регистрация / вход

Биография Эдсон Арантес ду Насименту

Общая информация Полное имя Эдсон Арантес ду Насименту Прозвище Король футбола Родился 23 октября 1940 (70 лет) Трес-Корасойнс, штат Минас-Жерайс, Бразилия

Общая информация
Полное имя
Эдсон Арантес ду НасиментуКороль футбола23 октября 1940 (70 лет)Трес-Корасойнс, штат Минас-Жерайс, БразилияБразилия173 см59 кгнападающийзавершил карьеру1952—1955 Бауру
1955—1956 Нороэсте
Клубная карьера*
1956—1974 Сантос 496 (504)
1975—1977 Нью-Йорк Космос 64 (37)
1956—1977 Всего за карьеру 560 (541)
Национальная сборная**
1957—1971 Бразилия 92 (77)* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.
** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Э́дсон Ара́нтес до Насиме́нто (порт. Edson Arantes do Nascimento; 21 октября или 23 октября 1940 года, Трес-Корасойнс, Минас-Жерайс), более известный как Пеле́ (порт. Pelé) — бразильский футболист, нападающий. Играл за клубы «Сантос» и «Нью-Йорк Космос». Провёл 92 матча и забил 77 голов в составе сборной Бразилии.

По опросу МФФИИС занимает первое место среди лучших футболистов мира XX века. Занимает первое место среди лучших игроков XX века по версии журнала World Soccer. Занимает первое место среди лучших игроков XX века по версии France Football. Занимает первое место среди лучших игроков XX века по версии Guerin Sportivo. Занимает первое место среди лучших игроков за всю историю футбола по версии Placar. Занимает второе место в истории чемпионатов мира по версии газеты The Times.Входит в ФИФА 100.

Член символической сборной лучших игроков на всех чемпионатах мира по версии ФИФА. Член символической сборной лучших игроков в истории Южной Америки. Является одним из 100 наиболее влиятельных людей мира по версии журнала Time

Биография

Ранние годы

Родился 23 октября 1940 в Трес-Корасойнс в небольшом городке бразильского штата Минас-Жерайс в бедной семье. Футбол был одной из любимых забав юного Эдсона. Его отец Дондиньо, сам в прошлом футболист, стал первым учителем сына и передал ему некоторые секреты спортивного мастерства. В 7 лет Эдсон начал выступать за местную детскую команду, где отличался очень зрелищной и результативной игрой в атаке. Одно время команду тренировал бывший игрок сборной Бразилии Валдемар де Брито, что во многом предопределило дальнейшую судьбу Пеле. Наставник организовал ему просмотр в клубе «Сантос» (штат Сан-Паулу). И вскоре 15-летний Пеле вошёл в состав впоследствии всемирно известного клуба.

Профессиональная карьера

В сентябре 1956, то есть когда ему ещё не исполнилось и 16, впервые вышел на поле в официальном матче клуба (против «Коринтианса») — и забил гол. За все время выступлений за «Сантос» (1956—1974) 11 раз выигрывал титул чемпиона штата Сан-Паулу (и столько же раз становился лучшим бомбардиром турнира — самым результативным был 1958 год: 58 голов). 6 раз выигрывал Кубок Бразилии и дважды — Кубок Либертадорес и Межконтинентальный Кубок.

Чемпионские футболки Пеле и его фотография при исполнении удара в падении. Музей футбола в Монтевидео.

Дебют Пеле в национальной сборной — на ЧМ-1958 в Швеции — оказался столь же впечатляющим, как и первые выступления за «Сантос», хотя на соревнования он приехал, будучи не совсем здоров. В игре против сборной СССР новичок вышел в стартовом составе своей команды. В четвертьфинальном матче против Уэльса забил решающий гол. В полуфинальном поединке с командой Франции сделал хет-трик, а в финале провёл два мяча в ворота хозяев турнира. 17-летний Пеле получил единодушное признание со стороны специалистов, зрителей и соперников, — и стал самым молодым чемпионом в истории мировых первенств.

На чемпионатах мира 1962 и 1966 он не смог полностью проявить себя на поле из-за травм. Финальный турнир 1970 (четвёртый в спортивной биографии Пеле) стал триумфальным — лично для него, и для всей команды, состав которой на этом чемпионате многие эксперты считают сильнейшим за всю историю сборной Бразилии. Бразильские футболисты, в третий раз выигравшие приз Жюля Римэ, получили право навечно оставить его у себя, а Пеле после победы сборной в Мексике стал единственным в истории трижды чемпионом мира по футболу. Символично, что именно Пеле забил в Мексике сотый гол бразильской сборной за все время её участия в финальных турнирах чемпионатов мира. Сам он сыграл на этих турнирах 14 матчей и забил 12 голов. В общей сложности в выступлениях за сборную (92 матча) он провёл в ворота соперников 77 мячей — достижение, которое до сих пор остается непревзойденным. При этом он ни разу не выводил команду с капитанской повязкой.

Закончив выступления за «Сантос» и национальную сборную, в 1975 году Пеле подписал контракт с американским профессиональным клубом «Космос» (из Североамериканской футбольной лиги — NASL), что стало сенсацией в футбольном мире. Решение вернуться в большой спорт Пеле принял в связи с возникшими у него серьёзными денежными проблемами (из-за недобросовестных финансовых советников), а также из стремления способствовать росту популярности в США «этой прекрасной игры» — как он нередко называет футбол. Столь же серьёзные финансовые проблемы возникли у Пеле и в середине 1960-х: после банкротства он даже был вынужден принять помощь руководства клуба «Сантос» на кабальных условиях. Согласно заключенному тогда трёхлетнему контракту, один год Пеле должен был отыграть в команде совершенно бесплатно. Обе цели, поставленные до приезда в США, были успешно достигнуты. Подписав контракт с «Космосом», Пеле стал самым высокооплачиваемым на тот момент спортсменом в мире. А за время его выступлений в «Космосе» посещаемость матчей по «европейскому футболу» возросла там почти в 10 раз.

1 октября 1977 года Пеле, добавивший в свою обширную коллекцию высших наград и титулов звание чемпиона США, сыграл прощальный матч, в котором он по одному тайму сыграл за «Космос» и «Сантос», и завершил футбольную карьеру.

