регистрация / вход

Человек в мире культуры

Содержание. Введение стр.2 Роль культуры в социализации индивида. Инкультуризация и её проблемы стр. 3

Содержание.

1. Введение______________________________________ стр.2

2. Роль культуры в социализации индивида.

Инкультуризация и её проблемы __________________ стр. 3

3. Личность как ценность и ценностный мир личности __стр. 8

4. Человеческая телесность и культура _______________ стр. 13

5. Литература ____________________________________ стр. 17

1. Введение

Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего, тем, что современная техногенная цивилизация значительно усилила кризисные явления в области культуры, обострила историческое противостояние и противоборство в этой сфере. Многими мыслителями XX века отмечается, что в обществе наблюдаются тенденции деградации культуры: распространение антиценностей, потеря нравственных ориентиров и идеалов, дегуманизация практически всего спектра жизнедеятельности человека. Все очевиднее отчуждение человека от традиций, идеалов, норм и ценностей, на основе которых может формироваться и самоформироваться культурная личность. Явление, распространившееся во всем обществе, глубже всего поразило молодежную субкультуру, которая быстро трансформируется в антикультуру, что приводит к увеличению социальной напряженности, создает предпосылки для возникновения и эскалации насилия, разрушения, конфронтации, как в среде молодежи, так и между поколениями. Подобная ситуация свидетельствует о том, что на процесс формирования человека все более заметное влияние оказывают полярные по отношению к гуманистическим ценностям и культуре явления.

В связи с этим возрастает актуальность концептуально-теоретического анализа истоков, процессов, механизмов, сущности, существования культуры и антикультуры и их роли в социализации личности. Понятию «культура» в культурологической литературе уделено большое внимание: оно достаточно подробно и глубоко разработано в гносеологическом и в онтологическом отношениях.

Противоречивость современных цивилизационных процессов, которым, с одной стороны, свойственна дегуманизация, а, с другой стороны, - повышение роли субъектного потенциала человека, актуализирует значение анализа социализации личности, где в настоящее время представлены разнообразные концепции, подходы и модели этого процесса.

2. Роль культуры в социализации индивида. Инкультуризация и её проблемы.

Культурная регуляция, осуществляющаяся в реализации норм, ценностей и значений, происходит через их внедрение в структуру поведения и деятельности индивидов, через их приучение к социальным ролям и нормативному поведению, усвоение позитивных мотиваций, приобщение к общезначимым ценностям. Эти механизмы составляют процесс социализации, важными составляющими частями которого является воспитание, общение и самосознание. Социализация поддерживается особыми институтами (семья, школа, трудовые коллективы, неформальные группы) и внутренними механизмами самой личности.

Уже при рождении индивид получает социальный статус, вытекающий из статуса его семьи, родителей. Рождение ребенка имеет, таким образом, не только биологический или демографический аспект, но и социокультурный. Именно поэтому во всех культурах вскоре после рождения производятся различного рода обряды, означающие посвящение ребенка в культуру данного коллектива и общества. Статус рождения настолько важен, что к некоторым его аспектам индивид остается приписанным всю свою жизнь (этничность, сословность, кастовость). И, конечно, индивид остается «приписанным» культурно к своим биологическим особенностям: пол, раса. По мере своего взросления индивид включается во все новые и новые сферы общения. Эти переходы фиксируют важнейшие этапы жизненного пути человека и сопровождаются соответствующими культурными «метами» и знаками (дни рождения, поступление в школу, совершеннолетие, призыв в армию, вступление в брак). «Меты» фиксируются памятными подарками, что предполагает их длительное хранение. Например, фотография – распространенная форма фиксации социально значимых ролей и отношений между индивидами.

Однако нельзя свести социализирующую функцию культуры лишь к ступеням подготовки к жизни. Культура – один из важнейших факторов структуризации общества, столь же необходимый, как и экономические или политические механизмы. Если в экономике основой отношений выступает собственность, в политике – власть, то в культуре такой основой являются нормы, ценности и значения. По мере усложнения социокультурной среды механизм социализации, его культурное обеспечение становятся все более разнообразными.

Культурные нормы и смыслы определяют как место каждого социального слоя или группы, так и дистанцию, разделяющую эти слои. Типы деятельности, хозяйственные занятия, статусные градации, ранги и должности имеют не только собственно экономическое, социальное или профессиональное содержание, но и символическое, оформляемое через определенные культурные атрибуты и значения.

Знаковыми носителями социального статуса могут выступать различные факторы: родство, этническое и социальное происхождение, богатство, образование, личные достижения в профессиональной сфере, жизненном опыте, науке, искусстве. Статусные формы культуры сохраняются в любом обществе, хотя и в ослабленном или же трансформированном виде. Важное значение статусная символика имеет в бюрократии, где должности, ранги, этикет – важные факторы организации.

В стабильных социальных структурах статусная символика может длительное время поддерживаться в устойчивом состоянии, оформляя постоянные градации между сословиями, рангами, ступенями бюрократической иерархии. В мобильном обществе происходит, с одной стороны, постепенное «просачивание» сверху вниз символов престижа, но с другой – вышестоящий класс вновь и вновь формирует символические барьеры, оформляющие социальную дистанцию между верхами, средними слоями и низами. Этот механизм целенаправленно используется бизнесом, работающим над повышением статусного сознания потребителей, формируя новые потребности и вкусы.

Процесс социализации взаимосвязан с процессом инкультурации. Они очень близки по своему содержанию, но смешивать их нельзя.

Социализация означает подготовку человека к жизни в современном обществе. В какую бы страну он ни выехал на время, ни переехал навсегда, он обязан иметь элементарные представления о социальной структуре общества, распределении людей по классам, способах зарабатывания денег и распределении ролей в семье, основах рыночной экономики и политического устройства государства, гражданских правах.

Инкультурация обозначает процесс освоения человеком традиций и норм поведения в конкретной культуре. Культура в развитых странах более специфична, чем социальная структура. К ней труднее адаптироваться, полноценно включиться и привыкнуть. Взрослый эмигрант, выехавший из России в Америку, достаточно быстро усваивает социальные законы жизни, но гораздо труднее у него происходит усвоение чужих культурных норм и обычаев. Русский физик, программист или инженер, имея высокую квалификацию, признанную за рубежом, за короткое время усваивает обязанности, соответствующие его новой должности. Через месяц-другой он справляется с профессиональными обязанностями не хуже коренного американца. Но привыкнуть к чужой культуре, почувствовать ее своей ему не удается порой и через многие годы.

Таким образом, адаптация к социальному порядку жизни в чужой стране происходит быстрее, чем инкультурация – приспособление к чужим ценностям, традициям и обычаям.

Адаптация происходит и при социализации и инкультурации. В первом случае индивид адаптируется к социальным условиям жизни, во втором – к культурным. При социализации адаптация легкая и быстрая, при инкультурации – тяжелая и медленная.

Когда человека спрашивают: «Кто ты?», то с точки зрения социализации он должен ответить: «Я – профессор, ученый, инженер, глава семьи». Но с точки зрения инкультурации он обязан назвать свою культурно-национальную принадлежность: «Я - русский».

На индивидуальном уровне процесс инкультурации выражается в повседневном общении с себе подобными – родственниками, друзьями, знакомыми или незнакомыми представителями одной культуры, у которых сознательно и бессознательно ребенок учится тому, как следует вести себя в разнообразных жизненных ситуациях, как оценивать события, встречать гостей, реагировать на те или иные знаки внимания и сигналы.

Инкультурация или обучение культуре происходит несколькими путями. Она может происходить непосредственно, когда родители учат ребенка благодарить за подарок, или опосредованно, когда тот же ребенок наблюдает, как ведут себя люди в подобных ситуациях. Таким образом, прямое высказывание или косвенное наблюдение являются двумя важными способами инкультурации. Человек изменяет свое поведение только тогда, когда ему говорят о том, как следует поступать, и тогда, когда он наблюдает, как другие ведут себя в аналогичных ситуациях. Часто люди говорят одно, а поступают по-другому. В этих ситуациях индивид теряет ориентацию, и процесс инкультурации затрудняется.

Даже самая простейшая процедура, которую мы многократно проделываем каждый день, а именно прием пищи, с точки зрения культурологии представляет совокупность поз и жестов, наделенных разным смыслом и значением в различных культурах. Культура учит нас что, когда и как следует есть.

Социализация – врастание в общество, становление человека социального. Конечный процесс социализации – личность.

Инкультурация – срастание с культурой, становление человека воспитанного. Конечный результат инкультурации – интеллигент.

Можно быть очень социализированным и совершенно некультурным. «Новые русские» - образец превосходного приспособления к изменившейся в 90-ые годы социальной реальности, люди, умеющие находить выход из любой ситуации, знающие в этой жизни все ходы. Это результат превосходной социализации. Однако в большинстве своем «новые русские» – совершенно неинкультурированные люди. Им наплевать на общечеловеческие ценности и христианские заповеди (вплоть до «ни убий»), на этикет. Таким образом, два процесса – инкультурация и социализация – развиваются по разным законам. На один и тот же возраст приходится максимум социализации и минимум инкультурации и наоборот. Инкультурация достигает своего максимума к старости, социализация же – в молодости и зрелости, а затем чаще всего уменьшается, реже – остается на том же уровне.

Процессы социализации и инкультурации могут идти в одном направлении, а могут развиваться в противоположных направлениях. Их фазы могут совпадать, но могут существенно различаться. Когда оба процесса совпадают, т.е. идут в одном направлении, можно построить единый континуум «социализация – инкультурация».

Континуум показывает то, как у разных типов людей увеличивается или уменьшается культурный и социальный потенциал. Минимальный показатель инкультурации и социализации у так называемых феральных людей – человеческих детенышей, воспитывающихся среди волков и других животных. Вернувшись в общество, они не способны к нему приспособиться и вскоре погибают. Средние величины инкультурации и социализации имеют дети, воспитанные в детских домах и интернатах. Став взрослыми и покинув учреждение, они оказываются плохо приспособленными для полноценной жизни в большом обществе. Они не имеют многого из того, что получают дети в обычных семьях. Наивысший потенциал у интеллигентных людей. Элита общества, как правило, состоит из них. Это социально активные и культурно состоявшиеся люди.

Социализация связана с усвоением некоторого обязательного культурного минимума, в который включено усвоение основных социальных ролей, норм языка, черт национального характера. Термин же «инкультурация» подразумевает более широкое явление, а именно приобщение личности ко всему культурному наследию человечества: не только к своей национальной культуре, но и к культуре других народов. Речь идет об овладении иностранными языками, формировании широкого кругозора, знании всемирной истории. Итак, инкультурация означает приобретение широкой гуманитарной культуры.

3. Личность как ценность и ценностный мир личности.

Важнейшим фактором, определяющим функционирование культуры, ее носителем является личность. В ее поведении и внутреннем мире те обычаи, нормы и ценности, которые имеются в составе культуры, срабатывают или не срабатывают, подвергаются разного рода трансформации, индивидуализируются. Личность в культуре часто рассматривается как носительница принятых норм и ценностей, доминирующих в данном обществе. Но это лишь базовая характеристика индивида, вписанного в общую систему регуляции. Собственно личностное начало формируется через механизмы выбора того или иного типа поведения, ценностей и смыслов в этой общепринятой системе. За этот выбор личность несет ответственность, принимая на себя издержки риска и успех в достижениях.

В русской культуре словом «личность» принято обозначать либо отдельного человека, носителя социальных характеристик, либо совокупность свойств, присущих данному человеку и составляющих его индивидуальность.

Свойства индивида не исчерпываются его социальной или культурной принадлежностью. Существует еще и внутренний мир личности, в котором объективные факторы находят различное преломление. С одной стороны, культура формирует тот или иной тип личности, а с другой – личность вносит в нормы, потребности и поведенческие образцы свои требования и интересы. Без обращения к личностным факторам мы не сможем объяснить реальное функционирование присущих культуре норм и ценностей и тех отклонений от норм, которые неизбежны в реальной жизни.

Каждая культура и каждый общественный строй по-своему формируют человека, придавая ему черты общепринятого норматива или же разнообразия, которое допустимо в рамках определенной культуры, культурной среды какой-либо общности.

Степень индивидуализации сильно отличается в разных культурных средах, и далеко не все общества имеют развитую идею личности.

Социокультурные факторы поведения личности раскрываются при рассмотрении тех ролей, которые приняты для каждой субкультуры данной общности. В ролевом описании любая социальная группа предстает в виде определенных позиций: классовых (предприниматель или наемный работник), профессиональных (рабочий, фермер, военный, ученый), семейных (муж, жена, дети). Но каждый человек может совмещать в себе несколько ролей, варьируя их в зависимости от цикла деятельности, ситуации или личной склонности (ленивый или старательный студент). Таким образом, индивид предстает как фрагментарная и частичная личность, как носитель разных ролей, относящихся к разным сферам и типам культуры.

В культурном плане проблематика освоения и сочетания ролей раскрывает многое в социальной жизни, формирует характер и идентичность социальных групп, наций и индивидов. Она оказывается крайне важной в общении между представителями разных групп, для социальной мобильности, меняющей положение групп и индивидов. В более развитых культурах именно появление индивидуальности способствует усилению дифференциации жизни и ее обогащению. Однако, отношение к ней радикально отличается в зависимости от культурно-исторического типа.

Становление личности в истории культуры требует двух предпосылок. Во-первых, нужна некоторая внутренняя ценностная ориентация, установка на самоценность «Я», ее внутреннего мира, не совпадающего с требованиями внешнего мира, а иногда и противостоящего им. Такая отделенность фиксировалась в культуре различными способами. Еще от античной культуры в европейскую переходит понятие судьбы как неизбежного достояния каждого человека, над которым он, в конечном счете, не властен. В христианстве особое значение приобретает понятие души, как сущностного и индивидуального достояния человека, соединяющего в себе некоторое божественное начало и личный выбор, определяющий состояние и конечные перспективы индивидуальной жизни. Но те или иные аналоги судьбы и души можно найти в каждой развитой культуре и лишь детальное сопоставление культур показывает степень сходства и различия между ними.

Во-вторых, это внутренняя отделенность и самостоятельность, способность противостоять общепринятому должна сдерживаться правилами поведения, ролевыми предписаниями, чтобы не подорвать целостность социально-культурной среды. Поэтому такая внутренняя самостоятельность может выражаться в скрытности личности, двоемыслии и лицемерии. В истории общества длительное время шла борьба между общепринятыми принципами морали и проявлениями личной инициативы. Феномен лицедейства все чаще проявляет себя как право индивида отдавать отчет только самому себе. Лишь постепенно устанавливались терпимость, а то и безразличие к внутренней стороне жизни человека, однако при условии, что он не нарушает явно правовой кодекс.

Европейская культурная традиция утверждает человека автономным субъектом деятельности, подчеркивает прежде всего его единство, цельность, тождественность «Я» во всех его проявлениях. Наоборот, в восточных культурах ролевые функции во многом перекрывает самосознание личности. Человек осознает себя и воспринимается другими в зависимости от той среды или сферы, в которой он в данный отрезок времени действует. Здесь человек рассматривается прежде всего как средоточие партикулярных обязательств и ответственности, вытекающих из его принадлежности к семье, общине, клану, религиозной общности и государству.

В классической китайской традиции высшей добродетелью считалось подчинение человека узаконенным нормам и подавление им своего «Я». Конфуцианские принципы утверждали необходимость ограничения эмоций, жесткий контроль разума над чувством и умение выражать свои переживания в строго определенной, принятой форме. Иным было отношение личности к обществу в классической индийской традиции. В философских системах человеческое «Я» оказывалось обусловленным не какими-либо конкретными причинами, а реальностью сверхличного духа, по отношению к которому телесное и эмпирическое «Я» - временное и преходящее явление. К тому же вера в карму, как в череду переселения душ, делает бытие каждого индивида условным, лишает его самостоятельной ценности. Индивид достигает самореализации через отрицание своей эмпирической природы путем разрыва всех конкретных связей с другими людьми, обществом, миром и своими деяниями. Только в европейско-американской культуре личностное начало получило статус безусловности, неподчиненности другим регулятивным принципам (сакральные принципы, святость непреходящих ценностей, Священного писания, общеобязательная идеология). Устойчивость внутреннего мира не зависит от каких-либо внешних авторитетов, так как в себе самом индивид находит те безусловные принципы, которые помогают ему выстоять в любых обстоятельствах и придать им смысл, опираясь на собственное суждение, руководствуясь чувством ответственности в своей деятельности и поступках. Синонимом такого понимания личности является индивидуализм как установка на самозначимость уникальной человеческой жизни и высшую ценность интересов отдельного человека. В этом случае и возникает противопоставление «индивидуализм-коллективизм» и приоритет отдается первому началу, хотя и ограниченному внутренними нравственными принципами и правовыми нормами.

В разговоре об индивидуализме основной акцент делается на самоценность индивида, на его свободу и автономию, на его право и его реальную возможность самому определять свои интересы и направления своей деятельности, на его ответственность за свою судьбу и благополучие своей семьи, на способность личности активно проявлять самостоятельность, инициативу, предприимчивость.

Возникновение, оформление такой ориентации, превращение ее в массово-признанную, активно воздействующую на судьбы общества, связано со сложной и многомерной совокупностью социальных процессов. Так, становление индивидуализма нельзя понять вне связи с процессом развития свободного, в принципе, открытого для всех членов общества индивидуального предпринимательства, свободных рыночных отношений и соответствующих этим отношениям форм конкуренции. Важна также взаимосвязь исторических судеб индивидуализма с процессом создания форм демократии, позволяющих индивиду в той или иной мере влиять на процедуры принятия законов и социальных решений, с процессом утверждения основных прав человека и политических свобод.

Опыт нашей страны показывает, что односторонний акцент на коллективизм, который понимается как тотальное господство взгляда, где индивид лишь элемент, функция, звено в социальной организации, лишь участник коллективного, организованного и институализированного действия, лишь объект централизованного управления, способствует не только падению эффективности и динамизма в развитии общества, но и установлению авторитаризма и бюрократизма, доминированию административно-командных методов. Это оборачивается дезорганизованностью и неуправляемостью общества, коллективной безответственностью, эгоизмом, анархизмом.

Современность требует альтернативы этому – диалектического сочетания коллективного, эффективного, рационального и демократически организованного действия с наличием в массовых масштабах личности, обладающей автономией, самостоятельностью, инициативой, могущей способно определять и выражать свои интересы и влиять на процесс принятия социальных решений.

4. Человеческая телесность и культура

Во всякой культуре человеческая телесность образует важную ценностную сферу. Телесные характеристики – это не только достояние антропологических исследований и обмеров (форма тела, рост, физические признаки). Конечно, по этим признакам мы можем различить расовые и этнические детерминанты индивидуальности. Однако, во многом человеческое тело и всю телесную культуру, т.е. поведение и отношения, связанные с соматическими характеристиками человека, формируют социокультурные факторы. «Культурное тело» как бы надстраивается над телом антропологическим и социальным, корректируя механизмы жизнеобеспечения. Образ «телесного Я» соотносится с культурными ориентациями, представлениями о достоинстве, силе, красоте, физической сноровке, социальной и культурной уместности или оригинальности.

Однако, представления о нормативной или идеальной телесности поразительно отличаются друг от друга в разных культурах. Даже при поверхностном знакомстве с историей культуры можно увидеть полную жизни и энергии телесность античных персонажей. В Древней Греции именно человеческое тело было носителем идеальной красоты, физической мощи и ловкости, хотя всякая внешняя угроза могла деформировать это тело. Но этот канон был заменен, и центральным символом европейской культуры стало распятое тело страдающего Бога. В эпоху Возрождения вновь тиражируются идеальные тела богов, богинь, героев, воплощающих различные телесные достоинства. И опять Реформация резко разделила высокоценное духовное бытие и греховное телесное начало в человеке, подлежащее критике, презрению или сожалению. Человек был разделен на бестелесную духовность, увязанную с вечным спасением души, и бездуховную телесность, отличающую человека своей бренностью. В эпоху европейского абсолютизма красивым считался человек, предназначенный к безделью, хотя и занятый галантными играми. В буржуазную эпоху утверждается тенденция сочетания физических достоинств, ума и душевной красоты. Вновь в искусстве выше всего ценят мужчину и женщину в полном расцвете сил. Реабилитация человеческого тела в европейской культуре XX века породила разнообразные направления и школы культивирования соматического начала в человеке. Наиболее распространенной формой стал спорт, поглощающий внимание, время и средства огромного числа людей. Однако, надо учитывать, что отличительной характеристикой всех видов спорта является деление на непосредственных участников и зрителей – болельщиков. И если первые действительно включены в практику телесной культуры, то вторые приобщаются к ней только опосредованно и далеко не всегда в собственно спортивных целях.

В современном мире возобладала единая мировая спортивная культура, основанная на международном соперничестве, олимпийских и других состязаний, в которых участвуют спортсмены самых разных стран. Тем не менее за рамками этого единства сохраняется традиционное культивирование некоторых национальных спортивных школ (восточные единоборства, джигитовка у народов кочевых культур).

Понятие «телесность» естественно соотносится с темой эроса и секса. В различных культурах между этими сферами проводится та или иная дистанция. На сексуальные отношения во многом влияют социальные факторы, важнейшие из них – постоянно существовавшее разделение труда между полами в семейных обязанностях, профессиональной деятельности. Различия в характере социализации, начиная с раннего детства и на протяжении всей жизни, и культурная дистанция между полами – характерный признак всех культур. Почти во всех культурах доиндустриального периода и вплоть до зрелого индустриального общества женщине отводилось подчиненное положение, ограниченное как в правовом отношении, так и культурными нормами и ценностями. Механизм поддержания таких отношений включал в себя многообразный комплекс воздействий – воспитание, моральные нормы и правовые принципы. Но, конечно, важным фактором была эстетизация соответствующих признаков поведения, душевных качеств, которые соотносились с идеалом или образцом мужчины или женщины. Положение меняется в XX веке с развитием массовой культуры и ослаблением всех социальных перегородок.

Любовь как один из наиболее сильных факторов в человеческих отношениях, была постоянным предметом регуляции через систему моральных норм, права и религии. Упорядочить любовь, ввести ее в социальные рамки, не допустить, чтобы аффективная сторона любви нарушала принципы нормативности, - такова была важная задача всякой социокультурной системы. Но вместе с тем всякое общество не только допускало, но и культивировало в определенных сферах и формах любовные отношения, придавая им соответствующую аксиологическую форму. Идеальная платоническая любовь к Мадонне или к Прекрасной даме, не только лишенная телесности, но и не ожидающая ответа; романтическая любовь в необычных условиях и к необычному объекту; галантные похождения аристократических бездельников; гаремные распорядки азиатских властителей; любовные похождения авантюристов, сентиментальная мещанская любовь; любовное крушение в реалистически изображаемой жизни – все эти варианты доставляли бесконечные сюжеты для художественной литературы и находили себе место в жизни, придавая ей огромное разнообразие.

Сегодня многое меняется в самой культуре, в нашем отношении к вопросам пола. Секс как культурное явление требует бесстрастного рассмотрения. Если одни исследователи трактуют культивирование секса и эротизацию современной жизни как зло, как свидетельство заката культуры Запада, то другие, напротив, видят в этих процессах символы новой нравственности, свободной от табу, от заторможенности.

Нельзя забывать, что пол и тело человека наряду с нравственностью, семьей, личностью являются универсалиями, определившими развитие человеческого духа и культуры. Как универсалии они не могут быть существенно трансформированы или, тем более элиминированы. Сегодня, однако, наблюдается опасная тенденция экспериментирования с этими универсалиями (генная инженерия, клонирование, эксперименты в области пола и секса, эксперименты с психикой). Разрушение универсалий может привести (как один из возможных сценариев), например, к появлению людей-монстров или даже гибели нашей духовности и цивилизации. Вероятно, сегодня необходимы не призывы к свободе в области пола и сексуальных потребностей, а серьезная политика в сфере сексуальной, а точнее, любовной культуры. Именно культуры! И в России есть своя серьезная традиция. Достаточно вспомнить нашу литературу и поэзию (от Пушкина до Пастернака), работы наших философов и начала XX века, и современных, глубоко и всесторонне обсуждавших тему любви и русского эроса. Требование дня – создание новой, отвечающей культуре концепции любви.

5. Список литературы

1. Алексеева В. Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности // Психологический журнал - 1994. - Т. 5. - № 5

2. Антилогова Л. Н. Психологические механизмы развития нравственного сознания личности. - Омск, 1999

3. Борисова Л. Г., Солодова Г. С. Социология личности. Новосибирск, 1997

4. Выготский Л. С. Развитие личности и мировоззрения ребенка // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. - М.: Изд-во МГУ, 1982.

5. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. - СПб.: Питер, 2000

6. Ильин В.И. Теория потребления. – М, 2002

7. Леонтьев Д. А. Внутренний мир личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. - СПб.: Питер, 2000

8. Платонов К. К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1996

9. Психология // под ред. док. психол. наук Аллахвердова В.М. – М.: Проспект, 1999

10. Развитие личности ребенка // под ред. Коломинский Я.Л. – М.: Психология и педагогика, 1997

11. Шевардин Н.И. Психодиагностика и коррекция личности – М.: ВЛАДОС, 1999

12. Яницкий М. С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий