Меценатство - мнение людей

СОДЕРЖАНИЕ Введение 2 1. Золотая пора меценатства 1.1. История меценатства 5 1.2. Виды и мотивы меценатской деятельности 8 2. Современные меценаты. 2.1. Щедрое сердце 15

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 2

1. Золотая пора меценатства

1.1. История меценатства 5

1.2. Виды и мотивы меценатской деятельности 8

2. Современные меценаты.

2.1. Щедрое сердце 15

2.2. Время и бремя меценатства 19

3. Меценатство - мнение людей 22

Заключение 29 Список литературы 32


ВВЕДЕНИЕ

Следуя древней мудрости, говорящей о том, что каждый мужчина в этой жизни должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына, каждый живущий ныне россиянин обязан обустроить свою Родину, свою Великую Россию так, чтобы грядущие поколения, оглядываясь в прошлое, преисполнялись чувствами глубочайшей гордости за своих отцов, дедов и прадедов.

Актуальность данной курсовой работы заключается в том, что изучение истории меценатства в России и привлечение к нему общественного внимания представляет собой значительный интерес.

Сложные времена переживает сегодня Россия. В бедственном положении оказалась культура, без которой действительное возрождение страны просто невозможно. Остро нуждаются в поддержке музеи, театры, библиотеки, сокращается число читающих и объем читаемой литературы, особенно, если она не имеет прямого отношения к столь модным сегодня темам ужасов, мистики, насилия, расизма.

Таким образом, оценив современную обстановку в обществе, нельзя не признать, что общество испытывает огромный дефицит духовности, высокой нравственности и элементарной воспитанности, понимания и милосердия. Одна из ключевых задач, определенных бывшим Президентом России В. В. Путиным на 2006 год – возрождение лучших традиций российского общества, направленных на придание широчайшего общественного признания идеалам Меценатства и Благотворительности, приобрела сейчас смысл всеобщей Национальной идеи.

Объектом исследования в работе является меценатство в России.

Предмет данной работы составили: деятельность русских меценатов, причины, побудившие её, и роль меценатства в современном обществе.В истории отечественного меценатства есть немало ярких страниц, представляющих огромный интерес не только для истории, но и для наших дней. Более того, есть весомые основания рассматривать лучшие традиции отечественного меценатства как уникальное явление, представляющие значимость и актуальность не только для России, но и для других стран.Для работы над данной темой были использованы такие литературные источники, как «Самые знаменитые меценаты России» автора Лопухиной Е.М., «Московские меценаты» Думовой Н.Г.,«Почетный гражданин Москвы» автора Ненакормовой И.С. и «История русской культуры» под редакцией Рябцева Ю.С. Из этих работ можно получить общее представление о деятельности русских меценатов XVIII-начала ХХ века.О критичном отношении к меценатству в начале ХХ века говорится в статье журнала «Экономика и жизнь» за 2002 год «И жизнь, и дело, и любовь…», посвященной жизни и деятельности Саввы Мамонтова. Автор повествует о тяжелой и трагической судьбе мецената-предпринимателя, о зависти, ненависти и полном непонимании его помыслов. Правительство усматривало в его действиях бессмысленное и эгоистичное растрачивание финансовых средств. Но в истории народа сохранилась память о Савве Ивановиче, как об основателе частной русской оперы, покровителе знаменитых деятелей искусства и создателе центра русской художественной жизни.

Отмечая важную роль, которую сыграли меценаты в развитии русской культуры, становлении нравственных устоев, авторы ставят вопрос о необходимости поднятия значимости меценатской деятельности в развитии современного общества. При этом авторы стремятся дать свою оценку развития меценатства с позиции современных взглядов. Много написано о меценатах прошлых веков, многие имена вписаны в историю золотыми буквами, а о современных меценатах – лишь небольшие заметки в газетах и журналах. Неужели понятие «меценат» стало историзмом или не осталось в нашем обществе людей, способных творить добро.

Это и определило цель курсовой работы – собрать материал о современных меценатах и рассказать о жизни и их деятельности.Задачи работы:

1. Дать общую характеристику меценатам, воплотившим в жизнь великие цели процветания России и её народа.

2. Рассказать о возрождении традиций меценатства в современном обществе.

1. «Золотая пора» меценатства.

1.1. История меценатства.

Доброта, способность к состраданию – великий дар, данный человеку свыше, позволяющий подняться от обыденного к духовному, соединить отрезок своего земного пути с Вечностью. Философия Добра и Милосердия является основной всех мировых религий и культур, той объединяющей и движущий силой, которая на протяжении веков направляла человечество к созиданию и прогрессу. История меценатства насчитывает не одну тысячу лет. Пройдя сквозь войны, хаос, несправедливость, оно не утратило своей животворящий силы.

Меценат Гай Цильний — римский государственный деятель; происходил из древнего этрусского рода Цильниев. Родился, как предполагают, между 74 и 64 гг. до Рождества Христова и по рождению принадлежал к сословию всадников. Убежденный в необходимости монархического правления в Риме и считая Октавиана наиболее соответствующим идеалу правителя, он стал, во время гражданской войны, на его сторону и часто исполнял важные поручения. Так, он был в числе послов, которые должны были в Брундузии устроить примирение Антония с Октавианом. Меценат жил в Риме и в отсутствие Октавиана Августа ведал государственными делами. Не занимая никакой официальной должности, он принимал самое деятельное участие во всех действиях императора по устроению государства и упрочению власти. Честолюбие, зависть, недоброжелательство были ему совершенно чужды. В своих отношениях к Августу он был свободен от низкопоклонства и заискивания. Меценат часто удерживал Августа от подписания многих смертных приговоров.

Лучшие поэты того времени находили в Меценате внимательного и заботливого покровителя и защитника. Заслуги его перед ними являются в то же время и заслугами перед римской поэзией. Виргилию он оказал помощь против насилий со стороны одного центуриона и хлопотал о возвращении ему отнятого у него имения. Горацию он подарил свое сабинское поместье. Он умер в 8 г. от Рождества Христова. (746 г. от основания города Рима), горячо оплакиваемый друзьями и всем народом и завещав все свое имущество Августу.[1]

В России меценатство имеет давнюю традицию. Русские цари, князья и вельможи покровительствовали иконописцам и составителям летописей и хроник, строителям храмов и дворцов, книгопечатникам, поэтам и учёным.

Взлёт меценатства наступил с воцарением Екатерины II. Это был век коллекционирования и собирательства. Вот лишь самые известные примеры. Граф Григорий Орлов строит в Гатчине дворец и собирает богатейшую библиотеку. Граф Александр Сергеевич Строганов составляет свою знаменитую галерею картин и коллекцию эстампов и медалей. Граф Николай Петрович Шереметев организовал в своем имении Останкино театральную труппу, а граф Николай Петрович Румянцев приобрел известность собирательством и открытием общедоступной библиотеки, впоследствии послужившей основой Российской государственной библиотеки...[2]

Коллекционеры и меценаты из числа крупного чиновничества появляются во время царствования Николая I. Одним из первых собирателей русской живописи был Федор Иванович Прянишников. Он же поддерживал молодых начинающих художников, и именно его картинная галерея произвела сильное впечатление на молодого Павла Третьякова — будущего известного мецената, который после этого и решил заняться собирательством картин русских художников.

Но подлинный «золотой век русского меценатства» наступил во второй половине XIX— начале XX века. Дворянство постепенно теряет свою ведущую роль, и на сцену истории выходят предприниматели. Предпринимательский слой был достаточно разнородным по своему составу — в основном это были выходцы из крестьянства и городских низов, а также провинциального купечества.

Наверное, нельзя сбрасывать со счетов и то, что купечество было в своем роде «заинтересовано» в собирательстве и коллекционировании. За это они получали дворянское звание или звание почетного гражданина, что, правда, не приносило никаких материальных выгод, но по традиции считалось почетным. Но надо помнить, и о другом: путем такого собирательства картин и предметов искусства расширялся и культурный уровень самого собирателя, его семьи...[3]

К 1900 году благотворителей и благотворительных организаций в Москве было в несколько раз больше, чем в Париже, Берлине и Вене. Федор Шаляпин писал: «Объездив почти весь мир, побывав в домах богатейших европейцев и американцев, должен сказать, что такого размаха не видел нигде. Я думаю, что и представить себе этот размах европейцы не могут».[4]

Надо отметить, что понятие «меценат» часто соседствует с понятием «благотворительность». Благотворительность – это оказание материальной помощи нуждающимся, как отдельным лицам, так и организациям. Она может быть направлена на поощрение и развитие каких-либо общественно-значимых форм деятельности. Меценатство - более узкое понятие, это покровительство наукам, искусству, культуре. Но многие меценаты занимались благотворительностью.

Таким образом, считается, что меценатство и благотворительность – это виды некоммерческой деятельности граждан или организаций, не преследующие целей присвоения прибыли её участниками, служащие общественному благу.

Отличительной чертой благотворительной деятельности является её служение интересам социально-незащищенных граждан и обслуживающих их учреждений, признанное обществом полезным.

Принципы меценатской и благотворительной деятельности:

· общественная польза;

· добровольность участия, бескорыстность;

· независимость от правительства;

· нейтральность в политическом, расовом, религиозном отношении;

· демократические основы организации;

· открытость для общественного контроля;

· гласность целей и результатов деятельности.[5]

Какими бы ни были мотивационные начала меценатства – рациональными, эмоциальными, психологическими, религиозными, продиктованными традициями и т.п. – её результат должен быть, прежде всего, полезен другому человеку, обществу, а не самому жертводателю или его родным и близким, т.е. – быть бескорыстным.

1.2. Виды и мотивы меценатской деятельности.

Многие ли имена меценатов сохранились в народной памяти? Заслуженным почётом и уважением окружены легендарные фигуры Третьякова, Мамонтова, Морозова, Станиславского и др.

Изучив несколько исторических источников по данной теме, следует выделить две группы меценатов. К первой относятся меценаты коллекционеры, а ко второй – меценаты организаторы.

Роль коллекционеров состоит в покупке произведений культуры и искусства, составлении из них коллекции и передаче её обществу, государству.

Ярким представителем этой группы является Павел Михайлович Третьяков, родившийся в 1832 году в Москве. Российский купец-предприниматель, меценат, собиратель произведений отечественного изобразительного искусства, основатель общедоступной частной художественной галереи.

К концу 1840-х гг. Третьяковы владели пятью лавками в Старых торговых рядах между Ильинкой и Варваркой. В 1865 г. он женился на двадцатилетней Вере Николаевне Мамонтовой. На попечении Третьякова лежала забота об Арнольдовском училище для глухонемых детей. Как собиратель начал с приобретения художественных изданий и гравюр на знаменитых «развалах» у Сухаревой башни. В 1854 г. он купил там первые десять картин, полотна старых голландцев. Однако уже через два года приобретает две жанровые картины русской школы — «Искушение» Н. Г. Шильдера и «Финляндские контрабандисты» В. Г. Худякова, которые и легли в основу выдающегося собрания. Не удовлетворяясь обладанием частной коллекцией, Павел Михайлович хотел создать национальную художественную галерею. В собрание П.М. Третьякова поступали в первую очередь произведения его современников. Свои приобретения он делал на выставках и непосредственно в мастерских художников. Галерея пополнялась не только отдельными произведениями, но и целыми собраниями. Так, в 1874 г. Третьяков приобрел у Верещагина 144 картины и этюда, затем 127 рисунков карандашом. Серию произведений этого художника он приобрел и на аукционе, проходившем в 1880 году. П.М. Третьякову удалось собрать целую галерею этюдов А. А. Иванова, в которую входило более восьмидесяти произведений прославленного мастера. В 1885 он приобрел у В. Д. Поленова 102 этюда, выполненных во время путешествия по Турции, Египту, Сирии и Палестине. У В. М. Васнецова Павел Михайлович купил собрание эскизов, сделанных в период работы над росписями киевского собора св. Владимира. Наиболее полно и лучшими работами в собрании Третьякова были представлены В. Г. Перов, И. Н. Крамской, И. Е. Репин, В. И. Суриков, И. И. Левитан, В. А. Серов. Позднее Павел Михайлович стал приобретать картины русских мастеров 18 —первой половины 19 веков и памятники древнерусской живописи.

В 1890-е годы у Третьякова начинает складываться собрание древнерусской живописи. Первое крупное приобретение икон он сделал на выставке русской старины при Восьмом археологическом съезде в Москве. Ценные произведения были им куплены, в частности, у известного собирателя-антиквара И. Л. Силина. В общей сложности Третьяков приобрел 62 иконы. Тогда же, в 1890-е годы, было положено начало коллекции русской скульптуры. Сергей Михайлович тоже был коллекционером; собирал произведения западноевропейской живописи. В своем завещании С.М. Третьяков передавал все права на коллекции брату. Так в Третьяковской галерее появилось два зала западной школы. По значимости своего собрания галерея встала в один ряд с крупнейшими музеями России того времени, став одной из главных достопримечательностей Москвы.

В августе 1892 Павел Михайлович передал свою художественную галерею в дар Москве. В собрании к этому времени насчитывалось 1287 живописных и 518 графических произведений русской школы, 75 картин и 8 рисунков европейской школы, 15 скульптур и коллекция икон. 15 августа 1893 состоялось официальное открытие музея под названием «Московская городская галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых».[6] Ежегодно он дарил галерее десятки картин, рисунков, этюдов. Погребен П. М. Третьяков был на Даниловском кладбище. В 1948 его прах перенесли на Новодевичье кладбище.

Известен и другой крупнейший московский меценат – Савва Иванович Мамонтов, который относится ко второй группе меценатов-организаторов.

Савва Иванович родился [3 (15) октября 1841г. в Ялуторовске, Тобольской губернии, ныне Тюменской обл.], в семье российского промышленника и мецената. Получил хорошее образование в Москве и Петербурге, где окончил Петербургский институт корпуса гражданских инженеров.

С 1862 г. по желанию отца занялся предпринимательской деятельностью. В 1865 г. женился на Елизавете Григорьевне Сапожниковой из известного в Москве купеческого рода, разделявшей любовь мужа к искусству. Мамонтов обладал несомненной деловой хваткой и составил крупное состояние на развивавшемся тогда железнодорожном строительстве. По его инициативе и при его активном участии были построены: дорога Ярославль — Архангельск и Донецкая каменноугольная железная дорога, соединявшая Донбасс с Мариупольским портом. Главный акционер общества Московско-Ярославско - Архангельской железной дороги, Товарищества Невского механического завода, Общества Восточно-Сибирских чугуноплавильных заводов. Общался с крупнейшими деятелями русской культуры. Несколько лет жил в Италии, где занимался пением и изучал живопись. В 1870-90 гг. подмосковное имение Мамонтова Абрамцево стало центром художественной жизни; здесь собирались крупнейшие русские художники: В. А. Серов, М. А. Врубель, В. М. Васнецов, М. В. Нестеров, В. Д. и Е. Д. Поленовы, К. А. Коровин, И. Е. Репин; музыкант Ф. И. Шаляпин, карьере которого Савва Мамонтов немало способствовал. В Москве супруги жили в доме на Садово-Спасской, 6. Сегодня, на этом месте - Московский полиграфический университет. Савва Мамонтов и его жена отличались несомненным художественным вкусом. При их содействии были созданы художественные мастерские, развивавшие традиции народного творчества. В 1885г. он основал на свои средства Московскую частную русскую оперу, которая действовала до 1904года.

Широкий образ жизни Мамонтовых вызвал огромную волну недоброжелательства. В 1899 г. было возбуждено уголовное дело о растрате им средств Московско – Ярославско - Архангельской железной дороги. Суть дела заключалась в том, что средства одних принадлежавших Мамонтову предприятий перебрасывались в другие. На время разбирательства имущество было опечатано, Савва Иванович помещен в тюрьму. В конце 1900 года, после выхода на свободу, Мамонтов поселился при гончарном заводе «Абрамцево», где и провел последние годы жизни, занимаясь художественной керамикой. Хотя его виновность в преднамеренной растрате средств не была доказана, но деловая репутация подорвана, в 1902 г. имущество было распродано за долги. Несколько картин из его собрания приобрели Третьяковская галерея, Русский музей. Умер Мамонтов 6 апреля 1918г. в Москве.[7]

При объяснении побудительных причин меценатства исследователи разделяются, как правило, на два лагеря. Марксисты, рыночники и материалисты объясняли действия меценатов стремлением получать социальные и налоговые льготы, чтобы улучшить тем самым свое материальное положение.[8]

Напротив, ученые, ориентированные на поиск духовных корней социальной активности хозяйствующих субъектов, склонны были указывать на религиозные национально-патриотические, культурно-эстетические пружины меценатства. Кто же прав в этом споре?

По мнению многих людей, в большинстве случаев многие руководствовались религиозными убеждениями. Нормы православной нравственности, ставившей во главу угла христианскую благотворительность, помощь всем нуждающемся, преобладали в среде русского предпринимательства и купечества. Даже те богачи, которые не были глубоко верующим, вынуждены были отчислять значительные суммы на помощь культуре из опасения быть отлученными от Церкви по обвинению в стяжательстве и других пороках.

Отметим особо, что многие русские предприниматели - благотворители происходили из старообрядческих семей, где детей воспитывали по Древнему уставу благочиния- в строгости и послушании, в духе аскетизма и добролюбия. Так, миллионер-меценат, крупнейший русский издатель

К.Т. Солдатенков (1818-1901) все детство провёл в старообрядческой среде Рогожской заставы, а позже состоял членом Рогожской старообрядческой общины. Старую веру исповедовали и члены семьи Рябушинских - крупного клана купцов конца ХIХ-начала ХX. Рябушинские были известны своей благотворительностью. Они содержали больницу, богадельню, ясли и школу на фабрике.

Вторым важнейшим побудительным фактором деятельности меценатов был, бесспорно, их патриотизм. Так, П.Третьяков, по словам И. Репина, «вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг»[9] . «С.Мамонтов создал в Москве,- писал Ю. Рябцев, -на свои собственные средства русскую оперу»[10] , оказав неоценимое влияние на всё русское оперное искусство. Вместе с тем ведущие столичные меценаты активно коллекционировали и пропагандировали и западноевропейское искусство. И это не случайно: их патриотизм не мешал, а помогал правильно оценить достижения зарубежной культуры в их отношении к культуре российской.

Но были и такие, которые действовали, по-видимому, из желания получить социальные льготы и привилегии - чины, звания, ордена, дворянство. Этот вопрос достаточно полно был рассмотрен А.Бохановым, который правильно указывал, что «благотворительность часто открывала единственную возможность предпринимателям получить чины, звания и прочие отличия, которых иным путем (в частности, своей профессиональной деятельностью) добиться было практически нельзя»[11] . Чины и ордена были, конечно, не самоцелью, - они давали возможность повысить сословный статус. Так, все ордена 1 степени и Владимира IV степени (с 1900г. - III степени) давали возможность получить потомственное дворянство. С этой точки зрения очень характерна история предпринимателя - благотворителя Л.С. Полякова (он вносил большие суммы на Румянцевский музей и Музей изящных искусств), получившего орден Владимира III степени и Станислава I степени и добившегося на этом основании дворянства. Некоторые меценаты «заказывали» ордена и почётные звания в обмен на взносы: так, директор Московского филармонического общества в канун его 25-летия в 1903г. в ходатайстве указывали, кому какая награда должна предназначаться:

Д. Вострякову – орден Станислава I степени, Б. Вострякову – звание мануфактур - советника, К.Гутхейлю – орден Владимира IV степени и т.д.[12] Но эти случаи были всё-таки не типичны для русского меценатства.

Подводя итог исследования деятельности великих русских меценатов конца Х1Х-начлда XX вв. можно отметить их решающую роль и развитии отечественного предпринимательства и культуры. По своему характеру - это фигуры трагические; передача огромных сумм из коммерческого сектора в некоммерческий бросала вызов миру бизнеса и законам рыночной экономики, а это неизбежно влекло за собой зависть, насмешку, со стороны коллег-предпринимателей, а иногда - опасность разорения. Даже мир культуры и искусства не всегда правильно принимал и оценивал эти жертвы: ведь для получения даров надо было, как вспоминал

В. И. Немирович-Данченко, «унижаться в гостиной... людей, которых мы, говоря искренно... не уважали, - ни их, ни их капиталов»[13] . И меценаты чувствовали этот холод, но лучшие из них всё-таки шли на жертвы из интересов культуры в целом, её будущих творцов и исполнителей. И это был правильный выбор: благодарные потомки, посещающие галереи и театры, библиотеки и музеи, созданные на средства старых меценатов, иногда вспоминают людей, которые взяли на себя тяжелый крест и понесли его, чтобы «стать совершенным».

2. Современные меценаты.

2.1 Щедрое сердце.

Каждое благое деяние, совершенное по велению сердца, искренне и бескорыстно, имеет непреходящую ценность. Строительство школы, больницы, благоустройство парка, восстановление духовных святынь, забота о детях и стариках, помощь малообеспеченным гражданам, содействие талантливому художнику, музыканту, артисту, поддержка людей, пострадавших от стихийного бедствия, исправная уплата налогов, гарантирующая развитие социальной сферы, честный и самоотверженный труд на благо своей семьи, своего предприятия, на благо Отечества - все это различные грани Доброты. Творить благо, передать эту важнейшую общечеловеческую заповедь своим детям и внукам - высокое предназначение каждого человека, независимо от его происхождения, национальности и вероисповедания.

Российский сырьевой магнат Виктор Вексельберг приобрёл в Нью-Йорке более чем за 100 млн. долларов у семьи Форбс ювелирную коллекцию из 180 изделий. Ценнейшие из них – девять пасхальных яиц, созданных знаменитым ювелиром Карлом Фаберже по заказу русской императорской семьи. Вексельберг выставлял свои приобретения в Нью-Йорке, два крупнейших российских музея - Московский Кремль и Эрмитаж – заявили о желании заполучить яйца Фаберже. К пасхе они прибыли в Россию. В новые русские меценаты он зачислен навсегда.[14]

Имя современного мецената Артёма Баженова вписано в «Золотую книгу наций». Он собирает живописные полотна не для того, чтобы наедине наслаждаться прекрасными произведениями искусства. Он оказывает многим живописцам и моральную, и серьёзную финансовую поддержку. С выставкой, посвященной 1700 летию принятия христианства армянского народа, он объехал несколько городов Поволжья.[15] И в нашем крае есть замечательные люди, готовые протянуть руку помощи всем в ней нуждающимся. Они по праву занимают почётное место в ряду меценатов столетия. Об одном из таких людей мы хотим рассказать.

Не бывает перерывов в благотворительной деятельности депутата Думы городского округа Самара, председателя Самарского, регионального отделения политической партии «Российская партия Пенсионеров»

Виктора Александровича Воропаева.

Он родился 21 ноября 1954 года в городе Куйбышеве. Его жизненный путь знаком многим труженикам. В 15 лет Виктор Воропаев устроился токарем на завод им. А.М. Тарасова и параллельно учился в вечерней школе.

Отслужив в армии и вернувшись в родной город, устроился работать водителем на Куйбышевское автотранспортное предприятие, затем слесарем в тресте «Куйбышевспецстрой». За свою жизнь он освоил десяток различных специальностей.

Понимая необходимость образования, Виктор Александрович поступил в 1996 году в институт социальных наук г.Москвы и в 2001 году защитил диплом по квалификации менеджера. Его хозяйственная жилка помогла ему в 1991 году организовать и возглавить по ныне действующее в Промышленном районе г. Самары предприятие ООО «Коробейник», создав сотни рабочих мест для жителей района и города.

Душевный и отзывчивый человек, он не может пройти мимо чужой беды, по этому с удовольствием совмещает свою работу с активной общественной и благотворительной деятельностью. С 1994 года он оказывает материальную поддержку городским программам «Глухие дети» и «Доброе сердце». За эти заслуги в 2004г. Воропаев был награждён медалью Русской православной церкви преподобного Сергия Радонежского II. А началось это с того дня, когда к нему, руководителю небольшого в ту пору торгово-закупочного предприятия обратились за помощью родители глухонемой девочки, которой нужно было приобрести дорогостоящий слуховой аппарат. Воропаев выполнил эту просьбу, а потом, как он сам сказал, «Потребность оказывать посильную помощь нуждающимся людям стала одной из собственных насущных нужд». Часть средств от деятельности ООО «Коробейник» Воропаев направил на разработку производства уникальной в России инвалидной коляски. В настоящее время производимые коляски безвозмездно раздаются особо нуждающимся инвалидам.

Своими добрыми делами Виктор Александрович заслужил доверие людей и 1998г. жители Приволжского микрорайона избрали его председателем Совета Территориального общественного самоуправления. За время работы он смог много добиться от городских служб – ремонта дорог и освещения, благоустройства дворов. Организовал строительство детских и спортивных площадок, уголков отдыха; часто помогает пенсионерам и инвалидам решать бытовые проблемы.

В 2002г. на перечисленные им средства построен детский спорткомплекс «Виктория», в секциях которого бесплатно занимаются около 500 детей. За время существования спорткомплекс достиг больших результатов. Спортсмены и тренера принимали участие в соревнованиях по различным видам спорта и были награждены пятью кубками, несколькими медалями и грамотами.

В 2000г. жители Приволжского микрорайона – ветераны Великой Отечественной войны выдвинули Воропаева кандидатом в депутаты Самарской городской Думы по Промышленному одномандатному избирательному округу № 16.

В марте 2002г. на конференции «Об образовании регионального отделения политической партии «Российская Партия пенсионеров» в Самарской области он избран председателем регионального отделения». Для многих он, Воропаев Виктор Александрович – последняя надежда на правду, защиту и справедливость. И тому множество примеров: помощь в установке телефона в семье, где проживает ребёнок- инвалид, ремонт квартиры участнику Отечественной войны, организация праздника «День пожилого человека» с выдачей подарков, закупка шприцов для детской поликлиники по адресу улица Димитрова, 75.

Большая финансовая помощь была оказана и детским образовательным и воспитательным учреждениям. Праздник для детей инвалидов обошелся в сумму 1 200 000 рублей, покупка компьютеров для школы № 175, проведение праздника «День защиты детей» в Приволжском микрорайоне, обустройство спортивных площадок во многих школах, организация проведения спортивных соревнований в школе Греко-римской борьбы и многое другое.

В июле 2004г. Воропаев был избран депутатом Самарской Городской Думы.

Сам Виктор Александрович считает, что оказание помощи нуждающимся людям является вполне естественным для каждого человека. Вот почему он выглядел смущенным, когда в ноябре 2006г. оказался под лучами софитов на сцене зала в Доме правительства Москвы, где был награждён орденом Петра Великого I степени и серебряным орденом «Меценат».

На вопрос, какие побудительные мотивы подтолкнули его заняться благотворительной деятельностью, Виктор Александрович отвечает так: «Главная причина заключается в моём послевоенном трудном детстве, когда все семьи с небогатыми доходами всегда делились друг с другом всем, чем могли. Потому я не могу сегодня спокойно смотреть на обездоленных наших стариков, большинство из которых не живут, а существуют, на детей из неблагополучных и малообеспеченных семей, лишённых нормальных детских радостей. Когда меня наградили орденом «Петра Великого»

I степени и серебряным орденом «Меценат», я был несколько озадачен, когда получил факс от председателя правления международного благотворительного фонда «Меценаты столетия» Ю.Е. Сафронова.

Да, благотворительностью, разнообразными формами помощи людям я и моё предприятие занимается давно, но чтобы так высоко были оценены наши заслуги».

Проявления Благотворительности не должны кануть в забвение. Совершая добрые дела, люди обретают бессмертие в памяти благодарных потомков. Каждое доброе дело – бесценный нравственный пример для ныне живущих и будущих поколений, стимул к новым славным свершениям.

2.2 Время и бремя меценатства

Всеми богатствами, которыми владеют наши музеи, самим поступательным движением музейного дела в России, поисками, открытиями мы обязаны им - энтузиастам, собирателям, меценатам. Никаких государственных программ и планов не было в помине. Каждый коллекционер был предан своему кругу увлечений, собирал приглянувшиеся ему свидетельства былых времен, произведения художников, как умел, их систематизировал, иногда исследовал и публиковал. Но последствия этой стихийной деятельности оказались в итоге грандиозными: ведь все фонды музеев дореволюционной России были составлены не столько из отдельных предметов, сколько именно из собраний, скрупулезно подобранных. Коллекции частных лиц- собрания многие и разные - не были похожи друг на друга, отбор подчас становился не строг, и тогда профессионалы имели право назвать увлечение любительством. Однако наличие коллекций, взаимно одна другую дополнявших, позволяло формировать фонды музейных ценностей полно и многообразно, во всех тонкостях отражая представление русского общества о тех или иных периодах и явлениях в русской и западной культуре.

Интуиции прирожденного коллекционера можно посвятить специальное исследование. Но то, что этим качеством обладали виднейшие наши собиратели, не требует доказательств. Иначе не объяснить, как ими были оценены и собраны те памятники искусства, которые получили признание лишь годы и десятилетия спустя.

Только благодаря своеобразному провидческому дару знаменитых русских коллекционеров наши музеи располагают уникальным составом экспонатов- произведений искусства мирового значения не только нового времени, но и более давних веков.

Современные меценаты, последователи и продолжатели прекрасных традиций благотворительности, идущих из глубины веков, объединились в общественную организацию – Международный Благотворительный фонд «Меценаты столетия», чтобы собрать под своими знамёнами всех людей, живущих по законам Добра и Милосердия, прославить их благородный труд, придать общественную значимость статусу «меценат».

С 1998г. обсуждается проект федерального закона «О меценатах». Принятие закона о меценатской деятельности министр культуры Соколов назвал чрезвычайно важным делом, поскольку культура нуждается в "финансовых ресурсах различного происхождения". Русской культуре нужны меценаты, ведь не только государство должно заботиться об историческом наследии, но и общество в лице меценатов.

К сожалению, на сегодняшний день закон ещё не утверждён, но ежегодно с 2002 года в Доме Правительства в Москве проводится международная церемония награждения меценатов, внёсших свой вклад в развитие науки, культуры и оказывающих благотворительную помощь и поддержку нуждающимся. В 2006 году наград удостоились два наших земляка: депутат Самарской Городской Думы Воропаев Виктор Александрович и генеральный директор предприятия «Крисма» Маркевич Сергей Андреевич. Мы гордимся такими славными людьми, ведь они - честь, совесть и гордость нашего края.

В Москве планируют открыть памятник меценатам. Монумент возведут в виде круглой колоннады, увенчанной 10-метровой стелой. К размещенной на небольшом возвышении ротонде с разных сторон будут вести белокаменные ступени лестниц, широкие парапеты которых украсят праздничные вазоны. А на вершине самой стелы появится золотая фигура ангела.

Разговоры о меценатстве и его пользе для страны идут давно. Ностальгируя о бывших временах, приводят, как правило, хрестоматийный список: Мамонтов, Морозов, Щукин ... И в общем-то, ссылки на прошлое справедливы. До рокового 1917 года на частные средства были созданы, к примеру, Щукинский и Морозовский музеи современной французской живописи, Художественный театр Алексеева-Станиславского и Третьяковская галерея. Характерно, что этим актом он вызвал бурный всплеск патриотизма в российском обществе. Их имена уже вошли в историю всемирного благотворительного движения. Ни один человек, совершивший добрые дела, не будет забыт. Подтверждение этому – уникальная рукописная летопись меценатства – Золотая Книга Наций, которую ведёт Международный Благотворительный Фонд «Меценаты столетия». На её страницах современные меценаты и благотворители оставляют свои послания для нынешних и будущих поколений. Каждому Лауреату Первой Национальной Общественной Премии «Добрый Ангел» предоставляют почётное право оставить свою подпись и жизненный девиз в этой Книге наряду с памятными записями, сделанными Мстиславом Ростроповичем, Эльдаром Рязановым, Тихоном Хренниковым, Михаилом Калашниковым, Патриархом всея Руси Алексием II, Юрием Лужковым, принявшим высшую общественную награду – Золотую Звезду Мецената от имени города Москва, и многих других наших выдающимся современников, ставших символом духовного и культурного расцвета нашей эпохи.

Так кто же такой меценат? Меценат - это, прежде всего человек, и ничто человеческое ему не чуждо.

Однако жаль, что в благих деяниях современных меценатов всё чаще ощущается «американизм», то есть стремление составить рекламу себе и собственному предприятию. «На пьедестале, воздвигнутого на Невском проспекте в Петербурге памятника Н.В.Гоголя перечислен десяток спонсоров, денежно способствовавших сооружению монументу, но не нашлось места именам скульптора и архитектора».[16]

Не стоит строить иллюзий, что все проблемы культуры разрешатся в первый же день после принятия многострадального закона. Сколько времени еще уйдет на "воспитание" потенциальных меценатов! Сегодня слишком мало бизнесменов реально понимают, что стоит за термином "социальная ответственность" и насколько она важна в стране, в которой лишь 2% населения задумается о будущем больше чем на пару лет вперед, а большинство вообще ничего не загадывают и не планируют. Потому что в это будущее не верят. Вот почему так много зависит от культуры - благодаря ей человек осознает себя не объектом государственного воздействия, а гражданином.

3. Меценатство - мнения людей

Меценатство, спонсорство, благотворительность в культуре — что это сегодня такое? В каком правовом, финансовом, нравственном поле живет этот вид деятельности? Хотелось бы узнать мнение на этот счет людей из разных сфер жизнедеятельности.[17]

Валерий Борщев,

депутат Государственной Думы

В законе “О благотворительной деятельности и благотворительных организациях”, принятом в 1995 году, закреплена налоговая льгота для предпринимателей: 3% от суммы прибыли, идущей на благотворительные цели. Но она практически не работает. Из-за сумасшедших налогов (их порядка 200, и они могут составлять до 80—90%) большая часть предпринимателей скрывает реальные доходы своих фирм, а 3% от “белой” прибыли составляют слишком незначительную сумму. Многие предприятия, оказывающие людям безвозмездную помощь, этой льготой даже не пользуются. Вместо того, чтобы разработать стимулы, законодательство создает для благотворителей препятствия. Имущественные пожертвования облагаются налогом, и если, например, коммерческая структура хочет передать школе списанные компьютеры и другую оргтехнику, ей придется заплатить государству за свой порыв к милосердию. Поэтому “окамененное бесчувствие” (так называл жестокосердие Иоанн Златоуст), которое проявляют многие потенциальные меценаты, имеет иногда вполне практические корни: творить благо себе дороже.

У нынешнего правительства заметно отчетливое неприятие негосударственной благотворительности — некоторые министры открыто, не смущаясь, выступают против самого этого явления. В феврале с большим трудом удалось предотвратить принятие законодательного акта, который позволил бы брать НДС с каждой тарелки бесплатного супа. Это поставило бы крест на любых пожертвованиях. К счастью, с четвертой попытки была принята поправка, нейтрализовавшая эту идею. Через четыре года после принятия закона о некоммерческой организации приходится то в одном, то в другом ведомстве объяснять, чем она отличается от коммерческой. Некоторое время назад правительство пыталось запретить оказание и получение гуманитарной помощи организациями третьего сектора. Наши американские коллеги говорили нам, что в таком случае им придется прекратить всякую поддержку.

Подобные ситуации возникают снова и снова, потому что принципиальная позиция правительства такова: любая помощь должна идти по государственной линии. Хотя благотворительные организации постоянно доказывают свою эффективность. Механизм проблемы контроля за расходованием благотворительных денег давно выработан: каждый грант подразумевает отчет. Государство же на любую неудачу с контролем за неправительственными организациями реагирует примитивно просто: пытается их запретить.

Который год подряд люди стараются “пробить” закон о государственном социальном заказе, который дает правовую основу для социального партнерства. Правительство всячески сопротивляется идее открытого конкурса на участие в государственных благотворительных программах. Скорее всего, он будет принят только при новом правительстве, а действие его наши меценаты смогут почувствовать на себе не раньше начала нового тысячелетия.

Пока же речи о создании благоприятного климата для меценатов не идет. Наши законодательные усилия в сфере благотворительности носят оборонительный характер: мы пытаемся защитить то немногое, что достигнуто.

Екатерина Гениева,

президент Института “Открытое общество”

В России существуют давние традиции благотворения. Пасхальные раздачи милостыни и пищи неимущим, кормление заключенных в тюрьмах, частные пожертвования школам и приютам были когда-то органичной частью общественной жизни. В исторической ретроспективе наше понятие благотворительности тесно связано с верой, так как пожертвования делались по большей части из религиозных побуждений. Это были богоугодные деяния.

Революция прекратила неорганизованный поток добрых дел — функции всеобщего благотворителя взяло на себя социалистическое государство. За семьдесят лет из народной памяти почти полностью изгладилось осознание того, что каждый может и должен по человеческим, по божеским законам по мере сил помогать слабым и сирым. Зато остались образы чеховских купцов, с понедельника по пятницу торговавших гнилой рыбой, а в воскресенье отправлявшихся в храм замаливать грехи и щедро жертвовавших на церковь. Фигура благотворителя постепенно перестала восприниматься естественно, приобретя черты темные, подозрительные. Человек творит благо — значит, совесть нечиста, значит, имеет свой тайный интерес. Искаженный образ мецената очень мешает людям, которые искренне пытаются помочь России пережить тяжелые времена.

Джордж Сорос — известный американский филантроп, который через посредство организованного им благотворительного фонда за двенадцать лет вложил в русскую науку, культуру, образование более 500 миллионов долларов безвозмездных пожертвований. Сто миллионов долларов на пополнение каждой из четырех тысяч российских библиотек новыми книгами, сто миллионов долларов на оснащение 33 центров Интернет в провинциальных классических университетах — все это личные деньги Сороса. И он сознательно тратит их на помощь нуждающимся. И что же? Один из российских государственных чиновников сказал по поводу программы “Пушкинская библиотека”, что его “национальное самолюбие оскорбляют газетные заметки, рассказывающие о добром дядюшке Соросе, без которого, мол, в наших библиотеках вообще нечего было бы читать” (каждая десятая книга, поступающая в книгохранилища, покупается на его средства). И это еще легкий случай — сколько было непонимания, агрессии, несправедливых обвинений и откровенной клеветы за двенадцать лет работы Фонда Сороса в России!

Отчасти это может объясняться тем, что Сорос ведет свою благотворительность очень рациональным, не близким русскому национальному характеру способом. В нем нет ничего от милостыни, от бесшабашного швыряния деньгами — подобную благотворительность он, глава крупнейшего благотворительного фонда в мире, ненавидит. В одном из своих интервью он говорил: “Я думаю, что благотворительность стремится превратить получателей помощи в объекты благотворительности, а это совсем не то, к чему она должна стремиться. Я называю это парадоксом благотворительности. Я также думаю, что филантропия оказывает, по сути дела, разрушительное влияние; она разрушительно действует не только на тех, кто получает помощь, но и на тех, кто ее предоставляет, поскольку люди льстят им и никогда не говорят правды...”

Для Сороса благотворительная деятельность — это не богоугодные деяния (хотя по сути они таковы), а, скорее, вид инвестиций, которые отличаются от обычных только тем, что не приносят прибыли. Он помогает здоровым силам общества — организациям и людям, которые сознают, чего они хотят, и в состоянии добиться результата. Получают гранты те, кто сумел победить в конкурсе, жюри каждого из которых состоит из авторитетнейших в своей сфере экспертов. Особое преимущество у тех, чьи проекты финансируются также и из других источников. Сорос хочет сотрудничества, соделания — и заинтересованности властей в его программах, и ответственности. В последние годы политика российского Фонда Сороса отчетливо направлена на сотрудничество, на софинансирование с регионами, и это приносит свои плоды. В работе с Фондом заинтересованы практически все губернаторы, его проекты все чаще находят понимание и поддержку государственных организаций на самых разных уровнях.

Однако Сорос, несмотря на его щедрость и масштабность проектов, не может, да и не должен в одиночку олицетворять собой всю сферу российской благотворительности. Для того, чтобы в стране начали возрождаться традиции доброделания, творением блага должны активно заняться российские меценаты. И вот здесь обнаруживается удивительный парадокс: даже если предприниматель испытывает желание бескорыстно помочь детскому дому или школе, сделать это бывает довольно сложно. Правовой климат, который государство создало для благотворителей, очень суров.

Трудно делать добро, когда люди ищут в добродетелях корысть, а власти ставят препоны. Но хочется надеяться, что пройдут тяжелые времена, и в России снова появятся свои Морозовы и Третьяковы.

Модест Колеров,

начальник управления общественных связей группы

“МФК Ренессанс”

Благотворительность, спонсорство, меценатство, бескорыстная поддержка — русский язык никак не разберется, как именно это называть. Нет внятности и единого слова у тех, кто своими деньгами помогает старикам, детям, больным, культуре, науке, военным. Не облегчает прояснение темы и то, что толкование ее разрывается между конфликтными языковыми сферами, между взаимопротиворечащими общественными стратегиями: между ежедневной помощью слабым и бедным — и мощной, рыночной, жесткой саморекламой.

Последние три с лишним года мне пришлось много и детально заниматься благотворительными программами крупных российских корпораций (ОНЭКСИМ Банка и группы “МФК Ренессанс”) как частью их связей с общественностью: изучать рынок благотворительных проектов, принимать и отфильтровывать поток просьб, искренних и лицемерных, рассчитанных на посильное участие или на прямой обман благотворителя, сулящих фантастические имиджевые дивиденды или прямые предложения о моем материальном “вознаграждении” в случае положительного решения. Ясно, что я принял к рассмотрению лишь те предложения, что отвечали общему духу корпоративной благотворительности и одновременно оставались абсолютно прозрачны для благотворителя. Среди крупнейших благотворительных проектов, в которых я в разное время представлял ОНЭКСИМ Банк и “МФК Ренессанс”: премия имени Аполлона Григорьева, издание “Истории русской Церкви” Е. Е. Голубинского, программы поддержки “Эрмитажа” и благотворительного фонда В. Спивакова, реконструкция Благовещенской усыпальницы Александро-Невской лавры (с могилой А. В. Суворова), премьера фильма “Сибирский цирюльник”, помощь детским домам и кадетским корпусам...

Суммируя мой опыт, я могу совершенно ответственно заключить:

1. Число предпринимательских структур в России, оказывающих благотворительную помощь, огромно и стремится к 100% всех, работающих в России, но подавляющее большинство их избегает в этом деле публичности.

2. Круг получателей благотворительной помощи заметно уже круга тех, кто в такой помощи нуждается; как и всюду, первыми в очереди за помощью оказываются не самые бедные, а самые энергичные. И толковый корпоративный чиновник, контролирующий благотворительные проекты, часто сам ищет и создает (в рамках отпускаемых на эти цели средств) спонсорские проекты.

3. Для предпринимателей, работающих в промышленности, меценатство абсолютно неотъемлемо от социальных проблем работников, местных властей и правоохранительных органов и часто служит несистематическим подобием обычной “социальной политики”, возлагающей сегодня на бизнесменов те парагосударственные функции, что прежде исполняло поколение “красных директоров”.

4. Функционирует своеобразный “серый рынок” получателей спонсорской помощи, для которых изобретение проектов для сбора и “раздела” благотворительной помощи давно превратилось в прибыльный бизнес с внушительным оборотом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕВсе вышеуказанное доказывает, что меценатство не было эпизодом, деятельность немногих образованных капиталистов, оно охватывало самые разные среды и было велико, по сути, масштабам сделанного. Отечественная буржуазия действительно оказывала заметное влияние на культуру России, ее духовную жизнь.Характеризуя «золотой век» меценатства в России, надо отметить то обстоятельство, что пожертвования меценатов, в частности московских, нередко были основным источником развития целых отраслей городского хозяйства, например, здравоохранения.Меценатство в России в конце XIX -начале ХХ веков было существенной, заметной стороной духовной жизни общества; оно в большинстве случаев было связано с теми отраслями общественного хозяйства, которые не приносили прибыли и не имели поэтому никакого отношения к коммерции. Само число меценатов в России на рубеже двух веков, наследование добрых дел представителями одной семьи, легко просматриваемый альтруизм благотворителей, удивительно высокая степень личного, непосредственного участия отечественных меценатов в преобразовании той или иной сферы бытия- все это в совокупности позволяет сделать некоторые выводы.Во-первых, среди черт, определяющих своеобразие отечественной буржуазии, одной из главных и почти типичных была благотворительность в тех или иных формах и масштабах.Во-вторых, личностные качества известных нам меценатов «золотого века» и современности, спектр их ведущих интересов и духовных потребностей, общий уровень образованности и воспитанности, дают основание утверждать, что перед нами подлинные интеллигенты. Их отличает восприимчивость к интеллектуальным ценностям, интерес к истории, эстетическое чутье, способность восхищаться красотой природы, понять характер и индивидуальность другого человека, войти в его положение, а, поняв другого человека, помочь ему.В-третьих, обозревая масштабы сделанного меценатами и коллекционерами в России, прослеживая сам механизм этой удивительной благотворительности, учитывая их реальное воздействие на все сферы бытия, приходим к одному принципиальному выводу - отечественные меценаты в России «золотой поры» и современности - качественно новое образование, оно просто не имеет аналога в истории цивилизации, в опыте других стран. Старые меценаты и коллекционеры - это люди имевшие собственное мнение и смелость отстаивать его. Меценаты ХХ-XXI века – продолжатели славных дел и традиций, люди бескорыстные, чуткие, приумножающие добро на всей Земле. К сожалению их немного, но они выделяются среди огромного количества серой толпы и «оборотней – благотворителей» своим неиссякаемым светом, они учат нас на своем примере – жить по совести, по божьей заповеди, которая гласит: «Полюби ближнего, как самого себя и воздастся тебе …». Только человек, который имеет собственное мнение, достоин называться меценатом, иначе это спонсор, который дает деньги и верит, что другие их правильно используют. Так что право быть меценатом надо заслужить, деньгами его не купишь.Всякий ли миллионер может быть покровителем искусства? Сегодня в России вновь появились богатые люди. Настолько ли богатые, чтобы создавать картинные галереи, не знаем, но все же материальная основа для возрождения широкой благотворительности, на наш взгляд, есть. Дающий деньги – это еще не меценат. Но лучшие из современных предпринимателей понимают, что благотворительность - обязательная спутница солидного бизнеса. Они начинают создавать галереи, полагаясь на своих консультантов. К сожалению, у нас сейчас в стране нет культурной среды для развития меценатства, такой, какой была среда старообрядческая.Меценатами не рождаются, ими становятся. Нынешние меценаты и коллекционеры должны стремиться, прежде всего, потратить силы и средства на то, чтобы восстановить созданное их предшественниками сто лет назад.

Список литературы:

1. Вербицкий. Российская благотворительность: история в материалах прессы. 1995г.

2.Всемирная история. Древний мир. Под редакцией В.П. Будановой – М.: ЭКСМО 2003/семейная энциклопедия/.

3.Думова Н.Г «Московские меценаты» - М. «Молодая гвардия» 1992г.

4.Лопухина Е.М. «Самые знаменитые меценаты России». – ООО «Издательство «Вече 2000» , 2003г.

5.Немирович-Данченко Т.И. «Рождение театра». Воспоминания, статьи, заметки, письма. – М. 1989г.

6.Ненакормова И.С «Почетный гражданин Москвы».- М. «Молодая гвардия» 1978г.

7. Репин И.Е. «Далёкое близкое». М.-Л., 1949г.

8. Рябцев Ю.С. «История русской культуры». Учебное пособие – М.: ВЛАДОС, 2001г.

Газеты и журналы

1. «В поисках щедрой руки» В.И. Новиков// Общественные науки и современности – 2000г. №6.

2. «И жизнь, и дело и любовь»// Экономика и жизнь – 2002г. январь № 3.

3. «Основные формы меценатства»// Вопросы Экономики №7.

4. Подарок к русской Пасхе // Известия №27, 2004 г.

5. «Собрание меценатов в Российской государственной библиотеке» Коваль Л.// Библиофил, 2000г. - янв.№1.

6. Интернет. Сайт «Современные меценаты. ХХ в.»

7. «Современное меценатство, надежды и реальность»//Русский журнал -2009г., декабрь.


[1] Всемирная история. Древний мир. Под редакцией В.П. Будановой – М.: ЭКСМО 2003./Семейная энциклопедия/.

[2] «Собрания меценатов в Российской государственной библиотеке» Коваль Л.// Библиофил, 2000-янв.№1, с.71

[3] Рябцев Ю.С. История русской культуры в XVIII-XIX вв. – М.:ВЛАДОС, 2001, с. 112.

[4] Лопухина Е.М. Самые известные меценаты России. – ООО «Издательство «Вече 2000» , 2003. с.6.

[5] Вербицкий. Добровольный Кодекс благотворительности.// Российская благотворительность: история в материалах прессы. 1995г.

[6] Ненакормова И.С. Почетный гражданин Москвы. Москва, Молодая гвардия, 1978. с.76

[7] Думова Н.Г. Московские меценаты. - М. «Молодая гвардия» 1992г.

[8] «И жизнь, и дело, и любовь…»// Экономика и жизнь – 2002, янв. №3, с.67

[9] Репин И.Е. Далёкое близкое. М.-Л., 1949, с.159.

[10] Рябцев Ю.С. История русской культуры. М.:ВЛАДОС, 2001.

[11] Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России, с. 31-38. // Вопросы экономики №7, 2001. с.112

[12] Основные формы меценатства. // Вопросы экономики №7, 2001, с. 113

[13] Немирович-Данченко Т.И. Рождение театра. Воспоминания, статьи, заметки, письма. – М. 1989г.

[14] Подарок к русской Пасхе// Известия №27, 2004 г

[15] Артём Баженов – современный меценат. Сведения из Интернета.

[16] В.И Новиков «В поисках щедрой руки»// Общественная наука и современность-2000 №6 с 163-166.

[17] «Современное меценатство, надежды и реальность»//Русский журнал -2009г., декабрь.