Я счастлив быть с вами в этот величайший момент моей жизни… Я верю, что любовь… — слезы показались на его глазах, — любовь самое важное, что есть в жизни. Если вы согласны со мной, повторите за мной это слово…

Мастерство

Секрет мастерства Пеле кроется в его феноменальных физических данных и огромном трудолюбии. Известно, что на пике своей спортивной карьеры он пробегал 100-метровую дистанцию меньше, чем за 11 секунд, тем самым совсем немного уступая показателям профессиональных легкоатлетов-спринтеров, и обладая не самым большим, по футбольным меркам, ростом (173 см) прыгал в высоту на 2 м. Проведенные в свое время специальные исследования показали также, что у Пеле очень широкий угол зрения: это позволяло ему быстро оценивать постоянно меняющуюся ситуацию на поле — и принимать оптимальное решение.

Необычайно одаренный от природы, Пеле, тем не менее, немало времени уделял отработке отдельных компонентов футбольной техники, благодаря чему он, к примеру, одинаково хорошо бил по мячу с обеих ног. Ещё одно несомненное его достоинство — великолепный дриблинг и обводка. Свойственная Пеле филигранная техника владения мячом сочеталась с большой скоростью передвижения, а многократно отработанные на тренировках приемы — с мастерской импровизацией.

Пеле отличало также голевое чутье, исключительная интуиция и тонкое понимание игры. Несмотря на высокое индивидуальное мастерство, Пеле всегда оставался приверженцем командной игры. «Без общих усилий победа в футболе невозможна, — говорит он. — Футбол — это команда, коллектив, а не один-два-три звёздных игрока». Пеле известен как «гроссмейстер» паса, его передачи партнерам были точны, своевременны — и нередко ставили в тупик соперников своей нестандартностью и неожиданностью.

По мнению экспертов, в технике Пеле не было слабых мест, его специфическая манера игры во многом изменила представление о возможностях и самой сути футбола. Многие «чудеса», которые он демонстрировал на поле, стали легендарными, а гол, забитый в 1961 году в ворота «Флуминенсе» на стадионе «Маракана», — после того, как Пеле на пути от собственной штрафной в одиночку обыграл всю команду соперника, — назвали «голом столетия» и увековечили, установив на «Маракане» памятный знак.

Пеле забил 1281 официально зарегистрированный гол (в 1363 матчах, сыгранных за «Сантос», «Космос» и национальную сборную). Самым результативным годом в его биографии стал 1959 — 126 голов. На счету лучшего в истории мирового футбола бомбардира 92 хет-трика, 30 матчей, где он забил по четыре мяча, и не менее 6 игр (футбольная статистика не всегда совершенна), в ходе которых Пеле провёл по пять голов. Ещё одно своеобразное достижение Король футбола установил в 1964 году, забив в одном матче 8 голов в ворота «Ботафаго».

Свой юбилейный — тысячный — гол Пеле провёл 19 ноября 1969 с пенальти в матче «Сантоса» против «Васко да Гама». Министерство связи Бразилии выпустило в связи с этим почтовую марку — единственную в мире, посвященную индивидуальному достижению отдельного футболиста. «Сантос» 19 ноября ежегодно отмечает, как «День Пеле».

Несмотря на исключительную результативность, титул «Короля голов» принадлежит не Пеле, а известному венгерскому футболисту Ференцу Пушкашу, забившему 512 мячей в 528 матчах национальных чемпионатов Венгрии и Испании в 1940—1960-е: общенациональные первенства Бразилии стали разыгрываться лишь в 1970, когда большая часть футбольной карьеры Пеле была уже позади. Однако несовершенство статистики позволяет претендовать на этот титул ещё нескольким футболистам. В самой Бразилии таковым признают Артура Фриденрайха, что ни в коей мере не умаляет достижений самого Пеле.

Популярность

Титулы

Сантос (официальные турниры)
Лига Паулиста (10): 1958, 1960, 1961, 1962, 1964, 1965, 1967, 1968, 1969, 1973[14]
Турнир Рио-Сан-Паулу (3): 1959, 1963, 1964[15]
Кубок Робертао (1): 1968
Кубок Бразилии (5): 1961, 1962, 1963, 1964, 1965
Кубок Либертадорес (2): 1962, 1963
Межконтинентальный Кубок (2): 1962, 1963
Суперкубок межконтинентальных чемпионов (1): 1968
Нью-Йорк Космос
Чемпион NASL: 1977

Сборная
Бразилия
Чемпионат мира:
Чемпион (3): 1958, 1962, 1970
Участник (4): 1958, 1962, 1966, 1970
Кубок Рока:
Победитель (2): 1957, 1963

Личные

В финальных стадиях чемпионатов мира по футболу Пеле забил 12 голов.
Он единственный трёхкратный чемпион мира в качестве действующего футболиста. В то же время, Пеле принимал участие лишь в двух финальных матчах (в 1962 году не играл в финале из-за травмы).
19 ноября 1969 года на стадионе «Маракана» Пеле с пенальти забил свой 1000-й гол.
За всю свою футбольную карьеру Пеле забил 1281 гол в 1363 играх.
90 раз Пеле забивал по три гола за игру, 30 раз — по четыре гола, 4 раза — по пять голов, один раз — 8 голов (21 сентября 1964 года, в ворота «Ботафого» из Рибейрао-Прето).
В 92 матчах за национальную сборную Бразилии Пеле забил 77 голов.
Футболист года в Южной Америке 1973 г.
Входит в список ФИФА 100
Занимает первое место в Списке величайших футболистов XX века по версии журнала World Soccer.
Спортсмен столетия по версии МОК: 1999
Игрок столетия по версии ФИФА

Периодически уходят в отставку в Бразилии скомпрометированные взятками высокие государственные чиновники или отправляются за решетку акулы частного бизнеса, запустившие лапы в общественные фонды или госбюджетные деньги. Не так давно один из президентов страны под угрозой импичмента, в связи с подозрениями насчет грубой профессиональной нечистоплотности, подал в отставку и был на долгий срок лишен конгрессом права участвовать в политической жизни или занимать любые государственные посты.

И все-таки казалось, что есть тут какая-то крайняя черта, за которую переступить невозможно... Есть святые имена, о которых в этой связи просто невозможно было бы упоминать. И вот, нате вам! Как говорится, получи, фашист, гранату!...

- "Фирма Пеле присвоила 700 тысяч долларов!"
- "Деньги ЮНИСЕФ через фирму Короля уплыли в налоговый рай на Карибских островах!"
- "Пеле - жертва или соучастник?!"
- "Король футбола вновь обманут недобросовестным партнером!"

Такими заголовками взорвались в ноябре 2001 года все бразильские газеты. Передаваемые в экстренных выпусках теленовостей сообщения о нечистоплотных махинациях фирм, связанных с именем Короля футбола, об исчезновении в частных банках громадных сумм, направленных на благотворительные цели, вызвали в стране шок.

Пеле – один из самых популярных людей ХХ века, человек, ставший гордостью Бразилии, ее символом, воплощением лучших качеств бразильца, вдруг оказался поражен подозрениями в... если говорить мягко, непорядочности... Дело в том, что еще в январе 1995 года ЮНИСЕФ ("Детский фонд ООН") выделил принадлежащей ему фирме "Пеле Спортс и Маркетинг" ("Pele Sports & Marketing Ltda") 700 тысяч долларов для проведения большой общественной акции в Буэнос-Айресе в пользу беспризорных детей. С тех пор прошло шесть лет, и ни оговоренного мероприятия, ни следа этих денег никто нигде никогда не видел. И только сейчас начинает рассеиваться туман недоверия, только сейчас появляются ответы на тяжелые вопросы, касающиеся морального облика этого человека. Но прежде чем расставить все точки над "i" в этой истории, необходимо вспомнить некоторые страницы биографии Пеле, точнее, Эдсона Арантеса до Насименто – бизнесмена.

Вообще-то ему всегда везло на хороших людей. С первых же шагов в городе Сантосе, куда в одноименный клуб его, шестнадцатилетнего парнишку, привез в 1956 году друг отца – уходивший в отставку футбольный ветеран Вальдемар де Брито, Пеле окружала атмосфера дружелюбия и сердечности. Старшие товарищи – Зито, Пепе, Васконселос, Пагао, Дель Веккио взяли шефство над "Газолиной" – таково было первое шутливое прозвище молодого Эдсона. По мере роста его славы росла и волна сначала популярности, потом любви, затем обожания... Многие молодые футболисты и в прежние времена, и сейчас захлебывались в таких волнах, заражались "звездной болезнью". Но Пеле выдержал испытание славой. Может быть потому, что перед глазами у него был пример звездных ветеранов "Сантоса", обладателей самых высоких футбольных титулов, которые всегда весело, иронично, шутливо общались с торсидой и поклонницами, не захлебывались в фимиаме обожания и раздавали автографы легко и непринужденно, не делая из этого культа.

После 1959 года, благодаря своим феноменальным успехам на футбольном поле, этот двадцатилетний парень начал зарабатывать уже до ста тысяч долларов в год. Сумма смехотворно маленькая, если сравнивать ее с сегодняшними гонорарами футбольных звезд, но вполне весомая в те далекие времена. Встал вопрос о том, куда девать эти деньги? Друзья подсказали: "Их надо вкладывать! Деньги должны делать деньги!".

Зито, взявший на себя роль опекуна Пеле с первых же дней его пребывания в "Сантосе", посоветовал начинающему бизнесмену имя своего компаньона по бизнесу испанца Хосе Гонсалеса Осориса, которого за необъятный живот добродушно прозвали "Пепе-Гордо" ("Пепе-Толстяк").

Толстяк, как и положено людям такой комплекции, показался щедрым и добродушным. Пеле даже переехал из пансионата в его дом. А поскольку беспрерывные футбольные заботы: матчи, тренировки, постоянные разъезды – не позволяли Пеле вплотную заняться бизнесом, он с легким сердцем и даже со вздохом облегчения подписал доверенность, дававшую Пепе-Гордо право полностью и бесконтрольно распоряжаться его сбережениями.

Начиная с того момента, Толстяк с постоянной улыбкой на устах от имени своего доверителя снимал с его банковского счета деньги или, наоборот, вносил их на счет Пеле, подписывал чеки, оплачивал векселя, заключал контракты на рекламу.

Поначалу казалось, что дело идет к процветанию. Первым объектом капиталовложений Пеле, которые должны были, как уверял Пепе-Гордо, принести ему сказочные прибыли, стал большой магазин хозяйственных товаров и сантехники "Санитария Сантиста". Вскоре операции расширились: компаньоны приступили к строительству небольших, по десятку квартир, домов, которые затем должны были сдаваться в аренду. Для руководства этим строительством была открыта еще одна фирма – "Инкорпорадора Нетуно" ("Incorporadora Netuno"), руководство которой тоже фактически оказалось в руках Толстяка.

Через некоторое время, однако, вдруг выяснилось, что банковские счета Пеле пусты, а долги его достигли весьма впечатляющих размеров. С большим опозданием начинающий предприниматель Эдсон Арантес до Насименто понял, что добродушие Пепе-Гордо, увы, не подкреплено деловой хваткой. Стройматериалы для возводимых домов приобретались у сомнительных фирм. Одни из них поставляли некачественный товар, другие, взяв аванс, закрывались и исчезали. Выбор участков, на которых строились дома, оказался неудачным: никто не хотел там поселяться.

Неоплаченных счетов накопилась гора, кредиторы принялись атаковать компаньонов. Выяснилось, что беды эти накапливались уже давно, но бестолковый Пепе-Гордо замалчивал их, надеясь, что когда настанет критический час, Пеле сможет "что-то придумать".
Мало того, что в сфере бизнеса компаньон Короля оказался никудышным. Приведя совместное предприятие к краю пропасти, он все еще упрямился, кричал, что готов "наладить дело". При этом пытался командовать Пеле, в частности, весьма категорически воспротивился его браку с Розе-Мери, а когда свадьба все-таки состоялась, Толстяк, не спросив разрешения у новобрачных, продал права на трансляцию свадебной церемонии одной из телестанций.

Короче говоря, Пеле очутился по уши в долгах. Ведь именно он оказался единственным вкладчиком этого комплекса, объединявшего шесть небольших фирм. Потому что Зито за полгода до катастрофы распрощался с Пепе-Гордо и переключился на иные сферы, а сам Пепе, не вложив в "дело" ни цента, принес в общую копилку только свой "талант" менеджера.

Так прославленный футбольный "бикампеон" вдруг неожиданно почувствовал себя неудачливым бизнесменом-банкротом. Никаких сбережений у него уже не было, и даже если бы он продал все свое имущество, акции других предприятий, которые к тому времени заимел, имущество и квартиру родителей и приобретенный недавно в окрестностях Сантоса дом, вырученных средств не хватило бы, чтобы расплатиться с кредиторами. Причем с точки зрения закона Пепе-Гордо был чист: он не воровал, не обманывал Пеле, не наживался за его счет. Он просто-напросто оказался никудышным дельцом. В декабре 1965 года Пеле порвал все связи со своим компаньоном, заявив, что отныне и впредь он будет в своих деловых связях "держать ухо востро".

Горечь этой неудачи слегка скрашивало сознание того, что заканчивавшийся 1965 год оказался провальным только для молодого предпринимателя Эдсона Арантеса до Насименто. А для футболиста Пеле он оказался весьма успешным: сыграв в том году 74 матча, он забил в них 105 голов! Кстати, два из них читатели старшего поколения могли видеть собственными глазами, когда 4 июля 1965 года в Лужниках сборная Бразилии обыграла сборную СССР со счетом 3:0…

Пеле рос в футбольной семье. Подростком зарабатывал деньги починкой обуви. Его отцом был Дондиньо (полное имя Жоан Рамос ду Насименто), который сам зарабатывал на хлеб футболом (играя за «Флуминенсе» на позиции центрфорварда), пока не получил тяжелую травму, поставившую крест на его карьере. Поэтому родителей будущей суперзвезды обуревали смешанные чувства, когда их сын решил пойти той же дорогой: с одной стороны, хотелось, чтобы он вырвался из нищеты, с другой — они опасались, что его постигнет та же участь, что и Дондиньо. Был другой человек, которого тоже можно в некотором роде считать «отцом» Пеле. Валдемару ду Бриту, одному из ведущих бразильских футболистов довоенного времени, участнику чемпионата мира 1938 года, принадлежит честь быть первооткрывателем таланта Пеле. Он заметил талант подростка, когда тот выступал за «Америкинью» — юношескую команду клуба «Америка». Валдемар в то время был менеджером «Бауру», клуба, выступавшего в чемпионате штата Сан-Паулу. В 1954 году он привел его туда, а затем сосватал его в «Сантос», где Пеле дебютировал 7 сентября 1956 года, заменив в матче с «Ко-ринтиансом» центрфорварда Дель Веккьо. Он забил один из голов своей команды, шестой по счету (матч закончился 7:1). Вратарь по фамилии Сулуар получил известность как первый вратарь, пропустивший гол от Пеле.

Его талант настолько бросался в глаза, что прошло совсем немного времени, и он уже выступал за сборную Бразилии. Впервые он облачился в ее форму 7 июля 1957 года в игре с Аргентиной. Пеле не было еще и семнадцати. В сборную его впервые позвал тренер Силвио Пирило, уступивший затем место ставшему впоследствии более знаменитым Висенте Феоле. По поводу его прозвища. Установить достоверно, кто ее ему дал и что она означает, уже вряд ли возможно. В португальском языке оно созвучно слову «кожа», хотя, возможно, корни у этого слова арабские (в детстве Пеле приходилось общаться с эмигрантами из Сирии и Ливана).

Случалось быть и вратарем

Огромная популярность Пеле во всем мире приводила порой к нестандартным ситуациям. В конце 60-х годов из-за визита Пеле и «Сантоса» в Нигерию в этой стране была приостановлена гражданская война. Представители обеих враждующих сторон мирно соседствовали на трибунах во время матчей. На стадионе в Лиме, столице Перу, после матча с его участием была высечена надпись: «Здесь играл Пеле».

В 1967 году во время товарищеского матча Колумбия — Бразилия судья удалил с поля Пеле (это был вообще единственный за карьеру «Короля футбола» случай, когда ему указали в направлении раздевалки), после чего в знак протеста покинули поле и его партнеры. И тут тоже в дело вмешались болельщики. Такого, наверное, никогда нигде больше не случалось: фанаты принялись оглушительно освистывать арбитра, который, казалось бы, идеально угодил им, лишив соперника самого опасного футболиста. Но зрители пришли на трибуну в первую очередь для того, чтобы увидеть именно Пеле. Пришлось судье учесть их мнение и попросить Пеле вернуться. Игра была возобновлена.

На рубеже 2001 и 2002 годов Пеле побывал в Сингапуре, где кто-то из футбольных болельщиков спросил его, поддержал бы он проект по своему клонированию, если бы таковой вдруг возник. «Тело ученые могут клонировать. А как быть с сознанием, с душой?» — ответил «Король футбола».

Это прозвище — «Король футбола» закрепилось за ним, кстати, в 1961 году. Так его впервые окрестила пресса Франции во время турне «Сантоса» по этой стране. Пеле установил за карьеру множество разных бомбардирских достижений. В 1959 году установил рекорд, забив за сезон 126 голов. 21 ноября 1964 года провел свой самый результативный гол за карьеру, забив 8 мячей «Ботафого». Вместе с тем он несколько раз пробовал себя и как голкипер, вставая в ворота «Сантоса». Самый известный случай произошел 19 января 1964 года в полуфинальном матче Кубка Бразилии. За пять минут до конца был удален вратарь «Сантоса» Жилмар. Пеле, который перед этим забил три мяча, надел перчатки и совершил два прекрасных сэйва, обеспечив своей команде выход в финал. Больше всего неприятностей на национальном уровне Пеле доставлял «Коринтиансу». На протяжении 10 сезонов подряд (1958-1967) этот клуб не смог выиграть у «Сантоса» ни одного матча. А Пеле всего раз в этих играх ушел с поля без гола! Редкая серия прервалась только 6 марта 1968 года, когда «Коринтианс» наконец победил 2:0.

18 июля 1971 года 200 тысяч людей, собравшихся на «Маракане», проводили Пеле из сборной. Он вручил футболку с 10-м номером 10-летнему мальчику. 3 октября 1974-го он провел последний матч в составе «Сантоса» против «Понте - Преты». При счете 2:0, когда прошла 21 -я минута с начала игры, Пеле неожиданно взял в центральном круге мяч в руки. Толпа на трибунах на несколько секунд притихла, а затем осознала, что этим жестом Пеле сигнализирует свое прощание. Матч прервался, и все высыпали на поле.

Тысячный гол

Пеле называют часто «человеком тысячи голов». Это не совсем так, голов на его счету 1279. Даже если учесть, что почти половину из них он забил в товарищеских матчах, которых «Сантос», а потом и «Космос» проводили в большом количестве, все равно цифра впечатляющая.
Есть еще несколько игроков, число голов которых достигло четырехзначных чисел. Но Пеле — единственный в мире футболист, чей 1000-й гол стал поводом для общенационального праздника. По этому поводу даже выпустили миллионным тиражом специальную марку.

Юбилейный гол Пеле сочли таким важным событием, что к нему стали готовиться... еще за год до того, как оно свершилось. У статистиков были разночтения относительно суммы голов, и Пеле сам обратился к ним с просьбой прийти к единому мнению, чтобы не забивать 1000-й гол дважды. Статистики свое дело выполнили, но тут дело застопорилось у самого снайпера. Он вдруг резко замедлил темп приближения к заветной «тысяче». Первоначально ему наметили «график», согласно которому он должен был уложиться к 1 ноября 1969 года. Но Пеле «план» не выполнил и набрал к этой дате только 996 мячей. Теперь за каждым матчем «Сантоса» Бразилия следила затаив дыхание. Надо сказать, что ни один из соперников не желал, чтобы тысячный гол был забит именно в его ворота, и делал все возможное для его предотвращения. Итак, 5 ноября Пеле забивает 997-й. 9 ноября «Сантос» играет вничью с «Сан-Паулу» — 1:1, Пеле уходит ни с чем. 15-го у «Сантоса» легкий соперник — «Ботафого» из Жоан-Песао. Ему вполне по силам сделать хет-трик. И Пеле забивает два гола, но затем неожиданно... встает в ворота своей команды, меняя травмированного вратаря и «обламывая» заведенную публику. Таким образом, остался один-единственный гол. Уже на следующий день, 16-го, «Сантос» встречается с «Баией» (Сальвадор). Пеле торжественно объявляет, что обязательно забьет. Но «Баия» в полном составе скапливается в своей штрафной и рушит планы.

Празднования отодвигаются еще на три дня. 19 ноября в Рио «Сантоса» поджидает «Васку да Гама». Во втором тайме, при счете 1:0 в пользу «Васку», защитник Рене, прерывая передачу, адресованную Пеле, забивает мяч в свои ворота. Матч катится к концу. За 13 минут в ворота «Васку» назначается пенальти. Пеле не собирается подходить к отметке, но публика скандирует его имя. Пеле меняет свое решение — и посылает мяч в сетку. Историческое событие наконец свершилось!

Юбиляр вытаскивает мяч из сетки и неистово его целует. Матч прерывается, на поле выскакивают фотокорреспонденты, Пеле на руках игроков обеих команд совершает круг почета. Церемония завершается вручением ему специальной грамоты от ФИФА.

Красиво пришел и красиво уходил

Пеле не только красиво пришел в футбол, но и красиво уходил. Уходил поэтапно, три раза. И всегда — вовремя. Он тонко чувствовал момент, когда надо было уйти. В 1970-м он в четвертый раз выступил на чемпионате мира, вернул Бразилии «Золотую богиню» (она перешла ей на вечное хранение), а уже через год, хотя ему было всего 30 лет, решил уйти из сборной. За «Сантос» он продолжал выступать до 1974-го. В тот год проводилось мировое первенство в Германии. Пеле достаточно было только слово сказать, и Загалло тут же включил бы его в заявку. Но он поехал на мундиаль только как телекомментатор.
Вокруг вопроса, почему «Король футбола» пренебрег возможностью сыграть на своем пятом чемпионате мира, ходило много домыслов. Совсем недавно, по прошествии четверти века, Пеле наконец высказался по этому поводу: этот отказ-де был своеобразным протестом в адрес военного правительства Бразилии. Честно говоря, в искренность его слов не очень верится. Более вероятно другое: у Пеле еще в 1966 году сложилась аллергия на чемпионаты мира, проводимые в Европе. Весь ход истории говорит о том, насколько важно, на чьей именно территории проводится первенство. В Америке королями себя чувствуют латины, в Европе — европейцы.

Пеле нещадно били по ногам в Англии в 1966-м, и еще большей агрессии по отношению к себе он ожидал в 1974-м. Да дело и не только в грубости защитников. Весь футбол за первую половину 70-х годов сделал колоссальный шаг вперед. В Германии играли уже в совершенно иную игру, чем всего четырьмя годами ранее в Мексике. Расцвел буйным цветом тотальный футбол. Появился новый король — Йохан Кройф. Пеле всегда был разумным человеком. Его время прошло, ион это почувствовал. Поэтому отказался и правильно сделал.

Полет в «Космос»

Итак, в 1974 году Пеле оставил футбол. Оставил, как он сам полагал, окончательно, намереваясь посвятить себя бизнесу. Но через год принял предложение американского «Космоса». Отказаться от контракта в 7 миллионов долларов за три года выступлений было трудно, хотя Пеле и утверждал, что его возвращение никак не связано с деньгами и что им будто бы двигало исключительно желание помочь становлению футбола в США. (Интересно провести такое сравнение: отец Пеле —Дондиньо — получал, будучи футболистом, жалованье четыре с половиной доллара в неделю. За три года у него набежало бы около 700 долларов — в 10 000 раз меньше, чем у сына!)

Пеле и здесь понимал, что ничего не теряет. Своей репутации, своей легенде он никак повредить не мог. Просто потому, что не настоящим был футбол, который затеяли у себя богатые янки, а скорее театрально-развлекательным. Это было шоу престарелых футбольных знаменитостей, за которое очень недурно платили. Третий и теперь уже последний прощальный матч Пеле был сыгран в Нью-Йорке 1 октября 1977 года. Все 75 646 билетов на стадион «Джайнтс», несмотря на проливной дождь, были раскуплены. Встречались две команды, в которых «Король футбола» провел всю свою карьеру — «Космос» и «Сантос». Сам он по тайму сыграл за ту и другую. На 43-й минуте он отличился, играя за «Космос», который в итоге и победил 2:1.

«Когда я пришел сюда, я хотел посадить дерево. Теперь я его посадил, но для того, чтобы оно проросло, потребуется еще немало усилий», — сказал Пеле на прощание американцам. Как мы теперь знаем, дерево это тогда не проросло. NASL — лига, в которой он играл, — постепенно скатывалась к банкротству и в середине 80-х приказала долго жить. Реанимировать профессиональный футбол в США взялись только в середине 90-х годов.

Пеле и Гарринча: грустная противоположность

Пеле, как истинному таланту, удается все, за что бы он ни взялся. Он сочиняет и поет собственные песни — сентиментальные и не лишенные вкуса. У него неплохой слух и свойственное любому бразильцу чувство ритма. Он внес посильный вклад в повышение морального духа своей сборной перед чемпионатом мира-2002, записав в студии хит собственного сочинения, который назывался «В борьбе за пятый» (Кубок мира).
Неоднократно «Король футбола» пробовал себя в роли киноактера. Он играл предводителя заключенных фашистского концлагеря, которые провели футбольный матч со своими надзирателями. Играл сам себя (только не под своим именем, а под именем... Сантос).

Довольно плодотворно Пеле поработал на государственной службе в качестве министра спорта Бразилии. Сформулированный им закон о реформах в национальном футболе был одобрен парламентом. Наконец, Пеле не преминул возможностью извлечь деньги из своего имени. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Судьба двух одинаково популярных футбольных звезд, игравших бок о бок в течение многих лет, может сложиться совершенно по-разному, когда они завершают карьеру. Взять Беккенбауэра и Мюллера. Первый вырос в одну из самых влиятельных в футбольном мире фигур. Второй спился и окончательно скатился бы на дно, не подставь ему вовремя плечо тот же Беккенбауэр.
Другим примером такого противопоставления является пара Пеле — Гарринча. Только в их случае все произошло более трагично. Гарринча умер в нищете в 49-летнем возрасте — может быть, как раз потому, что у него не нашлось такого друга, как Беккенбауэр. Пеле мог бы им стать — но не стал. У него для Гарринчи не нашлось времени. И за это, кстати, на него бразильцы в обиде.

Репутация под угрозой

В конце ноября 2001 года Пеле оказался в непростой ситуации: на карту была поставлена его репутация честного бизнесмена и гордости всей нации. Средства массовой информации Бразилии распространили сообщение о том, что «Король футбола» будто бы присвоил в 1995 году 700 тысяч долларов, перечисленных фондом ЮНИСЕФ на счет возглавляемой им компании Pele Sports&Marketing. Деньги выделялись на проведение благотворительного матча в Аргентине, который так и не был организован. И по обратному адресу также не вернулись. Поскольку ЮНИСЕФ — международная организация, целью которой является помощь обездоленным детям, выходило, что богатенький Пеле беззастенчиво обворовал малолетних сирот и беспризорников по всему миру. И в самом деле некрасиво.
Когда скандал получил широкую огласку, трехкратному чемпиону мира пришлось признать, что факт исчезновения денег действительно имел место. Но тут же поспешил заявить о своей невиновности: «Неужели вы не знаете о моем трогательном отношении к детям? Неужели сама мысль о злом умысле с моей стороны могла прийти вам в голову? Десятки раз за свою жизнь мне доводилось сотрудничать с ЮНИСЕФ, и, как мне кажется, этого достаточно для создания доверительных отношений».

Так-то оно так, замечает на это бразильская пресса, но коль скоро для Пеле исчезновение этой довольно значительной суммы — полное откровение, то ведает ли он вообще, что творится в его компании?
«Король футбола» объявил о начале расследования данного конфуза, и подозревается в мошенничестве Элио Вианна, его бывший друг и советник, занимавший директорский пост в компании на протяжении 20 лет, с которым Пеле с некоторых пор разорвал отношения. Однажды напарник взял втихаря из кассы 100 тысяч зеленых, и Пеле, узнав об этом, потерял доверие к нему. Сам Вианна, в свою очередь, утверждает, что именно он передавал Пеле деньги от ЮНИСЕФ, а шеф потратил их на покупку для «Сантоса» полузащитника Джованни (позже перешедшего в «Барселону», а оттуда — в греческий «Олимпиакос»).
В качестве жеста доброй воли Пеле заявил о готовности перечислить ЮНИСЕФ 700 тысяч, не дожидаясь итогов расследования: «Затронута моя репутация, за которую я всегда готов бороться». «Его Величество спешит снять навет, — прокомментировал Jornal do Brazil. — Иначе 170 миллионов бразильцев охватит депрессия».

Головоломка с футболками

Оживленная дискуссия развернулась в феврале 2002 года вокруг формы, в которой Пеле играл в финале чемпионата мира 1970 года с Италией. Началось с объявления о том, что его футболка с этого матча — безусловно, одна из важнейших реликвий в истории футбола — будет продаваться на известном британском аукционе Кристи 27 марта со стартовой ценой от 30 до 50 тысяч фунтов. Сообщение это поступило всего через месяц после признания одного из руководителей бразильского «Ботафого» Марсело Широла в том, что именно он хранит у себя данный артефакт с проставленными на нем автографами всех 22 «тетракампеонов» и что он перешел к нему в наследство от отца Адмилдо Широла, входившего в 1970 году в технический штат сборной. В Англии могли не знать о признании Широла, но новость, связанная с аукционом Кристи, сразу озадачила бразильцев: если Широл говорит правду (в чем было мало сомнений), то кто же тот шутник или фальсификатор, который захотел столь сомнительным образом нажиться на имени Пеле? Газета «О Globo» провела свое расследование. Выяснилось, что желтую футболку с остатками налепленной на нее травы отдал на аукцион Роберто Розато — итальянский футболист, участвовавший в том финальном поединке в Мехико.
Марио Загалло, тренер трикампеонов, подверг сомнению, что футболка могла оказаться у Розато: «Пеле играл в финале в двух футболках. Ту, в которой он провел первый тайм, себе на память взял я. А та, в которой он провел второй, действительно досталась Широлу». Загалло добавил при этом одну подробность: на двух этих майках нашиты разные лейблы. 60-летний Розато живет сейчас в поселке Пино Торинезе в пяти километрах от Турина. Карьеру игрока он начинал в «Торино», а лучшие годы — с середины 60-х по начало 70-х — провел в «Милане». На первых порах комментариев от него не поступало. В тот момент он восстанавливался от операции по удалению опухоли, только что ему сделанной.
А вот его супруга Анна поклялась, что футболка, принадлежащая мужу, настоящая и что у нее есть фотографии, подтверждающие это. Лучше всех рассудить запутанную историю мог бы сам Пеле. Но он, увы, не внес ясности: «Все, что я помню о моменте, последовавшем за финальным свистком, — это бушующую толпу, которая подхватила меня на плечи». Не вносила ясности и видеозапись: одновременно с финальным свистком на поле ломанулись горячие мексиканские инчас, которые взяли победителей в плотное кольцо. Тут же оператор показал общий план стадиона «Ацтека», а когда навел фокус на Пеле, тот уже был с голым торсом взгроможден на плечи десятков болельщиков, которые нацепляли ему на голову громадное сомбреро.
После свидетельств Загалло и Широла-сына на Розато готовы были уже навесить клеймо мошенника. Но вот что рассказал он сам, выйдя из больницы: «На поле возникла грандиозная суматоха. Толкаясь и работая локтями, я приблизился к Пеле и попросил его обменяться майками. Он снял свою с себя, и я тут же засунул ее себе в трусы. Я понимал, что, если так не сделаю, у меня ее просто вырвут из рук. Матч был проигран, но драгоценная футболка выиграна. Я хранил ее 31 год, не стирая и не разглаживая. Так она и лежала все это время, мятая и грязная». Служители аукциона Кристи уведомили общественность, что, несмотря на раздутую шумиху, нисколько не сомневаются в подлинности артефакта Розато и не собираются снимать его с лота.

Итак, футболок было две, а каждый из трех обладателей поведал очень правдоподобную и заслуживающую уважения историю. Где же разгадка парадокса? Она оказалась очень простой. Просмотрев еще раз видеозапись постфинальных торжеств, журналисты обратили внимание, что в момент награждения Пеле снова был в футболке. Это, несомненно, и была третья, недостающая — та самая, что потом попала в семейный музей Широлов. Она, в отличие от первых двух, чистенькая, неиграная. Почему Розато решил вдруг расстаться со своей ценной реликвией? «Дело вовсе не в материальных трудностях, — говорит донна Анна, которая выполняет функции заправского пресс-атташе при своем муже. — У нас три сына, и разделить между ними футболку Пеле невозможно. Идея продать ее с аукциона принадлежит мне. Я горжусь, что именно Роберто удалось завоевать этот приз. Мы заранее знали, что бразильцы выиграют — противостоять им было бессмысленно. Так что оставалось только довольствоваться предметами, обреченными стать исторической ценностью. Мой муж, вымотанный после тяжелого матча, воевал за майку с десятками темпераментных болельщиков и вышел победителем. Он всегда был отличным бойцом, сильным и решительным человеком. Он мечтал получить ее себе».
Ажиотаж еще больше набавил цену на раритет, и Пеле (пусть и косвенным образом) установил еще один рекорд в придачу к тем, которыми пестрит его спортивная биография. Футболка была куплена за гораздо большую сумму, нежели предполагалось, — 157 750 фунтов (225 тысяч долларов).
Покупка была сделана по телефону, и покупатель не пожелал оглашать свое имя. Он перекрыл почти вдвое прежний рекорд, равный 91 750 фунтам. За такие деньги пошла с молотка в сентябре 1990 года футболка Джеффри Херста — та самая, в которой он сделал знаменитый хет-трик в финале ЧМ-66. Тогда тоже ожидания были превзойдены многократно: выручить за майку аукционеры надеялись максимум 30 тысяч.

Юношеские шалости

В конце 90-х годов Пеле признался колумбийскому еженедельнику «Нуэво эстадио», что первый интимный опыт в его жизни был однополым. Правда, оговорил, что на том весь его гомосексуализм и закончился: «Человек, с которым мы занимались любовью, был намного старше меня, в то время 14-летнего парня. В Бразилии не считается ненормальным, когда 13-, 14-, 15-летние пацаны занимаются сексом. Большинство делают это с девушками, ну а кто-то и с парнями. В принципе и к этому относятся терпимо, тем более что во многих случаях такие контакты не определяют ориентацию на всю последующую жизнь, а носят случайный, преходящий характер. Так было и со мной. Получив «путевку в жизнь», я более не возвращался к такого рода связям. Мне, повторяю, было всего 14, я был молод и несмышлен. Когда я пришел в «Сантос», увидел, что чуть ли не все игроки клуба трахаются с одним и тем же геем. Я просто попал в общую струю». Пеле не указал никакой конкретики относительно личности своего первого сексуального партнера. Каково же было его удивление и смущение, когда по прошествии небольшого времени он прочитал со страниц английской «Дейли мэйл» свое «признание» в интимной связи с... тренером юношеской команды «Сантоса»! Оказалось, появление этой газетной «утки» не обошлось без участия другого футбольного гения — Диего Марадоны.

Журналист Харри Харрис, написавший книгу «Пеле: его жизнь и времена», рассказывает об этом инциденте следующее: «В то время как в самой Англии появлением этой заметки на первой полосе «Дейли мэйл» дело и ограничилось, дальнейшего распространения сплетня не получила, южноамериканские газеты с радостью подхватили ее и печатали громадными шапками. «Король футбола» долго и тяжело думал, как ответить, и пришел к выводу, что наиболее достойный выход разрешения ситуации — игнорировать ее. Центральную роль в этих инсинуациях принадлежала Марадоне. Пеле не желал вступать с ним в конфронтацию. Он был серьезно вовлечен в кампанию по борьбе с наркотиками, а Марадона был явно больным человеком. Пеле чувствовал, что затевать разборки — не лучший вариант, потому что никто уже не воспринимал Марадону серьезно. Для меня не вызывало сомнений, что серия постыдных заявлений Марадоны — а то, что касалось секса, было лишь одним из многих — являлась следствием зависти, и только. Марадона очень завидовал Пеле, особенно после того, как бывший президент Аргентины Карлос Менем пригласил бразильца как особого гостя, потому что Пеле — его любимый игрок. Марадону взбесило, что в его же родной стране Пеле поставили выше его.
Селсо Греллет, менеджер «Короля футбола», выразил мне однажды свое крайнее удивление в связи с чередой звонков от журналистов, которые просили прокомментировать заявления Марадоны о гомосексуализме Пеле. То, что сказал Марадона, не являлось правдой».
Пеле очень уважает Марадону как игрока, но надеялся, что пресса не воспримет всерьез слова больного человека. С его стороны было очень легко произнести какую-нибудь ответную колкость, но Пеле не сделал этого. Мало ли что Марадона обо всех болтает!»

Пять законных детей и двое внебрачных

В 16 лет юный Пеле уже всецело перешел на девушек. Именно в этом возрасте он в первый раз распробовал «вкус» противоположного пола. Живейшее впечатление на него произвели шведские девушки во время поездки на чемпионат мира 1958 года: «Все они были с такими светлыми волосами, какие я видел только у кукол в магазинах! Но и они тоже смотрели на меня как на какое-то чудо природы. Подходили ко мне, чтобы поговорить, попросить автограф, а иногда и потрогать мои руки и лицо. Он и не скрывали своего удивления. Им казался странным цвет моей кожи. По этому поводу товарищи по команде подтрунивали: «Скажи им, Пеле, такой цвет никакой дождь не смоет!» Или: «Не бойтесь, девушка, он не линяет!» Или: «Его даже в ванне не отмыть!» Одна девушка запомнилась мне больше других, звали ее Лена, и было ей столько же, сколько и мне — 17. Она приходила ко мне в гостиницу, и мы, взявшись за руки, счастливые, испытывая трепетное волнение, шли гулять. Когда мы улетали, она плакала, и я казался самому себе взрослым, потому что такая красивая девушка плакала из-за того, что я ее покидал». За свою жизнь Пеле был женат дважды. От первой супруги Роземери у него трое детей, среди которых Эдиньо, подвизавшийся в качестве вратаря в «Сантосе». Не забывал «Король футбола» заводить и внебрачных детей. Их у него как минимум двое. Не далее как в 2002 году Пеле признал своей дочерью некую Флавию Кристину Курц де Карвальо. Ей 33 года, и она — плод одного из скоротечных романов «Короля футбола» в 1968 году.

Вторая женщина, по имени Сандра Режина Машадо, претендующая на такую же честь, уверяет, что родилась от связи Пеле с ее матерью-домработницей в 1961 году, и даже раздобыла справку, согласно которой ее ДНК-код совпадает с ДНК-кодом Пеле. Тем не менее ее своим ребенком бразилец не признает. Как-то, желая покончить с проблемой нежелательных беременностей радикальным образом, Пеле решился на операцию — сделал себе резекцию семявыводящих протоков, после которой естественным способом детей зачать уже не мог. Потом, когда женился на своей нынешней супруге Ассирии, пожалел о таком шаге. Чете захотелось иметь детей, и пришлось заводить их лабораторным путем. Так появились на свет двойняшки — Селесте и Джошуа.

Флагман борьбы с импотенцией

Долгое время увлечением Пеле в рекламном бизнесе был кофе собственного имени. Кстати, далеко не лучший, как говорят гурманы, по вкусовым качествам (хотя слоган и гласил, что «все лучшее в Бразилии, да и в мире, называется Пеле»).
Ас 2001 года Пеле стал рекламировать пилюли, повышающие мужскую потенцию. Теперь он усиленно зазывает всех, кто испытывает проблемы по этой части, пользоваться «Виагрой» — препаратом, созданным фирмой «Пфайзер».
«Если бы я был импотентом, — вещает "Король футбола", — я бы без колебаний обсуждал это с доктором. Но многие люди, я знаю, стесняются это делать, стыдясь своей дисфункции. Надеюсь, мое личное участие в этой кампании поможет им на пути к решению проблемы».
Акции устроены на телевидении, в прессе и даже на «Маракане». Поданным «Пфайзера», импотенцией в мире страдают около 140 миллионов людей. 15 миллионов из них уже пользуются «Виагрой». С помощью Пеле компания надеется обратить в «свою веру» остальных.

В связи с этой темой любопытно вспомнить, что в свое время, замыслив разрушить имидж Пеле, его политические враги планировали выставить его перед публикой именно импотентом. Речь идет о Клебере Лейте, магнате (или, как говорят в Бразилии, картоле), впервые перебежавшем дорогу «Королю футбола» в начале 90-х годов. Маркетинговая компания Пеле претендовала на покупку прав трансляции матчей бразильского чемпионата, но федерация, возглавляемая Рикардо Тейшейрой, запросила у него взятку в миллион долларов. Пеле отказался платить. Более того, сделал эту попытку жульничества со стороны Тейшейры достоянием гласности, за что попал в немилость к всемогущему Жоао Авеланжу, тестю Тейшейры. Авеланж, как известно, сделал ряд недостойных наездов на Пеле, запретив ему присутствовать на жеребьевке ЧМ-94. Клебер Лейте оказался тогда тем человеком, который через принадлежащую ему Traffic Company купил права на трансляции. Он не погнушался пойти на сделку с Тейшейрой и постепенно стал в компании высокопоставленных махинаторов «своим в доску», заручившись рекомендацией Авеланжа при выборах на пост президента «Фламенго».
Получив желаемый пост, Клебер Лейте стал спустя несколько лет одной из главных сил, тормозящих усилия Пеле, назначенного министром спорта Бразилии, по оздоровлению ситуации в национальном футболе. Тогда-то в кругу своих приспешников Лейте и предложил план дискредитации Пеле. План состоял в следующем: «Король футбола» приглашается на популярную воскресную теле передачу. Туда же приглашается и подкупленная проститутка, которая во всеуслышанье заявляет о том, что Пеле — импотент.
Эти речи каким-то образом были записаны на пленку и выплыли наружу, благодаря чему коварный план был сорван. На магнитозаписи один из собеседников задал Лейте вопрос: стоит ли так делать, как он задумал? «Конечно, если нужно уничтожить чью-то репутацию, все средства хороши, — последовал ответ. — Если блядежка скажет с экрана, что Клебер — импотент, она только разозлит меня, но не более: все об этом тотчас забудут. А если она скажет, что импотент — Пеле? Да это будет главная новость для всего мира!»
Трудно сказать, в какой степени повлиял тот случай на новый выбор Пеле, но не исключено, что с помощью «Виагры» «Король» решил подстраховаться от возможных атак таких вот клеберов...

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий