регистрация / вход

Внутренняя речь в неориторике.Мысленные монолог и диалог

Содержание Введение ..3 Основная часть.

Содержание

Введение..........................................................................................................3

Основная часть.

1. Неориторика ...............................................................................................4

2. Внутренняя речь в неориторике................................................................5

3. Мысленный монолог................................................................................12

4. Мысленный диалог...................................................................................16

Заключение....................................................................................................23

Список литературы.......................................................................................24

Введение

Вся духовная жизнь человека - его размышления, планы, споры с самим собой, переработка увиденного и услышанного протекают в скрытой форме, на мыслительном уровне. Внутренняя речь «работает» всегда, исключая лишь глубокий сон. Перевод внутренней речи во внешнюю речь часто связан с трудностями. Именно об этом этапе порождения высказывания говорят: «На языке вертится, а сказать не могу».

Индивидуальные особенности мышления у различных людей проявляются, прежде всего, в том, что у них по-разному складывается соотношение разных и взаимодополняющих видов и форм мыслительной деятельности (наглядно-образного, наглядно-действенного и отвлеченного мышления). К индивидуальным особенностям мышления относятся также и другие качества познавательной деятельности: самостоятельность, гибкость, быстрота мысли. Языковое оформление мысли способствует четкости самой мысли: формируя её, мы её в то же время формулируем (С.Л. Рубинштейн).

Неориторика

Термины «риторика» (греч. retorike), «ораторское искусство» (лат.orator <orare - «говорить»), «витийство» (устар., старославянск.), «красноречие» (русск.) синонимичны.

На многовековом историческом пути разработки риторики прослеживаются 2 подхода к ее определению: согласно первому - это наука о теоретических законах, мастерстве красноречия; согласно второму - это искусство речи. Становление риторики как науки произошло в Древней Греции в в V до н.э.. Риторика была связана с потребностями демократического общества высочайшей культуры.

Неориторика не отвергла результатов, полученных в русле «литературного» направления. Более того, некоторые исследователи риторики по сей день уделяют преимущественное внимание эстетическим качествам речи (сторонники риторики как науки о художественно-выразительной речи: в некоторой степени авторы Общей риторики, В.Н.Топоров и др.). Сегодня можно говорить о мирном сосуществовании и взаимном обогащении «логического» и «литературного» направлений при доминировании первого.

В настоящее время термин «риторика» употребляется и в узком, и в широком смыслах. Риторика (в узком смысле) - это обозначение филологической дисциплины, изучающей теорию красноречия, способы построения выразительной речи во всех областях речевой деятельности (прежде всего в разных устных и письменных жанрах). Риторику (в широком смысле) называют неориторикой (термин введен профессором Брюссельского университета Х. Перельманом в 1958 году) или общей риторикой. Ее быстрое и продуктивное развитие вызвано появлением новых языковедческих наук - лингвистики текста, семиотики, герменевтики, теории речевой деятельности, психолингвистики. Неориторика занимается поиском путей практического применения этих дисциплин и разрабатывается на стыке языкознания, теории литературы, логики, философии, этики эстетики, психологии.

Цель обновленной риторики - определение наилучших вариантов (оптимальных алгоритмов) общения. Например, исследуются роли участников диалога, механизмы порождения речи, языковые предпочтения говорящих и т. п. Таким образом, неориторика - это наука об убеждающей коммуникации. Риторика учила и учит, как осуществлять общение, логично и выразительно излагать и развивать мысли, употреблять слова, как пользоваться речевой активностью в личной жизни и общественной деятельности, как выступать перед аудиторией.

Современная риторика имеет междисциплинарный характер. Неориторика означает расширение области знаний, подключение многочисленных понятий и сфер деятельности. Ближайшее окружение неориторики составляют логика, философия, герменевтика, поэтика, лингвистика и, прежде всего, лингвистика текста. На протяжении всей истории своего существования риторика не имела однозначного толкования. В самом общем виде неориторика - это наука о правилах убедительной (персуазивной) коммуникации. Как наука об искусстве правильной речи с целью убеждения она предполагает выявление механизмов нюансированного воздействия. В отличие от лингвистики риторика имеет дело только с речью, а не с языком.

Вначале XX в. в трудах Ф.А. Потебни,Ф. де Соссюра, Л.В.Щербы стала выделяться речь – как объект самостоятельных исследований. Основы теории речи заложил де Соссюр,он показал её отличие от языка как знаковой системы. В ключе речи как деятельности работали не только лингвисты. Но и психологи – Ж. Пиже, В.Штерн, Л.С.Выготский, Н.И.Жинкин,А.Р.Лурия.

Внутренняя речь в неориторике

Язык служит средством общения, познания, хранения и передачи национального самосознания, традиций культуры и истории народа. Язык обнаруживает себя только в речи и только через нее выполняет свое главное, коммуникативное,назначение.
Речь - это форма существования языка, его воплощения, реализация. Под речью понимают использование человеком языковых богатств, в жизненных ситуациях, результат процесса формулирования и передачи мысли средствами языка. Речь отдельного говорящего обладает особенностями произношения, лексики, структуры предложений. Речь конкретна и индивидуальна.

Письменная

Устная

Монологическая

Диалогическая

Выделяют следующие виды речи:

Внешняя

Внутренняя

Проблема внутренней речи интенсивно разрабатывается в современной лингвистике, психолингвистике, литературоведении и привлекает внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. Природа внутренней речи довольно хорошо представлена в работах М.М. Бахтина, Л.С. Выготского, А.А. Леонтьева и ряда других исследователей.

Психолог Л. С. Выготский характеризовал речевую деятельность как процесс материализации мысли, т. е. превращения ее в слово.
Таким образом, «речь — это не простая вербализация, подыскивание и наклеивание словесных ярлычков к мыслительным сущностям; это творческая интеллектуальная деятельность, включенная в общую систему психической и иной деятельности человека»[4].

Мысль начинает формироваться во внутренней речи. Ее механизм был исследован в начале XX века психологом Л. С. Выготским. Эта речь беззвучна, непроизносима, включает образы, отличается от внешней степенью языковой сформированности: опускается большинство второстепенных членов предложения, в словах русского языка выпадают гласные, не несущие смысловой нагрузки.

В первую очередь встает проблема возникновения внутренней речи. А.А. Леонтьев, разделяя мнение Л.С. Выготского, указывает, что внутренняя речь возникла на основе внешней, на сравнительно высоком уровне эволюционного развития человека, как результат его естественного стремления познать и объяснить себе мир. Но, несмотря на видимую связь внутренняя речь, по мнению Л.С. Выготского, обходится почти без слов. Во внутренней речи мы наблюдаем процесс испарения речи в мысль. То, что в мысли содержится симультанно (одновременно), в речи развертывается сукцессивно (последовательно). Процесс перехода от мысли к речи представляет собой чрезвычайно сложный процесс расчленения мысли и ее воссоздания в словах. Д. Слобин, анализируя работы Л.С. Выготского, приходит к выводу, что внутренняя речь - это особая форма речи, лежащая между мыслью и звучащей речью. Исследуя природу внутренней речи, лингвисты пришли к выводу, что она играет важную роль в становлении и развитии мышления человека.

1.Внутренняя речь как этап подготовки к внешней речи.

Внутренняя речь является необходимым этапом подготовки к внешней, развернутой речи. Для того чтобы перевести симультанную семантическую запись в сукцессивно организованный процесс речевого высказывания, необходимо, чтобы она прошла специальный этап - этап внутренней речи. На этом этапе внутренний смысл переводится в систему развернутых синтаксически организованных речевых значений, симультанная схема "семантической записи" перекодируется в организованную структуру будущего развернутого, синтаксического высказывания.
Этот процесс перевода исходного замысла или мысли в плавный сукцессивный процесс речевого высказывания совершается не сразу. Он требует сложного перекодирования исходной семантической записи в речевые синтагматические схемы, и именно поэтому Л.С. Выготский говорил о том, что мысль не воплощается в слове, а совершается в слове. Решающую роль в этом процессе играет внутренняя речь.

а) Формирование внутренней речи.

Известно, что внутренняя речь возникает у ребенка в тот момент, когда он начинает испытывать определенные затруднения, когда возникает необходимость решить ту или другую интеллектуальную задачу. Известно далее, что эта внутренняя речь появляется относительно поздно из ранее развернутой внешней речи, на первых этапах обращенной к собеседнику, а на дальнейших этапах обращенной к самому себе. Формирование внутренней речи претерпевает ряд этапов. Переход внешней речи сначала во фрагментарную внешнюю, затем в шепотную речь и лишь после этого, становится речью для себя и приобретает свернутый характер.

б) Строение внутренней речи.

Известно, что по своему морфологическому строению внутренняя речь резко отличается от внешней речи, имеет свернутый, аморфный характер, а по своей функциональной характеристике является, прежде всего, предикативным образованием. Предикативный характер внутренней речи и является основой для перевода исходного "замысла" в будущее развернутое, синтагматически построенное речевое высказывание. Внутренняя речь включает в свой состав лишь отдельные слова и их потенциальные связи. Если во внутренней речи есть слово "купить", то это означает, что одновременно во внутреннюю речь включены все "валентности" этого слова: "купить что-то", "купить у кого-то" и т.д. И если во внутренней речи фигурирует предикат "одолжить", это означает, что у этого предиката сохраняются и все свойственные ему связи, одолжить "у кого-то", "что-то", "кому-то" и "на какое-то время". Именно эта сохранность потенциальных связей элементов или "узлов" первичной семантической записи, имеющихся во внутренней речи, и служит основой развернутого речевого высказывания, которое формируется на ее основе. Следовательно, свернутая внутренняя речь сохраняет возможность вновь развертываться и превращаться в синтагматическую организованную внешнюю речь.

в) Превращение исходного замысла в развернутую систему значений.

При некоторых мозговых поражениях внутренняя речь страдает, и те потенциальные лексические функции, которые связаны с входящими в нее фрагментами, распадаются. Тогда исходный замысел не может перейти в плавное, синтаксически организованное, развернутое речевое высказывание, и возникает "динамическая афазия". Больной легко повторяет предъявленные ему слова, а вместо развернутого связного высказывания ограничивается называнием отдельных слов (так называемый «телеграфный стиль»).
Таким образом, внутренняя речь является существенным звеном в процессе превращения исходного замысла или симультанной "семантической записи", смысл которой понятен лишь самому субъекту, в развернутую, протекающую во времени, синтагматическую систему значений.

2.Внутреннее строение и происхождение волевого акта.

Эти положения дают возможность подойти к решению важнейшего вопроса о внутреннем строении и происхождении волевого акта. Волевой акт начинает пониматься не как первично духовный акт и не как простой навык, а как опосредствованное по своему строению действие, опирающееся на речевые средства, причем под этим имеется в виду не только внешняя речь как средство общения, но и внутренняя речь как средство регуляции поведения. Все сказанное является совершенно новым решением одной из сложнейших проблемы волевого акта. Оно позволяет подойти к волевому (и интеллектуальному) акту материалистически, как к процессу социальному по своему происхождению, опосредствованному по своему строению, где ролью средства является, прежде всего, внутренняя речь человека.

3. Предикативный характер внутренней речи.

Если внимательно проследить структуру речи, внешней переходящей во внутреннюю, можно констатировать, во-первых, то, что она переходит из громкой в шепотную, а затем и во внутреннюю речь, во-вторых, что она сокращается, превращаясь из развернутой во фрагментарную и свернутую. Все это дает возможность предполагать, что внутренняя речь имеет совершенно иное строение, чем внешняя.
Характерной чертой внутренней речи является то, что она начинает становиться чисто предикативной речью.
Что это значит? Каждый человек, который пытается включить свою внутреннюю речь в процесс решения задачи, твердо знает, о чем идет речь, какая задача стоит перед ним. Значит, номинативная функция речи, указание на то, что именно имеется в виду, или, пользуясь термином современной лингвистики, что есть "тема" сообщения (лингвисты условно обозначают ее перевернутым знаком Т), уже включена во внутреннюю речь и не нуждается в специальном обозначении. Остается лишь вторая семантическая функция внутренней речи - обозначение того, что именно следует сказать о данной теме, что нового следует прибавить, какое именно действие следует выполнить и т.п. Эта сторона речи фигурирует в лингвистике под термином "рема" (условно обозначается перевернутым знаком R). Таким образом, внутренняя речь по своей семантике никогда не обозначает предмет, никогда не носит строго номинативный характер, т.е. не содержит "подлежащего"; внутренняя речь указывает, что именно нужно выполнить, в какую сторону нужно направить действие. Иначе говоря, оставаясь свернутой и аморфной по своему строению, она всегда сохраняет свою предикативную функцию. Предикативный характер внутренней речи, обозначающий только план дальнейшего высказывания или план дальнейшего действия, по мере надобности может быть развернут, поскольку внутренняя речь произошла из развернутой внешней и данный процесс является обратимым.
Роль внутренней речи как существенного звена в порождении речевого высказывания была подробно освещена такими авторами, как С.Д. Кацнельсон (1970, 1972), А.А. Леонтьев (1974), А.Н.Соколов (1962), Т.В.Ахутина (1975) и др.

Внутренняя речь — скрытая вербализация, сопровождающая процесс мышления. Ее проявления наиболее явны при умственном решении различных задач, мысленном планировании, внимательном слушании речи других людей, чтении текстов про себя, при заучивании и припоминании. В плане внутренней речи осуществляется логическое упорядочивание воспринимаемых данных, включение их в определенную систему понятий проводится самоинструктирование, осуществляется анализ своих действий и переживаний. По своей логико–грамматической структуре, существенно определяющейся содержанием мысли, внутренняя речь представляет собой обобщенные семантические комплексов, состоящие из фрагментов слов и фраз, с которыми группируются различные наглядные образы и условные знаки. При столкновении с затруднениями или противоречиями внутренняя речь приобретает более развернутый характер и может переходить во внутренний монолог, в шепотную или громкую речь, в отношении которых, проще осуществлять логический и социальный контроль.

В.А. Кухаренко выделяет 4 вида внутренней речи:

-внутренний монолог (основная форма внутренней речи),

-внутренний диалог,

-внутренняя реакция (малые вкрапления для выражения мгновенной реакции на происходящее),

-поток сознания.

Остановимся на мысленном монологе и диалоге и рассмотрим их подробно.

Мысленный монолог

Внутренний монолог является сложной формой одностороннего речевого взаимодействия индивидуума с самим собой. Посредством внутренних монологов индивидуум обычно фиксирует конечные результаты собственного мыслительного процесса, поэтому для них характерны определенная содержательная цельность и непрерывность, которые обеспечиваются, в частности, единством темы. Внутренний монолог может также служить средством успокоения, утешения, оценки индивидуумом собственного поведения. Он может использоваться и как способ осмысления отношений с другим человеком, отношений к его словам и поступкам. Возможен и внутренний монолог по поводу непосредственно воспринимаемой чужой речи, но лишь после завершения этой речи, так как нельзя вести сложный процесс создания развернутого высказывания одновременно с ее восприятием.

Внутренний монолог основан обычно на самом привычном из естественных языков. Конечно, говоря сам с собой, человек может не соблюдать многие правила повседневного общения. Ведь некому отругать вас за то, что вы мысленно не проговариваете слова четко, не договариваете их до конца, не склоняете и прочее, и прочее.

Концепцию бытия как диалога человека с миром (не только с другими людьми, но и с деревьями, звездами, игрушками, всеми явлениями и предметами мира) мы находим в книге философа Мартина Бубера «Я и Ты», вышедшей в 1923 году. Еще раньше в размышлениях А. А. Ухтомского, решительно отделившего собеседника от двойника и связавшего оба эти понятия со своим учением о доминанте. «То, что было некогда диалогом между разными людьми, становится диалогом внутри одного мозга»,— писал Л. С. Выготский, имея в виду чисто психологическое тяготение развитого интеллекта к внутреннему диалогу. Немым собеседником называет Артур Кестлер внутреннего оппонента, присущего каждой личности. «Оказывается раздумье — это мысленный монолог,— пишет он,— что на самом-то деле диалог, в котором один собеседник молчит, а другой вопреки грамматическим правилам называет его не ты, а я, чтобы втереться к нему в доверие и разузнать самые сокровенные помыслы. Но “немой собеседник” никогда не отвечает, больше того — он наотрез отказывается определить себя в пространстве и времени». Его сущность и заключалась в том, что он, обитая за пределами логики, насылал на человека мучительную боль, иногда физическую — например, зубную,— а иногда моральную: пытку памятью». Следовательно, психофизиологическим обеспечением общения человека с самим собой является внутренний диалог в форме речи или же в виде образных представлений. И это не просто рефлексия — одностороннее субъективное отражение совершившегося или совершаемого факта мышления, переживания, действия. Это, чаще всего, наличие нескольких точек зрения на собственное внутреннее переживание или действие, которое может сохраняться достаточно длительное время. Психологическое понятие “борьбы мотивов” как раз и отразило одну из наиболее существенных, а зачастую и драматических фаз общения человека с собой, когда четко осознается потенциальное наличие различных способов действия, ведущих к неоднозначным, иногда прямо противоположным результатам. Выбор способов действий и линии поведения человека в повседневной жизни и представляет конечный результат общения с собой. Есть все основания полагать, что способность к общению с собой развита у каждого индивидуума в различной степени, более того, она подвержена значительным колебаниям в зависимости от возраста и других факторов. Но не подлежит сомнению, что такого рода постоянная “обработка человеком самого себя” призвана гармонизировать его отношения с природой, с самим собой, с другими людьми. По-видимому, взамен утраченного в процессе эволюции естественного отбора, природа, кроме способности к индивидуальному обучению, наделила человека еще и механизмом общения с собой как инструментом самоорганизации и самопрограммирования. Ярким примером интенсивного общения с собой является духовная жизнь Л. Н. Толстого, отразившаяся, в частности, в его дневниках. Стоит лишь вдуматься в тот факт, что велись эти дневники систематически в течение 63 лет и всегда преследовали одну неизменную цель — самосовершенствование собственной личности. Мы полагаем, что адаптивная роль такого рода психической деятельности будет возрастать и впредь. И это обстоятельство позволяет с определенной долей оптимизма отнестись к словам Цицерона, которыми он две тысячи лет тому назад характеризовал возможности человека будущего: «Человек, наделенный совершенной мудростью (такого человека еще нам не встречалось, но по суждениям философов, можно описать, каким он будет, если будет), вернее сказать — его разум, достигший в нем совершенства, будет так распоряжаться низшими частями души, как справедливый отец достойными сыновьями: ему довольно будет одного лишь знака, чтобы без всякого труда и усилия достигнуть цели: он сам себя ободрит, поставит на ноги, научит, вооружит, чтобы выйти на боль как на неприятеля». Нынешнее человечество, конечно, еще далеко от идеала, который имел в виду Цицерон. Однако бесспорно и то, что каждый человек, независимо от возраста, способен к самоизменению. Особую ценность имеет тот вид изменений, который мы определяем как процесс личностного развития. Сюда можно отнести развитие интересов, умений, знаний, воображения, творческих способностей, готовность совершать добрые поступки, противостоять злу и несправедливости. Понятно, что немаловажное значение в этом плане имеет и овладение методами саморегуляции своего физического состояния и самочувствия. По-видимому, эту созидающую силу собственных усилий имел в виду Штриттматер, когда отметил следующее: «В юности я ждал чего-то от жизни, теперь — только от себя. Когда я перестану ждать чего-то от себя, я стану мертвым, даже если буду продолжать жить».

Мысленный диалог

Наряду с внутренним монологом существует еще одна форма внутренней речи индивидуума – внутренний диалог, который представляет собой последовательность диалогически взаимосвязанных высказываний, порождаемых говорящим и непосредственно воспринимаемых им в процессе интраперсонального общения. В отличие от внутреннего монолога внутренний диалог является экстравертным коммуникативным актом, т.е. направленным вовне, на установление и поддержание речевого межсубъектного контакта (а в данном случае – и межличностного контакта, и контакта между различными ипостасями личности в пределах ее сознания).

Как любой диалог внутренний диалог представляет собой некую коммуникацию, которая протекает в определенной коммуникативной ситуации, обладающей рядом особенностей.

По мнению Л.М. Михайлова коммуникативная ситуация представляет собой внеязыковую ситуацию, фрагмент действительности, который проходит через призму сознания человека. От него зависит видение ситуации, выделение модального и эмоционального, каузального и других аспектов.

Семантическая структура внутреннего диалога является результатом деятельности как минимум двух сторон, в качестве которых выступают речевые позиции, объективируемые в сознании индивидуума. Таким образом, внутренний диалог представляет собой воспроизведение индивидуумом в собственной речи различных смысловых позиций, определенным образом взаимодействующих между собой. Их взаимодействие проявляется, прежде всего, в их согласованности и взаимозависимости, т.е. речевые позиции личности никогда не будут полностью автономны в пределах ее сознания, поскольку они возникают в ходе единого речемыслительного процесса. Различные формы этого взаимодействия обусловливают разные типы внутреннего диалога, среди которых можно выделить, с точки зрения формальной представленности, явный внутренний диалог и скрытый внутренний диалог. Явный внутренний диалог предполагает, что в речи индивидуума прямо и непосредственно выражены две или более речевые позиции. Он представляет собой не что иное, как последовательность порождаемых индивидуумом содержательно взаимосвязанных и диалогически соотнесенных высказываний, воспринимаемых только им и определенным образом на него влияющих. Явный внутренний диалог, полностью реализуемый в произносимой внутренней речи, может быть и озвученным (размышление вслух) и не озвученным. Скрытый внутренний диалог есть такой акт интраперсонального общения, в котором одна речевая позиция выражена в произносимой внутренней речи, а другая – в представленной. В художественных произведениях (по которым мы только и можем судить об этой форме интраперсонального общения) реплики, отражающие вторую речевую позицию, пропущены, но могут быть легко восстановлены по особенностям наличных реплик.

Внутренний диалог индивидуума со своим «вторым Я» неизбежно возникает в ходе решения какой-либо мыслительной задачи, в процессе творчества, в ходе философского размышления, то есть непосредственно реализует познавательную (когнитивную) функцию интраперсонального общения.

Когнитивная функция внутреннего диалога неразрывно связана с его регуляторной функцией. К регуляторным функциям внутреннего диалога относится изменение замысла (изменение исходной смысловой позиции, ее развитие или замена на другую); составление программы решения задач; организация многопрограммного поведения индивидуума. То есть планирование грядущей деятельности (и речевой, и не речевой) представляет собой образование особых форм мыслительного процесса, в которых действия индивидуума погружены в его диалог, подчинены логике его развития.

Внутренний диалог, в котором собеседником индивидуума не является его «второе Я», имеет свою собственную функцию, которую мы можем назвать коммуникативной (компенсаторной) функцией вследствие особой роли, выполняемой внутренним диалогом в процессе интраперсонального общения индивидуума. Дело в том, что именно посредством внутренних диалогов индивидуум компенсирует избыток «отрицательного», либо дефицит «положительного» межличностного общения.

Внутренние высказывания индивидуума могут быть либо безадресными, либо обращёнными к определённому адресату. В ходе нашего исследования мы пришли к выводу о существовании пяти возможных типов адресата интраперсонального общения:

1) «второе Я» индивидуума, в качестве которого может выступать как рациональное, так и эмоциональное начало его личности. Возможен также внутренний диалог двух или более смысловых позиций в его сознании без подключения эмоциональной сферы, или диалог двух эмоций. Такой тип внутреннего диалога мы называем аутодиалогом или солилоквиумом;

2) отсутствующий собеседник, который всегда является реально существующим лицом. Среди отсутствующих собеседников мы выделяем две группы: а) реально существующие лица, отделенные от индивидуума пространством, и, следовательно, недоступные в данный момент для внешней коммуникации; б) лица, скончавшиеся к моменту интраперсонального общения. Такой тип интраперсонального общения мы называем диалог с отсутствующим собеседником (обращение к отсутствующему собеседнику);

3) потенциальный собеседник, представляющий собой реально существующее лицо, находящееся в момент интраперсонального высказывания непосредственно рядом с индивидуумом, но являющееся для него нежелательным или по ряду причин недоступным партнером по коммуникации. Такой тип интраперсонального общения мы называем диалог с потенциальным собеседником (обращение к потенциальному собеседнику);

4) воображаемый собеседник, то есть объект, который априори не может выступать в качестве субъекта общения. Сюда относятся следующие группы объектов: а) одушевленные объекты – животные, птицы, рыбы и т.д.; б) неодушевленные объекты – конкретные предметы; в) абстрактные понятия; г) явления природы; д) мифические личности, литературные герои. Такой тип интраперсонального общения мы называем диалог с воображаемым собеседником (обращение к воображаемому собеседнику);

5) нададресат, в качестве которого выступают Бог, Богоматерь, высшая сила, некий Абсолют и т.д. К этому типу интраперсонального общения принадлежат в основном фидеистические тексты – молитвы, гимны, конвенциальные формулы.

Несколько иную природу имеют внутренние высказывания индивидуума, адресатом которых выступает тот или иной «собеседник» – потенциальный, отсутствующий, воображаемый. В этом случае внутри сознания индивидуума происходит не только расщепление «Я», но и вхождение в другой образ, проникновение в гипотетический мир другого. Такие высказывания (оформленные и в виде кратких реплик, и в виде продолжительных диалогов) свидетельствуют о практически необъятном пространстве внутреннего мира индивидуума, в котором создается внутриличностный сюжетный ряд со своими собственными персонажами, и происходит мысленное осознание и воспроизведение человеческих отношений и переживаний.

«Собеседники» внутренних диалогов индивидуума могут принадлежать к его ближайшему социальному окружению, могут быть весьма далеки от его ближнего мира. Но в любом случае, на данном отрезке текста они лишены самостоятельного существования. Другие действующие лица лишь вовлекаются в круг персонажа-протагониста по принципу мир «Я» и мир «не Я». Вследствие такого противопоставления в этом типе внутреннего диалога не имеется самостоятельных речевых партий других персонажей, их речь создается и воспроизводится так, как этого хочет сам индивидуум. Таким образом, речевые партии других персонажей произведения (реальных людей), как и речевые партии воображаемых индивидуумом «собеседников» входят в ограниченную перспективу основного субъекта речи, являются для него своего рода собственностью, которой он может распоряжаться по своему усмотрению.

Наиболее сложным для интерпретации типом внутреннего диалога индивидуума является диалог субъекта с нададресатом, поскольку каждый человек волен интерпретировать понятие нададресата по-своему.

Виртуальный и трансцендентный характер Божественного начала ведет к тому, что Бог воспринимается путем веры и интуиции, а не путем мышления и логики. Верить в Бога означает находиться к нему в личностном отношении. Религиозный опыт – это личный контакт индивидуума с Богом, встреча с Ним «лицом к лицу», это трансперсональный опыт. Обращение человека к Богу следует признать особым случаем экстравертного коммуникативного акта, то есть субъект-субъектного взаимодействия двух персон, одна из которых абсолютна (не поддается постижению). Никакие опосредующие звенья (церковь, обряд, ритуал) не имеют значения для осуществления трансперсонального религиозного опыта, реализуемого в рамках молитвы.

Человек слышит Бога не «наружным ухом», а «ушами сердца своего» (Августин Аврелий 1999), в результате чего индивидуум меняется – раскаивается, очищается, прозревает и пр. Происходит та самая манифестация обратной связи, которая является неотъемлемым признаком двустороннего коммуникативного акта. Типичными формами интраперсонального общения в случае обращения индивидуума к Богу выступают простое внутреннее реплицирование и специфический тип внутреннего диалога – односторонний внутренний диалог. Все многообразие молитвенных текстов объединяется наличием одной общей черты, неизменной и неизбежной – наличием концепта желательности.

Таким образом, в рамках этого коммуникативного акта происходит установление личностного отношения с надындивидуальным универсумом с последующим глубинным изменением жизни субъекта религиозного отношения.

Все формы внутренней речи, в которых употребляется местоимение Ты (по отношению к Другому или самому Себе), можно считать в большей или меньшей степени диалогами. Употребление в речи местоимения Ты тесно связано с общим уровнем рефлексии человека, развитием внутреннего диалога и степенью его самокритичности; при этом значительная часть нашей мысленной критики проходит через местоимение Ты или оно подразумевается; индивидуумы, не употребляющие местоимение Ты часто вообще «не критикуют себя мысленно» [6]. Большинство исследователей также полагают, что мышление в форме диалога более сложное и оно развивается с возрастом из простого монологичного мышления и свойственно для интеллектуальных и творческих форм активности. По содержанию внутренние диалоги различны, но одна из частых форм — это спор.
Диалог связывают с чувством эмпатии. Эмпатия, по К. Рождерсу, предполагает эмпатическое приятие личности другого, чувствительность к «меняющимся переживаниям другого — к страху, или к гневу, или растроганности, или стеснению, одним словом, ко всему, что испытывает он или она» [6]. И, наконец, «в психологическом контексте любовь является вершиной диалога»[6].
Противоречие диалогичных чувств ведет к противоречию в отношениях. А. В. Суворов описал «два несовместимых, но сосуществующих в образе жизни одних и тех же людей типов или механизмов человеческих отношений: человечность по отношению к себе за счет бесчеловечности по отношению к другому, или человечность по отношению к другому за счет бесчеловечности по отношению к себе»[6].
Сложный диалог часто бывает связан с будущим временем, с открытостью во взаимодействии с Миром, с ощущением себя активным творческим человеком, способным изменить ситуацию и окружающий мир своими умом и волей [6]. По содержанию сложный диалог часто является фантазиями.

Заключение

1. Философское понимание общения как межсубъектного взаимодействия подразумевает, что помимо взаимодействия разных индивидуумов и различного объема социальных групп, существует взаимодействие различных ипостасей личности в пределах ее сознания. Общение человека с человеком неизбежно сопровождается общением индивидуума с самим собой. Между интраперсональным и межличностным общением существует сложная система взаимосвязей.

2. Интраперсональное общение проявляется в трех основных формах – внутренний монолог, внутренний диалог и простое внутреннее реплицирование. Внутренний монолог является формой однонаправленного речевого воздействия индивидуума на самого себя. Внутренний диалог представляет собой последовательность встречных, диалогически взаимосвязанных высказываний, порождаемых говорящим и непосредственно воспринимаемых им в процессе интраперсонального общения. Простое внутреннее реплицирование – это невзаимосвязанные, относительно краткие высказывания, возникающие обычно в неречевых ситуациях или представляющие собой внутренний комментарий к воспринимаемой внешней речи.

3. В совокупности эти три формы образуют непрерывный процесс внутренней коммуникации, материальным носителем которого является внутренняя речь. Понятие внутренней речи объединяет все многообразие речевых процессов, возникающих в сознании индивидуума и не адресованных реальному собеседнику.

4. Внутренняя речь возникает в сознании индивидуума под влиянием как коммуникативных, так и не коммуникативных факторов. Ведущим коммуникативным фактором является ситуация межличностного общения, в котором прямо или косвенно участвует индивидуум. В этом проявляется генетически заложенная и нерасторжимая связь между внешней и внутренней речью индивидуума. Возникновение внутренней речи может быть обусловлено и не коммуникативными факторами, такими как физическое восприятие индивидуумом окружающей действительности и вид деятельности, в которую он включён.

Список литературы

1. Зарецкая Е.Н. Риторика.Теория и практика речевой коммуникации. – М.,

2002.- 477с.

2. Львов М.Р. Риторика. Культура речи. - М., 2003г. - 270с.

3. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. - М., 1999г. - 287с.

4. Выготский Л.С. Мышление и речь. /Лабиринт./- М.,1996г.- 415с.

5. http//schoolpro.ru//index.php.

6. http//www.5ballov.ru/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий