регистрация / вход

Римские ордеры

СОДЕРЖАНИЕ: I. Введение. II. Ордера: 1. Ионический. 2. Коринфский. III. Литература. ВВЕДЕНИЕ Архитектурный ордер — вид архитектурной композиции, состоящей из вертикальных (колонны, пилястры) и горизонтальных (антаблемент) частей в соответствующей архитектурно-стилевой обработке, в классической форме сформировавшийся в Древней Греции.

СОДЕРЖАНИЕ:

I. Введение.

II. Ордера:

1. Ионический.

2. Коринфский.

III. Литература.

I. ВВЕДЕНИЕ

Архитектурный ордер — вид архитектурной композиции, состоящей из вертикальных (колонны, пилястры) и горизонтальных (антаблемент) частей в соответствующей архитектурно-стилевой обработке, в классической форме сформировавшийся в Древней Греции. Название ордер происходит от латинского «ordo» — строй, порядок. Это название впервые упоминается у римского теоретика архитектуры второй половины I в. до н. э. Витрувия, автора трактата «Десять книг по архитектуре».

Классификация ордеров

Различают пять классических ордеров: дорический, ионический и коринфский возникли в Древней Греции, тосканский и композитный — в Древнем Риме.

Греческий ордер

Можно выделить следующие главные элементы греческого ордера. Основание называется стереобат и располагается на верхнем ряде кладки фундамента, несколько приподнятом над уровнем земли. Верхняя часть стереобата называется стилобат, иногда так называют только поверхность ступени, на которой стоят колонны. Вертикальные опоры — колонны, служащие главным несущим элементом конструкции. Верхняя завершающая часть, несомая часть конструкции, называемая антаблемент, который разделяется на следующие части

1. карниз — верхняя часть антаблемента, над которой располагается кровля.

2. фриз — средняя часть антаблемента, расположена между карнизом и архитравом, несет по большей части декоративную смысловую нагрузку.

3. архитрав — главная балка, которая располагается непосредственно на колонне.

II. ОРДЕРА

ИОНИЧЕСКИЙ ОРДЕР

Ионический ордер — один из трёх древнегреческих архитектурных ордеров. Ионический ордер во времена античности считался «женским» ордером, за счет своей утончённости, изысканности и дополнениями разнообразными украшениями.

Возник в середине VI века до н. э. в Ионии на северо-западном побережье Малой Азии у Эгейского моря. Распространился по территории Древней Греции в V веке до н. э.

Первым из больших ионических храмов был храм Геры на Самосе, построенный приблизительно в 570—560 годах до н. э. архитектором Роикосом и вскоре разрушенный в результате землетрясения.

Наиболее выразительным представителем ионического ордера стал храм Артемиды Эфесской, признанный одним из «Семи чудес света».

Характерные черты.

Колонна ионического ордера, в отличие от дорического делится на три части: основание, ствол и капитель. База часто сама опиралась на квадратную в плане плиту — плинт. Выпуклые элементы базы — полувалы, или торусы, украшались орнаментальной порезкой или горизонтальными желобками, по смыслу аналогичными каннелюрам. Скоции — вогнутые элементы — обычно оставались гладкими.

Капитель отличают так называемые волюты — сдвоенные спиральные орнаменты, вылепленные на эхине. Волюты выглядят как завитки со стороны фасада, по боковым сторонам капители волюты соединяются между собой валами, называемыми балюстры. Своим видом балюстры напоминают свиток. Первоначально волюты лежали в одной плоскости, затем их стали строить в четырёх плоскостях. Эта особенность сделала ионический ордер более устойчивым к критическим взглядам, высказывавшемся в IV веке до н. э., чем дорический ордер. Последний предполагал, что эхин должен одинаково читаться с любой стороны. Эхин в ионическом ордере располагается под подушкой и между волютами, как бы выходя из под волют. Эхин и абака чаще всего украшались богатой порезкой, более мелкой у абаки и крупной, в виде иоников, у эхина; они называются овы и представляют собой орнамент из яйцеобразных элементов, чередующихся обычно с листьями и стрелками.

После недолгого раннего экспериментирования число каннелюр на стержне колонны было установлено в 24. Эта стандартизация позволила сохранять пропорцию каннелюры к диаметру колонны вне зависимости от масштаба, даже когда высота колонны была завышена. В плане каннелюры представляли собой половину окружности или эллипса, причем борозды разделялись между собой полосками цилиндрической образующей ствола, то есть дорожками. Расстояние между каннелюрами, в отличие от римской архитектуры, было очень маленьким, в результате чего они легко повреждались. Благодаря более глубоким бороздам и выраженным граням дорожек, ионический ордер выделялся своей игрой светотени, в отличие от дорического ордера.

Ионическая колонна всегда более стройна, чем дорическая: её высота в период архаики равнялась восьми диаметрам (1:8), а позднее превышала девять диаметров (1:9). Утончение ствола кверху также было меньше, чем например в дорическом ордере. Греческие зодчие расставляли колонны очень широко, стремясь таким образом к получению ощущения легкости и изящества.

Хронологически более ранний, так называемый мало-азийский вариант в своем первоначальном виде (без фриза) появляется в середине VI в. до н.э. Аттический вариант впервые возникает в 525 г. до н.э. в сокровищницах, построенных ионийскими городами в Дельфах. Дальнейшее развитие аттического ионического ордера происходит уже в V в. до н.э. при сооружении ансамбля Афинского Акрополя, где эта ордерная система получает свое наивысшее развитие (так же, как и дорический ордер). В ионическом ордере исследователи традиционно усматривают подража-ние или, быть может, сходство с утонченной, изысканной женской красотой, дополненной разнообразными украшениями. В классическую эпоху греки не изображали женское тело обнаженным — такие произведения либо принадлежат эпохе эллинизма, либо вообще являются римской копией (репликой) греческих произведений. Достоверно не известно, пытались ли греки передать в ордерных композициях принципы мужского и женского начала, можно лишь утверждать, что такие ощущения классические ордера вызывают у многих поколений исследователей и зрителей.

Ионический ордер существует в двух основных вариантах: малоазийском и аттическом. Основным считается малоазийский ионический ордер, первоначально сложившийся без фриза. Аттический вариант появился позднее как модификация первоначального, малоазийского. Естественно, что у обоих вариантов есть много общих черт, объединяющих их в единую ордерную систему. Основанием ионического храма, так же как и дорического, служил стерео-бат. Чаще всего он имел три ступени, но иногда делался более высоким многоступенчатым, а в отдельных случаях мог иметь ступени только со стороны главного фасада, при этом с трех остальных сторон основание ограждалось вертикальными стенками. Такое основание получило распространение в римской архитектуре (поэтому оно называется латинским словом подий, что в переводе означает высокое основание).

Колонна ионического ордера, в отличие от дорического, делится на три части: база (т.е. основание — французское слово, восходящее к греческому первоисточнику), ствол, капитель. База, являющаяся опорной частью колонны, нередко сама опирается на квадратную в плане плиту — плинт (что и означает по-гречески плита), который не считается обязательным элементом. База и в малоазийском, и в аттическом вариантах состоит из одних и тех же чередующихся выпуклых и вогнутых элементов. Выпуклые элементы базы — полувалы, или торусы, часто украшались орнаментальной порезкой («плетенкой») или горизонтальными желобками, по смыслу аналогичными каннелюрам . Вогнутые элементы — скоции (что по-гречески означает «темнота») — обычно оставались гладкими. Образно база изображает сжимающее усилие, которое передается от ствола колонны основанию храма. За счет различного композиционного соподчинения скоций и торусов и за счет различных переходов от одного элемента к другому зодчие в Аттике и Малой Азии создавали очень различные по характеру базы, которые совершенно по-разнму выражали тектонику работы основания колонны. Ионическая колонна стройнее дорической по пропорциям: ее высота в эпоху архаики равнялась восьми диаметрам (1:8), а позднее превышала девять диаметров (например, 1:9,52 в портике восточного фасада Эрехтейона). Утонение ствола кверху также было меньше, чем в дорическом ордере, энтазис либо отсутствует, либо выражен очень слабо. Поверхность ствола колонны обрабатывалась 24 каннелюрами, представлявшими в плане половину окружности (или часть эллипса), причем борозды отделялись друг от друга полосками цилиндрической образующей ствола (дорожками). Благодаря более глубоким бороздам и выраженным граням дорожек, игра светотени на ионических колоннах гораздо эффектнее, чем на дорических. В стремлении к легкости и изяществу ордерных композиций греческие зодчие расставляли колонны необыкновенно широко , вплотную приблизившись к предельным конструктивным возможностям материала. Так, в храме Геры Самосской, например, интерколумний достигал 8,47 м — для древности это очень значительный пролет. Ионическая капитель, в отличие от достаточно однотипной дорической капители , встречается в значительном количестве вариантов.

Капитель состоит из прямоугольной в плане абаки, которая только к концу VI в. до н.э. приближается к квадрату. Ионическая абака много тоньше дорической и выглядит почти как дощечка, подкладываемая под балку. Под абакой располагаются подушка с волютами (волюта по-итальянски — завиток) и эхином. Волюты, называемые иногда завитками подушки, выглядят действительно как завитки со стороны фасада, по боковым же сторонам капители волюты соединяются между собой валами, называемыми балюстры (итальянский термин). Своим видом балюстры напоминают свиток. Эхин располагается под по¬душкой и между волютами, он как бы выходит из-под волют. Получается, что эхин в ионической капители представлен только на главном фасаде и лишь некоторой своей частью. Эхин и абака ионической капители чаще всего украшены богатой порезкой, более мелкой у абаки и крупной, в виде иоников, у эхина. Ионики (греческий термин), иначе называемые овы, представляют собой орнамент из яйцеобразных элементов, чередующихся обычно с листьями и стрелками, например, в четвертных валах антаблемента. В орнаментах, украшающих эхины ионических капителей, между овами присутствуют только стрелки. В связи с тем, что главный и боковой фасады ионической капители выглядят по-разному, возникла необходимость особого решения угловых капителей ордера. Начиная со второй половины V в. до н.э., впервые в Афинах, а затем повсеместно, начинают встречаться капители, у которых угловая волюта повернута и располагается под углом 45° к обоим фасадам.

Коринфский ордер

Кори́нфский о́рдер — один из трёх греческих архитектурных ордеров. Представляет вариант ионического ордера, более насыщенный декором. Характерной особенностью этого ордера является колоколообразная капитель, покрытая стилизованными листьями аканта. Витрувий сообщает, что этот ордер был изобретён скульптором Каллимахом во 2-й половине V века до н. э.

У ионического и коринфского ордеров капители отличаются от дорического ордера наличием волют. Капитель коринфского ордера еще более утончение и изысканнее украшена чем ионическая капитель. Коринфский ордер греция – главная отличительная черта коринфской капители это Аканф или акант – украшение в виде листьев аканта которые превращаются в волюты – листья коринфского ордера. Амфо (двойной) амфора -сосуд с двумя ручками на который так похожа коринфская капитель с двумя волютами (амфитеатр). Мы рассмотрели дорический ионический коринфский ордера в Греции. А римско коринфский ордер рассмотрим позже вместе с Композитным и Романским. Тимпан это иногда полукруглая, в коринфском ордере это треугольная ниша над входом, треугольное внутреннее поле фронтона. Тимпан оформляется скульптурным, рельефным, живописным (или позже мозаичным) изображением.
Колонны коринфского ордера стали еще более изящными.
Древняя Греция Коринфский ордер построение тимпана, размер портика коринфского ордера – все эти элементы коринфского ордера стали более тонкими воздушными с изобилием украшений . Коринфский ордер тимпан портика становится более глубоким насыщенным рельефом.

Даже в то время, когда коринфский ордер уже завоевал себе особое положение в римском искусстве, Витрувий едва признает за ним право на самостоятельное существование и по общему характеру пропорций объединяет его с ионийским ордером. «Пропорции коринфского ордера, – говорит он, – отличаются от ионийского лишь большей высотой капители». И в представлении греков эти два ордера казались настолько однородными, что древнейшая из известных нам коринфских капителей дошла до нас в одном смешанном антаблементе с ионийскими капителями.

Рис. 221

Такое знаменательное сочетание существовало в храме Фигалии, возведенном Иктином через несколько лет после Парфенона. Целла была выдержана в ионийском ордере, но центральная колонна в ее глубине выделялась среди всех остальных своей коринфской капителью, как это видно на рисунке 221. По-видимому, капитель A была уцелевшим архаическим обломком, вновь употребленным при постройке нового храма, подобно метопам древнего храма в Селинунте, которые с таким благоговением были вделаны во вновь выстроенный храм.

Витрувий рассказывает, что первая коринфская капитель была произведением золотых дел мастера Каллимаха, творца золотой лампы, освещавшей в Эрехфейоне святилище Минервы, – мастера, жившего в Коринфе около 400 г.

Однако капитель Фигалии, использованная в V в. как готовый материал, доказывает, что элементы ее существовали намного раньше указываемого этой легендой времени. Как гипотезу, мы рискуем высказать предположение, что прототипом этого лиственного ордера являлась египетская капитель с украшением из пальмовых листьев, мотивы которой пользовались таким успехом в первые времена сношений Египта с греческим миром.

Во всяком случае, несомненно, что этот тип капители существовал задолго до Каллимаха, и роль этого художника могла заключаться лишь в том, что зачаткам коринфского убранства он придал определенные и законченные формы, т.е. сделал для коринфского ордера то, что Херсифрон для ионийского.

Общий вид, подражание металлической модели. – По словам Витрувия, идея коринфской капители могла зародиться у ее творца при виде куста аканфа, листья которого охватывали корзину с дарами, поставленную на надгробную плиту.

Рис. 222

Единственной интересной подробностью этой легенды является упоминание в ней имени золотых дел мастера; и, действительно, примитивная коринфская капитель – подлинное произведение ювелирного искусства.

По замечанию Шипье, формы ее соответствуют скорее приемам работы по металлу, исполненной выбиванием, чем резцу скульптора: ее листва, так глубоко вырезанная, слишком хрупка для мрамора. Если же представить себе, что листья, покрывающие эту корзину, сделаны из чеканной бронзы, то ее форма станет вполне понятна. Каждый лист чеканился отдельно и ставился в ряд, прикрепленный к корзине обручем C, охватывающим ее кругом (рисунок 222).

Столь же естественно из металлических полос, скрученных в виде спирали, образуются и волюты. Просветы же (прорези) волют, которые так трудно выполнить в камне, представляются тогда просто вырезками, исполненными грабштихелем.

Таким образом, стоит только допустить, что формы коринфской капители скопированы с металлической модели, и все кажущиеся несогласованности находят удовлетворительное объяснение.

Эта гипотеза также как будто подтверждается обычаем покрывать капители металлическими украшениями, – обычаем, распространенным вплоть до эпохи Римской империи. От Плиния мы узнаем, что в римском Пантеоне существовали капители с украшениями из бронзы, а в Пальмире и Джераке встречаются колонны, гладкие корзины которых были обернуты в металлическую листву.

Детали и последовательные видоизменения формы капители. – Полностью восстановить древнюю капитель Фигалии не представляется возможным: слишком разноречивы и неясны сохранившиеся рисунки с ее изображениями. На рисунке 221 она воспроизводится лишь по тем общим чертам, которые встречаются на всех изображениях.

Зато капитель памятника Лисикрата (рисунок 223), возведенного в 335 г. до н.э., дошла до нас в почти неповрежденном виде.

Рис. 223

Корзина капители имеет правильную цилиндрическую форму. В покрывающих ее украшениях чувствуется нечто капризное, что вполне уместно в здании малых размеров; конечно, это было бы совершенно недопустимо в сооружении большого масштаба. Ее волюты, несколько хрупкие и сухие, не выдержали бы и малейшей тяжести, а в контурах их заметен недостаток твердости.

Это именно подражание в мраморе металлической модели, причем это подражание еще настолько близко к оригиналу, что и в его мраморной копии применяется металл: обруч, прикрепляющий нижние концы листьев к корзине, сделан из бронзы и представляет собой кольцо, вделанное у основания капители.

Присутствие маленьких дисков, расположенных между листьями второго ряда, объясняется рисунком 222: они напоминают те скрепы F, которыми листья прикрепляются к обручу C.

Центральным мотивом капители в памятнике Лисикрата и в храме Фигалии является плоская пальметта.

В Милетском храме (III в. до н.э.) мы также встречаем эту пальметту; позднее ее место займет выпуклая волюта. Листья здесь все еще сохраняют ту сухость и изрезанность очертаний которыми они отличались в памятнике Лисикрата. Впрочем, капитель Милета имеет одну характерную особенность, которая в римской архитектуре будет служить признаком архаизма: у нее чрезмерно сближены обе короны листьев; второй ряд листьев еле возвышается над первым.

Развалины круглого храма Эпидавра ближе всего подводят нас к тем формам ордера, которые окончательно установятся в римскую эпоху.

На рисунке 224, E показана громада этой капители, представляющей поистине совершенное произведение искусства. Однако здесь значительно меньше, чем на памятнике Лисикрата, заметно влияние металлической модели: второй ряд листьев выше, чем в Милете, а волюта имеет слегка выпуклые очертания. Все эти признаки дают основание предполагать, что данная капитель относится к более позднему времени.

Наряду с этими типичными ордерами существует ряд их второстепенных разновидностей, которые достаточно будет просто перечислить.

В развалинах на о. Делосе обнаружена вотивная колонна, капитель которой украшена только корзиной с листьями без волют; своим общим видом она напоминает коринфский, но более приземистый тип капители; быть может, она представляет свободное подражание египетской кампануле.

Это подражание протокоринфским египетским ордерам еще более ясно выражено в Пергаме, где некоторые капители кажутся копиями моделей эпохи Птолемеев.

Влияние египетских оригиналов заметно также и в вотивных колоннах театра Диониса, в их капителях с пальметтами, но без выреза листьев (рисунок 224, B). Оно обнаруживается и в колоннах на о. Фера, в Башне ветров в Афинах, а также и в других памятниках.

Рис. 224

В других случаях снова появляются ионийские формы, послужившие точкой отправления при выработке форм коринфской капители: высота капители храма Артемиды Лафрии в Мессене едва ли превышает высоту ионийской капители, ход ее волют также принимает ионийский характер, а листья расположены в один ряд. Этот ионийский ордер был бы вполне аналогичен ордеру Эрехфейона, если бы в последнем венчик пальметт был бы совершенно выпуклым.

Это возвращение к прототипам объясняет формы полукоринфских, полу ионийских капителей Посейдонии и Коры. Коринфский ордер, прежде чем принять в руках греческих художников, отдавших свое искусство на службу Риму, окончательную форму римского коринфского ордера, возвращается к своему первоисточнику – к ионийским формам.

Типичным примером антаблемента коринфского ордера является антаблемент памятника Лисикрата (рисунок 223). Его элементы со всех точек зрения носят ионийский характер: расчлененный архитрав, украшенный скульптурой фриз, карниз с зубчиками. Это – ионийский антаблемент времени его полного расцвета со всеми его составными частями, которые он имеет в архитектуре Ионии, но с большей роскошью в профилях и большей легкостью и утонченностью в формах.

Композиция антаблемента в храме Эпидавра может вызвать много замечаний: фриз профилируется в виде гуська и с недостаточной твердостью; мулюры карниза нагромождены друг на друга без гладких промежутков между ними, которые явились бы отдыхом для глаза. Шипье считает, что этот антаблемент был переделан в римскую эпоху. Что касается антаблемента Башни ветров, то он является уже произведением эпохи упадка.

Венчающая часть анта в Эпидавре профилируется гуськом и своими очертаниями напоминает профиль фриза. В Башне ветров ант имеет чисто ионийский характер. В других случаях ант заменяется полуколонной, представляющей в плане очень плоский овал. Остатки подобного рода полуколонн имеются в Британском музее среди обломков Эфесского храма; в театре Диониса мы можем найти другие, без сомнения более поздние, примеры этого вида антов.

В общем, в коринфском ордере только капитель обладает особыми характерными признаками. Греки рассматривали коринфский ордер почти как прихоть художника, и только в приложении к римской архитектуре из него выработается законченный ордер со всеми присущими ему особенностями.

III. ЛИТЕРАТУРА

· Виньола. Правило пяти ордеров архитектуры. / / Виньола. М.: Архитектура-С, 2005.

· И. Б. Михайловский Теория классических архитектурных форм. / / И. Б. Михайловский М.: Изд. В. Шевчук, 2003.

· Популярная история архитектуры / / Авторы-сост. К.А.Ляхова, Г.В.Дятлева, О.В.Лапшова, Е.В.Доброва, Ю.В.Рычкова – М.: Вече, 2001. – 528 с. (32с.)

· П.П. Гнедич Всемирная история искусств. / / П.П. Гнедич– М.: Современник, 1996. – 494 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий