регистрация / вход

Анализ работы П. Хлебникова "Крестный отец Кремля"

Биография П. Хлебникова. Анализ его книги "Крестный отец Кремля", в которой собраны факты экономической и политической жизни РФ в последнем десятилетии - история переходного периода, первая стадия развития капитализма после окончания эпохи социализма.

Федеральное Государственное Образовательное Учреждение Высшего Профессионального Образования

«Сибирская Академия Государственной Службы»

Юридический факультет

Кафедра гуманитарных основ государственной службы

РЕЦЕНЗИЯ

По дисциплине: “Отечественная История”

На тему: «История приватизации в России (по работе Хлебникова. П. ”Крестный отец Кремля Б. Березовский”)»

Новосибирск


Содержание

Введение

Биография Павла Хлебникова

История приватизации в России

Этапы приватизации в России

Критики книги

Аннотация Хлебникова П. к книге

Заключение

Введение

При выходе в свет книга Павла Хлебникова “Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России” не вызвала большого ажиотажа и шума, ее не называют сенсационной, скандальной, как это произошло, например, с коржаковской “От рассвета до заката” или немцовской “Провинциал в Кремле”. И действительно, никаких особенных тайн в книге американского (русского по происхождению) экономиста и журналиста Павла (Пола) Хлебникова читатель не найдет. Книга интересна другим. В ней собраны воедино известные из средств массовой информации практически каждому россиянину факты экономической и политической жизни нашей страны в последнем десятилетии. Кстати, “Крестный отец Кремля ” написана в первую очередь не для российских читателей (перевод с английского), и потому на страницах — подробные объяснения, что такое “АвтоВАЗ”, где находится город Норильск, есть проникновенные портреты москвичей, торгующих зимой 1992-го вблизи ГУМа старыми ботинками, хрустальными фужерами, редкими книгами. Но, думаю, и нам полезно вспомнить об этом. На первый взгляд кажется, что книга посвящена деятельности бизнесмена и политика Бориса Березовского (его фамилия в заглавии, его смеющееся лицо на обложке), но Березовский в ней — лишь один из персонажей. В центре же — история переходного периода, первая (скорее всего, первая) стадия развития капитализма в России после окончания эпохи социализма. Чуть ли не бесспорным стало утверждение, что история не может быть отображена объективно. Каждый видит событие по-своему, каждый может показать его в нужном ему ракурсе. Думаю, факты, приведенные Хлебниковым, у многих вызовут или уже вызвали неудовольствие, многим захочется поспорить с автором, но он старался приводить те факты, что уже сообщали нам лаконично-торопливые голоса теле- и радиоведущих, о которых рассуждали аналитики, — тайны, уже раскрытые журналистами или отправленными в отставку политиками. Но дело в том, что большинство из нас, послушав, почитав, повозмущавшись и понегодовав, возвращались к повседневным делам, тушили в себе возмущение, старались забыть. Разгосударствление, ваучеры, финансовые пирамиды, афера с созданием “народного автомобиля”, залоговые аукционы, предвыборная кампания 1996 года, похищение людей в Чечне, дефолт 1998-го. . . Хлебников достаточно логично и доходчиво объясняет, кому были нужны эти процессы, какую выгоду определенный круг лиц из них извлек. До сих пор в народе сохраняется шаблонный образ “нового русского ”. Крепко сбитый, с короткой стрижкой, полуграмотный и наглый парнище, бешено носящийся по улицам на джипе или “Мерседесе”. Но образ этот скорее для анекдотов и фильмов-боевиков. На самом деле большинство новых русских в советское время получили блестящее образование, были комсомольскими или капээсэсовскими вожаками, имели хорошие связи в высоких сферах, и, когда пришла “свобода”, они просто захватили государственные предприятия, поделили деньги Центрального банка, создав свои банки, в основном с целью перекачки валюты за рубеж. Хлебников не раз повторяет, что главная ошибка (он придерживается определения “ошибка”, хотя в подтексте читается слово покрепче) “молодых реформаторов” в начале 90-х была в том, что они практически даром передали в частные руки государственную собственность. Да вот, например, признание бывшего министра внешней торговли Олега Давыдова: “Мы совершили ошибку, приватизировав самые доходные отрасли, за счет которых правительство могло худо-бедно пополнять бюджет. Банки забрали прибыли у государства, у тех слоев населения, которым зарплату не платили. Трагедия сегодняшнего дня в том, что, если бы это были государственные предприятия, они приносили бы доходы, платили бы налоги, платили бы зарплату своим рабочим, они вносили в обновление капитала своего*. Предприятие бы жило. Но пришли вот эти “собственники”, и что произошло? Прибыли нет. Налогов нет. Оборудование изнашивается. А деньги уплывают за рубеж”.

Борис Березовский оказался в поколении новых русских самым ловким и хитроумным. Он начал свой бизнес практически с нуля — договорился с руководством “АвтоВАЗа” о поставке программного оборудования (это была его специализация по месту работы в Академии наук), что, естественно, повысило бы производительность труда; но вскоре программное оборудование отошло на второй план, так как Березовский занялся простой перепродажей автомобилей. Таких дилеров были сотни, но единицам удалось прибрать к рукам предприятия. Березовский не стал владельцем “АвтоВАЗа” лишь потому, что нашел более денежные жилы — “Аэрофлот”, телевидение, нефть, алюминий. Да и “АвтоВАЗ” в течение нескольких лет был вынужден работать на него. Кажется, ни сам автор книги, ни директор “АвтоВАЗа” до конца не смогли разобраться, почему завод, по имеющимся сведениям, продавал дилерам вроде Березовского машину за 3500 долларов, хотя ее себестоимость была 4700, а дилеры перепродавали “Жигули” уже за 7000, и их торговый навар, таким образом, составлял 100 процентов. Плюс к тому им удавалось отхватывать часть дотаций, которые государство давало заводу, чтобы тот не обанкротился. Скорее всего, документы, проливающие свет на эти махинации, имелись, но они сгорели вместе со зданием самарской милиции в феврале 1999 года. Пожар распространился настолько быстро, что шестьдесят человек не успели спастись и погибли. Хлебников показывает ряд подобных запутанных случаев. Например, когда на ОРТ возникли разногласия по поводу продажи рекламного времени, генеральный директор телекомпании Владислав Листьев объявил, что прерывает монополию Сергея Лисовского (главы “Реклама-холдинга”) и основного акционера ОРТ Березовского на рекламу и вводит временный мораторий на все виды рекламы, пока телеканал не разработает новые “этические нормы”. Это заявление было сделано 20 февраля 1995 года, а 1 марта Листьева убили. И еще: похищение людей в Чечне бурно расцвело как раз в тот период, когда Борис Березовский занимал пост заместителя секретаря Совета безопасности (ноябрь 1996 — ноябрь 1997). Чаще всего в официальных новостях сообщалось об освобождении заложников крайне скупо: “В ходе проведенной спецоперации. . . ”, и ни разу о том, были ли задержаны или убиты похитители. При этом утверждалось, что выкуп за заложников выплачен не был, но “независимые журналисты” в ходе своих расследований выходили на огромные суммы, которые шли из государственной казны. Березовский принимал участие во многих освобождениях, лично передавая террористам деньги. Или еще пример: весной 1997 года Анатолий Чубайс, став первым заместителем премьер-министра, решил сменить тактику развития капитализма и заявил: “Россия сегодня находится на исторической развилке между двумя вариантами капитализма. Один вариант — это олигархический капитализм латиноамериканского типа, в котором действуют рыночные механизмы, в котором свободное ценообразование, в котором частная собственность, но в котором все базовые решения государства находятся под сильным влиянием крупных финансовых и промышленных групп. Вторую модель можно охарактеризовать как народный капитализм. Экономические правила в такой системе абсолютно одинаковы для любого участника, независимо от размера его капитала. Это также означает, что антимонопольная политика государства применима ко всем, включая крупнейшие финансовые группы. Это означает, что государство отделено от бизнеса, а бизнес играет по правилам, установленным государством”. За этим заявлением последовали и реальные действия, нанесшие урон многим крупным бизнесменам, в том числе и Березовскому. Он начал борьбу с Чубайсом и в итоге был уволен из Совета безопасности, а вскоре после этого газеты сообщили: Чубайс и еще ряд членов правительства получили взятки по 90 000 долларов каждый, замаскированные под аванс за будущую книгу. Вскоре первый заместитель премьер-министра был отправлен в очередную отставку. Приводя подобные параллели, автор “Крестного отца Кремля” во многих случаях, особенно когда это касается убийств или покушений на конкурентов Березовского, пытается найти ему оправдание. Да, убийство того или иного предпринимателя или чиновника было выгодно Борису Абрамовичу; но, с другой стороны, его могли совершить и другие противники олигарха, чтобы подозрения пали на него. Но, так или иначе, Березовский выходил победителем из всех баталий. Хотя Павел Хлебников и постарался доходчиво объяснить, как строилась приватизация, каким образом отмывались деньги, что такое залоговый аукцион и т. п. , но, думаю, большинству читателей все равно мало что стало понятно. Это проблема многих специалистов в определенной области знания (автор, напомню, экономист): то, что им кажется элементарным, для обыкновенного человека — темный лес. Одно все-таки показано яснее ясного: чтобы стать бизнесменом — нужно иметь связи с государственными чиновниками; чтобы стать крупным бизнесменом — нужны свои люди в правительстве, а еще лучше — в ближайшем окружении президента. Да, книга Хлебникова не сенсационна, она не открывает ранее не известных фактов, в ней просто в хронологическом порядке представлены события 90-х годов. События политические, экономические, общественные, и легко проследить, насколько они связаны, как они определяют и жизнь простых людей, и действия ловких предпринимателей. Мы живем во времена шквала информации, нас в прямом смысле слова оглушили скандалами, слухами. Естественно, вырабатывается некий иммунитет. Вроде бы слышим, принимаем к сведению — но тут же выбрасываем из головы. Если все запоминать, эмоционально реагировать, задумываться — не выдержит ни голова, ни сердце. И потому, несмотря на сотни средств массовой информации, наше время может оказаться в будущем “белым пятном” истории. Или — в лучшем случае — горой разнообразных необработанных фактов и документов. Конечно, трудно писать историю своего времени, да это удачно сделать никому и не удавалось. Карамзин, Соловьев, Ключевский начинали с древнейших времен и добирались до XVII–XVIII веков. И дело даже не в том, что они физически не успевали написать о своем времени, — просто, наверное, боялись взять на себя эту ответственность. Но есть такой жанр как летопись, и он часто является источником для создания капитального исторического труда. Летопись в последние годы возрождается. Вспомнить хотя бы, насколько популярна телепрограмма “Намедни”; недавно изданы три тома “Российских заметок” Михаила Геллера, охватывающих события, происходившие в СССР—России с 1969 по 1996 год. И книга Павла Хлебникова тоже в некоторой степени летопись. Во всяком случае, для тех, кто хочет вспомнить услышанное краем уха, мельком увиденное на экране телевизора, между делом прочитанное в газете, книга эта полезна. На форзаце этой книги напечатано: «Эта книга переиздается в память о трагически погибшем авторе». Замечательный журналист и тонкий аналитик, ведущий сотрудник журнала «Форбс», Павел Хлебников провел подробное исследование возникновения новой российской олигархии. Это трезвый взгляд на карьеру, которую Березовский сделал в бизнесе и политике. В книге проходят две параллельные темы – возвышение Березовского и ослабление России. Начинается книга с «великой бандитской войны» 1993 года. Дана история появления в Москве организованной чеченской преступной группировки. Отслеживаются последствия реформы Горбачева, первые шаги Березовского в бизнесе, история первого путча, гайдаровские ошибки. Затем подробно рассказана история продажи страны за ваучеры, обстрел парламента, приватизация ОРТ и убийство Листьева. Многие из ельцинского правительства говорили о своей стране с таким хладнокровием и отстраненностью, что можно было подумать: речь идет о чужом государстве. «Японцам и немцам (после Второй мировой войны) было проще, потому что у них была просто разрушенная промышленность, была оккупационная власть и уже многое было сделано для того, чтобы расчистить почву и начать сначала, - сказал П. Хлебникову Евгений Ясин. – Россия, к сожалению, не находится в такой ситуации». Олег Лобов, заместитель премьер-министра и глава Совета безопасности, был обвинен в том, что продавал оружие «Аум Синрике», секте судного дня. Поражает история «черной кассы» президентской кампании Ельцина. Покупалось все. Сергей Пархоменко, редактор журнала «Итоги», заявил в интервью «Los Angeles Times», что готов поступиться журналистской этикой, лишь бы коммунисты не пришли к власти. «В этой игре ставки неравны, - сказал он. – Поэтому я готов поступиться справедливостью. Поэтому я готов разжигать в людях дикую антикоммунистическую истерию». Приводится признание Березовского, что он передал Шамилю Басаеву миллион долларов, якобы «на восстановление цементного завода». Описывается история того, как оголтелые преступники стали прятаться от закона в Думе. Например, Сергей Скорочкин, который, будучи парламентарием, убивал людей. Скорочкин признался, что лично застрелил двоих в своем округе (по его утверждению, это были «наезжавшие» на него бандиты); но из-за парламентской неприкосновенности никто расследовать это дело не стал. Через несколько месяцев убили его самого. Другой пример – Сергей Мавроди, создатель пирамиды «МММ». На выборах 1995 года МВД объявило: по меньшей мере, 83 кандидата на 450 мест ранее имели судимость. В 1980 году экономика Советского Союза занимала второе место в мире, а валовой продукт на душу населения составлял треть от американского и немецкого. Но как все изменилось сегодня! Анализ Всемирного банка показывает: в 1997 году Россия по масштабам экономики занимала13-е место в мире, пропустив вперед такие страны, как Испания, Южная Корея и Бразилия. По валовому продукту на душу населения Россия была отброшена на 95-е место; средний американец или немец дает экономике в 11 раз больше, чем средний россиянин. Вспоминается знаменитый вопрос Павла Милюкова в Государственной думе в 1916 году: «Это глупость или измена?» Свой вклад в разрушение России внесли многие. Каждый российский гражданин, который недостаточно смело и последовательно отстаивал принципы цивилизованного общества, несет свою долю ответственности за катастрофу. Каждый мелкий чиновник, который нарушал закон или порядок «в виде исключения» (в свою пользу либо в пользу кого-то еще), несет ответственность за разрушительное беззаконие. Но больше всех виноваты «сильные мира сего» - те, которым была дана колоссальная власть и колоссальная ответственность. Их безжалостное честолюбие и погоня за самообогащением, когда вокруг соотечественники умирали от нищеты и тысячелетняя культура рушилась, - непростительны.


Биография Павла Хлебникова

Родился в США. Семья Хлебниковых по политическим причинам покинула в 1918 году Россию, иммигрировав в США. Прапрадед Хлебникова, адмирал Аркадий Небольсин убит восставшими матросами на своём корабле во время революции. Бабушка Екатерина Небольсина, глава Русского Детского Благотворительного Общества в Нью Йорке. Отец, Георгий (Юрий) Хлебников, возглавлял отдел синхронных переводчиков в ООН. В 1984 году Павел закончил Университет Беркли в Калифорнии, специализируясь на политической экономии. Помимо русского, английского, и французского языков овладел также итальянским. В 1985 году получил в Лондонской Школе Экономики степень магистра, защитив диссертацию «Кадровая политика КПСС, 1918—1985 гг. »В 1989 году вступил в сообщество американского финансового журнала Форбс. Изучал деятельность крупных компаний, в основном российских. В 1991 году получил докторскую степень по диссертации «Столыпинская аграрная реформа и экономическое развитие России, 1906—1917 гг. »В декабре 1996 влиятельный предприниматель Борис Березовский подал в лондонский суд за клевету, которая якобы прозвучала в статье Хлебникова «Крёстный отец Кремля» и, по мнению некоторых СМИ, выиграл иск о защите чести и достоинства против Хлебникова (см. , например). Однако в интервью 2003 г. и в своём последнем интервью Павел Хлебников объяснял, что это не соответствует действительности. В сентябре 2000 года вышла в свет книга Хлебникова на английском языке «Крестный отец Кремля: Борис Березовский и разграбление России». Книга была переведена на русский, немецкий, французский, польский и венгерский языки. В 2003 году вышла книга «Разговор с варваром», в которой Хлебников излагает и комментирует свою 15-часовую беседу с полевым чеченским командиром и криминальным деятелем Хож-Ахмедом Нухаевым. В апреле 2004 года Павел создал русскую редакцию Форбс и стал главным редактором журнала. В мае 2004 года журнал публикует список 100 самых богатых людей России, многие из которых были сильно недовольны такой известностью. 9 июля 2004 года Хлебников был убит. У Хлебникова осталась вдова и трое детей.

История приватизации в России

Приватизация в России — приватизация, которая осуществлялась в России с начала 1990-х годов (после распада СССР). Приватизацию обычно связывают с именами Е. Т. Гайдара и А. Б. Чубайса, занимавшими в то время ключевые позиции в правительстве. В результате приватизации значительная часть госимущества России перешла в частную собственность. Приватизация часто подвергается резкой критике. Утверждается, что новые обладатели собственности получили её не по заслугам, а за счёт личных связей и неформальных отношений с первыми лицами государства и их родственниками. С приватизацией связывают появление в России олигархов, слишком сильное и несправедливое экономическое расслоение населения России. Значительная часть населения России воспринимает приватизацию 90-х как аморальную, преступную. В народе даже её стали называть «прихватизация». С другой стороны, приватизация проводилась в крайне сложной экономической, финансовой и политической обстановке: конфронтация Верховного совета РФ с Президентом и Правительством затрудняли создание правовой базы и проведение институциональных реформ; Правительство испытывало сильное лоббистское давление со стороны Верховного совета; на момент начала приватизации государство было не способно эффективно контролировать свою собственность, массовым явлением стала спонтанная приватизация — захват контроля над предприятиями их директорами, настроенными не на развитие предприятий, а на быстрое получение прибылей. Главной экономической задачей приватизации было повышение эффективности экономики за счет создания института частной собственности на средства производства. В то время как в определенных сферах экономики (обслуживание, торговля) эта задача была достаточно быстро решена, в промышленности и сельском хозяйстве нужный эффект достигался гораздо медленнее, во многом из-за того, что приватизированные предприятия переходили в собственность трудовых коллективов, то есть под контроль — а в перспективе и в собственность — их директоров.

Этапы приватизации в России

1)Этап внеэкономического закрепления новых прав собственности.

Если период 1985-1989гг. можно охарактеризовать как годы внешних изменений без затрагивания основных вопросов экономической системы, то 1990-1991гг. период более систематических преобразований, период заметного сдвига в идеологических подходах к вопросу собственности. Однако годом старта крупномасштабной реформы экономической системы на основе разработанного приватизационного законодательства стал 1992 год. Годы 1993-1994 стали годами первого этапа приватизации с наращиванием критической массы количественных преобразований, а годы 1995-1996 - годами второго этапа с переходом к новой модели, основанной на качественных, внутриструктурных, а не количественных изменениях. Программа приватизации, разработанная в 1992 году, стала основополагающим документом для осуществления масштабной приватизации в 1992-1994 годах и одновременно компромиссом между платной для активной части и безвозмездной (ваучеры выдавались всем) для остальной части населения. Этот компромисс обусловил многие недостатки российской приватизационной модели, следствием которых стали многие противоречия на стыке первого и второго этапов приватизации: противоречие между формально устраненной диспропорцией разных типов собственности и реально сохранявшемся доминировании государства как регулятора отношений прав собственности ; противоречие между однозначной необходимостью остановки спонтанного процесса приватизации и реальной ролью спонтанной приватизации как подготовительной фазы для реализации приватизационных программ; историческое и логическое противоречия между предпосылками и итогами приватизации в переходной экономике; противоречие в рамках соответствующей политики государства, когда одни и те же органы выступают одновременно как законодатели легальных операций и инициаторами спонтанного процесса с присутствующими нелегальными отношениями противоречие между сохраняющимся хаотическим вмешательством государства в экономику и сферу отношений собственности и растущей потребностью в целенаправленном регулировании экономики государством. Однако все: и критики, и сторонники чековой модели, срок действия которой истек 30 июня 1994 года, - признают количественный успех программы массовой приватизации. Итоги же за рамками количественных оценок до сих пор являются причиной количественных оценок до сих пор являются причиной дискуссий аналитиков. Бесспорно одно: на решение о начале массовой приватизации реформаторов побудили, во-первых, низкая платежеспособность населения, во-вторых, нулевой интерес иностранных инвесторов, в-третьих, необходимость максимальных темпов легального процесса для остановки спонтанного процесса, и ряд менее важных причин. Каков же главный итог массовой приватизации в России? Для этого важно знать, что с окончанием массовой приватизации заканчивается и первый этап приватизационной программы. Если говорить о перспективах развития новой системы прав собственности, то важнейшим итогом стало формирование новых правовых и экономических механизмов и институциональных структур. В частности, это: корпоративный сектор экономики (28000 акционерных обществ); биржевой и внебиржевой рынки ценных бумаг (капитализация в марте 1996г. Составила 12 миллиардов долларов с большим резервом роста); социальный слой, который можно назвать слоем собственников (40 миллионов акционеров по итогам массовой приватизации); Если говорить об основных нерешенных задачах в рамках массовой приватизации, то это реструктурирование предприятий и привлечение инвестиций.

2) Этап пост-чековой (денежной) приватизации.

Если этап первичной приватизации в России в 19992-1994г повлек за собой быстрое наращивание критической массы то ситуации в приватизации второй половины 1994-начала 1996 годов можно дать оценку почти полной заторможенности и неопределенности, когда резко активизировались спонтанные процессы и бесконечный поток деклараций не имел под собой никакой экономической базы. В целом в первые два года денежной приватизации не произошло приватизационного бума. Предприятия до сих пор не могут рассматривать приватизацию как источник крупных инвестиций. Это объясняется тем, что основной целью приватизации 1995 года было финансирование бюджетного дефицита. А компромисса между инвестиционными капиталовложениями и поступлениями в бюджет не бывает. Первоначально сумма доходов федерального бюджета. Первоначально сумма доходов федерального бюджета от приватизации была определена в размере 8,7 триллионов рублей, но позже с учетом реальных показателей законом от 27 декабря 1995 года была уменьшена до 5 триллионов рублей. Для оценки эффективности работы приватизационной модели на протяжении почти всего 1995 года следует привести такой привести такой пример: в 1995г. В бюджет было собрано 7,3 триллиона рублей от приватизации в России, причем 80% этой цифры было получено за два последних месяца, когда на практике использовался метод залоговых аукционов. Полученный годовой доход в 1,1 триллион рублей от стандартных методов продаж (15% всего дохода) свидетельствует о крайне низкой эффективности массовых аукционов и конкурсов для пополнения бюджета. Для 1995 года было характерно и применение новых методов приватизации. Указ Президента РФ 478 от 11 мая 1995 года содержал поручение правительству разработать процедуру передачи в залог и доверительное управление юридическим лицам акций АО, находящихся в госсобственности. Был использован на практике опыт передачи частным учреждениям в траст пакетов акций, находящихся в федеральном ведении. Итак, основным итогом денежного этапа приватизации в России стала стабилизация прав частной собственности.

3)Конечный этап приватизации.

Этот этап начался в 1996 году и продолжается до сих пор. Последний этап приватизации является самым длительным, ведь конечным его итогом является появление абсолютно устойчивой системы прав собственности. С появлением в правительстве молодых реформаторов Немцова и Сысуева в приватизационной программе, как и следовало ожидать, мало что изменилось. Происходят последние (однако самые долгие) изменения во всех комплексах, связанных с системой частной собственности. Однако еще рано говорить о итогах приватизации в России, но ясно одно: Россия рано или поздно станет страной с рыночной экономической системе.

Критики книги

Дмитрий Быков:

“Очень своевременная книга. Ты нам оппозицию нового образца, а мы тебе всю правду про твои аферы и махинации. Не вышло, к сожалению. Корреспондент "Форбса", посетитель светских вечеринок и поверхностный собеседник российских коллег, потомок русских эмигрантов Павел Хлебников понял о ельцинской России не больше, чем фермер штата Айова, регулярно смотрящий новости. Во-первых, из книги следует, что сажать в России надо всех. И друзей Березовского, и его врагов. На их фоне он (так по книжке получается, я не виноват) - единственный, кто всерьез озабочен чем-то, кроме своего кармана. Во-вторых, никаких сенсаций в книге Хлебникова нет. Все его факты сто лет как протухли, а ошибок и неточностей масса. В-третьих, не сделано даже попытки осмыслить роль Березовского - мерзкого циника, фактически спасшего страну в 1966 и 1999 годах от КПРФ и ОВР. В общем, больше всего этот том (за неделю втрое упавший в цене на московских лотках) похож на книжку Т. Ржезача 1978 года "Спираль измены Солженицына". Либо надо было думать раньше, господа новые честные хозяева, либо уж не вякать теперь”.

Аннотация Хлебникова П. к книге

Среди моих источников – бывшие члены Службы безопасности Президента (СБП). В 1996 году эта структура была распущена, но до того времени была одной из наиболее могущественных в стране. В ней работало около 500 специалистов – от спецназовцев до разведчиков-аналитиков, оснащенных по последнему слову разведтехники. Задача СБП заключалась не только в охране Ельцина, но и в расследовании обвинений в коррупции или шпионаже в коридорах власти. В эпоху Ельцина стала частым явлением утечка информации из правоохранительных структур. Четкой политики по поводу того, какую информацию можно предать гласности, не было. Решение поделиться со мной теми или иными документами (видеозаписями, аудиокассетами, распечатками и так далее) многие лица принимали сами. В большинстве случаев эти люди руководствовались тем, что российская правовая система не способна обуздать преступников. Им казалось: раз судебная машина не работает – эпидемии преступности может противостоять гласность. Многие из тех, кто согласился говорить со мной о событиях, описанных в этой книге, поставили одно условие: я не должен их называть. Тогда их информация использовалась только как второстепенная. Если я и говорю о событиях на основе этих анонимных источников, это значит, что у меня есть подтверждение из источников официальных. В тех редких случаях, когда аноним был единственным источником, приходилось цитировать и его. Наиболее важным из этой серии был «источник РУОПа». Этот человек – в прошлом высокопоставленный сотрудник московского РУОПа (управление по борьбе с организованной преступностью). Я не сомневаюсь в достоверности его информации, потому что занимаемая им должность позволяла ему знать то, о чем он говорит. Более того, я знаком с этим человеком с 1993 года, и все это время он поставлял мне информацию, которая подтверждалась дальнейшими событиями. Например, если он говорил, что тот-то и тот-то – главари преступных группировок, впоследствии это оказывалось правдой, потому что эти люди становились участниками бандитских разборок либо их арестовывали и приговаривали к заключению западные правоохранительные органы. Я старался не полагаться на газетные материалы, не брать их за основу для моего повествования. Если я и ссылаюсь на газеты, то только потому, что они вели ежедневную летопись событий или печатали интервью с кем-то из моих героев. В большинстве случаев, когда я решал воспользоваться интервью, взятым другим журналистом, последний не давал мне магнитофонную запись разговора со своим собеседником. Так или иначе, я считаю, что эти опубликованные интервью верны: во-первых, они напечатаны в газетах с солидной репутацией, во-вторых, герои интервью не раз давали этой же газете другое интервью несколько лет спустя. Другими словами, я предполагаю, что, если слова человека в газете исказили, он в эту газету с новой публикацией не придет. Наиболее достоверные источники книги – ее герои. Я кропотливо работал над документальной и устной историей эры Ельцина, но, вне всякого сомнения, многое осталось вне поля моего зрения. Наверняка появятся книги, в которых жизни моих героев будут раскрыты более подробно. Но у меня была возможность общаться с этими людьми в начале 90?х годов, в их «век невинности», когда они делились со мной откровенно – часто хвалясь своими преступными подвигами, – и столь же откровенно лгали.


Заключение

Несмотря на то, что “Крестный отец Кремля” трудно читать во время еды или в метро, работа Хлебникова не претендует на серьезное исследование. Скорее, ее можно отнести к популярному нынче направлению non fiction. Книга завершается сценой передачи власти Б. Н. Ельциным В. В. Путину накануне нового 2000 года. В эпилоге экономист уступает место эмоциональному журналисту, и тот уже не на цифрах и фактах, а в общем показывает катастрофические последствия произошедшего в России за последнее десятилетие перелома. Лишь в самом конце появляется слабый проблеск надежды: “Скорее всего, эра саморазрушения в России все-таки завершится, и страна предпримет трудную попытку все построить заново. Возможно, что человеком, который впервые возьмется за эту задачу, станет Владимир Путин. Ему нужно будет восстановить право закона, привлечь инвестиции из-за рубежа и начать исцеление российского общества. Но прежде он должен разобраться с коррупцией и лже-капитализмом, воплощением которого является Борис Березовский”. События последних двух лет, уверен, дали Павлу Хлебникову новые материалы для продолжения своей летописи.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий