регистрация / вход

Римский-корсаков

Содержание Вступление . …...3-4 Детство и юность .. .….4-6 Знакомство с Балакиревым и плавание на шхуне «Алмаз» 6-11

Содержание

1. Вступление……………………………….………………………...3-4

2. Детство и юность…………………………..…………………….….4-6

3. Знакомство с Балакиревым и плавание на шхуне «Алмаз»……6-11

4. Творчество 1870-1880 годов…………………………………....11-13

5. Творчество 1890-1900 годов………………………………….........13

6. Общая характеристика творчества……………………………..14-16

7. Педагогическая деятельность…………………………………....17-18

8. Редакторская деятельность……………………………………....18-19

9. Римский-Корсаков – дирижёр, просветитель………………..…….19

10. Заключение……………………………………………………......20-22

11. Список литературы…………………………………………………..23

Ни его талант, ни его энергия, ни беспредельное доброжелательство к ученикам и товарищам никогда не слабели. Славная жизнь и глубоко национальная деятельность такого человека должны составлять нашу гордость и радость....много ли можно указать во всей истории музыки таких высоких натур, таких великих художников и таких необычайных людей, как Римский-Корсаков?

1. Вступление

Имя Николая Андреевича Римского-Корсакова — одного из крупнейших русских композиторов второй половины XIX столетия широко известно во всем мире. Гениальный композитор, выдающийся педагог, создавший свою школу, дирижёр-практик, автор трудов об оркестре, статей о музыкальном образовании, музыкальный писатель, оставивший своеобразные мемуары «Летопись моей музыкальной жизни», Римский-Корсаков представляет собой энциклопедический тип русского художника. Личность Римского-Корсакова сочетала это многообразие в гармоническом единстве.

Римский-Корсаков часто казался современникам суровым, замкнутым, «застёгнутым на все пуговицы». Подчёркнуто прямая осанка худощавой фигуры, подтянутость, умное, одухотворённое лицо, живой взгляд, который не могли притушить двойные очки, - всё это говорило о человеке большой воли и требовательности к себе.

Классик русской музыки, чутко отзывавшийся на жгучие вопросы современной ему эпохи, Римский-Корсаков оставил многообразное наследие в различных жанрах: оперном, симфоническом, камерно-вокальном и инструментальном. В каждом созданном им сочинении ощущается яркое своеобразие его творческой индивидуальности, то специфическое, что присуще только его музыке, то «лица необщее выраженье», которое образует основу его стиля.

Удивительный мастер оркестра, автор 15 опер, виртуозных симфонических произведений, великий сказочник был непревзойденным мастером музыкального пейзажа. Творчество Николая Андреевича Римского-Корсакова, самого младшего из членов Могучей кучки, — живое олицетворение поэзии и самобытной красоты русского национального искусства.

2. Детство и юность

Дом в Тихвине на берегу реки Тихвинки , г де родился Римский-Корсаков.

Римский-Корсаков родился в небольшом городе Тихвине. Семья Римских-Корсаковых была музыкальной: отец композитора по слуху играл на фортепиано, мать и дядя часто пели народные песни, а также отрывки из модных опер. В 1844 году, когда родился Николай Андреевич, его отцу перешло за 60 лет, а матери было 42 года. Музыкальные способности мальчика — абсолютный слух, ритм, память — проявились в двухлетнем возрасте. С шести лет родители начали обучать своего сына музыке, но занятия эти носили любительский характер и не могли его серьезно увлечь. Однако к 11 —12 годам он сделал значительные успехи и участвовал в игре на фортепиано в 4 и в 8 рук.

Потребность сочинять проявилась у него первоначально в форме детской игры: «совершенно в том же роде, как я складывал и разбирал часы, я пробовал иной раз сочинять музыку и писать ноты, — вспоминает Римский-Корсаков. — Вскоре я самоучкою дошел до того, что мог сносно занести на бумагу наигранное на фортепиано, с соблюдением верного разделения. Через несколько времени я начал уже немного представлять себе умственно, не проигрывая на фортепиано, то, что написано в нотах». Первым сочинением начинающего композитора был дуэт, написанный в подражание песне Вани из «Ивана Сусанина», которая нравилась мальчику более всех известных ему тогда произведений. Сильное влияние на будущего композитора оказал и его старший брат Воин Андреевич — контр-адмирал, реорганизатор системы военно-морского образования. Разница в возрасте между братьями в 22 года не могла не создавать известной дистанции. Казалось бы, влияние старшего брата не могло быть велико: он часто уезжал в далёкие плавания, командовал шхуной «Восток». В своих письмах к семье он подробно рассказывал о путешествиях, о море. И ребенок рос под впечатлением рассказов брата. А научившись читать, одну за другой проглатывал книги о морских путешествиях. В двенадцатилетнем возрасте Нику определили в Морской Корпус. Все практические занятия на кораблях проводились в пределах Балтики. И Ника все сильней привязывался к морю. Известно, что с отрочества композитор был увлечён музыкой, познакомился с сочинениями Россини, Бетховена, Мейербера, Мендельсона, однако наибольшее впечатление на него произвела музыка М. И. Глинки — его «Камаринская», «Испанские увертюры», оперы «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила». В 1859—1869, чувствуя необходимость получения более профессиональных музыкальных навыков, Римский-Корсаков брал уроки у пианистаФ. А. Канилле.

В 1856 году отец отвёз юного Николая в Морской кадетский корпус, который ничем не отличался от других военных учебных заведений николаевской эпохи. Учеников секли за плохие оценки; нередко происходили драки между учащимися: старшие и более сильные обижали младших. Николай окончил корпус с отличием весной 1862 года (в то время учебное заведение сменило своё название на Морское училище) в звании гардемарина. К тому времени умер отец композитора (в 1861 году) и семья Римских-Корсаковых перебралась в Санкт-Петербург.

3. Знакомство с Балакиревым и плавание на клипере «Алмаз»

С первых дней пребывания в Петербурге посещение оперных спектаклей и концертов доставляло Римскому-Корсакову большую радость и познакомило его с серьезной музыкой. Буквально ошеломляющее впечатление на него произвела опера. На первых порах Римскому-Корсакову нравились итальянские оперы, «Роберт-Дьявол» Мейербера, но вскоре все затмили оперы Глинки. Впервые услышанный в театре «Иван Сусанин» вызвал у юного кадета «совершенный восторг», а «Руслан и Людмила» привела его «в неописуемое восхищение».

О силе впечатления свидетельствует и следующий рассказ композитора: «Брат подарил мне полную оперу «Руслан» в 2 руки, только что вышедшую тогда в этом виде. Сидя одно воскресенье в корпусе (нас не пустили домой в наказание за что-то), я не вытерпел и послал сторожа купить мне на имевшиеся 10 рублей полную оперу «Жизнь за царя» в 2 руки и с жадностью рассматривал ее, вспоминая впечатление от исполнения». Глубоко подействовали на юношу услышанные им произведения Бетховена и Мендельсона, а «Арагонская хота», по его признанию, «просто ослепила». «Я уже знал... довольно много хорошей музыки, но наибольшая моя симпатия лежала к Глинке. Я не встречал только поддержки в мнениях окружавших меня тогда людей», - вспоминал впоследствии композитор. Теперь, проводя каникулы в Тихвине, Римский-Корсаков пропагандирует среди родных и знакомых - любителей музыки - произведения Глинки, Бетховена, Шуберта, Шопена, Мендельсона, Мейербера.

С течением времени в корпусе складывается музыкальный кружок, душой которого является Римский-Корсаков. Он управляет составившимся хором, разучивает со своими товарищами отрывки из «Ивана Сусанина» и «Аскольдовой могилы», делает различные переложения для музыкальных занятий кружка, вечерами играет на гармонифлюте (род фисгармонии) отрывки из глинкинских опер. Во всем этом проявлялось еще неосознанное влечение молодого музыканта к сочинительству, к музыкальной деятельности.

Между тем музыкальное образование Римского-Корсакова оставляло желать лучшего. В продолжение нескольких лет он брал фортепианные уроки у виолончелиста Улиха. Последний не дал своему ученику ни настоящих пианистических навыков, ни необходимой теоретической подготовки. Осенью 1859 года в доме у друзей брата – Новиковых, где он часто музицировал, Римский-Корсаков познакомился с Фёдором Андреевичем Канилле, первым настоящим профессиональным музыкантов среди его учителей. Талантливый педагог быстро завоевал доверие ученика: привыкший к сдержанности, несколько замкнутый по характеру подросток показывал свои музыкальные произведения учителю и, поощряемый им, сочинил ряд небольших пьес. Канилле поддержал стремление Римского-Корсакова к серьезному искусству, одобрил его страстную любовь к Глинке. «Канилле открыл мне глаза на многое, — вспоминал композитор. — С каким восхищением я от него услыхал, что «Руслан» действительно лучшая опера в мире, что Глинка величайший гений. Я до сих пор это предчувствовал,— теперь я это услыхал от настоящего музыканта». Канилле направил Римского-Корсакова на композиторский путь, указав ему в качестве образцов сочинения Бетховена, Шумана, Глинки. Под его руководством Римский-Корсаков в течение двух лет написал несколько фортепианных пьес (вариации, сонатное аллегро, скерцо, ноктюрн, похоронный марш) и начал работать над симфонией.

В 1861 году Канилле познакомил Н. А. Римского-Корсакова с М. А. Балакиревым. Юный композитор сразу стал членом Балакиревского кружка («Могучая кучка»), оказавшего решающее воздействие на формирование его личности и эстетических взглядов композитора. Это знакомство явилось значительным событием в жизни Римского-Корсакова и предопределило его будущность как музыканта. Год, проведенный в общении с Балакиревым и другими членами его кружка, привел

Клипер "Алмаз"

Римского-Корсакова к уверенности, что его истинное призвание — композиторство. В то время в кружок, помимо его главы — Балакирева — и самого Римского-Корсакова входили Цезарь Кюи и Модест Мусоргский. Руководивший работой более молодых коллег Балакирев не только подсказывал верные композиторские решения для создаваемых ими сочинений, но и помогал товарищам с инструментовкой. Ни один из "кучкистов" не прошел курса специальной музыкальной подготовки. Система, по которой Балакирев готовил их к самостоятельной творческой деятельности, заключалась в следующем: сразу же он предлагал ответственную тему, а дальше под его руководством, в совместных обсуждениях, параллельно с изучением произведений крупнейших композиторов решались все возникавшие в процессе сочинения сложности.

В конце 1861 года, под влиянием и руководством Балакирева, было начато первое крупное сочинение Римского-Корсакова — Первая симфония ор. 1. Попутно Балакирев знакомил своего ученика с музыкальными формами и инструментовкой. Обучение это носило чисто практический характер. Не будучи строго систематичным, оно дало положительные результаты благодаря исключительной одаренности начинающего композитора. По словам самого

Н. А. Римского-Корсакова, эскизы начала симфонии существовали ещё в году обучения у Канилле, однако серьёзная работа над сочинением развернулась лишь в 1861—1862 годах — и «к маю 1862 года первая часть, скерцо и финал симфонии были мною сочинены и кое-как оркестрованы». Гениальная одаренность помогала Римскому-Корсакову быстро овладеть и музыкальной формой, и яркой колоритной оркестровкой, и приемами сочинения, минуя школьные основы.

В 1862—1865 годах Римский-Корсаков был назначен на морскую службу на клипере «Алмаз», благодаря чему посетил ряд стран — Англию, Норвегию, Польшу, Францию, Италию, Испанию, США, Бразилию. Молодой композитор был склонен считать время своего дальнего плавания потерянным, остановившим, даже грозившем совсем прекратить его развитие как музыканта. На самом деле это было не совсем так. Впечатления от морской жизни воплотились через некоторое время в изумительных морских пейзажах, которые ему удалось запечатлеть в своих произведениях средствами оркестровых красок. Работа на клипере не оставляла много времени для совершенствования музыкальных навыков, так что единственное сочинение, появившееся в этот период из-под пера композитора — вторая часть (Andante) Первой симфонии (конец 1862 года), после которой Римский-Корсаков надолго забросил сочинительство.

Возвратившись из морского путешествия, Римский-Корсаков снова попадает в общество членов Могучей кучки, в том числе подружился и с новым участником кружка — начинающим композитором и профессиональным химиком Александром Бородиным. Балакирев познакомил молодого композитора с кумиром участников кружка Александром Даргомыжским, с Людмилой Шестаковой (сестрой Михаила Глинки) и с Петром Чайковским. С возвращением Римского-Корсакова кружок композиторской молодёжи вокруг Балакирева окончательно оформился. Название кружка – «Могучая кучка» впервые появилось в статье В.В. Стасова. Под этим названием кружок Балакирева и вошёл в историю русской культуры. Наступил период его самой интенсивной деятельности. Композиторы, составляющие балакиревский кружок, были молоды. Самому старшему из них – Бородину было только 34 года. Другим было и того меньше: Кюи – 32 года, Балакиреву – 29 лет, Мусоргскому – 28 лет и самому молодому, Римскому-Корсакову – всего 23 года.

По настоянию Балакирева Римский-Корсаков вновь принимается за Первую симфонию — сочиняет недостающие трио для скерцо и полностью переоркестровывает. Получившаяся партитура (известная как первая редакция симфонии) была исполнена в 1865 году под управлением самого Балакирева — неизменного исполнителя всех ранних симфонических партитур Римского-Корсакова. Найденный в Первой симфонии музыкальный язык успешно развит в таких сочинениях, как Увертюра на три русские темы (первая редакция — 1866) и «Сербская фантазия» (1867). Обратившись под влиянием Балакирева к подлинным славянским народным мелодиям, Римский-Корсаков придерживается в музыке национального колорита, который и в дальнейшем будет характеризовать большую часть его творчества.

Музыкальная картина «Садко» (1867, позже её музыка частично использована в одноимённой опере) стала этапным произведением Римского-Корсакова. Во-первых, это самое раннее из программных сочинений композитора. В данном случае он выступает как продолжатель традиций европейского программного симфонизма — и прежде всего Гектора Берлиоза и Ференца Листа, творчество которых очень повлияло на композитора. В дальнейшем большая часть произведений Римского Корсакова также будет связана с определённой литературной программой. Во-вторых, именно в этом сочинении он впервые соприкоснулся с миром сказки (позже Римского-Корсакова так и будут называть — «Сказочником»). В-третьих, в музыке этого сочинения он попытался оркестровыми красками изобразить море, что позже неоднократно делал в дальнейших своих сочинениях (сюите «Шехеразада», прелюдии-кантате «Из Гомера», операх «Садко» и «Сказка о царе Салтане»). Ещё одно важное открытие, сделанное в музыкальной картине, — придуманный самим композитором симметричный лад — так называемая «Гамма Римского-Корсакова», применявшаяся в дальнейших его произведениях для характеристики фантастического мира.

Программно-сказочное начало было развито во Второй симфонии «Антар» (1868, позже названа симфонической сюитой), написанной на сюжет восточной сказки Осипа Сенковского. В конце 1860-х годов Римский-Корсаков работает над инструментовкой чужих произведений: помогает Кюи с оркестровкой оперы «Вильям Радклиф» и заканчивает, согласно завещанию умершего Даргомыжского, партитуру его оперы «Каменный гость».

4. Творчество 1870—1880 годов

Почти через 10 лет после открытия первой русской консерватории в Петербурге, осенью 1871 г. в ее стенах появился новый профессор по классу композиции и оркестровки. Несмотря на молодость - ему шел двадцать восьмой год - он уже приобрел известность как автор оригинальных сочинений для оркестра: Увертюры на русские темы, Фантазии на темы сербских народных песен, симфонической картины по русской былине "Садко" и сюиты на сюжет восточной сказки "Антар". Кроме этого написано немало романсов и в разгаре находилась работа над исторической оперой "Псковитянка". Никому в голову не могло прийти (и меньше всего директору консерватории, пригласившему Н. Римского-Корсакова), что он стал композитором, почти не имея музыкальной подготовки.

В эти же годы он обратился к оперному жанру, ставшему впоследствии ведущим в его творчестве (в 1872 окончена опера «Псковитянка», по драме Л. А. Мея). «Псковитянка» - высшее достижение первого периода творчества композитора. Успех оперы у публики и признание её достоинства у критики свидетельствовали о несомненной удаче молодого автора.

В конце того же 1871 года умирает в Италии от
паралича сердца Воин Андреевич. Морское министерство отрядило
лейтенанта Римского-Корсакого в Пизу за прахом брата и его
семьёй. Канун отъезда он проводит у сестёр Пургольд, с которыми
за последнее время близко сошёлся на музыкальной почве.
Александра Николаевна - прекрасная певица. Надежда - пианистка,
обе незаменимые участницы сборищ балакиревцев. В тот вечер
перед отъездом, происходит, наконец, объяснение в любви, потому
что горе сблизило их, сделав явным то, что уже давно скрытно
от обоих теплилось и разгоралось в их сердцах. Отрывки из
дневника Надежды Николаевны и их переписки тех лет полны
удивительной прелести и душевной красоты. Тридцатого июня 1872 года в Спасо-Парголовской церкви Надежда Пургольд, двадцати четырёх лет, и Николай Римский-Корсаков, двадцати восьми лет, повенчались. Дружкой был Мусоргский.

С 70-х гг. расширились границы музыкальной деятельности Римского-Корсакова: он был профессором Петербургской консерватории (с 1871, классы практического сочинения, инструментовки, оркестровый), инспектором духовых оркестров Морского ведомства (1873—84), директором Бесплатной музыкальной школы (1874—81), дирижёром симфонических концертов (с 1874), а позже и оперных спектаклей, помощником управляющего Придворной певческой капеллой (1883—94), возглавлял Беляевский кружок (с 1882). В середине 70-х гг. работал над совершенствованием своей композиторской техники. Именно в этот период — в 1871 г. его приглашают для преподавания в Санкт-Петербургскую Консерваторию, с присвоением учёного звания — профессор; и, начав преподавание в Консерватории, Римский-Корсаков обнаруживает серьёзные недостатки в своём музыкальном образовании, и сам начинает увлечённо изучать дисциплины, преподаваемые в Консерватории.

Итогом совершенствования композиторской техники Римского-Корсакова стала Симфония № 3 C-dur. В 80-х гг. большое внимание уделял симфоническим жанрам, именно в этот период создаёт своё крупнейшее эпическое симфоническое полотно — симфоническую сюиту «Шехеразада».

Восьмидесятые годы для Римского-Корсакова стали началом тяжёлой полосы, длившейся более 12 лет, - временем горестных утрат. В марте 1881 года, когда ещё не была завершена работа над «Снегурочкой», умер Мусоргский, в 1887 году – Бородин – самые близкие Николаю Андреевичу участники славного содружества «Могучей кучки».

5. Творчество 1890—1900 годов

Начало 90-х годов не принесло облегчения жизни Николая Андреевича. Напротив, к болезням близких присоединились семейные невзгоды, наблюдался некоторый спад творческой деятельности (в этот период изучал философию, писал статьи, пересмотрел и отредактировал некоторые из своих прежних сочинений). Со смертью Мусоргского и Бородина особенно стали заметны отдалённость, охлаждение, наступившие между былыми участниками балакиревского кружка. «…Вижу, что новая русская школа , или могучая кучка умирает, или преобразуется во что-то другое, совсем нежелательное. Разве не жаль видеть вымирающую семью, или засыхающий сад?» - делился своими горькими мыслями композитор с С.Н. Кругликовым.

Во 2-й половине 90-х гг. творчество приобрело исключительную интенсивность: появились оперы «Садко» (1896), «Царская невеста» (по Мею, 1898). Во время Революции 1905—07 Римский-Корсаков выступил с активной поддержкой требований бастующих студентов, был уволен из консерватории, вернулся лишь после предоставления консерватории частичных автономных прав и смены руководства).

6. Общая характеристика творчества

Творчество Римского-Корсакова на протяжении многолетней деятельности (свыше 40 лет) подверглось изменениям, отражая потребности времени, эволюционировали и эстетические взгляды композитора, и его стиль. Римский-Корсаков формировался как музыкант в атмосфере общественного подъёма 60-х гг. под воздействием эстетических принципов “Новой русской музыкальной школы”. Важнейшие из них — стремление к народности, высокой содержательности, общественной значимости искусства — композитор пронёс через всю жизнь.

Вместе с тем его в большей мере, чем других членов Балакиревского кружка, интересовали специфические внутренние проблемы искусства. Для Римского-Корсакова характерны выявление эстетического начала в каждом сочинении, стремление к красоте, совершенству выполнения. Отсюда — особое внимание к вопросам профессионализма и своеобразная эстетика мастерства, что сближало принципы Римского-Корсакова с общими тенденциями развития русского искусства конца XIX — начала XX вв. В творческом облике Римского-Корсакова много сходного с М. И. Глинкой. Прежде всего — гармоничность мировосприятия, внутренняя уравновешенность, тонкий артистизм, безупречный вкус, чувство художественной меры, классическая ясность музыкального мышления.

Круг тем и сюжетов, воплощённых Римским-Корсаковым, широк и многообразен. Как и все “кучкисты”, композитор обращался к русской истории, картинам народной жизни, образам Востока, он также затронул область бытовой драмы и лирико-психологическую сферу. Но с наибольшей полнотой дарование Римского-Корсакова выявилось в произведениях, связанных с миром фантастики и разнообразными формами русского народного творчества. Сказка, легенда, былина, миф, обряд определяют не только тематику, но и идейный смысл большинства его сочинений.

Выявляя философский подтекст фольклорных жанров, Римский-Корсаков раскрывает мировоззрение народа: его извечную мечту о лучшей жизни, о счастье, воплощённую в образах светлых сказочных стран и городов (Берендеево царство в “Снегурочке”, город Леденец в “Сказке о царе Салтане”, Великий Китеж); его нравственные и эстетические идеалы, олицетворением которых служат, с одной стороны, пленительно-чистые и нежные героини опер (Царевна в “Кащее бессмертном”, Феврония), с другой — легендарные певцы (Лель, Садко), эти символы неувядаемого народного искусства; его преклонение перед животворной мощью и вечной красотой природы; наконец, неистребимую веру народа в торжество светлых сил, справедливости и добра — источник оптимизма, присущего творчеству Римского-Корсакова.

Отношение Римского-Корсакова к изображаемому также родственно народному искусству. По словам Б. В. Асафьева, "...между личным чувствованием композитора и объектом его творчества встает прекрасное средостение: а как об этом думает и как бы воплотил свою мысль об этом народ?" Подобная отстранённость авторской позиции обусловила характерную для Римского-Корсакова объективность тона и преобладание эпических принципов драматургии в большинстве сочинений. С этим же связаны и специфические черты его лирики, всегда искренней и в то же время лишённой эмоциональной напряжённости,— спокойной, цельной и несколько созерцательной.

В творчестве Римского-Корсакова органично соединяется опора на русский музыкальный фольклор (главным образом древнейшие его пласты и на традиции национальной классики (Глинка) с широким развитием живописно-колористических тенденций романтического искусства, упорядоченностью и уравновешенностью всех элементов музыкального языка. Композитор вводит в свои произведения подлинные народные песни и создаёт собственные мелодии в духе народных. Особенно типичны для него архаизированные диатонические темы в сложных нечётных размерах, как, например, заключительный хор из “Снегурочки” на 11/4.) Песенные интонации окрашивают и лирическую (преимущественно, оперную) мелодику Римского-Корсакова. Но ей, в отличие от народных тем, более свойственны структурная законченность, внутренняя расчленённость и периодическая повторность мотивных звеньев. Типичны для Римского-Корсакова подвижные, богато орнаментированные мелодии инструментального характера, нередко вводимые и в вокальные партии фантастических оперных персонажей (Волхова, Царевна-Лебедь). Развитие тематического материала у Римского-Корсакова обычно не ведет к коренным интонационным преобразованиям. Подобно всем “кучкистам”, композитор широко и многообразно использует вариационные приёмы, дополняя их полифонией — чаще подголосочной, но нередко и имитационной. Гармоническое мышление Римского-Корсакова отличается строгой логичностью, ясностью, в нём ощущается рациональное организующее начало. Так, применение натуральных диатонических ладов, идущее от стилистики русской крестьянской песни и балакиревских принципов её обработки, обычно сочетается у Римского-Корсакова с простой трезвучной гармонизацией, использованием аккордов побочных ступеней.

Существенен вклад композитора в развитие колористических возможностей гармонии. Опираясь на традиции “Руслана и Людмилы”, он создал к середине 90-х гг. свою систему ладогармонических средств (связана, прежде всего, со сферой фантастических образов), в основе которой — сложные лады: увеличенный, цепной и особенно уменьшенный, с характерным звукорядом тон - полутон, т. н. “гамма Римского-Корсакова”. Колористические тенденции проявляются также в opкестровке, которую Римский-Корсаков рассматривал как неотъемлемую часть замысла (“одну из сторон души” сочинения). Он вводит в партитуры многочисленные инструментальные соло и, следуя заветам Глинки, предпочитает звучания чистых тембров густым смешанным краскам. Яркость и виртуозный блеск его оркестра сочетаются с прозрачностью и лёгкостью фактуры, отличающейся безупречной ясностью голосоведения.

7. Педагогическая деятельность

В 1871 году по инициативе заведующего Консерватории М.П. Азанчевского на должность преподавателей классов инструментовки, практического сочинения был приглашён Н.А. Римский-Корсаков. С годами выстроилась система преподавания, превратившая класс Николая Андреевича в один из наиболее авторитетных в Консерватории. На протяжении почти сорока лет через этот класс прошли учащиеся разных специальностей.

За 37 лет работы в консерватории он воспитал свыше 200 композиторов, дирижёров, музыковедов. Он был создателем композиторской школы. Среди его учеников — А. К. Глазунов, А. К. Лядов, А. С. Аренский, M. M. Ипполитов-Иванов, И. Ф. Стравинский, H. Н. Черепнин, А. Т. Гречанинов, В. А. Золотарёв, Н. Я. Мясковский, С. С. Прокофьев, М. Ф. Гнесин, Б. В. Асафьев, А. В. Оссовский. Значительный вклад внёс Римский-Корсаков в развитие музыкальной культуры народов России. Многие из его учеников стали крупными деятелями национальных музыкальных школ — Украины (Н. В. Лысенко, Я. С. Стеновой, Ф. С. Акименко), Латвии (А. А. Юрьян, Я. Витол, Э. Мелнгайлис), Эстонии (Р. И. Тобиас, А. Й. Капп), Литвы (К. М. Галкаускас), Армении (М. Г. Екмалян, А. А. Спендиаров), Грузии (М. А. Баланчивадзе).

Большое внимание Римский-Корсаков уделял организации учебного процесса: ему принадлежат статьи “О музыкальном образовании” (1892), “Проект преобразования программы теории музыки и практического сочинения в консерваториях” (1901). Частичным обобщением огромного педагогического опыта Римского-Корсакова явились созданные им руководства: “Учебник гармонии” (ч. 1—2, 1884—85; переделан в “Практический учебник гармонии”, 1886) и “Основы оркестровки” (1908, изд. 1913). Среди литературных работ Римского-Корсакова выделяются рецензия на оперу Направника “Нижегородцы” (1869), статья “Вагнер и Даргомыжский” (1892), а также анализ оперы “Снегурочка”. Ценнейший материал по истории русской музыкальной культуры 2-й половины XIX в. содержит его автобиографическая книга “Летопись моей музыкальной жизни” (1876—1906, изд. 1909), которая способствовала осознанию автором собственного творческого пути.

8. Редакторская деятельность

Велико культурно-историческое значение редакторской деятельности Римского-Корсакова, благодаря которой были опубликованы и исполнены многие шедевры русской музыки. Римский-Корсаков дважды готовил к изданию оперные партитуры Глинки (совместно с Балакиревым и Лядовым, 1877—81; с Глазуновым, к 100-летию со дня рождения Глинки, 1904). Дважды оркестровал “Каменного гостя” Даргомыжского (1870 и 1897—1902). Вместе с Глазуновым завершил, отредактировал и частично оркестровал “Князя Игоря” (1887—90) и инструментовал ряд романсов Бородина. Редакторской обработке Римского-Корсакова подверглось почти всё творческое наследие Мусоргского: он завершил, отредактировал и оркестровал “Хованщину” (1881—83), осуществил свою редакцию и инструментовку “Бориса Годунова” (1895—96, дополнил в 1906), а также свободную обработку и оркестровую редакцию симфонической картины “Ночь на Лысой горе” (1886), отредактировал и оркестровал ряд фрагментов неоконченной оперы “Саламбо”, симфонической пьесы (Интермеццо, Скерцо), хоры. Римский-Корсаков подготовил к изданию рукопись “Женитьбы” (1906) и большей части камерно-вокальные произведения (несколько из них инструментовал). Эта огромная работа, способствовавшая пропаганде творчества Мусоргского, не лишена вместе с тем внутренней противоречивости, т. к. сделанные Римским-Корсаковым редакции несут глубокий отпечаток его композиторской личности, эстетических воззрений и вкусов. В результате характерные особенности стиля Мусоргского (прежде всего интонационные, ладовые, гармонические) подверглись существенным изменениям.

9. Римский-Корсаков – дирижёр, просветитель.

Неоценимое просветительское значение имели выступления Римского-Корсакова как дирижёра. В концертах Бесплатной музыкальной школы, РМО, “Русских симфонических концертах” он пропагандировал произведения русских классиков, творчество композиторов “Могучей кучки”, сочинений современников — Глазунова, П. И. Чайковского, С. И. Танеева, С. В. Рахманинова и др.

Многогранная деятельность Римского-Корсакова оставила глубокий след в истории мировой музыкальной культуры. Его творчество оказало воздействие не только на отечественных композиторов (Глазунов, Лядов, Спендиаров, Стравинский, Прокофьев), но ощутимо повлияло и на западноевропейскую музыку (К. Дебюсси, М. Равель, О. Респиги, А. Бакс).

В 1944 в связи со 100-летием со дня рождения Римского-Корсакова на родине композитора в г. Тихвине был открыт дом-музей, в 1971 в Ленинграде — музей-квартира (в квартире, где композитор провёл последние 15 лет). Имя Римского-Корсакова присвоено Санкт-Петербургской консерватории, перед её зданием поставлен памятник Римскому-Корсакову работы скульпторов В. Я. Боголюбова и В. И. Ингал (1952)

10. Заключение

Творчество Римского-Корсакова глубоко самобытно и вместе с тем опирается на классические традиции. Гармоничность мировосприятия, ясность музыкального мышления, тонкий артистизм роднят его с М. И. Глинкой. Связанный с прогрессивными идейно-художественными течениями 1860-х гг., Римский-Корсаков проявлял большой интерес к народному творчеству (составил сборник «Сто русских народных песен», 1877: гармонизировал песни, собранные Т. И. Филипповым, — «40 народных песен», 1882). Увлечение фольклором, древнеславянской мифологией, народными обрядами нашло отражение в операх «Майская ночь» (по Н. В. Гоголю, 1879), «Снегурочка» (по А. Н. Островскому, 1881) — любимое музыкальное произведение Римского-Корсакова, которое он считал своим лучшим творением, «Млада» (1890), «Ночь перед Рождеством» (по Н. В. Гоголю, 1895). 15 опер Римского-Корсакова демонстрируют разнообразие жанровых (былина, сказка, легенда, историко-бытовая драма, лирико-бытовая комедия), стилистических, драматургических, композиционных решений (сочинения, тяготеющие к номерной структуре и к непрерывному развитию, оперы с массовыми сценами и камерные, с развёрнутыми ансамблями и без них). Наиболее полно дарование Римского-Корсакова выявилось в произведениях, связанных с миром сказочности, с разнообразными формами русского народного творчества. Здесь раскрываются его живописно-изобразительный дар, чистота лирики — искренней, но несколько созерцательной, без повышенной эмоциональной напряжённости.

Внимание к внутреннему миру человека, к психологическому раскрытию образов проявилось в камерной опере «Моцарт и Сальери» (на текст А. С. Пушкина, посвящена А. С. Даргомыжскому, 1897), в одноактной опере «Боярыня Вера Шелога» (пролог к «Псковитянке», 1898) и особенно в драме на историко-бытовой сюжет «Царская невеста» (1898). Новые тенденции, характерные для русского искусства начала 20 в., нашли отражение в опере «Сказка о царе Салтане» (по Пушкину, 1900) с её подчёркнуто театральной условностью и элементами стилизации народного лубка, в «осенней сказочке» «Кащей бессмертный» (1902), в которой сказочная тематика трактуется символистско-аллегорически. Высокие нравственно-философские проблемы подняты в опере-легенде «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1904). Последняя опера композитора — «небылица в лицах» «Золотой петушок» (по Пушкину, 1907) — беспощадная сатира на царское самодержавие.

Основой оперной выразительности Римский-Корсаков считал пение. Важную драматургическую роль в его операх выполняет и оркестр, которому нередко поручаются самостоятельные симфонические картины, антракты, например «Три чуда» («Сказка о царе Салтане»), «Сеча при Керженце» («Сказание о невидимом граде Китеже…»). Рассматривая оперу прежде всего как музыкальное произведение, Римский-Корсаков большое значение придавал её литературной основе — либретто. Плодотворным было содружество композитора с либреттистом В. И. Бельским.

Симфоническое творчество Римского-Корсакова по сравнению с оперным не столь многопланово. Образная конкретность музыкального мышления композитора определила его склонность к программному и жанровому симфонизму. Отсюда преобладание таких типов и форм, как увертюра (фантазия), симфоническая картина, сюита. Вершинные произведения Римского-Корсакова для оркестра — «Испанское каприччио» (1887) и симфоническая сюита «Шехерезада» (1888). Существенное место в творческом наследии Римского-Корсакова занимает камерно-вокальная лирика. Написал 79 романсов, в том числе вокальные циклы «Весной», «Поэту», «У моря».

Творчество Римского-Корсакова ярко национально. Композитор использует подлинные образцы музыкального фольклора и органично претворяет песенные интонации в собственных мелодиях. Значителен его вклад в область гармонии и инструментовки: расширил и обогатил их колористические возможности, создал свою систему ладово-гармонических средств, в основе которой — сложные лады (в том числе характерный звукоряд — гамма Римского-Корсакова, оркестровка сочетает красочность, блеск с ясностью, прозрачностью.

Важное просветительское значение имела дирижёрская деятельность Римского-Корсакова, пропагандировавшего произведения русских композиторов. Большую роль сыграла его редакторская работа, благодаря которой были опубликованы и исполнены многие произведения русской музыки («Каменный гость» Даргомыжского, «Князь Игорь» Бородина, «Борис Годунов» и «Хованщина» М.Мусоргского; Римский-Корсаков также подготовил и издал, совместно с Балакиревым и А. К. Лядовым, оперные партитуры Глинки).

11.Список литературы

1. Гордеева Е. Николай Андреевич Римский-Корсаков www.Belcanto.ru- 20.03.2007.

2. Кручинина А.Н., Образцова И.М. Николай Андреевич Римский-Корсаков. – М.: Музыка, 1988.

3. Кунин И.Ф. Н.А. Римский-Корсаков. – М.: Музыка, 1988.

4. Римский-Корсаков Н.А. Летопись моей музыкальной жизни. – М.: Музыка, 1982.

5. Соловцов А. Жизнь и творчество Н.А. Римского-Корсакова. – М.:

Музыка, 1984.

6. Соловцов А. Н.А. Римский-Корсаков. – М: МУЗГИЗ, 1958.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий