регистрация / вход

Экологические факторы угрозы состоянию историко-культурного наследия России

Содержание Введение ...3 Глава I. Анализ современного состояния историко-культурного наследия России …...5

Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава I. Анализ современного состояния историко-культурного наследия России……………………………………………………………………………...5

Глава II. Факторы разрушения историко-культурного наследия

§ 2.1. Памятники истории и культуры………………………………………….14

§ 2.2. Археологическое наследие……………………………………………….20

§ 2.3. Музеи-заповедники……………………………………………………….22

§ 2.4. Охраняемые объекты ландшафтной архитектуры……………………...27

§ 2.5. Особо ценные объекты культурного наследия народов России……….31

Глава III. Охрана историко-культурного наследия от факторов разрушения

§ 3.1. Мониторинг состояния историко-культурного наследия………………32

§ 3.2. Законодательство об охране окружающей среды России применительно к сохранению культурных ценностей………………………………………….35

§ 3.3. Реставрация и консервация объектов историко-культурного наследия…………………………………………………………………………..40

Заключение……………………………………………………………………….44

Приложение 1

Приложение 2

Список используемой литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Историко-культурное наследие России - неотъемлемая составная часть общечеловеческой культуры, действенный рычаг формирования и развития интеллекта человека, общества, этноса, важнейшее хранилище исторической памяти. Оно вбирает в себя ту часть многогранного исторического опыта общества, которая необходима человеку в бурных конфликтах современности, и которая позволяет проследить неразрывную связь времен - путеводную нить, соединяющую древнейшие пласты истории с нынешним днем.

Приобщение к историко-культурному наследию дает нам не только понимания прошлого, но и знание настоящего в свете того смысла, который мы усматриваем в будущем. Недаром В.Г. Белинский писал: «Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем»[1] .

Всеобъемлющим, достоверным и образным носителем информации о прошлом является историко-культурное наследие. Это кладовая материальных и духовных составляющих, имеющая личное, коллективное, государственное или другое происхождение. Историко-культурное наследие представлено множеством свидетельств разного характера. Это и археологические находки (предметы быта, украшения, орудия труда и т. п.), и архитектурные ландшафты, и иные сохранившиеся предметы материальной культуры, письменные источники, произведения искусства, документы видео- и аудио- ряда и др.

Компоненты историко-культурного наследия подвержены постоянной опасности забвения. Это происходит как под воздействием времени и сил природы, так и в результате деятельности людей, которые наносят порой непоправимый ущерб памятникам по неведению или по злому умыслу.
В работе B.C. Соловьева «Тайна прогресса» говорится, что Эней выносил из горящей Трои не мешки с деньгами, он взял с собой богов и немощного отца, т. е. историческую память, положив, таким образом, начало новой Италии. Именно так должен поступать человек. Все, что остается в нашей памяти от прошлого, от предания, это нужно спасать и спасать немедленно.
Сохранение историко-культурного наследия нашего Отечества - важнейшая, первоочередная задача российского общества и государства. Конституция Российской Федерации 1993 г. гарантирует право каждого гражданина на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к историко-культурному наследию. Вместе с тем Конституция РФ обязывает граждан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. Социально-правовая действительность в области охраны историко-культурного наследия России настоятельно требует изменений, как в сфере законотворчества, так и в сфере реализации права.

Исследование вопросов охраны российского историко-культурного наследия представляется весьма актуальным с учетом той ситуации, которая сложилась в нашей стране с памятниками исторического и культурного значения к началу XXI в.

Степень разработанности проблемы. Несмотря на актуальность, вопросы охраны историко-культурного наследия от экологических и антропогенных факторов воздействия недостаточно изучены, в том числе и в историко-правовом аспекте. Эволюция охраны историко-культурного наследия России во второй половине XX в. еще не стала предметом специального исследования. Отдельные аспекты данной темы рассматривались в трудах музееведов, историков и культурологов. Теоретическую основу этих исследований в известной мере составляют фундаментальные работы С.С. Алексеева, Н.И. Ветрова, Н.М. Золотухиной, И.А. Исаева, А.М. Беды, Ю.А. Веденина, В.В. Гучкова, М.Е. Кулешова и др.

Цель исследования состоит в получении нового научного знания о закономерностях развития законодательной, организационной деятельности государственных органов по охране историко-культурного наследия, как средство защиты наследия от факторов их разрушения.
К основным задачам исследования относятся:
- изучение современного состояния культурного наследия в России;

- рассмотрение основных антропогенных и природных факторов разрушения культурного наследия;

- рассмотрение мер, которые применяются для сохранения российского культурного наследия.

Глава I . Анализ современного состояния культурного наследия России

Российское культурное наследие представляет уникальную ценность для народов Российской Федерации и являются важнейшей неотъемлемой частью всемирного культурного наследия. Сохранение и пропаганда этого наследия является залогом туристской привлекательности России.

Физическое состояние более половины находящихся под охраной государства памятников истории и культуры страны в 2004 г. продолжало ухудшаться и характеризуется в настоящее время как неудовлетворительное. По оценкам экспертов, около 70% от общего числа памятников нуждается в принятии срочных мер по спасению от разрушения, повреждения и уничтожения в результате проявления разных негативных явлений и процессов, особую роль среди которых играют экологические[2] .

Известно, что состояние памятников истории культуры во многом зависит от влияния различных природных факторов, способных привести к их деградации, причем от этого могут пострадать не только сами сооружения, но и находящиеся в них экспозиции и фонды. Поэтому экологический мониторинг состояния музеев, библиотек, архивов, научных и учебных учреждений, имеющих статус особо ценных объектов культурного наследия народов России, начатый еще в середине 1990-х гг., продолжен и сейчас.

Практически каждый памятник испытывает в большей или меньшей мере негативное воздействие разного рода экологических факторов. Наиболее частые проблемы – это несоблюдение температурно-влажностного режима внутри зданий, наличие грызунов, насекомых, развитие грибков и плесени, подтопление фундаментов, подвальных помещений и коммуникаций, а также загрязнение воздушного бассейна.

Продолжают оставаться актуальными экологические ситуации, отраженные в государственных докладах за предшествующие годы. В дополнение к ним в 2004 г. с особой остротой проявились следующие проблемные для памятников культурного наследия факторы.

Загрязнение воздушного бассейна производственными объектами, автотранспортом и коммунальным хозяйством, способствует формированию химически агрессивной среды и обусловливает разрушение естественных строительных материалов, а также кирпичной кладки, покрасочных слоев, штукатурки, декора. Таково, в частности, воздействие аэрополлютантов на мраморный бюст А. В. Кольцова и памятник И. С. Никитину в Воронеже, белокаменную резьбу Рождественской и Смоленской церквей, Архиерейский сад и Парк им. Кулибина в Нижнем Новгороде; парк усадьбы Баташевых в г. Выкса Нижегородской области[3] .

Загрязнение территории памятников отходами(бытовыми, строительными, промышленными), приводящее к развитию биопоражений строительных конструкций, нарушению отвода поверхностных вод и переувлажнению грунтов, повышению пожароопасности. Эта проблема фиксировалась в Алтайском крае, сохранялась с прошлых лет в городах Самара, Сызрань, Чапаевск, Новокуйбышевск, Томск и многих других регионах страны.

Транспортная вибрация, названа ответственной за ухудшение состояния многих памятников истории и культуры: литературного некрополя, гостиницы “Бристоль”, кинотеатра “Таутоматограф”, усадьбы Тулинова-Вигеля в Воронеже; зданий ансамбля деревянного зодчества (11 жилых домов конца XIX – начала ХX вв.) по ул. Шуйской в г. Петрозаводск[4] .

Вибрация, вызываемая производством,вновь названа ответственной за ухудшение состояния ряда памятников в Нижегородской области: Успенская церковь в г. Богородск, Знаменская церковь в г. Бор, Воскресенская, Знаменская и Крестовоздвиженская церкви в г. Балахна; комплекса архитектуры в Курске: Знаменского собора, архиерейских палат, здания гимназии, Дворянского собрания – от динамического воздействия ОАО “Электроаппарат”.

Подтопление грунтовыми и техногенными водами (характерный пример – церковь Петра и Павла в д. Челмужи Медвежьегорского района Карелии, в течение многих лет подтапливаемая вследствие строительства Свирской ГЭС и находящаяся фактически в бесхозном состоянии.), в том числе из-за разрушения дренажных систем (дом купца Домогацкого, Казанский женский монастырь в Калуге) и др.

Нарушение температурно-влажностного режима памятников с последующим искажением их внешнего вида вследствие бесконтрольного наращивания культурного слоя отмечено в городах Карелии (Петрозаводск, Сортавала, Олонец – повреждение стен и внутренних конструкций памятников XVIII – XIX вв.), также вследствие нарушения систем вентиляции зданий (Палаты Коробовых в Калуге)[5] .

Обветшание (ухудшение технического состояния)объектов наследиявследствие физического износа или нарушения регламентов охраны иногда происходит в форме выветривания швов кирпичной кладки и деструкции кирпича. Такая ситуация остро проявилась в состоянии надгробий на братских могилах времен Великой Отечественной войны в Краснодарском крае.

Обезлюдение сельских поселений, влекущее за собой заброшенность или бесхозность памятников (Карелия, Архангельская область, Алтайский край и др.): вследствие этого утрачиваются не только отдельные памятники, но и целые исторические поселения (в частности, в Олонецком, Пудожском, Медвежьегорском и других районах Карелии)[6] .

Вандализм, проявлявшийся в хищении памятников или их элементов из цветных металлов (5 памятников истории на Сулажгорском кладбище г. Петрозаводск). В Казани зафиксированы целенаправленная (по криминальным заказам) разборка исторических зданий и даже их умышленный поджог для использования освободившейся территории под новое строительство, такую же ситуацию можно наблюдать и в Ульяновске.

2003 год не был отмечен особенно катастрофическими для памятников стихийными бедствиями. В результате землетрясения на Алтае пострадал только один памятник – в г. Алейск. Однако, от значительных отклонений погодных условий от климатической нормы, например, интенсивных ливней летом 2003 г., пострадали подвалы зданий-памятников в Омске. Специфическим стихийным бедствием для памятников продолжает оставаться подъем уровня Каспийского моря, в прибрежной зоне которого располагается немало объектов культурного наследия. Угроза разрушения фиксируется, в частности, для 10 памятников Лаганского района Калмыкии, оказавшихся в зоне затопления морскими водами[7] .

Оползни остаются угрозой братским могилам в пос. Нижний Волгоградской области; многочисленным памятникам Кубани и Ростовской области; Тобольскому Кремлю и некоторым памятникам Ульяновска.

Абразия берегов вместе с эрозией названа основным фактором риска для Республики Адыгея (зона влияния Краснодарского водохранилища), Коми-Пермяцкого автономного округа (Камского водохранилища), Ненецкого автономного округа (страдает уникальный памятник – Пустозёрское городище); резко дал знать о себе подмыв берегов Днепром в Смоленске[8] .

Для многих средних и крупных городов страны характерно одновременное проявлениемногих факторов экологического риска, взаимно усиливающих друг друга: например, в Тамбове отмечается перегруженность транспортных магистралей в историческом ядре города, обусловливающая загрязнение воздушного бассейна и вибрацию следующих памятников федерального значения: Гостиный двор, Женская гимназия, Сиротский дом. В г. Углич Ярославской области нарушение естественно сбалансированного режима грунтовых вод в результате постройки Угличской ГЭС и стихийное преобразование инфраструктуры, нарушившей поверхностный сток, обусловили развитие процесса суффозионного выноса песчаных частиц в р. Волга. Это привело к ухудшению инженерно-геологических условий территории города и обусловило негативное воздействие на устойчивость таких выдающихся памятников как Воскресенский собор, церковь Дмитрия на крови, церковь Рождества Иоанна Предтечи и др.

В числе наиболее распространенных проблемных ситуаций 2004 г. в регионах страны продолжало оставаться визуальное нарушение ландшафта:нерегламентированная застройка дачными массивами ценных в ландшафтном отношении мест почти вплотную подступает к культовым памятникам. Например, в непосредственной близости от исторических поселений и памятников архитектуры в деревнях Чуйнаволок и Ахпойла Пряжинского района Карелии. Историческая деревня Суйсарь в том же регионе с прекрасно сохранившимися исторической планировкой и застройкой со всех сторон окружена дачными кооперативами. Аналогичное отмечалось также в Московской, Рязанской и Воронежской области. В городах Алтайского края оно проявляется в форме застройки исторических центров зданиями повышенной этажности[9] .

Экологически нерегламентированная застройка (Республика Коми, Рязанская, Тамбовская, Самарская, Волгоградская области) приводит к нарушению художественно ценных и, как правило, наиболее экологичных с точки зрения архитектурного облика среды, ландшафтов. Насыщение исторических центров административными учреждениями и предприятиями торговли приводит к увеличению автотранспортных и людских потоков, к накоплению отрицательных воздействий, к визуальному нарушению памятников садово-паркового искусства. Отмеченная ситуация зачастую обусловлена дефицитом средств на разработку проектов зон охраны памятников. В г. Змеиногорск Алтайского края в непосредственной близости от комплекса памятников Змеевского рудника и Змеиногорского сереброплавильного завода временная модульная АЗС продолжает функционировать, несмотря на истечение срока её действия в 2003 г. Продолжалось несанкционированное выделение земель под индивидуальную жилую застройку на территории исторических ландшафтов (в парковых комплексах Ленинградской области).

К сожалению, не прекращается практика реконструкции памятников без соответствующихразрешений и согласований с государственными органами охраны памятников. В исторической части г. Олонца (Карелия) без согласования было начато строительство торгового комплекса. В результате выполненных работ искажена историко-архитектурная среда и нарушен археологический слой. Аналогичные ситуации фиксировались в исторической части Ростова-на-Дону, Московской и Новосибирской области.

Возрастает пожароопасностьотдельных памятников и целых комплексов. В 2004 г. зафиксировано несколько крупных пожаров на памятниках федерального значения в г. Ростов-на-Дону. Этот же фактор был назван приоритетным и для Рязанской области. Из-за пожаров утрачены и пострадали памятники в Алтайском крае, Архангельской (погост Ижма в Приморском районе) и Московской области[10] .

Результаты экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия страны в 2004 г. позволили выявить следующие наиболее проблемные в рассматриваемом отношении памятники общенационального значения:

▫ памятники деревянного зодчества в Мурманской области (Успенская церковь в с. Варзуга и Никольская церковь в с. Ковда); уникальные произведения архитектуры Музея деревянного зодчества в д. Василёво-Торжокского района Тверской области; Домик М. Ю. Лермонтова в станице Тамань на Кубани – обветшание;

▫ Александро-Ошевенский монастырь в Каргопольском районе и Новодвинская крепость в п. Конвейер Архангельской области – обрушение зданий от ветхости вследствие недостатка средств на проведение противоаварийных работ;

▫ историческая застройка г. Рыбинск Ярославской области – отсутствие пользователей объектов-памятников;

▫ Дом Циолковского в Рязани – комплекс негативных урбоэкологических факторов;

▫ памятники ансамбля Соборной горы в Смоленске, башни и прясла Смоленской крепости; Тамбовский театр драмы; здание Краснодарского краеведческого музея (памятник архитектуры XIX в.) – воздействие промышленных предприятий города, транспорта[11] ;

▫ Владимирская церковь в с. Баловнево Данковского района и церковь Автонома храмового комплекса в с. Кашары Задонского района Липецкой области; памятник федерального значения “Здание, где учился первый в мире космонавт Ю.А. Гагарин” в г. Оренбурге – разрушение вследствие недостаточного внимания и поддержки;

▫ купеческие особняки в г. Козьмодемьянске и замок Шереметева в п. Юрино Республики Марий Эл;

▫ сооружения монастыря Святого Духа (г. Алатырь) и Тихвинского монастыря Чувашии – пострадали от оползней;

▫ здания-памятники, перемещенные из зоны затопления водохранилища Чебоксарской ГЭС – восстановление в местах перемещения;

▫ Нижегородский кремль и другие памятники Нижнего Новгорода – воздействие оползней, вибрации и других урбоэкологических факторов;

▫ памятники исторического центра Ростова-на-Дону (Драматический театр им. М. Горького, гостиница “Большая Московская”, экспортные зерновые склады и др.) – подъем уровня грунтовых вод и фоновые факторы среды;

▫ Вознесенский войсковой собор в Новочеркасске Ростовской области – подъем уровня грунтовых вод;

▫ деревянная девятиглавая церковь Покрова Пресвятой Богородицы в с. Герасимовка Алексеевского района Самарской области – обрушение, вызванное подтоплением от снеготаяния и обильных дождей после прокладки вблизи церкви дороги;

▫ Свято-Троицкая церковь в г. Балаково Саратовской области; памятники г. Сочи (Зимний театр, Художественный музей, санаторий “Кавказская Ривьера” – деструкция декора, конструкций) – комплекс негативных экологических факторов;

▫ Свято-Троицкая (Ленвинская) церковь в г. Березники и Усть-Боровский солеваренный завод в г. Соликамск Пермской области – абразия берегов, тектоника и др.;

▫ Мемориальные комплексы, связанные с событиями Великой Отечественной войны на о. Диксон – эрозия, визуальное загрязнение ландшафтов, запущенность вследствие отдаленности памятников от мест проживания населения;

▫ объекты культурного наследия, входящие в исторические районы г. Томск (“Болото” “Татарская слобода”, “Воскресенская гора”);

▫ памятники деревянной архитектуры конца XIX – начала XX вв. в г. Мариинск, пос. Итатском, селах Ишим, Зеледеево, Мальцево, Проскоково и других поселениях на историческом Сибирском (Московско-Иркутском) тракте Кемеровской области – естественное старение без надлежащего ухода[12] .

Разрабатывая региональные стратегии политики в области сохранения памятников истории и культуры, специалисты называют следующие приоритетные направления охраны культурного наследия от негативных последствий проявления факторов риска, в том числе – экологического риска:

– согласование всех видов работ на землях историко-культурного назначения;

– разработка и утверждение проектов охранных зон;

– контроль за ведением нового строительства;

– страхование памятников;

– вывод экологически вредных производств с территорий памятников и с земель историко-культурного назначения;

– противоаварийные работы, консервация памятников;

– проведение инженерно-экологических мероприятий (защита от вибрации, блуждающих токов, экологизация транспортных схем городов, понижение уровня грунтовых вод, устройство ливневых канализаций, вертикальная планировка и благоустройство исторических территорий, берегоукрепительные работы);

– кадровое обеспечение и финансирование работ по систематическому контролю состояния объектов культурного наследия[13] .

Глава II. Факторы разрушения историко-культурного наследия

§ 2.1. Памятники истории и культуры

Среди недвижимых объектов культурного наследия России, подвергающихся проявлению факторов экологического риска, выделяются прежде всего памятники истории и культуры, находящиеся под охраной закона прямого действия "Об охране и использовании памятников истории и культуры".

По состоянию на начало 1999 г. в Государственном реестре памятников истории и культуры Российской Федерации насчитывалось 86220 объектов. В их числе было 24888 памятников федерального (общероссийского) и 59965 памятников местного значения.

Государственный учет памятников в соответствии с названным выше законом осуществляется по следующим основным их видам:

- памятники истории - 24192 объекта;

- памятники археологии - 14974 объекта;

- памятники градостроительства и архитектуры - 22500 объектов;

- памятники монументального искусства - 2357 объектов.

Состояние находящихся на государственной охране памятников истории и культуры почти на 80% характеризуется экспертами как неудовлетворительное. Около 70% общего числа объектов нуждается в принятии срочных мер по спасению от разрушения, повреждения и уничтожения в результате проявления различных негативных явлений и процессов, включая экологические[14] .

Примечание: затемненные строки в таблице соответствуют категориям 4 и 5 интегральной экологической оценки урбанизированных территорий (Государственный доклад "О состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1997 году", с. 340), которые соответствуют условиям окружающей среды, имеющим значительные отклонения от нормативных; н. д. - нет данных.

В соответствии с полученными из субъектов Федерации официальными сведениями, под негативным воздействием экологических факторов в 1999 г. в России находилось более 19 тыс. памятников истории и культуры, в том числе: под воздействием факторов естественного происхождения - более 7 тыс., антропогенного происхождения - около 12 тыс. объектов. По экспертной оценке, под воздействием факторов внешней среды разрушается более 33 тыс. памятников, или свыше 38% общего числа объектов культурного наследия страны.

В течение отчетного года в 53 субъектах Федерации зафиксирована полная утрата 113 памятников . За относительно непродолжительное время наблюдений утрачено 2226 объектов культурного наследия. Можно предположить, что общая величина реальных потерь по стране превышает эту цифру вдвое и более.

На естественные природные факторы риска памятникам истории и культуры, как и в прошлые годы, приходилось около 40% всех утрат объектов культурного наследия[15] . При этом основную роль играли абразия берегов (как морей, так и искусственных водохранилищ), трансгрессия моря, оползни и эрозия земель.

Возрастает ущерб от последствий повышения уровня Каспийского моря , наносимый памятникам Астраханской области, Республики Дагестан (где особенно выделяется древнейший город России Дербент) и Республики Калмыкия, а также хозяйственным объектам этих регионов.

Оползни стали приоритетным фактором экологического риска в ряде городов Владимирской области; в 1999 г. от них пострадали усадьба Зворыкиных Х1Х в. в г. Муроме и ряд памятников в г. Суздале[16] . Не защищены от оползневых явлений и возможных последствий их воздействия и другие памятники в городах Владимире, Гороховце, Гусь-Хрустальном и сельских поселениях области. В зоне оползневых грунтов находятся уникальные памятники г. Цивильска (Тихвинский монастырь) и г. Алатыря (монастырь Святого Духа) в Чувашской Республике, г. Таганрога (Воронцовский спуск) в Ростовской области, многочисленные памятники в Республике Татарстан, Волгоградской области и в других регионах Поволжья, Троицко-Селенгинский монастырь в Прибайкальском районе Республики Бурятия и т. д.

Развитие оползневых процессов в сочетании с эрозией земель серьезно угрожает памятникам в ряде регионов страны, в частности: церкви Всех Святых Важеозерского монастыря Олонецкого района Республики Карелия; братским могилам и памятным знакам на правом берегу р. Волги в г. Волгограде[17] ; Свято-Троицкой (Ленвинской) церкви в г. Березники Пермской области. Сильное разрушение берега р. Сухоны в с. Дымково Вологодской области угрожает памятнику архитектуры XVIII в. - церкви Дмитрия Солунского. Сезонное подтопление паводковыми водами в последние годы все острее сказывается на состоянии памятников архитектуры г. Великого Устюга Вологодской области и станицы Старочеркасской Ростовской области. Аналогично по последствиям подтопление территории памятника "Скит патриарха Никона" в Ново-Иерусалимском монастыре в г. Истре Московской области, разнообразных памятников в г. Нижнем Новгороде, городов и сел Нижегородской области, г. Туруханска в Красноярском крае.

Антропогенные факторы экологического риска, как и в предшествующие годы, в целом по стране доминировали в 1999 г. над факторами естественного происхождения[18] . Названные факторы в течение рассматриваемого периода проявлялись преимущественно в форме загрязнения воздушного бассейна, вибрации, подтопления территории и других нарушений геологической среды.

Последствия загрязнения воздушного бассейна особенно остро проявлялись в ухудшении состояния конструкционных материалов и исторических парковых ансамблей. В течение 1999 г. отмеченные процессы фиксировались практически во всех крупных исторических городах страны, включая Великий Новгород, Волгоград, Вологду, Комсомольск-на-Амуре, Курск, Липецк, Нижний Новгород, Новосибирск, Новочеркасск, Омск, Петрозаводск, Ростов-на-Дону, Смоленск, Тамбов, Улан-Уде, Хабаровск, Череповец[19] .

Специфической для ограниченного ряда регионов страны остается радиоактивное загрязнение среды в результате аварии на Чернобыльской АЭС[20] . Особенно актуальна эта проблема для Брянской области, где на радиоактивно загрязненной территории оказалось 159 памятников истории и культуры. Среди них такие памятники федерального значения, как церкви Николая Чудотворца в с. Новый Ропск Климовского района и Успения в с. Радогощь Комаричского района, историческая застройка г. Новозыбкова, памятники деревянного зодчества Злынки.

Транспортная и производственная вибрация пагубно влияет на отдельные выдающиеся памятники и целые их комплексы в городах: Петрозаводск (ансамбль памятников деревянного зодчества по ул. Шуйской), Вологда (крепостные стены Кремля), Череповец (исторический центр), Звенигород Московской области (стены Саввино-Сторожевского монастыря), Брянск (памятники федерального значения - церкви Горно-Никольская и Тихвинская, старинный квартал "Мясные ряды"), Липецк (памятник Петру 1), Элиста (памятник О. И. Городовикову), Самара и Ростов-на-Дону (исторические части городов), в промышленных центрах Хабаровского края, Нижегородской и Тамбовской областей, в г. Челябинске - в связи со строительством метрополитена, в г. Кяхта (памятник федерального значения Гостиный двор или Таможня), в г. Енисейске (памятник федерального значения - Троицкая церковь) и т. д.

Острой проблемой остается подтопление территории , особенно в зонах создания водохранилищ и сооружения каналов. Характерной в рассматриваемом отношении является Ленинградская область с целыми ареалами памятников на подтопленных территориях - дворцово-парковые ансамбли Ропша, Гостилицы, Тайцы и др. Все сильнее проявляются последствия подтопления знаменитого Кирилло-Белозерского монастыря водами Сиверского озера (уровень которого повысился на 1,8 м в результате строительства Северо-Двинской гидротехнической системы) в Вологодской области. Остается сложной ситуация с подтоплением территорий многочисленных памятников в Новгородской области, в бассейнах рек Луга, Мста, Ловать, Волхов. В течение многих лет подтапливается расположенная на берегу Онежского озера церковь Петра и Павла (1577 г.) в д. Челмужи Медвежьегорского района Республики Карелия, что связано с подъемом уровня озера вследствие строительства Свирской ГЭС. В подвалах исторических зданий центральной части г. Улан-Удэ в теплое время года отмечается постоянное наличие грунтовых вод, повышение уровня которых в столице Республики Бурятия связано со строительством дамбы на р. Селенге[21] .

Другим регионом массового подтопления памятников остается Поволжье. В срочных работах по гидроизоляции фундаментов нуждались многочисленные памятники в Чебоксарах и других городах Чувашской Республики, оказавшиеся в зоне подтопления Чебоксарской ГЭС[22] . В Республике Татарстан ощутимый ущерб нанесен сотням памятников истории и культуры. В Самарской области сказываются последствия подтопления прибрежных территорий Куйбышевским и Саратовским водохранилищами.

По имеющимся сведениям, отмеченная проблема все острее проявляется в крупных городах, в том числе вне зон влияния водохранилищ. К таким городам относятся г. Ростов-на-Дону с его историческим центром, г. Новочеркасск с его знаменитым Вознесенским войсковым собором и некоторые другие[23] . Столь широко распространенные в городах утечки воды из систем водоснабжения, теплоснабжения, артезианских скважин, особенно в отсутствие дренажа, неизбежно приводят к переувлажнению фундаментов и стен исторических построек, изменению структуры грунтов, выщелачиванию известкового раствора из кладки фундаментов и, как следствие, к неравномерной осадке зданий и деформации несущих конструкций. Отмеченные процессы характерны для памятников городов и сел Удмуртской Республики (собор Александра Невского в Ижевске, дом купца Башенина в Сарапуле, Троицкая церковь в с. Елово Кезского района и т. д.), городов Омск, Новосибирск, исторических поселений Красноярского края - Канска и Минусинска, Сахалинской области и других регионов. Подтопление зданий в историческом городе Мариинске Кемеровской области вызвано нарушением его дренажной системы.

Нередко подтопление территории накладывается на ареалы проявления атмосферного загрязнения, вибрации и других факторов экологического риска, что усиливает их вредные воздействия для всех реципиентов, включая недвижимые объекты культурного наследия. Характерными примерами такого рода в 1999 г. были: здание Дворянского собрания в Пензе, Гостиный двор в Тамбове, Далматовский монастырь в Курганской области, памятник В. И. Ленину у Волго-Донского судоходного канала, а также главный монумент памятника-ансамбля "Мамаев Курган" в Волгограде (памятник находится в аварийном состоянии и нуждается в безотлагательных аварийно-спасательных работах).

Широко и практически повсеместно в стране проявлялись такие относительно новые факторы экологического риска, как экологически нерегламентированная застройка, бесконтрольное наращивание культурного слоя и визуальное загрязнение ценных исторических ландшафтов . Отмеченные явления в 1999 г. фиксировались в Республике Карелия (Петрозаводск, Сортавала, Олонец, исторические деревни Пряжинского района), Московской области (усадьба "Остафьево" Подольского района, "Любимовка" Пушкинского района и др.), Самарской области (территория национального парка "Самарская Лука" и ряд других ареалов), Смоленской области, в исторических селах Кемеровской области и т. д.[24]

В отдельных местах фиксировалась вырубка лесов на землях историко-культурного назначения (Плюсский район Псковской области, Дмитровский район Московской области, ряд районов Липецкой области и др.)[25] .

Нередко, к сожалению, многочисленные факторы экологического риска проявляются совместно, в разнообразных сочетаниях, усиливая конечный эффект[26] . Так, в частности, складывается ситуация в отношении Дмитровского и Успенского соборов, церкви Покрова на Нерли (все - ХII в.) и других памятников Владимиро-Суздальского белокаменного зодчества, вошедших в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. В число разрушительных воздействий по отношению к ним входят: сульфатно-солевые (мучнистые) разрушения белого камня, разнообразные виды выветривания, подтопление, загрязнение воздуха и вод, вибрация и некоторые другие. Аналогичные процессы, хотя и в меньшей степени, проявляются на другом памятнике всемирного наследия - в Троице-Сергиевой Лавре в Московской области.

Экологически агрессивная среда ускоряет естественное разрушение памятников вследствие процессов старения. Отмеченный феномен характерен не только для памятников белокаменной архитектуры, но и для традиционного в России деревянного зодчества. За отчетный период специалистами фиксировалось ухудшение состояния памятников деревянного зодчества как в традиционных для последнего районах Русского Севера, так и в Новосибирской области (церкви Покрова Пресвятой Богородицы и Серафима Саровского в с. Турнаево Болотнинского района), в Алтайском крае, Новгородской, Нижегородской, Омской и Томской областях, Республике Бурятия и др.[27]

Результаты анализа сведений о воздействии экологических факторов на состояние культурного наследия в последние годы позволяют сделать следующие выводы:

- процесс утраты памятников истории и культуры под воздействием экологических факторов продолжается практически повсеместно;

- под воздействием естественных и антропогенных факторов экологического риска находится весьма значительная часть культурного наследия регионов и страны в целом;

- перечень факторов экологического риска объектам наследия постоянно расширяется; наряду с численно превалирующими традиционными естественными и антропогенными факторами риска (подтопление территории, загрязнение воздушного бассейна, вибрация и т. д.) все активнее проявляется воздействие новых факторов, таких как визуальное загрязнение (искажение) исторических ландшафтов, экологически нерегламентированная приватизация и др.

§ 2.2. Археологическое наследие

Археологическими исследованиями в Российской Федерации выявлено более 100 тыс. памятников археологии, включающих стоянки, городища, селища, могильники, святилища, памятники наскальной живописи, шахты, мастерские, участки культурного слоя в исторических городах. Из них под охраной государства, как и в предыдущие годы, находятся 15 тыс. объектов. Информация о состоянии археологического наследия России представлена в 1999 г. 51 субъектом Федерации[28] .

Среди естественных процессов следует отметить интенсивное разрушение памятников археологии в прибрежно-морских зонах. К сожалению, в федеральной целевой программе "Мировой океан" задачи сохранения археологического наследия не поставлены. Такое положение должно быть исправлено. Эффективными средствами сохранения археологического наследия в этих районах являются разработка и осуществление программы мониторинга археологического наследия, проведение неотложных спасательных работ на наиболее важных объектах.

Особая проблема - физическое уничтожение культурного слоя в исторических городах. В крупных городах оно перешло в новую фазу, когда инвесторы готовы оплатить любые раскопки и выполнить все научные нормативы в целях получения земельных участков в центре города. Такие раскопки никак не согласуются с задачами сохранения и использования археологического наследия. Физическое уничтожение археологического культурного слоя в исторических городах не всегда удается предотвратить. Нередко строители пытаются проводить работы без специального археологического исследования. На фоне относительно благополучной Москвы особенно удручающей выглядит ситуация в малых городах России.

Требованием дня становится переход от системы учета памятников археологии к мониторингу археологического наследия. Ряд регионов уже проводит мониторинг на части своих территорий (Ставропольский край, Волгоградская, Иркутская, Челябинская области).

Затянувшийся процесс принятия Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" оказывает прямое негативное воздействие на охрану и использование археологического наследия.

В настоящее время идет составление земельного кадастра России. В эту работу необходимо безотлагательное включение органов по охране памятников. Составление Реестра археологических земель - одна из наиболее актуальных задач. Минкультуры России и Госкомзем России приступили к согласованию позиций и подходов. Началась эта работа и в регионах России. На этом фоне вызывает серьезные нарекания позиция ряда субъектов Федерации, не имеющих сведений о пользователях (владельцах) участков, в границах которых расположены памятники археологии.

В сложившейся ситуации наиболее важными мерами по сохранению археологического наследия народов России представляются:

- создание законодательной базы, способной обеспечить сохранение археологического наследия в современных социально-экономических условиях;

- координация деятельности Минкультуры России со всеми министерствами и ведомствами, на территории которых находятся разрушаемые памятники археологии;

- возобновление и развитие Федеральной подпрограммы по сохранению археологического наследия, важнейшими направлениями которой должны стать мониторинг выявленных объектов, выявление археологических памятников и включение их в систему мониторинга, разработка проектов охранных зон, музеефикация;

- координация действий Минкультуры России и Госкомэкологии России по проведению археологической экспертизы в рамках общей экологической экспертизы;

- разработка и проведение археологического мониторинга на федеральном и региональном уровнях;

- участие государственных органов по охране недвижимых памятников истории и культуры всех уровней в подготовке земельного кадастра России[29] .

§ 2.3. Музеи-заповедники

Несмотря на сохранение в 1999 г. остроты организационных и финансовых проблем своего функционирования, сеть государственных музеев-заповедников страны, находящихся под охраной закона "Об охране и использовании памятников истории и культуры", не сократилась. По данным Минкультуры России, на 1 января 2000 г. насчитывается 88 музеев-заповедников, утвержденных постановлениями Правительства Российской Федерации. Их число с прошлого года не изменилось. Однако следует заметить, что существует ряд учреждений культуры, которые по решению региональных органов получили статус музея-заповедника, закрепленный в официальном названии.

Природоохранное значение музеев-заповедников (МЗ) нередко обусловлено значительными размерами их территорий (Прохоровское поле - 6 тыс. га, Бородино - 11 тыс. га, Соловецкий - 106 тыс. га), а также территорий их охранных зон. Размеры последних достигают 10 тыс. га в Кижах, 64,5 тыс. га в Бородино, почти 200 тыс. га в МЗ "Куликово поле". К сожалению, жизненно важные для сохранения культурного и природного наследия музеев-заповедников охранные зоны в ряде случаев просто отсутствуют, например, в МЗ "Царское Село", "Парк Монрепо", "Ростовский Кремль", Кирилло-Белозерском МЗ и т. д. В некоторых других случаях режим охранных зон грубо нарушается[30] .

Музеи-заповедники и близкие к ним по своим функциям музеи-усадьбы являются подведомственными учреждениями Минкультуры России и/или его региональных органов и относятся к объектам федеральной или региональной собственности. Абсолютное большинство объектов фактически является особо охраняемыми историко-культурными и природными территориями с очень важными образовательными, воспитательными и рекреационными функциями.

В силу ценности и уникальности своих экспонатов сформировавшиеся в течение многих десятилетий музеи-заповедники стали практически незаменимыми очагами культуры не только местного, но регионального и даже национального значения.

Специального контроля экологической ситуации на территориях МЗ не существует, однако второй год Минкультуры России рассылает запросы с предложением провести экспертную экологическую оценку территорий музеев-заповедников и музеев-усадеб. В текущем году получены отчеты о негативном воздействии факторов окружающей среды по 45% числа отчитывающихся территорий (97), из них 9 музеев-заповедников, по которым ранее сведения отсутствовали. Как показывает анализ сложившейся ситуации, экологические проблемы, с которыми сталкиваются музеи-заповедники, мало изменяются год от года. Проведен анализ ситуации по 60 территориям МЗ, сведения о которых имеются за 1998-1999 гг.

40 объектов (66%) имеют те или иные экологические проблемы. По одной - две проблемных ситуации выделено для 35 (58%) территорий МЗ, по три - для четырех музеев-заповедников, расположенных в крупных промышленных центрах или в непосредственной близости от них (Москва, Ярославль, Санкт-Петербург). И только на территории музея-заповедника В. Д. Поленова выделено четыре проблемных ситуации, но это, скорее всего, связано с повышенным вниманием администрации к состоянию природной среды на территории музея[31] .

В сравнении с предшествующим годом экологическая ситуация изменилась незначительно: практически те же показатели распространенности загрязнения воздушного бассейна и водной среды, на 6% снизился показатель подтопления территории и на 2% увеличился показатель деградации растительного покрова. В то же время с 42 до 34% сократился показатель территорий, не имеющих проблемных ситуаций, что полностью согласуется как с фиксируемыми тенденциями динамики экологических показателей в стране, так и с экспертными оценками в соответствующей сфере[32] .

Далее на отдельных, наиболее репрезентативных примерах рассматриваются основные экологические проблемы музеев-заповедников страны, фиксировавшиеся в материалах официального опроса в 1999 г.

Загрязнение воздушного бассейна

Проблемы некоторых МЗ в большинстве случаев остались те же, что и в предыдущем году. Из вновь поступивших сведений обращает на себя внимание ситуация в МЗ "Ясная Поляна" . Загрязнение воздушного бассейна территории музея-заповедника значительное, выше предельно допустимых концентраций для лесных насаждений (ПДК - лес), утвержденных для Ясной Поляны. Основной источник загрязнения - химкомбинат ОАО "Щекиноазот", расположенный в 2,5 км от МЗ. Кроме того, загрязнителями атмосферного воздуха являются Первомайская ТЭЦ (2,5 км) и Косогорский металлургический завод (5 км), а также автотранспорт, движущийся по Симферопольскому шоссе и окружной дороге. Отмечено превышение утвержденных нормативов по следующим загрязняющим веществам: аммиак (2 ПДК-лес), оксид и диоксид азота (2 и 4 ПДК-лес), сероводород (1,5 ПДК-лес), формальдегид (3 ПДК-лес), метанол (более 2 ПДК-лес), диоксид серы и оксид углерода (ниже ПДК-лес)[33] .

Анализ динамики состояния воздушного бассейна за последние 5 лет не дает оснований предполагать резкое снижение уровня загрязнения воздуха и, следовательно, сокращение темпов деградации растительности (см. ниже).

Площадки Новороссийского МЗ находятся в непосредственной близости от промышленных предприятий г. Новороссийска. Загрязнение воздушного бассейна значительное, превышены ПДК по взвешенным веществам в 2,7 раза, диоксиду азота - в 1,3 раза, формальдегиду - в 5,3 раза. Источники загрязнения: цементные заводы, машиностроительные предприятия, ОАО "Новороссийский морской торговый порт", ОАО "Новороссийский судоремонтный завод" и автотранспорт. На охраняемые объекты оказывает вредное воздействие загрязнение цементной пылью[34] .

Деградация растительности

МЗ "Куликово поле" . Территория музея-заповедника включает, кроме степных участков, лесные насаждения, парковые посадки, фруктовые сады. Объект расположен в области интенсивного сельскохозяйственного освоения, процессы деградации растительного покрова значительны. Основными причинами деградации растительности являются продолжающаяся самовольная вырубка лесов (балочных дубрав, на Водяном поле), охота, неумеренная распашка земель, местами подходящая вплотную к заповедным участкам, интенсивный выпас скота, а в отдельных местах - высокая рекреационная нагрузка. Отмечается исчезновение редких растений разнотравья и ряда редких, занесенных в Красную книгу степных видов. Ослабевает биологическая устойчивость древесно-кустарниковой растительности, отмечается усыхание и преждевременная гибель древостоя, отсутствие естественного возобновления основных лесообразующих пород.

МЗ "Ясная Поляна" . Основной причиной деградации растительности является негативное воздействие промышленных выбросов. Зона, в которой наблюдается угрожаемая степень ослабленности лесов (включая парковую часть), занимает площадь 198,6 га (78%), зона умеренной степени ослабленности лесов - 55,4 га (22%)[35] .

Соловецкий МЗ . Деградация растительности на лесной территории МЗ происходит на туристических маршрутах и в рекреационных зонах, используемых местным населением. Основные физические параметры деградации растительности: вытаптывание напочвенного покрова, уплотнение почвы, развитие тропиночной сети. Причины деградации: нерегулируемое побочное пользование, неконтролируемое посещение лесной территории МЗ неорганизованными туристами и местным населением, повреждение растений и самовольные рубки дровяной и деловой древесины.

Музей-усадьба М. И. Глинки, филиал Смоленского ГМЗ . Растительность страдает от подтопления территории. Деградация проявляется следующим образом: развитие прикорневой и стволовой гнили мягких древесных пород, что приводит к частичной гибели деревьев, изменение (ухудшение) видового состава травостоя, появление болотной растительности в местах, где ранее ее не было. Динамика деградации - нарастающая.

МЗ "Александровская слобода" . Отмечается дуплистость лип, которую специалисты связывают с загрязнением почв тяжелыми металлами, в частности, ртутью.

Подтопление территории

Краснодарский МЗ, Темрюкский музей боевой техники . Значительное подтопление территории, на которой расположен музей боевой техники, объясняется близостью Приазовских плавней, входящих в систему Курчанских лиманов. Специфика гидрологического режима лимана вызывает оползни, подтопление близлежащих объектов на территории музея[36] .

Проблемы с подтоплением отмечаются также в другом филиале МЗ - Таманском музейном комплексе . Подпочвенные воды размывают территорию, на которой расположен Дом-музей М. Ю. Лермонтова. На городище Гермонасса-Тмутаракань осыпается береговая линия.

Музей-усадьба М. И. Глинки, филиал Смоленского ГМЗ . Причина подтопления территории - хозяйственная деятельность Смоленской атомной электростанции (водохранилище АЭС на р. Десне). Подъем уровня грунтовых вод в районе Новоспасского на 2-3 м выше естественного уровня воды в р. Десна. Повышение уровня стояния грунтовых вод на территории усадьбы вызывает образование заболоченных участков, выход грунтовых вод на поверхность в местах, где ранее их не было, что негативно отражается на состоянии растительности.

Визуальное загрязнение

Основной целью, стоящей перед музеем-заповедником "Куликово поле" , является сохранение мемориальной территории как носителя объективной информации об историческом событии. По данным обширных комплексных археолого-палеогеографических исследований, проводимых в предполагаемом районе Куликовской битвы, была выявлена значительно большая облесенность местности, в том числе и водораздельных пространств в старорусское время. Современные же ландшафты территории музея-заповедника представляют собой результат интенсивных антропогенных процессов, значительно изменивших природные экосистемы[37] . Практически полностью распаханные территории водоразделов, надпойменных террас, пологие склоны балок указывают на наличие процессов визуального загрязнения, т. е. процессов утраты эстетической привлекательности ландшафта вследствие замены очень сложной и разнообразной структуры природных комплексов северной лесостепи (нагорные дубравы и байрачные дубравы, остепненные склоны, лугово-степные и луговые комплексы, остепненные и залесенные водоразделы) на однообразные безлесные агроландшафты.

§ 2.4. Охраняемые объекты ландшафтной архитектуры

В 1999 г. основные проблемные ситуации, характерные для памятников садово-паркового искусства, мемориальных усадеб, исторических ландшафтов в городах, лесопарковых зонах массового отдыха населения, принципиально не изменились. Однако некоторые из них, связанные с новым жилищным, транспортным строительством в пригородах, с ослаблением контроля со стороны государственных органов и общественности, получили еще большее распространение в Московской, Тверской, Тульской, Псковской областях и других регионах страны.

Наибольший урон объектам ландшафтной архитектуры приносит неконтролируемое "расползание" малоэтажной застройки в окрестностях крупных городов, предоставление местными органами власти ценных в природном отношении территорий под строительство коттеджей, особняков, подъездных дорог к ним, инженерных коммуникаций. Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что значительная часть отводов земли в этих целях тяготеет к наиболее живописным местам - берегам рек и озер, лесным опушкам, полянам и т. д. К тому же этот процесс охватывает наиболее доступные зоны отдыха населения городов вблизи автодорог, железнодорожных станций, непосредственно за городскими границами. Так, в охранной зоне московской усадьбы Братцево запланировано строительство частных коттеджей, которые расположатся между МКАД и усадебной церковью, на территории бывшего плодового сада. Значение этого проекта следует рассматривать в контексте тех изменений, которые уже произошли в усадьбе ранее, при прокладке кольцевой дороги по ее территории и которые в значительной степени обесценили этот памятник истории и культуры, оторвали его от природного окружения, резко ухудшили его экологические показатели. Посещаемость Братцевского парка снизилась из-за шумового и зрительного воздействия автомагистрали, загрязненности воздуха[38] .

Срочного вмешательства требует обстановка вокруг многих подмосковных усадеб. В Неклюдове (Мытищинский район Московской области), где располагается в настоящее время Детский центр, идут подготовительные мероприятия по строительству поселка с особняками - за счет урезания парковых территорий. В том же районе, в бывшей усадьбе Алексеевых - Липки, произведены отводы участков в охранной зоне, намечена вырубка парковых насаждений, которые дороги нам, как память о великом театральном режиссере К. С. Станиславском. В 1999 г. эта проблема приобрела характер юридического прецедента, дело рассматривается в Генеральной прокуратуре Российской Федерации. На территории Плещеево (связана с пребыванием там П. И. Чайковского) коттеджи уже построены, сточные воды от них растекаются по участкам, оставшимся от усадебного парка[39] .

Зачастую новые поселки строятся не только вопреки действующему природоохранному законодательству, но и в нарушение правил безопасности - таких, например, как запрещение жилищного строительства в местах, подверженных угрозе затопления. Так, в зоне риска Химкинского водохранилища, непосредственно ниже его плотины, в пойме р. Химки идет строительство "элитного" жилья. Этот квартал практически обесценивает исключительные пейзажные достоинства местности с особым сочетанием выразительного рельефа: воды, лесных насаждений, троп, родников. Видовым качествам Покровско-Глебовского лесопарка нанесен невосполнимый ущерб. Вся эта зона производит впечатление полной заброшенности: загрязнены родники, утеряны пруды-"сажалки", на месте парковых аллей появляются случайные проезды и проходы, не расчищаются завалы деревьев[40] .

Во многих случаях на первый план выступает фактор заброшенности исторических парков. В полном небрежении находится бывшее имение А. Т. Болотова - Дворяниново в Тульской области. Ничего не сделано, чтобы предотвратить распад созданного им Богородицкого парка на р. Уперте, который все более превращается в дикие заросли. Продолжается разорение тверской усадьбы Знаменское-Раек, памятника русского садово-паркового искусства. Лесные массивы, поляны, аллеи запущены, зарастают. Рухнула и беседка Ротонда, украшавшая в течение двух веков парк, который создал известный архитектор, литератор, изобретатель, ученый-просветитель XVIII в. Н. А. Львов.

Пренебрежительное отношение к паркам, садам, лесопаркам как одному из видов национального наследия приобретает массовое распространение. Даже в самой столице, в таком дворцово-парковом комплексе как Кузьминки, погибают ценные деревья, поляны постепенно зарастают молодой порослью, не ликвидированы последствия пожаров и ветровалов (объект находится в ведении Мослесопарка). Если, например, в подмосковном Ольгово и восстанавливаются хозяйственные постройки, то эта активность отнюдь не распространяется на парк. В Никольском (Дмитровский район), на территории зоны охраняемого ландшафта обнаружено более десяти гектаров вырубленного и брошенного леса. В усадьбе Гульнево (Дмитровский район) еще сохраняются отдельные фрагменты парка, но рядом с ними - также обширные участки вырубленного леса. Рубка леса ведется и в непосредственной (визуально воспринимаемой) близости от усадьбы Салтыково (Раменский район). При этом участки не были затронуты ни пожарами, ни ветровалом.

Зачастую перед тем, как вырубить приусадебный лес, заинтересованные организации и лица меняют категорию насаждений. Территория из "лесной" становится "нелесной", что в дальнейшем облегчает ее использование под застройку. Так поступили, например, с прогулочной рощей, входившей в состав усадьбы Любимовка (Пушкинский район), которая принадлежала купцам Алексеевым, а позже К. С. Станиславскому[41] .

В иных случаях парковые насаждения не вырубаются, но их эстетической, рекреационной ценности наносится ущерб тем, что рядом с ними на открытых полянах (а иногда и в самой усадьбе) ведется строительство производственных сооружений, обезображивающих ландшафт. Например, новый технический водоем с трубопроводами "украсил" усадьбу Подгороднее в Тверской области[42] .

Вопреки общей тенденции к дальнейшему ухудшению состояния природной среды охраняемых объектов ландшафтной архитектуры ряд примеров может рассматриваться в качестве положительного исключения. В некоторых парках-памятниках осуществляются восстановительные мероприятия, чаще всего это связано с реконструктивными или реставрационными работами на историко-архитектурных объектах. Так, например, в Псковской области, в усадьбе Наумово, принадлежавшей некогда М. П. Мусоргскому, восстановлен не только главный дом и оранжерея, поставлен памятник композитору, но и восстанавливается парк, расчищаются аллеи и поляны, обозначаются прогулочно-экскурсионные тропы, имеющие мемориальное значение. В музее-заповеднике Остафьево разработан и в 1999 г. утвержден проект зон охраны памятника, проводятся работы по реставрации исторического парка и в его ближайшем окружении[43] . В Воробьеве (Подольский район) изысканы возможности для содержания в удовлетворительном состоянии парковых насаждений, которые находятся в ведении дома отдыха. В усадьбе Щапово расположен краеведческий музей, его сотрудники установили строгий контроль за использованием лесов и полей, входящих в зону охраны природного ландшафта, здесь проводятся рубки ухода и другие необходимые мероприятия.

Непосредственно в г. Москве также имеются отдельные примеры заботы о ландшафте. Постепенно, хотя и медленно, восстанавливается старый Останкинский сад, здесь проводятся реставрационные работы на площади 12 га. Аналогичные меры осуществляются и в регулярной части Кусковского парка. Начались работы по восстановлению садов и прудов при усадьбе Д. Мамонова на улице А. Косыгина, подготовлен проект реставрации, но дальнейший ход работ затруднен тем, что территория памятника фактически расчленена пользователями на две обособленные части.

По многим из вышеназванных объектов наблюдения ведутся в течение нескольких лет, отдельные факты освещались в предыдущих выпусках Государственного Доклада "О состоянии окружающей природной среды" (1997, 1998 гг.). Исторические парки - особый вид культурного и природного наследия, который требует специфических подходов. Как показывает проведенный экспертный опрос, большинство специалистов - ландшафтных архитекторов высказывает твердое убеждение в необходимости создания в рамках общей системы охраны памятников особого подразделения, которое могло бы осуществлять инвентаризацию и постоянный мониторинг исторических садов и парков, научно оценивать их состояние, способствовать принятию срочных мер и долговременных программ по их восстановлению.

§ 2.5. Особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации

В настоящее время в Государственном своде особо ценных объектов числится 62 объекта.

Большая часть объектов находится в крупных промышленных городах и в полной мере испытывает все негативные воздействия, связанные с загрязнением атмосферы, вибрацией от транспорта, подтоплением и т. д. Состояние некоторых объектов из этого списка уже охарактеризовано выше.

Специальных опросов о влиянии экологических факторов на особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации не проводилось, однако некоторые субъекты Федерации, например, Томская область, дополнительно к общим анкетам, предоставили информацию об особо ценных объектах. Особо ценными объектами культурного наследия Российской Федерации на территории Томской области признаны Томский политехнический университет и Томский государственный университет. Оба комплекса содержатся в удовлетворительном состоянии. Основными факторами, вызывающими ухудшение состояния объектов, являются:

- антропогенные - подтопление территории грунтовыми и техногенными водами, грибковое поражение стен, нарушение исторического ландшафта в результате дисгармоничной современной застройки;

- природные - оползни на территории ботанического сада ТГУ[44] .

Число особо ценных объектов не меняется несколько лет, и мораторий на пополнение Свода продолжает действовать. Главной причиной объявления моратория является стремление Правительства ограничить дальнейший рост числа особо ценных объектов и тем самым сократить темпы роста финансовых расходов на их поддержку. Другая причина - отсутствие соответствующей законодательной базы[45] . В настоящее время в Минкультуры России уже разработан закон "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации". В нем определены правовые нормы включения объектов в Свод особо ценных объектов, порядок управления объектами и взаимоотношения с исполнительными органами власти (федеральными, субъектов Федерации и муниципальными), возможности хозяйственной деятельности и т. д. Принятие закона определит дальнейшую работу по формированию Свода особо ценных объектов культурного наследия.

Глава III . Охрана историко-культурного наследия от факторов разрушения

§ 3.1. Мониторинг состояния историко-культурного наследия

Принятый в 2002 году Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» определил необходимость ведения единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее – единый реестр) как государственной информационной системы совместного ведения, содержащей сведения об объектах культурного наследия, их территориях и зонах охраны.
Кроме этого, закон определил основные направления контроля за состоянием объектов культурного наследия (ст. 20, ст. 33, ст. 39), которые заключаются в следующем:
- контроль осуществляется государственными органами охраны объектов культурного наследия в рамках мероприятий по государственной охране объектов культурного наследия;
- определены основные мероприятия по осуществлению данного контроля и установлена периодичность их проведения;
- мониторинг данных об объектах проводится в рамках ведения единого реестра и обеспечивает своевременное изменение данных единого реестра.
В настоящее время мониторинг состояния объектов культурного наследия проводится в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 05.07.2001 № 504 «Об общероссийском мониторинге состояния и использования памятников истории и культуры, предметов музейного фонда Российской Федерации, документов библиотечных фондов, архивного фонда Российской Федерации, а также кинофонда» в порядке, определенном приказом Минкультуры России от 28.05.2002 № 848 «Об утверждении Порядка проведения общероссийского мониторинга состояния и использования памятников истории и культуры»[46] .
Осуществление мониторинга в 2002-2004 годах выявило концептуальные противоречия между соответствующими положениями Федерального закона № 73-ФЗ и порядком проведения мониторинга объектов культурного наследия, установленного упомянутым приказом Минкультуры России, которые заключаются в следующем:
1. Отсутствие утвержденного в установленном порядке описания предмета охраны объекта культурного наследия не позволяет организовать мониторинг данных объектов в соответствии с указанными требованиями Федерального закона № 73-ФЗ. Контроль за состоянием объектов культурного наследия осуществляется с использованием традиционных методов определения технического состояния объектов недвижимости, не имеющих охранного статуса.
2. Отсутствует система организации проведения мониторинга состояния объектов культурного наследия государственными органами охраны объектов культурного наследия, так как до настоящего времени не создана единая система государственных органов охраны объектов культурного наследия в Российской Федерации.
3. Существующий порядок проведения мониторинга состояния объектов культурного наследия не позволяет определить состояние предмета охраны объекта, сравнить его с ранее определенными характеристиками предмета охраны и на этом основании выполнить прогноз его состояния для предотвращения повреждения или утраты предмета охраны объекта культурного наследия.
4. Отсутствует система планирования мониторинга, что приводит к выбору объектов для проведения исследований и контроля под воздействием различных второстепенных факторов[47] .
Эффективное ведение единого реестра, осуществление контроля за состоянием объектов культурного наследия невозможно без создания единого механизма получения, обработки и обновления сведений об объектах культурного наследия.
При построении современной системы мониторинга состояния объектов культурного наследия должны учитываться следующие требования:
1. Проведение мониторинга состояния объектов культурного наследия необходимо осуществлять в рамках деятельности единой государственной системы органов охраны объектов культурного наследия, что обеспечивает достоверность и своевременное обновление сведений обо всех объектах культурного наследия (не зависимо от их категории историко-культурного значения).
2. Необходимо формирование единой системы наблюдений, обработки и анализа информации о состоянии объектов культурного наследия в рамках ведения информационных систем в области недвижимого культурного наследия.
3. Объектом мониторинга является объект культурного наследия, но основой построения системы наблюдений должен быть предмет охраны объекта культурного наследия - перечень особенностей объекта, послуживших основанием для включения его в единый государственный реестр объектов культурного наследия и подлежащих обязательному сохранению.
4. Система сбора исходных данных для проведения мониторинга должна учитывать результаты всех мероприятий по государственной охране, сохранению, использованию и популяризации объектов культурного наследия.
Данные должны формироваться на основе документов, касающихся объектов культурного наследия и участвующих в документообороте государственного органа охраны объектов культурного наследия, на результатах плановых (инспекторских) обследований объекта, а также на информации, получаемой в результате проведения специализированных исследований состояния объекта, в том числе в процессе проведения работ по сохранению объекта культурного наследия.
5. Автоматизация процесса сбора данных наиболее полно обеспечивается при осуществлении аналитической разметки документов, участвующих в документообороте. Аналитическая разметка документа, т.е. автоматизированное извлечение из документа необходимых сведений об объекте культурного наследия и последующая обработка этих данных, позволяет заблаговременно определить факторы угроз, связанных с объектами культурного наследия, и принять необходимые меры до начала проектирования и проведения работ, касающихся объектов культурного наследия.
6. Наиболее эффективным способом проведения мониторинга является включение его в систему ведения единого реестра. В этом случае будут обеспечиваться анализ состояния предмета охраны объекта, своевременность обновления данных, возможность принятия срочных мер в отношении объектов, находящихся в аварийном состоянии.
7. Проведение анализа состояния предмета охраны, учет влияния внешних воздействий на состояние объекта, анализ характера изменений состояния, формирование прогноза с наибольшим успехом можно осуществить при подробном описании составных частей объекта культурного наследия в целом, его предмета охраны, отдельных элементов, формирующих предмет охраны или оказывающих влияние на его сохранность. В этом случае упрощается задача применения математических методов анализа и прогнозирования, а также внедрение автоматизированных технологий проведения мониторинга[48] .
Необходимость незамедлительного решения данного вопроса ярко проявилась на заседании Правительства Российской Федерации по вопросу о сохранении объектов культурного наследия 21.10.2004, когда нерешенными оказались основные вопросы построения системы государственной охраны объектов культурного наследия – оказалось, что фактически нет данных об общем количестве объектов культурного наследия Российской Федерации, находящихся под государственной охраной, кроме этого, отсутствуют данные по многим другим параметрам[49] .
В протокольном решении Правительства Российской Федерации поставлена задача - уточнить состав объектов культурного наследия федерального значения до 1 апреля 2005 года, что явно нереально при, примерно, 30 тысячах объектов и отсутствии системы мониторинга, удовлетворяющей указанным требованиям.

§ 3.2. Законодательство об охране окружающей среды России применительно к сохранению культурных ценностей

Действующее современное международное право на начало XXI века имеет новую, сформировавшуюся и общепризнанную отрасль – “Международное право окружающей среды (МПОС)”, которая по мнению известных исследователей – специалистов-международников насчитывает более 1000 многосторонних и более 3000 двусторонних договорных правовых источников.

Многие из них содержат “культурные статьи” и говорят о сохранении культурного наследия, поскольку и в концептуально-методологическом плане, и на практике деятельности соответствующих ответственных организационно-административных структур охрана природы и охрана памятников во многом близки и сонаправлены.

Непосредственными краеугольными камнями в фундаменте системы международно-правовой охраны и сохранения культурных ценностей в рамках МПОС являются, прежде всего, конвенции и иные правовые акты ЮНЕСКО.

Как уже отмечалось, именно международные нормативные и ненормативные правовые акты ЮНЕСКО концептуально-методологические дают право и основание разрабатывать и развивать систему сохранения и охраны культурных ценностей и в рамках международного экологического законодательства.

Осевым системообразующим научно-концептуальным базисом и практическим фактором в этой системе следует назвать Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г.[50]

В 2002 году в России приняты новые отраслевые федеральные законы: “Об охране окружающей среды” №7-ФЗ от 10 января 2002 г. и “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации” №73-ФЗ от 25 июня 2002 г.

Оба закона устанавливают базисные концептуально-правовые основы систем охраны природы и охраны недвижимых, по преимуществу, памятников истории и культуры на ближайший обозримый период.

Первый, заменил Закон РСФСР от 19 декабря 1991 года N 2060-1 (ред. от 02.06.93) "Об охране окружающей природной среды", второй – Закон РСФСР от 15 декабря 1978 “Об охране и использовании памятников истории и культуры” (в ред. Указа Президиума ВС РФ от 18.01.85)[51] .

Оба закона знаменуют собой новый этап в развитии соответствующих систем российского законодательства и, в свою очередь, национальных систем охраны природных объектов и ресурсов, а также антропогенных ценностей и культурных ресурсов - недвижимых культурных объектов, составляющих наследие (достояние) народов России.

Если о последнем законе №73 – ФЗ в концептуально-стратегическом смысле нами сказано больше, чем предостаточно, то эволюция экологического законодательства с точки зрения интересов охраны и сохранения культурных ценностей в России представляет не только большой научно-концептуальный интерес, но и огромное практическое прикладное значение.

Начнем мы наш анализ с анализа базового термина “окружающая среда”, который воплощает и новую по сравнению с предыдущим законом 1991 г. нормативно-правовую концепцию окружающей среды.

Итак, окружающая среда согласно ст.1 Закона “Об охране окружающей среды” 2002 года есть “совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов”[52] .

Безусловно, все культурные ценности являются, как минимум, антропогенными объектами по своей онтологической сути, по происхождению и (или) просто по определению.

Большая часть из них, классическая часть, назовем ее для простоты и краткости – предметы (архивные ценности, музейные предметы, выставочные экспонаты, произведения искусства, религиозная и фольклорная утварь и т.п.), в чисто материально-вещественном отношении традиционно изготовлена из природных материалов или на их основе. Таким образом эта часть культурных ценностей должна быть отнесена к природно-антропогенным объектам.

Дословное определение природно-антропогенного объекта устанавливает, что это “природный объект, измененный в результате хозяйственной и иной деятельности, и (или) объект, созданный человеком, обладающий свойствами природного объекта и имеющий рекреационное и защитное значение”.

Под настоящее определение, очевидно, подпадают не только вышеназванные предметные культурные ценности, но и материально проявленные пространственно-временные объекты, такие как классические недвижимые объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) – памятники, ансамбли и достопримечательные места, а также особые крупные пространственные историко-культурные образования, такие как культурные ландшафты, исторические города, поселения, целые исторические области (регионы) как единое культурное целое, историко-культурные заповедники и др.

Федеральный законодатель согласно рассматриваемому закону относит к природной среде (читай, к природе) не только совокупность компонентов природной среды и природных объектов, но и описанных выше - “смешанных”, природно-антропогенных объектов.

Получается, что из четырех перечисленных выше в определении классов объектов, два класса, а именно – природно-антропогенные и антропогенные объекты могут включать культурные ценности, в том числе ценности, составляющие культурное наследие (достояние) народов России.

Однако и это еще не все. В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также международными обязательствами России целый ряд категорий природных объектов прямо отнесены современным международным и федеральным законодателем к числу культурных ценностей.

В частности, согласно ст.7 Закона Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. №4804-1 “О вывозе и ввозе культурных ценностей” среди культурных ценностей - категорий предметов, подпадающих под его действие называются, в частности, следующие чисто природные по своему происхождению объекты:

- редкие коллекции и образцы флоры и фауны, а также

- предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия и палеонтология.

Таким образом, три из четырех названных класса объектов прямо включают в себя культурные ценности (памятники культуры), составляющие культурное наследие (достояние) народов России.

Прямо не называя их и дословно не относя к “компонентам природной среды” (пункт 3 ст.1) и (или) к “объектам охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности” (пункт 1 ст.4 Закона об охране окружающей среды 2002 г.), федеральный законодатель вместе с тем установил, что особой охране подлежат объекты, в частности, включенные в Список всемирного культурного наследия, дендрологические парки, ботанические сады, лечебно-оздоровительные местности и курорты, исконная среда обитания, места традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, объекты, имеющие особое... научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение...”[53] .

Из вышеизложенного следует, во-первых, что названный в пункте 1 ст.4 перечень объектов нельзя считать исчерпывающим и, во-вторых, перечисленные в пункте 3 ст.4 настоящего Закона вышеназванные культурные объекты прямо отнесены федеральным законодателем к объектам особой охраны окружающей среды.

На практике работы профессионалы-субъекты культурной деятельности часто используют термин “культурные ресурсы”, который является базовым в системе охраны и сохранения ценностей культурного наследия, построенной на основе “экономического (ресурсного) подхода”. О нем с точки зрения международно-правовой доктрины нами уже говорилось ранее.

Именно ресурсный (экономический) подход de facto и de jure естественно закреплен и в действующем федеральном законодательстве об охране окружающей среды[54] .

Это законодательство обладает целым рядом положительных качеств и характеристик, в частности, ему свойственны:

- концептуально-комплексный системно-научный характер,

- большая естественно-научная и практическая разработанность,

- изначально межведомственный и междисциплинарный подход, в значительной степени международно-правовой характер[55] .

Это как раз те качества и характеристики, которых в настоящий период развития российского права так принципиально не достает законодательству РФ о культуре, об охране и сохранении культурных ценностей культурного наследия (памятников истории и культуры) народов России.

Отметим также доктринально определяющую и ключевую особенность нового законодательства об охране окружающей среды, носящую как материально-правовой, так и процессуальный характер. Ее даже нельзя ограничивать собственно экологическим законодательством. Эту нормативно обязательную доктринальную новацию и (или) новое правовое явление, с которым мы впервые сталкиваемся во внутреннем праве России, я бы назвал это “интерференцией законодательств” или “интерполяцией правовых отраслей”.

Ее ключевым выражением стала формулировка пункта 1 ст.59 Закона об охране окружающей среды 2002 г. о правовом режиме охраны природных объектов. Итак, дословно она звучит следующим образом: “Правовой режим охраны природных объектов устанавливается законодательством в области охраны окружающей среды, законодательством о природном и культурном наследии, а также иным законодательством ”.

Если раньше, как вы помните, в законодательных нормативно-правовых источниках в случае коллизии правового регулирования устанавливались нормы отсылочного характера (отсылочные статьи) к нормам иного законодательства или иной правовой отрасли, которые в общем и целом подчинялись правилу jus specialis derogat jus generali , то в данном явлении речь идет не просто о формальной отсылке и частном случае правового регулирования – речь, по существу, идет о включении норм одного законодательства или одной правовой отрасли в состав другого (другой)[56] .

Что это? - Правовой нонсенс, ошибка или знаковое явление? Спонтанно сложившаяся формулировка или концептуальное новшество с далеко идущими замыслами и последствиями?

Как бы там ни было, и из каких бы побуждений законодатель не исходил, мы имеем дело с установленным правовым фактом, с определенным нами для него именем (титулом).

Теперь уже из сугубо прикладных, практических соображений особо обратим наше внимание на межведомственный по форме публичной организации и всеобщий по сути посубъектной направленности характер охраны окружающей среды.

В отличие от государственной охраны объектов культурного наследия (см. ст.6 ФЗ № 73 от 25.06.2002 г. “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации”), которая понимается как система мер исключительно органов государственной власти (читай: государства как властного публичного монополиста), охрана окружающей среды по определению есть не только деятельность органов государственной власти РФ и ее субъектов, но и органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды и т.д., а кроме госконтроля в области охраны окружающей среды выделяются также “производственный, муниципальный и общественный экологический контроль”[57] .

§ 3.3. Реставрация и консервация объектов историко-культурного наследия

Реставрация в архитектуре и искусстве, укрепление и восстановление разрушенных, поврежденных или искажённых памятников истории и культуры (архитектурных сооружений, произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства, археологических находок и пр.) с целью сохранить их историческое и художественное значение (как частный случай - с целью вернуть первоначальный облик). Реставрация является составной частью охраны памятников истории и культуры и имеет важное значение для общей истории и истории культуры. Проводимые при реставрации исследования нередко коренным образом меняют сложившиеся концепции исторического развития Попытки реставрации памятников архитектуры известны уже в античный период, однако до рубежа XVIII и XIX вв. они обычно сводились к простому ремонту. На рубеже XVIII и XIX вв. задачей реставрации стали считать "восстановление первоначального облика" или "великолепия" поврежденных или искажённых позднейшими перестройками и переделками памятников. Однако цель была поставлена ошибочно. Отсутствовала и научно разработанная методика реставрации. Это приводило к искажениям и даже утратам выдающихся памятников культуры. Некоторые ограничения и предписания для производства реставрационных работ были предложены Э. Э. Виоллеле-Дюком. Существенные ошибки допускались при реставрационных работах в России и в середине XIX в. Отдельные ценные научные реставрации проводились уже в первые десятилетия XIX в. Лишь с конца XIX в. накопление систематических знаний в области истории искусств и материальной культуры, а также инженерно-технических знаний сделало возможной подлинно научную реставрации. На развитие теории и практики реставрации большое влияние оказали проведённые греческим архитектором Н. Баланосом в 1898-1917 работы по реставрации Парфенона, Эрехтейона, Пропилей в Афинском акрополе[58] . В России на производство реставрационных работ начала оказывать благотворное влияние Археологическая комиссия Русского археологического общества. На рубеже XIX и XX вв. складывается научная теория реставрации, наиболее разработанная в отношении памятников архитектуры.

Основу теории современной реставрации составляет понятие о реставрационном методе и дифференциации различных реставрационных методов, из которых для современной практики имеют значение три: консервация, т. е. работы, не меняющие облик памятника, сохранившийся к моменту начала этих работ; аналитический (археологический) метод, сложившийся в главных чертах в ходе работ на Афинском акрополе и получивший яркое выражение в Италии в Хартии реставраторов (утверждена в 1932 и является основным методическим руководством для реставрации в стране), а в СССР сформулированный И. Э. Грабарём и применявшийся в практических работах под его руководством; синтетический метод, применяемый как исключение и предусматривающий во всех случаях целостную реставрацию памятника. Современные приёмы реставрации допускают использование для укрепления памятника всех новейших достижений строительной техники и различных физико-химических методов[59] . Для реставрации могут применяться различные материалы, но внешне они должны приближаться к материалам, из которых был сооружен памятник, хотя подделка под подлинный материал не допускается. Разборка подлинных частей памятника, как правило, исключается, так как современная техника реставрации позволяет укреплять поврежденную кладку без её нарушения. Реставрационным работам предшествует тщательное и всестороннее исследование памятника: натурное (архитектурное и инженерное) и историко-архивные изыскания. На натуре изучаются причины обветшания, повреждений, нарушения статического равновесия памятника; для исследования состояния конструкций используются технические средства. Выясняются возможные способы устранения повреждений и деформаций памятника и исследуются специфические особенности основных строительных материалов и растворов. Если состояние памятника угрожающее, то уже в процессе предварительного обследования принимаются меры по аварийному ремонту. Изучаются элементы и детали, относящиеся к первоначальному облику здания, его стилевая характеристика, имеющиеся позднейшие наслоения, пристройки и переделки с их строительными и стилистическими особенностями. Историческая и художественная ценность этих наслоений, пристроек и переделок устанавливает специальная комиссия. Затем (или одновременно) проводится полный археологический обмер памятника и его фотофиксация[60] . В ходе историко-архивного исследования изучаются все, даже косвенные, письменные источники, фотографии, картины, рисунки, на которых воспроизведён памятник, а также другие его изображения (например, на медалях, печатях). Для ценных в историческом или в художественном отношении памятников, а также для объектов, имеющих значение памятников истории материальной культуры, обычно применяют метод консервации или аналитический с ограниченным раскрытием и сохранением наслоений, имеющих историческую или художественную ценность. Для реставрации разрушенных сравнительно недавно памятников, имеющих выдающееся национальное значение, иногда применяется синтетический метод. Часто одновременно с реставрацией составляется проект приспособления памятника к его новому использованию (например, бывшего жилого дома для размещения музейной экспозиции). При применении аналитического метода реставрации различные аналогии на других зданиях (отдельные элементы здания, декоративные детали, конструкции, приёмы каменной кладки и т.п.) используются лишь для общих выводов и анализа памятника, при синтетических - могут играть существенную роль для восстановления в натуре частей и отдельных деталей памятника. Необходимые раскрытия ведутся послойно и с большой осторожностью, так как в наслоениях могут быть ценные фрагменты или их следы. Раскрытия проводятся только после предварительных зондажей или шурфов, когда известно, что под наслоениями есть ценные и хорошо сохранившиеся элементы. Замена и восстановление разрушенных элементов производятся только на основе бесспорных данных об их первоначальном или прежнем облике. В количественном соотношении подлинных и восстановленных частей и элементов обязательно должны преобладать первые. Весь процесс реставрации подробно фиксируется в дневниках и фотографиях.

В СССР реставрация памятников истории и культуры с первых лет Советской власти осуществляется под контролем государственных учреждений; уже в мае 1918 по инициативе И. Э. Грабаря была создана Всероссийская реставрационная комиссия, преобразованная затем в Центральные государственные реставрационные мастерские (ЦГРМ). В ЦГРМ под руководством И. Э. Грабаря была разработана научная методика реставрации[61] .

Обмен опытом между специалистами-реставраторами разных стран осуществляет Международный конгресс архитекторов и технических специалистов по историческим памятникам.

Консервация (от лат. conservatio - сохранение), совокупность мер, обеспечивающих на длительное время сохранение облика (первоначального или к моменту поступления на консервацию), механической прочности и химической инертности памятников истории и культуры, археологических находок, произведений архитектуры, изобразительных и декоративных искусств. Консервация тесно связана с реставрацией. При консервации сооружений укрепляют грунт, стены, своды, возводят защитные павильоны и навесы, предотвращая разрушение памятника в период до его реставрации. Деревянные постройки пропитывают бесцветными водоотталкивающими и укрепляющими синтетическими соединениями и др. защитными составами. Монументальную живопись на стенах архитектурных памятников укрепляют преимущественно высокопрочными смолами, которые сохраняют цвет и фактуру живописи, не нарушая воздухо- и паропроницаемости красочного слоя и грунта.

Успех консервации зависит от соблюдения режима хранения, определённого для каждого рода предметов. Разработкой метода консервации и её осуществлением занимаются специализированные лаборатории и мастерские: в СССР – Всесоюзная центр, научно-исследовательская лаборатория по консервации и реставрации министерства культуры СССР (1958), Лаборатория консервации и реставрации документов АН СССР (1934), Лаборатория микрофотокопирования и реставрации документальных материалов Главного архивного управления (1936), реставрационные мастерские археологических институтов республиканских Академий наук, библиотек, музеев, а также специальные архитектурные научно-реставрационные мастерские. Обменопытом между специалистами разных стран осуществляет Комитет по хранению при Международном совете музеев[62] .

Заключение

В России всегда традиционно занимались памятниками истории культуры. И фактически в 1990-ых годах, по крайней мере, в обиходе законодателей и управленцев появилось понятие «наследие». Сейчас мы понимаем наследие как некую систему материальных и нематериальных ценностей, которые достались нам от предыдущих поколений. Эта система ценностей обладает определенной научной, культурной, эстетической, экологической значимостью, которую мы должны передать последующим поколениям.

Фактически мы не хозяева этого богатства, а мы его пользователи, которые должны сохранить это и передать детям и внукам. Это не только громкие слова, это на самом деле чрезвычайно серьезно. Потому что мы постоянно сталкиваемся с таким положением дел, когда наследие просто используется, а часто просто забывается. Люди часто живут среди богатств и не замечают этого. Причем это не столько вина этих людей, сколько беда, потому что, во-первых, это наследие чаще всего находится в чрезвычайно плачевном состоянии. Мы, по мере наших скромных возможностей, мы стараемся, чтобы наука помогла сохранить наследие, рассказать, что у нас есть, показать публике и найти какой-то механизм, который позволил бы это наследие сберечь.

История охраны культурного наследия России насчитывает более трех веков – в этот период формировалось охранное законодательство, создавалась государственная охранительная система, вырабатывались основные методические принципы охраны памятников, складывалась отечественная реставрационная школа.

Последние десятилетия с его новыми экономическими и социально-политическими реалиями обострило ряд проблем в области охраны объектов старины, решение которых невозможно без учета опыта прошлых лет. Одна из этих проблем – приватизация памятников и формирование различных форм собственности на них. В связи с этим регламентация прав собственников со стороны государства, выработка оптимальных отношений сторон – один из важнейших вопросов сегодняшней памятникоохранительной политики.

Приложение 1

Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры в 1999 г.

Экономический район, субъект Российской Федерации Общее количество памятников Количество утраченных памятников Количество памятников, находившихся в 1999 г. под негативным воздействием экологических факторов
всего в том числе на госохране всего в том числе в 1999 г. естественного происхождения антропогенного происхождения
всего в том числе
нарушения геологичес-кой среды загрязнение воздушного бассейна
Северный район
Вологодская область 3500 645 88 0 43 131 21 91
Мурманская область 466 97 3 1 57 226 0 226
Северо-Западный район
г. Санкт-Петербург 9944 9944 н.д. 7 0 1317 14 179
Ленинградская область 3200 1315 320 11 1700 1500 н.д. н.д.
Новгородская область 2622 1351 29 2 4 427 0 427
Псковская область 4436 3960 167 2 0 46 0 0
Центральный район
Брянская область 2000 1223 7 0 213 330 31 159
Владимирская область 2831 2096 0 0 6 62 12 0
Костромская область 1978 1957 64 23 85 1222 0 1222
Московская область 4401 2207 н.д. н.д. 1 20 0 4
Орловская область 1706 1500 27 0 0 39 0 36
Смоленская область 2399 1860 17 2 20 200 0 100
Тульская область 42138 41362 6 0 1680 1132 39 1132
Волго-Вятский район
Чувашская Республика 655 655 12 0 6 58 27 н.д.
Кировская область 3546 832 6 3 8 627 627 626
Нижегородская область 2818 2532 12 0 340 530 260 5
Центрально-Черноземный район
Белгородская область 2015 2015 43 0 0 0 0 0
Курская область 3857 764 8 1 0 5 0 5
Липецкая область 1136 476 11 0 670 1136 440 419
Тамбовская область 797 417 0 0 0 58 0 58
Поволжский район
Республика Калмыкия 233 3 12 н.д. 10 6 0 4
Республика Татарстан 6770 1170 276 0 800 0 0 0
Астраханская область 572 572 6 0 0 378 0 0
Волгоградская область 2218 1544 17 0 15 199 50 34
Пензенская область 568 370 4 0 14 15 4 7
Самарская область 2957 483 12 3 5 34 10 13
Северо-Кавказский район
Республика Адыгея 1843 447 0 0 253 582 н.д. н.д.
Республика Дагестан 4810 2535 315 0 5 300 н.д. н.д.
Республика Ингушетия 1375 110 5 0 25 0 0 0
Краснодарский край 4753 3254 44 12 46 73 6 37
Ставропольский край 2547 2196 88 4 32 73 53 0
Ростовская область 1765 1298 32 4 14 611 17 523
Уральский район
Удмуртская Республика 2227 230 17 1 234 539 16 7
Курганская область 819 273 3 0 0 200 н.д. н.д.
Пермская область 946 927 16 10 66 5 0 0
Челябинская область 1557 596 17 0 1 139 0 126
Западно-Сибирский район
Алтайский край 1184 1184 32 1 8 42 0 37
Кемеровская область 1529 442 22 14 4 15 5 0
Новосибирская область 1387 874 н.д. 0 0 45 0 45
Омская область 926 835 9 0 17 120 52 0
Томская область 1687 982 29 4 6 120 29 120
Восточно-Сибирский район
Республика Бурятия 856 849 0 0 31 1 1 0
Республика Тыва 5400 777 280 3 3 5 н.д. н.д.
Красноярский край 4099 1897 0 0 201 19 1 н.д.
Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 47 47 3 0 1 0 0 0
Иркутская область 1482 1482 71 4 518 815 370 741
Дальневосточный район
Чукотский автономный округ 221 15 50 0 50 90 30 0
Приморский край 1741 1183 н.д. 0 2 33 0 0
Хабаровский край 551 381 6 0 0 141 0 118
Амурская область 754 625 42 1 78 253 81 127
Камчатская область 118 40 2 0 6 12 12 0
Магаданская область 120 63 0 0 0 0 0 0
Сахалинская область 592 123 0 0 112 205 127 51

Приложение 2

Воздействие экологических факторов на археологическое наследие в 1999 г.

Экономический район, субъект Российской Федерации Антропогенные процессы, уничтожено/разрушается Естественные процессы
гидротех-
ническое стр-во
распашка земель промышленное и дорожное стр-во прочие антропогенные процессы всего уничтожено/
разрушается
Северный район
Республика Карелия 0/27 0/12 0/9 0/5 0/53 0/13
Республика Коми 0/0 0/10 0/0 0/0 0/10 0/20
Вологодская область н.д./151 н.д./41 н.д./107 н.д./122 н.д./421 н.д./0
Мурманская область 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
Северо-Западный район
Ленинградская область 0/2 3/5 2/7 7/4 12/18 0/1
Новгородская область н.д./н.д. н.д./н.д. н.д./н.д. 4/12 4/12 н.д./1
Псковская область н.д./0 н.д./190 н.д./91 н.д./252 н.д./533 н.д./4
Центральный район
Брянская область н.д./3 н.д./168 н.д./12 н.д./42 н.д./225 н.д./68
Владимирская область 0/0 0/110 0/3 0/80 0/193 0/97
Костромская область н.д./50 н.д./114 н.д./6 н.д./25 8/215 0/25
Московская область 0/0 0/0 0/0 0/2 0/2 0/0
Орловская область 0/0 0/32 0/0 0/2 0/34 0/0
Смоленская область н.д./1 н.д./12 н.д./1 н.д./1 2/15 н.д./0
Тульская область 0/2 0/660 0/0 0/2 0/664 0/188
Волго-Вятский район
Чувашская Республика 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
Кировская область н.д./0 н.д./1 н.д./1 н.д./7 н.д./9 н.д./3
Нижегородская область н.д./н.д. н.д./н.д. н.д./н.д. н.д./н.д. н.д./н.д. н.д./н.д.
Центрально-Черноземный район
Белгородская область 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
Курская область 0/0 0/4 0/9 0/3 0/16 0/0
Липецкая область н.д./30 н.д./795 н.д./10 н.д./85 н.д./920 н.д./250
Тамбовская область 0/0 0/62 0/3 0/н.д. 0/65 0/0
Поволжский район
Республика Калмыкия н.д./1 н.д./0 н.д./35 н.д./н.д. н.д./36 н.д./н.д.
Республика Татарстан 0/800 0/2624 0/0 0/0 0/3424 0/0
Астраханская область 0/0 0/1 0/3 0/0 0/4 0/0
Волгоградская область 4/25 20/19244 0/5 5/н.д. 29/19274 0/120
Пензенская область 10/12 3/499 5/5 0/5 18/521 0/0
Самарская область 0/14 0/1300 0/6 0/0 0/1320 0/20
Северо-Кавказкий район
Республика Адыгея 0/253 0/582 0/0 0/5 0/840 0/0
Республика Ингушетия 0/0 0/30 0/56 0/0 0/86 0/0
Краснодарский край 0/5 3/313 4/8 25/61 32/387 0/75
Ставропольский край 0/17 1/48 1/16 0/38 2/119 0/26
Ростовская область н.д./71 н.д./3292 н.д./465 н.д./1956 н.д./5784 н.д./35
Уральский район
Удмуртская Республика 0/н.д. 0/н.д. 0/н.д. 0/н.д. 0/н.д. 0/н.д.
Курганская область 0/0 0/15 0/0 0/1 0/16 0/0
Пермская область 0/600 0/500 0/5 10/6 10/1111 0/301
Западно-Сибирский район
Алтайский край 0/35 0/730 0/91 0/254 0/1110 0/330
Кемеровская область 0/0 9/10 3/4 2/2 14/16 0/3
Новосибирская область н.д./0 н.д./365 н.д./6 н.д./17 28/388 н.д./38
Омская область 0/15 0/257 1/21 1/85 2/266 0/112
Восточно-Сибирский район
Республика Бурятия н.д./0 н.д./12 н.д./2 н.д./110 н.д./124 н.д./79
Республика Тыва 0/0 0/5 0/0 0/0 0/5 3/3
Красноярский край 0/150 0/270 0/3 0/1 0/424 0/50
Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0 0/0
Иркутская область н.д./571 н.д./206 н.д./236 н.д./151 н.д./1164 н.д./199
Читинская область 0/0 0/5 4/7 2/1 6/13 0/3
Дальневосточный район
Чукотский автономный округ 0/0 0/0 1/0 0/28 0/27 0/83
Приморский край 0/15 0/100 0/50 0/50 0/215 0/0
Хабаровский край 0/0 0/8 0/2 0/5 0/15 0/10
Амурская область н.д./5 н.д./106 н.д./23 н.д./6 1/140 н.д./5
Камчатская область 0/0 0/4 0/8 0/4 0/16 0/9
Сахалинская область 0/0 0/46 0/63 0/0 0/109 0/34

Приложение 3

Воздействие экологических факторов на территории музеев-заповедников в 1999 г.

Музей-заповедник Состояние основных компонентов окружающей среды Нерегламен-
тированная застройка
степень загрязнения степень подтопления грунтовыми водами степень и виды деградации растительного покрова
воздушный бассейн поверхностные воды
Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник "Кижи" Незначит. Значит. Значит., сезонные колебания Незначит., рекреационная дигрессия Присут.
Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник Незначит. Незначит. Незначит. Незначит., рекреационная дигрессия Присут.
Архитектурно-этнографический музей Вологодской области Незначит. Незначит. Незначит., в паводки Незначит. Нет
Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Нет Нет Нет Нет
Великоустюгский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Умерен. Значит., в паводки Незначит., болезни деревьев Нет
Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Незначит. Значит. Незначит., смены сукцессий Нет
Историко-культурный заповедник "Петропавловская крепость" н.д. Умерен. Нет Нет Нет
Государственный музей-заповедник "Петергоф" Незначит. Умерен. Значит. Значит., вымокание, заболачивание Присут.
Государственный музей-заповедник "Павловск" Умерен. Умерен. Незначит. Значит., болезни деревьев Присут. (в охранной зоне)
Государственный музей-заповедник "Царское Село" Незначит. Умерен., зараст. прудов Нет Значит., гибель вяза, закисление газонов Нет
Государственный музей-заповедник "Ораниенбаум" Умерен. Значит. Значит. Умерен. Присут.
Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник Гатчина" Умерен. Умерен. Умерен. Незначит. Присут.
Государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник "Парк Монрепо" Нет Нет Нет Нет Нет
Староладожский историко-архитектурный и археологический музей-заповедник Нет Незначит. Нет Нет Нет
Мемориальный музей-заповедник Н. А. Римского-Корсакова "Любенск-Вечаша" Нет Нет Нет Нет Нет
Новгородский государственный объединенный музей-заповедник Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Музей народного деревянного зодчества "Витославлицы" Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль" н.д. Нет Умерен. н.д. Нет
Государственный историко-архитектурный, художественный и ландшафтный музей-заповедник "Царицыно" н.д. Умерен. Умерен. Умерен., рекреационная дигрессия Присут.
Государственный художественный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник "Коломенское" Незначит. Умерен. Значит. Значит., рекреационная дигрессия Нет
Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник Умерен. Умерен. Незначит. Нет Нет
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник "Абрамцево" Незначит. Незначит. Незначит. Значит., вымокание и вымирание деревьев Нет
Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник Незначит. Незначит. Незначит. Умерен. Присут.
Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник А. П. Чехова Незначит. Незначит. Умерен. Незначит., болезни деревьев Нет
Государственный историко-литературный и природный музей-заповедник А. А. Блока Нет Нет Нет Нет Нет
Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина Незначит. Значит. Незначит. Умерен., порубки, вымирание деревьев Присут.
Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник "Куликово поле" Нет Нет Нет Значит. Нет
Государственный мемориальный и природный заповедник "музей-усадьба Л. Н. Толстого "Ясная Поляна" Значит. Значит. Нет Значит., усыхан. и гибель древостоев Нет
Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В. Д. Поленова Нет Умерен. Незначит., в половодье Умерен. Присут.
Смоленский государственный музей-заповедник Незначит. Нет Нет Незначит. Нет
Историко-архитектурный комплекс "Теремок", филиал Смоленского ГМЗ Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник Умерен. Очень сильная Умерен. Нет Присут.
Государственный музей-заповедник им. С. А. Есенина Незначит. Умерен. Нет Значит. Присут.
Костромской объединенный историко-архитектурный музей-заповедник "Ипатьевский монастырь" Нет Умерен. Значит. Нет Нет
Государственный мемориальный и природный музей-заповедник И. С. Тургенева "Спасское-Лутовиново" Нет Нет Нет Нет Нет
Плесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Незначит. Значит. Незначит. Присут.
Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник Незначит. Нет Значит. Умерен. Нет
Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник Н. А. Некрасова "Карабиха" Умерен. Незначит. Нет Умерен. Присут.
Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Нет Незначит. Нет Нет
Переславль-Залесский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Нет Незначит. Нет Нет Нет
Государственный музей-заповедник "Ростовский Кремль" Незначит. Незначит. Значит. Нет Присут.
Природный историко-археологический музей-заповедник "Дивногорье" Незначит. Незначит. Нет Незначит., сорняки Нет
Государственный военно-исторический музей-заповедник "Прохоровское поле" Незначит. Незначит. Нет Незначит. Присут.
Государственный историко-мемориальный заповедник "Родина В. И. Ленина" Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Государственный Лермонтовский музей-заповедник "Тарханы" Нет Незначит. Незначит. Нет Присут.
Государственный историко-этнографический и архитектурный музей-заповедник "Старая Сарепта" Незначит. Нет Значит. Нет Нет
Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник Значит. Нет Значит. Нет Нет
Государственный музей-заповедник М. А. Шолохова Нет Нет Нет Нет Нет
Старочеркасский историко-архитектурный музей-заповедник Незначит. Незначит. Значит. Нет Нет
Государственный музей-заповедник М. Ю. Лермонтова Незначит. Нет Незначит. Незначит. Нет
Карачаево-Черкесский историко-культурный и природный музей-заповедник Незначит. Незначит. Нет Нет Нет
Новороссийский государственный исторический музей-заповедник Высокое Незначит. Нет н.д. Нет
Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е. Д. Фелицына:
Темрюкский музей боевой техники "Военная Горка" Нет Нет Значит. Нет Нет
Таманский музейный комплекс Нет Нет Значит. Нет Нет
Анапский археологический музей-заповедник "Горгипия" Незначит. Нет Незначит. Нет Нет
Дербентский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Незначит. Умерен. Значит. Незначит. Присут.
Нижнетагильский государственный музей-заповедник горнозаводского дела Среднего Урала Умерен. Сильная Нет Умерен. Присут.
Государственный историко-мемориальный музей-заповедник В. М. Шукшина Незначит. Нет Нет Незначит., пастбищная дигрессия Нет
Тобольский государственный историко-архитектурный музей-заповедник Незначит. Нет Умерен. Высокое, рекреационная дигрессия, сорняки Нет
Государственный историко-этнографический музей-заповедник "Шушенское" Незначит. Нет Нет Нет Нет

Приложение 4

Карта выпадения сульфатной серы

Список используемой литературы

1. Андреева Е.Д. Звуковой ландшафт как реальный объект и исследовательская проблема //Экология культуры. М., 2000.

2. Беда А.М. Охрана культурного наследия. М., 1999.

3. Веденин Ю.А. Об охране и использовании культурного и природного наследия стран СНГ //Экология культуры. М., 2000.

4. Веденин Ю.А. Проблемы сохранения и развития музеев-заповедников. М., 1998.

5. Веденин Ю.А. Формирование нового культурно-экологического подхода к сохранению наследия //Экология культуры. М., 2000.

6. Веденин Ю.А. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия. Материалы третьей научно-практической конференции. М., 1999.

7. Веденин Ю.А. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия. Материалы четвертой научно-практической конференции. М., 2001.

8. Веденин Ю.А. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия. Материалы пятой Всероссийской научной конференции. М., 2001.

9. Веденин Ю.А. Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия. Документы и комментарии. М., 2000.

10. Великанов Ю.С. Сохранение наследия России. СПб., 2001.

11. Вергунов А.П. Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия //Экология культуры. М., 2000.

12. Волков И.В. Об археологическом наследии //Экология культуры. М., 2000.

13. Иванова Е.В. Влияние экологических факторов на состояние памятников древнего зодчества на территории Мурманской области и некоторые вопросы их охраны //Экология культуры. М., 2000.

14. Кулемзин А.Н. Охрана памятников в России. Томск, 1999.

15. Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. М., 1999.

16. Михайлова Н.В. Историко-культурное наследие России: проблемы охраны. М., 1999.

17. Полянская Е.Ю. Карта экологической нагрузки на территории историко-культурных заповедников России //Использование и охраны природных ресурсов в России. 2006 № 5.

18. Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. М., 2005.

19. Сорокин А.И. Влияние экологических факторов на сохранение памятников истории и культуры Плесского музея-заповедника //Экология культуры. М., 2000.

20. Углева И.К. Культурное наследие: современные проблемы. М., 1987.


[1] Белинский В.Г. Собрание соч. Т. 2. С. 154.

[2] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 102.

[3] Великанов Ю.С. Сохранение наследия России. С. 114.

2 Углева И.К. Культурное наследие: современные проблемы. С. 36.

[5] Михайлова Н.В. Историко-культурное наследие России: проблемы охраны. С. 87.

[6] Кулемзин А.Н. Охрана памятников в России. С. 105.

[7] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 124.

[8] Веденин Ю.А. Культурное и природное наследие России. С. 63.

[9] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 156.

[10] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 148.

[11] Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. С. 77.

[12] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 153.

[13] Комплексные региональные программы сохранения и использования культурного и природного наследия. С. 54.

[14] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 67-71.

[15] Вергунов А.П. Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия //Экология культуры.

[16] Введенин Ю.А. Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия. С. 54.

[17] Там же. С. 67.

[18] Великанов Ю.С. Сохранение наследия России. С. 123.

[19] Веденин Ю.А. Формирование нового культурно-экологического подхода к сохранению наследия //Экология культуры. М., 2000.

[20] Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. С. 48.

[21] Веденин Ю.А. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия. Материалы четвертой научно-практической конференции. С. 37.

[22] Там же. С. 40-41.

[23] Там же. С. 43.

[24] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С 154.

[25] Михайлова Н.В. Историко-культурное наследие России: проблемы охраны. С. 42.

[26] Кулемзин А.Н. Охрана памятников в России. С. 97.

[27] Иванова Е.В. Влияние экологических факторов на состояние памятников древнего зодчества на территории Мурманской области и некоторые вопросы их охраны //Экология культуры. М., 2000.

[28] Волков И.В. Об археологическом наследии //Экология культуры. М., 2000.

[29] Волков И.В. Об археологическом наследии //Экология культуры. М., 2000.

[30] Полянская Е.Ю. Карта экологической нагрузки на территории историко-культурных заповедников России //Использование и охрана природных ресурсов в России. 2006 № 5.

[31] Сорокин А.И. Влияние экологических факторов на сохранение памятников истории и культуры Плесского музея-заповедника //Экология культуры. М., 2000.

[32] Полякова Е.Ю. Охрана культурного наследия России. С. 205.

[33] Вергунов А.П. Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия //Экология культуры. М., 2000.

[34] Веденин Ю.А. Проблемы сохранения и развития музеев-заповедников. С. 36-38.

[35] Великанов Ю.С. Сохранение наследия России. С. 113.

[36] Вергунов А.П. Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия //Экология культуры. М., 2000.

[37] Андреева Е.Д. Звуковой ландшафт как реальный объект и исследовательская проблема //Экология культуры. М., 2000.

[38] Ожегов С.С. История ландшафтной архитектуры. С. 57.

[39] Кулемзин А.Н. Охрана памятников в России. С. 122.

[40] Полякова М.А. Охрана культурного наследия в России. С. 61.

[41] Ожегов С.С. История ландшафтной архитектуры. С. 44.

[42] Там же. С. 52.

[43] Веденин Ю.А. Проблемы сохранения и развития музеев-заповедников. С. 28.

[44] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 33.

[45] Веденин Ю.А. Проблемы сохранения и развития музеев-заповедников. С. 92.

[46] Веденин Ю.А. Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия. С. 35.

[47] Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. С. 118.

[48] Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. С. 132.

[49] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 99.

[50] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 195.

[51] Кулемзин А.Н. Охрана памятников в России. С. 124.

[52] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 145.

[53] Мазуров Ю.Л. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. С. 111.

[54] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 51.

[55] Там же. С. 84.

[56] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 90.

[57] Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. С. 141.

[58] Консервация и реставрация памятников и исторических зданий. С. 81.

[59] Никитин М.К., Мельникова Е.П. Химия в реставрации. С. 127.

[60] Консервация и реставрация памятников и исторических зданий. С. 162.

[61] Художественное наследие, реставрация. С. 133.

[62] Консервация и реставрация памятников и исторических зданий. С. 125.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий