регистрация / вход

Материальная культура Казахов

Жилище и поселение Жилище и поселения Основным видом жилища казахов в XVIII — начале XIX в. была юрта (кигз уй), хорошо при­способленная к условиям кочевой жизни. Надо сказать, что и в наше время юрта, утратив прежнее значение единственного вида казахского жилища, сохраняется в большей части Казахстана в качестве подсобного жилого помещения - на пастбищах, полевых станах и в домашнем быту. [8, с. 400]

Материальная культура Казахов

Жилище и поселение

Жилище и поселения Основным видом жилища казахов в XVIII — начале XIX в. была юрта (кигз уй), хорошо при­способленная к условиям кочевой жизни. Надо сказать, что и в наше время юрта, утратив прежнее значение единственного вида казахского жилища, сохраняется в большей части Казахстана в качестве подсобного жилого помещения - на пастбищах, полевых станах и в домашнем быту. [8, с. 400]

По устройству казахская юрта очень близка к юртам киргизов, кара­калпаков и других народов Средней Азии и отличается только некоторыми деталями. Она состоит из деревянного остова и войлочного покрова. Осно­вой ее стен служит решетка (кереге) из тальника. Из перекрещенных пла­нок, скрепленных сыромятнымп ремешками из верблюжьей кожи (кек), делают звенья решетки (канат), свободно раздвигающиеся и складываю­щиеся. Число этих звеньев определяет размеры юрты: большая имеет пх до восьми-десяти, маленькая состоит из четырех-пяти. Между двумя пз них привязывают дверную раму с двустворчатой деревянной дверью (есик). На юге Казахстана деревянные двери нередко отсутствовали, и обитатели юрты довольствовались только навесной дверью из войлока.

Купольную часть юрты образуют обод, связанный из двух гнутых березовых стволов (шанырак), и жерди (уьк), сделанные из тала и выгну­тые в нижней части, чем и придается кровле форма купола. Жерди вставляют вверху в отверстия обода, а внизу привязывают к верхнпм развил­кам ; деревянной решетки. Обод скрепляют несколькими (2-6) парами перекрестных дужек (кулдиреуиш), обращенных выгибом кверху.

Части деревянного остова, звенья решетки, дверная рама и жерди связываются узкими тканными пз шерсти лентами (бау) и веревками (ар­кан), которые изготовляют женщины почти в каждой семье. Широкая, обычно узорная, тканая полоса (баскур) стягивает снаружи решетку там, где к ней прикрепляются жерди купола. Узкие тесьмы (тангыш) напере­крест охватывают купол юрты. [8, с. 401]

Войлочный покров юрты состоит из четырех частей. Три-четыре ква­дратных куска войлока (туырлык) закрывают решетку и нижнюю часть купола; между решеткой и войлоками ставят циновки из чия. Два войло­ка, трапециевидной формы (узик) покрывают купол. Длинный прямо­угольный кусок войлока (тундик) накидывается на обод; его привязывают за три угла, а четвертый оставляют свободным, чтобы можно было открывать верхнее отверстие, через которое проникают в юрту свет и воздух и выходит дым от очага.Четвертую часть войлочного покрова сеетав-ляет навесная дверь - прямоугольный, сшитый вдвое кусок войлока, укрепленный на чпевой циновке. Юрту снаружи опоясывают толстым арканом иди тканой полосой (белдеу). [8, с. 401]

Юрты в разных частях Казахстана имеют некоторые различия, глав­ным образом в форме купола, устройстве обода и украшении. Так, на юге, на прежней территории расселения Старшего жуза, юрта имеет высокий купол с небольшим ободом и менее изогнутыми жердями. В северном, степном Казахстане преобладает юрта с более плоским куполом и боль­шим ободом.

В течение веков кочевой жизни казахи выработали строгое распреде­ление ограниченной жилой площади юрты, на которой надо было размес­тить все необходимое для домашнего обихода так, чтобы нужные вещи были всегда под рукой.

Посередине юрты отводилось место для очага (от басы). Весь пол, за исключением места для очага и небольшой площадки возле дверей, за­стилали войлоками. Против двери за очагом около стен находился жук -сложенные один на другой сундуки, войлочные чехлы и тюки (тен) с до­машними вещами, запасные войлоки. Все это укладывалось на специаль­ной деревянной подставке (жукаяк). Место перед жюком (тер) считалось самым почетным в юрте. Его покрывали поверх простого войлока орна­ментированными войлоками, коврами, меховыми или войлочными под­стилками для сидения. Часть юрты, вправо от входа, считалась женской половиной. Ближе к входу держали хозяйственные припасы и посуду. кожаный мешок для кумыса (саба), шкафчик (кебеже) для самых ценных продуктов (колбасы, сахара, чая и пр.). Обычно эту часть отделяли шир­мой из чия. Далее находилось место хозяина и хозяйки дома. Здесь на ночь устраивалась постель из войлоков, одеял и подушек, которую днем убирали на жюк, нередко тут стояла деревянная кровать (тес агаш), которая к концу XIX - началу XX в. получила уже довольно большое распространение; раньше большей частью обходились деревянными под­головниками (жастык агаш). Кровать зачастую завешивали пологом (шымылдык). [8, с. 402]

Налево от входа было место младших членов семьи. У небогатых хо­зяев нередко в этой части юрты помещался и женатый сын. Слева от двери вешали сбрую, клали седло, охотники помещали здесь беркута или сокола на невысокой подставке или даже любимую охотничью собаку. В холода сюда заводили больных или слабых животных.

Имущественное расслоение казахов находило яркое отражение в жи-лшце. Юрты богачей резко выделялись среди юрт рядовых сородичей и бедняков своими размерами, качеством остова и войлочного покрова, убранством и украшением. Юрта бая состояла из воеьми-деояти звеньев, а нередко он имел две али три юрты, да еще запасные для гостей. Покров состоял из плотных, хорошо свалянных белых войлоков. Все крепления юрты представляли собой тканые полосы с красивым орнаментом, решет­ки были обнесены узорными чиями, деревянная утварь украшена резьбой и росписью. Огромный жюк из сундуков и тюков, доходящий до кровли, орнаментированные войлоки, ковры, постеленные на полу, узорные рез­ине сундучки, кровати, подставки - все это было характерно для юрт степной знати. К тому же у богачей нередко жилая юрта была освобожде­на от хозяйственных вещей, так как все домашние работы производились в специальной юрте. Беднее и проще было убранство юрт рядовых кочев­ников. Довольно большие по размерам (пять-восемь звеньев), они имели в качестве обстановки лишь необходимый набор постельных принадлеж­ностей, войлоков, одежды, посуды. Юрты бедняков вообще мало походили на человеческое жилье. Маленькие, в четыре-пять звеньев, крытые рваными войлоками, единственным «украшением» которых были разно­цветные заплаты, они и внутри имели одну-две ветхих кошмы для сидения и иостелп, чугунный котел, две-три пиалы, да сундук с самыми ограни­ченными припасами. [8, с. 402]

При перекочевках юрту разбирали на составные части; раньше ее перевозили вьюком, на верблюдах, реже на быках, а с середины XIX в. в северных областях Казахстана распространилась перевозка юрты в всего имущества на телегах. Вся работа по разборке юрты, погрузке ее и всей утвари была женским делом, так же как и установка юрты на новом месте; только тяжелый обод поднимал мужчина. На сборку юрты уходил один час, столько же времени тратилось и на ее разборку. Обычно юрту ставили несколько женщин.

Помимо юрты, казахам были известны и другие переносные жилища, более примитивные, но обычно состоявшие из частей юрты. Они исполь­зовались на кратких стоянках во время перекочевок, а в XIX в. стали обычным летним жилищем бедноты, особенно пастухов байских стад.

Наиболее простым из них был шалаш (курке), составленный из двух звеньев решетки и покрытый одним-двумя войлоками. Другой вид жили­ща (жаппа кос) состоял только из жердей, несущих вверху обод. т. е. ку­пола, также накрытого одним пли двумя войлоками. Более сложной была маленькая юрта из трех-четырех звеньев, с кровлей в виде конуса из жер­дей, связанных вверху (без обода). Обычно ее называли жолым уй (дорож­ный дом), она была известна русским под названием «джуламейка».

До начала XIX в. юрта была не только летним, но и зимним жилищем большинства казахов. На время холодов юрту ставили около естествен-ных укрытий от ветра и буранов, покрывали двойным слоем войлоков, обкладывали снегом, снопами камыша, иногда даже обносили полукруг­лой каменной стеной. Вокруг юрты устраивали загоны для скота, склады­вали рядом заготовленное сено, кучи кизяка. В юрте круглые сутки горел костер, но, несмотря на это, в морозные дни обитатели ее не снимали теп­лых овчинных тулупов или ватных халатов. [8, с. 403]

Первые известия об оседлых жилищах у казахов относятся к концу XVIII в. В XIX в., особенно в его второй половине, под влиянием изме­нений в хозяйстве начался процесс частичного, а местами и полного осе­дания, что сопровождалось массовым строительством постоянных жилищ на зимовьях. Так, в 1860-х годах уже две трети всех букеевских казахов имели постоянные постройки на зимовьях, а к 80—90-м годам только на юге Семиреченской и Сыр-Дарьинской областей, да на п-ве Мангыш­лаке еще значительная часть казахов зимовала в юртах, в осталь­ных же районах Казахстана все казахи строили себе прочные зимние жилища.

Разнообразие природных условий Казахстана вызвало различия в
строительной технике, отоплении и планировке возникавшего оседлого
жилища. Сильно сказалось и влияние оседлых соседей (русских, а на юге
также узбеков и уйгуров).

Для всех северных и центральных областей (Семипала­тинской, Тургайской, Акмолинской) была характерна тесная связь жилища с помеще­ниями для скота. Зимнее стойбище казаха представляло собой единый комплекс построек: жилых комнат, хозяйственных помещений, складов а хлевов, связанных общей крышей и одним входом. Вход в жилое поме­щение был со двора. На всей территории Южного Казахстана связь жи­лых построек с хозяйственными была более слабой и количество крытых помещений для скота значительно меньше. Это объясняется более мягкой зимой на юге, тогда как в условиях степного Северного Казахстана тесная связь жилых помещений со скотным двором позволяла обслуживать скот в сильные бураны и морозы. [8, с. 403]

Первоначальной формой оседлого жилища в значительной части Севе­ро-Восточного Казахстана было оригинальное юртообразное сооружение шошала, или тошала, хорошо известное у народов Западной Сибири. Оно имело цилиндрическую форму и коническую кровлю. Стены складывали из дерна, плетня, дерева, камыша, т. е. из доступного строительного ма­териала. Наверху делали круглое или квадратное дымовое отверстие в де­ревянной раме, которую изнутри поддерживали три-четыре столба. От рамы к стенам шли наискось жерди, кровлю засыпали землей илиобклады­вали дерном. Жилище такой же формы из глины или сырцового кирпича было известно казахам Южного Казахстана.

Другой древней формой оседлого жилшца была землянка (жер теле, яли казба уй), уходившая в землю на глубину до 1,5м. Над ямой надстраива­ли стены и землянку покрывали плоской крышей. Позднее стены стали воз­водить со дна ямы. Окна в землянках вначале устраивали в кровле, рядом со специальными отверстиями для дыма. Землянки были распространены в Западном Казахстане и Семиречье. [8, с. 403]

Однако во второй половине XIX в. эти формы, особенно шошала, были уже отживающими; оседлыми жилищами стали наземные четырехуголь­ные помещения. В конце XIX в. шошала служила только кухней или жиль­ем для батраков, хотя и была обязательным компонентом усадьбы.

Строительные материалы и строительная техника были весьма разно­образны. Наиболее древними были постройки из дерна (шым), из двух ря­дов плетня, пространство между которыми засыпали землей, а также гли­нобитные и каменные. В XIX в. казахи применяли при возведении жилищ кладку из сырцового кирпича и деревянные срубы. Постройки из сырцового кирпича широко распространились в конце XIX - начале XXв., повсюду вытесняя более приметивные жилища.Деревянные срубные дома повсеместно, за исключением немногих районов, богатых лесом (северные и восточные районы Казахстана, горные районы), возводили толь­ко баи, феодалы и торговцы; рядовым казахам они были недоступны.

Жилище строили обычно без фундамента, с маленькими окнами, рас­положенными высоко над полом. Кровлю чаще делали плоской, державшей­ся на одной-двух матицах (метке, белагаги), поперек укладывали жер­ди (сыргауыл), которые застилали хворостом, камышом и сеном. Сверху крышу засыпали землей или покрывали пластами дерна. Позднее стали делать полого-двускатную кровлю: от центральной матицы слегп с легким наклоном шли на длинные стены; высота ската зависела от диаметра мати­цы. Полы преобладали земляные, только в богатых домах настилали дере­вянные полы, причем нередко прямо на землю. Местами (в Акмолинской области) в жилищах половину комнаты занимал деревянный помост (сэки), на котором протекала вся жизнь обитателей дома. [8, с. 404]

Жилище XIX в. большей частью представляло собой однокомнатное помещение, которое в морозы нередко служило также приютом для телен­ка и ягнят. Это было довольно большое помещение, в плане близкое к квад­рату, отапливавшееся уже, в отличие от шошалы и землянок, очагом с пря­мым дымоходом; в очаг вмазывали котел. С середины XIX в. в Северном Казахстане стали распространяться так называемые голландки, русские печи и очаги с калориферной стенкой, в которой проходил дымоход в трипять колен. К началу XX в. голландки и очаги с обогревателями бы­ли распространены повсюду, за исключением Южного Казахстана и Семиречья.

Развитие типа оседлого жилшца до революции шло по линии превра­щения его в двухкамерное и выделения хозяйственных помещений. С од­ной стороны, комплекс жилых построек у рядовых казахов стал допол­няться отдельным неотапливаемым помещением, служившим кухней а кладовой (отдельно стоящая шошала), с другой — происходило деление первоначально одной комнаты на две, с увеличением ее размеров, причем

вместо квадратной формы ей придавали уже продолговатую. Печь стави­ли посредине комнаты, и сама печь (или обогреватель) делила комнату на две части; одна, ближе к двери, служила прихожей и кухней (ауыз уй), другая, большая по размерам,— чистой жилой комнатой и гостиной (тер уй, ЦонаЦ уй). В начале XX в. в некоторых домах уже появились отделяв­шие эти комнаты тонкие перегородки, правда, редко доходившие до по-голка.

В оседлом жилище проявлялись резкие социальные различия. Баи, купцы, феодальная знать имели на зимовьях большие усадьбы, состояв­шие из деревянных и кирпичных домов самих баев, обширных хозяйствен­ных построек и домов, вернее лачуг, для батраков или бедных родствен­ников. Для последних нередко строили примитивные землянки или ис­пользовали старые шошала. Дома баев обычно ставили русские плотники и каменщики или татары. Это были дома на высоком фундаменте, состояв­шие из нескольких комнат, нередко с высокими крышамя. Во внутреннем убранстве их обитатели стремились подражать городским татарским до­мам.

Но подобные усадьбы я благоустроенные жилища имели только богачи али феодальная верхушка, в значительной мере воспринявшие городской быт. большинство же байских жилищ отличалось лишь размерами и уб­ранством, а также качеством строительного материала, но отнюдь не типом жилища. Они были столь же тесно связаны со скотными дворами, лишены притока свежего воздуха и лишь немного менее мрачны, темны и сыры, тем жилища рядовых казахов. [8, с. 404]

Пристанищем бедняков, особенно батраков, не имевших своего жилища я обслуживавших баев, были землянки, мало отличавшиеся от хлевов для скота. Очевидец, побывавший в Акмолинской области в 1878 г., характе­ризовал их как «образцы жилищ первобытного человека, вкопанные в зем­лю, с небольшим бревенчатым срубом, покрытым жердями, с земляной насыпью и дымовым отверстием».

Зимним помещением пользовались около трех-четырех месяцев, ме­стами пять-шесть. Появление печи и дробление жилища на две части еще более изменили обстановку по сравнению с юртой. Благодаря наличию сараев, кладовых и других подсобных помещений жилая площадь осво­бодилась от хозяйственных припасов и некоторых вещей.

Обстановка оседлого дома напоминала юрту. Основу убранства состав­ляли войлоки — ими застилали пол, завешивали стены. В чистой поло-зпне у стены складывали жюк, справа от него располагалась постель. По стенам и на жердях, подвешенных к потолку, развешивали одежды, сбрую, оружие. Около печки или в отдельной кухне складывали посуду и хозяйственную утварь. [8, с. 405]

Значительно больше стало деревянной мебели: сундуков, шкафчиков, кроватей. Вошли в обиход низенькие круглые столики. Местами появились своеобразные буфеты, посудные полки, ряд вещей был заимствован из русского обихода: столы, стулья, самовар, фаянсовая посуда. Распро­странилось освещение керосиновыми лампами, сменившпми прежние мас­ляные светильники (шырак).

Оседлое жилище на зимовьях было шагом вперед по сравнению с юртой и надежно укрывало своих обитателей от суровых морозов и ветров. Но в подавляющем большинстве дореволюционное оседлое жилище было крайне неблагоустроенным, отчасти из-за необеспеченности огромного большинства казахов, не имевших средств на покупку хороших материалов и наем опытных строителей, отчасти в силу старой кочевнической традиции, согласно которой зимние дома считались временным, второстепен­ным жильем и к их благоустройству не прилагалось особых усилий. Так, широко было распространено обыкновение на лето, при откочевке, заби­рать с собой все рамы окон и двери со створками. В результате непрочная поетройка за лето наполовину разваливалась и ее приходилось каждую осень основательно ремонтировать. [8, с. 405]

Земляные полы, отсутствие фундаментов, несовершенство строитель­ной техники приводили к тому, что жилище быстро сырело. Зимой в нем было душно, так как оно не имело притока свежего воздуха. Это усугуб­лялось тем, что все испарения кухни оставались в комнате. Нередко, по­мимо людей, в помещении находилось несколько животных, да и соседство жилья со скотным двором далеко не способствовало чистоте воздуха. Помещение обычно было низким, и кубатура воздуха была недостаточна для живших в нем людей.

Антисанитарные условия жизни в зимних домах способствовали раз­витию различных заболеваний — кожных, простудных, глазных. Жизнь в юрте летом была несравненно легче, и недаром даже джатаки, которые не могла кочевать, все же стремились сохранить хотя бы и плохую юрту и с весны переселялись в нее, ставя ее около дома или близ поселка. [8, с. 405]

Развитие оседлого жилища до революции тормозилось социальными причинами: обнищанием масс, сохранением кочевого скотоводства как ос­новной формы хозяйства и связанным со всем этим низким культурным уровнем трудящихся. Только Октябрьская революция и последующее строительство социализма в казахском ауле привели к быстрому и корен­ному изменению форм жилища, ускорили процесс оседания казахов.

При советском правительстве произошли изменения во всем бытовом укладе, в культуре и психологии казахского крестьян­ства. С этого времени начался новый этап в развитии оседлого жилищау казахов.

С периодом коллективизации связано появление и развитие новой фор­мы поселения. Господствующий тип поселения у казахов до революции мы условно называем гнездовым. Пять-десять хозяйств (а иногда и два-три), кочевавших вместе летом, ставили рядом и своп зимние дома. От дру­гого «гнезда» их могли отделять несколько сот метров или десятки кило­метров. Этот тип поселения соответствовал дореволюционному хозяйст­венному быту и социально-экономическому укладу казахов. Около рек, в районах развития земледелия такие гнезда располагались близко одно от другого и образовывали длинные (вдоль берега) селения, протя­женностью в несколько километров. Так, в Амангельдинском районе Кустанайской области на берегу р. Тургая встречаются развалины зимних жилищ старого аула, насчитывавшего 200 хозяйств. [8, с. 406]

Наряду с этим типом поселения складывался другой: селения джата-ков—бедняков, лишившихся скота и перешедших целиком к занятию зем­леделием, имели уже уличный и линейный планы. Эти селения возникали обычно в районах со значительным количеством русского переселенческо­го крестьянства п строились по примеру русских сел.

Процесс создания колхозных поселков развивался неодинаковыми темпами в разных районах Казахстана. В земледельческих районах в 1930-х годах создавались довольно крупные (50—100 домов и больше) селения, преимущественно с уличной планировкой. На юге (Джамбул-ская область) местами возникали селения с беспорядочной застройкой. В этих селениях дома имеют все члены колхоза, в том числе ж животново- ды, работающие на отгонных пастбищах. Для южных селений характерно озеленение.

В животноводческих районах Центрального и Западного Казахстана процесс создания колхозных поселков шел медленно и еще не завершился и поныне. Во многих районах он развернулся в основном в послевоенные годы. В центральных поселках колхозов идет ныне большое строительство новых общественных и жилых зданий. Преобладает улпчная планировка (односторонне). Основное население центрального поселка составляют семьи рядовых колхозников, работающих в полеводстве и в мастерских, и семьи работников аппарата правления колхоза, служащих, сельской интеллигенции. Животноводы-отгонщики живут на колхозных фермах. Там построены теплые зимние дома для людей и помещения для скота. Летом животноводы живут в юртах. В некоторых областях (Уральская, Кокчетавская) на летних пастбищах также выстроены небольшие по­селки или отдельные домики для животноводов; юрты там посте­пенно уходят из быта. В последнее время Алма-Атинский совнархоз приступил к производству нескольких тысяч цельнокамышитовых одно­квартирных домов, предназначенных для участков отгонного животно­водства, а также для полевых станов. [8, с. 406]

В Целинном крае, а также в других областях Казахстана, где созданы совхозы, в большинстве случаев в необжитых местах выросли сотни новых населенных пунктов — совхозных поселков.

В настоящее время для совхозных поселков разработан проект двух­этажных домов с вертикальным размещением квартир: внизу — кухня, столовая, вверху — спальня, детская.

Эти дома будут возводиться из каркасных панелей, камышитовых плит, со всеми удобствами. В Алма-Атинской области приступили к строитель­ству таких домов.

Массовое строительство домов колхозников началось в 1930—1934 гг., когда стали возникать и колхозные селения. Создание нового типа жилых построек происходило не одинаково быстро в разных районах Казахста- на, в зависимости от особенностей природных и хозяйственных условий.. Наиболее быстро оно шло в областях с развитым земледелием, т. е. в Юж­ном Казахстане, Семиречье, ряде районов Восточного Казахстана, в Се­верном Казахстане и по Сыр-Дарье. Там, где преобладало животноводствог в условиях господства отгонно-пастбищной системы усовершенствование-жилого дома и развитие поселков замедлялось, так что в некоторых местах только после войны, в результате укрупнения колхозов, были созданы, большие колхозные селения нового типа. Несмотря на это, всюду в дово­енное время сложился новый тип оседлого жилища, в целом имеющий ха­рактерные черты для всего Казахстана, несмотря на значительные локаль­ные различия. [8, с. 407]

В основе его лежит двухкомнатное жилое помещение, состоящее из парадной комнаты (конак уй, тёр уй) и рабочей комнаты и кухни (ауыз уй). В Центральном Казахстане, в животноводческих районах (Семипа­латинская, Карагандинская, Целиноградская, южная часть Кустанайской области) еще сохраняется тесная связь жплых помещений с обшир­ным крытым хозяйственным двором. В Южном, Северном и Западном Ка­захстане эта связь выражается лишь в пристройке помещения для скота к жилому дому, но они имеют отдельные входы с усадьбы. Жилища строят теперь комфортабельные - увеличивается площадь и высота комнат, число и величина окон и дверей, улучшается система отопления, внутрен­няя и внешняя отделка дома. В целом жилища этого типа представляют собой усовершенствование зимних домов тех типов, которые сложились еще до революции.

Намечается два основных типа планировки усадьбы: открытая про­сторная усадьба в южных районах и закрытая — в центральных. На юге-дворы в большинстве случаев отделены от улицы или от соседних участков невысоким глинобитным дувалом. Задняя часть усадьбы используется под огородные или кормовые культуры, местами появились и фруктовые-сады. Спереди расположены жилой дом и хозяйственные постройки, при-легающие к нему или стоящие отдельно. Иногда ими застроена вся перед­няя часть двора по периметру. Помимо крытых хлевов и сараев, во дворе имеется один-два навеса для летнего содержания лошадей. Жилой дом в основном двухкомнатный, но нередко состоит из трех комнат, причем третья комната служит жильем семьи близкого родственника хозяина (сына, брата, матери с младшими детьми), реже — кладовой. Характерно, что все помещения, даже хозяйственная пристройка, вытянуты в одну линию. Окна и двери ориентированы преимущественно на юг, реже на запад или восток. Местами к дому пристраивают террасу. Такой план дома обнаруживает сходство с планом узбекского жилища. [8, с. 407]

Распространенным типом усадьбы в степном Центральном Казахстане был раньше комплекс хозяйственных и жилых помещений под одной кров­лей с входом через закрытый обширный двор. За годы Советской власти вследствие сокращения числа помещений для скота этот тип усадьбы не­сколько упростился, но общий план остался тот же. Жилые комнаты, обыч-во две, занимают угол усадьбы. Окна в связи с этим обычно расположены против двери. Основную часть усадьбы составляет обширный двор (кора), в котором иногда выделены отдельные хлевы для скота. Далее идет сенек, своего рода холодные сени, служащие летом рабочим помещением, отча­сти складом хозяйственных вещей, орудий труда, упряжи. Из сенек одна дверь ведет в какую-либо жилую комнату, а другая — в кладовую или кухню — темную комнату с крохотным оконцем, называемую шошала. В Семипалатинской и Карагандинской областях шошала нередко осве­щается через отверстие, в которое вставляется обод юрты. В случае уве­личения числа жилых комнат, их располагают в один ряд с другими или двумя рядами, в зависимости от вкуса хозяина.

Встречаются усадьбы и с более совершенным планом: вход ведет в ко­ридор — сенек, по одну сторону которого расположены жилые комнаты и шошала, а по другую хозяйственные помещения и хлевы. Характерао отсутствие приусадебной площади или весьма слабое ее использование. Огороды очень редки.

Наконец, промежуточный план усадьбы представлен в Западном Ка­захстане, где, впрочем, он не очень устойчив. Хозяйственные постройки непосредственно примыкают к жилому дому сбоку или сзади, но имеют от­дельный вход. Вход в жилой дом через коридор, из которого иногда имеет­ся специальный проход в хозяйственные помещения. Наряду с этим встречаются и открытые усадьбы с отдельно стоящими хозяйственными постройками. В отличие от жилища южных районов, на западе Казахста­на перед жилыми комнатами всегда имеется большое холодное помеще­ние — сенек, служащее летом комнатой. [8, с. 408]

Для внутренней планировки жилого дома Западного Казахстана ха­рактерна тенденция к дроблению двухкамерного в основе жилого помеще­ния на множество мелких комнат. Из прихожей — ауыз-уй — выделяют­ся маленькая столовая и темный коридор, куда выходят устья печей; иногда в коридоре стоят очаги. От чистой комнаты отделена печыо с обогре­вателем крохотная спальня.

Разнообразие строительных материалов и техники значительно умень­шилось в связи с тем, что перестали бытовать некоторые наиболее старые и несовершенные виды строений. В безлесных районах Казахстана основ­ным материалом для постройки служит сырповый кирпич, местами сохра­нились дерновые (Тургай) и глинобитные (Семиречье) постройки, широко еще применявшиеся в первые годы строительства колхозных поселков. В районах, богатых лесом (Кокчетавская область, север Кустанапской об­ласти), широко распространена срубная постройка. Для строительной техники казахов в безлесных районах характерно отсутствие деревянногокаркаса. Но стены достаточно прочны и держат на себе тяжелую кров­лю дома. В больших помещениях (крытых дворах, коридорах) основ­ные балки кровли поддерживаются дополнительными столбами, вко­панными в пол внутри помещения и возле стен. Иногда столбы-под­порки ставят и в комнатах. Кровля преобладает плоская и полого-двускатная. [8, с. 408]

Пол в домах обычно земляной; обмазанный глиной, стены штукатурят также глиной, смешанной с соломой, и белят известью. Бревенчатые дома, как правило, штукатурят глиной и белят. Такие дома обычно имеют де­ревянные полы и зашитые досками потолки.

Начиная с предвоенной пятилетки, у казахов стал появляться новый тип жилища, получивший развитие в основном в послевоенные годы. Его характерные черты: полная изоляция от хозяйственных построек, на­личие глинобитных или дощатых полов; плоский потолок, над которым воз­ведена высокая двускатная, реже четырехскатная, дощатая, камышовая, иногда черепичная или крытая железом кровля.

Рост культурного уровня колхозников и повышение материального благосостояния вызвали появление многокомнатного жилища, варьи­рующего в зависимости от размеров семьи. Дома нового типа отличаются хорошей освещенностью, тщательной отделкой, совершенством отопления. Наибольшего развития достиг этот процесс на юге Казахстана. Так, в Джамбулской и Алма-Атинской областях после укрупнения колхозов развернулось строительство новых поселков на центральных колхозных усадьбах. В Кегенском районе Алма-Атинской области объединились два маломощных колхоза —«Унгурли» и «Социалистик Казахстан». Благодаря близости леса в этом районе строят срубные жилища. Дом возводят на высоком (60—70 см) фундаменте, срубы делают в 16—17 вен­цов. По желанию будущих хозяев строят дома в две-четыре и даже шесть комнат; в противоположность прежним обычаям комнаты расположены чаще в два ряда. Окна выходят на три стороны, дверь на четвертую, обыч­но северную. Большие и светлые окна, высокие дощатые потолки, доща­тые полы, двускатные тесовые кровли — характерные черты этих жилищ. Иногда к дому пристраивают небольшую веранду во всю его длину или в одну четверть ее. [8, с. 409]

Другим примером новой застройки может служить поселок колхоза «Бельбасар» Чуйского района Джамбулской области. Вначале поселок был основан на неудобном месте, после войны его перенесли. Весь поселок застроили стандартного типа домами из сырцового кирпича. Стены стоят на высоком фундаменте, на высоту его внутри дома сделан глинобитный пол (в некоторых домах крытый досками). Крыша высокая, двух- или четырехскатная, крытая камышом. Дом, обычно квадратный в плане, де­лится на три-четыре помещения (две-три жилые комнаты и кладовая). Угол дома занимает веранда с деревянной балюстрадой. Обычно во дворе стоит небольшое отдельное помещение — летняя кухня с земляным полом и плоской кровлей. Все дома имеют высокие потолки и тщательно отде­ланы. Окна нередко снабжены створчатыми ставнями, окрашенными, как и наличники, масляной краской.

Для северных районов и особенно для Центрального Казахстана, где процесс перехода к новому типу жилища осуществляется медленнее, харак­терно в настоящее время усовершенствование жилища старого типа. В нем прежде всего увеличивается число комнат. Так, в Семипалатинской и Ка­рагандинской областях, а также в Тургае преобладающим становится трехкамерное жилище с весьма характерным планом: в середине прихо­жая, из нее вход в две комнаты по бокам. Жилище с такой планировкой обычно обозначают термином карсы уй (от карсы — противоположный), или коржын уй (коржын — переметная сума). [8, с. 409]

Изоляция от хозяйственного двора также происходит постепенно: вначале делали отдельные входы в жилой дом и во двор. Некоторые дома строят уже так, что хотя хозяйственные помещения и примыкают к дому и связаны с ним кровлей, но входы у них отдельные. Исчезает устарев­шая техника постройки - дерновая, плетневая и др. Улучшается сам дом—выше делают потолки, увеличивают размеры окон. Наконец, некото­рые колхозы и совхозы возводят дома нового типа: с дощатым потолком и полом, высокой кровлей, иногда на несколько квартир.

Совершенствуется и способ отопления. В настоящее время всюду на­чинает преобладать наиболее удобная в условиях Казахстана печь-обогре­ватель, уже давно вошедшая в быт населения северных, центральных и западных областей. Позднее (уже в годы Советской власти) она стала рас­пространяться и в Южном Казахстане. Топится она обычно через низкий очаг, используемый для приготовления пищи, для чего в него вмазан ко­тел (такой очаг называют казандык). В Семипалатинской и Карагандин­ской областях, кроме того, нередко встречаются голландки и русские печи.

Значительные перемены произошли в убранстве жилого дома. В домаш­ний обиход казахского крестьянства вошло много элементов городского быта — различная мебель (кровати, столы, шкафы), зеркала, электриче­ское освещение, радио. Окна и двери обычно завешаны белыми занаве­сками и портьерами из пестрого ситца. Стены украшены портретами членов семьи, фотографиями, репродукциями картин, иногда красочными плака­тами или географическими картами. [8, с. 410]

Вместе с тем убранство жилого дома сохраняет национальный стиль. Характерно расположение вещей вдоль стен комнаты; середина ее остается свободной и застелена войлоками, алашой или ковром. Кровати задер­нуты белыми или вышитыми пологами. У одной из стен сложен жюк, обычно закрытый вышитой занавеской. Интерьер казахского дома красоч­но оформлен узорными войлоками, коврами, узорной алашой (терме алаша), настенными войлочными или сделанными из ткани и украшенны­ми вышивкой или аппликацией ковриками (тускииз).

Во многих домах сохраняются старые предметы быта: резные деревян­ные ящики (кебеже) или расписные сундучки (эбдире), а также сундучки, украшенные тисненой кожей и серебром, узорные войлочные, ковровые или вышитые сумки для мелких вещей. Национальные традиции сказыва­ются в стремлении по возможности украсить такие бытовые предметы, как покрывало, полотенце, сундучок. Повышение материального уров­ня предоставляет эту возможность каждому рядовому колхознику и ра­бочему.

Развитие новых, современных форм архитектуры Казахстана наиболее ярко прослеживается в городском строительстве. Некоторое оживление городского строительства наблюдалось и в дореволюционный период, после окончательного присоединения Казахстана к России. Бывшие во­енные крепости превращались в города, становившиеся новыми центрами культурного и экономического тяготения отдельных районов Казахстана. Строительство этих городов, имевших прямые и широкие улицы и неко­торые элементы внешнего благоустройства, было прогрессивным явлени­ем в практике градостроительства Казахстана.

В то время как в городском строительстве в западных и северных районах Казахстана господствовали приемы и формы различных стилей русской архитектуры, в южных и степных районах строительство велось на основе использования местных традиций. Возрождалась техника ароч-но-купольных конструкций из жженого и сырцового кирпича в Южном и Центральном Казахстане и из естественного камня - в Западном. Применялись терракотовые и глазурованные плитки для облицовки зданий (Центральный и Южный Казахстан). Совершенствовалась техника резьбы по камню и стенной росписи в Западном Казахстане (долина р. Эмбы и Мангышлак). [8, с. 411]

Большое число памятников культовой архитектуры, многие из кото­рых являются подлинными произведениями искусства, относится к XIX — началу XX в. Таковы здания мавзолеев Жуздена и Торт-Кара (Централь­ный Казахстан), Шокея и Кара-Сопы (Южный Казахстан), Аптмана, Калишева и Жубана (Западный Казахстан).

Великая Октябрьская социалистическая революция создала необхо­димые условия для расцвета новой архитектуры.

Создание гигантов социалистической индустрии, сооружение желез­нодорожных магистралей, создание новых городов и рабочих поселков, массовое строительство в совхозах и колхозах, коренная реконструкция старых городов и других населенных пунктов — все это является одним из ярких выражений социалистических преобразований обширной тер­ритории Казахстана. [8, с. 412]

Прогрессивное развитие архитектуры Казахстана, как и любой из на­циональных республик Советского Союза, идет в общем русле становле­ния новой советской архитектуры, обусловлено единым идейным содер­жанием. Начиная со второй половины 30-х годов, проводилась усиленная работа по критическому освоению наследия классической и национальной архитектуры. Многочисленные общественные и жилые здания крупней­ших городов, построенные в довоенный период, отличаются целесооб­разностью планировки, логичностью композиции и ясностью художест­венных образов. [5, с. 106]

Одним из важных достижений советской архитектуры Казахстана яв­ляется развитие ее национальной формы. Архитектура здания Казахского академического театра онеры и балета, законченного в начале войны, пред­ставляет собой первый положительный опыт поиска национальной формы. «снованный на творческом использовании мотивов казахской орнаменти­ки. Вторым и более удачным примером может служить строительство жилого городка нефтяников в г. Гурьеве (архитекторы С. В. Васпльковский, А. Г. Арефьев, В. Романовская, удостоенные Государственной пре­мии).

В архитектуре большого количества жилых, общественных и культур­но-бытовых зданий, возведенных в послевоенный период, более широко применяются приемы и формы народного зодчества и мотивы богатого ор­наментального искусства. В той или иной степени национальный харак­тер носит архитектура зданий нового Дома Правительства республики. Академии наук Казахской ССР, больницы Турксиба, аэровокзала в Алма-Ате, зданий Дворца шахтеров, почты и телеграфа в Караганде, клуба и жилых домов в поселке суперфосфатного завода в Джамбуле, павильона Казахстана на Выставке достижений народного хозяйства в Москве и многих других. [8, с. 413]

Из крупных уникальных архитектурных сооружений, выстроенных в последние годы, можно отметить Центральный стадион на 30 тыс. зри­телей и широкоэкранный кинотеатр «Ала-Тау» в г. Алма-Ате, Дворец куль­туры в Усть-Каменогорске, здание Ленинского райкома партии в Кара­ганде.

Здание Дома Правительства, являющееся стержнем ансамбля централь­ной площади им. В. И. Ленина в г. Алма-Ате, выполнено в крупных, мону­ментальных формах. Национальный характер архитектуры подчеркнут восьмигранными колоннами и своеобразным рисунком капителей, оригинальной трактовкой венчающего карниза, стрельчатыми арками въездных ворот. Здание сооружено из высококачественных материалов — железобетона, гранита, церезитовой штукатурки. [8, с. 413]

Внешняя архитектура Центрального стадиона с четким рисунком пилястр и широкими проемами окон, опоясывающими всю окружность спортивного ядра и трибун, проста и выразительна. После сооружения закрытого плавательного бассейна, крытого спортивного зала, теннис­ных кортов он будет одним из крупнейших спортивных комплексов страны.

За советские годы архитекторами республики разработано несколько серий типовых проектов жилых домов и объектов культурно-бытового на­значения, имеющих более рациональную планировку, отражающую со­временный уровень развития строительной техники, особенности природ­но-климатических условий республики. [8, с. 414]

Одежда

Национальная одежда казахов в прошлом былатесно связана с кочевым бытом и господствующейотраслью хозяйства — скотоводством. Это выражалось и в формах одеж­ды, и в материалах, применявшихся для ее изготовления. Наиболее древ­ними материалами для одежды у казахов были ткань из верблюжьей, реже овечьей шерсти, тонкий войлок, кожи и шкуры домашних п диких животных. Однако в быт казахов давно уже вошли хлопчатобумажные, шелковые и шерстяные ткани, привозившиеся из Средней Азии, Китая; с XVIII в. в степь стали проникать русские фабричные материалы, ко­торые благодаря своей дешевизне быстро вытесняли все остальные. В XIX в. фабричные ткани начали вытеснять из быта, в первую очередь зажиточных казахов, сукна домашнего изготовления, а также кожи и шкуры. Значительную роль в этом сыграл рост товарности казахского хозяйства. Шерсть и кожи стали продавать, а для своих нужд по­купали готовые ткани. Уже в к. XIX в. перестало бытовать большинство видов местных серебряных укра­шений; некоторые заменились покупными, другие употребляются лишь в праздники. Больше всего носят браслеты, кольца, перстни. Молодые женщины надевают также браслеты из бус или бисера. Новым видом ук­рашения стали часы с браслетом, которые имеются у многих девушек-кол­хозниц. На юге носят разнообразные бусы - коралловые (маржан), бисерные, стеклянные фабричного производства. Девочки и молодые девуш­ки по-прежнему украшают камзол и шапочки монетами, серебряными пу­говицами, бляшками. Старинные украшения на косы и пояса с серебря­ными бляхами надевают только в исключительных случаях, обычно ими украшают комнату или хранят как реликвию. [8, с. 416]

Значительные изменения народной одежды за сравнительно короткий срок особенно ярко свидетельствуют о коренной перестройке всего быта казахского аула, связанной с социалистическим строительством. С перехо­дом к оседлости создались новые условия жизни и возникла необходимость облегчения одежды, чтобы она стала удобней для ходьбы и работы. В изме­нении одежды сказались связи с русской культурой, сильное влияние городского быта в ауле, рост культуры казахского населения, коренное улучшение благосостояния трудящихся. [8, с. 417]

Для современного быта, в частности сельского, характерно обилие
одежды в семьях. Каждый член семьи, рабочей или колхозной, имеет, как правило, полный комплект верхней одежды, летней и зимней, и белья.
В каждой семье есть несколько смен одежды и обуви, запас мануфактуры.У многих имеется особая праздничная одежда для взрослых и детей. В формах праздничной одежды наблюдаются определенные различия ме­жду разными поколениями. Пожилые люди, нередко и среди горожан, шьют себе праздничную одежду старинного покроя, иногда носят и ста­ринные головные уборы, кожаные пояса. Молодежь предпочитает в каче­стве праздничной одежду городского типа, сшитую из хорошего материала.

Пища и домашняя утварь

Основой питания населения казахского аула служили первую очередь молочные, затем мясные и частично растительные продукты. В прошлом преобладание молочных продуктов приводило к тому, что питание имело се­зонный характер. С ранней весны, т. е. с получением приплода и началом доения домашнего скота, и до глубокой осени в пище казахской семьи пре­обладали различные виды молочных продуктов. [8, с. 426]

Казахи использовали молоко всех домашних животных. Характерным для кочевого быта было то, что молоко не употребляли в свежем виде. Овечье и коровье молоко сразу же после доения кипятили в котле и за-квашивали, добавляя старую простоквашу. Полученное таким образом кислое молоко (катък, или айран) служило основной ппщей летом. Бедня­ки обычно разбавляли айран водой (этот напиток называли шалап). Из сли­вок (каймак) сбивали масло (сары май), сохраняя его до зимы в сосуде из бычьего желудка. На зиму заготовляли также кислый сыр (курт). Для этого скисшее снятое молоко варили в котле, затем сливали в мешок и подвешивали на один-два дня, чтобы стекла сыворотка. Оставшуюся мас­су отжимали руками, скатывали в комочки и сушили. Полученный сухой сыр был кисловат на вкус, богат казеином; его разводили по мере на­добности в воде или бульоне; этот напиток прекрасно утолял голод и жажду.

Для приготовления сладкого сухого сыра (иримшик) заквашивали молоко специальной закваской: в сосуд из желудка ягненка наливали молозиво и добавляли отрубей. Закисшее молоко варили в котле, а по­лученную творожную массу отделяли от сыворотки и помещали в мешо­чек, в котором ее сушили. Из мелко растолченного и смешанного со сли­вочным маслом и сахаром иримшика приготовляли особое лакомство - жент. Оставшуюся сыворотку снова варили в котле до выпадения осадка из которого руками формовали лепешки, а затем сушили их. В результате получали еще один вид сухого сыра - сарысу. [8, с. 426]

Излюбленным напитком казахов и поныне является кумыс (кымыз) из заквашенного кобыльего молока. Для приготовления кумыса молоко сливают в кожаный сосуд (торсык или саба) и заквашивают старым ку­мысом пли специально приготовляемой закваской. Затем дают ему по­стоять день-другой, часто взбалтывая специальной мутовкой (nicnen). В западных и южных областях Казахстана, где разводят верблюдов, приготовляют верблюжий кумыс (шубат). Кумыс и шубат перед употреб­лением наливают из кожаного сосуда в глубокое деревянное блюдо (шара, или тегене), откуда разливают по фаянсовым (кесе) или деревянным (аяк) чашкам специальным половником для кумыса (ожау). Посуду для кумыса нередко украшали резьбой и даже серебром, кожаную - художествен­ным тиснением. [3, с. 5]

Из зерновых культур наиболее древней было у казахов просо. Пше­ницу, рис, ячмень казахи издавна покупали в Средней Азии, а с XVIII в. поставщиком зерна стала Россия. Развитие земледелия в Казах­стане, особенно во второй половине XIX в., привело к увеличению муч­ных продуктов в пищевом рационе казахов. Хлеб стал обязательным эле­ментом питания летом и зимой. [2, с. 3]

Из пшеничной муки пекут пресные лепешки (нан) на стенках раска­ленного котла или прямо в горячей золе. Жарят в масле или бараньем сале небольшие кусочки пресного теста (бауырсак, кыйыкша нан). Со второй половины XIX в. распространился новый способ выпечки лепешек: в двух чугунных сковородках, зарываемых в горячую золу. В Южном Казахстане появились хлебные печи (тандыр) узбекского и уйгурского типа. На севере, в местах близкого соприкосновенпя с русскими, казахи научились выпекать хлеб из кислого теста. Из муки пекут также лепеш­ки, напоминающие блины (жука нан) и оладьи. [8, с. 427]

Значительно реже в теплое время года употребляли смешанную мо-лочно-растительную пищу - всевозможные похлебки. Пища из расти­тельных продуктов преобладала осенью, преимущественно после сбора урожая, и зимой.

Мясные блюда в теплое время года раньше употребляли редко. Даже в богатых семьях резали скот только в том случае, если приезжали гости, или в праздники. С наступлением осени, когда переставали доиться до­машние животные, основное место в питании населения занимали расти­тельные и мясные блюда: различные похлебки (кежё) из проса или пше­ницы с добавлением кусочков сала или мяса, лапша (кеспе) с мясом или с молоком, жареное и вареное мясо. [4, с. 6]

В ноябре, после возвращения на зимовку, наступал период массового забоя скота (согьш) для заготовки мяса впрок, на всю зиму. Беднякп ре­зали одну-двух овец, а состоятельные откармливали для этой целп более десятка лошадей, несколько верблюдов, много овец. Мясо вялили, позд­нее стали солить. В таком виде оно хранится очень долго. В этот же пе­риод в богатых семьях готовили одно из лакомых блюд казахов - коп­ченую конскую колбасу (казы). Ее делали из жирного мяса, которым начинялп кишки.

Лакомым блюдом у казахов издавна было вареное мясо (ет) без при­прав. Позднее, в конце XIX - начале XX в., в мясо стали добавлять куски раскатанного теста. На юге Казахстана это блюдо называют кулшетай. Для приготовления другого блюда – бесбармак - варят в котле баранье мясо, затем, вынув его, опускают в котел кусочки пли полоски тонко раскатанного теста. После того как тесто готово, его вынимают из котла деревянной ложкой и накладывают в большое деревянное блюдо (табак). Сюда же крошат вареное мясо, добавляют бульон (туздык) и, размешав, подают. Вареную голову барана при этом, по обычаю преподносят

самому почетному гостю. Обычай этот раньше был распростра­нен повсеместно. Запивают мясо бульоном (сорпа), в котором оно вари­лось. Из легких, печени, сердца зарезанных животных приготовляют жаркое (куырдак) на бараньем сале. [8, с. 427]

На юге Казахстана распространены большие пирожки с мясом (ман­ты) и плов (палау), заимствованные у соседних народов - уйгуров и узбеков.

Кроме молочных напитков, с середины XIX в. в богатых семьях стал распространяться чай. Пьют его со сливками или с молоком (сут) из фа­янсовых чашек. К чаю раньше подавали сахар и другие сладости только у богатых, а бедняки в лучшем случае пили чай со сладким сухим сы­ром — иримшик.

В тех местностях, где казахи занимались земледелием, издавна гото­вили из пшеницы, проса или риса напиток, напоминающий брагу (боза).

Наиболее бедная часть казахских трудящихся (кедей, джатак), неред­ко не имевшая даже муки, особенно в голодные годы, молола семена дико­растущего злака — кумарчика (Agriopyllumarenarium) и из этой муки готовила похлебку. Употребление в пищу муки из кумарчика нередко вело к тяжелым кишечно-желудочным заболеваниям, часто встречавшимся среди бедноты.

Рыбу и дичь употребляли в пищу немногие. Рыба служила важным видом питания у бедняков. Из дичи в пищу шло мясо сайги, джейранов, горных козлов, а также птиц (гусей, уток, дроф, уларов).

Овощи и фрукты были редким явлением в пище казахов и употребля­лись главным образом на юге, где некоторые земледельцы издавна зани­мались огородничеством и садоводством. Трудящейся массе кочевого и полукочевого населения эта пища была недоступна. [4, с. 6]

Таким образом, в прошлом пища казахского населения была однооб­разной и отличалась преобладанием в ней продуктов животного проис­хождения. Следствием минерального голода было позднее физическое развитие детей у казахов.[8, с. 428]

Ели прежде на полу. Поверх войлока пли ковра расстилали скатерть (дастаркан), на которую ставили посуду. В некоторых районах Казахста­на (раньше всего на юго-востоке) вошли в употребление низенькие круг­лые столики.

Кочевой и полукочевой образ жизни обусловил характер употребляв­шейся в быту посуды. У казахов преобладали различные виды кожаной и деревянной утвари. Для перевозки и хранения молочных продуктов шили различные мешки (саба, торсык) из выделанных кож домашних живот­ных. Из хорошо выделанной, нередко украшенной тиснением кожи изго­товляли фляги (кеукерлн, казмойын). Из кожи делали также подойники для кобыльего молока (кенек), ведра для воды (кауга). Деревянная посуда состояла из всевозможных больших блюд для мяса (табак) и кумыса (те-гене), корытец для мяса (астау), небольших чашек для еды и питья (аяк), поварешек для кумыса (ожау), маслобоек (кубг). Легкая, небьющаяся, она была удобна для перевозки при перекочевках. Для фаянсовой посу­ды (кесе, пияла) изготовляли из войлока специальные красиво орнаменти­рованные футляры. [8, с. 428]

Металлической посуды было немного — котел для варки пищи (казаи), самовар, чайники, медный или чугунный кувшин (кман).

Национальные блюда в значительной степени и теперь являются ос­новой питания казахов. Сохранились также способы заго­товки и хранения мясных и молочных продуктов. В ряде животноводче­ских районов Казахстана, где занятие земледелием и огородничеством в силу климатических условий затруднено (Гурьевская область, юг Кустанайской области), свежие овощи по-прежнему почти отсутствуют в пита­нии местного населения. В таких местах сохранилась и сезонность в питании казахского крестьянина. Однако старые национальные блюда стали питательнее и вкуснее, так как жиры и мясо доступны теперь всей массе трудящихся. В целом же в Казахстане за годы Советской власти ого­родничество получило широкое развитие. Овощи прочно вошли в пищевой рацион казахского населения. Многие продукты, в прошлом совершенно неизвестные основной массе казахов (различные кондитерские изделия, фрукты, крупы, макароны), теперь пользуются большим спросом. Благо­даря тесному общению с русским населением многие казахские семьи, особенно в городах, стали приготовлять русские и украинские блюда (супы, борщ, каши). Очень многие как в городах, так и в сельских мест­ностях, пользуются общественными столовыми, где наряду с обычными русскими блюдами готовятся и среднеазиатские блюда - куырдак, манты, палау. [8, с. 429]

В несравненно более широких размерах казахи потребляют теперь хлеб. Наряду с его национальными видами (бауырсак, таба нет и др.) во многих областях пекут в специальных печах (нан пеш) кислый хлеб. Вместе с тем многие городские хлебозаводы наладили выпечку националь­ных пресных лепешек, пользующихся спросом и у казахского, и у русско­го населения. Полностью сохранили свое значение старые национальные молочные напитки и сыры. Любимый напиток казахов - кумыс -пользуется большой популярностью и в городах среди русского на­селения.

Сохранение в значительной степени национальных традиций в питании местного,особенно сельского, населения обусловило использование неко­торых форм национальной посуды: кожаных мешков и фляг, деревян­ных блюд, котлов для приготовления пищи. Вместо старой, связанной с кочевым бытом и поэтому исчезающей посуды широко бытует новая, бо­лее удобная и гигиеничная: фарфоровые и фаянсовые чашки с блюдцами, стаканы, эмалированные тазы, ведра, кастрюли, чайники, ложки, вилки. Не редкость в колхозах примусы, керогазы, а также электроплитки. [8, с. 429]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий