регистрация / вход

Морфологические нормы употребления имен существительных

Категория рода. Задумывались ли вы, почему в русском языке существительное дверь принадлежит кженскому роду, а существительное порог кмужско­му? И задумывались ли вы, откуда в языке появился средний род? Что касается мужского и женатого рода, то здесь в общем-то все понятно: деление на мужчин иженщин естественно, а потому древний человек не мог не обратить на него внимания.

Морфологические нормы употребления имен существительных

Категория рода. Задумывались ли вы, почему в русском языке существительное дверьпринадлежит кженскому роду, а существительное порог кмужско­му? И задумывались ли вы, откуда в языке появился средний род? Что касается мужского и женатого рода, то здесь в общем-то все понятно: деление на мужчин иженщин естественно, а потому древний человек не мог не обратить на него внимания. Иконечно, не мог не распространить его на весь мир.

Известный лингвист А.Мейе пришел квыводу, что категория рода в индоевропейских языках была тесно связана с категорией одушевленности-неоду­шевленности. Он предположил, что на ранних этапа* развития языка все одушевленные существительные относились либо к мужскому, либо кженскому роду а все неодушевленные — к среднему, и лишь впо следствии четкое соотношение между этими катего­риями стало меняться, разрушаться. Конечно, здесь были свои взаимопроникновения^ которые, по-види­мому, были обусловлены способностью человеческо­го мышления одушевлять природу. В таких случаях неодушевленное существительное употреблялось в мужском или женском роде. В частности, А. Мейе приводит в качестве примера фрагмент из «Илиады» Гомера, где поэт, сравнивая Гектора со звездой, упот­ребляет существительное мужского ( aster ), а не сред­него рода ( astron ). В той же «Илиаде» есть фрагмент, где Зевс вызывает сон и посылает его Агамемнону. Гомер употребляет существительное мужского рода oneiros , а не существительное среднего рода опаг. Не правда ли, за таким употреблением просматривается тенденция рассматривать звезду и сон как некую одушевленную божественную силу? Они осмысляют­ся как живые существа.

В современных языках связь между грамматиче­скими категориями рода и одушевленности, с одной стороны, и реальными одушевленностью/неодушев­ленностью и полом — с другой, в значительной сте­пени стерлась. В наши дни категория рода в большей степени связана с формоизменением, то есть со скло­нением имен, а также с согласованием между имена­ми и глаголами в прошедшем времени, тогда как связь с реальным полом прослеживается не так последова­тельно.

Приведем в качестве примера образование имен существительных, обозначающих лиц женского и муж­ского пола. В русском языке имеется три типа соотно­шений между такими названиями: а) существуют названия мужского рода и отсутству­ют параллели женского рода, например: архитек­тор, ректор, бизнесмен, финансист, парламентер, полицейский, машинист (на поезде), педагог, лей­тенант, майор, академик, доцент. Значительно реже существуют только названия женского рода, которые не имеют эквивалентов мужского рода: машинистка («женщина, печатающая на печатной машинке»), прачка, няня, модистка, бесприданни­ца. Название известного советского фильма «Уса­тый нянь» — это, безусловно, неологизм, который не стал общеупотребительным словом и до сих пор воспринимается как остроумное новообразование, неуместное в нейтральном, неюмористическом контексте;

б) существуют названия как мужского, так и женско­го рода, причем оба названия являются нейтраль­ными, допустимыми с точки зрения норм лите­ратурного языка. К таким парам можно отнести следующие существительные: спортсмен — спортсменка, поэт — поэтесса, колдун — колду­нья, герой — героиня, воспитатель — воспита­тельница, монах— монахиня ,певец — певица, гражданин — гражданка, всадник — всадница, лет­чик — летчица Писатель — писательница. Что касается слова поэтесса, то многие женщины-по­эты очень обижаются, когда их так называют, справедливо полагая, что поэзия является настоя­щей или ненастоящей независимо от пола ее авто­ра. Впрочем, на нормы русского литературного языка это никак не влияет;

в) существуют обе формы (и мужского, и женского рода), но слова женского рода отличаются значе­нием или стилистической окраской. Так, слова про-

Яфессорша, докторша имеют значение «жена профессора», «жена доктора» и разговорный оттенок, а выступая в качестве названия должности, стано­вятся просторечными и недопустимыми с точки зрения литературной речи. Слова кассирша, сто­рожиха, бухгалтерша, контролерша, лаборантка, вахтерша, билетерша считаются разговорными, а существительное врачиха — просторечным. Несмотря на существующий разброс, можно выя­вить закономерность, которая — и это неизбежно! — знает исключения. В общем случае существительные, обозначающие лиц мужского пола, относятся к муж­скому роду, существительные, обозначающие лиц жен­ского пола, — к женскому роду. Слова, которые могут обозначать как мужчин, так и женщин, являются дву-родовыми, то есть могут употребляться как существи­тельные мужского и женского рода (рантье, крупье, протеже).

Русский язык, как и многие другие языки, имеющие категорию рода, конечно, можно обвинять в сексизме -предпочтении мужского рода женскому. Но что поделать: такова система языка, не мы установили эти правила и не нам их изменять, потому что язык транс­формируется сам, без нашего участия!

В соответствии с нормами русского литературного языка названия лиц по профессии или должности, как правило, употребляются в форме мужского рода. Од­нако носители языка для обозначения пола лица, о котором они говорят, используют синтаксические сред­ства: согласуемые с существительным формы опреде­лений, выраженных прилагательными, местоимения­ми-прилагательными и причастиями, и сказуемые в прошедшем времени: наша новая доктор уже пришла. В этом случае местоимение-прилагательное и сказу­емое ставятся в формах женского рода, несмотря на то что формально существительное доктор принадлежит к мужскому роду. Такое обозначение рода существи­тельного называется смысловым согласованием и является допустимым в речи. Однако в письменной строго официальной и нейтрально-деловой речи при­нята норма согласования по внешней форме опреде­ляемого существительного: выдающийся математик Софья Ковалевская; новый премьер-министр Индии Индира Ганди; прославленный космонавт Валентина Терешкова и т. п.

В устной речи при существительных в именитель­ном падеже это правило постоянно нарушается, что вполне можно считать допустимым. В косвенных паде­жах возможно только согласование в форме мужского рода, ср.: к нашему экскурсоводу Ивановой; в гостях у известного композитора Пахмутовой; к новому дирек­тору Петровой и т. д.

При этом следует помнить, что далеко не все фор­мы женского рода, которые образуются от названий мужского рода, допустимы в речи.

В русском языке имеется достаточно обширная группа несклоняемых существительных, которые име­ют только одну форму. Род несклоняемых существи­тельных также выражается в формах согласуемых членов предложения: определений и сказуемых (ста­рая леди сказала, мой визави). Несклоняемые иноязыч­ные существительные, обозначающие неодушевленные предметы, а также субстантивированные части речи относятся к среднему роду 1 Впрочем, как уже указывалось, в некоторых словарях в на­стоящее время оба варианта (мужского и среднего рода) фикси­руются как равноправные. Возможно, причиной такой «вольно­сти» стало не только постоянное употребление слова кофе как существительного среднего рода, но и закон аналогии: кофе — это неодушевленное несклоняемое существительное, и почему бы не употреблять его так же, как все остальные? Однако хотелось бы порекомендовать читателям придерживаться старой нормы, по­скольку такая оценка этих вариантов еще не является общеприня-

той.

Существительные, обозначающие животных, отно­сятся к мужскому роду. Немногочисленные исключе­ния связаны с ситуациями, когда без указания на род возникает комический эффект. Например, если мы скажем Шимпанзе кормил детеныша грудью, возник­нет закономерный вопрос: «А чьей именно?».

Род некоторых несклоняемых существительных, обозначающих животных и насекомых» определяется по родовому слову: колибри,например, существитель­ное женского рода, так как это птица;то же касается и родовой принадлежности слова цеце, потому, что это мужа.

Род несклоняемых существительных, обозначаю­щих географические объекты и органы печати, также определяется по родовому слову: туманный Тарту (го­род), «Вашингтон пост» (газета) сообщила.

Род сложных существительных определяется по двум признакам:

1) если первая часть слова является неизменяемой, то род его определяется по второй части: луна-парк (мужской род)г царь-пушка (женский род);

2) если обе части изменяются, то род определяется по первой части: диван-кровать (мужской род), школа-интернат (женский род), платье-костюм (средний род).

♦ Упражнение. Определите, к какому роду принад­лежат сложные существительные. Подберите к ним согласованные определения. Урок-лекция, таблица-плакат, кресло-кровать, кафе-столовая, плащ-палатка, ящик-тумбочка, му­зей-квартира. вающую сцену, а слово занавесь (женский род) являет* ся синонимом слова занавески.

Приведем еще ряд таких существительных.

Таблица 8

Существительные мужского рода Существительные женского рода

- взяток (у пчелы) -гарнитур (полный ком­плект мебели, белья)

- жар (в теле, в печке) -карьер (место открытой раз­работки полезных ископае­мых, также аллюр, ускорен­ный галоп)

-манер (в выражениях: та­ким манером, на новый ма­нер, узелок на манер банта) -метод (способ познания, исследования: диалектиче­ский метод)

- округ (подразделение госу­дарственной территории: ад­министративный округ, во­енный округ, избирательный округ)

- взятка (вид подкупа)

- гарнитура (подбор одно­родных по рисунку шрифтов разных размеров и начерта­ний)

- жара (зной)

- карьера (сделать карьеру)

- манера (способ что-нибудь делать, особенность поведе­ния)

- метода (система практиче­ских приемов выполнения ра­боты)

- округа (окружающая мест* ность, окрестность)

Трудности склонения существительных. Русский Ш представляет собой язык с развитым словоизмене­нием. Это дает ему некоторые преимущества по сравне-нию с языками, где такого же богатства форм нет. На­пример, в английском языке отношения между субъектом и объектом действия выражаются только при помощи порядка слов, тогда как в русском языке на это указыва­ют окончания. Именно поэтому англичанин может ска­зать только A boy reads a book , тогда как мы, русские, тот же смысл можем выразить несколькими способами: Мальчик читает книгу, Книгу читает мальчик, Мальчик книгу читает и т. д. Изменение порядка слов вносит в сообщение новые оттенки, позволяет носителю русского языка каждый раз по-разному расставить акценты. Ученые, желая навести хотя бы какой-нибудь по­рядок в этом изобилии форм, в течение многих веков прилагали титанические усилия, описывая и класси­фицируя элементы, составляющие язык. Возможно кому-то это занятие покажется не таким уж и осмыс­ленным и практически целесообразным, но его резуль­таты не стоит недооценивать: развитие лингвистиче­ских классификаций, как это ни странно, превратило наш родной язык в литературный, обработанный.

Слощ слова...

Дело о падеже

Со школьной скамьи мы привыкли думать, что в русском языке шесть падежей. Задумывались ли вы когда-нибудь, что это может быть не так?

Среди ученых есть те, кто полагает, что их больше. Академик В.В. Виноградов, например, посчитал необ­ходимым выделить количественно-определительный падеж, а предложный падеж разделить на два паде­жа — местный и изъяснительный. Вы думаете, это при­хоть, причуда? Совсем нет! Если исходить из того, что падеж выражается при помощи окончания, то предло­жение русского ученого оказывается вполне логичным, обоснованным. Введение количественно-определитель­ного падежа позволило бы нам различать формы чая и чаю, которые противостоят друг другу как формально, так и стилистически (вторая форма четко указывает, что речь идет о небольшом количестве, тогда как пер­вая ничего о количестве не сообщает). А вот разграни­чение местного и изъяснительного падежа необходи­мо, чтобы противопоставить пары вроде в лесу — о лесе, на стогу—о стоге. Грамматика говорит нам, что в этом случае мы имеем дело с одним падежом, хотя в дей­ствительности окончания у этих форм разные и соче* таются они с разными предлогами: местный падеж необходим при предлогах в и на, а изъяснительный — при предлоге о,

Предложение В.В. Виноградова не нашло большо­го количества сторонников, а потому до сих пор в школах нам говорят, что падежей в русском языке шесть. Возможно, в этом есть смысл, так как формы вроде чаю, сахару, супу становятся в нашей речи все более и более редкими, а противопоставление двух окончании в предложном падеже не просматривается последовательно (ср.: на земле — о земле, на окне — в окне).

Впрочем, спор о количестве падежей в русском языке интересен прежде всего для специалистов. У «рядовых» носителей языка трудности более прозаич­ны, и касаются они образования некоторых падежных форм.

Особое внимание следует обратить на форму мно­жественного числа существительных. Трудности обыч­но возникают с определением окончания в именитель­ном и родительном падеже. И действительно, как правильно — бухгалтера или бухгалтеры, тополя или тополи! И как следуетгговорить— апельсин или опель-синов, грамм или граммов! В аналогичных случаях необходимо обращаться к словарям — это единствен­ный способ, который может дать абсолютно точный ответ на интересующий нас вопрос.

Что касается существительных множественного числа именительного падежа, то у них конкурируют окончания /'Ы и -а/-я. Большинство существитель­ных мужского рода имеют в именительном падеже множественного числа окончание ~ы (-и): заводы, кони. Однако имеется целый ряд существительных, которые в этоюелучае оканчиваются на ударное -а (-я): адреса, края. Хотя сейчас увеличение числа форм на -а (-я) интенсивно продолжается, употребление некоторых из них в литературной речи нв является нормативным. При наличии варианта -а (-я)--ы (-и) первые сохра­няют разговорный или даже просторечный характер.

При выборе одной из дублетных форм лучше всего обращаться к словарям. Но часто правильное оконча­ние можно предсказать, принимая во внимание такие факторы, как происхождение слова, его структуру и место ударения, а также стилистическую характери­стику.

Происхождение слова. Слова французского проис­хождения (с ударными суффиксами -ер/-ёр) и слова латинского происхождения, оканчивающиеся на -тор, которые обозначают неодушевленные предметы, име­ют чаще всего окончание -ы (-и): акушер — акушеры, дирижер — дирижеры. Слова латинского происхожде­ния (на -тор), обозначающие одушевленные

Морфологические нормы употребления имен прилагательных

Наиболее трудные вопросы, связанные с употреб­лением форм имен прилагательных, касаются качественных прилагательных. Именно они имеют полные и краткие формы, а также образуют степени сравне­ния (впрочем, здесь есть исключения, однако мы мо­жем утверждать, что указанные признаки характери­зуют качественные прилагательные как особую категорию). Напомнив что качественными называют прилагательные, которые обозначают признан само­стоятельно, не через отношение к другим предметам или явлениям.

В русском языке большинство качественных при­лагательных имеет полные и краткие формы. Полные формы употребляются в функции определения й ска­зуемого (приятная девушка, девушка приятная) , крат­кие — в роли сказуемого (девушка приятна). Поэтому о различиях в использовании обеих форм можно гово­рить только в том случае, когда они используются в роли главного члена предложения.

В значительной части случаев между полными и краткими формами в функции именного сказуемого имеется только стилистическое различие. Полные фор­мы (Он смелый) имеют разговорный характер, а крат­кие — книжный (Он смел). Кроме того, полная форма обычно выражает более смягченную оценку по срав­нению с категоричной оценкой, содержащейся в крат­кой форме: Его поведение вызывающее и Его поведе­ние вызывающе. Именно поэтому краткие формы более типичны для научной речи, которая часто имеет дело с обобщениями: фтор ядовит, сахар сладок.

В некоторых случаях полные и краткие формы не являются тождественными. Между этими формами обнаруживается: 1) смысловое (семантическое) различие, связанное с тем, что полные формы указывают на постоян­ный признак, а краткие — на временный: Юноша был глухим от рождения — Юноша был глух к советам родителей, Река спокойная (вообще) — Река спокойна (в настоящий момент). Аналогич­ным образом полные формы могут указывать на абсолютный признак, а краткие — на признак от­носительный: Потолок низкий (вообще) —Пото­лок низок (для высокой мебели), Чемодан тяже­лый (вообще) — Чемодан тяжел (для ребенка, слабого человека)

2) лексическое различие, при котором значения пол­ной и краткой формы существенно расходятся: Ребенок живой (бойкий, подвижный) — Ребенок жив (не мертв), Ребенок способный (наделен спо­собностями) — Ребенок способен (сделать что-либо), Этот парень хороший (обладает какими-то положительными качествами) — Этот парень хорош собой (красив);

3) грамматическое различие, когда при кратких фор­мах могут быть зависимые слова, а при полных в именительном падеже таких слов быть не может: Этот проект убыточен по расчетам экономистов и Этот проект убыточный (без нарушения грам­матических норм нельзя добавить по расчетам эко­номистов). Впрочем, некоторые полные прилага­тельные обладают способностью присоединять к себе зависимые формы: Небо красное от пожара. В ряду однородных сказуемых могут выступать

либо только полные, либо только краткие формы: Он был мрачный и разочарованный/мрачен и разочарован.

Трудность может составлять выбор краткой фор­мы прилагательных на -енный. Обычна имеется два варианта, например: Он мужествен и Он мужестве­нен. Предпочтение следует отдавать краткой первой форме. Однако есть ряд прилагательных, которые тре­буют выбора полной формы: почтенный, несомненный, современный, незабвенный, священный и др. В этих прилагательных ударение падает на суффикс, и имен­но этим следовало бы объяснить выбор более длинной формы. Однако из этого правила есть одно исключе­ние — прилагательное блаженный, которое образует краткую форму блажен (ср.: Блаженны нищие духом). 1. Долг перед Отечеством (священный). 2. Ваш воп­рос (бессмысленный). 3. Альтруизм ему не (свой­ственный). 4. Бег времена (медленный). 5. Этот фрагмент (двусмысленный). 6. Вывод из всего это­го (несомненный).

В русском языке существует два способа образо­вания сравнительной и превосходной степени прила­гательных: аналитический (к прилагательному прибав­ляются наречия более, менее, прилагательное самый) и синтетический (меняется форма прилагательного, например, труднее, труднейший).

Прйстая форма сравнительной степени имеет нейт­ральный характер, сложная — книжный. Формы срав­нительной степени, образованные при помощи при­ставки по-, имеют разговорный оттрнок (потруднее). В книжной речи для выражения аналогичного значе­ния лучше использовать конструкции немного/несколь­ко труднее.

Формы превосходной степени прилагательных, обозначающие высшую степень проявления првйшака, также бывают простыми и сложными. Простые обра­зуются от основы положительной степени при помощи суффиксов -ейш- или -айш- (простейшей, тончайший) и имеют книжный характер. Прибавление к этим фор­мам приставки наи- придает им значение предельной меры признака, что усиливает их выразительность (наипростейшиЩч наитончайший).

Сложные формы превосходной степени прилага­тельных образуются сочетанием слов самый, наиболее или наименее с формой положительной степени (самый простой, наиболее — наименее простой) . Они характер­ны для всех стилей речи!. При этом следует иметь в виду, что формы с наречиями наиболее и наименее выражают относительное значение (наиболее красивый — самый красивый из конкретного множества), а формы с прила­гательным самый — очень высокую степень признака. Другими словами, первая форма всегда %>едполагает сравнение, сопоставление разных степеней признака, тогда как вторая используется вне сравнения. Это разли­чие можно увидеть, если обратиться к фразе «Все это требует от участников совещания самого серьезного подхода к делу». В этом случае речь идет о Стилистическую дифференциацию форм сравни­тельной и превосходной степени можно представить в виде таблицы.

Таблица 9

Книжное Нейтраль­ное Разговорное
Сравнительная степень более сильный сильнее, немного сильнее посильнее
Превос­ходная степень абсо­лютная сильнейший самый сильный сильнее всех/всего
относи­тельная наиболее/ наименее сильный

Перечислим основные ошибки, которые встреча­ются при употреблении степеней сравнения прилага­тельных.

■ Нельзя допускать в речи плеонастических конст­рукций, которые объединяют формы сравнитель­ной Игпревосходйой степени вроде более лучший или самый сильнейший. Для^Ьыражения более вы­сокой степени качества достаточно сказать лучше, для выражения максимальной с?*епени качества — сильнейший (или самый сильный). Плеонастиче­скими являются также конструкции типа немного потруднее.

т Относительные прилагательные в русском языке не образуют форм сравнительной степени. Непра­вильными являются такие формы, как более зим­ний, более золотой. Впрочем, по мнению специа­листов, такие формы бывают допустимыми в худо­жественной речи: В такой непроглядный вьюжный вечер успех решался не тем, кто железней или метче, а удачливей кто (Л. Леонов).

■ Следует различать литературные и просторечные варианты сравнительной степени типа бойче и бойчее, звонче и звончее (звончей), слаще и слйже, слабее и слаб же.

ш Прилагательные, основа которых оканчивается на -к- [маркий), -ск- (вражеский), -ов-/-ев- {боейой), -л- (вялый), не имеют формы простой сравнительной степени. высокой сте­пени, а не о сопоставлении признаков.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий