регистрация / вход

Особенности способов повествования в научно-популярной статье на материале немецкого журнала Der

Особенности способов повествования в научно-популярной статье (на материале немецкого журнала « Spiegel Дипломная работа студента группы Мельникова Дмитрия Анатольевича

Особенности способов повествования в научно-популярной статье (на материале немецкого журнала « Der Spiegel »)

Дипломная работа студента 51н группы Мельникова Дмитрия Анатольевича

Министерство образования РФ

Региональный открытый социальный институт

Переводческий факультет

Кафедра филологии и перевода

Курск - 2002

ВВЕДЕНИЕ.

Перевод играет огромную роль в жизни общества. Благодаря переводу и переводчикам люди, говорящие на разных языках могут общаться между собой, получить разного рода информацию о жизни, политике, науке и культуре других стран. Благодаря переводу великие научные труды и открытия ученых одних стран могут стать достоянием народов других стран.

Научно-техническая революция оказывает глубокое влияние на развитие и функционирование языка. Поэтому популяризация научных знаний имеет огромное значение для общества, и переводчику, профилирующему в данной сфере перевода, отводится также большая роль.

Цель научно-популярных изданий – популяризация основ научных знаний среди читателей всех профессий и специальностей, с различной степенью подготовки. Этим научно-популярная публицистика существенно отличается от научных и производственных книг, предполагающих обязательное наличие у читателей определенной специальной подготовки.

Научно-популярные издания не менее требовательны к ясности и выразительности иллюстративного материала, играющего в них огромную роль как средство популяризации основ науки.

Сравнительная простота внутреннего построения научно-популярных статей дает читателям возможность глубже понять их содержание.

Задачей дипломной работы является изучение особенностей системы изложения научной информации в журнальных научно-популярных статьях в их монологических и диалогических разновидностях.

Актуальность исследования обусловлена ориентацией на коммуникативно-прагматическое изучение текста и языка, связанное с теорией коммуникативно-речевой деятельности, функциональной стилистикой и типологией текста.

В работе также поставлена актуальная для лингвостилистики проблема взаимодействия функциональных стилей немецкого языка: газетно-публицистического и научного. С более широких позиций указанная проблема связана с общесоциальной направленностью современной науки, с задачей распространения и популяризации научных знаний в обществе с помощью средств массовой информации. С точки зрения лингвистики такое взаимодействие означает трансформацию научного функционального стиля под влиянием газетно-публицистического стиля, что вызывает появление в стилистике «промежуточных» речевых жанров, каковым является рассматриваемый речевой жанр «журнальной научно-популярной статьи».

Целью работы в этой связи является попытка представить речевой жанр «журнальной научно-популярной статьи» как лингвотекстовое образование, целостность которого обеспечивается функциональным воздействием текстовых, речевых и языковых структур, а также формулирование общих целеустановок данного речевого жанра и анализ условий ее реализации. Целью работы является также определение и анализ структуры каждого композиционного звена на основе выявления речевых действий и операций, а также исследование типового лингвистического оформления композиционных звеньев на основе сконструированной логико-речевой модели.

Предметом исследования является речевой жанр «журнальная научно-популярная статья» как система изложения научной информации в журнале.

Материалом работы послужила статья «DerschwimendeNordpol» из журнала « DerSpiegel».

Научно-популярные статьи отграничиваются от других журнальных статей, которые не обладают такой глубиной проникновения в суть научной проблемы и ярко выраженным аналитическим характером. Рассматриваемая статья полностью соответствует специфике журнала “DerSpiegel”, т.е. написана в присущем ему экспрессивном стиле.

Среди журнальных научно-популярных статей по содержательному принципу выделяются три большие группы: естественно -, общественно-научные и научно-технические, каждая из которых, несмотря на различия в содержании и целеустановках, характеризуется сходными особенностями научного изложения и строится по единой модели речевого жанра журнальной научно-популярной статьи.

Рассмотренный в работе метод анализа речевых жанров может быть использован в качестве одного из возможных способов анализа других речевых жанров журнальной публицистики, создания типологии журнальных речевых жанров на прагматической основе, изучения проблемы взаимодействия функциональных стилей в разных общественных сферах функционирования языка.

В данной работе мы пытаемся дать определение «промежуточному» речевому жанру «журнальной научно-популярной статьи», появившийся в результате трансформации научного функционального стиля под влиянием газетно-публицистического. Таким образом, в данной работе речевой жанр «журнальная научно-популярная статья» рассматривается как целесообразный способ и форма переработки, хранения и передачи научной информации в сфере журнальной публикации с целью распространения и популяризации научных достижений.

Глава 1. НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ РЕЧЬ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ НАУЧНОГО СТИЛЯ.

1.1. Научно-технический стиль. Письменная разновидность. Основные речевые жанры.

Научно-технический функциональный стиль представляет собой информационное пространство функционирования научно-технических текстов, это глобальное информационно-функциональное поле, в котором действуют многочисленные научно-технические речевые жанры.

Научно-техническая речь является одной из основных разновидностей научной речи вообще, как подстиль научного функционально-речевого стиля. Основной формой функционирования данной речи является специальная научно-техническая литература. Другим основным подстилем считают научно-гуманитарную речь (М. П. Кульгав). Хотя набор стилевых черт в указанных двух разновидностях научного стиля в общем одинаков, отдельные стилевые черты в научно-гуманитарном изложении не выдерживаются с такой строгостью и последовательностью. Следствием этого может быть проникновение в научно-гуманитарную речь эмоциональных элементов, что может привести в отдельных случаях к известному сближению ее с публицистической речью.

Научно-технический функциональный стиль относится к книжному типу языка, который оформляет как письменную (преимущественно), так и устную речь. Основу языкового оформления научно-технических текстов составляет стандартизированность, т.е. выбор предписываемого для данных условий коммуникации клишированного языкового варианта. К синтаксическим особенностям оформления следует отнести синтаксическую полноту оформления высказывания, наличие аналитических конструкций, частое употребление клишированных структур, преимущественно именной характер морфологических компонентов предложения, развернутую систему связующих элементов (союзов, союзных слов) и т. д.

Для лексического оформления текстов научно-технического стиля характерна прежде всего насыщенность терминами всех типов, что объясняется спецификой терминов, их принципиальной предназначенностью, точностью, экономичностью, номинативной и различительной функцией, стилистической нейтральностью, большой информационной насыщенностью по сравнению с обычными словами.[1]

Терминология подразделяется на две неравные части: специальную и общеупотребительную.

Среди терминов в научно-техническом функциональном стиле выделяют:

-простые термины-существительные: Frequenz, Internet, Lösung;

-сокращенные термины: N (Newton), m (Meter);

-сложныетермины: Reibpolymerisation, Cyber-Space;

-многокомпонентныетермины: Minimalwertspeicher;

-термины-глаголы: rundfunken, modulieren;

-термины-прилагательные: ferngesteuerte Geräte.

Эти термины получили распространение в связи с увеличением в научно-технической литературе числа абстрактных существительных, которые потребовалось конкретизировать терминами-прилагательными и причастиями, несущими более точную информацию.

Основные стилевые черты научно-технической речи определяются спецификой ее познавательно-коммуникативной функции. В общем виде основную задачу научно-технической речи можно определить как фиксирование и сообщение результатов познания объектов материального мира. Поскольку научное познание в силу своей природы имеет абстрактно-логический, объективный и точный характер, то такими же свойствами неизбежно должна обладать и научно-техническая речь. Поэтому основными стилевыми чертами считаются логичность, объективность, абстрактность и точность.

В письменно-монологической форме существуют следующие типы текста: собственно-научный, научно-методический, научно-реферативный, учебно-научный, научно-справочный. Они определяют дифференциацию научно-технического функционального стиля. По степени обобщения научно-технические тексты делятся на первичные и вторичные и реализуются в соответствующей системе речевых жанров. Иными словами, речевой жанр интерпретирует смысл предметного содержания, а функциональный научно-технический стиль объясняет это содержание.

1.2. О взаимодействии научно-технического и газетно-публицистического стиля

Институциональными формами общения коммуникантов в научно-технической сфере выступают два вида научно-технических журналов: специализированные и научно-популярные[2] .

Специализированные научно-технические журналы рассчитаны на читателя-специалиста. В них учитываются последние достижения науки и техники, на практическом материале проверяется теоретическая ценность выводов исследования. Специализированные научно-технические журналы обладают широким тематическим охватом. Здесь публикуются речевые жанры, отличающиеся большой глубиной проникновения в научную проблему и теоретичность освещения этих проблем. В специализированных журналах авторы приспосабливают изложение к читателю-профессионалу, в связи с чем в них используется всевозмозможный знаковый аппарат науки и техники, их не просто читают, а изучают.

Популярный научно-технический журнал рассчитан на специалистов смежных областей, а также широкий круг читателей-любителей. Тематический охват популярных научно-технических журналов уже, чем в специализированных, так как не все научные проблемы поддаются популяризации. К стилистическим качествам данного речевого жанра относятся точность и аргументированность, эмоционально-занимательный характер изложения сложных научных проблем, который достигается, в частности, использованием приемов активизации внимания читателя, повышенной частотности оценочных средств, доступности форм, дающих читателю возможность “сомышления” с автором.

Подчеркивая основные черты научно-популярного изложения, Д. И. Писарев писал: “Во-первых, популярное изложение не допускает в течение мысли той быстроты, которая совершенно уместна в чисто научном труде… В популярном сочинении каждая отдельная мысль должна быть развита подробно, так, чтобы ум читателя успел прочно утвердить дальнейший путь к логическим следствиям, вытекающим из этой мысли. Если вы будете утомлять ум вашего читателя слишком быстрыми переходами, то получите тот же результат, которое произвело бы отсутствие мостиков: читатель ошалеет и совершенно потеряет из виду общую связь ваших мыслей. Во-вторых, популярное изложение должно всячески избегать отвлеченности, каждое общее положение должно быть подтверждено осязательными фактами и пояснено примерами”.

Глава 2. РЕЧЕВОЙ ЖАНР В СИСТЕМЕ РЕАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ.

Газетная и журнальная публицистика представляет собой средство оперативного воздействия на массовую аудиторию в целях ее политической, идеологической и социальной ориентации и руководства. Она рассчитана на оперативность и “разовость” массовой социальной отдачи, на создание общественного настроения, подчас не стойкого и переходящего, но не проходящего без следа. Разовые воздействия наслаиваются друг на друга, последовательность их, целенаправленно ориентированная на достижения актуального действия, достигает значительной глубины, затрагивает мировоззренческие основы личности.

Публицистика - это всегда “разговор на равных”, а не команда, это сплочение единомышленников убеждением, а не приказом. Вызвать интерес, сознательное отношение, убеждение – таковы этапы воздействия публицистического слова на личность[3] . Ведущая функция убеждения задает специфические качества публицистического контекста функционирования речевых жанров, к которым относятся социально-оценочный характер изложения, чередование стандартных и экспрессивных языковых средств, равноправия, логических и образных элементов в повествовании, межстилевой характер используемых единиц, широкое введение элементов разговорной речи[4] . Суть в функции убеждения состоит, таким образом, не только в обеспечении рационально-информационного, но и ценностного и эмоционального общения публициста с аудиторией.

Публицистические речевые жанры характеризуются функционально-прагматической многофакторностью, обусловленной необходимостью отражать факты из любой сферы жизни. Публицистические тексты, как правило, являются сообщением уже известной истины, в справедливости которой отправитель речи глубоко убежден. Поэтому композиционно-речевые формы в публицистических речевых жанрах выступают не только как орудие познания, но и как средство убеждения читателя, побуждение его к определенному действию. В зависимости от жанра варьируется набор композиционно-речевых форм и их доминанты.

Институциональными формами связи коммуникантов в публицистическом контексте выступают газеты и общественно-политические журналы, специфические особенности которых (читательская аудитория, традиционное графическое оформление и др.) обуславливают в отдельных случаях вариативность композиционного строения речевых жанров. Композиционная вариативность влечет за собой вариативность композиционно-речевых форм и ритмико-мелодических систем, являющихся элементами вертикальной структуры речевого жанра.

На страницах газет и журналов публикуются самые разнообразные речевые жанры.

Журнальная публицистика стилистически очень близка газетной. Однако в журнале публицистическое произведение менее связано жесткими условиями малого объема. Произведение рассчитано на более обстоятельное чтение, а часто и на более осведомленного читателя. В журнальной публицистике различимы две основные разновидности: научная и художественная. Первая сближается с научным стилем речи и характеризует научно-публицистический подстиль.

Речевой жанр, чтобы стать функционирующим объектом, включается в систему функционирования с помощью формальных структур, входящих в систему функциональных стилей. Таковыми структурами являются композиционно-речевые формы (КРФ).

Под композиционно-речевыми формами в самом общем виде понимаются сложные речевые единства, структурирующие мысль, упорядочивающие ее развитие и придающие ей целостность и законченность. КРФ, оформляя, с одной стороны, целые куски текста, реализуют композиционные особенности связных текстов, а с другой стороны, являясь законом организации языковых единиц, выступают как сложные синтаксические образования.

Структура композиционно-речевых форм создается системой логических отношений, в которые вступают слагающие ее компоненты. Сущность логико-речевой формализации связного текста проявляется в том, что на общую ткань изложения накладывается сетка логических отношений, благодаря которым отдельные отрезки текста приобретают единообразную структурную оформленность и замкнутость[5] . КРФ обладают собственными качествами, отличными от качеств составляющих их предложений. Эти их собственные качества определяются типами связи между самостоятельными предложениями. К фундаментальным типам связи относятся: соположение (пространственная связь); последовательность (временная связь); каузальность (связь логического развития). Соответственно этим типовым видам связи выделяются три типа КРФ – “описание”, “сообщение”, “рассуждение”.

В КРФ “сообщение” предложения организуются структурой, элементы которой связываются между собой отношением временного следования. Такая структура используется для раскрытия диалектики объекта сообщения. Однонаправленность движения в сообщении создается тем, что действие, отображенное в антецеденте, предшествует во времени действию, отображенному в консеквентене.

В КРФ “описание” предложения организуются структурой, в основе которой лежит пространственное соположение. С помощью этого отношения передается соположение предметов и их признаков в пространстве относительно друг друга, дается изображение действительности как таковой, т.е. без раскрытия ее внутренних связей.

КРФ “рассуждение” – это структурная связь, оформляющее логическое мышление. “Рассуждение” связано с выявлением определенных связей, свойств, качеств, относящихся к той или иной проблеме, оно содержит в себе элементы анализа и синтеза. Для рассуждения характерно комментирующе-аргументирующее изложение содержания, которое дополняется элементами “описания” и “сообщения”[6] .

В “чистом” виде, без примесей композиционно-речевые формы встречаются редко. Чаще эти формы выступают в виде блочных образований, включающих в себя разные композиционные структуры в разных переплетениях.

Композиционно-речевые формы задают ритмические схемы, на которые накладываются тональности, присущие соответствующим функциональным стилям и их конкретным проявлениям. Тональность текста и разнообразные интонации ее проявления создают интонационный строй произведения, который имеет три формы: высокую, нейтральную, сниженную, каждая их которых обладает необычайно сложным экспрессивным диапазоном.

Каждая композиционно-речевая форма является своеобразной моделью ритма и, соответственно, экспрессии. Ритм – это равномерная повторяемость, смысловая, логическая, звуковая. Это соответствие частей целого, его внутренняя упорядоченность и организованность. Ритм КРФ “описание” – это ритм в пространстве. Ритм КРФ “сообщение” – это ритм во времени, ритм КРФ “объяснение” (размышление) – ритм логических построений.

Синтаксическая составляющая текста как глобального знака в своем формальном выражении представляет конструкт, образуемый горизонтальной и вертикальной структурами знака как коммуникативной системы.

Горизонтальная структура – это жанрово-композиционная составляющая системы, которая ориентирована на проектирование речевого жанра как функционального объекта. Она функционирует в композиционных звеньях, реализующих функции “введения в тему”, “эксплицирования” и “резюмирования”. Композиционные звенья соотносятся с частями внешней композиции произведения – введением, главной частью и заключением.

Вертикальная структура – это композиционно-функционально- стилистическая составляющая системы, которая связана с функционированием речевого жанра, т.е. внутренне организует горизонтальную структуру. Вертикальная структура “пропускает” через себя функциональные стили и реализуется в композиционно-речевых формах и интонационно-ритмических схемах[7] .

Горизонтальная и вертикальная структуры объединяются в целостный синтактико-коммуникативный конструкт системной составляющей – архитектонико-речевые формы (АРФ “монолог”, “диалог”, “полилог”).

АРФ “монолог” – форма однонаправленного общения. Это сложная развернутая форма речи, в которой мало используется неречевая информация (например, жестикуляция). Произнесенная монологическая речь может реализовываться в устной и письменной форме. АРФ “диалог”- специфическая форма социального контакта, при котором происходит непосредственный обмен высказываниями. Содержательная сторона диалога расчленена между собеседниками и одновременно объединена предметом разговора. Когда в разговоре принимают участие более двух лиц, то имеет место АРФ “полилог”, форма, не обладающая большим своеобразием, так как она, в принципе, сводится к нескольким перекрещивающимся диалогам.

Синтаксический конструкт словесного произведения является регулятивно-управляющей подсистемой, которая оформляет семантическую и прагматическую функции в целостную текстовую коммуникативную функцию, одновременно управляя ими и регулируя их. Конструкт существует двояким образом: он реализуется на фактуальном содержании и на материи речи (но не материальной, а идеальной). Идеальная речь приобретает свою звуковую форму только при окончательной реализации в языке. Что касается речевой реализации, то к ней подключаются коммуниканты как носители коммуникативного процесса, предопределяющие характер речевой реализации (устной - письменной, разговорной - литературной, спонтанной - обработанной, эмоциональной - неэмоциональной).

Конструкт определяет внутреннюю структуру речи: описательную, повествовательную, рассуждающую во всех ее модификациях. Реализация конструкта на фактуальном содержании осуществляется в виде превращения этого содержания в сюжет (упорядочения содержания согласно конструкту). Это двойная реализация конструкта на содержании и речи превращает его в коммуникант. Если конструкт – это схема, то коммуникант – это макет произведения, который предстоит осуществить в языковой материи. Это реализация связана с нормами, они определяют выбор и комбинирование языковых средств с учетом макета произведения, выступающего глобальной нормой оформления языка в тесте.[8] Исходя из вышеизложенного следует, что речевой жанр находит свое окончательное завершение в функциональных стилях, что превращает его из функционального объекта в функционирующий объект, в котором объективное содержание становится живым, конкретным, а язык произведения говорящим языком.

В работе представлены два функциональных стиля: научно-технический и газетно-публицистический и рассматривается конкретный речевой жанр, который возник в результате взаимодействия этих двух стилей, жанр научно-популярной статьи.

2.1. Речевой жанр «научно-популярная статья» в системе реального функционирования.

Существует необоснованное мнение, что научному, в особенности научно-популярному изложению, якобы свойственна образность. При этом среди требований к научно-популярному стилю в отдельных рекомендациях образность выдвигается как непременное, характерное его свойство. К тому же образность подчас понимается весьма широко, и термин этот используется недифференцировано. Вопрос о стиле речи научной и научно-популярной литературы является весьма важным и актуальным.

Кроме того, в научно – популярной речи наблюдается не столько образность в собственном смысле этого слова (тем более художественная образность), сколько использование отдельных словесно – образных средств, чаще – сравнений, реже – метафор. Естественно, здесь нет той системности образных средств, которая присуща образной речи. Здесь нет и речевой конкретизации образно – художественного типа. Конкретизация научно – популярного изложения, как правило, отвлеченно – понятийна, не выходит из «русла» научного стиля речи. Таким образом, дело не столько в «образности» речи, сколько в ее простоте и ясности.

Для научно – популярного изложения остается законом обобщенность и отвлеченность, что находит полное отражение в особенностях речи.

Сравнивая способы и средства речевого выражения динамики содержания в художественной литературе, с одной стороны, и в научной – с другой, подчеркивается принципиально иной характер речи при этом, иные приемы и средства выражения.

За счет чего же создается популярность изложения в научно – популярной литературе?

Текст – это словесное произведение, представляющее собой системно-функциональное речевое и языковое образование[9] . Такое понимание текста предполагает рассмотрение словесного произведения как системы, состоящей из двух подсистем: подсистемы предметно-логического содержания и подсистемы функционально-коммуникативного содержания. Жанр журнальной научно-популярной статьи рассматривается как целесообразный способ и форма переработки, хранения и передачи научной информации в сфере журнальной публицистики.

Ориентированность научно-популярной статьи на такие коммуникативные цели, как анализ и объяснение научных проблем, обуславливает отнесение данного речевого жанра к аналитическому типу текста. В результате получается комплексное информационно-аналитическое функциональное содержание, структурный облик которому придает научно-публицистический функциональный стиль.

Целеустановки, будучи реализованными в речевом произведении, создают основные качества исследуемого речевого жанра научно-популярной статьи: информационность, аналитичность, публицистичность и реферативность. Жанровое качество слагается из функциональных качеств композиционных звеньев речевого жанра: заголовочного комплекса, введения, эксплицирующей основной части и заключения-резюме. Речевые операции материализованы в операционных формах: композиционно-речевых формах (КРФ), архетиктонико-речевых формах (монолог-диалог) и формах экспрессивности текста (тональностях).

КРФ, являясь семиотическими образованиями (Л. С. Выготский), характеризуются ниличием формальной структуры, т.е. определенным типом внутритекстовой связи, и двух содержательных структур: прагматической и семантической. Прагматическую структуру образуют компоненты, называемые прагмемами: например, в систему КРФ “констатирующее сообщение” входят констативы, в систему КРФ “констатирующее рассуждение” – эксплициты, каузативы, концессивы. Прагмены реализуются в элементах семантико-синтаксической структуры.

Методика исследования научно-популярной статьи определяется пониманием текста и состоит в выделении композиционных звеньев, анализе речевых действий и операций и их распределения по композиционным звеньям. Моделирование данного речевого жанра предполагает набор следующих типовых речевых действий: информирование, разъяснение, и описание.

Из общих черт научно – популярного изложения следует назвать: а) подробность изложения научных данных, своеобразное «разжевывание» сведений; б) раскрытие всех возможных общих положений на конкретных примерах; в) намеренное подчеркивание хода логической мысли специальными речевыми средствами; г) стремление избегать широкого использования терминов, а при невозможном употреблении непременно разъяснять их значение; д) «не загромождение» научными фактами, материалом исследования; необходимость давать «отдых» читателю использованием различных параллелей и «вставок» не собственно научного содержания; е) использование разнообразных приемов (в том числе речевых) активизации внимания читателя; ж) стремление к оригинальности, нешаблонности выражения и некоторые другие. По – видимому, более легким для восприятия неподготовленного читателя является индуктивный метод изложения.[10]

Некоторые из отмеченных нами черт представляются общими у стиля научно – популярных работ со стилем речи собственно научной. И это естественно, ибо научно – популярное изложение – это своеобразная разновидность («подстиль») научного стиля.

Со стороны собственно-речевой все это выражается: 1) в большой широте и большей, чем в сугубо научном тексте, степени конкретизации; в большинстве случаев полной конкретизации; 2) в простоте синтаксических конструкций, стремлении избегать усложненных предложений; 3) в довольно частом обращении к «риторическим вопросам», активизирующим внимание читателя и показывающим ход, логику течения мысли; 4) в более широком, чем в собственно научном стиле, использовании средств словесной образности, особенно сравнений; 5) в «сокращении» употребления научных терминов, особенно узких, и несколько меньшем использовании абстрактной лексики; 6) в довольно свободном обращении к средствам разговорной речи (лексико-фразеологическим и синтаксическим) и др. Всем этим и создается простой и ясный, а также и яркий стиль доходчивого, популярного изложения научных знаний.

Для языка научно – популярной прозы характерным является также использование некоторых элементов разговорной речи.

Как известно, семантические границы слова в разговорной речи очерчены менее четко, чем соответствующие синонимы в области литературно-книжной лексики. В этом заключается одна из причин невозможности использования разговорной лексики в языке научного изложения. Существует еще целый ряд особенностей разговорной речи, заставляющих смотреть на разговорные элементы в научном тексте как явление, функционально не оправданное спецификой научного изложения.

Тем не менее, авторы научных статей систематически прибегают к использованию разговорной лексики и синтаксиса. Противоречие между разговорным и книжным разрешается путем сужения сферы употребления элементов разговорной речи посредством введения их в узкие рамки традиционного использования в определенной жанровой разновидности научной прозы. Мотивированное употребление разговорной лексики и синтаксиса в научной прозе не означает исчезновения оппозиции книжное/разговорное, это лишь одно из проявлений ассимиляции иностилевых элементов в научной прозе.[11]

Синтаксическая структура простого предложения, не характерная для научной прозы, выступает как элемент разговорной речи в научном сообщении. Однако использование данной структуры подчинено определенным коммуникативным задачам. Их “выделенность” служит не цели нарушения установленных норм, но акцентуации тех частей высказывания, которые необходимо подчеркнуть.

Глава 3. АВТОРСКИЙ ПЕРЕВОД СТАТЬИ « DER SCHWIMMENDE NORDPOL » ИЗ ЖУРНАЛА « DER SPIEGEL ».

Далее речь пойдет о речевом жанре как о функциональном объекте.

Коммуникативная природа жанровой формы предполагает наличие инфраструктуры, которая включает в себя коммуникантов, процесс коммуникации, микросреду коммуникации и средство коммуникации.

Коммуникативный процесс в реальности представляет собой линейное изложение содержания, известное в научной литературе как форма и способ изложения содержания произведения. Этот процесс реализуется в горизонтальной композиции произведения двояким образом. В стилистическом результативном аспекте она складывается из следующих элементов:

Вводной части, серединной части и заключения.

В динамическом аспекте элементами композиции выступают композиционные звенья: введения в тему, развитие темы, резюмирование.

Носителями коммуникативного процесса выступают субъекты коммуникации: адресант и адресат. В научной речи коммуникантами являются реальные лица индивидуального или коммуникативного характера. Конкретизация субъектов коммуникации на уровне жанра как функционального объекта определяется характером микросреды общения. Микросреда – это конкретные объективные условия, в которых находятся общающиеся. К этим условиям относятся, прежде всего, различные роли, в которых выступают коммуниканты:

Статусные роли – это социальная характеристика коммуникантов (возраст, пол, национальность, социальный слой);

Позиционные роли – место в системе социальных отношений (начальник, подчиненный, учитель, ученик);

Ситуационные роли (гость, друг, покупатель);

Личностные роли (друг, враг, добрый человек, сплетник);

Эти роли стереотипны, выступая нормами, они регулируют взаимоотношения коммуникантов и оказывают существенное влияние на языковое оформление общения.

Большое значение имеет место протекания коммуникации (семья, собрание, учреждение), а также пространственные отношения коммуникантов (контактность-дистантность). В качестве средств коммуникации на жанровом уровне выступают разные виды письменной и устной речи, дифференцированные вышеуказанными условиями.[12]

3.1. « Der Spiegel » - зеркало немецкой прессы.

Рассматриваемая в дипломной работе научно-популярная статья взята из журнала «DerSpiegel». Так как анализ и перевод статьи зависит от специфики журнала как канала связи, то мы попытаемся вначале охарактеризовать данный журнал.

«DerSpiegel» является одним из самых авторитетных и наиболее часто цитируемых журналов во всем мире. «DerSpiegel» – это солидное печатное издание, в котором находят отражение все важные события, происходящие во внутренней и внешней политике Германии и за ее рубежом, вопросы экономики, науки и техники, экологии, культуры и спорта. Публикации этого немецкого еженедельника рассчитаны на подготовленного читателя, склонного к критическому анализу и рефлексии. Материалы, публикуемые в этом еженедельнике, отличаются своеобразным экспрессивным стилем.

Гордиться сотрудникам старейшего немецкого медиа-холдинга действительно есть чем. За 54 года существования «DerSpiegel» стал для западных немцев чем-то большим, чем просто иллюстрированный еженедельник. Это стиль жизни, неотъемлемый атрибут добропорядочного бюргера. Вообще же определить, что такое «DerSpiegel» для немцев, непросто. Возможно, потому, что в современной России не осталось аналогов "Литературной газеты" образца 70-х и 80-х. Тем, кто помнит те времена, больше ничего объяснять и не надо. Тем же, для кого это далекое прошлое, сообщим: речь идет о таких изданиях, без которых не мыслит себя ни один образованный человек. Если каждую среду творческий советский интеллигент читал "ЛГ", то образованный бюргер - студент, вузовский преподаватель, клерк, политик - должен по понедельникам открывать свежий номер «DerSpiegel». Это не аксиома - просто в Германии (уточним: в западной ее части) так принято.

По оценкам наблюдателей, «DerSpiegel» - это не журнал "о немцах и для немцев", коим считается не менее известный у нас в стране «Stern». «DerSpiegel» не стремится к броскости "дышащего ему в затылок" еженедельника «Fokus», который балансирует на грани "желтизны". И уж тем более не соперничает он с "самой немецкой газетой" «DasBild», давно уже перешедшей эту грань.

В «DerSpiegel» нет того сарказма по отношению к "западным ценностям", который успешно культивируется журналом «Super-Illu», хотя стать журналом и для восточных немцев - задача, о которой в «DerSpiegel» думают на протяжении последних десяти лет. Но почему-то люди мыслящие читают именно «DerSpiegel». Кто-то вместе с «DasBild», а кто-то наряду с «Stern». Но «DerSpiegel» - обязательно.

Кстати, о жанре SPIEGEL-Gespräch (он, к слову, по-немецки так и пишется - через дефис; чтобы не путать с какими-нибудь еще "беседами"). У бесед этих есть непременный атрибут: заканчиваться они должны словами благодарности собеседнику. Фраза "Мы благодарим вас за эту беседу!" - что-то вроде фирменного знака журнала.

Героями SPIEGEL-Gespräch в разные годы становились практически все европейские политики второй половины XX века, сыгравшие сколько-нибудь заметную роль в послевоенной истории континента. Прежде всего это все без исключения канцлеры Германии - от Конрада Аденауэра до Герхарда Шредера (у последнего с журналом особо близкие отношения: Шредер давно знаком с нынешним руководителем берлинского бюро «DerSpiegel» Юргеном Ляйнеманом). Равно как и философ Мартин Хайдеггер, писатели Генрих Бёлль или Гюнтер Грасс. Зато такими собеседниками, как Леонид Брежнев, Юрий Андропов, Александр Солженицын и Михаил Горбачев (будучи президентом СССР), похвастаться может далеко не каждый журнал в ФРГ. Да и не только в Германии. Любопытно, что собеседником всех этих политиков выступал, как правило, сам основатель и крупнейший акционер холдинга Рудольф Аугштайн.

Большая роль в журнале отводится жанру «полемической статьи». Текст полемической статьи в журнале носит внутренне диалогизированный характер. Автор-полемист выступает в качестве посредника между оппонентом и читателем. Задача информирования читателя подчиняется задачам, связанным с разъяснением представляемой точки зрения. Автор анализирует позицию своего оппонента, при этом он комментирует современную общественно-политическую обстановку, дает объективную справку о своем оппоненте (его прежней деятельности, нынешнем положении в обществе).

Вообще, жанровый спектр журнала «Der Spiegel» весьма разнообразен и жанр «научно-популярная статья» занимает не последнее место в этом издании.

Особенностью научно-популярных статей журнала состоит, в частности, в том, что их заголовок как элемент коммуникативной системы нередко содержит диалогичность (иногда скрытную), которая может выражаться в виде вопросов. В этом случае вопрос служит для установления связи с читателем, наводит его на мысли. Заголовки журнала «Der Spiegel» отличаются своей экспрессивностью, сарказмом и лаконичностью (“FaktivesLoch”, “ZurSache, Schwätzchen!”, “MythosmitMonokel” и др.). Практически любая статья помимо заголовка имеет также подзаголовок, который вводит читателя в общий курс дела или же, наоборот, отвлекает, т.е. выполняет функцию некой «прелюдии», эпиграфа, не констатируя научное знание, а как бы проводя своего рода отвлеченные реалии. Несмотря на то, что заголовок почти всегда бывает эмоционально-наполненным, само содержание статьи не имеет экспрессивной окраски. Автор научно – популярной статьи стремится к тому, чтобы исключить возможность произвольного толкования сущности излагаемого предмета, в результате чего в научно – популярной литературе почти не встречаются такие выразительные средства, как метафоры, метонимии и другие стилистические фигуры, которые широко используются в художественных произведениях для придания речи живого, образного характера.

Авторы научных статей избегают применения этих выразительных средств, чтобы не нарушить основного принципа научно – популярного языка - точности и ясности изложения мысли. Это приводит к тому, что научно-технический текст кажется несколько суховатым, лишенным элементов эмоциональной окраски. Лишь иногда авторы научно – популярных статей прибегают к использованию выразительных средств, присущих художественной литературе, для того чтобы подчеркнуть обыденность или признак какого – либо явления или объекта. Такой приём позволяет избежать излишней сухости излагаемого научно – популярного текста, придавая тексту некоторые элементы эмоциональной окраски.

А теперь перейдем к полному тексту статьи и ее переводу на русский язык, ср.:

Der schwimende Nordpol.

Verschwindet der arktische Eispanzer? Hat die Klimakatastrophe schon begonnen? Berichte über ein plötzliches Tauwetter im ewigen Eis haben einen Gelehrtenstreit entfacht. Satellitendaten sollen nun klären, ob die Polkappen tatsächlich schrumpfen - oder sogar noch wachsen.

Sie wollte in 80 Sekunden um die Welt spazieren. Sich mit den anderen andächtig an den Händen halten und einen Kreis bilden. Doch der Ringelpiez um den Nordpol fiel für Rita Schutt, 34, ins Wasser.

Als der russischer Kapitän die Berlinerin gemeinsam mit 100 weiteren Abenteuertouristen auf die Brücke des atomgetriebenen Eisbrechers «Jamal» rief, traute sie ‘ihren eigenen Augen nicht’. Am 11. August um 9.02 Uhr zeigte das Navigationssystem exakt 90 Grad Nord an. ‘Doch dort, wo jeder normaler Mensch meterdickes Packeis erwartet, erstreckte sich fast bis zum Horizont knallblaues Wasser’, - erzählt die Volkswirtin, deren Bruder ihr die 30 000 Mark teure Reise geschenkt hatte.

‘Das wird die Erfahrung ihres Lebens’, - versprach der Urlaubsprospekt. Eine glatte Untertreibung: Heraus kam ein Weltereignis, das die Titelseiten von «New York Times» bis «Bild» (‘Nordpol weg?’) füllte. Denn mit an Bord befand sich wissenschaftlicher Beistand, unter anderem der Harvard-Professor James McCarthy. Der US-Ozeanograph meldete die Hiobsbotschaft von den abschmelzenden Polkappen gleich an die Heimat: ‘Für uns war die globale Klimaerwärmung plötzlich ganz konkret.’

Dazu schickte McCarthy ein Foto, was so überhaupt nicht übereinstimmt mit det verklärten Vorstellung vom Nordpol als Ort des ewigen Eises: Die Aufnahme dokumentierte frühlingshaftes Tauwetter und muss ein Schock für Millionen amerikanischen Kleinkinder gewesen sein. Für sie kommt der Weihnachtsmann im Rentierschlitten vom Nordpol gefahren.

Plötzlich schien die Eile zur Rettung des kipenden Klimas geboten. Prompt forderte der Hamburger Klimatologe Mojib Latif, ‘möglichst schnell etwas gegen den Treibhauseffekt’ zu tun. Helmut Röscheisen, Generalsekretär des Deutschen Naturschutzrings, mahnte, augenblicklich mit der ‘Verprasserei der Ressourcen’ aufzuhören. Und SPD-Fraktionsvize Michael Müller versprach, endlich ‘alles zu versuchen, um den Kohlendioxidausstob zu senken’.

Die vermeintlich einleuchtende Begründung: Schon seit 50 Millionen Jahren, so hieb es gleich lautend in den Berichten, sei keine Pfütze mehr am oberen Ende der Erde anzutreffen gewesen.

Genau diese Behauptung aber wird von Polarforschern als Mythos entlarvt. Johannes Freitag, Glaziologe vom Alfred-Wegener-Institut für Polar- und Meeresforschung (AWI) in Bremerhaven, hat gerade erst vor vier Jahren selbst schon eine eisfreie Polgegend gesehen. Im Sommer 1996 fuhr er auf dem schwedischen Eisbrecher «Oden» Richtung Nordpol, als sich ‘besonders grobe Rinnen im Eis auftaten’. Rund um den 90. Grad nördlicher Breite klafften immer wieder Lücken im Eis. Freitag: ‘Auf den Eisschollen funkelten azurblaue Tümpel.’

Für Polarforscher ist das Naturschauspiel leicht erklärbar. Das Meereis über dem Pol befindet sich in ständiger Bewegung. Es driftet seinen Entstehungsgebieten in den Meeren vor Sibirien über die Polkappe, bis es zwischen Spitzbergen und Grönland schmilzt. ‘Für diese Reise braucht das Eis rund drei Jahre’, - erläutert Freitag. Zerrt der Wind dabei in die eine Richtung und die Strömung in die andere, bricht der Eispanzer auseinnander.

Schon der norwegischer Arktispioner Fridtjof Nansen wusste von dieser Drift und ließ sich 1893 mit seinem Holzsegler 'Fram' einfrieren. Nach zweieinhalb Jahren spuckte ihn das Abstell-Eis in der Nähe von Spitzbergen wieder aus. Nansen fürchtete jedoch die gewaltigen Kräfte des Packeises: Die Schollen hätten aufbrechen und mächtige Wasserkanäle bilden, sich aber auch zu meterhohen Eisgebilden verkeilen können. Sein Schiff wäre zermalmt worden.

Risse und Rinnen treten in manchen Jahren häufiger auf. Denn im Gegensatz zum Südpol, wo ein bis zi vier Kilometer mächtiger Eispanzer starr auf felsigem Grund liegt, bedecken den nördlichsten Zipfel der Erde über 4000 Meter Wasser. Im Arktischen Ozean gefriert mal mehr, mal weniger Oberflächenwasser. Im Sommer kann diese Fläche um mehr als eine Million Quadratkilometer variieren (siehe Grafik). So war es auch 1996, als Polarforscher Freitag über den Nordpol schipperte.

Hinter diesen natürlichen Schwankungen wollen einige Wissenschaftler nun einen Besorgnis erregenden Trend erkannt haben: Das nordpolare Meereis nehme - in seiner Fläche wie in seiner Dicke - rаpide ab.

Zu dieser Erkenntnis verhalf ihnen ein Erbe des Kalten Krieges. Damals hatten amerikanische U-Boote auf Patrouillenfahrten unter dem Polareis mit einem Sonar die Dicke gemessen. "Das war ein Routinevorgang, um im Notfall zu wissen, ob das Boot durch das Eis hätte durchbrechen können", erklärt Andrew Rothrock von der University of Washington in Seattle, dem die U. S. Navy die einst streng gehüteten Daten kürzlich zur Auswertung gegeben hat. Sein vorläufiges Ergebnis: Seit Ende der fünfziger Jahre ist die Arktische Meereisschicht im Schnitt um 1,3 Meter geschrumpft. Das entspricht einem Rückgang von 40 Prozent - oder 10 000 Kubikmetern Schmelzwasser pro Sekunde.

Zu einem ähnlichen Befund kam auch Ola Johannessen von der Universität im norwegischen Bergen. Der Geophysiker wertete Satellitendaten der letzten 20 Jahre aus. Einige dieser Flugkörper messen, wie viel kurzwelliges Licht von der weißen Meereisoberfläche zurückgestrahlt wird. Daraus läßt sich die Eisfläche errechnen. "Mehrjähriges Eis hat zwischen 1978 und 1998 um 14 Prozent abgenommen", konstatierte der Forscher Ende vergangenen Jahres in 'Science'.

"Was für die Bergleute einst der Kanarienvogel, ist die Arktis für Wissenschaft: ein Frühwarnsystem klimatischer Veränderungen", kommentierte das Wissenschaftsmagazin die Bedeutung dieser Studie. Doch über die Interpretation der vermeintlichen Alarmsignale tobt ein Gelehrtenstreit.

Haben die Propheten des Klimakollapses wirklich Recht? Wikt sich die von Treihausgasen wie Kohlendioxid aufgeheizte Atmosphäre besonders katastrophal an den Polen aus und läßt diese wie Butter in der Sonne zerfließen? Oder bewegt sich die Betriebstemperatur der Erde noch im Rahmen normaler Variation?

Klimamodellier wie Hartmut Graßl, Leiter des Hamburger Max-Planck-Instituts für Meteorologie, fühlen sich bestätigt: "Das ist ein wertvoller Mosaikstein in unseren Modellen." Die Erde heize sich kontinuierlich auf, bislang um 0,8 Grad Celsius. "Und die Eiskappe wird langsam verschwinden", prophezeit Graßl. Sein Kollege Stefan Rahmstorf, 40, Professor am Potsdam-Institut für Klimafolgenforschung, glaubt sogar, diesen für ihn 'spirituellen Verlust' noch selbst zu erleben.

Polarforscher wie Heinz Miller vom Bremerhavener AWI warnen hingegen vor "solch voreiligen Schlüssen". Das Polareis habe zwar tatsächlich in den letzten Jahrzehneten abgenommen. "Auch unsere Berechnungen legen das nahe." Miller schränkt aber ein: "Auf Grund natürlicher Prozesse könnte es genau so gut wieder zunehmen."

Für die Verkündung von Gewissheiten sei die Datenlage "noch viel zu dünn", schimpft Miller. So hat Andrew Rothrock bislang nur U-Boot-Messdaten aus wenigen Jahren und von einigen ausgesuchten Stellen analysiert, was der Forscher aus Seattle auch unumwunden zugibt: "In unseren Archiven schlummern noch 1000 Rollen, jede 24 Meter lang, mit handschriftlichen Aufzeichnungen aus den sechziger und siebziger Jahren - unmöglich, die alle in den Computer zu tippen." In den nächsten Monaten sollen die Papierbergen eingescannt werden.

Rothrock zögert folglich, aus seinen Daten einen Beweis für den beginnenden Klimawandel herauszulesen. Schuld an der Polarschmelze könnte auch ein altbekanntes Klimaphänomen über dem Nordpol sein: die so genannte Arktische Oszillation. Wie eine Wippschaukel läßt sie den Luftdruck in der Atmosphäre in die Höhe schießen oder abstürzen. "So pumpt sie mal mehr und mal weniger Wärme in die Arktis." Rothrock hält es für "gut möglich", dass die momentan extrem kräftige Oszillation wieder von selbst ins Lot kommt.

Ein Unsicherheitsfaktor haftet auch den Untersuchungen der norwegischen Wissenschaftler an: Die Satelliten halten Wasserpfützen auf den Eisschollen für Meerwasser. Das darunter liegende Eis erkennen sie nicht. Es fällt aus den Berechnungen deshalb heraus. Miller: "Wir brauchen einfach bessere Messverfahren."

AWI-Forscher entwickeln derzeit mit Hochdruck eine Messsonde, die von einem Hubschrauber über das Polareis geflogen werden soll und mit einem elektromagnetischen Verfahren die Eismächtigkeit bestimmt. "Auf diese Weise könnten wir auch große Gebiete verlässlich untersuchen", sagt Miller.

In drei Jahren soll die großräumige Vermessung des Polareises noch viel leichter möglich sein. Dann schießt die Esa, die Europäische Raumfahrt Organisation, den Forschungssatelliten 'Cryosat' ins All, der mit einem speziellen Radarsystem an Bord das gesamte Eisgebiet erfassen könnte. "Spätestens in fünf Jahren sind wir schlauer", hofft Miller.

Derweil spekulieren die Klimaforscher bereits, welche Folgen ein mögliches Schmelzen des Poleises haben würde. Lukrativer Nebeneffekt für die Schifffahrt, so Stefan Rahmstorf: "Die Nordpassage von Europa über die Arktis Richtung Asien wäre frei." Containerschiffe könnten eine Woche Fahrtzeit sparen. "Leiden würden aber die arktischen Tiere", fürchtet Rahmstorf. Der Eisbär werde ohne Eisschollen nicht mehr auf Beutejagd gehen, sondern sich "in den Mülltonnen arktischer Siedlungen bedienen". Schon in diesem Frühjahr starben im kanadischen Sankt-Lorenz-Golf Tausende Robbenbabys. Statt der üblichen Eisdecke, auf der die Robbenmütter ihre Babys gebären, gähnte eine große Fläche offenen Wassers.

Die mittelfristigen Folgen für das Klima seien ungleich bedeutender für die Menschheit, glaubt Max-Planck-Forscher Graßl. "Momentan reflektiert das eis noch 80 Prozent der einfallenden Sonnenstrahlen zurück ins All und reguliert die Erdtemperatur auf erträgliches Maß". Wäre das Eis weg, würde das Polarmeer 80 % der Lichtenergie schlucken und die Atmosphäre aufheizen.

Damit nicht denug. Durch die Erwärmung würde mehr Feuchtigkeit aufsteigen und zu stärkeren Niederschlägen auf der Nordhalbkugel führen. "Die Gletscher Norwegens und der Eispanzer Grönlands könnten dadurch wieder wachsen", mutmaßt Graßl - und wiederspricht damit der von vielen Klimapropheten verkündeten Tauzeit der grönlandischen Gletschereisdepots.

Das viele Frischwasser aus dem aufgetauten Nordpolareis, so befürchten amerikanische Wissenschaftler, könnte allerdings zugleich eine klimatische Kettenreaktion auslösen. Das leichtere Süßwasser würde demnach die nordatlantische Zirkulation zum Erliegen bringen - jenen riesigen Wärmemotor , der Europa mit warmem Wasser aus der heißen Äquatorialgegend versorgt. Klimamodellierer Rahmstorf, der als Erster diesen Vorgang am Computer simuliert hat, hält die Frischwassermenge aus dem Polarmeereis zum Auslösen einer solchen Katastrophe allerdings "für viel zu gering".

Der Streit zeigt, dass das Dickicht widersprüchlicher Klimamodelle kaum noch durchschaubar ist. Die Modelle drohen an den subtilenWechselwirkungen zwischen Luft, Land und Wasser zu scheitern. "Je mehr Daten", gesteht Modellierer Graßl, "desto komplexer die Probleme".

Weigehend einig sind sich die Forscher immerhin, dass der Anstieg des Meeresspiegels ein Horrormärchen bleiben wird. Abtaundes Meereis lässt den Wasserpegel nicht steigen - schließlich schwimmt es bereits im Ozean.

Der Weltuntergang fände allenfals statt, wenn das Festlandseis der Antarktis abschmelzen würde. Doch nach AWI-Modellen, "gegen die bislang noch kein Wissenschaftler protestiert hat" (Miller), würde abtauendes Eis der Arktis wiederum zu mehr Schneefall in der ohnehin viel kälteren südpolaren Antarktis (Durchschnittstemperatur minus 30 Grad) führen - mit der Folge, dass der südpolare Eispanzer sogar wächst.

Vielleicht hätte diese beruhigende Nachricht auch die Stimmung an Bord 'Jamal' etwas gehoben. Die Passagiere seien angesichts des vermeintlichen Treihauseffekts schon "ein wenig bedrückt gewesen", berichtet Touristin Schutt.

Bei Temperaturen um den Nullpunkt dümpelte der 75 000 PS starke Eisbrecher zu einer benachbarten Ausweichscholle. Der vermeintlich eingetretenen Klimakatastrophe zum Trotz feierte man in 'Titanik'-Manier. Schutt: "Erst gab es Sekt, dann Kaviarhäppchen".

Gerald Traufetter

Дрейфующий Северный полюс.

Исчезает ли ледниковый панцирь Арктики? Катастрофа окружающей среды уже началась? Сообщения о внезапной оттепели в стране вечного льда разожгли споры между учеными. Данные со спутника должны теперь объяснить, действительно ли ледниковая шапка полюса уменьшается или же, наоборот, увеличивается.

Она хотела обежать весь мир за 80 секунд, взявшись торжественно за руки с остальными и образовав тем самым круг. Но как ‘в воду канула’ попытка 34-летней Риты Шутт устроить хоровод вокруг Северного полюса.

Когда русский капитан пригласил жительницу Берлина вместе со ста остальными туристами, ищущими приключения, на мостик атомного ледокола «Ямал», она не поверила ‘собственным глазам'. 11 августа в 9:02 навигационная система показала точно 90° на север. "Однако там, где каждый нормальный человек ожидал увидеть толстый слой пакового льда, почти до самого горизонта простиралось ярко-синее море", - рассказывает экономист, которой брат подарил эту поездку стоимостью в 30 000 марок.

"Вы запомните это путешествие на всю жизнь!", - гласил туристический проспект. Однако же, как мягко сказано! Событие, потрясшее весь мир, ворвалось на первые страницы всех газет от «Нью-Йорк Таймс» («NewYorkTimes») до «Бильд» («Bild») (статья "Северный Полюс исчезает?"). Так как на борту также оказался профессор Гарвардского университета Джеймс Маккарти, он оказал со своей стороны научную поддержку. Американский океанограф тут же сообщил своей стране роковую весть о таянии ледниковой шапки: "Для нас глобальное потепление климата стало вдруг вполне очевидным".

В придачу Маккарти послал фотографию с изображением, которое полностью не соответствует нашему четкому представлению о Северном полюсе как о Стране Вечного Льда. На снимке запечатлена весенняя оттепель, которая, должна была произвести шок на миллионы американских детишек. Они до сих пор верят, что Санта Клаус приезжает к ним в санях на оленьей упряжке с Северного Полюса.

Вдруг суета по спасению изменяющегося климата стала актуальной. Сначала климатолог из Гамбурга Можиб Латиф незамедлительно потребовал ‘как можно быстрее сделать что-нибудь против парникового эффекта’. Потом генеральный секретарь Германского союза по защите природы Михаель Рёшьайзен призвал немедленно покончить с ‘расточительством ресурсов’. А заместитель председателя фракции СДПГ Михаель Мюллер пообещал, наконец, ‘сделать все, чтобы сократить выброс диоксида-углевода в атмосферу’.

Существует одна якобы очевидная аксиома. Уже 50 миллионов лет, как довольно громко говорилось в сообщениях, на северной точке планеты не было замечено ни единой лужицы.

Но именно это утверждение удалось рассеять как миф исследователям полюса. Гляциолог Йоханнес Фрайтаг из Бремергавенского института исследования Арктики и океана имени Альфреда Вегенера (БИИ) еще четыре года назад воочию видел на полюсе незамерзающие лунки. Летом 1996 года он плыл на шведском ледоколе «Оден» на Северный полюс, как вдруг ‘на льду появились особенно большие трещины’. В том месте, где было около 90° северной широты все больше и больше брешей зияло на ледовой поверхности. Фрайтаг отметил: ‘На льдинах мерцали лазурно-голубые лужицы’.

Для полярного исследователя такое зрелище природы является вполне объяснимым. Морской лед Северного полюса находится в постоянном движении. Он дрейфует, начиная с области его образования в морях недалеко от Сибири, дальше переходит в ледяной покров Арктики и потом постепенно тает где-то между Шпицбергеном и Гренландией. “Чтобы совершить такой путь льду требуется около трех лет”, - объясняет Фрайтаг. Если направление ветра не соответствует направлению течения, то ледниковый панцирь разрывается.

Еще в 1893 году один их первых исследователей Арктики норвежец Фритьоф Нансен знал об этом дрейфе, когда специально позволил своему кораблю «Фрам» примерзнуть к паковому льду. Через 2,5 года дрейфующий лед «выбросил» его вновь недалеко от Шпицбергена. Нансен, однако, опасался могучей силы пакового льда. Льдины могли бы разорваться и образовать огромные водяные каналы, а также заклиниться в ледяные образования высотой в метр. Его корабль мог просто разлететься на щепки.

Трещины и ложбины встречаются в течение многих лет все чаще и чаще. По сравнению с Южным полюсом, где огромный материковый лед, толщиной от одного до четырех километров, неподвижно лежит на скалистой почве, самую северную точку Земли покрывает около 4000 метров воды. На поверхности Северо-Ледовитого океана замерзает то больше, то меньше воды. Летом площадь этой поверхности может составлять более 1млн км² (см. график). Так было в 1996 году, когда исследователь Фрайтаг «рассекал» лед Северного полюса.

Учитывая эти естественные колебания температуры, некоторые ученые выделяют тенденцию, которая, по их мнению, якобы является поводом для беспокойства: морской лед Северного полюса стремительно уменьшается в своих размерах, как по площади, так и в толщину.

Прийти к такому выводу им помогло наследие холодной войны. Тогда американские подводные лодки патрулировали под полярным льдом, измеряя глубину гидролокатором. “Это был обычный процесс, чтобы узнать, сможет ли подлодка в случае опасности проломить лед и подняться на поверхность”, - рассказывает Эндрю Ротрок из Университета Вашингтона в Сиэтле, которому Военно-морские силы США передали недавно на обработку некогда засекреченные данные. Его предварительный вывод: с конца 50-х годов слой морского льда в Арктике уменьшился в среднем на 1,3 метра. Это соответствует сокращению ледяного покрова на 40 % или 10 000 м³ талой воды в секунду.

К подобному заключению пришел Ола Йоханнесен из Университета в норвежском городе Берген. Геофизик произвел анализ данных, полученных со спутника за последние 20 лет. Некоторые из них фиксируют количество световых волн, отражаемых белоснежной поверхностью Арктики. Таким образом, можно произвести исчисления всей ледовой поверхности. “В период с 1978 года вплоть до 1998 многолетний лед уменьшился на 14 %”, - так констатировал исследователь ситуацию на конец прошлого года в журнале «Сайенс» («Science»).

“Как когда-то канарейка для горняков, так и Арктика для науки, является система раннего оповещения о климатических изменениях,” - так научный журнал прокоментировал значение этого исследования. Однако именно о такой интерпретации мнимой тревоги разжегся спор между учеными.

Действительно ли правы предсказатели нарушения климата? Действительно ли атмосфера, нагретая смогом, состоящего в основном из диоксида углевода, оказывает катастрофическое влияние на полюс и тем самым как бы заставляет таять его как масло на солнце? Или же, все-таки, рабочая температура Земли колеблется в пределах нормальной амплитуды?

Специалисты, занимающиеся моделированием климата такие как, Гельмут Грассл, руководитель Гамбургского Метеорологического Института имени Макса Планка, убеждают нас в том, что ‘это очень ценный элемент мозаики в наших климатических моделях’. Наша планета постепенно нагревается, на данный момент на 0,8 ºС. ‘И ледниковая шапка постепенно исчезнет’, - предсказывает Грассл. Его коллега 40-летний Штефан Рамшторф, профессор из Потсдамского института изучения последствий климатических нарушений верит даже, что сам сможет дожить до такой для него ‘духовной утраты’.

А такие исследователи Полюса, как Гейнц Миллер из БИИ, наоборот, предостерегают нас от ‘столь поспешных заключений’. За последние десятилетия полярный лед и вправду уменьшился. "Наши вычисления тоже указывают на это”. Но Миллер разграничивает эти мнения: “На основании естественных процессов лед мог бы также прекрасно увеличиться”.

Для обнародования достоверных фактов наличие данных является еще ‘слишком скудным’, не доволен Миллер. Так, Эндрю Ротрок до сих пор анализировал результаты измерения разных лет, получаемых с подлодок, а также данные о наличии полыней на поверхности. С этим фактом вполне откровенно может согласиться исследователь из Сиэтла: “В наших архивах спокойно лежат еще 1000 рулонов, каждый по 24 метра в длину с написанными от руки записями 60-х и 70-х годов. Просто невероятно! Всю эту информацию нужно теперь набрать на компьютере”. В ближайшее время эти горы бумаг будут отсканированы.

Поэтому Ротрок пока не решается искать в своих данных доказательство тому, что изменение климата уже началось. Причиной полярного потепления мог бы быть также давно известный природный феномен, так называемая ‘арктическая осцилляция’. Она подобно качелям заставляет атмосферное давление подниматься высоко в воздушные массы или же, наоборот, опускаться. “Таким образом, осцилляция как бы всасывает в атмосферу Арктики то больше, то меньше тепла”. Ротрок считает ‘вполне возможным’, что существующая на данный момент экстремально сильная осцилляция вскоре сама по себе придет в норму.

А исследования норвежских ученых окутаны некой неопределенностью. Дело в том, что спутники принимают обыкновенные лужи на льдинах за океан. Они не распознают находящийся под ними лед, поэтому он просто не фиксируется в исчислениях. “Нам попросту нужна новая методика измерений”, - считает Мюллер.

Специалисты БИИ вместе с Хохдруком разрабатывают на данный момент измерительный зонд, который на борту вертолета пролетит над Северным полюсом и с помощью специальной электромагнитной технологией определит мощность льда. “Таким образом, мы бы смогли надежно исследовать и большие территории”, - говорит Миллер.

Бытует мнение, что через 3 года крупномасштабное измерение полярного льда станет значительнее легче. Тогда Европейская Организация по изучению и освоению Космического пространства запустит на орбиту исследовательский спутник «Криосат», который с помощью специальной радарной системы на борту сможет охватить всю ледовую поверхность. “Самое позднее через 5 лет мы будем намного лучше разбираться в этом”, - надеется Миллер.

В это время исследователи климата уже рассуждают о том, какими могут быть последствия в случае, если полярный лед, все-таки, растает. По мнению Штефана Рамшторфа этот побочный эффект может стать вполне выгодным для судоходства: “Тогда бы северный проход через Арктику из Европы в Азию стал бы свободным”. Контейнерные судна смогли бы сэкономить целую неделю поездки. “Но пострадали бы тогда животные Арктики”, - опасается Рамшторф. “Без льдин белый медведь не смог бы ходить на охоту. Ему пришлось бы довольствоваться мусорными кучами поселений Арктики”. Уже этой весной в канадском городе Санкт-Лоренц-Гольфе умерло много тысяч тюленят. Здесь вместо ледяного покрова, где тюлени-мамы обычно рожают своих детенышей, зияет открытое синее море.

Среднесрочные последствия изменения климата имеют различное значение для человечества, считает исследователь Грассл из института Макса Планка. "В настоящее время ледяной покров отражает обратно в космос 80 % падающих солнечных лучей и тем самым еще в норме регулирует температуру Земли. Если ледниковый покров исчезнет, то океан поглотит все 80 % солнечной энергии, что приведет к нагреванию атмосферы.

Но это еще не все. Из-за резкого потепления в атмосферу поднимется больше влаги, результатом чего станет выпад большого количества осадков на северном полушарии. “Благодаря этому ледники Норвегии и ледниковый панцирь Гренландии смогут опять нарасти”, - предполагает Грассл и противоречит тем самым многим климатическим предсказателям, предвещавшим таяние гренландских ледниковых залежей.

Однако американские ученые опасаются, что слишком большое количество пресной воды, образовавшейся в результате таяния льда, может вызвать климатическую цепную реакцию. Таким образом, более легкая по весу пресная вода просто парализует североатлантическую циркуляцию, которая подобно огромному природному двигателю обеспечивает Европу теплыми течениями из экваториальной зоны. Но климатолог Рамшторф, первым смоделировавший такой подход на компьютере, считает, что для того, чтобы такая катастрофа имела место быть, количество пресной воды из полярных ледников окажется ‘просто ничтожным’.

Разногласия показывают, что “заросли” противоречивых климатических моделей густы и непроходимы. Они грозятся разрушить сложное взаимодействие между воздухом, землей и водой. “Чем больше данных, - признается климатолог Грассл, - тем сложнее решение проблем”.

Тем не менее, исследователи вполне единодушно считают, что подъем уровня моря так и останется страшной сказкой. Расстаивший ледник не позволит подняться уровню воды, в конце концов, он просто растворится в океане.

Предположим, конца света, все-таки, не избежать, тогда это могло бы произойти лишь в том случае, если бы начал таять материковый лед Антарктиды. Но согласно версии БИИ, против которой, кстати, еще ни один ученый не выступил (подчеркивает Миллер), таяние льда в Арктике может, наоборот, вызвать обильный снегопад на и так более холодной Антарктиде (средняя температура ¾ 30 °С). В результате чего, южно-полярный ледниковый панцирь может даже увеличиться.

Возможно, такая успокаивающая новость подняла бы настроение на борту «Ямала». Ведь пассажиры ‘были немного удручены’ фактом существования предполагаемого парникового эффекта, говорит туристка Шутт.

При температуре около 0 °С громадный ледокол мощностью в 75000 лошадиных сил практически задел проплывающий мимо и уступающий ему дорогу огромный айсберг. Вопреки чуть было не случившейся экологической катастрофе, на борту устроили праздник ‘а ля’ «Титаник». Шутт рассказывает: “Сначала было шампанское, потом в ход пошли бутерброды с икрой!”

Геральд Трауфеттер.

ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ КОММЕНТА Р ИЙ.

Статья “DerschwimendeNordpol” была опубликована в журнале “DerSpiegel” и полностью выдержана в стиле, присущем этому журналу. В ней обсуждается одна из самых серьезных и актуальных на сегодняшний день проблем – глобальное потепление климата.

Структура текста, присутствие соответствующих КРФ и наличие основных функций научного изложения (разъяснения) и публицистики (популяризация) указывает на то, что ее можно отнести к научно-публицистическому стилю и, что мы имеем дело с научно-популярной статьей. Наличие в статье специальных терминов из области географии, биологии, физики и техники также говорит нам об этом.

Адресатом данной статьи является, прежде всего, читатель-неспециалист, т.е. она рассчитана на массового читателя. И так как адресатом является неспециалист, то главная функция текста – популярное изложение (разъяснение) научного знания. Текст написан в речевом жанре “журнальная научно-популярная статья” (на экологическую тему). В научно-популярном журнале автор статьи не претендует на глубокое и полное рассмотрение проблемы. Совмещение в этой статье информирующей и воздействующей функций позволяет ему не только информировать, но и заинтересовать читателя.

Уже в названии статьи «DerschwimendeNordpol» мы можем уловить тональность текста. Ведь заголовок должен заинтересовать и настроить читателя, дать “разбег” для восприятия информации, обладающей глобальной актуальностью, а в других случаях и определить его отношение к информации. Поэтому большая роль отводится экспрессивным средствам, которые достаточно разнообразны для того, чтобы в целом противостоять, образно говоря, постоянной готовности штампа перейти в наступление.

Заголовок (и далее подзаголовок) “Дрейфующий Северный полюс” выполняет одновременно информационную и экспрессивно-аппелятивную функцию. Экспрессивно-аппелятивная функция заголовка служит для того, чтобы установить контакт с читателем, т.е. дать ему стимул для мыслительной деятельности, направить ход его мысли в последующем изложении. Название статьи “Дрейфующий Северный полюс” – это уже своего рода нонсенс, поэтому уже сразу понятна нереальность данного феномена, ведь всем известно, что в Арктике всегда холодно и там лежит вечный лед. Однако, прочитав подзаголовок, в котором находится основная информация, читатель начинает сомневаться в своих знаниях.

Анализируемая научно-популярная статья состоит из трех композиционных звеньев: введения, основной части и резюмированного заключения. В подзаголовке содержится главная информация. Он вводит нас в общий курс дела, т.е. говорит, о чем пойдет речь в остальной части. Поэтому его можно отнести к введению.

Функциональное содержание (подзаголовка) введения определяется постановкой проблемы. Реализуется это звено с помощью композиционно-речевой формы “оценочное констатирующее сообщение” с элементами “рассуждения”. Об этом нам говорит наличие вопросов с самого начала, ср.: “VerschwindetderarktischeEispanzer?…,“…HatdieKlimakatastropheschonbegonnen? ”.

В тексте помимо основной информации прослеживается и второстепенная информация. Она служит для неспециалиста фоном для облегчения (упрощения) понимания, т.е. служит целям популяризации. Второстепенную информацию в данной статье составляет рассказ о туристах. Автор не просто констатирует научное знание, но и пропагандирует его. Как известно, прагматическую функцию научного стиля составляет “понимание”. Поэтому в статье второстепенную информацию составляют немного отвлеченные факты, которые не констатируют общую тему, а как бы добавляют и привносят в нее некую отвлеченность, чтобы совсем не загружать читателя научными знаниями. Например, рассказы Риты Шутт о поездке на Северный полюс, ее впечатления о чуть было не случившемся столкновении с проплывающем мимо айсбергом…. Сама статья вообще начинается с рассказа об экономисте Шутт, ее слов, эмоций. Это заинтересовывает читателя, однако потом автор переходит непосредственно к самой проблеме. В этом и состоит суть научно-популярной статьи – популяризация научных знаний.

Архитектонико-речевая форма статьи является монологической, но внутренне диалогизированной. Автор использует элементы интервью с различными учеными, представляющих собой монологические тексты (в прямой или косвенной речи), имитирующие непосредственное общение с целью оживления изложения содержания, придания ему публицистического звучания.

В данной статье реализуется также экспрессивная тональность. В таком изложении ощущается личность пишущего. Хотя автор прямо не высказывает своего мнения по данной проблеме, позиция его нам вполне ясна. Приведемпримеры: …”Plötzlich schien Eile zur Rettung des kippenden Klimas geboten…“, или “…Doch über die Interpretation der vermeintlichen Alarmsignale tobt ein Gelehrtenstreit…”, или “…Weitgehend einig sind sich die Forscher immerhin, dass der Anstieg des Meeresspiegels ein Horrormärchen bleiben wird…”. Хотя автор в то же время не исключает возможности полного таяния ледников Арктики. Он приводит в статье большое количество мнений и версий различных ученых, специалистов и одновременно простых людей, которым посчастливилось видеть этот феномен воочию. То есть автор рассматривает проблему с разных позиций, стараясь быть оптимально объективным, представляя как можно полную информацию. Это дает читателю возможность самому оценить ситуацию, сформировать свою точку зрения по данному вопросу.

Внешняя композиция данного произведения немного сложна. Ведь статья начинается с рассказа о группе туристов, путешествовавших по Северному полюсу. На протяжении всей статьи фрагменты этого рассказа все еще прослеживаются. И даже заканчивается она все тем же рассказом. Однако основная мысль, основное информационное значение статьи как бы сопровождает этот рассказ и развивается уже внутри его. И читатель, увлекаясь рассказом о туристах, одновременно получает научное знание.

В основной части этой научно-популярной статьи, которая является вторичным документом, обнаруживаются композиционо-речевые формы преимущественно констатирующе-разъясняющего характера.

Переход к основной части маркирован переходом от эмоционально-оценочной тональности к рассуждающей речи, в которой на первый план выходят аргументы, ср.: “…Schonseit 50 MillionenJahrenseikeinePfützemehramoberenEndeanzutreffengewesen.” (аргументированное утверждение). Далее идет блок утвердительных предложений реализованных КРФ “оценочная констатация”, которая затем переходит в комментарий с оценочным резюмированием, ср.: “GenaudieseBehauptungaberwirdvonPolarforschernalsMythosentlarvt (комментарий-констатация)”.”GlaziologeJohannesFreitaghatgeradeerstvorvierJahrenselbstschoneineeisfreiePolgegendgesehen. FürPolarforscheristdasNaturschauspeilleichterklärbar (оценочное резюмирование). Далее изложение строится в форме информирующего рассуждения, которое завершается оценочным констатированием. “Es driftet von seinen Entstehungsgebieten in den Meeren vor Sibirien über die Polkappe, bis es zwischen Spitzbergen und Grönland schmilzt. “Für diese Reise braucht das Eis rund drei Jahre”, erläutert Freitag. Zerrt der Wind dabei in die eine Richtung und die Strömung in die andere, bricht der Eispanzer auseinander.

Затем композиционно-речевая форма “оценочная констатация” переходит в КРФ “оценочно-констатирующее рассуждение”, зачином которой является следующее предложение: “HabendieProphetendesKlimakollapseswirklichRecht?”. Последующее информирующее рассуждение состоит из блоков предложений оценочно-констатирующего характера, которые представляют чередование разных точек зрения. “Klimamodellier wie Hartmut Graßl fühlen sich bestätigt: ‘Die Erde heizt sich kontinuierlich auf, bislang um 0,8 Grad Celsius. Und die Eiskappe wird langsam verschwinden’, prophezeit Graßl”. “Polarforscher wie Heinz Miller vom Bremerhavener AWI warnen hingegen vor ’solch voreiligen Schlüssen”. Das Polareis habe zwar tatsächlich in den letzten Jahrzehnten abgenommen. Aber auf Grund natürlicher Prozesse könnte es genau so gut wieder zunehmen (эксплицитнаяоценка).

Далее идет ряд эмоционально наполненных предложений, содержащих оценки-иллюстрации, цель которых – внушить читателю всю трагичность явления. “Der Eisbär werde ohne Eisschollen nicht mehr auf Beutejagd gehen, sondern sich in den Mülltonnen arktischer Siedlungen bedienen. Schon in diesem Frühjahr starben im kanadischen Sankt-Lorenz-Golf Tausende Robbenbabys. Statt der üblichen Eisdecke, auf der die Robbenmütter ihre Babys gebären, gähnte eine grosse Fläche offenen Wassers.”

Затем изложение опять отражает оценочно-констатирующий характер, и здесь теперь чередуются уже различные версии последствий потепления климата. “Das viele Frischwasser aus dem aufgetauten Nordpolareis, so befürchten amerikanische Wissenschaftler, könnte allerdings zugleich eine klimatische Kettenreaktion auslösen (комментарий-констатация). “Durch die Erwärmung würde mehr Feuchtigkeit aufsteigen und zu stärkeren Niederschlägen auf der Nordhalbkugel führen. Die Gletscher Norwegens und der Eispanzer Grönlands könnten dadurch wieder wachsen, mutmasst Grassl – und widerspricht damit der von vielen Klimapropheten verkündeten Tauzeit der grönlandischen Gletschereisdepots. В этой части присутствуют элементы жанра «полемический диспут», так как автор приводит здесь различные точки зрения разных ученых тем самым, образовав полемическое рассуждение. Полемика в диспуте носит аналитический/аргументирующий характер, что определяется ее основными функциями: разъясняющей, доказывающей, интерпретирующей, оценивающей. Причем полемика в данном фрагменте поставлена так, что автор не просто констатирует факты, а как будто учитывает все возможные возражения и вопросы читателя. В содержательном и структурном планах композиционно-речевая форма «оценочно-констатирующее рассуждение» строится таким образом, что ощущается его диалогическая основа.[13] Вся полемика заканчивается предложением, которое заканчивает основную часть и характеризует резюмирование с эксплицитной оценкой, ср.: «DerStreitzeigt, dassdasDickichtwidersprüchlicherKlimamodellekaumnochdurchschaubarist. И тем самым автор подводит читателя к логическому завершению, заключительной части.

Следующий фрагмент построен как резюмированное рассуждение с элементами эксплицитной оценки, что невольно подводит читателя к правильному восприятию резюмирующей информации в заключительной части статьи, ср.: «WeitgehendsindsichdieForscherimmerhin, dassderAnstiegdesMeeresspiegelseinHorrormärchenbleibenwird. Abtaundes Meereis lässt den Wasserpegel nicht steigen – schliesslich schwimmt es bereits im Ozean. Der Weltuntergang fände allenfals statt, wenn das Festlandseis der Antarktis abschmelzen würde. Doch nach AWI-Modellen würde abtauendes Eis der Arktis wiederum zu mehr Schneefall in der ohnehin viel kälteren südpolaren Antarktis führen – mit der Folge, dass der südpolare Eispanzer sogar wächst.

Заключительный фрагмент может рассматриваться как часть экспликации и выполняет суммирующую функцию, которая оформляется с помощью композиционно-речевой формы «оценочное констатирующее сообщение». Суммирование носит экспрессивный характер, что полностью отвечает целям популяризации, ср.: «BeiTemperaturenumdenNullpunktdümpelteder 75000 PSstarkeEisbrecherzueinerbenachbartenAusweichscholle. Der vermeintlich eingetretenen Klimakatastrophe zum Trotz feierte man in ‘Titanik-Manier’. Schutt: “Erst gab es Sekt, dann Kaviarhäppchen”. Такнепринужденноавторзаканчиваетстатью. Как будто успокаивая читателя, не давая ему «загружаться» данной проблемой.

Так как способ изложения в анализируемой статье – популярный, т.е. упрощенный, рассчитанный на неспециалиста, определим средства популяризации.

В статье присутствуют специальные термины из области географии, биологии, физики и техники.

Так как о проблеме изменения климата в средствах массовой информации стали говорить совсем недавно, то появление новых терминов на эту тему является вполне естественным. Многие из них не зафиксированы еще даже в словарях. Это такие слова, как: dieKlimakatastrophe - катастрофа окружающей среды, dieglobaleKlimaerwärmung (очень актуальный термин) – глобальное потепление климата, derKlimakollaps (причем 'kollaps' – медицинский термин) – разрушение климата, derKlimawandel – изменение климата и др. Как видно, в немецком варианте все сложные слова начинаются с определяющего компонента 'Klima', но не всегда переводятся как 'климат', иногда как 'окружающая среда' или даже 'экология'. В тексте есть также и другие термины, например, из области физики, которые давно нам знакомы, но из-за возникновения такого климатического явления стали актуальными и частоупотребительными. Это простые термины-существительные dasSchmelzwasser – талая вода, derTreibhauseffekt - парниковый эффект, dieTreibhausgasen - смог, dieArktischeOszillation – (арктическая) осцилляция, dieBetriebstemperatur - рабочая температура Земли, dieKettenreaktion - цепная реакция, derLuftdruck - атмосферное давление и другие. А также из области техники: dasNavigationssystem – навигационная система, derSonar – гидролокатор, dieMessesonde - измерительный зонд, dasRadarsystem - радарная система, сокращенные термины – 75000 PS – 75 000 лошадиных сил и другие. Термины-прилагательные - daselektromagnetischeVerfahren.

Появляются речевые компоненты, предназначенные для того, чтобы дать эмоциональную разрядку адресату, стимулировать его интерес, например:

- усилительные частицы, наречия: genau -именно, sogar - даже, besonders (gross) - особенно, zwartatsächlich - и вправду;

- разного рода суперлативы: extremkräftigeOszillation - экстремально сильная осцилляция;

- вводные слова и словосочетания: jedoch - однако, übrigens - кстати, nachGrassl - по мнению Грассла, модальная конструкция с sollen как передача чужих слов - IndreiJahrensolldiegrossräumigeVermessungdesPolareisesnochvielleichtersein. - Бытует мнение, что через три года крупномасштабное измерение полярного льда станет значительно легче;

- наличие образной лексики: derschwimendeNordpol - дрейфующий полюс (метафора);

-конструкции экспрессивного синтаксиса:

параллелизмы - erstens, zweitens;

повторы - Klimamodelle, Klimaprophezeiung, Klimapropheten

К главным признакам научного стиля в анализируемой научно-популярной статье можно отнести: ведущую функцию - констатирующее сообщение/объяснение, ср.: AufverschiedeneGründe; Erstens... Zweitens...;

максимальную плотность, точность изложения, ср.: цифровые данные - 90 GradNord, 4000 MeterWasser, 40 Prozent - oder 10 000 KubikmeternproSecunde, 0,8 GradCelsius;

объективность изложения, доказательность, ср.: ZumBeispiel, dasheisst...;

узкие и общенаучные термины, о которых упоминалось ранее.

В научно-популярной статье термин может не дефинироваться, а частично раскрываться при помощи конкретизированного описания с метафорическим переносом, ср.: DerschwimendeNordpol - Дрейфующий Северный полюс, вместо, допустим, "дрейфующий арктический лед" или "лед находится в движении".

В основном, перевод вышеперечисленных терминов не вызвал трудностей, а вот над следующими пришлось поработать. Аббревиатура 'AWI' в тексте является сокращением от Alfred-Wegener-InstitutfürPolar- undMeeresforschunginBremerhaven. Далее используется только краткая форма, например, 'AWI-Forscher' или "PolarforscherwieHeinzMillervomBremerhavenerAWI…". Поэтому у нас появилось много вариантов перевода: БАВИ - как Бремергавенский им. Альфреда Вегенера Институт, БИАВ - как Бремергавенский Институт им. Альфреда Вегенера, или даже методом транслитерации АВИ, что тоже можно расшифровать как Альфреда Вегенера Институт, но это не очень приемлемо для русского языка. Поэтому мы остановились на варианте БИИ - как Бремергавенский Исследовательский Институт, что намного лучше звучит по-русски. Причем существует похожая и известная всем аббревиатура НИИ (научно-исследовательский институт). К последнему варианту также можно добавить приставку ' им. Альфреда Вегенера', но для краткости мы этого не делаем, тем более, что в начале было написано полное название института.

Также вызвал трудности перевод слова 'dasKlimamodell/derKlimamodellierer'. Разберем слово на составные части: 'Klima' - климат, окружающая среда, иногда экология. 'Modellierer' - тот, кто моделирует, создает модели, другими словами 'модельер'. То есть, если скомпоновать эти два понятия, то звучать это будет примерно так: 'модельер климата' или 'климатический модельер'. Но, как видно, обычному русскому читателю деятельность такой профессии не совсем понятна. Но вполне очевидно, что модельер - это человек, создающий модели, и не обязательно костюмов. Ведь авиамодельер тоже создает модели, а девушка, демонстрирующая платье на подиуме, тоже модель. Но в данном случае речь идет о разных моделях климата, которые по разнообразным мнениям ученых будут царить в будущем на Земле. И, так как в русском языке нет еще эквивалента слову 'Klimamodellierer', то мы остановились на следующем варианте: dasKlimamodell - климатическая модель и derKlimamodellierer - специалист, занимающийся моделированием климата.

Немецкий язык обладает способностью к словосложению, когда в новом слове соединяются несколько (обычно два) простых производных или сложных основ, образуя при этом новое понятие. При этом возникают длинные слова. Существуют два способа связи между компонентами слова - это слитно и через дефис.[14] Так и в тексте возникли сложности при переводе сложного слова 'Abstell-Eis'. Если мы заглянем в словарь и посмотрим значение слова 'Abstell', а точнее глагола 'abstellen', то увидим: abstellen - 1) ставить [опускать] на землю; 2) переставлять в сторону [на другое место]; 3) ставить на хранение. Вот основные значения глагола, от которого было образовано отглаголенное существительное 'Abstell'. Как видно, все эти варианты значения подошли бы к переводу 'dasAbstell-Eis'. Это может быть и ледник с вмерзшим в него кораблем и вследствие длительного дрейфа доставивший его до материка. То есть, если дословно 'просто поставил корабль на землю'. Это может быть и ледник, доставивший корабль из одной точки в другую. А также ледник, хранивший так долго 'в себе' целый корабль. Следовательно, как мы видим, каждый из этих вариантов мог бы быть верным. Но, если взять слово 'дрейфующий', то оно прекрасно подходит к слову 'ледник' и соответствует всем трем значениям: не конкретизирует их, а, наоборот, нейтрализует. Поэтому наш выбор пал на такой нейтральный вариант перевода.

Анализируя общий вид статьи можно сделать вывод, что эта духовная пища, приготовленная в основном из самой проблемы и разнообразия точек зрения, разбавленная небольшой порцией исторических фактов и приправленная эмоциональностью заставляет читателя проглотить все это, облизав пальчики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе анализа статьи, относящейся к научно – популярному функциональному стилю, можно сказать, что язык научного текста значительно отличается от языка других стилей речи. Основная причина в том, что цель научного изложения - воздействие на ум, а не на чувства читателя, и сообщение информации в объективном описании.

Рассматривая взятую статью с точки зрения ее соответствия либо несоответствия общим закономерностям, выясняется, что статья является “правильной”, т.е. ее название соответствует заголовку; характерна завершенность по отношению к названию и наличие сверхфразовых единств, объединенных логическим типом связи (что является специфической чертой научного стиля речи).

В данной работе рассматривался речевой жанр «журнальная научно-популярная статья», который является комплексным функциональным образованием. Комплексный характер этого речевого жанра определяется синтезированным информационно-аналитическим типом текста, к которому он принадлежит, и синтезированными условиями функционирования данного речевого жанра, под которыми подразумеваются взаимодействующие газетно-публицистический и научный функциональные стили.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что результаты анализа функционирования научно-публицистического стиля, описание особенностей функционирования речевого жанра «научно-популярная статья», выявление способов и закономерностей реализации данного жанра в научной публицистике, основанные на анализе конкретного языкового материала; вносят вклад в стилистику текста, а также теорию и методику перевода.

Практическое значение дипломного исследования состоит в использовании его выводов и лингвистического материала в процессе профессионального перевода научной публицистики, а в данном случае научно-популярной статьи, с немецкого языка на русский. Выводы исследования могут также послужить при написании курсовых и дипломных работ.

Выводы исследования заключаются в том, что при изучении и анализе функционирования речевого жанра «научно-популярная статья» были выявлены следующие характерные особенности:

Научно-популярное изложение представляет собой простое и ясное изложение научных знаний;

Ориентированность научно-популярной статьи на такие коммуникативные цели, как анализ и объяснение научных проблем, обуславливают отнесение данного речевого жанра к аналитическому типу текста;

Анализ и перевод статьи не может быть выполнен идеально без учета специфики журнала как канала связи между автором статьи и ее читателем;

Данному речевому жанру присущи частные целеустановки и соответствующие им композиционные звенья, реализующие данные целеустановки;

Словарь научной литературы делится условно на три пласта: общелитературную, общенаучную и специальную (терминологическую) лексику.

Самый обширный слой лексики - общелитературный и межстилевой.

Анализ статьи показал, что в ее основе лежат общенаучные и специальные термины. Большую группу составляют термины (простые, сложные термины, терминологические сочетания) и заимствования английского происхождения.

Научно-популярный текст допускает использование некоторых элементов разговорной речи в качестве вспомогательного средства. Этот материал отбирается, трансформируется и организуется в соответствии с жанровыми особенностями и функциональными задачами.

Таким образом, рассмотрение общих параметров взятой статьи дает основание утверждать, что она представляет собой завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по модели одной из форм сообщения, существующих в стиле научно - популярной прозы.

Выводы работы могут послужить основой для дальнейших исследований в области жанровой специфики журнальных текстов и их прагматической типологизации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

Васильева А. Н.

Газетно-публицистический стиль. Курс лекций по стилистике русского языка для филологов. – М.: Русский язык, 1982, 198 с.

Язык и культура. Материалы конференции «Бельгия – Нидерланды – Россия» (второй выпуск) : М., Наука 1999. – 400 с.

Латышев Л. К., Провоторов В. И. Структура и содержание подготовки переводчиков в языковом ВУЗе: Учебно-методическое пособие. – Курск: Издательство РОСИ, 1999 – 136 с.

Брандес М. П., Провоторов В. И. Предпереводческий анализ текста (для институтов и факультетов иностранных языков): Учебное пособие. – 2-е издание, исправленное и дополнительное. – Курск: Издательство РОСИ, 1999 – 224 с.

Провоторов В. И. Очерки по жанровой стилистике текста (на материале немецкого языка). – Курск: Издательство РОСИ, 2001 – 140с.

Борисова Л. И. Лексические проблемы научно-технического перевода. – Диссертация в виде научного доклада. – М., 1995 – 45 с.

Сазонов М. Г. Лингвотекстовые особенности научного изложения в газетной публицистике (на материале немецких газетных научно-проблемных статей) Автореферат диссертации., М., 1990 – 24 с.

Мильченко Н. А. Лингвостилистическая характеристика способа повествования в детской художественной литературе (на материале современной повести для детей Германии) Автореферат диссертации., Киев 1988 – 24 с.

Баглицкая Д. Лингвостилистическая характеристика специальной лексики в общеупотребительном словаре (на материале немецкого языка) Автореферат диссертации.: М 1976 – 32 с.

Кожина М. Н. О специфике художественной и научной речи в аспекте функциональной стилистики. – Пермь, 1966 – 211 с.

Степанова М. Д. Словообразование современного немецкого языка, М 1953

Степанова М. Д., Фляйшер В. Теоретические основы словообразования в немецком языке, М: Высшая школа ; 1984 – 200 с.

Перевод и межкультурная коммуникация (материалы международной конференции 15-16 ноября 2001, г. Курск) – 100 с.

Ученова В. В. Гносеологические проблемы публицистики. – М.: Издательство Московского университета, 1971 – 200 с.

Медведева С. Ю. Категории выделения публицистических текстов // Проблемы типологии текстов : Сборник научно-аналитических обзоров. – М.: ИНИОН, 1984 – 250 с.

Лингвистика и межкультурная коммуникация. Перевод. (Сборник научных трудов) Курск : РОСИ, 1997.

Ученые записки РОСИ. Серия : Лингвистика. Межкультурная коммуникация. Перевод. – Выпуск 2 – Курск : РОСИ, 1999.

Ученые записки РОСИ. Серия : Лингвистика. Межкультурная коммуникация. Перевод. Выпуск 3 – Курск : РОСИ, 1999.

Латышев Л. К. Технология перевода. Учебное пособие по подготовке переводчиков (с немецким языком) – М : НВИ – ТЕЗАУРУС, 2000.

Бурляй С.А. Сборник научных трудов. МГПИИЯ им. М. Тереза Выпуск 82 М. 1974

Винье Ж., Мартэн А. Язык французской технической литературы. М. Высшая школа 1981

Каманадзе Л.А. О взаимодействии терминологической лексики с общеупотребительной АКД. М. 1966

Научно – техническая революция и функционирование языков мира М. Наука 1977

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования М. Наука 1981

Тер-Минасова С.Г. Словосочетание в научно – лингвистическом и дидактическом аспектах М. 1981

Parret H. Discussing Language/The Hague - Paris, 1974

Enkvist N.E. Text Cohesion and the Coherence. Cohesion and semantics Publications of the Research Institute of the Abo-Akademi Foundation, 1979

Todorov T. The Place of Style in the Structure of the Text - in: Literary Style: A Symposium. L. - N.Y., 1971.

СЛОВАРИ И ИСТОЧНИКИ

Немецко-русский словарь: - 5-е издание – М.: Русский язык, 1998 – 1040 с. (95000 слов).

Русско-немецкий словарь. Составитель – Никонова О. Н. : Государственное издательство иностранных и национальных словарей – М.: 1963 – 1040 с. (40000 слов).

Новый англо-русский словарь ; Мюллер В. К., Дашевская В. Л., Каплан В. А. и др. – 5-е издание – М.: Русский язык, 1998 – 880 с. (160000 слов).

Русско-английский словарь. Под редакцией Ахмановой О. С. и Уилсон А. М., издательство 27-е. стереотипное – М.: Русский язык, 1975 – 520 с. (25000 слов).

www.spiegel.de

www.vologda.km.ru

www.strana.ru


[1] Брандес М. П., Провоторов В. И. Предпереводческий анализ текста. Курск., 1999

[2] Фазуллина Ф. К. Лингвотекстовые особенности речевого жанра “научно-методическая статья”. М., 1991

[3] В.В. Ученова Гносеологические проблемы публицистики. М., 1971.

[4] Медведева С. Ю. Категории выделения публицистических текстов/ Проблемы типологии текста. М., 1984

[5] В. И. Провоторов; Очерки по жанровой стилистике текста. Курск., 2001

[6] Провоторов В. И. – Очерки по жанровой стилистике текста. Курск., 2001

[7] В. И. Провоторов; Очерки по жанровой стилистике текста

[8] M.P. Brandes. Stilistik der deutschen Sprache. – M., 1990.

[9] М.П. Брандес Стиль и перевод. М., 1971

[10] Кожина М. Н. О специфике художественной и научной речи в аспекте функциональной стилистики. Пермь., 1966

[11] Винье Ж., Мартэн А. Язык французской технической литературы. М. Высшая школа 1981

[12] Провоторов В. И. Очерки по жанровой стилистике текста. Курск., 2001

[13] Провоторов В. И. Очерки по жанровой стилистике текста. Курск., 2001

[14] Степанова М. Д. Словообразование современного немецкого языка. М., 1953

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий