регистрация / вход

Биография Фриды Кало

Введение Я выбрала темой своей исследовательской работы биографию художницы Фриды Кало т.кконецформыначалоформы необыкновенно живая и яркая биография знаменитой мексиканской художницы - это зачаровывающая история бунтарского искусства, романтических убеждений, эксцентричных любовных связей и нескончаемых физических страданий.

Введение

Я выбрала темой своей исследовательской работы биографию художницы Фриды Кало т.кконецформыначалоформы необыкновенно живая и яркая биография знаменитой мексиканской художницы - это зачаровывающая история бунтарского искусства, романтических убеждений, эксцентричных любовных связей и нескончаемых физических страданий. После ее смерти остались не только холсты, но и жгучие строчки этой биографии, в которых несгибаемая воля, бесконечная боль и, конечно, любовь, которая дана далеко не каждому. Молодежь зачитывается ее дневниками, геи и лесбиянки подняли на щит ее высказывания, феминистки воспринимают саму ее жизнь как руководство к действию. Так многолика и велика Фрида. И хотя со дня ее смерти в 1954 году прошло уже более полувека, восхищение этой легендарной женщиной не угасает до сих пор.


конецформыначалоформыНа пороге третьего тысячелетия Запад наряду с другими бурными, часто недолговечными увлечениями захлестнула и волна "фридомании", однако интерес к творчеству и личности Фриды Кало оказался жизнеспособным. Ее картины висят в Лувре, Музее современного искусства в Нью-Йорке, продаются за миллионы долларов. Эта женщина стала одним из кумиров XX века, Голливуд борется за право экранизации ее воспоминаний, по ее воспоминаниям создаются балеты, ей посвящаются поэмы, а дневник, напечатанный факсимиле, постоянно переиздается.

Американские феминистки считают Фриду Кало своей предтечей, ее поднимают на щит лесбиянки и геи, при жизни ее причисляли к своему лагерю даже "папа римский сюрреализма" Андре Бретон, хотя саму Фриду надуманность и наигранность сюрреализма всегда раздражала. Шумные сборища сюрреалистов казались ей ребячеством, и однажды в сердцах она обвинила их в том, что "такие вот интеллектуальные сукины дети расчистили дорогу всем гитлерам и Муссолини".Фрида Кало(на испанскомMagdalena Carmen Frida Kahlo y Calderón ). Родилась 6 июля 1907 в городе

Койоакан(Мехико),а умерла 13 июля 1954 там же.

Она третья дочь Гулермо и Матильды Кало.Отец-фотограф,по происхождению-еврей,родом из Германии.Мать - испанка, рождённая в Америке. Фрида Кало в 6 лет заболела полиомелитом, после чего осталась хромота, а её правая нога стала тоньше левой "Фрида — деревянная нога" —

жестоко дразнили ее сверстники. А она наперекор всем плавала, играла с мальчишками в футбол и даже занималась боксом. На ногу натягивала по 3–4 чулка, чтобы выглядела, как здоровая.

Физический дефект помогали скрывать брюки, а после замужества — длинные национальные платья, какие до сих пор носят в штате Оахака и которые так нравились Диего. Впервые Фрида

появилась в таком платье на их свадьбе, одолжив его у служанки. Столь ранний опыт борьбы за право полноценной жизни закалил характер Фриды.В 15 лет она поступила в «Препараторию»

(Национальную подготовительную школу) с целью изучать медицину. Из 2000 учащихся в этой школе было всего 35 девушек. Фрида сразу же заработала авторитет, создав с восемью другими

учащимися закрытую группу «Качучас». Её поведение часто называли эпатажным.В Препаратории произошла её первая встреча с будущим мужем, известным мексиканским художником Диего Риверой, с 1921 по 1923 работавшим в Подготовительной школе над росписью

«Созидание». Дождливым вечером 17 сентября 1925 года (Фриде было всего 18)произошла одна из дву жизненных трагедий ее жизни!Автомобиль, в котором Фрида ехала со своим школьным другом,

столкнулся с трамваем. Удар был таким сильным, что парня вышвырнуло из машины. Но он легкоотделался лишь контузией.Повреждения полученные ею были очень тяжелые:Сломанный железный прут токосъемника трамвая воткнулся в живот и вышел в паху, раздробив тазобедренную кость. В трех местах был поврежден позвоночник, сломаны два бедра, нога.Присутствовал перелом ключицы.Был сломан таз.одинадцать переломов в её правой ноге, раздробленную и вывихнутую

правую стопу, вывихнутое плечо. Кроме того, её живот и матка были проколоты металлическим перилом, что серьёзно повредило её репродуктивную функцию.Правая нога, иссушенная полио-

миелитом, была переломана в одиннадцати местах. При аварии железный пруттакже сорвал одежду с Фриды,а в в трамвае кто-то из пасажиров вез с собой блестящую краску,когда приехали

врачи они увидели такую картину:Фрида обнаженная вся в крави и в этой краске переливается на солнце,это картина поразила медиков и случайных прохожих своей,какой-то неземной красотой.

Тридцать два раза Фрида побывала на операционном столе. Это своеобразный мировой рекорд. Кроме того, ее постоянно преследовала мысль о возможном проявлении наследственного

заболевания: отец страдал эпилепсией..Врачи не могли поручиться за ее жизнь,но она победила! Она год была прикована к кровати, а проблемы со здоровьем остались на всю жизнь.

Впоследствии Фриде пришлось перенести несколько десятков операций, месяцами не выходя из

больниц. Она, несмотря на горячее желание, так и не смогла стать матерью.Именно в это время она попросила у отца кисть и краски. Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший

писать лежа. Под балдахином кровати прикрепили большое зеркало,чтобы Фрида могла видеть себя. Она начала с автопортретов, что навсегда определило основное направление творчества.

"Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего".Любимый, знаменитый "Синий дом", прозванный из-за стен цвета индиго, так любимого индейцамисталдля нее госпиталем.Второй жизненной трагедией Фриды стал испано-индеец Диего Ривера(полное имя которого Диего Мария де ла Консепсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривер-и-Баррьентос де Акоста-и-Родригес) Он был самым "первым парнем" среди мексиканских живописцев того времени, и только Альфаро Сикейрос мог соперничать с ним. Он был искренним коммунистом, борцом с буржуазией, популярным среди простого люда оратором.
Диего был огромен и толст. Растущие клочьями волосы, выпученные от возбуждения или, наоборот,прикрытые набрякшими веками глаза. Он напоминал людоеда, но "людоеда доброго", как сказал о

Диего Максимилиан Волошин, встречавшийся с ним в Париже. Там Диего, между прочим, оставил свою первую жену, русскую художницу Ангелину Белову, когда решил отправиться на помощь

восставшему мексиканскому народу. Сам себя Ривера любил изображать в виде толстобрюхой лягушки с чьим-то сердцем в руке. Его всегда обожали женщины, Диего отвечал взаимностью,

но как-то признался: "Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать".Их первая встреча произошла тогда, когда Фрида, еще подростком, увидела Диего Риверу, распи-

сывающим стены Высшей подготовительной школы. Он поразил ее детское воображение, она выслеживала его, дразнила "старым Фасто", старалась привлечь внимание и однажды, словно предвосхитив их общее будущее, заявила школьным друзьям: "Я непременно выйду замуж за этого macho и рожу от него сына".Диего в то время пламенел от любви к рослой красавице Гуаделупе

Марин, позже ставшей матерью двух его дочерей. Через несколько лет, восстановившись после авто-катастрофы, Фрида приехала к дону Диего доказать свои автопортреты, созданные в течение страшного

года, который она провела в постели, закованная в ортопедический корсет. Тина Модотти, женщина-фотограф и, возможно, женщина самого Диего в то время, с судьбой ныне не менее знаменитой, чем у

Фриды, ее близкая подруга и соратница по союзу молодых коммунистов, стала связующим звеном между ними. Необузданный Ривера уже расстался со своей второй женой Лупе Марин, и ничто не мешало ему увлечься двадцатилетней художницей, остроумной, смелой и талантливой. Пленил его и незаурядный интеллект Фриды, взращенный на европеизированном образовании. Поэтому критиковать его живопись, даже нелицеприятно, разрешалось только Фриде. Что не мешало им высоко ценить и глубоко понимать творчество друг друга.В день свадьбы Диего показал свой взрывной нрав. 42-летний новобрачный не-много перебрал текилы и стал палить из пистолета в воздух. Увещевания только распаляли разгулявше-гося художника. Случился первый семейный скандал. 22-летняя супруга ушла к родителям. Проспавшись, Диего просил прощения и был прощен. Молодожены переехали в свою первую квартиру, а потом — в ставший знаменитым "голубой дом" на улице Лондрес в Койаокане, самом "богемном" районе Мехико,где они прожили много лет. Их семейная жизнь бурлила страстями. Они не всегда могли быть вместе,

но никогда — врозь. Их связывали отношения, по словам одного из друзей, "страстные, одержимые и порой мучительные".В 1934 году Диего Ривера изменил Фриде с ее младшей сестрой Кристиной, пози-

ровавшей ему. Сделал это открыто, понимая, что оскорбляет жену, но отношений с ней порывать не хотел. Удар для Фриды был жестоким. Гордячка, она своей болью не желала делиться ни с кем — только выпле-снула ее на холст. Получилась картина, быть может, самая трагичная в ее творчестве: обнаженное женскоетело иссечено кровавыми ранами. Рядом с ножом в руке, с равнодушным лицом тот, кто нанес эти раны. "Всего-то несколько царапин!" — назвала полотно ироничная Фрида. После измены Диего она решила,

что тоже имеет право на любовные увлечения. Это взбесило Риверу. Позволяя себе вольности, он былнетерпим к изменам Фриды. Знаменитый художник был болезненно ревнив. Однажды, застав жену с американским скульптором Исамой Ногучи, Диего выхватил пистолет.Ксчастью,не выстрелил.Романтическим ореолом овеяны отношения Фриды Кало с Троцким. Мексиканская художница восхи-щалась "трибуном русской революции", тяжело переживала его высылку из СССР и была счастлива, что благодаря Диего Ривере он нашел в Мехико приют.В январе 1937 года Лев Троцкий и его жена Наталья Седова сошли на берег в мексиканском порту Тампико. Их встречала Фрида — Диего лежал тогда в госпитале. Художница привезла изгнанников в свой "голубой дом", где они нашли наконец тишину и покой. Яркая, интересная, обаятельная Фрида (после нескольких минут общения ее болезненных увечий уже никтоне замечал) мгновенно пленила гостей. Почти 60-летний революционер увлекся, как мальчишка. Он всячески пытался выразить свою нежность. То будто невзначай притрагивался к руке, то тайком касался под столом ее колена. Строчил пылкие записки и, вложив их в книгу, передавал прямо на глазах своей жены и Риверы. Наталья Седова о любовной авантюре догадывалась, а Диего, говорят, так никогда и не узнал о ней. "Я очень устала от старика", — якобы обронила однажды Фрида в кругу близких друзей и оборвала недолгий роман.Есть и другая версия этой истории. Молоденькая троцкистка будто бы не устояла перед напором трибуна революции. Их тайное свидание состоялось в загородном поместье Сан-Мигель Регла, в 130 километрах от Мехико. Однако Седова зорко следила за мужем: интрижка была задушена на корню. Вымаливая у жены прощение, Троцкий назвал себя "ее старой верной собакой". После этого изгнанники покинули "голубой дом".Но это слухи. Никаких свидетельств этой романтической связи нет.В 1939 году они развелись.Но в 1940 опять сошлись и жили до самой смерти) Позднее Диего сознается:"Мы были женаты 13 лет и всегда друг друга любили. Фрида даже научилась принимать мою неверность, но не могла понять, почему я выбираю тех женщин, которые меня недостойны, или тех, которые уступают ей... Она предполагала, что я был порочной жертвой собственных желаний. Но это ложь во спасение думать, что развод положит конец страданиям Фриды.

Разве она не будет страдать дальше?"Меру ее страданий можно попытаться определить по картинам того периода.Одна кровавая заметка из газетной уголовной хроники натолкнула Фриду на сюжет маленькой картинки: на кровати в центре желтой комнаты, исколотая кинжалами, в крови, мертвая женщина, рядом - ухмыляющийся убица. На суде он сказал в свое оправдание: "Это всего лишь несколько царапин!" Ставшую названием картины фразу художница поместила на ленточке, которую пара голубей, белый и черный, держали в своих клювах.Странное чувство юмора, напоминающее смех висельника, всегда было присуще Фриде. "Нет ничего дороже смеха, - писала она, - с его помощью можно оторваться от себя, стать невесомой".А в другом месте отмечала, что "наиболее смешная вещь в мире - это трагедия".Ее муж тоже любил смех, двусмысленные шутки, розыгрыши, а больше всего - свои дикие россказни. Байки об увлечении молодого Риверы каннибализмом у многих вызывали оторопь. А Сикейрос любил рассказывать историю о гигантской ароматной клубнике, взращенной на обильно удобренной человеческими экскрементами грядке. Это был единственный продукт питания, доступный бедному студенту Ривере, от употребления которого он и стал суперменом. Еще Ривера часто рассказывал, что, когда его мать ожидала появления на свет очередного ребенка,трехлетний Диего сидел возле привокзального склада и всю ночь ждал посылки с братом. К утру будущий живописец-разоблачитель понял, что взрослые его обманули. Тут ему попалась беременная мышка, он нашел ножницы и после жестокой операции, прибежав к матери, уже родившей ребенка, предъявил "доказательство" обмана. Испуганная мать закричала, что родила монстра, и много позже Фрида не раз повторяла, что "Диего - монстр

и святой в одном лице".К творчеству самой Фриды есть несколько подходов, но нельзя не признать, что в ее работах проявлялись жестокость и известная доля бесстыдства, свойственные этой выдающейся женщине. На полке в ее кабинете среди книг по анатомии, физиологии и психологии (она серьезно изучала медицину, вникала в теорию Фрейда, даже стала первой подвергнувшейся в Мексике психоанализу) находился предмет, словно перенесенный туда из кунсткамеры: как напоминание о неродившихся детях стоял сосуд с заспиртованным человеческим эмбрионом(Она мечтала о ребенке, но страшная травма не позволила ей иметь детей. Три беременности — а это был настоящий подвиг в ее положении — закончились трагично.)Она рисовать детей. Чаще всего — мертвых. Хотя большинство ее картин, натюрмортов, пейзажей пронизаны солнцем и светом. Фрида была коммунисткой. Она вступила в мексиканскую компартию в 1928 году, но через

год вышла из нее вслед за исключенным Диего Риверой. А через десять лет, верная своим идейным убеждениям, снова вступила в компартию. В ее доме на книжных полках стоят потрепанные, зачитанные до дыр тома Маркса, Ленина, работы Сталина, рядом — Зиновьев, изданный в 1943 году в Мехико, тут же — публицистика Гроссмана, посвященная Великой Отечественной войне, и совершенно неожиданная "Генетика в СССР". В спальне, в изголовье кровати, висят большие портреты основоположников марксизма-ленинизма и самых даровитых их последователей. В частности, Мао Цзедуна в красивой деревянной раме. увеличенная фотография, тоже в раме: Ленин выступает с трибуны на Красной площади перед уходящими на фронт красноармейцами. Инвалидная коляска стоит рядом с подрамником, на холсте незаконченный портрет Сталина. Вождь изображен суровым, с нахмуренными бровями, в белом парадном кителе, с одним золотистым маршальским погоном. Второй погон Фрида нарисовать не успела...Поврежденный позвоночник постоянно напоминал о себе. Периодически Фриде Кало приходилось ложиться вгоспиталь, чуть ли не постоянно носить специальные корсеты. В 1950 году ей сделали 7 операций на позвоночнике, 9 месяцев она провела на больничной койке. Теперь она может передвигаться только в инвалидной коляске. Через два года — новая трагедия: ей ампутируют до колена правую ногу. И как утешение — в том же, 1953, году проходит первая персональная выставка Фриды Кало.Незадолго до назначенного часа собравшиеся услышали вой сирен. Это на санитарной машине, сопровождаемой эскортом мотоциклистов, прибыла виновница торжества. Из госпиталя, после операции. Ее внесли на носилках и поместили на кровать в центре зала. Фрида шутила, пела свои любимые сентиментальные песенки под аккомпанемент оркестра "Марьячи", курила и пила, надеясь, что алкоголь поможет снять боль. Тот незабываемый перфоманс потряс фотографов, репортеров, поклонников, так же как и последний посмертный 13 июля 1954 года, когда с ее телом, завернутым в знамя мексиканской коммунистической партии, в зал крематория пришли проститься толпы поклонников.Мощный порыв горячего воздуха из открытых дверей, где стояла печь, поднял ее невесомое тело почти вертикально, взвил волосы в сверкающий ореол, и присутствующим показалось, что ее губы сложились в соблазнительную и насмешливую улыбку."Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида" - таковы последние слова из дневника, слова прощания с этим миром. Почти полвека она обитает в зеркалах родного "Синего дома" вместе со своим Диего, и, может быть, они давно превратились в одно существо, как предрекал ей однажды деревенский оракул, обещавший, что со своим любимым Фрида не расстанется никогда.Ни на одном автопортрете Фрида не улыбается: серьезное, даже скорбное лицо, сросшиеся густые брови, чуть заметные черные усики над плотно сжатыми чувственными губами. Идея ее картин зашифрована в деталях, фоне, фигурах, появляющихся рядом с Фридой. Символика художницы, говорят искусствоведы, опирается на национальные традиции, тесно связана с индейской мифологией доиспанского периода. Фрида Кало блестяще знала историю своей родины. Множество подлинных памятников древней культуры, которые Диего и Фрида собирали всю жизнь, находится сейчас в саду "голубого дома". Каменные идолы, такие же каменные животные схоронились под пальмами и кактусами. Тут и там выглядывают индейские маски. Здесь есть даже — редкость для иного этнографического музея — каменная плита с кольцом для игры в мяч — древняя и совсем небезобидная забава мексиканских индейцев: ведь

капитан проигравшей команды приносился в жертву богам.Фрида Кало умерла от воспаления легких, через неделю после того, как отметила свое 47-летие, во вторник 13 июля 1954 года. На следующий день близкие собрали ее любимые украшения, в том числе старинное, еще доколумбовых времен, ожерелье, дешевенькие простые вещицы из морских ракушек, которые она особенно любила, и положили все это в серый гроб, установленный в "Бельяс Артес" — Дворце изящных искусств. Гроб накрыли черным покрывалом, который спускался до самого пола, усыпанного красными розами.

Одноклассник Фриды Кало— Артуро Гарсиа Бустос, как и она, увлеченный революционными идеями, принес красное знамя с серпом и молотом в центре белой звезды и положил его на гроб. Возник скандал, который быстро замяли, убрав знамя. Рядом с Диего Риверой стояли бывший президент Мексики Ласаро Карденас, известные художники, писатели — Сикейрос, Эмма Уртадо, Виктор Мануэль Вильясеньор.


В работах Фриды Кало очень сильно влияние народного мексиканского искусства, культуры доколумбовых цивилизаций Америки. Её творчество насыщено символами и фетишами. Однако в нем заметно и влияние европейской живописи — в ранних работах отчётливо проявилась увлеченность Фриды, например,Боттичели.

Специалисты полагают, что 1940-е — это эпоха расцвета художницы, время её самых интересных и зрелых работ.

Выставки

В 2003 выставка работ Фриды Кало и её фотографий прошла в Москве.Картина «Корни» выставлялась в 2005 году в лондонской галерее «Tate», а персональная выставка Кало в этом музее стала одной из самых удачных в истории галереи — её посетили около 370 тысяч человек.

Стоимость картин

В начале 2006 года автопортрет Фриды «Корни» («Raices») оценён экспертами Sotheby's в 7 миллионов долларов (эстимейт — 4 млн фунтов стерлингов). Картина была написана художницей маслом по листу металла в 1943 году (после повторного брака с Диего Риверой).

Рекордом стоимости картин Кало остаётся ещё один автопортрет 1929 года, проданный в 2000 году за 4,9 млн. долларов (при эстимейте 3 — 3,8 млн.).

Дом-музей

Дом в Койоакане был построен за три года до рождения Фриды на маленьком клочке земли. Толстые стены наружного фасада, плоская крыша, один жилой этаж, планировка, при которой комнаты всегда оставались прохладными и все открывались во внутренний двор, - почти образец дома в колониальном стиле. Он стоял всего лишь в нескольких кварталах от центральной городской площади. Снаружи дом на углу улицы Лондрес и улицы Альенде выглядел точно так же, как и другие в Койоакане, старом жилом районе на юго-западе пригорода Мехико. В течении 30 лет облик дома не менялся. Но Диего и Фрида сделали его таким, каким знаем его мы: дом в преобладающем синем цвете с нарядными высокими окнами, украшенный в традиционном индейском стиле, дом полный страсти.

Вход в дом охраняют два гигантских Иуды, их фигуры двадцати футов высотой, из папье-маше, делают жесты, будто приглашая друг друга к разговору. Внутри палитры и кисти Фриды лежат на рабочем столе так, будто она только что их там оставила. У кровати Диего Риверы лежит шляпа, его рабочий халат и стоят огромные ботинки. В большой угловой спальне расположена стеклянная витрина. Над нею написано: "Здесь 7 июля 1910 года родилась Фрида Кало". Надпись появилась через четыре года после смерти художницы, когда её дом стал музеем. К сожалению, надпись неточна. Как показывает свидетельство о рождении Фриды, родилась она 6 июля 1907 года. Но выбрав нечто более значительное, чем ничтожные факты, она решила, что родилась не в 1907 году, а 1910, в год начала Мексиканской революции. Поскольку в годы революционного десятилетия она была ребёнком и жила среди хаоса и залитых кровью улиц Мехико, то решила, что родилась вместе с этой революцией.

Ярко-голубые и красные стены дворика украшает ещё одна надпись: "Фрида и Диего жили в этом доме с 1924 по 1954 год". Она отражает сентиментальное, идеальное отношение к браку, что снова расходится с реальностью. До поездки Диего и Фриды в США, где они провели 4 года (до 1934 года), в этом доме они жили ничтожно мало. В 1934 - 1939 они жили в двух домах, построенных специально для них в жилом районе Сан-Анхеле. Затем последовали долгие периоды, когда, предпочитая жить независимо в студии в Сан-Анхеле, Диего вовсе не жил вместе с Фридой, не говоря уже о том годе, когда оба Ривера разъезжались, разводились и снова сочетались браком. Обе надписи приукрасили действительность. Как и сам музей, они - часть легенды о Фриде.



ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий