регистрация / вход

Роль мужчины и женщины в культуре

МИНОБРНАУКИ РОССИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Санкт-Петербургский государственный

инженерно-экономический университет »

Кафедра философии

Контрольная работа по дисциплине

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Выполнил: Задорожный Дмитрий Сергеевич

Студент 1 курса 5 л. 10 мес. спец. Коммерция (торговое дело)

Группа 7 /3201 № зачет, книжки 32205/10

Подпись:________

Преподаватель: Бранская Елена Владимировна

Должность: Доцент, кандидат философских наук

Оценка: __________Дата:__________________________________

Подпись:________________________________________________

Санкт-Петербург

2010

Тема работы: Роль мужчины и женщины в культуре.

План Работы:

1) Введение;

2) Роль мужчины и женщины в культуре древнего времени;

3) Роль мужчины и женщины в культуре с точки зрения библии;

4) Роль мужчины и женщины в современной культуре;

5) Борьба за власть между полами. Матриархат и Патриархат как неотъемлемая часть культуры человечества;

6) Роль и статус Мужчины и женщины в обрядовой культуре мордвы;

7) заключение.

Введение

«Роль мужчины и женщины в культуре» - одна из важных и актуальных тем на сегодняшний день.

Тема данной работы актуальна потому, что культурные комплексы, касающиеся женской красоты и роли женщины в жизни общества, различны в разных культурах.

Человек предстает на земле в двух ипостасях – мужчина и женщина. Не имея третьего, фундаментальной для культуры, как продукта человеческой деятельности, является оппозиция «мужской - женский», «мужской мир – женский мир».

Проблема противостояния двух начал существует ровно столько, сколько существует человек, не оставляя в покое умы ученых различных эпох и культур, в свою очередь проблема природы человека является центральной в западноевропейской традиции. В независимости от изменения взглядов на природу «женского мира», внутри него на протяжении веков сохраняется устойчивое отношение к миру вообще. Чтобы в нем не происходило, основная масса женщин продолжала и продолжает выполнять свои космические обязанности – рожать детей, кормить и воспитывать их, внушая нравственные понятия, любить мужчин и хотеть рожать от них детей. Думается, что причиной тому уникальная женская культура, универсальная и свойственная всем женщинам независимо от их воспитания и образования. Она существует при всех разнообразных формациях, в разных странах, во все эпохи. Женская культура - это вбирающий в себя резервуар, сокровищница и одновременно транслятор моральных ценностей, секретов сохранения семьи, рода, национальных особенностей.

«Женский мир» и «мужской мир» в культурном пространстве

Воззрения ученых на природу «женского мира», как показывает изучение вопроса, неразрывно связаны с воззрениями на природу женщины вообще. Являясь, по сути, носителем и хранителем общечеловеческих моральных ценностей, национальных особенностей, биологическая особенность не подняла, а опустила ее статус. В культуре западного общества, патриархального по своей сути, сложилась социальная конструкция, в соответствии с которой такими подлинно человеческими качествами, как свобода, активность, способность к созданию нового обладают только те существа, которые не выполняют репродуктивную функцию, то есть мужчины. Женщина здесь – вторичное бытие. «Человек» в такой культуре отождествляется с мужчиной, когда же женщина, наделенная противоположными мужским качествам: иррациональность, эмоциональность, чувственность,– исключена из общественной жизни. Традиционно ее сущность определялась через неполноценность и зависимость, ограниченность и слабость, весь смысл жизни которой – служить мужчине и быть ему полезной. Тем самым вне сферы сексуальности и материнства жизнь женщины не имеет смысла. Даже в домашней сфере, которая всегда являлась прерогативой слабого пола, ей отводится исключительно обслуживающая роль.

Такое зависимое положение закрепляется и в религиозной мысли. Женщина – принципиально вторичное существо, сотворенное из ребра Адама. Ева – это другое Адама, «негатив» человека.

Необходимо отметить, что философы в отношении рассматриваемого вопроса часто оказывались в достаточно неудобном положении. Начиная, по крайней мере, с эпохи Просвещения, с его культом гармоничного человека, не признавать женщину полноценным человеком было уже невозможно. С другой стороны выяснялось, что ей несвойственны как раз те качества, которые и отличают собственно природу человека от всякой другой.

В философских системах Канта и Гегеля мысль о промежуточной между природой и культурой природе женщины выражена непрямо, а содержится в подтексте. Они заняты более масштабными проблемами самоопределения в мире человека как личности, как субъекта. Когда же дело доходит до определения места женщины в качестве специального предмета рассмотрения, то она закономерно оказывается за пределами культуры, в том смысле, что субъектом культурного творчества она быть не может уже в силу своей природы.

Закономерность приводит к выводу, что женщина, лишенная "субъектности", лишена и "Я", "личности", "души" автора книги «Пол и характер», написанной в начале прошлого века, О Вейнингера. Опираясь на кантовскую философию, Вейнингер утверждает, что лишь в познании человек обретает самого себя, что логика есть закон, которому надо подчиниться, и только тогда, когда человек логичен, он является самим собой . При этом логика и этика в представлениях Вейнингера тождественны в своей основе - "этика относится к логике как к основному своему требованию". Ценность же человека есть, прежде всего, ценность интеллектуальной единицы, где нравственный закон открывает жизнь, независимую от плоти, чувств и всего остального мира. Женщина же мыслит генидами - образованиями, где "мышление" и "чувствование" составляют единое, нераздельное целое и потому оказываются темными, путаными представлениями.

Не удивительно, что женщина понимает действительность гораздо хуже мужчины. Ее познание всегда подчинено посторонней цели, ведь понять истину ради самой истины, понять ценность истины как таковой женщина не может. Мысль женщины скользит по поверхности вещей, в отличие от мужской проникающей в их корень, женщина вообще не противопоставляет себя предметам, "она носится с ними и в них". Автор убежден, что "одна из самых важных черт женского существа — это сливающаяся с окружающим жизнь". Такие характеристики женщины создавали трудности для философов и в плане определения ее человеческой природы.

Однако другой известный немецкий философ начала ХХ века Г. Зиммель, исследуя природу женщины, по сути, с тех же позиций приходит к противоположным выводам. Аргументы Зиммеля основываются по большей части на критическом анализе гегелевской философии, где вся культура понимается, как попытка человека соединить реальность с Идеей и преодолеть тем самым субъектно-объектный дуализм. Эти попытки не свойственны женщине, поскольку она существует на предуалистской ступени (вне субъектно-объектного дуализма). Так называемый недостаток логики или разума в женщинах не есть их недостаток, это, скорее, показатель их комфортного существования в жизни, которого мужской пол отчаянно пытается достичь.

В качестве примера он рассматривает различие половой жизни мужчины и женщины в свете априорного принципа. Половая жизнь женщины, в отличие от мужской, не может быть так просто отделена от ее остальной жизни. Этот факт представляется Зиммелю важным, поскольку он отражает метафизические отношения между полами, демонстрируя, что мужчины существуют в экстенсивных отношениях с миром, в то время как женщины - в интенсивных. Другими словами, мужчина зависит в своем половом определении от чего-то вне себя, его внутреннему миру не достает внутреннего единства или гармонии и отсюда - субъектно-объектный дуализм. Гармоничное существование пола в жизни женщины есть выражение того факта, что она имеет с вещами прямой непосредственный контакт. Находясь на предуалистской ступени, она имеет более прочную укорененность в "скрытом и непознаваемом единстве жизни" и в определенном смысле является более совершенным типом человека, чем мужчина, именно благодаря тому, что ее взаимодействие с миром не опосредовано областью культуры.

По сути, об этом же пишет Э. Фромм, когда рассматривает мужское и женское, материнское и отцовское начала в природе человеческого существования. Человек есть, во-первых, дух, разум, сознание, а во-вторых, тело, природа, ощущение. Мы никогда, утверждает Фромм, не свободны от двух противоборствующих тенденций: с одной стороны выбраться из лона матери, из животной формы бытия в человеческую, из рабства на свободу, а с другой - возвратиться в лоно матери, в природу, в безопасное и известное состояние. И женское, и мужское, и материнская, и отцовская интенции человеческого существования имеют как позитивные, так и негативные моменты. Чувства жизнеутверждения, равенства характеризуют всю матриархальную структуру. В той степени, в какой люди являются детьми природы и детьми матерей, они все равны, имеют равные права и притязания, и это определяет единственную ценность - жизнь. В то же время она блокирует развитие его индивидуальности и разума. Мужчина, считает исследователь, который от природы не способен производить детей, и не наделен функцией по их воспитанию и заботе, стоит от природы дальше, чем женщина. Поскольку он меньше укоренен в природе, то вынужден развивать свой разум и строить сотворенный мужчиной мир идей, принципов, теорий, иными словами, мир культуры.

Роль мужчины и женщины в культуре древнего времени

Археологи, этнографы, антропологи, историки культуры, исследователи мифов и психоаналитики подтверждают, что символы матриархата были свойственны многим древнейшим цивилизациям и это выражалось в матрилинейности, т.е. счет происхождения и наследования велся по материнской линии.

В определенной мере матриархат был так же распространен и на территории Азербайджана в первобытный период. Особое место среди открытых памятников, как на территории Азербайджана, так и в мировом значении занимает пещера Азых (Физулинский район), богатая количеством и разнообразием вещественного материала.

Пещера Азых состоит из нескольких так называемых залов. Хотелось бы особо подчеркнуть наличие множества очагов, которые располагались в приемном зале. Здесь же, на южной скальной стенке выявлен естественный выступ с углублением, в котором хорошо собирается вода. Всего было обнаружено пять очагов. Неслучайно древними людьми Азыха на протяжении долгого исторического периода было выбрано место для очага именно в «приемной» достаточно далеко от выхода в пещеру (на расстоянии от 45 до 52 м. в глубь пещеры), но, зато, рядом с тайником родниковой водой. Очаги играли важную роль в жизни ашельских людей (древние люди долины Куручая). Очаги служили своего рода культом. А «приемная» служила при этом не только жилищем Азыхантропа (пренеандарталец в среднеашельском слое возрастом в 400 тыс. лет), но и своего рода ритуальным священным местом.

Культ огня или культ семейного очага играла большую роль во всей духовной жизни азыхантропа. Огонь служил не только для приготовления пищи, отпугивания диких зверей, но и является источником тепла. Культ огня был тесно связан с другими культами, такими как культ медведя, культ женщины, культ предков, культ солнца и др. Культ огня был непосредственно связан с культом женщины. Именно женщина была хранительницей огня, это она днем и ночью оберегала его, готовила на нем пищу для сородичей, обращалась к нему с магическими заклинаниями и приготовлением жертвенных напитков. Женщины принимали активное участие в охотничьих экспедициях первобытных людей. Их обязанностью было выделывание шкуры и копчение мяса, собирание растительной пищи.

Трудно переоценить роль женщины в накоплении и сохранении знаний о процессах и явлениях окружающего мира, добываемых в ходе практической деятельности первобытных коллективов. Как и многие другие древние люди Земли, первобытные жители древнего Азербайджана благотворили женщину.

Ценным источником древнейшей истории Азербайджана, позволяющим раскрыть место и роль женщины в это далекое время, является Гобустан с его неповторимым изобилием наскальных изображений.

Из довольно большого количества женских изображений в комплексе Гобустан хотелось бы особо выделить два из них, наиболее, на мой взгляд, колоритных. Это изображение женщины у пещеры «Ана-зага» («пещера-Мать») и женские рисунки в пещере «Едди гезял» («Семь красавиц»).

Множество различного вида наскальных изображений выявлены также и в ряде мест в районе гор Шыхгая и Шонгардаг, на Апшеронском полуострове в зоне поселков Мардакян, Шувелян, Зиря, Сураханы, Раманы, близ поселка Гала, на побережье Каспийского моря в местности Дюбенди и у начала дамбы, соединяющей материк с островом Артема (Пир-Аллахи). Обнаруженные здесь образцы искусства датируются периодом каменного века.

Большое количество женских скульптурных изображений были обнаружены как в Западной Европе (Виллендорф в Австрии, Гримальди в Италии, Брассемпул во Франции и др.), в некоторых районах Чехословакии и на постсоветском пространстве (здесь собраны сотни фигурок из песчанника и глины), на территории от Атлантического побережья Пиренейского полуострова до озера Байкал, так и в Азербайджане.

Так, в ряде курганов на Апешероне (близ селения Тюркян) выявлены каменные изваяния грубой формы (начало эпохи бронзы). Особое внимание привлекает обнаруженная в погребении (местечко Тюркян), что восточнее поселка Зиря, скульптура, изготовленная из местного известняка, отличающаяся от ранее найденных на Апшероне каменных скульптур по строению. Здесь отчетливо выделены голова, руки, скрешенные на груди и пояс. Это скульптура относится к эпохе поздней бронзы и возможно имеет культовое значение. Обломки двух хорошо обработанных женских статуэток из известняка (эпоха мезолита) были обнаружены в камере на верхней террасе горы Беюкдаш в Гобустане у подскального убежища стоянки «Кяниза».

В ряде районов Азербайджана археологами обнаружены женские и мужские статуэтки без голов и конечностей. Находка некоторых статуэток с переломанными головой и конечностями в ряде районов Азербайджана связана, возможно, с жертвенными обрядами. Страбон писал, что в Древней Албании существовал обычай человеческих жертвоприношений.

Точная фиксация при раскопках деталей жилищ и находок в них позволили археологам определить условия, в которых встречались произведения искусства в виде наскальных изображений и прежде всего статуэтки женщин.

Некоторые обнаруженные фигурки женщин были как бы спрятаны или заботливо прикрыты костями, камнями, орудиями, кусочками охры. Такая забота о женских фигурках, несомненно, говорит о высоком положении женщины в первобытном обществе.

Существует расхожее мнение, что со времен первобытно-общинного строя мужчина занимал более важное положение, занимаясь охотой и кулачно-палочными боями с соседними общинами, тогда как женщине отводилось «второстепенная» роль пресловутой хранительницы пещерного очага и производительницы потомства, а матриархат как общественный строй был неразвит и не был распространен повсеместно.

Но существует так же и другая точка зрения, в частности, Риан Аслер, которая считает, что десятки тысячелетий человечество не знало гендерной дискриминации, живя в достатке, мире и свободе. В периоды истории, называемые палеолитом и неолитом, никому не приходило в голову ущемлять или недооценивать женщин, но напротив, нормой было равенство полов, и – шире равенство всех людей. Существовало разделение труда между полами, но не господство одного над другим. И везде важный факт понимания начального развития нашей культурной эволюции, где совершился большой скачок в материальной и социальной жизни, Бог был женщиной. Именно словами, наши доисторические предки поклонялись Богине, Матери – Природе, Дарующей жизнь.

Общество, которое не являлось патриархатным, принято называть матриархатным, по аналогии. Иначе говоря, если не мужчина господствовал над женщиной, стало быть, это делала женщина, подчиняя себе мужчину. Однако, многочисленные данные, полученные из раскопок от западного края Европы на восток до Байкала и от центра Европы на юг до Ближнего Востока, со всей очевидностью и недвусмысленностью свидетельствуют: общества, населявшие эти громадные пространства, были обществами партнерскими, ни одна половина человечества не давила над другой. Да царил культ Женщины. Но женщины-матери, дети которой – и мальчики, и девочки, и мужчины, и женщины – равны перед нею и друг перед другом. Эти общества были матрилинейными, женщины как жрецы (хотя были и мужчины - жрецы) или предводительницы кланов, играли ведущую роль во всех аспектах жизни. Но практически не найдено указаний на то, что положение мужчины в этой системе было сколько-нибудь сопоставимо с угнетенным и подчиненным положением женщины в системе с мужским господством, пришедшей на смену гиноцентризму, т.е. обществу, центральной фигурой которого была женщина. Если женское начало как основной символ чуда жизни, господствовала в искусстве и идеологии неолита, то мужское начало также играло важную роль. Даже мифологический мир не был разделен на мужскую и женскую половину. Оба начала уживались рядом. Мужское божество в виде молодого мужчины или самца животного утверждает и усиливает женские силы созидания и активности. Ни одно не подчиняется другому: взаимно дополняясь, они удваивают свои силы.

Роль мужчины и женщины в культуре с точки зрения библии

“На 11 Ватиканском Соборе в 1966 г. произошла церковная реабилитация (оправдание) плоти, которую в миру четыре века назад совершило Возрождение. Католическая церковь возгласила, что тело человека – не сосуд дьявольский и не вместилище низменных потребностей. Слова же которые сказаны об этом в Библии, заявил Собор, не вытекают из духа священного писания и попали туда случайно, от неоплатоников и гностиков.” Юрий Рюриков. (Сб.трудов конф.2000 г.)

“Различие между полами есть особый дар Творца созданным Им людям. "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их" (Быт. 1. 27). Будучи в равной степени носителями образа Божия и человеческого достоинства, мужчина и женщина созданы для целостного единения друг с другом в любви”. Из постановления Архиерейского собора РПЦ 2000 г.

Только такая высота требований, считает Христос, может спасти род людской от греха и погибельной участи.

Роль мужчины и женщины в современной культуре

Мир меняется. Меняются и люди. Меняется и характер взаимоотношений между женщиной и мужчиной. Давно ушли времена, когда семья держалась на принципе: “Да убоится жена мужа своего!”. Женщина все больше и больше начинает играть ту роль в семье и обществе, которая ей по праву принадлежит от природы.

Многие начали понимать, что от того, как Женщина и Мужчина воспринимают себя и друг друга, какими принципами руководствуются, строя семейные или партнерские отношения, насколько свободно, честно и открыто реализуют чувство любви и взаимного влечения, в каком состоянии это делается, зависит физическое, нравственное и духовное здоровье супругов и их детей. Более того, мне представляется, что это влияет и на то, сколько средств мы тратим на оборону и сколько на пенсионеров. Взаимоотношения между государствами напоминают отношения мужа и жены. Недоверие, страх, двойной стандарт, стремление получить как можно больше власти.

Наблюдается парадокс. С одной стороны, возможность, способность и желание дарить и принимать любовь архиважно для человека. С другой стороны, нас этому никто не учит. Всем понятно, что в каждой культуре, в каждом обществе, на разных исторических этапах развития, виды семьи и принципы взаимоотношений супругов разные. Закончились времена домостроя и парткома. Мы строим другое общество. Надеяться на то, что сохранится старый тип семьи в этих условиях просто не разумно. Восемьдесят процентов разводов в нашей стране из-за неудовлетворенности в сексуальной жизни (Тактаров В.Г., Беледа Р.В. Настоящий сборник, 2001 г., стр.200). Почему? Потому, что “основные базовые принципы взаимоотношений Женщины и Мужчины были приняты в четвертом веке в Римской империи еще при рабовладельческом строе. В этих принципах игнорируется или принижается роль женского начала и гипертрофируется роль мужского, тело и дух противопоставляются друг другу. Сегодня стало очевидно, что старые принципы не соответствуют уровню развития человечества, не могут обеспечить гармонию в семейных отношениях и адекватное поведение человека без агрессии, злобы, зависти и комплекса неполноценности.

Сегодняшнее развивающееся общество предполагает совершенствование внутрисемейных отношений через их гармонизацию и действительное равноправие Мужчины и Женщины, с учетом нашей биологической или божественной природы и требованиями социума.

Для людей науки и искусства, религиозных и общественных деятелей становится очевидно, что сексуальная гармония и удовлетворенность отношениями наряду с духовной близостью и психологической совместимостью является одной из основ благополучия и устойчивости семьи, а следовательно, общества и человечества” (Резолюция второй междисциплинарной конференции “Мужчина и женщина”, 2001 г).

Правда жизни такова, что на характер отношений в семье, на характер взаимоотношений мужчины и женщины имеет место значительное влияние установок религиозной морали. Для людей искренне верующих эти установки срабатывают. Возможно это было правильно до 17-го года при царе-батюшке. Сейчас другая реальность, другой тип власти и другое устройство общества. Большинство из нас не хотят и не могут подавлять свою природу ради иллюзорного спасения после смерти. Мы стали свободны. Но свобода без знаний и культуры может привести к нравственной катастрофе. К счастью, все больше и больше людей начинают принимать положение о том, что Бог создал человека по образу и подобию своему. Много людей, которые не хотят жить по двойным стандартам. Хотят быть честными, открытыми, спонтанными, любящими и совершенными существами, а не овцами в стаде или винтиками одной большой машины.

Нужно принять элементарную истину, что чего-то плохого, стыдного, порочного Бог создать просто не мог. Это нонсенс. Полагаю, что даже те люди, которые следуют концепции Апостола Павла, далеко не всегда становятся одной плотью с женщиной только ради продолжения рода. Если так, то единственный, рациональный мотив может быть только в получении возможности искренне покаяться, чтобы попасть в рай.

Хотим мы этого или не хотим, но на характер взаимоотношений супругов, их здоровье, гармония или дисгармония в браке во многом зависит от религиозных установок, культуры и традиций народа.

С одной стороны, мы не настолько религиозны, чтобы жить по правилам, диктуемым нам религиозной культурой. С другой, в нашем сознании существует связь между занятием любовью и грехопадением. Жизнь “в грехе”, когда не возможно не согрешить, ведет, по меньшей мере, к неврозу и одновременно порождает цинизм.

Известно много случаев, когда в так называемой “благополучной семье” вырастают циники, наркоманы или преступники. Представляется, что одной из причин этого кажущегося парадокса является двойной стандарт в поведении родителей, отсутствие честности и открытости между ними. Дети воспринимают не столько то, что им говорят родители, а, сколько то, как они себя ведут и какими нормами и правилами руководствуются в жизни.

Ложь и недомолвки начинаются с момента регистрации брака. Регистрация брака предусматривает или регламентирует будущие имущественные отношения супругов, т.к. они прописаны в законе о семье и браке. Какими морально-нравственными нормами или принципами будут руководствоваться супруги, строя семейные отношения, неизвестно. Когда звучат слова работника ЗАГСа о верности, любви и заботе, то каждый из будущих супругов полагает, что эти обязательства относится к партнеру, а не к нему. Поэтому, часто в сексуальном поведении партнеров можно наблюдать элементы табу, комплекса вины и распущенности одновременно.

Мы привыкли к своему укладу жизни и начинаем думать, что и все другие люди так живут или жили. Это не совсем так.

В древней матриархальной культуре коренного населения полуострова Индостан считалось, что роль, функция и предназначение женщины выше и более значима, чем мужская. Женщина являлась источником силы и энергии для мужчины. Женщина воспринимала возлюбленного или мужа как Бога, которому она служит и одновременно, как своего ребенка. Мужчина также боготворил женщину. Считалось, что сексуальная энергия, на личностном уровне, является энергией жизни и развития, а на космическом - энергией творения и поддержания равновесия во Вселенной. В этой культуре не было пирамидальной структуры власти. Люди жили в мире и согласии. Занятия любовью были священны, а сексуальная энергия рассматривалась как транспортное средство к Богу.

В патриархальной исламской культуре мужчина имеет столько жен, сколько может купить и содержать. Здесь очевидна ведущая роль мужчины и тоталитарная зависимость женщины.

У современных мормонов тоже многоженство. Но у них следующая жена появляется в семье не только по желанию мужа, но и по согласию всех старших жен. Со стороны интересно наблюдать удивительную картину, где счастливы, здоровы и довольны все члены такой своеобразной большой семьи.

Патриархальная моногамная семья в социалистическом лагере, как ячейка общества, держалась на партийной идеологии и дисциплине. После его распада, вслед за политической свободой мы получили и сексуальную свободу при полном отсутствии сексуальной культуры. В результате, характер и форма семейных отношений в наше время меняется настолько быстро, что речь идет о кризисе традиционного вида семьи.

Ученые уже отмечают несколько видов стихийно сложившейся семьи (Понасенкова С.В. См. настоящий сборник). Это брак по расчету, духовный брак, романтический брак, брак-товарищество, открытый брак, брак по любви. К этому набору мне бы хотелось добавить христианский брак и брак без царя в голове. Последний вид, к сожалению преобладает. Когда молодожены “расписываются” в ЗАГСЕ, то абсолютное большинство просто не соображают, что они делают и каковы будут последствия такого, предварительно не обдуманного шага. Это одна из причин, почему у нас больше фиксируется разводов, чем регистрируется браков. Необходимо разработать, обсудить и принять принципы взаимоотношений в семье для различных видов брака, работникам ЗАГСов не просто регистрировать брак, а предлагать подписать приемлемые для данной пары принципы, на которых они будут строить свои отношения в браке.

В каждой культуре формируется своя система обычаев, распространяющаяся на все стороны повседневных отношений. Тот или иной обычай всегда связан с соответствующей специфической ситуацией. Поэтому характер и основные черты обычаев соответствуют образу жизни общества и его социально-сословной структуре. По этой причине одинаковые, на первый взгляд, обычаи в разных культурах приобретают совершенно разное содержание. Примерами здесь могут служить различия в разных культурах по отношению к свадебным обрядам.

Свадебный обряд предполагает множество форм проявления. Сегодня в Северной Америке вполне естественной является ситуация, когда молодой человек встречает молодую девушку, они влюбляются и женятся. Несомненно, такая свадьба не является чем-то необычным; во многих государствах нужно свидетельство о браке, и простая церемония бракосочетания неизбежна, но даже по сравнению с другими культурами - это минимум контроля. У многих народов принято, чтобы главы семей заключали договор о браке. Как у древних греков, так и до недавнего времени в Китае, жених и невеста вообще не имели права видеться до свадьбы. В западном обществе с его идеалом романтической любви девушка ужаснулась бы при одной мысли быть проданной будущему мужу, не имея права принимать личного участия в этом решении. В других культурах, напротив, продажа невесты считается нормой: родственники назначают цену за невесту, которую добровольно готова заплатить другая сторона. Согласно обычаям некоторых народов Африки девушка не может выйти на улицу вместе с будущим мужем, прежде чем он не выкупит ее.

Библия повествует, что у царя Соломона было семьсот жен и триста наложниц... В общем, неизвестно, что он делал со всеми этими женщинами, но думают, что это было для его удовольствия, и что он предавался с ними отвратительному разврату. В действительности Соломон был великим мудрецом и магом, который мог заставить повиноваться духов невидимого мира. Как он мог обладать такой властью, если жил в разврате? Ясно, что у него были другие отношения с этими женщинами. Вы ещё не знаете, какой может быть роль женщины рядом с просвещенным мужчиной, который практикует действительно божественную магию. Позже, конечно, Соломон не устоял, потому что не смог устоять и овладеть теми силами, которые привел в действие. Но в апогее своего царствования он обладал таким материальным и духовным могуществом, что смог построить удивительный Иерусалимский храм, выносить решения необыкновенной мудрости, распространить свою славу во всем мире и создать из своего царства настоящее великолепие.

Очевидно, правление Соломона не знало ещё того духовного расцвета, ради которого трудились самые великие Посвященные; поэтому в глазах Посвященных Соломон не относится к самому высокому рангу, т.к. работал больше для себя самого, для своей славы и своего имени. Соломон был немного как Людовик XIV, и его магия не была ещё теургией. Магия бывает разная, немногие маги достигли той высшей ступени, когда уже отсутствует интерес к самой магии, не предпринимаются никакие магические действия, прекращают командовать духами, элементалами, чтобы удовлетворить свои личные амбиции. Истинные маги, величайшие из существующих, больше не занимаются всем этим; они работают только для Царства Божьего и для этого прикладывают все свои силы, энергии, знания. Это теурги, т.е. существа, практикующие высшую магию, божественную; их труд абсолютно бескорыстен. Конечно, чтобы достичь такой степени духовного роста, им необходима исключительная чистота и самоотречение. Они не ищут ни славы, ни удовольствия, а желают лишь изменения земли, чтобы Бог пришел жить среди людей.

Соломон не смог подняться до этой ступени, но он обладал огромными знаниями и, в частности, он знал, что женщины способны дать ту первородную материю, из которой божественный дух, божественный принцип может создавать формы. Божественный принцип рождает семена, искры, огонь, силу, но это настолько неуловимые вещества, что их невозможно остановить, и они теряются в бесконечности. Поэтому, чтобы на физическом плане получить крепкие, прочные, реальные, осязаемые формы, необходимо согласованное участие женского принципа. Только женщина своими тонкими материалами, эфирными эманациями, исходящими из неё, способна дать первородное вещество для осуществления божественных планов, идей и задач теурга. Поэтому теург пользуется всеми эманациями, которые женщины неосознанно посылают в пространство; благодаря им он способен реализовать высшие цели Царства Божьего; значит, без женщин невозможно осуществление Царства Божьего на Земле!

Женщины обладают той необходимой материей, которую они распространяют в пространстве, и если божественный принцип, дух отсутствует, чтобы использовать эту материю, они остаются стерильными, бесполезными, бесплодными и ничего не создают. Им нужен этот божественный принцип, чтобы создавать детей, невидимых, т.е. в мыслях, в духе, в душе, в сердце. Эти дети – ангелы, которые всегда будут нести благословения земле. Вот в чем заключается работа великих теургов. Соломон использовал свои магические практики благодаря многочисленным женщинам, окружавшим его; и он, конечно, преуспевал, но это ещё не божественная магия. Божественная магия – это мудрость. Магия и мудрость есть проявления одного и того же: божественного света. Но очень немногие люди поднялись до этого. Все или почти все используют эти священные знания для колдовства, чтобы иметь деньги, славу, женщин, собственность. Любые методы, служащие для удовлетворения личных, низших целей и желаний – это колдовство. Многие прославленные оккультисты занимаются этим; они далеки от теургов.

Высшая магия состоит в том, чтобы уметь всё, абсолютно всё использовать для Царства Божьего: воду, землю, воздух, растения, реки, скалы, и то, что мужчины и женщины излучают, те неслыханные энергии, льющиеся через пространство, хотя использовать их никто не умеет. А если кто и использовал, то лишь для личного удовлетворения, что и делал Соломон.

Но оставим Соломона и вернемся к главному. А главное в том, чтобы женщины поняли, что должны посвятить всю ту высшую материю, которую они излучают, всё своё существо, всю свою жизнь высшему божественному принципу, чтобы ангелы и архангелы смогли воспользоваться этой, действительно уникальной, драгоценной материей для создания форм новой жизни. Вместо того, чтобы обслуживать людей, женщины должны служить Божеству.

Многие века мужчина злоупотреблял своей властью над женщиной; он проявлял себя эгоистичным, несправедливым, жестоким, а теперь женщина пробуждается, но, к сожалению, не в истинном свете, а лишь для того, чтобы взять реванш, что для неё не самое лучшее. Женщине, напротив, надо простить мужчину, потому что она мать, и в ней больше любви, чем в мужчине; потому что её природа склонна к доброте, всепрощению, щедрости, готовности пожертвовать собой, ей не нужно стремиться к отмщению. Женщина должна стремиться к великим добродетелям, стараться подняться над личными интересами... Все женщины земли должны объединиться для созидательного труда, труда над приходящими в этот мир детьми и мужчинами. Вместо того, чтобы соблазнять мужчин и говорить себе: "Ах, я так хороша и привлекательна, я воспользуюсь этим..." и удовлетворять таким образом свое тщеславие, они должны включиться в работу по духовному возрождению человечества. К счастью или несчастью, природа дала женщине большую силу, это бесспорно. Но потому, как она использует свою силу, всё осталось по-прежнему. Она может измучить мужчину и сделать его несчастным благодаря той же силе.

Бог дал большие возможности мужчине и женщине, но они различны. То, что может женщина, не может сделать мужчина, и то, что может мужчина, не может женщина. Женщина дает материю, а мужчина – дух, т.е. жизнь. Все это знают на физическом плане, но на божественном плане остаются в неведении относительно этих тайн.

Борьба за власть между полами. Матриархат и Патриархат как неотъемлемая часть культуры человечества.

В построении культур, в истории культур огромную, а может быть, решающую роль играет борьба за власть между полами. При этом устроителем культуры («культурным героем» по терминологии мифологов) по преимуществу был мужчина, женщина же сопротивлялась этому, а в лучшем случае, занималась второстепенными деталями. Почему так? — да потому, что женщина прирожденно «сильнее» мужчины и в естественных, внекультурных условиях женщине проще всего проявить свою «силу». Эта «сила» заключается, конечно, не в мускулатуре, а в способности притягивать мужчину и подчинять его. Ну кто же из мужчин не замирал пред женской красотой, очарованием, магией... Чем конкретно объясняется такая способность — гипнотическим умением, специфическим воздействием на органы восприятия или какой-то исконно заданной физиологией, — мы не знаем.

В этой связи небезынтересен миф о совершенном человеке — андрогине — первоначальном бесполом или двуполом существе, рассеченном пополам с приданием каждой из половинок женского и мужского отличия; отсюда их взаимное стремление к слиянию, дабы восстановить прежнего совершенного человека. Этот греческий миф имеет, как известно, множество параллелей в других мифологиях (см. по этому поводу: М. Элиаде. Азиатская алхимия. М., 1998. Раздел 2). По мнению Элиаде мифологема восстановления присутствует в обрядах инициации, имела большое значение в алхимии и т. д. Давно было замечено, что следы мифа об андрогине есть в библейской истории о происхождении Евы из Адама. Обратим внимание на то, что «половинки» неравноценны, в том смысле, что обладают не просто разными возможностями и функциями, а противоположными, отчего то стремятся к гармонии, то каждая норовит подчинить себе другую. Так что миф о восстановлении, вероятно, отражает мечту о прекращении борьбы.

Извечное противостояние полов протекает с переменным успехом. При неразвитой культуре побеждает женщина, и гипотетический матриархат следовало бы отнести именно к такой стадии культурной истории. Связанных с опасениями перед женщиной мужских свидетельств противокультурной роли женщин предостаточно, особенно яркие примеры дают Библия и мифологии. Запрет на поедание плодов с древа познания (Библия. Книга Бытия), что является символом культуры, нарушает в первую очередь Ева, Адам же попросту следует ей, то есть подчиняется. А Ева, которая, по некоторым версиям, зачала Каина от змея, потом скорее всего змею и подчинилась. Это косвенно видно из преданий (языческих и христианских) о том, что справиться с драконом (змеем) может только девственница. Связь женщины с дьяволом многократно транслировалась в культуре, особенно христианской: женщине, более чем мужчине, свойственны колдовские чары, ведьм гораздо больше ведьмаков, неоднократно упоминаемы в религиозной литературе «богомерзкие бабенки», «злокозненные жены», «сосуды дьявольские» и т. п. Подозрения в отношении женского пола, возможно, сказались на обычае поставлять в священники только мужчин. Свойственное женщине разрушительное, в отношении культуры, начало отразилось на мифологии божеств — это страшные богини индуистского пантеона и особенно Кали, славянская Мокошь. Сюда можно присовокупить и греческую Гею — богиню земли: ведь именно она противостоит олимпийцам, рождая чудовищ вроде Пифона и Тифона, сторуких великанов, титанов.

Современная борьба женщин с культурой несомненно просматривается в феминизме. Вообще, тенденция к уравниванию антикультурна, а требующее абсолютного равенства полов феминистское движение приводит к самому радикальному подрыву устоявшихся культурных основ. Пропагандируемая неразличимость полов уже стимулировала однополые браки и ослабление воспитательной функции семьи. Новое самосознание женщин и их новая роль в социуме являются одним из факторов падения рождаемости. Самое же главное заключается в том, что противокультурная тенденция феминизма не затормаживается на равенстве, а идет гораздо дальше, — пытается возродить когда-то преодоленный матриархат с его сексуальной и прочей свободой для женщин и низведением мужской половины в положение лишь используемого средства, с полным разрушением устоявшейся тысячелетиями культуры вместе с цивилизацией.

Все это можно бы лучше понять, если удастся представить, каким был тот самый матриархат. Я, разумеется, не претендуем на полную фактическую достоверность — сегодня это сделать невозможно, но некую картину «утопического» характера («идеальный тип» по Максу Веберу) попробую набросать. Прежде всего, следует отметить, что матриархат как чуть ли не повсеместная и неизбежная «общественно-экономическая формация» является не более чем фикцией. Матриархат — это не определенная эпоха или стадия, а, скорее всего, успешные или безуспешные попытки, предпринимаемые испокон веков, и определенно в них только то, что направлены они на разрушение «мужской» культуры и сохранение или возвращение естественно-природного состояния. К слову: среди феминисток было поначалу много революционерок с коммунистическим уклоном — коммунисты тоже громили культуру, так как она «буржуазная». У коммунизма и анархизма — женское начало, в его первобытной ипостаси.

Итак, матриархат. Женщина в центре человеческого бытия — она содержит жилище, рожает и выкармливает младенцев, готовит еду, блюдет запасы, поддерживает в очаге огонь. А что мужчины? — Они потребны женщине для оплодотворения, добычи, охраны, они пастухи и земледельцы. Иными словами, они служат женщине, они для нее средство ее выживания. Если есть божества, то первые места в пантеоне занимают женоподобные, с которыми общается хранящая очаг женщина. У греков это Гея, у индусов, видимо, Матри, у восточных славян нынче безымянные берегини и рожаницы, потом Мокошь. Перед мужскими божествами, которыми повелевают женские, поставлена одна задача: способствовать мужчинам в их занятиях. Но поскольку мужские божества «по определению» слабее женских, последние их контролируют; поэтому есть богини охотницы, воительницы и т. д.

Строго родовой жизни еще нет. Женщины отлавливают мужчин, подчиняя их и используя, — ибо они, женщины, от природы, как правило, наделены большей, нежели мужчины, способностью властвовать; непокорных, неспособных, неумелых мужчин убивают или изгоняют. Культура весьма примитивна, причем женщины не обужены культурными ограничениями и запретами, последние держат в рамках только мужчин.

Так рисуется нам «утопия» матриархата. Где-то она осуществлялась в полную силу, где-то половинчато, где-то только видится как почти неосознаваемый идеал, вечно лелеемый женщиной, и, как это ни странно, и мужчиной, приобретая у последнего зримые причудливые формы — в рыцарском поклонении прекрасной даме, в культе богинь, в мужском желании уняться, погружаясь в уютное тепло женского мира; а разве даже самые отчаянные бродяги, вроде Одиссея, Уленшпигеля и Пер Гюнта, в конце концов не обрели счастливого покоя под семейным кровом? Ибо, несмотря на всяческие прогрессы и новации, пракультура, даже ее самые подспудные слои, неизменно тянет в свое куда-то умчавшееся человечество, так что «феминизм» и «коммунизм», пусть и в виде нелепых сновидений, всегда будут нас тревожить заманкой «вечного возвращения» (Ф. Ницше).

Есть множество свидетельств реальности матриархата, неважно какой реальности, натуральной или мечтательной. Доказательством женской власти являются самые древние женские божества, опекавшие женщин и вместе с тем определявшие судьбу, — это греческие прядущие Мойры, знающая будущее Гея, Фемида, Немезида, славянская Мокошь, не расстававшаяся с куделью, суденицы. А сказки! Принцессы, задающие загадки, царевна-несмеяна, ждущая того, кто ее «рассмешит», спящая царевна, почивающая в ожидании пробуждающего поцелуя, прелестная легенда о Клеопатре («Египетские ночи» Пушкина) — все эти сюжеты говорят об одном — о «когдатошней» власти женщины улавливать и отбирать мужчин, пригодных прежде всего для зачатия. О том же говорят обычаи умыкания, захвата, выкупа невест: мужчина должен доказать свое право на женщину и заплатить за него — явный признак того, что такое право у него было не всегда. Между сказкой и былью уместно поместить легенды об амазонках, дающих арьергардные бои терпящего поражения матриархата.

Предположим, например, что в жизни человеческих популяций наступал, и не раз, очень тяжелый период для выживания, когда мужские занятия — добыча пропитания, оборона и т. п. — оказывались на первом плане, и более того, — от лишних ртов старались избавляться (у этнографов есть факты). Тем самым возникала удобная для культурного переворота ситуация: правила жизни теперь мог диктовать мужчина, так как существование популяции зависело целиком от него. А вот другой вариант (не исключающий предыдущий). В условиях плотной заселенности, — в местах очень удобных для жизни, — возникает необходимость отделения и охранения территорий, а следовательно и разделения популяций на роды и племена. Такое разделение — наиболее естественный способ размежевания своих и чужих, способ, основанный на признаке кровного родства: люди, принадлежащие одной кровнородственной группе, в чем-то похожи (специальные маркировки своих в виде раскрасок, татуировок и т. п. должны были появиться позже). Но похожесть будет иметь место, если количество детопроизводящих мужчин невелико, в идеале это будет один мужчина. Так, наряду с матерью, взамен случайных производителей, появляется отец, становящийся со временем вождем племени или рода. Его право первого совокупления (в более позднем обычае — благословения) с любой женщиной, желающей обзавестись мужем, в том или ином виде бытует в течение тысячелетий.

Наконец, возможна и такая причина свержения женовластия, как наступившее преимущество мужского интеллекта над женским. Мужской интеллект более интенсивно развивался в тот период, когда экономика перешла от собирательной стадии к производящей. Изобретение и изготовление орудий труда и изощренных боевых средств, а также строительство, земледелие, скотоводство — все это в основном легло на плечи мужчин и должно было способствовать совершенствованию интеллекта. Сравнительно меньшая развитость интеллекта у женщин обусловлена также и тем, что именно она воспитывает младенцев и малых детей, общаясь с ними на уровне детского понимания и тем самым отчасти уравниваясь с ними, что психологически неизбежно. Как только женщина лишается «права» отбора и смены мужчин, появляется род, затем семья и брак, и господином, рано или поздно, становится мужчина. Теперь он отбирает для себя женщин (обычай экзогамии), а его традиционные занятия приобретают в системе культурных ценностей приоритетное место. Меняется и пантеон божеств. Это хорошо видно в позднем славянском пантеоне: на первом месте уже Перун, а Мокошь на последнем. В греческом пантеоне на первом месте Зевс, хотя почитание Афины, Афродиты, Артемиды еще долго не угасает.

Подчинение женщин все более усиливается, для чего используется множество культурных ограничений и ухищрений. Это объясняется не только логикой развития самой культуры, но и опасением того, что женщина может выйти из повиновения — ведь она сильнее! Но сильнее в «естественной среде», поэтому нагнетаются «искусственные», сугубо культурные средства табуирования женского мира. Христианская культура, в сравнении с язычеством, оказывается в этом отношении еще более ригористичной. Возможно, что именно это послужило еще одним стимулом для женского бунта: сначала требования равенства, а затем и попытки взять заветную высоту — побороть мужчину, а ради этого «до основания» разрушить «старый мир»... Подозреваю, что социально-политическим революциям нередко предшествуют сексуальные, а уж в них-то женщина в авангарде.

В массовой культуре функции женщины не ассоциируются только с материнством. Это лишь одна из возможностей её самовыражения. Кажется, что наконец-то женщина в массовой культуре обретает свободу от домашнего заточения и постоянных родов. Однако в условиях утилитарной и информационной масскультуры, которая даже такие интимные процессы, как рождение, стремится подменить информационным симулякром и сделать шоу, образ женщины теряет свою самую древнюю характеристику – сакральность. Образ женщины в массовой культуре не воспринимается как «священная точка начала жизни», «дверь между трансцендентным и материальным». Если в библейской книге «Бытие» первая женщина носит имя Хава (Ева) (от глагола תהל – жить, дышать), то в массовой культуре образ женщины низведён до уровня «дочери обезьяны». И вот уже один из американских мужских журналов носит красноречивое название «Самка» ( Female ).

Несмотря на огромную социальную свободу и эстетическое влияние женщины в масскультуре, её образные характеристики двойственны и противоречивы. И эта двойственность отнюдь не исчерпывается потерей сакрального статуса матери и снижения женского образа до уровня красивой сексуальной самки.

Как известно, техника (если исходить от первоначального греческого термина «текне» – образ действий, манера изготовления) и механизмы всегда присутствовали в культурах. Для машины, формы более высокой организации механизмов, ставшей основной силой в массовом производстве, человек является творцом (отцом). Если у мужчины и женщины появлялись дети, благодаря биологическим законам и часто как результат сердечной и физической близости, то машина также является ребёнком человека, но только его мыслей. Подобно Афине, родившейся из головы Зевса, машина родилась из головы человека. Однако условием для существования машины является не только интеллект человека (независимо от пола), но и природа. Машине необходимы форма, энергия, программное обеспечение, обслуживающая среда и т. д., а всё это в конечном выражении являет собой природные ресурсы. Машина агрессивна по отношению к природе, иными словами, условием существования машин является смерть живой природы. Подобно младшему ребёнку в семье, который часто становится «домашним диктатором», машина переносит свою агрессию на «членов своей семьи». В ней, будто в древнейших теогонических системах, человек для машины является и отцом (создателем), и одновременно старшим братом (сестрой). В этой ситуации особые волны агрессии достаются именно женщине, так как она является традиционным продолжателем жизни природного человека. В повседневности массовой культуры отношения человека и машины выражаются в попытках исказить и внешний, и внутренний образ женщины, закрепившийся на протяжении тысячелетий. Вот почему в массовой культуре появляется образ женщины–«индиго» (согласно утверждениям экстрасенсов у подобных человеческих особей психическая аура имеет цвет индиго). Внешний облик женщины–«индиго» отличается неестественной худобой, плоскогрудостью, непропорционально длинными тонкими ногами, напоминающими механические шатуны. Этот образ проникнут асексуальностью и агрессией.

Столь же агрессивна и другая составная часть образа женщины в массовой культуре, которая столь активно тиражируется в различной визуальной продукции, где женщина предстаёт как киллер, демоница, носительница греха и зла. Однако идейные корни этого образа не связаны с машинными технологиями масскультуры. Они имеют древние истоки и по существу являются десакрализованной пародией библейского образа грешной Евы (или апокрифического образа первой женщины Лилит).

В мифологизированном сознании массовой культуры женщина, таким образом, предстаёт и как сексуальный символ с гипертрофированной половой телесностью, и как почти бесполая фригидная кукла, и как злобная фурия, несущая смерть.

Примечательно, что все разновидности образа женщины в современной массовой культуре – самка, индиго, фурия – молоды. В этих фрагментарных и одномерных стереотипах образа женщины отсутствует такая возрастная стадия как старость. И это далеко не случайно. Во-первых, одной из фундаментальных черт массовой культуры является ювенилизация . Ценность молодости, предпочтительно тела, а не духа в масскультуре почти абсолютна. Молодость здесь стала не только физическим понятием, но условием карьеры, эстетическим предпочтением, этическим приоритетом. Ювенилизации подчинена индустрия формирования имиджа и «улучшения» физических данных индивида: культуризм, аэробика, спортивный туризм, индустрия услуг по физической реабилитации, сфера медицинских услуг и фармацевтические средств изменения внешности, пола и т. п. Всё это является специфической областью общей индустрии услуг, стандартизирующей физические данные человека в соответствии с актуальной модой на имидж, гендерный спрос и т. д. Во-вторых, институт стариков как носителей знаний и навыков, необходимых для жизни последующих поколений, в массовой культуре не работает, так как здесь основным обучающими каналами выступают либо масс-медиа, либо социальная группа субъекта.

В то же время рядом с образом женщины нет не только её старости, но и образа ребёнка. На первый взгляд такое положение выглядит парадоксальным, так как в массовой культуре существует целая индустрия субкультуры детства: детская литература и искусство, промышленно производимые игрушки и игры, детские клубы и лагеря, военизированные организации, технологии коллективного воспитания и т. п. Однако эта субкультура преследует прежде всего цели явной или закамуфлированной универсализации воспитания детей. С помощью «индустрии детства» внедряются в их сознание стандартизированные нормы и паттерны личностной культуры, идеологически ориентированные представления о мире, закладывающие основы базовых ценностных установок, официально пропагандируемых в массовой культуре. Тем не менее, содержание субкультуры детства по своим эстетическим, психоэмоциональным, этическим и образно-художественным характеристикам не является детской по своей сути. Вспомнить хотя бы, сколько сцен насилия, пошлости, эстетической и художественной несостоятельности встречается в продукции детской индустрии, которые несовместимы ни с психикой, ни с жизненным опытом ребёнка.

Но если ребёнок в массовой культуре – это маленький взрослый и, следовательно, не столь нуждается в матери, то взрослый человек в массовой культуре старательно инфантилизируется. В современной массовой культуре уже достаточно чётко сформировались и закрепились в художественной сфере следующие архетипические образы: супер-женщина, киллер («Убить Билла», «Супердевочка»), молодящаяся самка («Смерть ей к лицу», «Основной инстинкт»), женщина-демоница («Седьмая печать») и одинокие, но быстро взрослеющие дети («Гарри Поттер», «Лемони Сникетт: 33 несчастья»), и т. д. Нетрудно увидеть, что растиражированный образ Женщины не связывается с таким основополагающим институтом любой культуры, как семья.

В своём сакральном образе доброй матери, хранительницы очага, любящей детей и всё живое, предстающей как связующее звено между трансцендентным и материальным мирами, женщина в массовой культуре не востребована. Если этот образ и прорывается в информационные потоки масскультуры, то как отголосок либо прежнего культурного развития (через традиционные институты, например религию), либо других традиционных культур. В любом случае этот образ не актуален для современной массовой культуры. Даже если придерживаться оптимистической точки зрения, что массовая культура фактически принимает на себя функции первичной, неспециализированной инкультурации личности и может рассматриваться как некое эмбриональное проявление созревающей обыденной культуры нового типа, аккумулирующей социальный опыт жизнедеятельности на постиндустриальном этапе социальной эволюции, то придётся констатировать, что прежний образ женщины разрушен, а новой позитивной трансформации этого важнейшего для культуры архетипа не произошло.

Представления о женщине в массовой культуре десакрализованы, примитивизированы, раздвоены, стремятся к нивелированию пола и уничтожению его основной природной функции, то есть проникнуты ненавистью к женщине, а не любовью. Вряд ли возможно рождение элементов новой культуры на основе ненависти, хотя бы потому, что это противоречит онтологическим законам жизни.

Post scriptum . Давно забылось название голливудского фильма и имя его героя-драматурга. Но врезалась в память его фраза, точно выражающая квинтэссенцию отношения к женщине в массовой культуре: «Особенно мне удался образ матери – эдакой потаскушки, всегда навеселе…».

Роль и статус Мужчины и женщины в обрядовой культуре мордвы:

Рассмотрим роль мужчины и женщины в культуре на примере культуры мордвы.

Субъектами (носителями) традиционной культуры являлись сельская община, семья, а также различные половозрастные группы. Ролевые функции этих групп менялись с течением времени. Так, вероятнее всего, на ранних этапах развития этноса хранителями и основными носителями обрядов были старики. Их ведущая роль сохранялась и позже в общесельских обрядах, символизирующих единство коллектива, а также в обрядах, связанных с культом предков. Роль же общинного «актива» перешла к взрослым женатым

людям, особенно в ритуалах, связанных с культом плодородия (в том числе и рождением новых членов крестьянского сообщества). Это было связано с тем, что именно эта группа являлась основной трудовой силой, и от нее зависело воспроизводство самого этноса. Мужские обрядовые функции были связаны с обеспечением удачи в основных полевых работах (пахоте, бороновании, севе). На общем сходе взрослых мужчин выбирался

общинный засевальщик или пахарь, то есть те люди, которые начинали пахоту и сев. Они должны были обладать рядом качеств: быть трудолюбивыми, добрыми, честными, с «легкой» рукой. Каждый хозяин самостоятельно совершал символический засев. Благоприятными днями для его совершения считались вторник и четверг. После моления богам исполнитель обряда шел на загон, где и зарывал зерно вместе с хлебом, куском мяса и яйцом. Символика обрядовых функций мужчин при обработке земли и севе сохранила следы мифологического представления об этих занятиях как о «половом акте» и оплодотворении земли. Особенно явно она проступала при посеве льна и конопли, которые желательно было сеять в обнаженном виде. В обязанности мужчины-хозяина входила также забота о лошадях, которые считались «мужскими» животными. Именно мужчины работали на конях и ухаживали за ними. В течение года проводилось несколько молений о здоровье и размножении лошадей: одно - в начале лета, обычно на Вознесение, другое — в августе, в день христианских покровителей лошадей Фрола и Лавра. В этих молениях принимало участие практически вся мужская часть общины, начиная со стариков и кончая мальчиками-подростками. Важна была роль данной половозрастной

группы и в апотропеических обрядах. Одной из главных мужских функций этого рода являлось добывание («вытирание», высекание) нового, живого огня, а также сооружение земляных ворот. Делали их в виде ямы похожей на печь без крыши. Иногда, вместо этого, просто ставили под углом два бревна, или покрывали деревянными балками и торфом специально вырытую канаву.

Большое влияние на обрядовую жизнь общины имели и замужние женщины. Многие исследователи мордвы отмечали, что именно они являлись наиболее строгими блюстительницами и исполнительницами семейных и общественных ритуалов. Важна была роль женщин в земледельческом цикле, где четко проявлялась связь женского начала и «родственной» ему стихии земли. Молодые женщины вместе с девушками «зазывали» весну, а представительницы более старших поколений обучали их весенним песням. Взрослые женщины играли главенствующую роль в обрядах «кормления» различных природных стихий: земли, воды, огня, растительности. Они готовили еду каждой из них, так как различался не только набор ритуальных блюд, но и смысл кормления мог быть различен: одних ублажали с просьбой не приносить вреда (ветер, огонь), других – для появления и роста (птицы, растительность). Некоторые обряды, основным моментом которых являлось такое «кормление», были исключительно женскими, о чем уже говорилось выше. На женщинах лежала также и забота по обеспечению «пищей» умерших родственников. Ведущее место занимали женщины в обрядах, проводившихся в период с посева до созревания хлебов, то есть это было время беременности и вынашивания плода нивой, что соответствовало таким же функциям жены и матери в человеческом коллективе. После окончания сева женщины устраивали свои братчины, а во время жатвы они проводили благодарственные моления в честь покровительницы поля. На взрослых женщинах лежала также практическая и ритуальная забота о скоте, кроме лошадей. Например, «большуха» руководила семейным молением в честь бога свиней. А в осеннем ритуале, посвященном покровителям двора и скотоводства, вообще участвовали только женщины и дети. Мужчины должны были в этот день работать вне дома и возвращаться после окончания данного ритуала. Хозяйки выполняли и обряд первого выгона скота со двора. В случае болезни животных они проводили ночное моление, во время которого просили покровительницу дома и семьи избавить скот от болезни, даровать ему здоровье и силу.

Таким образом, в традиционных обрядах мордвы четко прослеживались ритуальные роли семейных мужчин и женщин. С распадом прежней структуры общины обрядовые действия теряли свое значение, и все более становились играми, где главными действующими лицами были молодежь и дети. В настоящее время на первый план вновь выдвинулось старшее поколение, которое сохраняет память о народных традициях и практически выполняет все обрядовые функции.

заключение

Таким образом, различные культуры можно представить как сложные развивающиеся системы, в которых преобладающий тип движения в относительном историческом времени выражен тем или иным числом. Это число связано с трактовкой Абсолюта, который вырабатывает культура. «Числовой код» культуры определяет не только скорость ее движения в историческом времени, но и основные ценности культуры. А ценности создают люди, а люди, в свою очередь, делятся на мужчин и женщин, а значит, мужчине и женщине отводиться главная роль в культуре.

Литература:

1. Асланов К. Археологические исследования на Апшероне в 1974 г. Б.,1975.

2. Ашурбейли С. Государство Ширваншахов. Б., 1983

3. Мовсумова Л.Л. Проблемы женщины в духовной культуре Азербайджана. Б., 1996.

4.Нариманов И.Г. Культура древнейшего земледельческого скотоводческого поселения Азербайджана. Б., 1987. Принципы семейных и партнёрских взаимоотношений мужчины и женщины, автор: Л.И. Тетерников. Кандидат химических наук, г. Москва

5. “Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный (Матфей,5,46)”.

6.Барт, Р. Избранные работы / Р. Барт. Семиотика. Поэтика. – М., 1989.

7.Бердяев, Н. А. Кризис искусств / Н. А. Бердяев. – М., 1990.

8.Бодрийар, Ж. Америка / Ж. Бодрийар. – СПб., 2000.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий