регистрация / вход

История развития искусства в начале XX века. Модерн в России

Содержание Введение 2 Модерн в русском искусстве 3 Изобразительное искусство 6 Модерн в скульптуре 9 Модерн в архитектуре 10 Заключение 19 Список использованной литературы 22

Содержание

Введение 2

Модерн в русском искусстве 3

Изобразительное искусство 6

Модерн в скульптуре 9

Модерн в архитектуре 9

Заключение 19

Список использованной литературы 21

Введение

Сложная и необычайно напряженная духовная жизнь русского общества на рубеже XIX - XX столетия заставляла зодчих, художников, музыкантов, актеров, поэтов упорно искать новые формы выражения, новые приемы синтеза искусств. Так появился модерн, или «новый стиль», в котором свободная планировка, новые строительные, конструкционные и отделочные материалы стали основой создания ярко индивидуализированных сооружений с асимметричными композициями, стилизованными формами прежних эпох, острохарактерными образными решениями.

Как и на Западе, в нашей стране творческая интеллигенция стремилась не столько создать новый художественный стиль, сколько найти некое противопоставление эклектике. Но во всей деятельности мастеров искусства отчетливо просматривается ностальгия по традициям национальной культуры, соединенная с духом западничества и очень сильная в этот период идея свободного творчества, индивидуализма.

Модерн сформировался на Западе прежде всего в бельгийской, южногерманской и австрийской архитектуре, он представлял собой явление, в общем, космополитическое. Однако русский модерн имеет некоторые отличия от западноевропейского. В сущности, он представляет собой смесь с историческими стилями неоренессанса, необарокко, неорококо и пр.

Основополагающей для стиля модерн в России стала проблема синтеза искусств. Повышенная забота о красоте заметна в каждом предмете модерна (отсюда – огромное значение орнамента и декора). В современном искусстве, когда вновь идет формирование и поиски стиля, особенно важным является изучение формирования и характерных особенностей стилевых течений прошлого. А модерн, затронувший все сферы жизни человека, является вообще исключительным явлением в русском искусстве, до сих пор удивляющий людей своей удивительной гармонией. Стиль модерн был новым этапом в синтезе архитектуры, живописи, декоративных искусств, музыки и литературы, по-настоящему объединивший их внутри единого стилевого направления. Поэтому мне кажется актуальным рассмотреть эту тему: это искусство, из которого сформировалось стилевое направление целой эпохи.

Цель работы – анализ характерных черт и особенностей стиля модерн в России.

Задачи работы:

1. Проанализировать понятие стиля модерн и обозначить его общие стилевые черты.

2. Рассмотреть основные черты модерна в архитектуре, скульптуре и живописи.

Оглядываясь на прошедшую эпоху, мы можем сказать, что новый стиль не просто «обновил» искусства, но и собрал, обобщил все, что было в предшествующих стилях. В модерне причудливо переплетаются орнаментальность и функциональность, утонченность и простота, образуя чрезвычайно своеобразный сплав. В результате же необычайно короткого время существования модерна, все его противоречия и сочетания оказались необычайно нагромождены друг на друга, сплелись в неоднозначный архитектурный, живописный узор. Так родился стиль индивидуальности – русский модерн.

Модерн в русском искусстве

Модерн (от французского moderne – новейший, современный) стиль в русском, европейском и американском искусстве конца XIX – начала XX вв. Новое движение ведет свое летосчисление с того момента, когда группа художников в знак протеста против официального академического искусства вышла из состава мюнхенской выставочной организации "Glaspalast". Отсюда происходит и наименование стиля: сецессион (от лат. secessio – отделение, уход), которое привилось в Австрии. В Германии для обозначения этого направления в искусстве бытовал и термин "молодой стиль", югенд-стиль (Jugendstil), во Франции – "новое искусство", арт нуво (art nouveau), в России и Англии – "современный стиль", "стиль модерн".

Основные принципы нового стилевого направления первым сформулировал активнейший идеолог и практик модерна Ван де Вельде. Ван де Велде становится одним из наиболее ярких выразителей новых тенденций, идеологии и практики новой художественной промышленности. Его отличает страстное увлечение техникой, машиной. Утилитарная конструкция, считает он, может быть красивой и без орнамента; орнаментальное, эстетическое начало заложено в самой форме предмета. Ван де Велде представляет "абстрактное" направление модерна; стилизованному растительному орнаменту так называемого "флореального" направления он противопоставляет динамический линейный орнамент, как более соответствующий новой технике в архитектуре и художественной промышленности.

Несмотря на необычайное разнообразие форм, произведения модерна характеризовались определенными стилевыми чертами. Основным идейным принципом нового направления был отказ от прямой преемственности стилей. Источниками, питавшими причудливый мир форм модерна, были, с одной стороны, фигурно-орнаментальные мотивы открытой в те годы крито-микенской культуры, с другой – архитектура, прикладное искусство и неповторимая по тонкости графика Японии. Это последнее, но, пожалуй, и самое глубокое влияние дальневосточного искусства на европейское.

Утверждая единство стилеобразующих принципов всего окружения человека – от архитектуры жилища до деталей костюма, ведущую роль представители стиля отдавали архитектуре как основе искомого ими синтеза искусств. Наиболее ярко выразился в архитектуре частных домов-особняков, в строительстве деловых, промышленных и торговых зданий, вокзалов, доходных домов. Одним из основных выразительных средств в искусстве модерна был орнамент характерных криволинейных очертаний, часто пронизанный экспрессивным ритмом и подчинявший себе композиционную структуру произведения. В интерьерах изящные линейные плетения, подвижные растительные узоры рассыпаны по стенам, полу, потолку, концентрируются в местах их сопряжения, объединяют архитектурные плоскости, активизируют пространство. Произведения живописи и скульптуры теряют свой самостоятельный характер, включаясь в общий ансамбль интерьера модерна. В живописи преобладающее значение получают панно, в скульптуре – рельефы.

Архитектура модерна тяготела к нескольким типологическим вариантам сооружений: небольшой особняк, многоквартирный доходный дом и общественное здание. Для архитектуры эпохи модерна характерны свободная композиция объемов, плавность, текучесть линий, использование в декоре разнообразных материалов, различных по фактуре и цвету, и т. п.

Весьма важным для нас является то, что модерн стремился к осуществлению художественного синтеза в самых разных областях. В связи с этим большое распространение получили идеи создания единой художественно оформленной предметно-бытовой среды.

В изобразительных искусствах модерн проявил себя: в скульптуре – текучестью форм, особой выразительностью силуэта, динамичностью композиций; в живописи – символикой образов, пристрастием к иносказаниям; в литературе новые тенденции нашли выражение в появлении поэзии символизма и других литературных течений, для которых основной характеристикой стал отказ от прямого, «приземленного» восприятия реальности.

Несмотря на недолговременность своего существования, модерн в той или иной степени проявился во всех видах изобразительного искусства, что способствовало эстетизации быта.

Изобразительное искусство

В 1898 г. в Петербурге было основано новое художественное объединение, получившее название «Мир искусства». Во главе образовавшегося кружка встали художник А.Н.Бенуа и меценат С.П.Дягилев. В объединение входили очень многие художники: Л.С.Бакст, Е.Е.Лансере, К.А.Сомов, М.А.Врубель, В.А.Серов и др. Эстетика большинства представителей «Мира искусства» являет собой русский вариант модерна. «Мирискусники» отстаивали свободу индивидуального творчества. Главным источником вдохновения признавалась красота. Современный мир, по их мнению, лишен красоты и поэтому недостоин внимания. В поисках прекрасного художники "Мира искусства" в своих работах часто обращаются к памятникам прошлого. Для художников рубежа веков социальные проблемы в истории теряют первостепенное значение, ведущее место в их творчестве занимает изображение красоты старинного быта, реконструкция исторических пейзажей, создание поэтизированного романтического образа «ушедших веков».

Модерн пронизывает все жанры живописи, в том числе и «передвижническое» искусство – крестьянские темы, восприятие образов Руси. Так, мы видим несомненное влияние нового стиля на М.В.Нестерова, который много занимался религиозной монументальной живописью. В его искусстве прослеживается стремление к плоскостной трактовке композиции, нарядности, орнаментальности, утонченной изысканности пластических ритмов – характерные черты русского модерна. Это можно наблюдать в одном из лучших полотен художника, посвященных женской судьбе, - «Великий постриг»: нарочито плоскостные фигуры монахинь, «черниц» и «белиц», обобщенные силуэты, как бы замедленный ритуальный ритм светлых и темных пятен – фигур и пейзажа с его светлыми березами и почти черными елями.

Творчество художника В.А.Серова фактически ознаменовало собой смену эпох в изобразительном искусстве. Собственно, весь творческий путь Серова – эволюция от импрессионистической достоверности портретов и пейзажей к модерну в исторических мотивах и композициях из античной мифологии.

Исторические композиции (Петр I) В.А.Серова основаны на принципах модерна: представлениях о плоскостности и повышенной декоративности. Это же принципы сказались в его портрете танцовщицы Иды Рубинштейн (и многих других), в его эскизах к «Похищению Европы» (и в самой картине) и «Одиссею и Навзикае».

Кстати, именно в картине «Похищение Европы» наиболее сильно проявился отход от классических канонов. Это полотно уже ничем не напоминает манеру раннего Серова.

Значительную роль в развитии русского модерна сыграл Абрамцевский художественный кружок, в котором были объединены представители московской творческой интеллигенции. Центром объединения стал известный предприниматель и меценат С.И.Мамонтов, оказывавший материальную поддержку художникам, помогавший им воплотить в жизнь их творческие замыслы. Членами кружка были скульптор М. М. Антокольский, В. М. и А. М. Васнецовы, К. А. Коровин, И. И. Левитан, В. М. Нестеров, В. Д. Поленов, В. А. Серов.

Одним из характерных представителей русского модерна в живописи был М. А. Врубель. Таинственность, мистичность, загадочность полотен Врубеля («Демон», «Царевна-лебедь»), особая техника живописи, в основу которой был положен резкий, ломающийся штрих, расчленение объема на множество пересекающихся граней и плоскостей, мозаичный мазок сближает творчество художника с установками представителей символизма.

Цветовые сочетания его картин не отражают реальности отношения цвета, а имеют символическое значение. Все свои впечатления Врубель претворяет в глубоко символические образы (образ Демона), отражающие все своеобразие его мироощущения.

В живописных и графических произведениях Врубеля присутствует четкая организация и декоративно-плоскостная трактовка холста или листа. Соединение реального и фантастического, приверженность к орнаментальным, ритмически сложным решениям – таковы черты модерна в творчестве Врубеля.

Одним из основоположников русского символизма в живописи стал В.Э.Борисов-Мусатов, чьи исполненные элегической грусти, подернутые дымкой нереальности, сна произведения воплощали тоску по уходящему в прошлое миру дворянских усадеб, старых парков, тихому и задумчивому течению жизни.

Пространство в его произведениях решено предельно условно, плоскостно, фигуры почти бесплотны (как и все, что их окружает). Общее впечатление от его картин – как от чего-то тающего, исчезающего; это некий мираж, данный лишь в общих чертах и дающий лишь расплывчатый образ.

Блеклые, бледно-серые оттенки цвета («Водоем») усиливают общее впечатление хрупкой, неземной красоты и анемичности, призрачности, которое распространяется не только на человеческие образы, но и на окружающую их природу. Не случайно одно из своих произведений Борисов-Мусатов назвал «Призраки»: безмолвные и бездействующие женские фигуры, мраморные статуи у лестницы, полуобнаженное дерево, - блеклая гамма голубых, серых, лиловых тонов усиливает призрачность изображенного.

Творчество В. Э. Борисова-Мусатова положило начало еще одному художественному объединению – «Голубая роза», члены которого (Кузнецов, Сарьян, Сапунов, Петров-Водкин и др.) также работали в эстетике модерна.Их творчество объединяет плоскостно-декоративная стилизация форм, прихотливость линейных ритмов.

Модерн в скульптуре

Модерн проявился в скульптуре в меньшей мере, чем в изобразительном искусстве и тем более в архитектуре. Но все же определенные черты модерна можно отметить в творчестве таких скульпторов, как П.Трубецкой, А.Голубкина и А.Матвеев.

В работах Голубкиной и Трубецкого присутствует особая ритмика текучих линий и форм, символичность скульптурных элементов – черты, присущие «новому стилю».

Наиболее символичны такие известные работы, как бронзовый памятник Александру III Трубецкого, где тяжело сидящий на грузном коне всадник символизирует Россию покоя, устойчивости и силы, и символичный бюст Андрея Белого, столь любимый русскими символистами.

Мотив волны, который часто использовался в живописи и графике, можно найти и в скульптурах Анны Голубкиной.

Особенно популярным в то время в скульптуре был мотив развевающегося платья. Закручивающаяся линия волны, равно как и серпантинная линия движущейся во время танца драпировки, легли в основу многочисленных вариантов орнамента в скульптуре и архитектуре.

Особенно характерно модерн проявился в творчестве скульптора Матвеева. Его творчеству характерна строгая архитектоника, лаконизм устойчивых обобщенных форм, состояние просветленности, покоя, гармонии. Эти черты прямо противопоставляют творчество Матвеева скульптурному импрессионизму.

В работах мастера есть музыкальность пластических форм, огромный художественный вкус и поэтичность.

Модерн в архитектуре

В последнем десятилетии XIX столетия архитекторам стало ясно, что в использовании исторических стилей прошлого архитектура зашла в некий тупик, нужна была уже, по словам исследователей, не «аранжировка» исторических стилей, а творческое осмысление того нового, что накапливалось в среде стремительно растущего капиталистического города. И после долгого господства эклектики и стилизации «под старину» модерн вновь повернул архитектуру в направлении поступательного развития, к поиску новых форм.

Совершенно новых подходов к архитектуре требовало строительство сооружений, необходимость в которых возникла в связи с развитием промышленности. Возникают новые типы зданий: фабрики и заводы, вокзалы, магазины, банки, с появлением кинематографа – кинотеатры. Это рождало новые объемно-планировочные решения, произошло решительное преобразование облика городской застройки. Переворот произвели также новые строительные материалы: железобетон и металлические конструкции, которые позволили перекрывать гигантские пространства, делать огромные витрины, создавать причудливый узор из переплетов.

Важным явлением в архитектуре II половины XIX в. было появление так называемых доходных домов, то есть многоквартирных, как правило многоэтажных жилых построек, предназначенных для сдачи квартир в наем. Их целевое назначение вынуждало использовать новые приемы в композиции зданий.

Различают два этапа развития модерна в архитектуре: ранний – декоративный и более поздний – рациональный. Сами названия раскрывают их сущность. В первом случае это поиск новой орнаментации, сначала причудливо-декоративной, а затем обусловленной конструктивной формой. Во втором случае – применение в строительстве каркаса здания, поиски наиболее эффективного использования материалов и конструкций. Здесь использование орнамента не обязательно.

Для архитектуры эпохи модерна характерно соединение всех видов изобразительного искусства для создания ансамбля, законченной эстетической среды, в которой все, начиная от общих очертаний здания, заканчивая рисунком решетки ограды и мебелью, должно быть подчинено одному стилю. Модерн в архитектуре и декоративном искусстве проявился в специфической текучести форм, любви к орнаменту, пастельной сдержанности колорита.

Главное отличие новой архитектуры - динамичность, подвижность, живая пластика лучших зданий модерна. Доходный дом, особняк, общественное здание времени модерна индивидуальны, в них ясно отражается личность строителя - как в общем облике, так и в деталях отделки, в особенностях планировочного решения, даже в рисунке балкон ной решетки или дверной ручки. Стремление к синтетическому, более образному искусству приводит к формированию типа художника-универсала. Зодчие периода модерна успешно работали в живописи, графике, декоративно-прикладном искусстве.

Одной из сильных сторон архитектуры этого времени были разнообразнейшие и чрезвычайно интересные функционально обоснованные планировочные решения, в свою очередь влиявшие на формирование внешнего облика зданий. Это так называемое проектирование «изнутри» (то есть от плана здания), которое стало важнейшим принципом проектирования в эпоху модерна.

Модерн избегает геометрически четких форм, прямых линий и углов, строгого вертикализма поверхностей. Легкая кривизна всех линий помогает вдохнуть "жизнь" в объемы, поверхности и детали сооружений, лишая их сухости. Этим же объясняется любовь модерна к бес­численным вариантам скользящих, извивающихся, волно-змееобразных, подвижных линий, к "пульсирующим", напряженным, стремительным или расслабленным "неустойчивым", сужающимся или, наоборот, словно растекающимся книзу формам, скругленным или срезан­ным углам, трапециевидным мотивам. Проекты зданий модерна как будто набросаны от руки. Поверхностям придана сознательно подчеркнутая плавность, легкая неправильность. Здания модерна лишены статики и застылости, их композиция и форма подвижны, они как бы пребывают в непрестанном становлении.

Модерн предпочитает четкие, лаконичные формы, крупные пятна, ясные линии. Так, например, вход в особняк Шехтеля в Ермолаевском переулке отмечен единственным декоративным цветным пятном на фасаде – вкомпонованной в портал мозаикой со стилизованным лиловым ирисом на золотом фоне – излюбленным мотивом стиля модерн, предвосхищающим появление через несколько лет знаменитого фриза из ирисов в особняке Рябушинского. Или, например, декоративная мозаика над входом - единственное красочное пятно на фасаде особняка Кекушева в Глазовском переулке.

Рисунок орнаментального узора или архитектурной формы всегда легко обозрим. Но это не ясность классической формы, замкнутой, уравновешенной, геометрически правильной. Формы модерна вытекают или вырастают одна из другой, где кончается одна и начинается другая - определить почти невозможно, каждая одновременно завершение и начало следующей. Очень характерный пример – знаменитая «застывшая волна» лестницы особняка С. Рябушинского, напоминающая скульптуру. Ее форма вызывает в воображении фантастическое чудовище, она изобразительна и абстрактна в одно и то же время. Невозможно сказать, где кончается конструкция и начинается декор, где плоскость стены переходит в рельеф, а рельеф – в скульптуру, витраж – в оконный переплет, а светильник – в перила лестницы. Орнаментально трактованная конструкция плавно перетекает в конструктивно трактованный орнамент; плоскость – в объем, а объем – в пространство.

В эпоху модерна архитекторы впервые начинают обращаться к совершенно новым материалам и конструкциям – в частности, выполненным из железобетона. Однако техника как таковая - материалы и конструкции - не является в модерне стилеобразующим фактором. Она ценится в первую очередь как средство, предоставляющее богатейшие возможности воплощения новых художественных идеалов.

Модерн начинает с того, что делает видимой структуру здания, обна­жает в интерьере металлический каркас (торговый дом Аршинова в Москве в Старопанском переулке, 1896, арх. Ф.О.Шехтель), убирает с поверхности фасада декор, чем передает уникальную выразительность фактурных сопоставлений разных материалов.

Это также лишний раз утверждает тезис о взаимосвязи в модерне "полезного и прекрасного". Архитекторы охотно подчеркивают особенности внутренней структуры, акцентируя живописность сочетания объемов, асимметрию расположения балконов и крылец в особняках, сплошное остекление лестничных клеток в многоэтажных жилых доходных домах, каркасность торговых, банковских, промышленных зданий.

Новые материалы, используемые смело, откровенно, оказались наиболее подходящим средством для воплощения идеалов модерна. Легкая, прозрачная конструкция из металла - антипод кирпичной. Функции собственно конструктивные, рабочие переходят к тонкой решетке внутреннего каркаса. Появляется возможность сделать стену не просто ограждением от внешнего пространства, но тонкой, прозрачной, легкой оболочкой здания, ввести в постройки огромные остекленные поверхности окон и потолков; железные фермы позволили устраивать громадные зальные пространства, перекрытые сквозной купольно-арочной конструкцией.

Отказываясь от имитации массивной каменной конструкции, архитекторы пытаются извлечь из новой конструкции новые эффекты, давая почувствовать невесомость, каркасность, просторность, вносимую ею в организацию внутреннего пространства. Строгая сетка вертикальных и горизонтальных членений при некотором акценте на вертикальных, проходящих через всю высоту фасада, огромные лежачие окна от одного вертикального простенка до другого и от одной междуэтажной тяги до другой - композиция, впервые получившая художественную законченность в постройках Ф.О.Шехтеля, представляет собой осмысление выразительных возможностей комбинированной металло-кирпичной и кирпично-железобетонной структуры, в которой столбы наружных стен делались из кирпича, а внутренние столбы и колонны - из металла или железобетона. Композиция торговых и банковских зданий позднего модер­на переосмысляет совокупность черт каркасной конструкции - ее сетчатость, решетчатость, легкость и прозрачность. Русский модерн внес боль­шой вклад в развитие этой схемы, ассоциировавшейся недавно лишь с постройками так называемой Чикагской школы в США. Основная заслуга в этом принадлежит зодчим Москвы.

Модерн обращает особе внимание на функциональные элементы - на ритм, расположение, чередование, форму, фактуру проемов и простенков, выражающих во внешнем облике сооружения особенности его конструкции и внутренней организа­ции. Анализ любого из средств или приемов модерна вновь и вновь влечет за собой констатацию факта, что употребление их - результат воплощения в жизнь главного формообразующего отношения — "преобразования по­лезного в изящное".

Железные детали и конструкции используются модерном, как и вся­кий другой материал, функционально и декоративно сразу. Оказалось, что железо обладает богатейшей гаммой декоративных качеств - ковкостью, извилистостью, легкостью, прозрачностью, что соединение железного каркаса со стеклом таит неисчер­паемые художественные эффекты. Своеобразной инертности каменной конструкции противопоставляется напряженность динамического равновесия железного каркаса. Намечается переход от архитектуры объемов и поверхностей, отличающих ка­менное зодчество, к архитектуре линий. С этой тенденцией соседствует также тенденция к скульптурности, материальности, имеющая в основе стилизацию качеств еще одного нового материала - бетона и железобетона, его вязкости, аморфности, пластичности. Обе эти тенденции представлены в архитектуре образца раннего модерна - особняке Рябушинского Ф. О.Шехтеля (1900 г.).

Из органического единства полезного и прекрасного в модерне следует художественная трактовка не только конструктивно-утилитарных форм, но и отделочных материалов. Их фактура и цвет превращаются в одно из важнейших, самостоятельных средств архитектурной выразительности. Здесь вновь отчетливо обнаруживается отличие модерна от эклектики, более того - от архитектуры нового времени в целом, где фак­турная выразительность материала не играла активной роли, а цвет использовался как вспомогательное средство для выделения главного эле­мента композиции - иллюзорно-тектонического или изобразительного декора. В модерне же назначение цве­та сугубо практическое - выявить, акцентировать архитектурную форму - стилеобразующую основу композиции.

Модерн как бы открывает заново выразительные возможности традиционных материалов, а также вводит в обиход новые. Он использует контрасты фактурных сопоставлений различно обработанных поверхностей одного и того же материала (разные виды фактурной штукатурки, различная об­работка естественного камня) и сопоставление фактуры различных материа­лов (естественный камень, глазурованный кирпич и штукатурка, естествен­ный камень и штукатурка, естественный камень и глазурованный или обли­цовочный кирпич). В гамму фактурных сопоставлений входят стекло, майолика, изразцы, витражи. Богатый блеск и благородная поверхность зеркального стекла, переливы дутого, фактурного стекла таили возможности создания многообразных эффектов, особенно в соединении с грубой рваной поверхностью штукатурки набрызгом, лещатки, камня "под шубу", холодным блеском глазурованного кирпича, блестящей гладкой поверхностью полированного камня и матовой поверхностью камневидной или обычной штукатурки, аморфной мягкостью бетона, полированного или лакированного дерева в интерьере. Ассортимент облицовочных и отделочных материалов достойно дополняет металл - кронштейны карнизов, решетки оград балконов, козырьки над подъездами, перила лестничных клеток, дверные ручки - брон­зовые, стальные, железные - металлическим блеском своих поверхностей и красотой форм оттеняют, вторят фактурно-цветовой гамме материалов и ритмике форм.

Чрезвычайно обогащается цветовая гамма модерна. В постройках раннего модерна тона светлеют; преобладают лиловато-серые, сине-лиловые, лилово-розовые, розовато-сиреневые, перламутровые, зеленовато-серые, оливковые, фисташковые, желтовато-белые, многочисленные оттенки серого. В позднем модерне совершается переход к ярким локальным тонам. Распространенным приемом, позволявшим острее почувствовать выразительность каждого материала, является сопоставление различных по фактуре, но близких или одинаковых по цвету материалов (разные виды штукатурки и кирпич), различных по цвету, но одинаковых по фактуре материалов (белый и цветной глазурованный кирпич), материалов, отличных друг от друга и по фактуре и по цвету (майолика и штукатурка; штукатурка, камень, майолика и кирпич). Как и форма деталей, граница, отмечающая использование различных материалов или окраску плоскости фасада в различный цвет, подчеркнуто декоративна, а с точки зрения привычных представлений о тектонике - произвольна.

Фасады особняков, освобожденные от тради­ционного архитектурного декора, стали местом размещения декоративных композиций - рельефов, росписей, майоликовых панно, изразцовых и мозаичных фризов. Так, строго симметричная композиция особняка Гутхейля (арх. В.Ф. Валькот) рассчитана на строго фронтальную точку зрения. За плоскостью парадного фасада почти не ощущается основной объем дома. Скульптурные рельефы фасада подчеркнуто графичны. Они читаются на светлой штукатурке как изысканный линейный узор.

В модерне, где даже утилитарная деталь трактуется декоративно, роль скульптуры и живописи как "чистого" украшения подчеркнута своеобразной "вольностью" размещения на плоскости стены. Местоположение живописи и скульптуры на фасаде не зафиксировано каноном, не является обязательным, заданным раз и на­всегда. Оно определяется в каждом случае индивидуально, в соответствии с композицией именно этого сооружения. Такая "необязатель­ность" размещения свидетельствует, как ни парадоксально, о возросшем значении синтеза искусств. В случае применения живопись и скульптура из второстепенного украшения превращаются в композиционное средство первостепенной важности, составляют (в идеале) нерасторжимое единство с архитектурой.

Композиция архитектурного построения модерна в корне отлична от таковой архитектурных стилей предшествующих веков. В модерне наблюдается отказ архитекторов от дифференциации компонентов архитектурного сооружения на активные элементы и нейтральный фон, элементы главные и второстепенные. В результате наблюдается построение и последующее восприятие особняка как абсолютно цельного сооружения, где одна деталь перетекает в другую, где все составляет единую структуру. Например, графически четкий, строго геометрический объем элегантно темного, с сочными "пятнами" изразцов, особняка М.Ф. Якунчиковой архитектора Валькота предельно лаконичен, сдержан, даже аскетичен по художественному языку. Тем не менее его компактный ступенчатый объем прекрасно вписан в историческую застройку, выразительно воспринимаясь с разных точек зрения. Отдельные скульптурные детали – барельеф над входом, маскароны на столбах ворот – подчеркнуто пластичны, контрастируя с четкими гранями внешних объемов.

Композиции модерна тяготеют к трем основным схемам. Наиболее простая сводится к вариациям главной, более или менее ясно воспринимаемой формы. Большая форма (макроформа) - силуэт здания, абрис плоскости фасада - повторяется в более мелких частях, сетке окон, рисунке оконных проемов, горизон­тальных и вертикальных членениях, дополняется и поддерживается декором, линиями карнизов, балконов, эркеров.

Второй вариант композиции основан на сопоставлении нескольких форм, подчиненных и сводимых к "главной" форме. Таков особняк А.И. Дерожинской (арх. Шехтель), композиция которого строится вокруг объема "двусветного" огромного холла, высокий витраж которого, фланкированный двумя башнями, определяет выразительность главного фасада. Нарочитое смещение масштабных соотношений в архитектуре холла подчеркнуто размерами камина, почти вдвое превышающего обычные. Здесь как бы доведен до предела тот прием контраста огромного камина и небольших парадных покоев, который был применен Шехтелем еще в собственном особняке. Огромный масштаб холла лишь подчеркивает уют и камерность остальных помещений, образующих вокруг него круговую анфиладу.

Наконец, модерн прибегает к еще одной разновидности композиции, когда отдельные относительно завершенные в себе элементы образуют благодаря внутреннему ритмическому единству художест­венное целое. Между этими тремя вариантами множество переходных форм, часто они выступают в сочетании.

Стилизация, любовь к линейности, силуэту и орнаментации, орнамен­тально-графическая трактовка форм несут отрицание эстетического идеала эклектики. Недаром один из крупнейших представителей и теоретиков модерна Ван де Вельде избегал применять по отно­шению к произведениям нового стиля слова "скульптура" и "живопись", предпочитая им слово "орнаментация". Живопись и скульптура принадлежа­ли иной эпохе, и цели их были иными, чем те, которые вызвали к жизни орнаментацию. Орнаментация и орнаментальность, линейность - воплощенный протест против тяжеловесной роскоши уходившей в прошлое эпохи и материализация мечты о мире, свободном от помпезности и представительности, демократичном по своей сути.

Мир легких, подвижных, но от этого не теряющих живой пластичности массы, сравнительно малочисленных вещей модерна - чувствительная про­тивоположность домам и интерьерам второй половины XIX в., заполненным вещами, похожим на склады и музеи.

Линейность, ведущая к орнаментализации формы, явилась не только важным средством формирования концепции модерна, но и оказала ощутимое воздействие на преобразование окружающей среды. С ее помощью и в сочетании с другими излюбленными модерном приемами - компактным планом, прозрачными и полупрозрачными перегородками (железные решетки, занавеси из стекляруса, витражи, матовые стекла), широкими нишами в комнатах, огромными окнами во всю стену - достигается единство пространства отдельного помещения с системой внутреннего пространства всего здания, а также связь его с природным или городским окружением.

Заключение

XIX век в истории России часто называют серебряным веком русского искусства, и это не случайно. Это время небывалого культурного взлета, затронувшего все виды искусства: архитектуру, живопись, музыку, литературу. Это время бесконечных художественных исканий и взаимодействия новаторства и традиции. И наконец, это время укрепления русского национального самосознания.

Именно в русле споров о судьбе России и её исключительной миссии развивалась вся русская культура XIX века, зарождались новые тенденции в искусстве, складывался так называемый неорусский стиль эпохи модерна.

В конце XIX – начале ХХ века, когда особенно остро стали ощущаться упадничество и подражательность архитектуры, традиции национального зодчества творчески перерабатываются мастерами русского модерна, которые пытались придать общеевропейскому стилю национальные черты. Появление нового стиля было обусловлено не только подъёмом патриотических настроений, но и эстетикой романтизма с её стремлением к национальным истокам и самобытности.

Модерн явился одним из самых значительных стилей, завершающих XIX столетие и открывающих следующее. В нем были использованы все современные достижения архитектуры. Модерн – это не только определенная конструктивная система. Со времени господства классицизма модерн, возможно, самый последовательный стиль по своему целостному подходу, ансамблевому решению интерьера. Модерн как стиль захватил искусство мебели, утвари, тканей, ковров, витражей, керамики, стекла, мозаики, он узнается везде своими тянутыми контурами и линиями, своей особой колористической гаммой блеклых, пастельных тонов, излюбленным рисунком лилий и ирисов, на всем лежащим привкусом декаданса.

Поисковый, экспериментальный характер модерна породил небывалое многообразие произведений архитектуры – от особняков преувеличенно пластичных форм до строгих, конструктивно-аскетичных производственных сооружений, а также предопределил использование форм других стилей.

Парадоксальность модерна состоит в том, что он смог произвести как бытовые, индустриальные сооружения, законченные в своей рациональности, так и фантастические, сказочные особняки, каждый из которых – уникальное произведение искусства.

Модерн не зря затронул абсолютно все жанры русского искусства (в большей или меньшей степени): он явился необходимым звеном в эволюции искусства рубежа веков. К сожалению, то, что модерн был слишком индивидуальным, то, что вызвало его к жизни, явилось и причиной его гибели. Фактически модерн погубил сам себя, но дав при этом возможность существования множества других, более устойчивых стилей в русском искусстве.

Список использованной литературы

1. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма. М, 1998.

2. Зотов А. Русское искусство с древнейших времен до начала ХХ века. М, 1979.

3. Ильина Т.В. История искусств. М., Высшая школа, 2000.

4. Нащокина М.В. Сто архитекторов Московского модерна. М, 2000.

5. Федотова Е. Русский модерн. Воплощение прекрасной мечты // «Salon», №4, 1999г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий