регистрация / вход

Панк как субкультура

Российский государственный торгово-экономический университет РЕФЕРАТ по дисциплине: Культурология на тему: « Панк как субкультура» выполнила: Стромская О.П.

Российский государственный торгово-экономический университет

РЕФЕРАТ

по дисциплине: Культурология

на тему: « Панк как субкультура»

выполнила: Стромская О.П.

группа: РГБ-13д

преподаватель: Ефимова И.Н.

Москва 2003

План работы.

1. История панка.

2. Стрейт-эдж.

3. Эволюция панка.

4. Скейтбординг.

Панк как субкультура

История панка

Для того чтобы понять внешнее проявление данной субкультуры, стоит познакомиться с историей формирования панковской идеологии и возникновения панка.

Punk - так раньше называли на уличном жаргоне проституток. В этом значении слово встречается в пьесе У. Шекспира "Мера за меру". В Америке в начале XX века его относят уже к заключённым - "шестеркам". Позже слово вошло в основной лексикон и сегодня употребляется в значении "грязь", "гнилье", "отбросы". Панк-рок 60-х годов принято называть "гаражным роком". Он появился в США в 1964 году, где под влиянием Beatles и Rolling Stones возникло огромное количество местных ансамблей. То, что они играли, заметно варьировалось в зависимости от регионов, местных музыкальных традиций, но в основном это была смесь блюзовых, белых народных мотивов с элементами доморощенной музыки скиффл. Значение этого события трудно переоценить - впервые с конца 50-х годов у американской молодежи появилась "своя" музыка. Респектабельные и совершенно безобидные пай-мальчики типа Бобби Ви или Пола Анки, которыми фирмы грамзаписи подменили бунтовщиков-рок-н-рольщиков на рубеже 60-х годов, испугавшись, как бы рок-революция не зашла слишком далеко, были немедленно забыты. Они уступили свои позиции кумиров молодежи лихому напору свежей энергии, разбудивших в юных сердцах дух свободы помыслов и действий.

Спустя пару лет это мощное всеамериканское движение вошло в историю рок-музыки под вышеупомянутым названием "гаражного рока". Откуда появилось такое странное название? Все объясняется очень просто: любительские группы репетировали в основном в гаражах - больше им просто некуда было деваться. "Гаражные" панки пели в свое удовольствие, не строили меркантильных планов и были известны только в среде своих родственников, друзей и соседей. Их творческие поиски отвечали на запросы не массовой, а локальной аудитории (школы, колледжа, района). Среди сотен непрофессиональных ансамблей тех лет едва ли наберется два десятка записавших на студии хотя бы одну грампластинку. Но в музыке они нашли самовыражение, почувствовали возможность раскрепоститься от заложенной обществом и родителями закомплексованности, хотя бы ненадолго стать самими собой, и поэтому вкладывали в произведения все накопившееся чувства, всю душу.

Сегодня судить о "гаражном роке" можно только по немногим уцелевшим записям тех лет. Все же эра совершенно игнорируемых шоу-бизнесом панк-групп 60-х годов была непродолжительной. Это объясняется быстрым ростом числа музыкальных групп и расширением границ рок-музыки, переходом к прогрессивному року, а также развернувшимися как раз в тот период поисками новых стилей и направлений, которые были предопределены стремительным прогрессом в области музыкальной и звукозаписывающей техники. К концу 1967 года все панк-группы в США либо распались, либо оказались вовлеченными в прочие музыкальные течения. В дальнейшем, до середины 70-х годов течения, идейно близкого гаражному року, не существовало. Однако стремление играть простую, агрессивную рок-музыку с элементами эпатажа не покидало отдельных представителей молодежной субкультуры, тех, кому самодеятельная бескомпромиссность гаражного рока пришлась по душе. А зерна этого стиля оказались щедро разбросаны по всей Америке.

Всходы, правда, появились лишь местами: в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте, где во второй половине 60-х годов возникли группы MC5, Velvet Underground и Iggy and the Stooges. Эти ансамбли со временем стали общепризнанными предтечами панк-рока 70-х годов. MC5 (Motor City Five - "Пятерка из города моторов", то есть Детройта, центра автомобильной промышленности США) обладала громким, жестким саундом. Яростный антиобщественный настрой музыкантов выражался в текстах песен и поступках исполнителей. Их деятельность в общих чертах очень походит на классический вариант более поздней панк-группы, за исключением маленькой детали: MC5 в духе 60-х годов были уверены, что рок-н-ролл способен изменить в мире все, что угодно...

Velvet Underground возводили уродство в ранг красоты и были еще более удивительным ансамблем для своего времени. В пору расцвета культуры хиппи и лозунгов типа "непротивления злу насилием", они поднимали в своих произведениях темы, на которые было наложено табу: половые извращения, растущее потребление наркотиков, социальное отчуждение, жестокость общества, полная безысходность и разочарование в будущем среди молодежи. Эти проблемы усиленно обходились всеми, хиппи просто предлагали уйти от них в мир собственных иллюзий. А в музыке и текстах песен Velvet Underground явственно слышалось разрушающее действие современной цивилизации, звучал, что называется, набат.

Stooges олицетворяли собой третью составную часть панк-рока - визуальную. Лидер ансамбля Игги Поп бесился и бесчинствовал на сцене: он мог спокойно снять штаны во время концерта или расцарапать себе грудь до крови, или плюнуть в публику, набрав в рот побольше слюны. Первое выступление Iggy Pop & the Stooges в 1967 году в городе Эрр Арбор (штат Мичиган) описывается американскими критиками таким образом: "Игги извивался всем телом, испуская нечленораздельные вопли, размазывал по голому торсу кровавые куски мяса, делал вид, будто режет себе кожу куском стекла, потом с разбега прыгал в зрительный зал. Все действо совершалось под примитивный и очень громкий рок".

К счастью или к сожалению, но в те годы заряд ненависти, выплеснутый в эйфоричную среду полунаркоманов, прошел мимо цели. Большинство слушателей тогда не приняли ни музыки, ни идей MC5, Velvet Underground и Stooges. Мнение было общепризнанным: хуже не бывает. Однако среди американской элиты нашлись-таки немногие, кто по достоинству оценил работы этих групп. Среди них были вполне известные в США личности: например, авангардист, художник поп-арта, кинорежиссер Энди Уорхолл, который на первых порах взял "под свое крылышко" Velvet Underground. Может быть, богемные "мальчики" просто пресытились роскошной и беззаботной жизнью и решили вкусить чего-нибудь эдакого? Вполне вероятно. Но может быть и другое: интеллектуальная богема оказалась в состоянии первой почувствовать обострение застарелого кризиса в развитых странах мира, особенно в США: кризиса морали, человеческих и общественных взаимоотношений, кризиса власти. Волна наркомании, захлестнувшая Америку как результат субкультуры хиппи, осознание полного провала вторжения во Вьетнам, попытки разрядки, которые так и не привели к уменьшению противостояния двух сверхдержав, поскольку Россия по прежнему не желала расстаться с идеей о "мировой революции", жестокий экономический кризис, разразившийся в начале 70-х годов, и, наконец, Уотергейт - вот вехи разочарования молодежи в собственном обществе и в тех кто им управляет. Факел, зажженный "гаражниками" и пронесенный сквозь 60-е в 70-е Игги Попом, подхватывают в 1973-1974 годах вполне образованные молодые люди из Нью-Йорка. Они собираются по вечерам в двух клубах - "CBGB" и "Max's Kansas City". Кумиром этой молодежи становятся новые группы: Talking Heads, New York Dolls, Ramones, которые представляются теперь первыми панк-музыкантами второй, настоящей волны панк-рока.

Пока деятельность американских панков не выходит за границы клубных вечеринок. Они остаются в рамках приличия, практикуясь в основном в музыке и авангардистской литературе - символизме, футуризме. В общем, интеллигенция развлекается. Ничего страшного. Так все и думали, пока гроза панк-рока не грянула над Великобританией два года спустя - в 1976 году. Англичане точно скопировали американцев - и ошеломили респектабельную Англию. То, что прошло в США не очень заметно, подняло за океаном бурю. А всему зачинщиком стал не очень известный содержатель лондонского магазина супермодной одежды и побрякушек Малькольм Макларен. В самом конце карьеры New York Dolls он подвизался у них в качестве менеджера, тонко уловил основные тенденции нью-йоркского прото-панка и решил использовать этот опыт на родине. Результат получился ошеломляющим. Назывался он - Sex Pistols. Несмотря на то, что многое в британском панке действительно воспринимается с трудом, кажется диким, необузданным, подчас каким-то животным порывом, он видится закономерным явлением как в жизни современного общества, так и в рок-музыкальной субкультуре. Панк стал реакцией "поколения без будущего" не только на нелегкие условия жизни и невозможность полной реализации духовных сил, но одновременно с этим и потребительско-мещанской сущности на интенсификацию общественно-политических и информационно-технологических процессов. Очень быстро он превратился в протест - форму, подходящую для любых столкновений на любой почве: идеологической, социальной, музыкальной. Поначалу напуганные власть имущие объявили панков хулиганами. Но когда хулиганят сотни тысяч, это называется по-другому - бунт. Причем бунт этот возник из трансформированного конфликта "отцов и детей". Поразительно: детей не устраивали те отцы, которые когда-то, 20 лет назад, повздорили с собственными родителями. Вспомните появление рок-н-ролла. А теперь уже новоявленные панк-бунтари из группы Generation X пели: "Пытаюсь выкинуть из головы всякое воспоминание о вашем поколении. Использую любую возможность для этого. Цель оправдывает средства. Ваше поколение ничего для меня не значит."

Однако теперь все было куда сложнее. Старые мечты рухнули - новым никто не верил. Пришло время отчаяния, полного неприятия окружающего мира и нигилизма. При изобилии материальных благ ни у общества, ни у конфликтующей с ним молодежи не оказалось достаточно прочных моральных качеств для того, чтобы воспользоваться ими во благо себе и всему человечеству. Это тоже послужило причиной возникновения панк-бунта. В начале 1976 года добропорядочным англичанам показалось, что британская молодежь сошла с ума. Улицы наводнили толпы отвратительного вида подростков. В кожаных куртках и нарочито разорванных джинсах на коленках, со шпильками в ушах и кольцами в носу, бритоголовые или ощетинившиеся разноцветными шевелюрами, с размалеванными краской лицами и унитазными цепочками, перекинутыми через плечо на манер шарфа, они оккупировали подворотни, местные пабы и кафе. Они хулиганили в кинотеатрах, вызывающе вели себя по отношению к полицейским и задирали прохожих. Таким способом они спешили выразить свой протест миру, в котором родились и выросли. Философия панков была философией "потерянного поколения", простой до предела: в свинарнике лучше и самим быть свиньями. Они окончательно решили, что изменить мир к лучшему нельзя, и поэтому на жизни и карьере в старом понимании этого слова был поставлен крест.

Мир потерял смысл. Жизнь потеряла смысл. Будущего не стало. Об этом, например, пели Sex Pistols: "Боже, храни королеву! Ведь это фашистский режим. Он сделал из тебя болвана - потенциальную водородную бомбу. Боже храни королеву! Ведь она не живое существо. И нет будущего в мечтах англичан. Нет будущего, нет - для тебя. Мы - цветы в мусорном ящике. Мы - яд человечества. Мы - будущее. Ваше будущее."

Определяющим стало наплевательское отношение к окружающим и самим себе, установка всегда совершать только то, что хочется сию минуту. Мораль оказалась повернутой на 180 градусов: все, что считалось аморальным у нормальных людей, на улице становилось внешним проявлением "нравственности". Это отчетливо выразила группа Slits в песне "Враг номер 1": "Если тебе нравится белый цвет, я буду черной. Если ты любишь черный, я буду желтой. Если ты ценишь все разумное, я буду безрассудной. Если ты дорожишь рассудком, я буду сумасшедшей. Если ты любишь мир и цветы, я принесу ножи и цепи."

Этакий дух противоречия встает за этими строками. Высмеять все привычное и устоявшееся, разрушить создаваемое веками, раз оно на пользу не всем, а лишь тем, кто в бриллиантах, - так и пробила себе дорогу идеология панков - идеология противления злу насилием... над собой и окружающими. Но здесь важно отметить, и об этом еще будет сказано ниже, что нового внес панк-бунт в молодежный рок-протест по сравнению с предыдущими годами и даже "первой рок-революцией". Удар наносился не только и не столько по знакомым "мишеням" - религии и так называемой буржуазной морали, что обычно выливалось в пропаганду секса и свободной любви, но и по основным общественным устоям вообще - истеблишменту, милитаризму, королевской семье и т. д. Это, например, звучит у Clash. Вот слова из песни "Белое восстание": "Вся власть у тех, кто в состоянии купить ее. Мы ходим по улицам, как цыплята... И все делают то, что им говорят. Я хочу, чтобы восстали люди с белым цветом кожи. Белое восстание - мое восстание."

Итак, предыстория панк-рока закончилась. 6-го ноября 1975 года началась вторая рок-революция. В этот день в Лондоне в Колледже искусств Святого Мартина состоялось первое публичное выступление ансамбля с вызывающим названием Sex Pistols. Группа исполнила всего пять композиций собственного сочинения, после чего напуганный сотрудник колледжа вырубил электричество. Концерт длился 10 минут. Несмотря на неудачи, о Sex Pistols заговорили. В основном благодаря скандалам, которые сопутствовали появлению музыкантов в любых местах. Их ругали и костили, как никого еще не ругали и не костили в рок-музыке. "Мелоди Мейкер", ведущий английский еженедельник, обрушился на них с разгромной рецензией. Ответственный работник корпорации грамзаписи "WEA" Дейв Ди в интервью дал им такую оценку: "С музыкальной точки зрения это просто немузыкально. В том, что они исполняют, нет дисциплины - поэтому у меня не может проснуться любовь к ним. Я не думаю, что у этого направления есть хоть какое-нибудь будущее". А великий труженик рок-музыки Фил Коллинз небрежно отмахнулся: "Да у них просто нет таланта". Конечно! И даже больше: у них не только не было таланта - они играть-то на музыкальных инструментах умели кое-как. В этом и заключалась идея панк-рока! Они играли свои песни не ради музыки, или развлечения, или денег, а ради таких же, как они сами, уличных мальчишек и девчонок. Они одевались так же, думали так же, действовали (читай: хулиганили) так же. Плоть от плоти - улица (между прочим, так начинали многие рок-борцы: Beatles выходили на сцену с унитазными сиденьями на шее, Who разламывали каждый вечер дорогостоящую аппаратуру, Rolling Stones выгоняли из ресторанов и отелей за внешний вид - они были героями своего поколения. Они одевались так же, как все, были рядом и доступны. Это покорило молодежь. Равенство и братство - наивно и немного романтично, но, возможно, так оно и было. А кто же еще мог стать во главе молодежи, у которой остался лишь один лозунг: "Бороться против всего"? Нон-конформизм рок-н-ролла давно уже был забыт. Рок-ансамбли увязли в тоннах электроинструментов и другой аппаратуры, их опусы в домашних условиях невозможно было воспроизвести, как когда-то песни Beatles или Rolling Stones. Рок-музыканты 70-х из Yes, Genesis, Deep Purple, Led Zeppelin, Pink Floyd превратились в бизнесменов и жили в особняках, разъезжали в лимузинах под охраной телохранителей. У них уже не осталось точек соприкосновения с молодежью, 12-минутные гитарные соло или диско-танцы под фонограмму не имели никакого отношения к уличным подросткам или молодым безработным.

Поэтому-то панк и предложил создать свой собственный альтернативный мир рок-музыки, который не требует десятков тысяч долларов на покупку дорогостоящей аппаратуры, не нуждается в контрактах с солидными звукозаписывающими компаниями, не заинтересован в продаже пластинок миллионными тиражами. Все, что требуется этой самодеятельности, - пара дешевых гитар да ударная установка: каждый, обладающий минимальными музыкальными способностями (хотя и это необязательно), может организовать ансамбль под крышей собственного дома. Вехой в становлении британского панк-рока стал фестиваль, прошедший 20/21 сентября 1976 года в лондонском клубе "100". К этому времени лидер Sex Pistols Джонни Лайдон уже взял себе псевдоним Джонни Роттен (англ. Rotten - прогнивший) и превратился во "врага общественности номер 1", став одновременно лидером "потерянного поколения".

Первая же песня Sex Pistols, получившая известность, стала эталоном для всех подражателей: "Анархия в Соединенном Королевстве". В диком темпе Роттен словно плевался словами: "Я антихрист, я анархист! Не знаю, чего я хочу, но знаю, как этого добиться. Я хочу уничтожать прохожих, потому что желаю быть самой анархией!"

Ненависть к общественному устройству так и рвалась у него наружу. Он говорил: "Я хотел бы взорвать весь этот мир. Грязный, отвратительный мир..." Выступая по национальному телевидению, музыканты Sex Pistols сквернословили во время интервью, говорили гнусности. Добропорядочная, чопорная Англия была шокирована.

На фестивале атмосфера была запанибратская. Выступали все основные группы, успевшие народиться за последние полгода под влиянием Sex Pistols: Clash, Subway Sect, Siouxsie & the Banshees, Damned, Vibrators, Buzzcocks. Из Франции специально приехали Stinky Toys. У этих ансамблей музыка и тексты во многом были похожи. Песни, как правило, не продолжались более двух минут, исполнялись в очень быстром рок-н-ролльном темпе с однообразной басовой партией, подчеркивающей ритм. Многие старались звучать нарочито резко, немелодично, певцы хрипели, давились, орали, визжали в микрофон. Зачастую песни производили впечатление сырого, недоделанного материала. И все же это не помешало известному и очень популярному в те годы рок-гитаристу Крису Спеллингу сказать: "Они выглядели и звучали хорошо. Большинство групп скучны, а панк - нет. Они пришли в самое время. Я не понимаю, почему некоторые их критикуют... Очевидно, они плохо слышат".

Из выступавших на фестивале ансамблей наибольший успех сопутствовал Sex Pistols. Из других групп лучше всего смотрелись Clash и Damned. Subway Sect не имели ничего своего за душой. Утверждая: "Мы говорим, что хотим", музыканты во всем повторяли Sex Pistols. У них не было собственной аппаратуры и места для репетиций, поэтому они неотступно следовали за Clash и, как только те отставляли в сторону свои гитары, "сабвэйсектовцы" немедленно "пользовались моментом" и начинали репетировать. Правда, отсутствие аппаратуры - общая беда "подпольных групп": их участники были, как правило, очень бедны. В связи с этим на фестивале произошла одна символичная история, о которой необходимо упомянуть. Для выступления группы Siouxsie & the Banshees потребовалась ударная установка и гитары. Договорились с добряками Clash, что те дадут им свои. Но когда "клэшевцы" увидели, как Сиукси напяливает себе на руку повязку со свастикой, они тут же отказали ее группе в аппаратуре. "Мне кажется, она не совсем понимает, что делает, - сказал менеджер Clash Бернард Родз. - Мы не хотим иметь ничего общего с ЭТИМ". Среди песен, звучавших два вечера в клубе "100", были всякие. Но общий настрой можно представить себе по названиям: "Скука", "Лондон в огне", "Я сражался с законом..."

Панки пели о самих себе: о нищете и очередях за пособием по безработице, о детской преступности и неумолимом подорожании жизни, о жестокости на улицах и о наркомании, хаосе и анархии, о существовании вместо жизни, о нежелании подчиняться чужой воле и жажде быть свободными. Их песни были наполнены смутным недовольством, обделенностью и полной безнадежностью. Сокрушающий нигилизм сквозил во всем, словно панков тошнило от собственной жизни. В первый год о панк-роке много писали и говорили как о музыке безработных, высказывались мысли об атаке на систему. Но даже в среде самих панков особых иллюзий на сей счет не было. Джо Стаммер из Clash говорил так: "Рок-н-ролл - совершенно бесполезен. Никто из нас ничего не изменит. Пройдет несколько лет, и все будут, как и прежде, копаться в дерьме, а в свободное от этого занятия время пойдут и купят четвертый или пятый, а может быть, к тому времени и шестой альбом группы Clash. Рок ничего не в силах изменить. Но после того, как я это сказал - а я это сказал только для того, чтобы вы поняли, что у меня нет особых иллюзий, - я все же хочу попробовать что-то изменить. Главное, за что я борюсь - за персональную свободу. За право выбора". В 1977 году в Великобритании счет панк-группам шел уже на тысячи. Быстро создавалась новая так называемая "независимая" система рок-индустрии. Появлялись маленькие частные фирмы грамзаписи - индиз ("independent labels"), начали выходить самиздатовские журналы - фанзины - с информацией о панк-роке. Но это все, даже мысли о возможной конкуренции, не волновали "большой" мир. Он испугался самой панк-революции и боялся только ее политического итога. Важно было привести его к нулю. В задачу входило погасить в панке его социальный, вернее, антисоциальный заряд и выпустить пар вхолостую. Прибегнули к испытанному средству - поп-индустрии. Из панка сделали доходный бизнес. Поначалу знаменитые фирмы грамзаписи отвергали его: в ноябре 1976 года фирма "ЕМI" подписала контракт с Sex Pistols на 40 000 фунтов стерлингов, но в январе следующего года указала им на дверь. В марте "А&М" предложила 150 000 фунтов стерлингов, но уже на следующей неделе расторгла соглашение. А в мае их подобрала компания "Верджин", теперь уже окончательно.

Эта молодежь оказалась сделанной из того же теста, что и все общество потребления: как скоро на горизонте забрезжили крупные деньги, барыши, панк погиб. Те, кто год назад с ненавистью грозили кулаком вслед разъезжающим в лимузинах рок-звездам, теперь уже сами мечтали о подземных гаражах. Атрибутика стиля панк вошла в моду и производилась на конвейере. Индиз получили отдельную колонку в хит-парадах ведущих музыкальных изданий Великобритании. Обработка общественного мнения пошла в том направлении, что, дескать, в любой системе нет ничего хорошего, пока ей не противостоит антисистема. Эта угроза просто необходима, чтобы доказать жизнеспособность самой системы и ее правильный путь развития. Панк - такая антисистема. И если бы система была плоха, панк смел бы ее. Раз ему это не удалось, значит, система прекрасна. Молодежь - это наше спасение, нечто вроде сторожевой собаки. Панку подкосили ноги тем, что его разрешили и вывели из подполья. Никто больше не запрещал турне Sex Pistols, не отменял их концертов, не арестовывал тиражи готовых пластинок. Панк пустили на телевидение и эстрадные подмостки любых залов, помахивая перед носом пачками денежных купюр. Отсюда началась New Wave - "новая волна". Панк-рок начал деформироваться, изменяться, расчленяться по самым разным музыкальным, политическим, эстетическим направлениям. Появились десятки новых стилей со своими концепциями, новым художественным мышлением, видением мира, иными целями. Панк раздробился, как в свое время прогрессивный рок...

ПАНК-РОК (PUNK ROCK) В музыкальной среде существует достаточно обильное количество гипотез, объясняющих появление слова "панн". Все они имеют разную степень правдоподобности. Классической версией является крещение панка благодаря возникшему в конце 75-го года в Нью-Йорке фэнзина PUNK, освещавшего жизнь местной альтернативной рок-туcoвки. В широкий обиход термин ввели британские журналисты, которым хотелось уколоть или грязно охаять поднимающуюся ораву неведомых рок-н-ролльных чудищ - Sex Pistols, Clash,Vibrators, Buzzcocks и т.д. Но те с неожиданной благосклонностьюприняли это клеймо.

ОЙ! (Оi!) Термин изобретенный в 1981 году прославленным британским журналистом Гари Бушелем из журнала Sounds. Он всячески продвигал и пропагандировал молодые панк-группы (впрочем, старых тогда еще не было), в том числе из числа наиболее радикальных. После того, как Гари ознакомился со вторым альбомом Cockney Rejects, на дорожках которого находилась композиция 'Oi! Oi! Oi!', им был придуман терминдля обозначения целой плеяды британских групп, играющих скоростной, бескомпромиссный панк с припевами, навеянными скандированиями футбольных фзнов. Прототипами жанра общепризнанно считаются Sham 69 и Skrewdriver.Начиная с середины 80-х, Ой! стал не столько обозначением музыкального стиля сколько термином, обобщающим огромную массу скинхэдских (как правых, так и левых) коллективов с панк-роковыми корнями, но зачастую совершенно разной музыкой - от ска до хэви-метала.

ГРАНДЖ (GRUNGE) Тянучий, гнусавый, грязный и до омерзения депрессивный альтернативный рок, берущий начало в панк-роке, однако совершенно противоположный ему по идеологии. Основоположниками гранджа безусловно являются,Husker Du, которые замедляясь и опсиходеливаясь с каждым годом, из хардкорового коллектива превратились в тяжелое, злое и мрачное воплощение панк-роковой депрессии. Таким образом, первым гранджевым диском можно назвать их двойной альбом 'Zen Arcade' (1984), Звучание Husker Du было подхвачено на Атлантическом побережье США, где и возникла пресловутая гранджевая сцена - Green River, Melvins, Helmet и, наконец, Nirvana. В этих граидж-командах не осталось ни капли реального бунта, и поэтому к ним, в отличие от классиков типа Husker Du или Meat Puppets, "истинные" панк-рокеры не испы- тывают ничего, кроме объяснимой брезгливости.

ПОП-ПАНК (POP-PUNK) Мягкая, увеселительная форма панк-рока. Легко слушается и поднимает настроение на пляже, на вечеринках, в бане, в ЛТП, в КПЗ или, на худой конец, в КВД. Поп-панк зачастую бывает очень быстрым и совершенно не попсовым, но тем не менее рассчитан именно на публику, любящую слушать добротный рок-н-ролл или просто развлекаться. Дабы усвоить сущность жанра без лишней нервотрепки, достаточно послушать три ключевых образца: Ramones 'Leave Home', Buzzcocks Another Music In A Different Kitchen', Green Day 'Dookie'.

ПОСТ-ПАНК (POST-PUNK) Как правило пост-панк имеет очень слабое сходство с панк-роком. Несмотря на приставку "пост" он появился почти одновременно с настоящим панком, У его истоков стояли американские нововолновые коллективы (Talking Heads, Television, Blondie, Devo), британские панк-группы, которые со временем решили творить в более легковесном жанре (Clash, Buzzcocks, Damned), и британские команды, которые поднялись на волне панк-революции, но сами к таковой не принадлежали - Stranglers, Police и т.п. Старики Iggy Pop и Lou Reed вложили наибольшее количество кирпичей в фундамент этого весьма разнородного жанра. Наиболее характерными представителями пост-панка можно назвать The Fall, Siouxsie And The Banshees, The Cure, Joy Division, Jesus And Mary Chain, Sigue Sigue Sputnik, ранний U2, Biliy Idol, Birthday Party и армада других (как-никак в начале 80-х пост-паик в Англии вытеснил почти все остальное).

СКА (SKA) Народная карибская музыка, которая впоследствии при слиянии с ритм-энд-блюзом породила регги. Ска отличается более простои и более танцевальной ритмикой, нежелли регги, и белым гораздо проще адаптировать это к своим музыкальным нуждам (большим и малым). Этим воспользовались многие панки, которые принялись шпиговать свою музыку элементами ска, как это делают NOFX, а зачастую базируют практически всю свою ритмику на ска - как Operation tvy или Mighty Mighty Bosstones. Изначально в панк-рок ска пришло благодаря стараниям Clash.

ХАРДКОР (HARDCORE) Ужесточенный американский панк-рок, порожденный в первую очередь стараниями группы Black Flag. Основные приметы: короткие песни, нарочитая двухаккордность, беспредельные скорости, полное игнорирование мажорных звукозаписывающих фирм. Первый хардкоровый альбом - 'Group Sex' Circle Jerks (1980). В середине 80-х хардкоровые команды стали часто перелезать в металлический лагерь, и наоборот - многие металлисты стали углубляться в хардкоровые джунгли. Отсюда пошло всенародное, но все равно ошибочное мнение, что хардкор - это металлизированный панк. Надо бы заметить, что металлизированный панк носит название кроссовер (по альбому 'Crossover' банды D.R.I. 1987 года). Еще позже ярлык "хардкор" стали клеить на металло-рэповые команды класса Biohazard, Pro-Pain, Dog Eat Dog и т.п., но к настоящему хардкору их оголтелые вопли и махание татуированными мышцами не имеет ни малейшего отношения.

Стрейт-эдж.

Начало 80-х… Этот период нельзя назвать кризисом панк-движения, но многие начали осознавать бессмысленность саморазрушения, так свойственную представителям этой субкультуры. В данном случае саморазрушением я называю употребление наркотиков, алкоголя, никотина и беспорядочную половую жизнь. Ведя такой образ жизни, панк-движение создало себе репутацию наркоманов и алкоголиков, абсолютно не заботящихся о своём моральном облике. Этот стереотип бытует и поныне, особенно в странах бывшего СССР («панк -- пьяный, грязный, никчемный и не на что не способный»). Многие люди ходили на концерты, разделяли взгляды, но понимали, что у такого движения, к сожалению, будущего нет. Как нет и настоящего, если туса постоянно находится «под кайфом». Дальше - больше: многие музыканты стали придерживаться той же точки зрения и началось…

Откуда пошло название?Существует 2 легенды о происхождении «термина» Straight Edge. Согласно первой Jeff Nelson, ударник "Minor Threat" -- одной из первых групп, проповедующих идею "будь панком, будь чистым" ("stay punk, stay clean") -- рисовал плакат для предстоящего концерта. При этом он использовал линейку и сравнил ее жесткий и четкий край со стилем жизни, который ведут участники группы. По второй легенде Ян Маккей выкрикнул это словосочетание со сцены на одном из концертов. И уже к 1981 это название прочно закрепилось за движением, и Minor Threat представили слушателям одноимённую песню.

Люди, которые поддерживали это движение, малевали на своих руках кресты. Потому что тогда при входе в клуб тем кто не достиг совершеннолетия охрана ставила на руку крест. В баре бармен смотрел на руку просящего выпить и если там стоял крест, то отказывал. А стрэйтэджеры ставя себе кресты, как бы добровольно отказывались от спиртного. В музыке StraightEdge – самое агрессивное направление в хардкоре.

Эволюция панка.

К концу 90-х стали говорить о возрождении гитарной музыки, о возвращении духа чистого панк-рока. Он пришел на смену депрессивному гранжу и декадентскому брит-попу начала 90-х. Грусть-тоска и безысходность новому поколению осточертели. Захотелось веселья безудержного, анархического, вместо вялой депрессии — энергичного бунтарства.

Панк-рок был возращен к жизни шоу-бизнесом, убившим его на рубеже 70-х—80-х. Из прежнего, классического, панка в новый перекочевал в первую очередь характерный звук — энергичный, быстрый и тупой рок-н-ролл, очищенный от премудростей и красивостей. Как говорится, всего три аккорда, но зато правильных.

С идеологией дело обстояло сложнее. Самый важный элемент панковского мироощущения — агрессия. В 70-е годы панки пришли с лозунгом «Я ненавижу» в противовес хипповскому «Я люблю». Ненавидели всё: общество потребления, родителей, любые ценности. Себя величали цветами в помойке, белое называли черным, плохое хорошим, чистому предпочитали грязное, пению — вопли, рассудку — безумие, жизни — смерть. Главные принципы настоящих панков: «Будущего нет», «Живи быстро, умри молодым».

Было придумано, что надо сделать с панками, чтобы они не представляли угрозы для общества: их легализовали. Назвали антисистемой, которая нужна для укрепления системы. Беснующейся молодежи была предоставлена законная возможность выпустить пар, а дельцы шоу-бизнеса стали зарабатывать на панк-роке деньги. Впрочем, панк-группы 80-х большой популярностью не пользовались. Мода на них постепенно сходила на нет. Но в 90-е годы панк-рок возродился - на сей раз сразу в коммерциализованном виде.

Коммерчески успешный Offspring прекрасно подходит для приручения экстремистски настроенных панков и вытеснения по-настоящему агрессивных музыкантов на второй план. Существуют, разумеется, и другие панки, бешеные и опасные, пропагандирующие в том числе и фашистские идеи, немыслимые для классических панков 70-х. К нынешним панкам прилипает любая идеология, не только «левая», как было тридцать лет назад. Панковской может показаться какая угодно экстремистская молодежная группировка. Или просто хулиганы, которым нравится колоритный прикид, и не более того. Такие музыканты, как правило, остаются маргиналами. Да и кому они особенно нужны, когда у подростков есть возможность легально проявить свою возрастную агрессию и жажду независимости через тот же Offspring?

Антиобщественные выпады Offspring, разумеется, всего лишь поза. Этакий антураж. Предполагается, что бунтовать и бить витрины никто не пойдет. Сами кумиры поколения не на шутку испугались бы такой агрессии. Тем не менее какую-то идеологию предъявить они должны. Только тремя аккордами, даже очень заводными, умами не завладеешь.

Холланд и его друзья выбрали учителем не Джонни Роттена, а взяли на вооружение идею более умеренных музыкантов из другой легендарной панк-группы 70-х Clash. Ее участник Джо Стаммер не верил в то, что рок-музыка и панк-движение, в частности, могут что-нибудь изменить. Поэтому он говорил, что отстаивать надо персональную свободу и право выбора. О том же поется и в главных хитах Offspring. Внутренняя свобода превыше всего. Ты можешь делать с собой все, что угодно, не считаясь с тем, чего от тебя ждут родители, учителя, общество. Можешь хулиганить, менять девчонок хоть каждый день, напиваться, гонять на тачке. У тебя есть свой путь, ты должен идти, не обращая внимания на препятствия. Никто не сможет тебе помешать.

Offspring сделали декоративным не только панковский бунт. Они и музыку подвергли радикальному пересмотру. Их стиль описывают совершенно абсурдным на первый взгляд словосочетанием — поп-панк. Когда-то была такая формула: музыка без драйва — это попса, драйв без музыки — панк. Для Offspring этого противоречия не существует. У него есть и то, и другое — и весьма приличный драйв, и минимальная музыкальность. Будущее для такого сочетания — самое радужное. Как показывает практика, возможны бесконечные вариации в пропорциях панка и попсы. Достаточно послушать уже знаменитых Korn, Green Day, Guano Apes, NOFX или входящую в моду группу Strokes.

Скейтбординг.

На протяжении всего своего развития скейтбординг был неразрывно связан с различными музыкальными течениями. Конечно, субкультура скейтеров это сообщество индивидуальностей, музыкальные предпочтения которых могут быть абсолютно различными, однако, исторически сложилось так, что панк/хардкор движение, оказало определенное влияние на эту субкультуру и во многом определило некоторые ее характерные особенности.

Первые скейтеры ни о каком панке и не подозревали, что не удивительно, тогда (где-то в середине 60-х) его еще попросту не было. Уставшие от кувыркания на волнах серферы спокойно, бороздили асфальтовые просторы на неуклюжих скейтбордах и слушали спокойную и занудную музыку, нечто вроде психоделлического буги с элементами хард-рока. И сегодня находятся оригиналы, исполняющие подобную музыку (FU MANCHU). В таком же жанре играл коллектив под названием SKOUNDRELZ, в котором принимал участие известный скейтер 70-х Tony Alva.

В течении последующих десяти лет сильно меняется катание. Оно становится более агрессивным и динамичным. Скейтеры осваивают бетонные бассейны и заброшенные дренажные трубы, строятся первые скейтпарки. Спокойное и размеренное катание по ровным асфальтовым поверхностям сменяется модой на преодоление различных препятствий и исполнение невиданных и невероятно сложных, по тем временам, трюков. В общем, скейтбординг перестает быть придатком серфинга и обретает собственное лицо. Тягучая и заунывная музыка 60-х не отвечает потребностям нового поколения. В это же время начинается борьба скейтеров за свои права. Дело в том, что скейтбординг никак не вписывался в рамки привычных представлений о спортивной активности, в связи с этим в США да и в других странах власти долгое время приравнивали его к уличному хулиганству. В большинстве американских Штатов до сих пор существуют законы, разрешающие катание только в строго определенных местах и запрещающие скейтерам появляться на улицах без шлемов и специальной защиты. Кроме того, скейтерам вменяется в вину порча государственной собственности (перила, заборы, покрытия), нарушение правил дорожного движения и т. п.

Подобная политика властей быстро приводит к тому, что скейтбординг окончательно уходит в подполье. Здесь и происходит его встреча с панк-роком. Обе формы самовыражения были в то время невероятно близки друг Другу. И то и другое в то время можно быпо расценивать как бунт против системы ценностей, которая навязывалась обществом, как бегство от иерархии, законов и контроля со стороны школы и родителей. Быть панком и кататься на скейте значило громко и искренне сказать «Fuck Off» всем, кто мешал жить, стоял на пути, пытался контролировать. Для бунтующих тинейджеров скейтбординг выглядел намного привлекательнее, чем, например бейсбол или баскетбол, которые чаще всего ассоциировались с ненавистным школьным спортзалом. Он был чем-то близким, так как отвергался обществом и стоял вне закона, чем-то настоящим. Что не покупается и не продается. Начинается активное взаимопроникновение скейтбординга и панк-рока. Этому во многом способствовал культовый скейтбордический журнал THRASHER, всегда пропагандировавший независимую панк-музыку. В конце 70-х, первой половине 80-х скейтеры были панками, а панки катались на скейтах.

В общем скейтбординг и панк-рок по-прежнему крепко повязаны, несмотря на то, что первый из феномена подпольной панк-культуры превратился (ну, по крайней мере стремительно превращается) в общепризнанный вид спорта. Корни и у панка и скейтбординга общие.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий