территорию ранней афанасьевской культуры. На юге отдельные материальные памятники обнаружены в районе горных систем Копетдага (Туркмения), Памира (Таджикистан) и Тянь-Шань (Киргизия) - в область расселения дравидоязычных племен. Северная граница распространения андроновской культуры совпадает с границей тайги. В бассейне Волги ощущается заметное влияние срубной культуры.

История андроновских племен Южного Урала известна по материалам памятников, раскопанных как на территории Челябинской и Курганской областей, так и на территории Башкирии.

Своего рода эталоном поселения андроновцев стало Алексеевское поселение в Кустанайской области Казахстана, на берегу Тобола. Еще в 1930–1939 годах его раскопала археолог О. А. Гракова.

Раскопки О.А. Граковой вскрыли двенадцать больших жилищ-полуземлянок. Некоторые из них соединялись между собой проходами. К одной из полуземлянок примыкало большое наземное сооружение — загон для скота. В слое поселения найдены медная руда, ступки и пестики для ее дробления, различные изделия из бронзы. В их числе — литые и кованые орудия и оружие. Каменные орудия: стрелы, мотыги, кайла, булавы. Костяные — наконечники стрел, скребла.

Рядом с поселением обнаружили могильник того же времени. На вершине холма — место для жертвоприношения, где в ямах зарыты сосуды с пищей и сожженные останки животных и зерен пшеницы.

Следы поселений андроновцев были открыты по берегам многих рек, исследованы остатки заброшенных землянок. Для их строительства жители поселений сначала выкапывали большие прямоугольные ямы глубиной до одного метра; в них опускались деревянные срубы, на которые опиралась вся кровля. Длина некоторых землянок достигала до 20 -25 метров, а ширина – 10-11 метров. Чтобы стены не обвалились было обнаружено , вдоль них располагались вертикальные толстые столбы-подпорки. Крыши плоские или двухскатные. Когда они подгнивали, их меняли на новые, так, например, в одной землянке на берегу реки Исеть обнаружены следы от 382 столбов-подпорок. Землянки обогревались очагами, горевшими прямо на полу, их могло быть от 3 до 10 очагов в зависимости от размера жилища. Некоторые имели земляные переходы из одной секции в другую.

Некоторые поселения (например, поселения в районе Петровки и Боголюбово) окружались рвами и валами, земля для которых бралась при отрывке рва. По верху валов сооружался деревянный частокол. Для проезда внутрь были оставлены перемычки во рву, а в валу устроены ворота для проезда колесниц.

При раскопках землянок встречаются обломки глиняных горшков, ножи, топоры, наконечники стрел и другие предметы. Глиняная посуда андроновских племен имела форму плоскодонных горшков, с богатым орнаментом из отпечатков зубчатого или гладкого штампа. Среди узоров преобладают сложные геометрические – треугольные, меандровые и другие. Погребальная посуда богато украшена узорами из зигзагов, треугольников, меандров. На поселениях найдена в основном грубая кухонная посуда. Так же, как и для срубников, характерны бомбовидные сосуды.

Медные и бронзовые ножи, топоры, шила, серьги и другие вещи встречаются редко, но зато куски шлака, образовавшегося при выплавке руды, обломки литейных форм обнаруживаются довольно часто металлические предметы в то время считались ценностью и люди старались их не терять.

Нередко в андроновских поселениях встречаются находки, связанные с земледелием. В некоторых землянках встречаются обгоревшие зерна пшеницы. На многих стоянках встречаются приспособления для размола зерна. Это самые ранние в истории человечества ручные мельницы. На плоской поверхности большого камня делались углубления, насыпали в него зерно и растирали его другим камнем меньших размером до тех пор, пока зерно не превращалось в грубую муку или крупу.

Андроновские племена занимались скотоводством преимущественно коноводством. Они первыми в истории вывели высокопородных лошадей с высотой в холке от ста пятидесяти двух до ста шестидесяти см. К этим андроновским лошадям восходит современная ахалтекинская порода, а в конечном счете и все высокопородные лошади мира.

В 1965 году археологическая экспедиция Института истории, языка и литературы БФАН СССР произвела раскопки нескольких курганов в районах башкирского Зауралья, Обнаруженные в них захоронения, вполне возможно, относятся к древним андроновцам, один из памятников возле деревни Туишево Абзелиловского района состоит из более чем 40 земляных насыпей диаметром 20-40 м, высотой 0,2-1 м. Окрестным башкирам этот исторический памятник известен как древнее кладбище – «убалар»,

По внешнему виду курганы похожи на небольшие холмики. Башкиры называют их «ямой Фатимы». Название загадочное - старожилы рассказали любопытную историю. После Октябрьской революции, в начале 20-х годов в деревню Туишево совместно с башкирского профессионального художника К.А. Давлеткильдеева – Фатима-апай и при помощи местных жителей произвела раскопки курганов. Скорее всего, это были не настоящие раскопки, а небольшие шурфы, заложенные в центре курганов. На месте шуфров образовывались ямы, их-то местные башкиры затем назвали по имени автора раскопок. По рассказам стариков, в курганах были найдены человеческие кости и глиняные горшки, «наподобие кувшинов».

Другой подобный могильник в том же году был обследован около деревни Ишкулово (Абзелиловский район), на берегу реки Б. Кызыл. Экспедиция раскопала один из самых маленьких курганов, в котором было найдено 5 человеческих могил. Две могилы, по-видимому, были ограблены еще в древности, а в трех остальных умершие похоронены в скорченном положении. На боку, в изголовье или у ног поставлены один-два плоскодонных сосуда с пищей.

Интересный могильник, состоящий из таких же курганов, оставлен андроновскими племенами у подножья горы Кантюбе. Недалеко от села Науразово Учалинского района. Средний диаметр курганов около 18-20 метров. Высота достигает метра, часть курганов распахивается. В одном раскопанном кургане обнаружили погребение, безусловно, относится к андроновской культуре. Умерший человек перед похоронами был подвергнут сожжению (кремации), и от него остались лишь обгоревшие, измельченные кости; в могиле найден обломок плоскодонного горшка.

Курганные могильники андроновских племен лучше всего изучены на территории Челябинской области. По устройству и характеру находки делятся на две группы. На кладбищах одной группы, как в Кантюбинском кургане, умерших сжигали в стороне, а в могилах хоронили лишь обугленные мелкие кости. Один из подобных памятников наиболее полно был раскопан К.В. Сальниковым около д. Федоровка.

Особенность другого обычая заключалась в том, что трупы хоронили без кремации, как это было, например, в Ишкуловском кургане. Представляет интерес и то, что в обоих типах могильников горшки, сопровождавшие мертвых на «тот свет», были различными по орнаменту, отличались они и по форме. В могильниках с трупосожжением горшки изящнее по форме, поверхность у них тщательно сглажена, украшена нарядным орнаментом. В могильниках второй группы (без трупосожжения) горшки грубее и орнамент проще. Возникает вполне естественный вопрос: могло ли быть у одного и того же народа два различных способа захоронения.

Возраст андроновской культуры на Урале исследователи определяют в пределах 1800-800 годов до нашей эры. В течение такого длительного периода андроновская культура не могла оставаться неизменной.

К.В. Сальников пришел к выводу, что вышеописанные два способа захоронения умерших существовали у одного населения андроновских племен, но в разные исторические эпохи. По его мнению, андроновцы в более древние века (1800-1500 вв. до н.э.) умерших сжигали, а позднее этот обряд сменился обычным трупоположением. На основе анализа всего накопленного материала по андроновским племенам К.В. Сальниковым еще в 1948 г. Была разработана первая периодизация их истории. В развитии андроновской культуры автор выделил три основных этапа, которые были названы по наименованию характерных памятников: феодоровский (XVII-XVI вв. до н.э.), алакульский (XV-XII вв.) и замараевский (XII-VIII вв. до н.э.). Эта периодизация К.В. Сальникова получила общее признание у археологов нашей страны как наиболее удачная гипотеза, объясняющая историю возникновения и развития культуры андроновских племен. Однако с накоплением нового материала за последние годы появилась возможность дать несколько иное объяснение этому загадочному явлению.

В.С. Стоколос, исследуя новые и пересматривая материалы ранее раскопанных памятников, пришел к выводу, что памятники всех выше отмеченных трех этапов существовали примерно в одно время и принадлежали к различным археологическим культурам, к андроновским же племенам принадлежали лишь памятники феодоровского этапа, появившиеся на Южном Урале позднее, чем XVIII в. до н.э., и распространенные на значительно меньшей территории.

Андроновскую культуру, как правило, относят к индоиранцам. Некоторые исследователи (например, Е. А. Хелимский и В. В. Напольских) считают представителей андроновской культуры носителями четвёртой, исчезнувшей ветви индоиранских языков. Также культура связывается с изобретением колеса со спицами для колесниц около 2000 до н. э. Археологический памятник Синташта (многие археологи определяют его принадлежность к андроновской культуре) находится в верхнем течении Урала. Захоронения производились в курганах и включали (полностью или частично) останки домашних животных (лошадь, собака). В этом комплексе найдены украшения из бронзовых пронизок и пластин,которые использовались в качестве накосников и нагрудников. В двух женских синташтаистских погребениях найдено по одному роскошному нагруднику, состоящему из серебряных пластин и пронизок, нашитых на толстую кожу. Общая типологическая близость этих нагрудников с накосниками из кургана срубных племен не вызывает сомнения. Конструктивное сходство явное и единственное отличие от современных нагрудников - это использование в последних бисера, серебряных монет и пластин.

Культура Синташта-Петровка сменилась культурой Фёдорово (1400-1200 до н. э.) и Алексеевки (1200-1000 до н. э.), также относящимся к андроновской. В Южной Сибири и Казахстане андроновскую культуру постепенно сменяет карасукская культура (1500-800 до н. э.). На западной границе андроновская культура сменяется срубной культурой.

В 1951 году А. А. Формозов предложил термин «андроновская культурная общность» и в 1954 году термин принят научным сообществом.


Глава 2. Срубная культура.

Западными соседями андроновцев на Южном Урале явились племена, условно названные срубняками по методу хоронения. Эти племена хоронили своих умерших соплеменников в деревянных срубах, опускаемых в могильную яму. По этому признаку их культуру назвали срубной.

Срубная культура, выделенная В. А. Городцовым в 1901 году.- это протоскифская или киммерийская археологическая культура эпохи бронзы (17-12 вв. до н. э.). Сформировалась на основе полтавкинской культуры. Распространена в степной и лесостепной зонах Восточной Европы и Средней Азии от Румынии до Туркмении и Прибалхашья. Была раскопана на Северском Донце в начале XX века одновременно с ямной и катакомбной культурами. Определена как самостоятельная культура в 1905 году В. А. Городцовым. Известно не менее 500 археологических памятников. В Нижнем Поволжье найдены самые ранние памятники, связанные с ямной культурой. Какое-то время срубная культура существовала параллельно с катакомбной.

Срубняки, как и андроновцы, в эпоху бронзы составляли большой массив родственных по происхождению и культуре племен и занимали территорию от Урала до Днепра. Они занимались преимущественно скотоводством и земледелием. Несмотря на то, что по происхождению срубные племена развились самостоятельно, в их культуре и образе жизни было много общего с андроновцами, это особенно хорошо прослеживается в уральских степях, где срубные и андроновские племена расселялись смешанно. В ряде случаев археологам трудно распознать принадлежность памятника к андроновской или срубной культуре. Их можно опознать лишь по незначительным признакам.

Срубные племена вели сначала оседлый образ жизни. Известны поселения срубной культуры — по-прежнему по берегам рек, вблизи пойменных лугов. Поздние поселения обнесены рвами и валами.

По берегам рек Белой и Демы найдено немало следов поселений срубняков. В 1953-1954 гг. при раскопках срубного поселения близ деревни Береково в Мелеузовском районе К.В. Сальниковым было обнаружены остатки нескольких землянок четырехугольной формы. В заполнении земляночных котлованов в большом количестве были найдены глиняные горшки, кости животных и другие вещи. Несколько подобных жилищ срубняков исследовано также в Кушнаренковском районе, в 2 км от деревни Кувыкино.

На территории западных районов Башкирии известны многочисленные курганные могильники срубных племен. В течение последних 5-2 лет они исследовались у деревень Именлекулово, Верхне-Аташево, Ново-Балтачево в Чекмагушевском районе и у города Давлеканово. Аналогичные курганы выявлены у деревни Мелеуз-Тамак Миякинского района, в Туймазинском, Бакалинском и ряде других районов Башкирии. Некоторые из них открыты случайно во время земляных работ и о них стало известно по сообщениям местных жителей.

Под насыпью одного кургана обычно находиться от одного до десяти могил. Но встречаются и большие курганы. Известный советский археолог Н.Я Мерперт в большом Кайбельском кургане в куйбышевской области обнаружил более ста могил. Здесь, как и в остальных курганах срубных племен, умершие захоронены в скорченном положении. Если в одной могиле хоронили мужчину и женщину, то мужчина, как правило, лежит на правом боку, а женщина - на левом. Провожая усопших на «тот свет», рядом с ними укладывали глиняный горшок с пищей, копья, ножи, топоры, куски мяса; одежда умерших была украшена медными и золотистыми бляшками. Глиняные горшки срубняков по своей форме напоминают андроновские, но они несколько грубее, и орнамент на них проще. Часто встречаются горшки, не имеющие орнамента. Срубники изготавливали острореберные сосуды с очень характерным геометрическим орнаментом. Среди них почти нет остродонных, а позже и круглодонные сосуды сменяются сосудами с плоским днищем. Отличительным в керамике срубной культуры является горшок банкоподобной формы. Орнамент, который покрывает, как правило, только верхнюю часть посуды, имеет оттиск шнура или вид перекрещенных линий. В орнаменте прослеживается ритмичность, повторяемость элементов; в составе фриза такого «узора» часто встречаются разнообразные знаки, крестики, прямоугольники, схематические изображения животных и др. Считают, что в данном случае мы имеем дело с примитивным пиктографическим письмом. Наиболее интересными являются «пиктограммы» на горшках, найденных около села Рубцы у Оскола и около Артёмовска в Донецкой области. Всего известно около 300 находок посуды срубного периода с загадочными знаками, которые пока еще не расшифрованы.

Рис.1. раннесрубные материалы с поселения Безыменное I

Орудия труда срубняков изготовлены, в основном, из бронзы: топоры-кельты, долота, шила, иголки и др. Были распространены также ножи оригинальной формы - с перехватом, который типичен только для срубной культуры, особенно её раннего этапа. Ассортимент орудий труда дополняют костяные и каменные изделия: псалии, лощила, зубчатые штампы изготовлялись из кости, а матрицы, молоты, зернотёрки - из камня. В связи с развитием металлообрабатывающего производства появляется металлическая посуда, представленная клепаными из листов меди казанками. Из бронзы изготовляли браслеты, проволочные или литые, подвески, шпильки, бляшки. Характерны очень вместительные, чуть ли не ведерные сосуды с округлым


дном, бомбовидные. Чаще всего делают вывод: уже велось молочное хозяйство, заквашивание молока.

Рис. 2. Находки на поселениях
1 - часть корчаги; 2 - костяное лощило; 3 - глиняное пряслице; 4 - 6 - керамика (селище 10); 7 - 14 - кварцитовые орудия

Технологические приемы работы с костью, зафиксированные на орудиях из раскопок Красного Яра, типичны для срубных поселений. Это резка металлическим лезвием, резка-рубка, использование абразива. Наряду с металлическим продолжает использоваться кремневое лезвие (обдирание, соскабливание). Возможно, применялась и архаичная техника обивки, ускоряющая процесс изготовления орудия, но требующая определенного опыта (Жилин, 1993). По поводу пиления отметим, что в Красном Яре, как и на многих других срубных поселениях, отсутствуют следы использования зубчатого лезвия. Строго говоря, сам процесс можно назвать не пилением, а своеобразным перетиранием кости по периметру с последующим сломом ее. Вероятно, не случайно находки зубчатых лезвий чрезвычайно редки для времени поздней бронзы различных регионов.

На Южном Урале известен ряд интересных кладов, связываемый со срубными племенами. Один из таких кладов был открыт вблизи деревни Миловка под Уфой в 1901 г. Клад состоял из самаза в Куйбышевской области. В 1970 г. в деревне Абзаково в Баймакском районе выявлен еще один клад бронзовых серпов. Он был найден случайно при копке подпола дома и содержал 12 аккуратно сложенных бронзовых серпов одинаковой формы. Интересно отметить, что серпы не были в употреблении и зарыты сразу же после их отливки в специальных формах.

Металл срубники добывали на Волге и в Придонье, привозили с Кавказа и с Урала. Из бронзы путем отливки в формах и отковки делались вислообушные топоры, листовидные кинжалы с прорезными рукоятками, наконечники копий, ножи, серпы, косари, шилья, трубчатые браслеты, перстни, височные привески.

Не так редки находки литейных форм и инструментов литейщиков, а в местечке Сосновая Маха в Саратовской области нашли клад из бронзовых вещей. Клад включал больше пятидесяти отлитых в одной форме косарей, несколько кинжалов. Из камня делались зернотерки, булавы, молоты, наконечники стрел. Из кости — наконечники стрел, гарпуны.

В кладах находят только ценные вещи, специально зарытые древними людьми или, может быть, позабытые и утерянные. Эти клады свидетельствуют о достаточно высокой культуре племен, обитавших на Южном Урале в медно-бронзовом веке, о том, что по сравнению с предыдущим периодом истории они начали пользоваться более производительными орудиями труда. С другой стороны, клады раскрывают изменения, происшедшие в развитии общества. Если бы вещи, находимые в кладах, принадлежали роду или племени и являлись, таким образом, общим достоянием, то не было бы необходимости прятать их. Возможно, это богатство принадлежало тогда одному человеку или группе людей.

В хозяйстве срубняков главную роль играло мотыжное земледелие и отгонное скотоводство, особенно разведение коровы.

К числу оригинальных находок относится накосник из старо-ябалаклинского кургана на р. Деме. Он состоит более чем из 30 бронзовых бусин, нанизанных на два ремешка. Нижние концы ремней соединялись треугольной пластиной, к которой прикреплялись две другие широкие пластины. От этих пластин, в свою очередь, расходились по три ремешка, на которые насаживались по две удлиненные пластины-пронизи. Верхние концы ремней, по-видимому, были связаны с головным убором, и все это вместе составляло единый комплект. Общая длина накосника с нитками бус 58 см. Он мог быть нашит на широкую кожу или материю; он мог использоваться как нагрудник.

Такие головные уборы были широко распространены в эпоху бронзы. Остатки подобных накосников на широкой кожаной основе известны и в синхронных курганах Южной Сибири. Заслуживает внимания и то, что конструкция такого убора сближает его с современными накосниками башкир.

Показательно, что именно к эпохе средней бронзы относится и зарождение такого феномена как сосуды со знаками, в наиболее полном виде оформившегося уже в рамках срубной общности. Свое дальнейшее развитие и оформление в сложившуюся семиотическую структуру данная графическая знаковая система получает уже в рамках срубной общности. Знаки, фиксируемые на данных сосудах, могут быть разделены на два типа: наглядно-изобразительные и символические. Наглядно-изобразительные знаки весьма редки для абашевской традиции, и пока они представлены двумя видами знаков: зооморфное изображение, сопоставимое с изображением быка, и изображение дерева. Но оба эти вида знаков соответствуют важным категориям индоевропейской мифологической картины мира.
Характеризуя знаковые композиции, фиксируемые на абашевской керамике, считаем целесообразным выделение нескольких представленных на ней сюжетов. Речь идет, прежде всего о фиксации значимых для населения, циклов, связанных с календарными представлениями. Представляется не безосновательным и рассмотрение ряда знаков в качестве своего рода протописьмен. Речь идет прежде всего о знаках на сосудах с Шиловского поселения. Среди них наиболее показательны знаки, сопровождающие изображение "лыжника", и выполняющие, вероятно, своего рода поясняющую функцию по отношению к нему.
Таким образом, на сосудах со знаками доноволжской абашевской культуры фиксируются истоки пиктографии, объектом которой являются конкретные мифологически значимые объекты, а также традиция изображения значимых циклов в системе времяисчесления. Однако в эпоху средней бронзы такого рода сосуды - это явление скорее уникальное, чем типичное, соответствующее этапу формирования графической знаковой системы.
Из сопоставления сосудов со знаками доноволжской, абашевской культуры с более поздними срубными проистекает важное наблюдение, сводящееся к тому, что налицо наличие между ними преемственности. Последняя проявляется как в наличии в знаковых системах аналогичных видов знаков, так и в одинаковых принципах построения знаковых композиций.
Что касается преемственности на знаковом уровне, то используемый абашевским населением набор знаков полностью вошел составной частью в срубную знаковую систему. Это наблюдение касается как наглядно-изобразительных знаков, так и символических.
Характерно и развитие абашевских традиций в композиционной организации знаков на срубной керамике. Это особенно наглядно проявляется при сопоставлении циклических композиций на керамике обеих культур. Как показывают проведенные исследования, главенствующим видом циклических композиций и в срубное время остается изображение 12-ти, 13-ти элементного цикла, который может быть отождествлен с годом в рамках существовавшей в обществе лунно-солнечной системы времяисчесления.

Анализ широкого круга хорошо документированных археологических источников с привлечением ведических и авестийских текстов, данных этнографии, лингвистики и семиотики позволяет сделать вывод о существовании у населения срубной культурно-исторической общности змеиного культа. Хотя этот культ и не являлся основным, его проявления достаточно разнообразны. Он связан как с погребально-поминальной практикой, миром мертвых, так и с повседневной жизнью древнего населения, миром живых. Разнообразие связей объясняется многозначностью символики образа змеи у всех древних народов. Охарактеризуем набор археологических артефактов, отражающих змеиный культ. Во-первых, это находки как целых скелетов змей, так и отдельных их костей в погребениях и на поселениях, во-вторых, изображения змей на керамических сосудах и других предметах и, в-третьих, находки предметов, передающих внешний облик змей или каким-либо образом связанных с культом змеи. Такие находки были зафиксированы как по отдельности, так и в сочетании друг с другом.
На посуде срубной культуры, как и на более ранней синташтинской, петровской и покровской керамике, зафиксированы изображения пресмыкающихся. В известной мере стилизованными изображениями змей являются также такие элементы геометрического орнамента как горизонтальный и вертикальный зигзаг, иногда волна.
Факт преемственности и дальнейшего развития срубным населением абашевских традиций в области графической фиксации информации является еще одним свидетельством в пользу высказываемой рядом авторов точки зрения о значительной роли населения доноволжской абашевской культуры в складывании донской лесостепной срубной культуры в рамках единого цивилизационного процесса.

Глава 3. Взаимодействие андроновской и срубной культур.

Схематическая карта расселения племен Южного Урала в эпоху бронзы.

Рис. 3 вторая четверть IIтысячелетия до н.э.

I-северо-восточная граница расселения ямных племен в IIIтысячелетии до н.э.; II – черкаскульские племена; III – северо-ирское погребение с предметами унетицкого типа; IV– верхнее-савинское погребение балановской культуры; V – раннеабашевские памятники; VI – срубные племена полтавкинского этапа; VII– андроновские племена федоровского этапа

Рис. 4 середина и третья четверть IIтысячелетия до н.э.

I – срубные племена покровского этапа; II –андроновские племена алакульского этапа; III– черкаскульские племена; IV– абашевские поселения.

Рис. 5 последняя четверть II – начало I тысячелетия до н.э.

I – срубные племена хвалынского этапа; II – андроновские племена замараевского этапа; III– племена культуры курмантау; IV – черкаскульские племена.

Данные карты отображают переселения двух крупнейших культур Южного Урала. В начале IIтысячелетия – соседи, к концу - взаимодействие и обмен культурой и предметами быта.Так, иногда на найденных горшках на раскопках срубных курганов встречаются заимствованные черты, в основном от алакульских мастеров (андроновская культурная общность), что говорит о взаимодействии этих племен. Также известны случаи погребения представителя алакульского населения в срубных могильниках (Давлекановский курганный могильник).

Заключение.

Башкортостан – это уникальный регион, обладающий богатой историей и культурой. Археологи изучали памятники бронзового века на Южном Урале с тридцатых годов XX века. Большой вклад в изучение памятников этого периода в Башкирии внесли Р. Б. Ахмеров, А.В. Збруев, Б.Г. Тихонов, К.В. Сальников. На территории Южного Урала и, особенно, на территории Башкортостана проживало несколько племенных групп, которые существенно отличались между собой по культуре и происхождению. Самыми крупными поселениями ученые называют племена андроновской и срубной культур.

Название срубной культуры происходит по устройству могильных конструкций в виде деревянных срубов. Заселив огромную территорию от Поволжья до Днепра на западе и Урала на востоке, срубняки смогли сохранить удивительное единство материальной культуры. Это единство хорошо прослеживается в керамике. Срубные сосуды баночной формы или острореберные, украшенные , как правило, скромным геометрическим орнаментом из оттисков крупнозубного штампа. Срубной манерой оттиска является ассиметрия рисунка, нарушение повторяемости рисунка. Срубная посуда, как и культура, со временем меняла свои признаки. Так в последний период срубной культуры на горшках появляются налепные круговые валики. Меняется и характер украшения и без того небогатого орнамента. Некоторые горшки и вовсе лишены его.

Для носителей срубной культуры характерны обширные долговременные поселки, состоящие из нескольких жилищ – полуземлянок площадью от 100 до 400 кв.м. Землянки перекрывались односкатной или двускатной крышей, опирающейся на столбы. Стены укреплялись бревнами, и вдоль них устраивала нары. В поселке могло жить в среднем более 200 человек.

Основные занятия срубняков – земледелие и скотоводство. Разводили коров и получали молоко – об этом свидетельствуют итоги раскопок. К числу оригинальных находок относится накосник из старо-ябалаклинского кургана на р. Деме. Он состоит более чем из 30 бронзовых бусин, нанизанных на два ремешка. Нижние концы ремней соединялись треугольной пластиной, к которой прикреплялись две другие широкие пластины. От этих пластин, в свою очередь, расходились по три ремешка, на которые насаживались по две удлиненные пластины-пронизи. Верхние концы ремней, по-видимому, были связаны с головным убором, и все это вместе составляло единый комплект. Общая длина накосника с нитками бус 58 см. Он мог быть нашит на широкую кожу или материю; он мог использоваться как нагрудник.

Показательно, что именно к эпохе средней бронзы относится и зарождение такого феномена как сосуды со знаками, в наиболее полном виде оформившегося уже в рамках срубной общности. Свое дальнейшее развитие и оформление в сложившуюся семиотическую структуру данная графическая знаковая система получает уже в рамках срубной общности. Знаки, фиксируемые на данных сосудах, могут быть разделены на два типа: наглядно-изобразительные и символические.

Андроновская культурная общность получила название по названию могильника близ села Андроново около Ачинска, где в 1914 были обнаружены первые захоронения. Андроновская культура была выделена русским археологом С.А. Теплоуховым в 1927. Эти племена заселяли восточные и южные районы Башкирии. Геометрический орнамент на керамики по мотивам схож со срубной культуры, но более разнообразен и богат. Только на андроновской керамике встречается прием нанесения узора зубчатым штампом, делающим несколько параллельных линий, что и отличает ее от любой другой. Как и срубная культура андроновская были заняты земледелием и скотоводством, но преимущественно коневодством.

Общими для срубного и андроновского населения были источники добычи медной руды.

Сальников К.В. выделяет в обоих культурах по три этапа. Срубная культура включает полтавкинский, покровский и хвалынский. Отличительная особенность этапов в том, что орнамента на керамике становиться все меньше и на некоторых горшках его нет совсем, но появляется новый валикоподобный элемент.

В двух женских синташтаистских погребениях андроновской общности найдено по одному роскошному нагруднику, состоящему из серебряных пластин и пронизок, нашитых на толстую кожу. Общая типологическая близость этих нагрудников с накосниками из кургана срубных племен не вызывает сомнения. Конструктивное сходство явное и единственное отличие от современных нагрудников - это использование в последних бисера, серебряных монет и пластин.

Андроновская культура проходит федоровский, алакульский и замараевский этапы. С алакульского этапа поисходит взаимопроникновение двух культур.


Список литературы.

1. К.В. Сальников. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967

2. Н.А. Мажитов. Тайна Древнего Урала. – Уфа: башкирское книжное издательство, 1973 – 186 стр., ил.

3. Археологическая карта Башкирии; Москва: изд. «Наука», 1976 г.

4. Памятники эпохи средневековья: Каталог археологических коллекций МАЭ. Уфа: «Гилем», 1997 г. – 79 с.

5. Археология Южного Урала (курс лекций). – Стерлитамак, гос. пед. инс-т Стерлитамак, 1992 г. – 233 стр.

6. М.Ф. Обыденов. Тайна уфимских холмов. – Уфа: баш. книж. Изд., 1986 Г. -112 с., ил.

7. Атлас археологии РБ: уч.п. 2-е изд. – Уфа: «Китап», 2006 г. – 56 с., ил.

8. http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/058/757.htm

9. http://www.ihist.uran.ru/index/ru

10. http://archaeology.kiev.ua/journal/010100/kolev_salugina.htm

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий