регистрация / вход

Сведения франкоязычных западноевропейцев по оружию народов Северного Кавказа

СВЕДЕНИЯ ФРАНКОЯЗЫЧНЫХ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙЦЕВ ПО ОРУЖИЮ НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА. Оружие для кавказских горцев всегда было неотъемлемой частью их жизни. Оно высоко ценилось, на его украшение не жалели средств, а изготовление оружия издавна было одним из важнейших промыслов народов Кавказа. Для изучения кавказского оружия очень важны нарративные источники – известия западноевропейских ученых, путешественников, посетивших Северный Кавказ в ХУ1-Х1Х веках.

СВЕДЕНИЯ ФРАНКОЯЗЫЧНЫХ

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙЦЕВ ПО ОРУЖИЮ

НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА.

Оружие для кавказских горцев всегда было неотъемлемой частью их жизни. Оно высоко ценилось, на его украшение не жалели средств, а изготовление оружия издавна было одним из важнейших промыслов народов Кавказа. Для изучения кавказского оружия очень важны нарративные источники – известия западноевропейских ученых, путешественников, посетивших Северный Кавказ в ХУ1-Х1Х веках. Данные, содержащиеся в этих источниках, порой достаточно скудны, но, тем не менее, они представляют определенный интерес.

Так французский консул в Каффе Пейсонель сообщал в 60-х годах ХУШ века о том, что в черкесском обществе право владеть оружием имели независимые сословия. «Беи, знать и сипаги одни имеют право носить оружие, или иметь его у себя, - писал он. – Это воспрещается всем подданным сервам. С тех пор как знатный стал беем, его единственная забота – обеспечить себя достаточным количеством оружия для вооружения всех подданных его владения». (Пейсонель К. Трактат о торговле на Черном море. // Сб. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов ХШ-Х1Х вв.- Нальчик, 1974).

Иностранные путешественники посетившие Черкессию в первой половине Х1Х в., оставили описание виденного ими черкесского оружия. Так, Г.Ю. Клапрот, ученый-ориенталист, русский академик, побывавший на Северном Кавказе в 1807-1808 гг. с научными целями, писал о черкесском вооружении: «Черкес никогда не выйдет из своего дома невооруженным, по меньшей мере он носит обычно саблю или кинжал у пояса, на плечах у него бурка. Полным вооружением считается, кроме ружья и пистолетов, кольчуга (афе), небольшой шлем (кипха), или большой (таш), железные перчатки (аштельт), нарукавники (абшумбух). Если они выезжают в поле или наносят визиты, то бывают вооружены луком и колчаном со стрелами. Щит у них не распространен. Все их оружие вообще прекрасного качества, но очень дорогое. Комплект оружия князя оценивался примерно в две тысячи рублей серебром».

Это описание дополняет Жан-Шарль де Бесс, венгерский ученый французского происхождения, предпринявший поездку на Кавказ в 1829 году также с научными целями.

«Когда черкесы одевают парадную форму, они носят кольчугу, называемую «афех», маленький шлем «кипха», их манто, бурка, делается из мохнатого войлока, черкесы называют его «джако», а татары – ямаче; простолюдины носят кусок козьего меха, чтобы укрываться от дождя; в плохую погоду они носят на голове своеобразный капюшон, именуемый башлык.

Свои ружья они носят на ремне и укрывают их в кусок козьей или барсучьей шкуры, не пропускающей воду и влагу… Спереди на поясе висит длинный кинжал, а на боку – сабля. Подобное черкесское вооружение перенято даже офицерами черноморских казаков и на всей Кавказской линии».

Так как оружие имело высокую материальную ценность, оно играло большую роль при жизненно важных расчетах. Например, в плату за невесту – калым – всегда входило оружие. О калыме, состоявшем в Х1Х в. из скота и оружия (сабель, ружей, кольчуг), пишут Г.Ю. Клапрот, Ж.-В. Тейтбу де Мариньи, посещавший причерноморскую Черкессию в 1818-1824 гг. В дворянский обязательный калым в Х1Х в. Входили защитный доспех и шашка; а в простонародный – ружье, т.е. дворянин был всадником, а простолюдины сражались пешими.

Оружие играло большую роль при свадебном обряде. Во время свадьбы устраивались скачки и стрельба в цель; в песнях, которые пелись на свадьбах прославлялась воинская доблесть. На свадьбу мужчины приходили в кольчугах.

Выстрелы постоянно звучали во время свадьбы.

Оружие также составляло главное убранство комнаты в кавказском жилище. Существовал обычай, согласно которому черкесы входя в дом, «отдают слугам все свое оружие, которое тут же развешивается на стенах рядом с оружием хозяина», они «оставляют при себе только кинжал, с которым не расстаются никогда», - пишет Тейтбу де Мариньи. Он говорит о том, что на Кавказе часто имеют гостевое помещение, где стены украшаются саблями, кинжалами, луками, стрелами, пистолетами, ружьями, шлемами и большим числом кольчуг». «При входе с нас также было снято оружие», - сообщает он.

Дюбуа де Монпере, посетивший Черкессию в 1833 г. и подробно ознакомившийся с ее жизнью, подтверждает, что «единственным украшением стен жилища князя является оружие всех видов, кольчуги, луки, стрелы и т.п., развешенные на гвоздях».

Когда в доме кавказца рождался ребенок, ему дарили первый подарок – кинжал. Часто оружие подчеркивало социальную градацию горцев.

В кабинете эстампов Национальной библиотеки Франции нами была обнаружена гравюра Леруа – выполненная по рисунку Тейтбу де Мариньи - «Черкесы в бурках и черкесы в кольчугах». (Bibl. Nat. Paris.Ob.120 folio – Teme 6. 9216928). Еще архаичная экипировка черкесов включала в себя кольчугу, шлем, налокотники, все это мы видим на рисунке Тейтбу де Мариньи. Этот костюм дополняло оружие – шашка, лук, кинжал. Рисунок интересен своей поздней датировкой – 1818 год. Причем, видимо, автор изображения подчеркнул социальную дистанцию между изображенными горцами. Люди низких сословий на Кавказе не могли носить кольчугу, лук и колчан. На войну они отправлялись в повозках и сражались пешими. Эти сведения подтверждает и путешествовавший по Кавказу в 1797-1798 гг. граф Ян Потоцкий.

Чрезвычайно интересным представляется то, что на рисунке Тейтбу де Мариньи помимо прочего оружия мы видим кистень, - деталь крайне редко встречающаяся на изображениях кавказских горцев. Кистень был во всеобщем употреблении в России в ХУШ-Х1Х вв. Это оружие, состоящее из металлического шара на ремне, приспособленное для нанесения ударов. Повидимому, оно идет с Востока и занесено в Европу монголами.

Орудия подобного рода были известны и в более древние эпохи; к их числу можно отнести и римский бич, состоявший из 2-3х ремней, с вплетенными в них бронзовыми зубчатыми крючками.

Особое разнообразие орудия этого типа получили на востоке: в Китае, Японии, у монгольских народов. Сюда относятся турецкий и русский кнут, казацкая нагайка, западноевропейская «утренняя звезда».

Детально передано вооружение и на рисунке приписываемом Я.Потоцкому (повидимому, речь идет все же о рисунке Гейслера). На поясе изображенного ингуша мы видим кинжал в ножнах, на ремне, перекинутом через плечо, ружье, в левой руке – круглый щит с фаларом посередине, в руках – длинное сучковатое копье с ромбическим наконечником. Археологические раскопки подтверждают достоверность этого рисунка, так как многие предметы, изображенные на нем, встречаются в средневековых наземных ингушских склепах. Так, Д.Ю. Чахкиев, со ссылкой на Я. Потоцкого, отмечает, что «короткие дротики, с узким граненым острием наконечников и сучковатыми древками», можно видеть у ингушских воинов конца ХУШ в. (Чахкиев Д.Ю. Копья и дротики из позднесредневековых вайнахов // Новые материалы по археологии и этнографии Чечено-Ингушетии. – Грозный, 1987). Но в данном случае речь идет не о дротике, а о длинном копье.

В.И. Марковин пишет: «Воин-вайнах всегда имел при себе холодное оружие (кинжал, а то и саблю), лук и набор стрел с железными наконечниками. Если же дело доходило до настоящей брани, он облачался в кольчужную рубаху с короткими рукавами из хорошо прокованных железных колечек, надевал цельнокованый железный шлем и брал круглый щит. Налокотники в виде лотков, скрепленных ремешками, завершали его экипировку. Судя по рисунку путешественника Яна Потоцкого, примерно так вооружался ингушский воин еще в начале Х1Х века». (Марковин В.И. Каменная летопись страны вайнахов. – М.: Русская книга, 1994. – С.140).

Французский исследователь Ярослав Лебединский в книге «Оружие казаков и кавказцев…» пишет, что черкесы, согласно рисунку Я. Потоцкого, носили чувяки, бешмет, черкеску. Этот костюм дополняла шашка, замеченная рисовальщиком. (Lebedynsky J. Les Armes Causaques et Caucasiennes et les armes traditionnelles d’Europe orintaale. – Paris, 1990). Однако, проведя сравнительный анализ изображений, мы настаиваем на том, что в данном случае опять-таки речь идет о рисунке Гейслера. Он публикуется в издании книги Потоцкого в качестве иллюстративного материала и вполне соответствует его описанию черкесов, в частности тому пассажу, где Потоцкий говорит о том, что «впервые увидел черкеса, стреляющего из лука». На рисунке Е.М. Корнеева «Черкес, стреляющий из лука», (гравюра, выполненная по этому рисунку, хранится в фондах Государственного музея-заповедника М.Ю. Лермонтова в Пятигорске), изображены черкесские воины с таким оружием. Здесь мы вновь видим шлем, наколотники, кольчугу. Кольчуга была особенно дорогой, за нее приходилось отдавать от 10 до 200 быков (в зависимости от качества). По поводу кольчуг Ян Потоцкий замечает, что те из них, «которые делают сегодня, не очень ценятся, зато старинные не имеют цены. Полагают, что они были сделаны девственницами исчезнувшего племени, которое называют таххуты». (Потоцкий Я. Указ. соч. гл. Х1).

Что касается пик, Потоцкий указывает, что видел одну, острие которой «выковано из дамасского черного булата, инкрустированного золотом, ее древко, сделанное из бамбука, десяти футов длиной, легкое как перышко». (Потоцкий Я. Указ. соч. гл.Х).

Таким образом, сведения по оружию кавказских горцев, содержащиеся в итинирариях западноевропейских франкоязычных исследователей представляют сегодня определенный интерес в исследовании данной проблемы.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий