регистрация / вход

Информационные модели культуры

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИИ И ДИЗАЙНА»

_____________________________________________________________

Кафедра: Философии и истории

Дисциплина: Культурология

Доклад

Тема: Информационные модели культуры

Выполнила: студентка РИНПО, 1 - Р3 - 2 «С», 1 курс

Проверил: доцент кафедры философии и истории

Санкт-Петербург

2010

Оглавление

Концепция М. Мак-Люэна «Об информационном обществе». 4

«Преодоление» истории в концепции О. Тоффлера. 6

«Культура, основанная на информации» Дж. Несбитта. 8

Список литературы.. 10

Концепция М. Мак-Люэна «Об информационном обществе»

МАК-ЛЮЭН Херберт Маршалл (1911-1980) - канадский философ и социолог, теоретик коммуникационных технологий, автор работ по истории философии и литературы, культурологии, психофизиологии. М.-Л. создана концептуальная модель исторической динамики общества, в центре которой лежит проблема типа и способа коммуникаций; смена коммуникационных технологий положена М.-Л. в основу социальной типологии и выступает критерием периодизации истории.

Г.М. Мак-Люэн выделяет три эпохи, в которые преобладали соответственно устный, письменно-печатный и электронный типы коммуникации. Аудио-культура эпохи «устной речи» строится на «магическом мире слуха». Слух гораздо менее изобретателен по сравнению со зрением: «каждый видит свое, звуковой же ряд - один на всех»[1] .

Формирование фонетического алфавита - как первый толчок - и изобретение наборного шрифта (И. Гутенберг, 15 в.) - как главный импульс - породили новый тип культуры - видео-культуру, «культуру зрения», которую М.-Л. называет «галактикой Гутенберга». Типографское тиражирование создает, по М.-Л. первый культурный образец стандарта как такового и образец стандартно воспроизводимого товара, задавая тем самым стандарт массового производства. Именно в изобретении печатного станка коренятся, по М.-Л., истоки и всеобщей грамотности и промышленной революции. Печать как «стандарт стандарта» выступает также и образцом стандартной (штатной) коммуникации, - «племенной человек» заменяется «типографским и индустриальным», племенной строй - индустриализмом.

Печатное слово, сделавшее письменность основой массовых коммуникаций, предоставило индивиду такие права, как селекция информации (в то время как от звучащего голоса не уйти, читать можно то, что угодно), свободная ее интерпретация (своя точка зрения в противоположность послушанию), критицизм и возможность поступать с этой информацией по своему усмотрению - собственно, право на индивидуальность. Человек заплатил за это право утратой чувства общности (общины), - исходное единение с родом сменилось неутолимым желанием преодоления разобщенности, задав культурную традицию поиска путей этого преодоления.

Если аудио- и видео-культуры репрезентировали и объективировали в средствах массовой коммуникации - соответственно - слуховые и зрительные анализаторы, то компьютерная техника объективирует (»выводит наружу») саму нервную систему, экстраполированную на все человечество. Наступающая «электронная эпоха» по М.-Л., будет характеризоваться «тотальным объятием»: mass-media на новой технологической основе возвращают человеку утраченную включенность в общность, только теперь эта общность приобретает всечеловеческий масштаб, ибо предоставленная компьютерной техникой возможность мгновенной передачи информации и мгновенного же на нее реагирования, фактически упраздняет пространство и время (»имплозия» как мгновенное сжатие, информационного и пространственно-временного континуумов), позволяя человеку не только осознать, но и прочувствовать свое единство с человечеством. Кроме того, компьютерные возможности позволяют «обойти язык», т.е. устранить барьер перевода, сняв тем самым национальные перегородки между людьми.

Общество как единое человечество (»раскрепощенный и беззаботный мир») характеризуется М.-Л. в качестве «глобальной деревни», в силу ощутимо реального для каждого ее представителя единения со всеми и с целым, непосредственности коммуникации, синтетизма восприятия и стиля мышления.[2]

«Преодоление» истории в концепции О. Тоффлера

Концепция Информационного общества является разновидностью теории постиндустриального общества (3. Бжезинский, Белл, Тоффлер). Рассматривая общественный прогресс как “смену стадий”, сторонники теории Информационного общества связывают его становление с доминированием “четвертичного”, информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг.

При этом утверждается, что капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знанию в Информационном обществе. Революционизирующее воздействие информационных технологий приводит к тому, что в Информационном обществе классы заменяются социально недифференцированными “информационными сообществами”. Громоздким корпорациям индустриальной эры американский публицист и футуролог Олвин Тоффлер (род. 4 окт. 1928, Нью-Йорк) противопоставляет “малые” экономические формы – индивидуальную деятельность на дому, “электронный коттедж” как модель человеческого существования в постиндустриальном информационном обществе.

Компьютерная революция приводит к замене традиционной печати электронными носителями информации и глобальными информационными сетями, она изменяет идеологию, превращает безработицу в обеспеченный досуг. Социальные и политические изменения рассматриваются в теории Информационного общества как прямой результат революции в микроэлектронике. Перспективы развития демократии связываются с распространением информационной техники. Тоффлер отводит главную роль в этом телекоммуникационным сетям, которые обеспечат двустороннюю связь граждан с правительством, позволит учитывать их мнение при выработке политических решений.[3]

“Сначала была “первая волна”, которую он Тоффлер называет “сельскохозяйственной цивилизацией”. От Китая и Индии до Бенина и Мексики, от Греции до Рима возникали и приходили в упадок цивилизации. Везде земля была основой экономики, жизни, культуры, семейной организации и политики. Везде господствовало простое разделение труда и существовало несколько четко определенных каст и классов: знать, духовенство, воины, илоты, рабы или крепостные. Везде власть была жестко авторитарной. Везде социальное происхождение человека определяло его место в жизни. Везде экономика была децентрализованной, так что каждая община производила большую часть того, в чем испытывала нужду.Триста лет назад - плюс-минус полстолетия - произошел взрыв, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совершенно новую цивилизацию. Таким взрывом была, конечно, промышленная революция.Высвобожденная ею гигантская сила, распространившаясь по миру, - “вторая волна” - пришла в соприкосновение с институтами прошлого и изменила образ жизни миллионов. К середине XX века силы “первой волны” были разбиты и на земле воцирилась “индустриальная цивилизация”. Однако всевластие ее было недолгим, ибо чуть ли не одновременно с ее победой на мир начала накатываться новая - третья по счету - “волна”, несущая с собой новые институты, отношения,ценности”.[4] “Мы живем в мире блип-культуры. Вместо длинных “нитей” идей, связанных друг с другом, - “блипы” информации: объявления, команды, обрывки новостей, которые не согласуются со схемами, информационные сообщения, отрывки из песни или стиха, заголовки,Люди “третьей волны” чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с “блипами”. Вместо того, чтобы просто заимствовать готовую идеальную модель реальности, мы теперь сами должны снова и снова изобретать ее. Но в любом случае человек перестает быть стандартным, легко управляемым роботом, каким его изображали писатели “второй волны”.[5]

Кризис, переживаемый современным обществом, Тоффлер объясняет переходом к новой цивилизации "третьей волны" (первая - аграрная цивилизация, вторая-индустриальная). Современное общество может выжить в неизбежных катаклизмах лишь при условии перехода к новым формам социальной жизни на основе нового уровня равенства, участия в принятии политических решений и социального многообразия. Тоффлер не берется дать точное определение новой цивилизации. Такие определения, как "космическая эра", "информационное общество", "глобальная деревня", "постиндустриальное общество" и др., с его точки зрения, неприемлемы, т. к. "не дают ни малейшего представления о действительной динамике происходящих изменений и вызываемых ими напряженностях и конфликтах".[6]

«Культура, основанная на информации» Дж. Несбитта

С начала 80-х годов возникли новые концепции исторического развития - концепции "информационного" общества. Американский писатель и футуролог Джон Несбитт (15 января 1929(19290115), Солт-Лейк-Сити, США) в одной из своих работ замечал: «теперь ясно, что постиндустриальное общество это информационное общество. Создание, хранение и распространение информации главная тенденция современности». Связываемое с распространением новейших информационных технологий, такое общество рассматривается в контексте качественного прорыва человечества в новое историческое состояние.[7]

В 1982 г. он вычленил среди тенденций, сопровождающих переход индустриального общества в информационное:

· переход от централизации к децентрализации;

· переход от институциализированной помощи к самопомощи;

· переход представительной демократии к партиципаторной (демократии соучастия);

· переход от бюрократической иерархии к рабочим сетям;

· переход от дихотомии «или-или» к многообразию выбора.[8]

С точки зрения создателей концепции "информационного общества", последнее начало формироваться еще в 50-х годах. И сегодня это общество не какой-то отдаленный идеал, а реальность, в которую мы уже погружены.

"Информационное общество" характеризуется компьютеризацией самых различных областей социальной жизни, появлением новых информационных технологий и новых видов деятельности. На все эти черты новой экономической реальности указывает Дж. Несбитт. "Реальное увеличение, - пишет он, - имело место в информационных занятиях. В 1950 г. только 17 процентов из нас работало в сфере информационного труда. Теперь 60% занятых имеет дело с информацией - в качестве программистов, учителей, клерков, секретарей, счетных работников, маклеров, менеджеров, работников сферы страхования, чиновников, юристов, банкиров, технических специалистов. К тому же много работников выполняют информационную работу в компаниях, занимающихся производством. Большинство американцев расходует свое время, создавая, сберегая или распределяя информацию".

Отсюда Несбитт делает далеко идущий вывод об основном, стратегическом ресурсе общества настоящего и особенно будущего. Таким стратегическим ресурсом, подчеркивает он, является информация. Ресурсом не единственным, но наиболее важным.[9]

Список литературы

1. Баталов Э.Я. О книге Э. Тоффлера. И Тоффлер О. Третья волна. №7, c. 85

2. Тоффлер О. Третья волна. №7, с. 99

3. Просин В.Е. Мак-Люэн Херберт Маршалл // Современная западная философия. С. 167.

4. http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_new_philosophy/713/

5. http://www.philosophydic.ru/informacionnoe-obshhestvo

6. http://www.aggregateria.com/T/toffler.html

7. http://www.humanities.edu.ru/db/msg/68404

8. http://ru.wikipedia.org/wiki

9.


[1] Просин В.Е. Мак-Люэн Херберт Маршалл // Современная западная философия. С. 167.

[2] http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_new_philosophy/713/

[3] http://www.philosophydic.ru/informacionnoe-obshhestvo

[4] Баталов Э.Я. О книге Э. Тоффлера. И Тоффлер О. Третья волна. №7, c. 85

[5] Тоффлер О. Третья волна. №7, с. 99

[6] http://www.aggregateria.com/T/toffler.html

[7] http://www.humanities.edu.ru/db/msg/68404

[8] http://ru.wikipedia.org/wiki

[9]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий