регистрация / вход

Рыцарство в средние века

Министерство образования Российской Федерации Омский государственный институт сервиса Кафедра социально-гуманитарных дисциплин Реферат По дисциплине «Культорология»

Министерство образования Российской Федерации

Омский государственный институт сервиса

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

Реферат

По дисциплине «Культорология»

Тема «Рыцарство в средние века»

Выполнила: студентка

Группы 21 ЭЗУ

Гацко Е.О.

Проверил: Шаталин Е.А.

ОМСК 2008 г.

Содержание:

Введение 31. Рыцарство 42. Жизнь рыцарства 63. Посвящение в рыцари 8

4. Кодекс чести 15

5. Снаряжение рыцарства 16

Заключение 21Список литературы 22

Введение

Конечно же, все мы слышали о рыцарях. О них написано много книг, существуют также многочисленные мифы и легенды, связанные с рыцарством. Скажите, кто из нас не слышал что-нибудь о Короле Артуре и рыцарях Круглого Стола? Мы можем не только читать о рыцарстве, но в наше время – также смотреть различные фильмы, дающие нам визуальное представление о том, как все происходило в эпоху Средневековья.

Существуют различные взгляды и представления о том, какими были рыцари на самом деле. Одни говорят, что они были благородными, доброжелательными с низшими, мужественными. Конечно, все это соответствует основным законам их Кодекса чести. Другие же считают, что это действительно были только законы, какие-то идеи, а на самом деле рыцари были жестокими, высокомерными по отношению к другим людям, считали себя наивысшим сословием. В своем реферате я постаралась отметить оба этих взгляда на средневековое рыцарство. Сейчас, конечно, оно уже не существует. Но, мне кажется, что люди нашего времени должны перенять кое-какие черты тех воинов, как честь, храбрость, благородство, сделаться как бы прообразами тех, кто когда-то, несколько веков назад, защищали свой народ и отчизну от несправедливости.

Рыцарство Рыцарство представляло собой общественный институт, появившийся вфеодальной системе примерно в 1000 году. В строгом смысле слова, рыцарь — это любой мужчина, владеющий оружием и прошедший церемонию специального посвящения. Но быть лишь посвященным — недостаточно для истинного рыцаря; необходимо еще следовать определенным правилам и вести особый образ жизни. Таким образом, рыцари — это не юридический класс, а специфическая социальная категория или, выражаясь современным языком, сообщество «профессионалов» конного боя (единственного эффективного способа военных действий вплоть до конца XIII века), умевших вести ту особую жизнь, каковой представала жизнь рыцаря. Теоретически рыцарство считалось доступным каждому получившему крещение: любой рыцарь имел право сделать рыцарем того, кого он считал достойным им быть, вне зависимости от происхождения и социального положения. Эпические песни, так называемые «жесты», изобилуют примерами простолюдинов (крестьян, лесников, свинопасов, торговцев, жонглеров, поваров, привратников и т.д.), посвященных в рыцари в награду за оказанные герою услуги. Иногда упоминаются даже простые сервы. Однако в реальности дело обстояло иначе. С середины XII века рыцарипополняли свои ряды почти исключительно за счет сыновей рыцарей и, таким образом, образовывали наследственную касту. Посвящения в рыцари простолюдинов, если не исчезли совсем, то стали событием почти уникальным. Можно назвать две причины этого явления. Первая из них заключалась в том, что процесс принятия новых членов неизбежно приводил к присвоению одним классом — земельной аристократией — привилегии на образование рыцарства, не подчинявшейся никаким правовым нормам. Вторая, возможно, более важная, связана с социально-экономическими требованиями: лошадь, военное снаряжение, церемония и празднества по случаю посвящения в рыцари стоили дорого; да и сам образ жизни рыцаря, состоявшей из удовольствий и праздности, предполагал наличие некоторого богатства, которое в ту эпоху основывалось только на обладании землей. Рыцарское звание действительно приносило честь и славу; но при этом следовало жить или за счет щедрости богатого и могущественного покровителя (что удавалось еще достаточно легко в начале XII века, но уже гораздо труднее спустя столетие), или на доходы от патримония. Многие, впрочем, придворным щедростям сеньора предпочитали получение пусть даже самого маленького феода. К 1200 году рыцари — это уже в основном сеньоры или сыновья сеньоров. Во Франции данный феномен принимает особо выраженный характер в течение XIII века, так что рыцарское звание уже практически не рассматривается как личностное, а становится наследственным качеством, доступным лишь высшим слоям аристократии. С этого времени и начинается процесс слияния рыцарства и аристократии. Жизнь рыцарства Понятие рыцарства, прежде всего, связывалось с определенным образом жизни. Он требовал специальной подготовки, торжественного посвящения и не такой, как у обычных людей, деятельности. Эпическая и куртуазная литература дает нам об этом довольно подробное представление, хотя, возможно, несколько обманчивое из-за ее идеологически консервативного характера и нуждающееся в некоторой корректировке, для чего мы воспользуемся повествовательными источниками и данными археологии. Жизнь будущего рыцаря начиналась с долгого и непростого обучения сначала в родительском доме, а затем, с десяти или двенадцати лет, у богатого крестного или могущественного покровителя. Цель начального, семейного и личного образования — научить элементарным навыкам верховой езды, охоты и владения оружием. Следующий этап, более длительный и более сложный, уже представлял собой настоящее профессиональное и эзотерическое посвящение. Он проходил в группе. На каждой ступени феодальной пирамиды сеньора окружало нечто вроде «рыцарской школы», где сыновья его вассалов, его протеже и, в некоторых случаях, его менее состоятельные родственники обучались военному мастерству и рыцарским добродетелям. Чем влиятельнее был сеньор, тем больше набиралось у него учеников. До 16-23 летнего возраста юноши исполняли роль домашнего слуги или оруженосца своего покровителя. Прислуживая ему за столом, сопровождая на охоте, участвуя в увеселениях, они приобретали опыт светского человека. А, занимаясь его лошадьми, поддерживая в порядке его оружие и, позже, следуя за ним на турнирах и полях сражений, они накапливали знания, необходимые военному человеку. С первого дня выполнения этих обязанностей и до момента посвящения в рыцари они носили звание оруженосца. Те из них, кому не удавалось стать рыцарями из-за отсутствия состояния, заслуг или подходящего случая, сохраняли это звание на всю жизнь, ведь называться рыцарем можно было только после посвящения. В исследуемый период ритуал посвящения в рыцари еще не закрепилсяокончательно, и эта церемония могла проходить по вкусам участников, как в реальной жизни, так и в литературных произведениях. Разница обряда посвящения в рыцари, прежде всего, зависела от того, когда проводилась церемония — в военное или в мирное время. В первом случае церемония происходила на поле боя до начала сражения или после победы, и тогда она была овеяна славой, хотя все произносили традиционные слова и производили те же самые ритуальные жесты. Церемония обычно состояла из возложения меча и символического «удара по шее» (colee). Посвящение в мирное время связывалось с большими религиозными праздниками (Пасха, Пятидесятница, Вознесение) или с важными гражданскими событиями (рождение или свадьба правителя, примирение двух суверенов). Это почти литургическое действо могло состояться во дворе замка, в церковном притворе, на общественной площади или на травке какого-нибудь луга. Будущему рыцарю требовалась особая сакраментальная подготовка (исповедь, причастие) и ночь размышлений в церкви или часовне. За церемонией посвящения следовали дни пиршеств, турниров и увеселений. Сакральный характер носило и само проведение церемонии. Она начиналась с освящения оружия, которое затем «крестный отец» посвящаемого в рыцари вручал своему «крестнику»: сначала меч и шпоры, потом кольчугу и шлем, и, наконец, копье и щит. Бывший оруженосец облачался в них, прочитывая при этом несколько молитв, и произносил клятву соблюдать правила и обязанности рыцарства. Церемонию завершал тот же символический жест «удар по шее», его происхождение и значение остаются спорными, по сей день. Существовали разные способы «удара по шее»: чаще всего тот, кто совершал церемонию, стоя сильно ударял посвящаемого ладонью по плечу или затылку. В некоторых английских графствах и областях Западной Франции этот жест сводился к простому объятию или крепкому рукопожатию. В XVI веке «удар по шее» совершали уже не рукой, а посредством лезвия меча и сопровождали ритуальными словами: «Именем Бога, Святого Михаила и Святого Георгия я посвящаю тебя в рыцари». Несмотря на существование различных объяснений, сегодня в этой практике историки более склонны видеть пережитки германского обычая, по которому ветеран передавал свою доблесть и свой опыт молодому воину. Однако посвящение, главный этап в карьере рыцаря, нисколько не изменяло его повседневной жизни. Она по-прежнему состояла из верховой езды, сражений, охоты и турниров. Сеньоры, обладавшие обширными владениями, играли в ней главную роль, а вассалам с феодами по бедней приходилось довольствоваться крупицами славы, удовольствий и добычи. Имея равные права, в действительности рыцари не были равны. Срединих встречалось немало и таких, кто составлял нечто вроде «рыцарскогопролетариата»; они получали средства для жизни, лошадей и даже оружие от сильных мира сего (королей, графов, баронов), за чей счет вынуждены были жить. Эти неимущие рыцари, богатые тщеславными надеждами, но бедные землей, — как правило, молодые люди, которые ожидали отцовского наследства или, не обладая ничем, состояли на службе у какого-нибудь покровителя. Зачастую они объединялись в лихие компании под предводительством княжеского или графского сынка и искали приключений, предлагали свои услуги от турнира к турниру, от поместья к поместью. Они первыми отправлялись в Крестовые походы или далекие экспедиции, манящие своей неопределенностью. Они стремились обольстить богатую наследницу, способную принести им то состояние, которое не могли обеспечить ни их подвиги, ни происхождение. Этим объясняется позднее вступление в брак. Возможно, именно этому сообществу молодых рыцарей, жадных долюбовных и военных подвигов, и адресовались рыцарские романы и куртуазная литература. В ней они находили изображение общества, не существовавшего на деле, но того самого, которое, несомненно, пришлось бы им по вкусу. Общества, где качества, деятельность и стремления рыцарского класса почитались единственно возможными и истинными идеалами. Посвящение в рыцари


Рыцарство с течением времени благодаря своей храбрости, великодушию и честности приобретало все более и более значения; но в силу этого и посвящение в рыцарское звание становилось все более и более
затруднительным. Только родовой дворянин по отцу и матери, достигший 21-го года, мог быть посвящен в рыцари. Необходимо было, чтобы человек,
добивавшийся рыцарского звания, был приготовлен к этому с самых юных лет тщательным и хорошим воспитанием; он должен был быть настолько силен и крепок, чтобы выносить без вреда для своего здоровья все трудности воинской жизни; кроме того, от него требовалось основательное изучение всех обязанностей воина. Желавший получить рыцарское звание должен был сначала на низших степенях воинского звания доказать свое мужество, великодушие, честность и доблесть и проявить себя достойным такого высокого звания, такой великой чести. Обыкновенно сыновья рыцарей и родовых дворян начинали свою службу с пажей. Когда ребенок достигал десятилетнего возраста, его отсылали на воспитание, по заведенному обычаю, к главнейшим рыцарям, с которыми его родители состояли в родстве или в дружбе. Советы и пример таких рыцарей составляли истинное и окончательное воспитание, называвшееся bonne nourriture (хорошее
воспитание). Всякий рыцарь считал для себя большой честью, если какой-либо отец поручал ему довершать воспитание своего сына. Дослужившись до должности оруженосца и находясь в этом звании уже несколько лет, отличившись хорошим поведением, скромностью, мужеством и храбростью, молодой человек начинал домогаться рыцарского звания и просил о нем навести справки; тогда государь или грансеньор, к которому обращались с просьбой, уверясь в храбрости и других доблестях молодого оруженосца, назначал день посвящения. Для этого обряда обыкновенно избирались кануны каких-нибудь торжеств, например, объявления мира или перемирия, коронования королей, рождения, крещения или брака принцев, больших церковных праздников (Рождества, Пасхи, Вознесения), и преимущественно канун Пятидесятницы. Такой оруженосец, или новик (novice), несколько дней приготовлялся к посвящению в рыцари; он соблюдал строгий пост и раскаивался в своих грехах. После исповеди и приобщения Святых Тайн новика облекали в белую, как снег, льняную одежду как символ непорочности, необходимой в рыцарском звании, отчего и произошло слово кандидат (candidatus от candidus - белый). Кандидат, или новик, отправлялся в этом одеянии в церковь, где должен был провести всю ночь и молиться.
На рассвете приходили за новиком старые рыцари, его восприемники, то есть
избранные предстоять с ним во время посвящения; затем они вели его в баню, которая из уважения к рыцарству была приготовлена великим камергером. После этого сопровождавшие новика рыцари надевали ему на шею перевязь с мечом, укладывали его в постель и покрывали простым белым полотном, а иногда и черным сукном в знак того, что он прощался со сквернами мира сего и вступал в другую, новую жизнь. В таком наряде восприемники вводили в церковь новопосвящаемого в сопровождении родственников, друзей и соседних рыцарей, которых приглашали на эту торжественную церемонию.(когда посвящали в рыцари отпрыска семейства
высшей знати, для большей торжественности одновременно с ним посвящали
значительное число его сверстников). В церкви священник, благословляя меч
новика. По окончании этого обряда восприемники уводили новика в комнаты и там его одевали. Сначала на него надевали нечто вроде темной фуфайки, а на неё - газовую, тканную золотом рубашку; затем уже его облачали в кольчугу и накидывали ему на плечи мантию, всю испещренную цветами и гербами рыцаря. В этом парадном костюме новопосвященный рыцарь отправлялся туда, где король или какой-нибудь знаменитый, прославившийся своими подвигами рыцарь должен был облобызать его. Такое лобзание давалось вновь принятому рыцарю обыкновенно в церкви или в часовне. Шествие кандидата было само церемониальное; под звуки барабанов, труб и рогов; впереди этой процессии шли наиболее знаменитые рыцари и несли на бархатных подушках доспехи, которыми вооружали кандидата по прибытии его на место; только щит и копье вручали ему после освящения. По прибытии на место совершали литургию во имя Святого Духа. Посвящаемый выслушивал ее на коленях, став как можно ближе к алтарю, даже впереди того, кто давал ему лобзание. По окончании обедни церковнослужители выносили аналой с книгой рыцарских законов, которые кандидат и все присутствовавшие должны были выслушать с большим вниманием.(см.гл. Кодекс чести). По окончании чтения рыцарского устава посвящаемый преклонял колено перед государем, который произносил торжественные слова. Кандидат отвечал на них следующим образом: “Обещаю и клянусь в присутствии Господа моего и государя моего положением рук моих на Святое Евангелие тщательно блюсти законы и наше славное рыцарство”.
После этого государь вынимал свой меч и три раза ударял им по плечу
новоизбранного; потом давал троекратное лобзание новому рыцарю; затем
государь давал знак восприемнику, повелевая ему надеть новоизбранному
золотые шпоры – эмблему возлагаемого достоинства, помазать его елеем и
объяснить ему таинственный смысл каждой части его вооружения.
Восприемник, повинуясь указанию своего государя, надевал на нового рыцаря шпоры и говорил: “Эти шпоры означают, что, поощряемый честью, ты обязан быть неутомимым в предприятиях”. За восприемником подходил к новопосвященному другой рыцарь, держа в руках металлический или кожаный нагрудный щит, на котором был изображен родовой герб молодого рыцаря, и, навешивая этот щит ему на шею, говорил: “Господин рыцарь, даю тебе этот щит, чтобы защищаться тебе от ударов врагов, чтобы нападать тебе на них отважно, чтобы ты понял, что большая услуга государю и отечеству в сохранении дорогой для них твоей особы, чем в побиении многих врагов. На щите этом изображен твой родовой герб – награда доблести твоих предков; сделайся его достойным, умножь славу твоего рода и прибавь к гербу праотцев какой-нибудь символ, который напоминал бы, что твои доблести подобны рекам, узким в истоке и расширяющимся в течении”. За вторым подходил к новоизбранному третий рыцарь и, надевая посвященному на голову шлем, говорил: “Господин рыцарь, как голова есть важнейшая часть человеческого тела, так шлем, её изображение, составляет главнейшую часть рыцарских доспехов; вот почему его изображают над щитом герба – представителем прочих частей тела; как голова есть твердыня, в которой пребывают все душевные способности, то покрывающему голову этим шлемом не следует предпринимать ничего, что не было бы справедливо, смело, славно и высоко; не употребляй этого доблестного украшения головы на низкие ничтожные деяния, а старайся увенчать его не только рыцарским венцом, но и короною славы, которая да дастся тебе в награду за доблести”.
Далее уже восприемник начинал объяснять и остальные части рыцарского вооружения и их символическое значение. “Этот меч имеет вид креста и дан тебе в поучение: как Иисус Христос побеждал грех и смерть на древе Креста, так ты должен побеждать врагов твоих этим мечом, который для тебя представитель креста; помни также и то, что меч – это представитель правосудия, а потому, получая его, ты обязуешься всегда быть правосудным”. “Панцирь, который ты носишь на себе как защиту против вражеских ударов, означает, что рыцарское сердце должно быть недоступно никаким порокам своею крепостью; как крепость окружается крепкими стенами и глубокими рвами, чтобы преградить доступ неприятелю, так панцирь и кольчуга закрывают тело со всех сторон в знак того, что рыцарское сердце должно быть недоступно измене и гордости”. “Это длинное и прямое копьё есть символ правды, железо на нем означает преимущество правды над ложью, а развевающееся на конце его знамя показывает, что правда должна не скрываться, а всем показываться”.
“Булат означает силу и мужество, ибо как булат выдерживает всякие удары, так сила воли защищает рыцаря от всех пороков”. “Перчатки, защищающие твои руки, указывают ту заботу, с какою рыцарь должен беречься всякого нечестивого прикосновения и отвращаться от кражи, клятвопреступления и всякой скверны”. По окончании всего этого новый рыцарь и его спутники выходили церемониально из церкви, и новопосвященный шел сбоку государя или монсеньора, давшего ему лобзание. Затем один из старых рыцарей подводил новопосвященному красивого коня, покрытого дорогой попоной, на всех четырех концах которой был изображен родовой герб молодого рыцаря; наглавник на коне был украшен нашлемником, подобным нашлемнику на каске рыцаря. При этом говорили: “Вот благородный конь, назначаемый тебе в помощники для твоих славных подвигов. Дай Бог, чтобы этот конь помогал твоему мужеству; води его только туда, где стяжаются честь и добрая слава!” Часто случалось, что сама супруга государя повязывала новому рыцарю шарф, прикрепляла перья на шлем и препоясывала новопосвященного мечом. Если новый рыцарь был сыном короля или принца, то ему надевали мантию из красного сукна как знак его царского происхождения. И новый рыцарь сидел в этой мантии и во время пиршества, которое происходило в парадной зале дворца или замка. В этот день новопосвященный пользовался особым почетом. За столом во время пиршества он занимал почетное место по правую руку того короля, грансеньора или славного рыцаря, от которого получил лобзание. И
обыкновенно, в особенности в первые времена учреждения рыцарства, в этих
новопосвященных не заметно было ни гордости, ни кичливости, ни
напыщенности, ни высокомерия. Они были просты в своем обхождении с людьми: вежливы с высшими, снисходительны и добры с низшими. Таков был обряд посвящения в рыцари в мирное время при дворах королей, принцев и грансеньоров. Но в военное время обряд посвящения в рыцарское
звание совершался намного проще; тут в виду неприятеля некогда было тратить время на разные торжественные церемонии. Отличившемуся на поле битвы рыцарское звание жаловалось среди лагеря до победы или после нее в проломе укреплений взятого приступом города. Если какому-либо из государей являлось желание удвоить силы своей армии, не увеличивая числа низших воинов, то он создавал рыцарей. Если кто-либо из старших оруженосцев отличался на поле битвы, то его возводили в рыцарское звание.
При возведении в рыцарское звание в военное время обряд посвящения был
очень прост. Вновь посвящаемого ударяли три раза мечом по плечу с
произнесением следующих слов: “Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, и
Святого Великомученика Георгия жалую тебя рыцарем”. Затем следовал обыкновенный обряд лобзания; этим и оканчивалось посвящение. Подобное ведение дел порождало целые миллионы героев. Влияние почета было до такой степени могущественно, что одно уже звание рыцаря побуждало каждого превосходить самого себя и делало из него из него какое-то
сверхъестественное существо. Рыцари, посвящаемые в это звание в военное время, носили и различные названия, сообразно тем обстоятельствам, благодаря которым им жаловали это почетное звание; так, были рыцари битвы, рыцари приступа, рыцари подкопа и прочие. Как уже говорилось ранее, в рыцарское звание возводились только дворяне; но были и такого рода случаи, что в это звание возводились и простолюдины; обыкновенно это делалось или ввиду каких-либо особенных заслуг простолюдина, или при каких-либо чрезвычайных обстоятельствах. Но в данном случае один только государь имел право возводить простолюдина в звание рыцаря, а пожалованный со дня посвящения делался уже дворянином и пользовался всеми правами рыцарского звания. Посвящаемые в рыцари из простых воинов и крестьян назывались “рыцарями из милости” (“les chevaliers de grace”). Большое число рыцарей-трубадуров вышло из простолюдинов, и только благодаря своим славным подвигам эти люди достигли такой чести.
Так, в преданиях о короле Артуре есть эпизод, когда Артур посвящает в рыцари сына скотопаса. Правда, далее оказывается, что посвященный –
незаконный сын одного короля, но, посвящая его в рыцари, Артур не знал об
этом. Но было еще и такое звание, которого могло домогаться только высшее
дворянство, а именно звание знаменного рыцаря (les chevalier banneret). На
поле сражений перед знаменными рыцарями несли квадратное знамя с
изображением их герба и девиза; такое знамя несколько напоминало церковную хоругвь. В то время были еще знаменные оруженосцы (les ecuyers bannerets). Под их начальством служили рыцари и даже знаменные рыцари; это делалось по приказанию короля; но знаменные оруженосцы никогда не имели ни одной из привилегий рыцарства. Кодекс чести Рыцари — это по сути дела воины, но в различных районах мира сложились свои представления об идеале воина. Христианский рыцарь — это, прежде всего боец за веру Христову, но рыцарь также — это верный вассал своего сюзерена (верность — одна из наиболее ценимых добродетелей эпохи), он же — защитник слабых и обиженных, он же — верный слуга своей Прекрасной Дамы. Культ Прекрасной Дамы, сложившийся в Европе под явным влиянием культа Девы Марии, не имеет аналогов в других районах мира — это чисто европейское явление. «Рыцарям вменяется в обязанность иметь страх Божий, чтить Его, служить Ему и любить Его всеми силами своими, всей крепостью своейсражаться за веру и в защиту религии; умирать, но не отрекаться от христианства». «Рыцари обязаны служить своему законному государю и защищать свое отечество, не жалея для него и самой жизни». «Щит рыцарей должен быть прибежищем слабого и угнетенного; мужест - рьщарей должно поддерживать всегда и во всем правое дело того, кто обратится». «Да не обидят рыцари никогда и никого и да убоятся более всего злословием оскорблять дружбу, непорочность отсутствующих, скорбящих и бедных». «Жажда прибыли или благодарности, любовь к почестям, гордость и мщение да не руководят их поступками, но да будут они везде и во всем вдохновляемы честью и правдою». «Да повинуются они начальникам и полководцам, над ними поставленным; да живут они братски с себе равными, и гордость и сила их да не возобладают над ними в ущерб правам ближнего». «Они не должны вступать в неравный бой, следовательно, не должны идти несколько против одного, и должны избегать всякого обмана и лжи». «Да не употребят они никогда в дело острия меча в турнирах и других увеселительных боях». «Честные блюстители данного слова, да не посрамят они никогда своего чистого доверия малейшею ложью; да сохранят они непоколебимо это доверие ко всем, и особенно к своим сотоварищам, оберегая их честь и имущество в их отсутствие». «Да не положат они оружия, пока не окончат предпринятого по обетудела, каково бы оно ни было; да преследуют они его денно и нощно в течение года и одного дня»... «Да не принимают они титулов и наград от чужеземных государей, ибоэто оскорбление отечеству». «Да сохраняют они под своим знаменем порядок и дисциплину междувойсками, вверенными их начальству; да не допускают они разорения жатв и виноградников; да наказуется ими строго воин, который убьет курицу вдовы или собаку пастуха или нанесет малейший вред на земле союзника». «Да блюдут они честно свое слово и обещание, данное победителю; взятые в плен в честном бою, да выплачивают они верно условленный выкуп или да возвращаются они по обещанию в означенный день и час в тюрьму; в противном случае они будут объявлены бесчестными и вероломными». Снаряжение рыцарства Снаряжение рыцарства бывает наступательное и оборонительное. Приведем некоторые элементы этого снаряжения.Оборонительное вооружение:Шлем (le heaume). Шлем был довольно глубок, делался из железа илистали, кверху конусообразно суживался, имел набородник, к которому прикреплялось забрало, и внизу железный нагрудник, который отделялся от шлема и прикреплялся к нему металлическим воротничком. Забрало состояло из мелкой решетки; оно убиралось под козырек шлема и опускалось во время сражения. На шлем надевался нашлемник; короли носили в виде нашлемника корону, а рыцари различные украшения. Шишак (le bassinet d'armes). Шишак был шлем полегче, без забрала и без нагрудника; рыцарь брал его с собою и надевал, когда выходил из боя для отдыха. Шишак отличался от шлема весом, внешним видом и неподвижным наличником. Гобиссон (le gaubisson). Рыцари носили поверх рубашки гобиссон, нечто вроде длинной фуфайки из стеганой тафты или кожи с подкладкой из шерсти, пакли или волоса, чтобы ослабить удар. Это платье защищало от железных колец брони, которые могли бы вонзиться в тело даже тогда, когда броня осталась непроколотой.Панцирь, броня (le haubert ou cuirasse). Род кольчуги из стальных плотных колечек, которая покрывала рыцаря от шеи до бедер; к ней впоследствии прибавили рукава и наножники (les chausses) из колечек; стальная бляха на груди прикрывала броню; капюшон, также из колечек, висел на спине; им рыцарь накрывал голову, когда снимал шлем. Впоследствии кольчугу заменили латами, нагрудниками, наручами и набедренниками, также железными. Все части этих доспехов были так между собою скованы, что не препятствовали свободным движениям, потому что они сдвигались и раздвигались.Супервест (la cotte d'armes). Сверх брони и лат надевали нечто вроде короткого плаща-накидки без рукавов, с рыцарским гербом, часто из золотой или серебряной парчи, отороченной дорогим мехом; под ним носили шарф, или перевязь, или кожаный пояс с позолоченными гвоздями, на которые навешивался меч.Набедренники (les tassettes). Это были железные пластины, прикрепленные к броне, от пояса до половины бедер.Нарамники, или наплечники, и наколенники (epaulires et genouilleres). Это также были железные пластины, которые прикрывали плечи и колени, не затрудняя движений; первые прикреплялись к нагруднику, вторые к набедренникам. Щит (Vecu ou bouclier). Тот, который не употреблялся в боях, был деревянный, обтянутый кожей, железом или другим твердым материалом, чтобы выдерживать удары копья. Слово ecu происходит от латинского scutum — название, данное римлянами продолговатому, обтянутому кожей щиту. На щитах изображались гербы. Отсюда название старинной французской монеты - экю, на которой был изображен щит Франции. Вооружение оруженосца. Оруженосец не имел ни нашлемника, ни железных наручей и наножников; он носил шишак, гобиссон и стальной нагрудник. Вооружение лошади. Голову лошади тщательно закрывали или металлическим, или кожаным наголовником, грудь — железными пластинами, а бока — кожей. Кроме того, ее покрывали попоной или чепраком из бархата или из другой материи, на которых были вышиты гербы рыцаря. Оснащенные таким образом лошади назывались les chevaux bardes (латные лошади). Наступательное вооружение : Копье (la lance). Копья делались из прямого и легкого дерева, такого как сосна, липа, вяз, осина и другие; самые лучшие были ясеневые. В верхний конец копья плотно вставлялось стальное острие. Рыцарское знамя или флюгарка с длинным развевающимся концом прикреплялись к верхушке копья. Оруженосец не имел копья; он мог сражаться только со щитом и мечом. Но если он носил звание poursuivant d'armes, то мог быть в полном рыцарском вооружении, за исключением особых отличий, таких как золоченые шпоры и прочее.Меч (1а ёрёе). Он был широк, короток, крепок, заострен только с одной стороны и хорошо закален, чтоб не ломаться о латы и шлемы. Позднее мечи стали делать очень длинными, соразмерно широкими и заостренными. Эфес меча всегда был в виде креста.Кинжал (la misericorde). Это оружие носили у пояса. Название la misericorde (пощада, милосердие) дано было кинжалу, потому что в бою грудь с грудью, когда и копье и меч из-за своей длины становились бесполезными, рыцарь прибегал к этому оружию, чтобы заставить лежачего врага просить пощады.Алебарда (la hache d'armes). Колюще-рубящее оружие в виде длинного копья с насаженным на него двойным лезвием: одним как у обыкновенного топора, а другим длинным заостренным, иногда с двумя расходящимися концами.Палица или булава (la masse ou massue). Это ударное или метательное оружие состояло из толстой, в объем руки взрослого человека, дубины, около метра длиной, с кольцом на одном конце, к которому прикрепляли цепь или крепкую веревку, чтоб палица не вырвалась из рук; другой конец был окован металлом или утыкан остроконечными гвоздями; если же это была булава, то на него был насажен или прикреплен к трем цепям металлический шар.Мушкель или военный молот (le mail ou maillet et le marteau d'armes). Эти два оружия различались только тем, что оба оборота мушкеля были немного закруглены, а у военного молота один конец закруглен, а другой заострен.Кривойнож (le fauchon ou fauchard). Это оружие редко употреблялось в бою; нож был с длинной рукояткой и заострен с обеих сторон наподобиеобоюдоострого серпа. Таково было оборонительное и наступательное вооружение рыцарей. Правда, оно было очень тяжелым, и надо было обладать большой физической силой, чтобы, как часто приходилось рыцарям, по целым дням не снимать такого вооружения и переносить в нем все трудности пути и битвы. Кроме того, от рыцарей требовались большая ловкость, легкость и живость, чтобы вскакивать на коня и соскакивать с него, не трогая стремени; требовалось умение владеть копьем, мечом и алебардой в том же тяжелом вооружении. Естественно, что такому искусству учились долго, и с трудом и необходимо было привыкать к этому с детства. Конечно, с течением времени в вооружении рыцарей многое изменилось, в особенности, когда был изобретен порох, и тяжелое холодное оружие заменилось более легким огнестрельным. Заключение Общество должно быть благодарно рыцарству за то, что оно обогатило его новыми понятиями о достоинстве личности и чести. Рыцарь привык полагаться в защите на самого себя, только на собственную силу, только на стены своего замка. Везде и всегда он действовал только от своего имени. Он подчинялся только добровольно, по собственному феодальному договору: его верность – свободный дар, залог его верности – его честь. Каждый рыцарь сознавал неприкосновенность своей личности и готов был доказывать ее мечом на смертельном поединке. Конечно, оружие – плохое доказательство истины, но ведь и трусость «вечный ошейник рабства». Важно то, что рыцарь не только сознавал достоинство своей личности, но и был готов пожертвовать за это жизнью. Рыцарство образовывало как бы международный орден, члены которого считались равными, начиная от короля и кончая каким-нибудь захудалым, неимущим рыцарем. Это братство, рассеянное по всему католическому миру, объединялось единством обычая и понятий. И как ни портилось рыцарство, как ни превозносились богатые и знатные рыцари над бедняками, все-таки среди них не исчезли мысли о равенстве, и первые должны были обходиться с последними сообразно с их рыцарским достоинством, если они не хотели за малейшее унижение расплачиваться собственной кровью. Так чутко стояло рыцарство на страже чести, и новые понятия о ней завещало человечеству. Список литературы: 1. Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства: Пер. с ит. / Вступ. ст. В.И.Уколовой. Общ. ред. В.И.Уколовой и Л.А.Котельниковой. – М.: Прогресс, 1987 – 384 с.2. Тайны, скрытые забралом: Энциклопедический путеводитель по истории рыцарства. – М.: Современник, 2002. – 416 с.3. Блок М. Феодальное общество: особенности чувств и образа мыслей //Апология истории.М.,19864. Гуревич А.Я. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. М.,19905. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. Светская праздничная жизнь в искусстве ХI-XVI вв. М.,19886. Добиаш-Рождественская О.А. Культура западноевропейского средневековья. М.,19877. Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. М.,19878. Лазарев В.Н. История византийской живописи. М.,1986
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий