регистрация / вход

Причины недооценки социокультурного фактора в России в условиях кризиса

Раскрыта роль социокультурного фактора в развитии России в условиях кризиса, выделены основные причины недооценки этого фактора.

Причины недооценки социокультурного фактора в России в условиях кризиса

А.Г. Антипьев

Пермский государственный университет

Среди отечественных и зарубежных теоретиков и практиков нет единого мнения относительно причин, породивших современный мировой кризис. Обострилась дискуссия и о возможности и путях перехода России на инновационный путь развития. Одни считают, что кризисы являются неизбежным явлением рыночной экономики и происходят периодически через определенные исторические промежутки. Избежать их невозможно.

Согласно второй концепции причиной кризисов является спекулятивный капитал США.

Сторонники третьей главную причину кризисов видят преимущественно в субъективном факторе, действиях конкретных стран и их лидеров. В подтверждение данной концепции приводятся многочисленные факты о низком уровне профессионализма управленцев, инертности мышления, их неспособности принимать эффективные решения в пользу общества в условиях кризиса, закрытости правящей элиты, консервирующей общую отсталость.

Четвертая концепция базируется на утверждении, что всему виной — ориентация общества на потребление. Выход из современного системного кризиса сторонникам этой концепции видится в переходе к новой модели, интегрирующей не только чисто экономические, но и социокультурные и нравственные факторы.

Есть и другие версии нынешнего кризиса, в том числе психологические. Так, Джорж Сорос считает, что сложившиеся глобальные рынки весьма неустойчивы и подвержены влиянию психологических факторов поведения их участников, в том числе воздействию поведения рефлексивного [9].

Авторы статьи разделяют преимущественно четвертую концепцию. Современный кризис при всей значимости экономического и субъективного факторов не может быть обусловлен только ими и финансовой составляющей. Первопричины следует искать глубже. Они кроются в социокультуре, в деформированной системе духовно-нравственных ценностей. Хорошо известно, какую роль в развитии современного общества отводил социокультуре П.А.Сорокин, обосновавший ее значимость в понимании общества как единства культуры и социальности, образуемого деятельностью человека. Данная концепция созвучна также утверждению М.Вебера о том, что «экономический человек» — это слишком узкое понятие.

Финансовый кризис еще отчетливее выявил значимость социокультуры в модернизации общества. Из — за ее недоучета ни одна из проводимых в стране правительственных реформ не завершена и не дала ожидаемых результатов. А это объясняется тем, что меры по реформированию основных сфер общества, его структур и институтов зачастую осуществляются порознь, без учета необходимости их взаимодействия друг с другом, не просчитываются социальные последствия принимаемых решений. Нередко бывает и так, что властные структуры, зная о наличии реальных проблем, не пытаются самостоятельно решать их. Многие федеральные структуры, стремясь снять с себя какую-либо ответственность за возникновение той или иной проблемы, только предупреждают руководство страны о ее существовании. Так, Счетная палата РФ задолго до кризиса сигнализировала об угрожающем росте корпоративного долга, об острейших проблемах в сфере администратирования бюджетных доходов и расходов, о критической изношенности генерирующих мощностей [5].

Эти и другие подобные сигналы, к сожалению, уходили и уходят в никуда.

Социокультура — сложное и многоплановое понятие. Ее можно рассматривать в широ-

ком и узком смысле. В широком смысле — это проникновение культуры в политику, экономику, экологию, социальную сферу и др. В узком смысле — это синтез социальных отношений и культуры, проявление социальной сущности культуры в деятельности человека. В социокультуре отражена мера владения культурным богатством общества и применения его в социальной деятельности отдельным индивидом, конкретнойсоциально-профессиональной

группой и обществом в целом. Следовательно, социокультура — это не только состояние культуры, но и процесс деятельности, через которую реализуются социальные силы субъектов. Благодаря культуре и через культуру происходит «снятие» социального в экономическом, политическом, идеологическом содержании и т.д. Естественно, что существует и обратная связь. Важный показатель развитости социокультуры — способность властных структур, бизнеса, рядовых граждан к сотрудничеству, а необходимым условием является взаимное уважение, ответственность и высокий профессионализм всех субъектов формирующегося гражданского общества.

Современное общество требует иной культуры, иного отношения бизнеса и государства к человеку. В цивилизованном обществе бизнес — это прежде всего не прибыль, а забота о человеке, его развитии. У нас, как образно выразился в одном из своих интервью премьер — министр В.В.Путин, бизнес «жадничает». Надо признать, что и государство «жадничает». В том числе оно экономит на здоровье человека, на развитии образования, физической культуры, культуры вообще.

Конечно, нельзя идеализировать практику развитых стран по отношению к социокультурному фактору. Однако бесспорно то, что там этот фактор «работает» продуктивнее, чем в современном российском обществе. Вряд ли это требует особых доказательств. Главный урок из отчетливо обозначившихся ныне неудач по реформированию нашего общества состоит в том, что нельзя крупные общественные преобразования осуществлять на абстрактном, теоретическом конструировании вне привязки к реальной почве, которая помимо финансов, экономики, политики и идеологии имеет еще социокультурные, национальные и исторические особенности, свои традиции. Специфика российского общества во многом определяется приверженностью к коллективизму в системе жизненных установок народа. Надо это качество и подобные ему не разрушать, а «заставить» работать на общую пользу, на благо развития конкретных индивидов. Ведь удалось Японии, а сейчас и Китаю, и Южной Корее, да и ряду других стран, умело соединить социокультуру своих народов с современными высокотехнологичными производствами, обеспечить достаточно высокий уровень экономического развития, а за счет этого поднять и благосостояние своих народов.

В чем причины недооценки властью всех уровней России социокультурного фактора?

Насколько нам известно, в научной литературе нет системного, комплексного анализа этих причин. Нет и глубокого анализа истинных причин нашей прогрессирующей отсталости практически во всех сферах общества и отраслях хозяйства. И авторы данной статьи не претендуют на такой анализ.

Выделим только некоторые причины недооценки в обществе и государстве социокультурного фактора.

Условно все причины можно объединить в две группы. Первая группа причин лежит в традициях, которые исторически сформировались в нашем обществе и сегодня оказывают на него влияние, как позитивное, так и негативное. Вторая группа возникла уже в ходе проводимых реформ в течение последних двадцати лет.

Остановимся подробнее на второй группе причин.

Во-первых, с самого начала перевода нашего общества с одной модели социального развития на другую у правящей элиты отсутствовала более-менее четкая стратегия развития страны. Правительственные структуры исходили из примитивного лозунга, что надо до основания разрушить старую систему и на этой основе построить современное общество, но задумываясь при этом об экономических и социальных последствиях принимаемых решений. То есть шла активная борьба власти с «пережитками социализма». К слову сказать, она и сейчас продолжается. При этом элита особо не вникала и не вникает в содержание этих пережитков. Известно, что и в советский период шла бездумная борьба с пережитками прошлого, которые считались главным тормозом в построении коммунизма.

Известный американский социолог и экономист И. Валлерстайн справедливо подметил, что на смену ортодоксальному марксизму пришел ортодоксальный либерализм [1].

Его сторонники наивно полагали, что с приходом рынка, частной собственности все отрегулируется. Реальность оказалась иной. Как только появилась частная собственность, научно-техническое отставание выросло в разы. У нас 70 % экспорта — это голое сырье. Очевидно, что дело не в появлении частой собственности как таковой.

К сожалению, и сегодня нет научно обоснованной стратегии развития нашего общества, нет понимания того, за счет каких средств, какими методами следует осуществлять модернизацию экономики и всей социальной жизни.

Есть множество различных правительственных концепций и программ, слабо связанных друг с другом, их реализацию власть практически не отслеживает, и никто из чиновников не несет никакой ответственности.

Характерным примером может служить «Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год». Исследователи отмечают, что она, во-первых, носит несистемный характер, представляя собой набор (свод) мероприятий, предложенных разными ведомствами. Во-вторых, многие составляющие этого набора суть обычные меры, не имеющие антикризисной специфики. В-третьих, документ не отвечает основополагающим принципам программно-целевого планирования [6].

Подобный пример свидетельствует о формальном подходе власти к острейшим проблемам нашего общества.

Вторая причина недооценки социокультурного фактора лежит в преувеличении роли экономики. Этому во многом способствует ее сырьевая направленность. В обществе и государстве сложилась устойчивая привычка жить за счет экспорта нефти, газа и других полезных ископаемых, не уделяя должного внимания развитию реального производства.

Справедливо по этому поводу заметил в своей лекции известный экономист Г.Х.Попов: «Опьянение от свалившихся почти без всяких усилий значительных финансовых, валютных резервов и ряд лет солидного бюджетного профицита породили в верхах эйфорию и беззаботность, зазнайство и шапкозакидательство» [7.С.41].

Если 2004 г. удельный вес нефтегазовых поступлений в общей сумме доходов бюджета составлял 30,2 %, а в 2008 — уже 47,3 %. По итогам 2009 он заметно перевалит за 50 % [5].

В этих условиях у власти практически всех уровней нет особых стимулов что-то модернизировать.

Третья причина недооценки социокультурного фактора кроется в сфере политической, прежде всего в деятельности государственной власти. Политика продолжает господствовать над экономикой, социальной сферой и культурой. Это одна из причин реального кризиса власти, высокого уровня коррупции и неспособности организовать выполнение одной из главных функций любой власти — адекватное закону правоприменение, и продолжающегося преференциального стиля кадровой политики, и потрясающе низкой исполнительской дисциплины, в том числе неисполнения или формального исполнения поручений Президента РФ [3].

Так, в своем Послании Федеральному собранию РФ Президент РФ Д.Медведев признается в беспомощности центральной и региональной ветвей власти по наведению должного порядка в расходовании бюджетных средств на Северном Кавказе. «Как видим, — отмечает он, — объемы выделяемых для всего Северного Кавказа средств значительные. Однако эффективность их расходования оставляет желать много лучшего. Более того, часть средств почти открыто разворовывается чиновниками (выделено авторами. — А.Г., К.А.) [8].

Но хорошо известно, что высокий уровень коррупции и воровства не только в названном регионе, а в целом в России. За 15 лет Счетная палата РФ выявила более чем на полтора триллиона рублей и вернула в бюджет страны 147 млрд. В России, по мнению С.Степашина, руководителя Счетной палаты, все еще проще и дешевле воровать, «пилить» бюджет и импортировать, нежели строить умные машины для своей страны [5].И далее он констатирует, что нет порядка в сфере государственных расходов, растет фискальное давление на средний бизнес и на население, а на нефтегазовый сектор снижается [5].

Зная подобные вопиющие недостатки, власть не пытается вскрыть их причины. Заметим, что финансовый вопрос — это не чисто экономический, он имеет и социокультурное, и политическое свойства. Этим частично можно объяснить высокий уровень отчужденности граждан от всех уровней и ветвей власти.

Существенным барьером на пути осознания значимости социокультурного фактора в развитии российского общества является низкий профессиональный уровень управленцев, в первую очередь государственных и муниципальных. Отсюда их деятельность крайне не эффективна, а в ряде случаев даже наносит огромный вред развитию общества и государства. Это четвертая причина. Ее ярким проявлением является слабый учет или даже полное игнорирование мнений научного сообщества. Прав авторитетный российский экономист В.Н. Лексин в том, что в нашей стране «.никто ни разу не озвучил на государственном уровне то, о чем говорили и писали многие ученые (включая нобелевских лауреатов по экономике) и немногие политики» [3.С.14] .

И в этой ситуации закономерно встает вопрос, почему для осознания общегосударственного значения развития реального производства, необходимости поворота к инновационной экономике, экономике знаний понадобился мировой кризис?

Ситуация в науке и системе образования во многом критическая. Так, говоря о состоянии этих важнейших институтов общества, Г.А.Месяц, вице — президент РАН, отмечает: «Беда в том, что мы разучились готовить специалистов, а те, которые еще таковыми являются, близки к пенсионному возрасту, а то и старше». И добавляет: «Бюджетные ассигнования Российской академии наук серьезно уменьшены, отраслевые институты разрушены. А ведь для решения задач модернизации это все должно быть восстановлено» [4]. Не лучше положение в системе образования, в том числе высшего. Так, в 2007- 2008 гг. расходы на образование в России составили 3,54 % и она занимала 78-е место среди 131 страны [10]. В условиях кризиса этот показатель еще ниже.

Понятно, что осуществить модернизацию экономики и всего общества невозможно без усиления реального внимания науке, современным технологиям, качеству образования.

Ошибочно было бы сводить проблемы этих секторов и элементов общества исключительно к недофинансированию. Хотя это принципиальный вопрос. Требуется резкое повышение престижа ученого, преподавателя, специалистов, склонных к инновационной деятельности. Все они пока относятся к разряду непрестижных профессий.

Возникает резонный вопрос: кто остановит деиндустриализацию страны, деградацию человеческого капитала, с помощью каких средств и методов?

Доля РФ на мировых рынках высокотехнологичной продукции, согласно данным федерального правительства, не превышает 0,2% (притом, что многие отечественные разработки успешно осваиваются за рубежом, причем нередко — при помощи российских ученых и инженеров) [2].

Нынешняя структура народного хозяйства устарела и требует резких изменений в пользу высокотехнологичных отраслей промышленности. Естественно, не соответствует современным требованиям и социальная структура общества, в том числе профессиональная.

И, наконец, еще одной, пятой причиной недооценки социокультурного фактора, по нашему мнению, является сформировавшаяся в нашем обществе своеобразная государственная идеология. В.Н.Лексин называет эту идеологию «спекулятивно-финансового обеспечения» [3]. В подтверждение сути данной идеологии приводит гиперболически возрастающие доходы и расходы бюджетов России и ее столицы — Москвы. В 2000-2007 гг. доходы федерального бюджета возросли в 6,9 , московского — в 5, 6 раза, а расходы соответственно в 5,8 и в 4,8 раза. Ежегодные денежные поступления и расходы в бюджете увеличились на 70-90 % (!). И это без каких- либо прорывных достижений в реальном секторе экономики страны и ее крупнейшего города [3].

Сформировалась идеология быстрого обогащения, не связанная с производственной деятельностью. Эта идеология глубоко укоренилась не только среди чиновников, хозяйственных руководителей крупных компаний, но и значительной части населения, особенно среди молодежи. Отсюда и высокий уровень коррупции, и нежелание определенной части людей трудиться. Труд как важнейшая социальная ценность переместился на периферию общественной жизни. В обществе нет осознания того, что так жить дальше нельзя.

Известный политолог Л.Радзиховский считает, что это самый опасный вызов российскому обществу. (Заметим, что речь идет не столько об экономике, сколько об общественном сознании, т.е. категории социальной.) Этот опасный вызов состоит в том, что «сейчас у людей ощущение, что жизнь вполне нормальная. И эта мнимая «нормальность» расслабляет, успокаивает, и она не дает обществу ощущения необходимости что-то менять. Поэтому призывы высшего руководства в значительной степени повисают в воздухе» [4.С.11]. Да и сама власть (федеральная и региональная) нередко способствует формированию иллюзии, что у нас все хорошо, есть только некоторые недостатки, их можно устранить достаточно быстро. Такое мнение активно формируют многие средства массовой информации. Чтобы убедиться в объективности такого утверждения, достаточно почитать в «Российской газете» выступления руководителей субъектов РФ. На основе этих выступлений складывается впечатление, что в регионах все хорошо, а в стране в целом почему- то есть серьезные проблемы.

В то же время хорошо известно, что мировой финансовый кризис на первом этапе нанес нашей стране больший урон, чем многим другим странам. Россия уже потеряла около триллиона долларов капитала и значительную часть научно-производственного потенциала [2]. И причины этих потерь надо искать не столько вне страны, сколько внутри ее.

Причин такого положения много. Одной из главных, по нашему мнению, является незадей- ствованный резерв перемен — это активность гражданского общества. Многое нужно изменить в человеческой психологии бизнесменов, чиновников да и рядовых граждан.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что пока общество и власть не осознают истинной роли не только экономики, политики, но и социокультуры, пока беспристрастно не будут вскрыты истинные причины неудач реформирования общества, осуществляемого на протяжении почти двух десятилетий, не будет разработана научно обоснованная стратегия развития страны, не будет задействован потенциал гражданского общества, его основных институтов, нам не выдержать конкуренции, которая по мере ослабления кризиса будет в мире стремительно нарастать. И не удастся решить главной задачи, провозглашенной властью, — повысить качество жизни российских граждан.

Конкурентоспособность страны в современном мире — это не чисто экономическая категория; она включает в себя не только умение создавать, производить и продавать продукты или услуги, пользующиеся спросом как внутри страны, так и за рубежом, но и обеспечение высокого уровеня культуры, профессионализма, наличия устойчивых темпов роста реальных доходов населения, проведения эффективной социальной политики.

Список литературы

Валлерстайн И. Анализ мировых систем в современном мире/ пер. с. анг. П.М.Кудюкина; под общ. ред. Б.Ю.Кагарлицкого. СПб.: Университетская книга, 2001.

Глазьев С. Об антикризисной стратегии Рос- сии//Рос. экон. журн. 2009. № 6.

Лексин В.Н. Цивилизационный кризис и его российские последствия// Общественные науки и современность. 2009. № 6.

Модернизация: пути и средства. Эксперты «РГ» о проблемах реализации задач, поставленных в Послании президента // Рос. газ. 2009. 27 нояб.

Панина Т. Мы так считаем//Там же. 2010.14 янв.

Петров Ю. Развитие системы государственного регулирования российской экономики в условиях глобализации и мирового кризиса: реализация потенциала налоговых и других институ- тов//Рос. экон. журн.2009. № 7-8.

Попов Г.Х. О проблемах кризиса 2008 года. Актовая лекция, прочитанная в Международном университете в Москве 10 февраля 2009 г. М.,

2009.

Послание Президента РФ Д.Медведева Федеральному собранию РФ// Рос. газ. 2009.13 нояб.

Сорос Джорж. Алхимия финансов. М.:ИНФРА — М, 1999.

Трофимова И.Н. Качество рабочей силы и национальная конкурентоспособность//Вопросы статистики. 2009. № 7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий