регистрация / вход

Новая Россия империя или национальное государство

Министерство образования и науки Российской федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего

Министерство образования и науки Российской федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Тюменский государственный архитектурно-строительный университет»

Тобольский филиал

Кафедра гуманитарных дисциплин

Контрольная работа по культурологии

На тему: «Новая Россия»: империя или национальное государство. Поиски «русской идеи»

Вариант № 61

студентки 1-го курса

отделения заочного обучения

специальность, группа Бут09

Ульянова Ольга Игоревна

№ зачетной книжки:

преподаватель: Нечаева Лариса Викторовна

Тобольск - 2010

Содержание:

1.Россия переживает период перехода к национальному государству.

2.Истоки «русской идеи».

3.Духовность личности в контексте «русской идеи».

4.«Россия для русских»?


1.Россия переживает период перехода к национальному государству

Русский народ долго жил в государстве, называемом обычно многонациональной империей. Все народы проходили и проходят эпоху империй. Для того чтобы сформировалось национальное государство, необходимо, чтобы народ – субъект этого государства – сложился в нацию. В Западной Европе образование национальных государств началось в XVIII веке – у некоторых народов даже несколько раньше – и продолжилось в течение всего XIX века. Русские включаются в этот процесс в конце XX века. До сих пор почти все этносы России, и русский в том числе, находились в донациональном состоянии. Различные стадии, которые проходит этнос в своем развитии, отличаются друг от друга главным образом характером связи, скрепляющей народ. В ранние эпохи это – кровнородственная связь. Главная форма существования такого этноса – род, племя. Затем кровнородственная связь сменяется территориальной, поземельной.

Главная форма жизни этноса на этой стадии – община, преимущественно сельская (хотя и в городах имеются аналоги общины). Обратим внимание на то, что здесь уже связь не кровнородственная, а по земле. Общие обычаи, нравы, обряды скрепляют эту общность. Именно на этой стадии развития этносов государство приобретает вид империи. Империи возникают и распадаются, включая в себя разнообразные и разноплановые территории и этносы, а общины продолжают существовать в неизменной форме, пока не наметится переход к стадии нации.

Основная связь, скрепляющая нацию, – это культура, главным элементом которой являются ценности, системы ценностей. Национальное государство и создается этносом, достигшим зрелости нации, для реализации, воплощения в жизнь собственных ценностей. Империя, объединяющая различные этносы на своей территории, обычно имеет своей задачей защиту этой территории от посягательства соседей, расширения ее, наведения внутри нее порядка.

Пока этнос развивается, постепенно, неторопливо, начинают нарастать процессы урбанизации, усиливаются процессы миграции населения, превращаясь в массовые, интенсивная социальная мобильность также вносит спой вклад в распад общины как социальной структуры. Личность становится автономной. Прежние этнические связи ослабевают, преемственность культуры нарушается, начинают дисфункционировать механизмы формирования целостной личности. В этнических “мирах” нарастает хаос. Этнос оказывается перед перспективой либо погибнуть, либо создать национальное государство, организованное уже не по принципу сот, заключенных в одну внешне ограждающую их скорлупу, а с принципиально новым типом связей – по культуре и ценностям, в пространстве всего этноса. Это возможно, поскольку ценностное “ядро” культуры сохраняет свое единство. На этом этапе этносы “взрывают” империю изнутри, и на ее развалинах начинается формирование национальных государств. Россия как раз вошла сейчас в эту фазу, и проблема созидания русскими своего государства становится первостепенной задачей данного исторического периода.

Очевидно, что принципиально новый тип государства не может быть создан простым объявлением суверенитета. Возникает целый ряд трудностей, связанных, прежде всего с осознанием нового статуса собственного этноса, а также тех новых оснований, на которых новое государство только и может быть построено. В нашем случае мы имеем еще сложности, обусловленные огромной территорией, на которой русское население разбросано от Балтики до Тихого океана вперемежку с большим количеством других этносов, находящихся на самых разных стадиях развития и обладающих культурами, весьма непохожими одна на другую.

Первая реакция на распад империи, самая простая, – воссоздать прежнее государственное устройство, сформировать, так сказать, мини-империю только на базе одного этноса. Это стремление приводит к противоречию. Империя распалась не случайно, а закономерно, так как не обеспечивала больше необходимых условий для существования этноса. Она построена на принципе “невмешательства” в жизнь ячеек-общин, и этнические проблемы ей безразличны. Это безразличие не психологическое (часто имперские правительства, напротив, декларируют свою принадлежность к тому или иному этносу, поддержку этнических ценностей), а именно структурное. Империя как государственное образование отчуждена от жизни конкретных носителей культуры – общин, а, следовательно, и от личности. Она – социальная форма, вторичная и формализованная, а формальные структуры вообще не могут эффективно осуществлять культуротворческие процессы и формировать личность (кроме отдельных ее самых внешних слоев сознания), они только пользуются тем и другим “продуктом”, создаваемым общиной. Но ведь кризис этнической жизни и возник именно из-за нарушения всех этих процессов в связи с разложением общины, и вся проблема заключается в том, чтобы эти процессы восстановить. Колония маленьких ячеек-сот должна переформироваться в единый организм, функционирующий как целое, которому уже не нужна будет внешняя скорлупа. Как бабочка, выйдя из кокона, приобретает совершенно иные формы и начинает функционировать другим способом, так и национальное государство, выйдя из кокона империи, должно обрести новый вид, структуру.

Существует другая концепция, принимающая во внимание проблему налаживания новых связей в распавшемся этносе. Но ее коренное заблуждение в том, что восстановление связей мыслится как возвращение к прежним, изжитым их формам, причем к изжитым исторически уже давно, а именно – к связям типа кровнородственных, ставя во главу угла общее этническое происхождение. Но в современном мире вообще нет людей с “чистым” этническим происхождением, поэтому на данном принципе вообще ничего невозможно создавать и поддерживать. Этот принцип, по-видимому, такой простой и однозначный, оказывается в силу указанного выше условия, расплывчатым и нечетким. Следует сказать также, что именно для сторонников этого принципа восстановления прежнего кровнородственного принципа связи наиболее характерно параноическое представление о таящихся повсюду врагах иноэтнического происхождения, которые нас ненавидят, чуть ли не задачей своей жизни ставят вредить нам, преследовать и, в конечном счете, уничтожить нас как нацию. Поиски и выявление этих врагов, их обличение и прочее приводят к совершенно бессмысленной растрате сил и отвлекают внимание от реальных проблем, направляя усилия в неконструктивном направлении.

Реальный же путь, могущий открыть перспективу решения национальных проблем, – это путь создания в этносе принципиально новой связи, как мы отмечали уже в самом начале, связи между людьми на основании системы главных культурных ценностей, которые разделяют все . Налаживание такой связи – это налаживание определенного уровня консенсуса , который необходим любой человеческой группе, в том числе и нации, и без которого невозможно вообще ничего создать. Любое общество, тем более национальное общество, – это не бессмысленный, случайный набор групп и структур, это – организм, образование активное и целеустремленное. И если консенсус относительно общей шкалы ценностей для сильной. эффективно устраивающей себя и действующей нации должен быть устойчивым, постоянным, то консенсус относительно целей, которые должны выражать и воплощать эти ценности, – и делают это иногда лучше, а иногда хуже – может быть весьма подвижным и динамичным.

Если мы хотим быть независимыми и свободными в творчестве собственной национальной культуры, нам необходимо собственное общество и собственное государство, утвержденные на наших национальных ценностях. Только такая постановка вопроса может обеспечить нам переход от общества и государства типа раковины или скорлупы к обществу и государству, основанному на ценностном каркасе. Только такое государство может быть внутри нас, т. е. восприниматься нашим сознанием как что-то безусловно свое, близкое и ценное, как продолжение нас самих. Во всех европейских государствах, ставших давно уже национальными, население не отчуждено так от государства, как мы отчуждены от своего. И пока такое положение будет продолжаться, мы не сможем создать ничего более или менее полезного для мировой культуры, а будем всегда прозябать на задворках чужих культур.

Но если такой консенсус на основании нашего национального ценностного контекста нам удается создать, то тогда и определится нация: тот человек, который этот контекст признает своим и начнет прикладывать усилия по его воплощению в жизнь, – он и будет составной частью данной нации, независимо от происхождения и места жительства. Русский, следовательно, тот, кто идентифицирует себя с русской культурой, а тем самым и со страной, в которой все формы социальной жизни ориентированы, в конечном счете, именно на эту культуру и на общую для данной нации систему ценностей.

Впрочем, гражданином русского государства может быть любой человек, слабо или вовсе не идентифицирующий себя с данной культурой. Гражданин обязан лишь уважать законы данного государства и нести общие для всех обязанности. Уважая сложившиеся в данном государстве формы, он может пользоваться всеми его правами. Он только не будет принадлежать к национальной общине – субъекту данного государства, каковая принадлежность не дает, впрочем, никаких внешних преимуществ и льгот в официальном плане. Включение в нее – это включение в неформальные связи между людьми, на основании которых только и возможен культуротворческий процесс.


2.Истоки “русской идеи”.

В основе русской истории лежит знаменательная легенда о призвании варяг-иностранцев для управления русской землей, так как «земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет». Как характерно это для роковой неспособности, нежелания русского народа самому устраивать порядок в своей земле! Русский народ как будто бы хочет не столько свободного государства, сколько свободы от государства, свободы от забот о земном устройстве. Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, она всегда ждет жениха, мужа, властелина. Россия - земля покорная, женственная. Пассивная, рецептивная женственность в отношении к государственной власти так характерна для русского народа и для русской

истории. Нет пределов смиренному терпению многострадального русского народа.

Чужд русскому народу империализм в западном и буржуазном смысле слова, но он покорно отдавал свои силы на создание империализма, в котором сердце его не было заинтересовано. Здесь скрыта тайна русской истории и русской души. Никакая философия истории, славянофильская или западническая, не разгадала еще, почему самый безгосударственный народ создал такую огромную и могущественную государственность, почему самый анархический народ так покорен бюрократии, почему свободный духом народ, как будто бы, не хочет свободной жизни?

По мнению мыслителя, русский народ – есть в высшей степени поляризованный народ. В нем совмещаются, казалось бы, самые непримиримые противоположности. В русской душе борются два начала: восточное и западное. ”Противоречивость и сложность русской души может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории – Восток и Запад. Она есть великий и цельный Востоко-Запад по замыслу Божьему, и она есть неудавшийся и смешанный Востоко-Запад по фактическому своему состоянию.

Русская идея вырабатывалась на протяжении нескольких столетий, и определяющее влияние на ее формирование оказывал именно противоречивый характер русской души. Мы не будем специально останавливаться на этапах формирования русской идеи, отметим лишь, что в ее формирование внесли вклад такие люди, как инок Филофей, со своей идеей о Москве, как третьем Риме, Чаадаев, славянофилы: Киреевский, Аксаков, Хомяков (особенно ценна его идея о соборности), великие русские писатели: Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский, философы: Леонтьев, Розанов, Соловьев, и другие. Большую роль, хотя по оценке Бердяева скорее в отрицании неправды, чем в созидании, сыграли так же Бакунин, Чернышевский, Писарев и другие. Самое же главное заключается в том, что эта идея истинно народная и была сформулирована лучшими представителями народа и соответствует глубинным народным желаниям и чаяниям.

Русская идея – идея мессианская, русские призваны играть достойную роль в истории мира в утверждении принципов коммюнотарности. Однако мыслитель четко разграничивает национальную и националистическую идею и борется против всех проявлений национализма. Он даже считает, что находить точки соприкосновения нужно и с народами, идея которых противоположна русской: “германская идея и русская идеи противоположны. Германская идея есть идея господства, русская идея – идея братства”. Однако следует желать братских отношений с германским народом при условии отказа им от воли к могуществу. То же самое можно отнести и к любому другому народу.

Историческая миссия России на протяжении веков была реализована в различных событиях мирового значения: борьба с татаро-монгольским игом, остановившая экспансию татаро-монголов на запад и фактически спасшая Запад от катастрофы; Отечественная война с французами в 1812 г., не позволившая Наполеону осуществить свои планы мирового господства и, наконец, Великая Отечественная война 1941 - 1945 гг., в результате которой человечество было спасено от чумы фашизма. Во всех этих (и многих других, может быть, не таких масштабных) событиях усилия и жертвы России имели решающее значение.

В области духа на протяжении многих веков русская идея выражалась в том, что неизменные нравственные представления организовывали жизнь русской нации, указывали духовные ориентиры русскому человеку, несмотря на все нашествия и внутренние смуты. То же чувство единения с людьми, те же понятия меры, гармонии. Всякий раз они наполнялись живым смыслом - в подвижничестве Сергия, Нила, Серафима, в творчестве Рублева, Пушкина.

Русская идея удивила мир, проявившись в таком замечательном, лучше сказать ослепительном явлении, как русская литература XIX века. Приведем здесь лишь некоторые имена: А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов...

Основной вывод: русская идея есть идея коммюнотарности и братства людей и народов.

3.Духовность личности в контексте “русской идеи”

В последние годы обострилась необходимость сохранения духовного потенциала российского общества. Налицо очевидные изломы духовно-нравственного характера, как и стремление многих людей найти себя по-новому. При этом выявилось то, что ряд нерешенных сегодня проблем своими корнями уходит в историческое прошлое России. Поэтому стало актуальным обращение к русской идее, ее трансформации в конце ХХ века, использование наследия ее теоретиков в плане анализа духовного мира личности и искания новой духовности.

Все эти моменты у представителей русской идеи взаимосвязаны. Исторически так сложилось, что поиски в начале ХХ века условий для рождения новой России побудили наших мыслителей активно разрабатывать принцип соотношения нового универсализма и национальной самобытности, связывая его с поиском новой духовности и принципом индивидуальности. Они сумели, говоря словами К. С. Петрова-Водкина, увидеть "новую действительность в нашей старой сущности" и поставить в ее центр создание благоприятных условий для творческой личности.

Был четко выделен момент первостепенной значимости качественного изменения духовных основ бытия при сохранении цельности и единства личности, ее "неповторимого образа в постоянном изменении, творчестве и активности". Утверждалось, что сама жизнь такой индивидуальности должна представлять собой "целестремительную творческую активность, имеющую характер для себябытия". В качестве вывода из сказанного, во-первых, подчеркивалась абсолютная ценность личности и сакральность ее духовности. Во-вторых, ставилась ключевая задача выявить разнокачественность людей, утвердить в обществе в целом свободу и достоинство "для каждой человеческой личности, для всех людей".

Из этого понятно, почему, прежде всего личность является той ценностью, которая оправдывает смысл существования всей земной жизни, и почему ради личности существует все остальное - народы, государство, само человечество. Здесь русская идея ХХ века выявляет единство с западной цивилизацией и с ее ориентированностью на права человека, здесь прямой выход наследия русских мыслителей на общечеловеческие ценности и традиции гуманизма, здесь основание для естественного сближения народов.

Для достижения этой цели необходимо утверждение нового типа культуры, которая исключает господство над людьми техники, превращающей "человека в вещь - объект, в аноним" (Н. Бердяев). Напротив, новая культура требует обязательного одухотворения и окультуривания народной жизни, развития каждого индивида до целостной личности. В этом случае устраняется противопоставление цивилизации и культуры, тогда же снимается вопрос о "конце истории". Здесь личность сама имеет "историю", личность есть образ, в котором открывается мир конкретных реальных людей и их экзистенциальных отношений и общений.

В этом процессе реализуется индивидуальность человека, целостность и множественность личности. Отсюда, с одной стороны, никогда "не может быть личности без и вне множества ее моментов". С другой стороны, имеет место та самореализация человека, когда "во всяком моменте осуществляется вся личность".

Решение такой задачи - дело величайшей сложности. И оно предполагает, прежде всего, качественное повышение общей культуры массы людей и обретение новой духовности. Она теоретиками русской идеи понимается "как духовное завоевание мира, как реальное изменение его", как совершение персоналистической революции. Субъекты новой духовности - "субстанциональные деятели", носители конкретного идеал-реализма, осознавшие абсолютные ценности, наделенные творческими силами для реализации их в своем поведении.

Еще один важный момент в воззрениях на новую духовность - установление мыслителями неразрывной связи ее формирования с трудом и с "духом хозяйства" (С. Булгаков). Рассматривая труд как чрезвычайно важную сферу человеческого бытия, русские философы дали обоснование трудовой аскезы, разумного ограничения мотивации личного благосостояния и выделили определяющую роль духовных мотивов и мотивов общественного блага.

Выявив ограниченность "экономического человека", С. Булгаков противопоставил ему перспективный тип деятеля - действительно свободной, самодеятельной личности хозяина, который мог бы стать опорой демократических преобразований в России. Само хозяйство при этом понимается как творчество, оно есть "взаимодействие свободы, творческой инициативы личности и механизма, железной необходимости". И еще подчеркнуто: рассматриваемое как творчество "хозяйство есть явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все стороны человеческой деятельности и труда".

Именно этого нам так недостает сегодня для позитивной перестройки и возрождения России. Формирование новой духовности идет трудно и весьма противоречиво. Среди исследователей отсутствует единство в объяснении духовности, имеет место ее "урезанное" понимание, сведение только к религиозности, рациональности или культуре переживаний. Между тем использование наследия теоретиков русской идеи в анализе феномена духовности позволяет выявить ее многомерную сложность, трактовать духовность как выход за пределы эгоизма, своекорыстия и утилитаризма.

Представляется перспективным и обоснованным подход к пониманию духовности как способу жизнедеятельности человека. В этом случае, во-первых, духовность явно не тождественна духовной жизни общества. Во-вторых, она оказывается не сводимой только к реалии внутреннего мира человека, как порою еще утверждается в литературе. Духовность - это способ самостроительства личности, способности человека сознательно управлять собой и своим поведением, осмысленно регулировать свою деятельность.

В итоге духовность есть то специфическое качество личности и раскрытие родовой сущности человека, которую В.Л. Соловьев называл богочеловеческой природой "каждой отдельной особи".

Верное понимание духовности имеет определяющее значение для решения ряда задач. С одной стороны, возможно четкое разграничение социального и духовного в человеке, достаточно точное определение "сверхзадачи жизни" конкретного индивида, главенствующую направленность его души на укоренение своего "Я" в мире, ориентацию его "мыслящего сердца" (Гегель) на благо людей или им во зло.

Истолкование духовности как интенции личностного бытия позволяет установить, во-первых, критерий духовности человека, отграничить ее от бездуховности как потери духа личности, своего "Я", т.е. потери личностного бытия и присущей ему творческой интенции. В этом случае можно понять индивида в его сути и конкретности, в его уникальности и неповторимости.
Во-вторых, можно определить эпос взаимности людей как их соучастие, со-деятельности субъектов единого, взаимозависимого мира. Это - "изначальная способность, сущность духовного существования, духовной реальности". Если этого нет, то наступает одиночество и мрак отчуждения, различные формы потери человеком самого себя.

В-третьих, духовность раскрывается не как качество и данность, а как процесс, становление, направленность и ценностная интенция личностного бытия.
Изложенная трактовка духовности личности позволяет заключить, что только формирование новой духовности прекращает одноплановое существование человека, позволяет ему пройти через трудности самоопределения до самоутверждения в качестве зрелой многогранно развитой личности. Такая личность поднимается на уровень подлинного общения и соединения людей, она утверждает абсолютную ценность новой культуры. А через этот акт формируется тот уровень богатства духовного мира человека и та мера его самореализации, обретения им свободы и творчества, когда личность в итоге "обладает в самой себе той индивидуальностью, которой требует идеал".

Новизна изложенных в работе теоретических результатов заключается в анализе недостаточно разработанного наследия теоретиков русской идеи в плане концептуального истолкования духовности личности. Использование этого наследия позволяет более точно определить духовность как ключевую экзистенциальную категорию, раскрыть факторы и способы обогащения духовного мира человека в условиях современной России.

4. «Россия для русских»?

А есть ли однозначный ответ на этот вопрос? Искать ответ на этот вопрос нужно в себе самом. Однако можно прибегнуть к некому анализу этой темы.

Неопределенность порождает межнациональные конфликты и национальные войны. А в результате невинные жертвы, распад государства.

На сегодняшний день лозунг "Россия для русских» весьма популярен. К сожалению статистика жестокая, но правдивая, показывает нам, что его в той или иной степени уже поддерживает каждый второй россиянин. Что же плохого в этих словах? Было бы смешным и абсурдным ходить с лозунгом “Россия для иностранцев”. Однако он чаще всего характеризуется как некорректный, вызывает смуту и негодование среди народа. Государственная власть совершает попытку дать ему правовую оценку, на предмет разжигания национальной ненависти, вражды (хотя это имело бы смысл , если бы кто-то позволял себе говорить, что Россия только для русских). Конечно набор этих слов, действительно, не так однозначен и безобиден.

Из истории мы знаем, что словосочетание "Россия для русских" впервые озвучили во времена царствования Его Величества - Александра III . Считается ,что сам правитель первый произнес эту фразу(но при этом звучали несколько иные слова: "Россия должна принадлежать русским и всякий, кто живет на этой земле, обязан уважать и ценить этот народ".

Еще их приписывают М.Д. Скобелеву: "Хочу написать на своем знамени: "Россия для Русских и по-русски", и поднять это знамя как можно выше!"
Как мы видим, в своем первоначальном виде эти слова имели совсем другой смысл .Философ М.Ю. Чернавский, отметил "не Россия только для русских, но Россия с опорой на русских В конце 19 века в этот лозунг вкладывали следующий смысл: поскольку русский народ является основной нацией Российской империи, то и государство, должно строиться именно по-русски, исходя из «русской идеи», сформулированной графом С.С. Уваровым: "Православие. Самодержавие. Народность". И тут "по-русски" совсем не значит "для русских", а возлагало на наш народ добровольно взятую ответственность за судьбу России и населяющих ее народов. Ф.М.Достоевский писал, что "быть русским, значит быть православным"

В.А. Грингмут организатор Русской монархической партии писал : "Россия – для русских", – таков лозунг Русской Монархической партии, ясно понимающей, что если предоставить Россию иноплеменникам, иноверцам и иностранцам, – то не только в России не будет Самодержавной Монархии, но не будет и самой России".1905 год и стал временем возникновения лозунга в том виде, что мы видим сейчас. Он же утверждал, что русский в России должен чувствовать себя дома, а не в гостях.
А вот выдающийся русский публицист и идеолог Меньшиков назвал лозунг "Россия для русских", "лозунгом русского Возрождения".

Киевский профессор Т.В. Локоть заявил однажды: " Россия – для русских» это совершенно не значит, что мы хотели бы не пускать в Россию немцев, англичан, американцев, китайцев.… Это значит лишь одно: всякий русский гражданин должен свято уважать свое государство, как целое, а отдельным народностям, входящим в состав государства отводить то место, какое принадлежит им по справедливости»
Отсюда вывод: этот лозунг никогда не носил шовинистический характер, и вряд ли, произнося его, кто-то хотел развязать межнациональную ненависть.
Неразбериха в стране и отсутствие правильной политики по национальному вопросу в России, порождает временные «национальные» проекты и программы, вскоре после принятия, которых обнаруживается их полная несостоятельность. Народ на эти попытки урегулирования конфликта отвечает лишь агрессией (самоуничтожением).
Вот именно эти провалы и приводят к возникновению лозунгов “Россия для русских”, которые из отсутствия правильного определения, таят в себе скрытую опасность провоцирования народной смуты. Так как же нам найти правильный путь к разрешению этого вопроса, однозначного ответа на который нет ни у кого?

В интернете все чаще появляются публикации «промывающие мозги», которые стали» оружием массового поражения» о чем Бывший директор ЦРУ Ален Даллес в своё время обмолвился: «Запад располагает оружием, позволяющим завоевывать чужие страны, физически не пересекая их границ»- основным оружием массового поражения
Задача «запудривателей мозгов»– сделать человеческое сознание монстром в состояние необузданного желания отчистить мир от зла. Даже если это зло сам человек.
Но попытки затуманить сознание оказывают избирательное воздействие. «Русская идея» ,заложенная в нас с рождения заставляет задать вопрос“Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?” Для нас потеря духовности равносильна потере души, то есть – смерти как представителя нации.

Сколько же еще мы будим умалчивать тот факт, что роль национального самосознания играет не малую роль в развитии нашего государства? Национальное самосознание народа немыслимо без национальной русской идеи. Для многих «русская идея» -это Самодержавие, Православие, Народность..Не нужно утрировать, это по крайней мере наивно. Русскую идею, нужно искать в духовной сфере, как идею Богоизбранности русского народа.

Так кто же вправе называть себя русским? Если мы совершим попытку отчистить Россию от нерусских : Апраксиных, Державиных или Карамзиных за их татарскую кровь, от таких как Бенкендорф, Бенигсен или фон дер Лауниц, от таких писателей как Фонвизин (немец), от составителя толкового великорусского словаря Владимира Даля (датчанин), от Левитана, Айвазовского, Лермонтова; Шостаковича и им подобных, то, скажите, с кем же мы останемся?

В совокупности МЫ – особая нация. Уникальность состоит в том, что нет генетических критериев для определения русского. Хотя для некоторых других национальностей это возможно. Н.А.Бердяев писал: «в нацию входят не только человеческие поколения, но также и камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги, и чтобы понять волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы»...

Ни кровь, ни историческая связь с землёй предков, ни вероисповедание, не являются факторами принадлежности к нации, Только сам человек может решить русский он или нет.


Источники:

[ Электронный ресурс: режим доступа//http:// works, tarefer,ru/91/100311/index.htm]

[Электронный ресурс: режим доступа//http://rusology,narod/idea/rusidea-6.htm]

[Электронный ресурс: режим доступа//http://www.stihi.ru/2009/12/10/918]

[Электронный ресурс: режим доступа//http://www.prison.org/projects/crimjust/razborka/doc001.htm]

[Электронный ресурс: режим доступа

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий