регистрация / вход

Жанр рассказа в творчестве В.И. Мишаниной

Анализ поэтики и специфики жанра как литературоведческой проблемы. Особенности прозаического эпоса мордовской литературы. Жанровое своеобразие и нравственно-эстетический аспект рассказов В.И. Мишаниной, ее биография, тематика и проблематика творчества.

Содержание

Введение……………………………………………………………………….…..2

1 Жанр рассказа в современной филологической науке……………...………..8

1.1 Поэтика рассказа как малой литературной формы…………………………8

1.2 Жанр рассказа как литературоведческая проблема………….....................12

1.3 Жанр рассказа как специфическая форма прозаического эпоса мордовской литературы………………………………………............................16

2 Жанровое своеобразие рассказов В. И. Мишаниной………………..………19

2.1 Жизненный и творческий путь мордовской писательницы………………19

2.2 Тематика и проблематика творчества В. И. Мишаниной...……………….20

3 Нравственно-эстетический аспект произведений В. И. Мишаниной………23

3.1 Ценностная ориентация малой прозы В. И. Мишаниной…........................23

3.2 Художественная интерпретация детства и его воплощение в прозаических произведениях В. И. Мишаниной……...……………………………………….25

Заключение………………………………………………………………..……...29

Список использованных источников…………………………………...………33


Введение

В литературоведении Мордовии, несмотря на большое количество исследований истории национальной литературы, вопрос о становлении и развитии жанра рассказа, по существу все еще остается не вполне исследованной проблемой не только в методологическом, но и в фактологическом отношении. Становление и развитие жанра рассказа, на наш взгляд, позволяет говорить, с одной стороны, о стабильном оформлении собственно-национальных художественных традиций мордовской литературы на современном этапе, а с другой, показывает новые исходно-типологические начала, которые позволяют говорить о классическом пути развития литератур малых народов, о постепенном выравнивании их художественного опыта по отношению к литературам более зрелым, старописьменным. В рассказе отражаются важнейшие стороны национально-своеобразного общественно-исторического сознания мордовского народа, его идеалы, нравственно-эстетические ценности, философские и мировоззренческие позиции. Отсюда совершенно очевидно, какое исключительно важное значение приобретает выяснение места и роли жанра рассказа в формировании историко-литературных и культурных традиций мордовского народа.

«Сейчас, когда уже написаны «Очерк мордовской литературы» (1956) и «История мордовской литературы» (1968, 1971, 1974), содержащие не только обзорные главы, но и литературные портреты многих писателей, когда появились монографии, посвященные изучению отдельных жанров, наблюдается все большее углубление в исследовании рассказа, прежде всего, в культурном контексте, можно сказать, «общемордовском» [Атякшева, 2007: 326]. В связи с этим исследование путей становления и развития жанра рассказа приобретает не только важное историко-литературное значение, но и становится одновременно проблемой изучения национального литературного процесса, начиная с ранних стадий его развития и до современности. Путь эволюции жанра долог и глубок, он связан с реалиями повседневной жизни, жизни Мордовии, жизни вполне обычных людей…

Фольклор в рассказе играет роль стимулирующего фактора. «Ведь опора на эпические формы народного творчества – это общее явление, свойственное самым различным литературам, в том числе и тем, которые давно уже отошли от прямолинейного фольклоризма, и эпичность истории ярко показали в прозе» [Атякшева, 2007: 322]. Как справедливо отмечается в книге «Мордовская литература и современность», путь к рассказу в мордовской литературе проходит через весь предшествующий период ее развития.

Специфика формы рассказа учитывает всю народность и национальность жизни села, города, деревни, открывает читателю новые грани человеческого существования, отражая во всем этом духовность автора. В. И. Мишанина – человек высоко самобытный, глубоко чувствующий и понимающий окружающее ее время. Жизнь в ее рассказах не застывает: она то плавно течет, а то и вовсе бурлит, как Мокша или Сура.

Следует отметить, что рассказ в современном мордовском литературоведении стал одним из ведущих жанров, в которых наиболее полно отражаются мысли и чувства людей, их трудовые подвиги, историческое прошлое и реальная действительность наших дней. Видоизменился и сам жанр современного рассказа, в нем наблюдается тяготение к повести, эпическим формам повествования.

Таким образом, изучение жанра рассказа дает возможность выявить всю его специфику, разновидность, идейно-тематическое, художественно-стилевое содержание произведений, проследить эволюцию творчества Валентины Мишаниной и высветить её своеобразие, оригинальность; также данное исследование дает возможность обозначить основные контуры развития жанра в литературной жизни Мордовии.

Творчество В. И. Мишаниной, в частности, значительный пласт произведений малой эпической формы, остается исследованным не в полной мере: нельзя говорить о целостном, системном подходе к изучению поэтики произведений малой эпической формы в художественном наследии мордовской писательницы. Рассмотрение и описание жанра рассказа в творчестве автора нельзя назвать сложившимся направлением. Исследовательские поиски подобного характера находятся в фазе становления, в плане методологии, прежде всего.

Особенности поэтики повествования рассматривали многие исследователи. Так, И. П. Коротков говорит о том, что структурно-языковая отделка произведений Мишаниной не имеет аналога. «Это в высшей степени своеобразные вещи, в особенности по манере, по способам повествования. Художественное повествование у Мишаниной основано не на описании, как обычно, как у других писателей, а на рассказывании» [Коротков, 2008: 395].

Тема, давшая название курсовой работе, самым непосредственным образом связана с необходимостью восстановления реальной картины развития мордовской литературы на материале становления в ней жанра рассказа. В современных условиях, когда в сфере изучения национальных и межнациональных отношений в науке на передний план выдвинулась разработка проблем возрождения культурных традиций народов России, тема настоящего исследования приобретает общенаучное историко-литературное значение. Актуальность ее связана с необходимостью конкретизации и дополнения реальной картины формирования мордовской литературы в целом и отдельных ее жанров, в частности рассказа. Значимость исследования обусловлена значимостью и востребованностью самой писательницы в современной филологической мысли родного края. Произведения В. И. Мишаниной читаются людьми разного возраста и национальности.

Эмпирической основой и объектом исследования явилось художественное творчество Валентины Ивановны Мишаниной, известной мордовской писательницы, литературоведа и публициста, родившейся в 1950 году.

Предметом нашей научной работы является жанр рассказа в интертекстуальном контексте творчества В. И. Мишаниной. Его специфика обусловлена многообразием тематики, остротой постановки нравственных проблем, богатством художественных средств и способов создания образа.

Можно с уверенностью сказать, что на протяжении многих лет творчество В. И. Мишаниной занимает видное место в современной мордовской литературе. В творчестве писательницы нашли отражение многие тенденции, характерные для современного литературного процесса Мордовии. Художественная проза В. И. Мишаниной отличается чувственностью, глубокой национальностью, эмоциональным насыщением позитивностью. В связи с этим видится целесообразным изучение ее творчества сквозь призму определенной жанровой разновидности. Выбор озаглавленной темы не случаен. Дело не только в том, что «В. И. Мишаниной издано большое число книг рассказов. Анализ ее наследия демонстрирует эволюцию творческих исканий, движение от малых форм к крупным. Кроме того, на разных этапах ее творчества данный жанр оказывается востребованным, в том числе в последние годы, как об этом свидетельствуют публикации в прессе» [Косолапов, 2005: 301].

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа конкретных художественных произведений мордовской писательницы проследить наиболее характерные нравственно-эстетические особенности и определить актуальные тенденции жанрового своеобразия рассказа как малой эпической формы.

Реализация цели обусловила необходимость решения следующих задач: 1) показать и проанализировать поэтику и специфику жанра, как литературоведческой проблемы, выявить особенности формы прозаического эпоса мордовской литературы; 2) охарактеризовать жанровое своеобразие рассказов В. И. Мишаниной на основе рассмотрения ее жизненного и творческого пути, определения тематики и проблематики творчества мордовской писательницы, особенностей построения мордовского рассказа, выявления характера авторской позиции и изучения героико-национального содержания мордовского эпоса; 3) исследовать нравственно-эстетический аспект рассказов мордовской писательницы путем актуализации на мире мордовской души в рассказах В. И. Мишаниной, описания мира детства в ее произведениях и выявления ценностной ориентации творчества мордовской писательницы.

Теоретико-методологическая основа исследования представлена трудами известных отечественных литературоведов, исследовавших проблематику жанра, вопросы поэтики и основные тенденции развития многонациональной отечественной литературы в идейно-художественном и нравственно-этическом отношениях (Л. П. Александрова, М. М. Бахтин, Ю. Б. Кузьменко, Б. В. Томашевский, М. Б. Храпченко), а также конструктивным разнообразием произведений, отражающих эстетические аспекты и художественно-стилевые искания видных представителей и исследователей современной мордовской прозы (Е. К. Атякшева, И. Н. Косолапов, С. Н. Егоров, В. Е. Соколова и др.).

Инструментарно-методический аппарат исследования определяется использованием системного подхода, направленного на рассмотрение совокупности определяющих теоретических положений и конкретных нравственно-эстетических аспектов рассматриваемых прозаических жанров, а также на изучение художественной структуры произведений в их связи с центральной проблематикой.

В целях объективности исследования применялась методика многоплановых подходов к анализу предмета на основе следующих методов:

- сравнительно-исторический, позволяющий рассмотреть современную мордовскую прозу в контексте общего литературного процесса;

- аналитический, помогающий изучить внутреннюю организацию художественного произведения;

- типологический, способствующий раскрытию социально-нравственной обусловленности современной прозы.

Использование функциональных возможностей этих частных методов в рамках достижения цели научной работы позволило существенно расширить научный эвристический потенциал системного подхода исследования.

Научная новизна исследования состоит в реализации системного подхода при рассмотрении поэтики рассказа как жанра в творческом наследии В. И. Мишаниной. В курсовой работе проводится полиаспектный анализ проблемы нравственно-эстетического содержания и развития современной прозы с применением анализа творчества мордовской писательницы на уровнях тематики, проблематики, художественного своеобразия. Работа является целостным исследованием, охватывающим современную мордовскую литературу как часть общего литературного процесса.

Практическая значимость исследования обусловлена потребностями литературоведческой науки во всестороннем исследовании художественного своеобразия современной прозы. Разработанные положения, конкретный материал и выводы, сделанные в работе, могут быть использованы при изучении национальной литературы, при разработке спецкурсов, построении учебного процесса и подготовки специальной литературы для студентов филологических специальностей.

Структура работы определяется логикой раскрытия темы, поставленной целью и решением ряда этапных задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, включающего

31 наименование. Общий объем курсового исследования составляет 38 страниц.


1. Жанр рассказа в современной филологической науке

Жанр рассказа различен в своих трактовках: «с точки зрения литературоведения, - это малая форма прозаического эпоса, повествовательное произведение, пересказ какого-либо события в прозе, сжатое по объему произведение, заключающее в себе некие действия и ряд персонажей, совершающих эти поступки…» [Кожевников, 2000: 617]. Данный синонимический ряд определений имеет свое продолжение, оно исходит из проблематики самого жанра рассказа, из его трактовки и специфики. Существенно иное значение рассказ приобретает с привлечением в него национального компонента, элемента народности.

1.1 Поэтика рассказа как малой литературной формы

Рассказ – это малая литературная форма; повествовательное произведение небольшого объёма с малым количеством героев и кратковременностью изображаемых событий. Или по «Литературному энциклопедическому словарю» В. М. Кожевникова и П. А. Николаева: «Малая эпическая жанровая форма художественной литературы – небольшое по объему изображенных явлений жизни, а отсюда и по объему текста, прозаическое произведение. В 1840-х годах, когда безусловное преобладание в русской литературе прозы над стихами вполне обозначилось, В. Г.Белинский уже отличал рассказ и очерк как малые жанры прозы от романа и повести как более крупных. Во второй половине 19 века, когда очерковые произведения получили в русской демократической литературе широчайшее развитие, сложилось мнение, что этот жанр всегда документален, рассказы же создаются на основе творческого воображения. По другому мнению, рассказ отличается от очерка конфликтностью сюжета, очерк же – произведение в основном описательное» [Кожевникова, 2000:519].

Чтобы разобраться с тем, что это всё же такое, попробуем выделить некоторые, присущие ему закономерности.

Единство времени. Время действия в рассказе ограничено. Не обязательно - одними сутками, как у классицистов. Тем не менее, рассказы, сюжет которых охватывает всю жизнь персонажа, встречаются не слишком часто. Еще реже появляются рассказы, в которых действие длится столетиями.

Временное единство обусловлено и тесно связано с другим – единством действия. Даже если рассказ охватывает значительный период, все равно он посвящен развитию какого-то одного действия, точнее сказать, одного конфликта (на близость рассказа драме указывают, кажется, все исследователи поэтики).

Единство действия связано с событийным единством. Как писал Б. Томашевский, «рассказ обычно обладает простой фабулой, с одной фабулярной нитью (простота построения фабулы нисколько не касается сложности и запутанности отдельных ситуаций), с короткой цепью сменяющихся ситуаций или, вернее, с одной центральной сменой ситуаций» [Томашевский, 1997: 159]. Иначе говоря, рассказ либо ограничивается описанием единственного события, либо одно-два события становятся в нем главными, кульминационными, смыслообразующими. Отсюда – единство места. Действие рассказа происходит в одном месте или в строго ограниченном количестве мест. В двух-трех еще может, в пяти – уже вряд ли (они могут лишь упоминаться автором).

Единство персонажа. В пространстве рассказа, как правило, существует один главный герой. Иногда их бывает два. И очень редко – несколько. То есть второстепенных персонажей, в принципе, может быть довольно много, но они – сугубо функциональны. Задача второстепенных персонажей в рассказе – создавать фон, помогать или мешать главному герою. Не более.

Так или иначе, все перечисленные единства сводятся к одному – единству центра. «Рассказ не может существовать без некоего центрального, определяющего знака, который бы «стягивал» все прочие» [Храпченко, 1998: 300]. В конечном итоге, совершенно все равно, станет ли этим центром кульминационное событие или статический описательный образ, или значимый жест персонажа, или само развитие действия. В любом рассказе должен быть главный образ, за счет которого держится вся композиционная структура, который задает тему и обусловливает смысл истории.

Практический вывод из рассуждений о «единствах» напрашивается сам собой: «основной принцип композиционного построения рассказа «заключается в экономии и целесообразности мотивов» (мотивом называется наиболее мелкая единица структуры текста – будь то событие, персонаж или действие, - которую уже нельзя разложить на составляющие). И, стало быть, самый страшный грех автора – перенасыщение текста, излишняя детализация, нагромождение необязательных подробностей» [Томашевский, 1997: 184].

Подобное случается сплошь и рядом. Как ни странно, очень характерна эта ошибка для людей, крайне добросовестно относящихся к написанному. Возникает желание в каждом тексте высказаться по максимуму. Точно так же поступают молодые режиссеры при постановке дипломных спектаклей или фильмов (особенно фильмов, где фантазия не ограничена текстом пьесы). О чем эти произведения? Обо всем. О жизни и смерти, о судьбе человека и человечества, о Боге и дьяволе и так далее. В лучших из них – масса находок, масса интереснейших образов, которых... вполне хватило бы на десять спектаклей или фильмов.

Авторы с развитым художественным воображением очень любят вводить в текст статические описательные мотивы. За главным героем может гнаться свора волков-людоедов, но, если при этом начнется рассвет, обязательно будут описаны покрасневшие облака, помутневшие звезды, длинные тени. Словно автор сказал волкам и герою: «Стоп!» - полюбовался природой и только после этого разрешил продолжить погоню.

«Все мотивы в рассказе должны работать на смысл, раскрывать тему. Ружье, описанное в начале, просто обязано выстрелить в конце истории. Мотивы, уводящие в сторону, лучше попросту вымарать. Или поискать такие образы, которые очерчивали бы ситуацию без излишней детализации. Помните, Треплев говорит о Тригорине (в «Чайке» Антона Чехова): «У него на плотине блестит горлышко разбитой бутылки, и чернеет тень от мельничного колеса – вот и лунная ночь готова, а у меня и трепещущий свет, и тихое мерцание звезд, и далекие звуки рояля, замирающие в тихом ароматном воздухе... Это мучительно» [Щепилова, 1998: 111].

Впрочем, тут надо учесть, что нарушение традиционных способов построения текста может стать эффектным художественным приемом. Рассказ может строиться практически на одних описаниях. Однако совсем без действия он обойтись не может. Герой обязан хотя бы шаг сделать, хотя бы руку поднять (то есть совершить значимый жест). В противном случае, мы имеем дело не с рассказом, а с зарисовкой, миниатюрой, со стихотворением в прозе. Другая характерная особенность рассказа - значимая концовка. «Роман, по сути, может продолжаться вечно. Роберт Музиль так и не смог закончить своего «Человека без свойств». Искать утраченное время можно очень и очень долго. «Игру в бисер» Германа Гессе можно дополнить любым количеством текстов. Роман вообще не ограничен в объеме. В этом проявляется его родство с эпической поэмой. Троянский эпос или «Махабхарата» стремятся к бесконечности. В раннем греческом романе, как отмечал Михаил Бахтин, приключения героя могут продолжаться сколь угодно долго, а финал всегда формален и предрешен заранее» [Щепилова, 1998: 315].

Рассказ строится иначе. Его концовка очень часто неожиданна и парадоксальна. Именно с этой парадоксальностью концовки Лев Выготский связывал возникновение катарсиса у читателя. Сегодняшние исследователи рассматривают катарсис как некую эмоциональную пульсацию, возникающую по мере чтения. Однако значимость концовки остается неизменной. Она способна полностью изменить смысл повествования, заставить переосмыслить изложенное в рассказе.

Кстати, совсем не обязательно это должна быть одна-единственная финальная фраза. «В «Кохиноре» Сергея Палия концовка растянута на два абзаца. И все же сильнее всего звучат последние несколько слов. Автор вроде бы говорит о том, что в жизни его персонажа практически ничего не изменилось. Вот только... «теперь его угловатая фигура не была больше похожа на восковую». И это крохотное обстоятельство оказывается самым главным. Не случись с героем этой перемены, и незачем было бы писать рассказ» [Щепилова, 1998: 200].

Итак, единство времени, единство действия и событийное единство, единство места, единство персонажа, единство центра, значимая концовка и катарсис – вот составляющие рассказа. Разумеется, всё это приблизительно и зыбко, границы этих правил весьма условны и могут нарушаться, потому что, прежде всего, необходим талант, и знание законов построения рассказа или другого жанра никогда не помогут научить писать гениально, наоборот - нарушение этих законов иногда приводит к потрясающим эффектам, становится новым словом в литературе.

1.2 Жанр рассказа как литературоведческая проблема

Проблема жанров принадлежит к одной из наименее разработанных областей литературоведения. Трудность заключается и в ограничении самого понятия «жанр», и в противоречивом взаимодействии различных жанров, и в тенденции к сохранению специфики каждого из них.

В этом аспекте история рассказа представляет значительные сложности при изучении; жанр этот весьма лабильный, границы между рассказом и повестью, рассказом и новеллой весьма подвижны. Но, на наш взгляд, процесс формообразования жанра рассказа представляет актуальную тему исследования.

«За поверхностной пестротой и шумихой литературного процесса не видят больших и существенных судеб литературы и языка, ведущими героями которых являются, прежде всего, жанры, а направления и школы – героями только второго и третьего порядка» [Бахтин,1996: 216]. Подобное высказывание М. М. Бахтина не является случайным или преувеличивающим значение жанра как категории. Но, на наш взгляд, следует рассмотреть само содержание понятия «жанр», а после этого спроецировать это понятие на рассказ (как жанровую категорию). Существуют различные трактовки этого термина. Так, например, В. Е. Хализев определяет жанр следующим образом: «Литературные жанры – это группы произведений, выделяемые в рамках родов литературы. Каждый из них обладает определенным комплексом устойчивых свойств. Многие литературные жанры имеют истоки и корни в фольклоре» [Хализев, 2002: 300].

Л. В. Щепилова считает, что жанр – «это вид произведения, того или иного поэтического рода. ...Жанр литературного произведения – категория исторически обусловленная, но то же время это понятие развивающееся» [Щепилова, 1998:112].

А. И. Богданов отмечает: «Термин «жанр» употребляется для обозначения и рода, и вида. Нередко смешиваются понятия рода, вида, разновидности, отсутствуют принципы разграничения произведений по разновидностям. Поэтому термин «жанр» представляется более целесообразным использовать для обозначения тех разновидностей, которые обладают устойчивыми особенностями содержания и формы, которая придает им подлинное единство и завершенность, что позволяет рассматривать жанры как исходную единицу классификации» [Богданов, 1999: 173].

Ф. М. Головенченко определяет жанр как вид произведения: «... термин жанр будем понимать в узком значении – как вид произведения, как разновидность поэтического рода»[ Головенченко, 2001: 18].

Л. И. Тимофеев понимает жанр довольно своеобразно: «мы будем употреблять два термина: жанр (в смысле род) и жанровая форма (в смысле вид). Сложность понимания жанра заключается в том, что оно противоречит как будто пониманию композиции как содержательной формы. В основе жанра лежит ... определенный тип изображения человека в жизненном процессе. ...Жанр есть и общее явление, и в то же время историческое явление, в нем объединяется и то и другое, так как общее может проявиться только как историческое» [Тимофеев, 2000: 121].

Примером еще одного понимания жанра может послужить определение Г. Н. Поспелова: «Литературные жанры (французское Genre – род, вид) – это сложившиеся в процессе развития художественной словесности виды произведений. Жанр произведения традиционно определяется по целому ряду признаков – содержательных и формальных, которые объединяют произведения одного жанра и носят относительно устойчивый, исторически повторимый характер» [Поспелов, 1996: 16].

Из приведенных примеров можно сделать некоторые выводы: прежде всего, существуют две точки зрения:

1) жанр – это вид произведения;

2) жанр – это род произведения.

Следующее положение: жанр обладает определенными свойствами или признакам.

На наш взгляд, все определения, приведенные выше, не отвечают на вопрос, что такое жанр в полной мере, так как если жанр – это вид произведения, что же такое этот вид собою представляет. Наиболее интересными, с точки зрения объективности, является понимание жанра Б. В. Томашевским: «В живой литературе мы замечаем постоянную группировку приемов, при чем приемы эти сочетаются в некоторые системы, живущие одновременно, но применяемые в разных произведениях. Происходит некая более или менее четкая дифференциация произведений, в зависимости от применяющихся в них приемов. Эта дифференциация приемов происходит отчасти от некоторого внутреннего сродства отдельных приемов, легко сочетаемых между собой (естественная дифференциация), от целей, ставящихся для отдельных произведений, от обстановки возникновения, назначения и условий восприятия произведений (литературно-бытовая дифференциация), от подражания старым произведениям и возникающей отсюда литературной традиции (историческая дифференциация).

Приемы построения группируются вокруг каких-то ощутимых приемов. Таким образом, образуются особые классы или жанры произведений, характеризуемые тем, что в приемах каждого жанра мы наблюдаем специфическую для данного жанра группировку приемов вокруг этих ощутимых приемов, или признаков жанра» [Томашевский, 1997: 150].

Данное определение приводит все определения жанра к единой основе. Жанр – это система приемов, которые могут употребляться в произведениях, и с их помощью эти произведения дифференцируются. Другими словами, жанр – как система приемов определяет характер произведений. Выбор приемов зависит:

1) от их сочетаемости друг с другом (естественной дифференциации);

2) от целей создания произведения, назначения и условий восприятия (ориентации на читателя, то есть литературно-бытовой дифференциации);

3) от подражания старым образцам, так как любое произведение, какое бы новаторское оно не было, сохраняет в себе черты, присущие произведениям предшествующих эпох, что и позволяет сохранить литературную традицию (исторической дифференциации).

Подобное понимание жанра как бы структурирует любое произведение, и в то же время отводит ему определенное место в общелитературном процессе, или жанр как бы определяет произведение, не выделяя его из ряда ему подобных. Таким образом, требуется дополнительная система свойств, которая позволит более полно раскрыть особенности жанра (а в целом – произведения). Подобная система свойств получила название: «признаков жанра».

«Признаки многоразличные, они скрещивают и не дают возможности логической классификации жанров по одному какому-нибудь основанию» [Томашевский, 1997: 82].

Подобное утверждение оправдано и отражает наибольшую проблему в определении жанров – проблему классификации. Невозможно выделить какой-либо признак, который давал бы основание для создания типологии жанров. Признаки жанра разнообразны и могут относиться к любой стороне художественного произведения. «Многоразличие» признаков и возможность их соотнесения с разными сторонами произведения, затрудняют и классификацию самих признаков. Несомненным является тот факт, что признаки можно расположить по их роли в создании произведения.

1.3 Жанр рассказа как специфическая форма прозаического эпоса мордовской литературы

Становление и развитие жанра рассказа говорит, с одной стороны, о стабильном оформлении собственно-национальных художественных традиций мордовской литературы на современном этапе, а с другой, показывает новые исходно-типологические начала, которые позволяют говорить о классическом пути развития литератур малых народов, о постепенном выравнивании их художественного опыта по отношению к литературам более зрелым, старописьменным.

В рассказе отражаются важнейшие стороны национально-своеобразного общественно-исторического сознания мордовского народа, его идеалы, нравственно-эстетические ценности, философские и мировоззренческие позиции. Отсюда ясно, какое исключительно важное значение приобретает выяснение места и роли жанра рассказа в формировании историко-литературных и культурных традиций мордовского народа. Специфика формы рассказа учитывает всю народность и национальность мордовской жизни. В связи с этим, рассказ по праву считается эпосом всего народа мордовского. «Ведь опора на эпические формы народного творчества – это общее явление, свойственное самым различным литературам, в том числе и тем, которые давно уже отошли от прямолинейного фольклоризма, и эпичность истории ярко показали в прозе» [Атякшева, 2007: 322].

Фольклор в рассказе играет роль стимулирующего фактора. Он – своего рода исторический корень жанра, уходящий в глубины мордовской деревенской жизни, «где так вкусно пахнет пирогами или хлебом из печки, где парное молоко – слаще конфеты или пряника, где коты на плетне поют громче соловья, а из бани тепло тянет березовым веником…» [Соколова, 2003: 32].Как справедливо отмечается в книге «Мордовская литература и современность», путь к рассказу в мордовской литературе проходит через весь предшествующий период ее развития.

«Сейчас, когда уже написаны «Очерк мордовской литературы» (1956) и «История мордовской литературы» (1968, 1971, 1974), содержащие не только обзорные главы, но и литературные портреты многих писателей, когда появились монографии, посвященные изучению отдельных жанров, наблюдается все большее углубление в исследовании рассказа, прежде всего, в культурном контексте, можно сказать, «общемордовском» [Атякшева, 2007: 326].

Сама по себе форма рассказа имеет определенные нормы, внутритекстовые границы и присущие только ему композиционные элементы. В мордовских рассказах эти нормы немного трансформировались, можно сказать эволюционировали. Развитие литературных норм прошло по пути привлечения в текст национального аспекта и присущей ему сюжетности. Сюжеты, как и героев, писатели берут из жизни: «их не нужно выдумывать, дорисовывать чужие портреты, - все это уже есть в жизни мордовского народа» [Соколова, 2003: 36]. Простота образов и характеров сочетается с их силой, яркостью, неповторимостью. И везде Мишанина подчеркивает принадлежность к мордовской национальности, ее ментальность. Произведения мордовских писателей западают в душу каждому, кто их прочитал. В них – жизнь бьет своим ключом, и даже солнце светит по-другому, ярче, ветер дует сильнее, а речка бежит быстрее и стремительнее. Одним словом, вся любовь к миру, родному краю, мордовским людям, детям, животным – все это явно и очевидно в мордовских рассказах.

Эпос каждого народа красочен и ярок. Мордовские рассказы сродни сказкам, в них также присутствует волшебство, не столько нереальное, скорее наоборот, - оно наполнено чертами социального, обычного, присущего повседневной жизни. Но при всем этом, оно еще и волшебно…


2 Жанровое своеобразие рассказов В. И. Мишаниной

Рассказы мордовской писательницы интересны с точки зрения своей жанровой принадлежности. Сама по себе форма рассказа имеет определенные нормы, внутритекстовые границы и присущие только ему композиционные элементы. В мордовских рассказах эти нормы немного трансформировались, можно сказать эволюционировали. Развитие литературных норм прошло по пути привлечения в текст национального аспекта и присущей ему сюжетности. В. И. Мишанина вплела в свой текст весь накопленный жизненный и творческий опыт, ежедневно пополняя и обогащая все новыми и новыми элементами.

2.1 Жизненный и творческий путь мордовской писательницы

Валентина Ивановна Мишанина родилась 25 ноября 1950 года в селе Адашеве Инсарского (сейчас Кадошкинского) района Республики Мордовия в семье крестьянина. После окончания Адашевской средней школы в 1968 году поступает учиться в Литературный институт им. А. М. Горького. С 1973 года – редактор Мордовского книжного издательства, с 1974 года – литсотрудник, редактор отдела прозы, ответственный секретарь журнала «Мокша». Работала руководителем драматической части Мордовского национального театра. С 2000 года – заместитель председателя правления Союза писателей Республики Мордовия. В школьные годы ее стихи и рассказы печатались в журнале «Мокша». Стихотворный цикл «Шачема ширь» («Родная сторона»), опубликованный в журнале «Мокша» в 1968 году, подкупает искренностью, попыткой отразить злободневные события жизни. Истинное призвание нашла в прозе. Студенткой Литературного института в 1972 году выпустила первый прозаический сборник «Кить ушетксоц» («Начало пути»), куда вошли тринадцать лучших детских рассказов. В 1974 году в Мордовском книжном издательстве вышла вторая книга для детей «Сиянь ракакудня» («Серебряная ракушка»). Последующие книги для взрослых – «Качаму шобдава» («Дымное утро», 1976), «Ки лангса ломатть» («Люди в дороге», 1985) «Озкс тумоть тарадонза» («Ветви священного дуба», 1992), «Вальмафтома куд» («Дом без окон», 2002) и другие.

В последние годы Валентина Машанина успешно работает в жанре драматургии. Она – автор пьес «Тройцень карша» («Накануне троицы»), «Эх, ломатть, ломатть» («Эх, люди, люди»), «Куйгорож», «Тят, шава, тят сала» («Не убий, не укради») и других. Их объединяет стремление автора проникнуть в глубины характеров персонажей, показать нравственные особенности человека в конкретно-исторических условиях.

Спектакли по пьесам Мишаниной успешно идут на сцене Мордовского национального театра. Произведения Мишаниной издавались в Москве, в издательстве «Детская литература», книга «Сиянь ракакудня» («Серебряная ракушка») вышла в Таллинне на эстонском языке. Ее произведения вошли в школьные учебники и хрестоматии. В. И.Мишанина – лауреат премии Ленинского комсомола Мордовии (1986), член Союза писателей СССР с 1977 года.

2.2 Тематика и проблематика творчества В. И. Мишаниной

Мордовские рассказы В. И. Мишаниной отличаются своей колоритностью, специфичностью образов, обилием чувств и переживаний на фоне мордовского края. Посредством текстовых мотивов раскрываются народные особенности самих произведений, их характерные особенности.

Проблематика творчества – сугубо мордовская: «в тексте воспеты родные просторы, реки, поля, леса, деревенские люди, их быт, проблемы, радости и печали. Очевидно, что одним из основополагающих элементов в рассказах В. И. Мишаниной выступает природа. Деревенская жизнь пестрит различными природными красками, рядом с человеком постоянно щебечут птицы, дуют ветры, цветут цветы, колышутся листья – все находится в единении с людьми» [Егоров, 2003: 170]. В детских рассказах писательницы эта связь становится сюжетообразующей, например, в рассказе «Друзья» композиционная структура такова – дети Оля и Андрюша были хорошими друзьями, ходили вместе на Цветной луг, плели венки из цветов, затем родители мальчика решили уехать жить в город и дети и стали вспоминать о том, как им было весело на Цветном лугу. Тема природы здесь, как бы, сквозная, окаймляющая тему дружбы между детьми.

Данной тематике соответствует большая часть рассказов В. И. Мишаниной. Что такое детская дружба? Это, прежде всего, преданность друг другу, честность между друзьями, откровенность, открытость, одним словом, - особые отношения. Герои авторских произведений таковы, их отношения – особые, даже особенные.

В рассказе «Приходили жаловаться» В. И. Мишанина описывает ссору двух друзей – Саши и Егорки, из-за пустяка переросшую в драку. Маленький детский грузовичок стал тому причиной. И, опять же, конфликт разрешается, а дружба остается...

Рассказ «Наказание» показывает поступок мальчика Васи, решившего наказать другого – Тимку за то, что тот хотел без разрешения покататься на его велосипеде. Вася придумал ему наказание – подмести двор около его дома. Тимка долго сопротивлялся, ему было стыдно, потому что около соседнего дома играли девочки. Это наказание не было на самом деле трудным для мальчика – он боялся, что его увидит Аня, и Вася ей расскажет, как будто Тимка хотел украсть его велосипед, а он совсем не хотел этого делать… Данное произведение в проблемном отношении описывает мотивы совести, стыда, долга, а также такого непростого для детей чувства – симпатии, зарождающейся любви между мальчиком и девочкой.

В произведении «На ветле» главными героями являются птицы – Скворец со Скворчихой. Причем автор наделяет их человеческими чертами: речью, разумом, чувствами, даже дает им имена. Главными темами рассказа выступают – добро, труд и трудолюбие, единение с людьми.

Проблематика жанра В. И. Мишаниной сложна и многогранна: в одном произведении сталкиваются сразу несколько конфликтов, перемежается не одна сюжетная линия. Автор рассказывает своим читателям о любви и ненависти, о дружбе, чувстве долга, совести, трудолюбии, о добре и зле – одним словом, В. И. Мишанина показывает нам жизнь мордовского народа со всех ее сторон: в печали и радости.

Тема деревенской жизни – основная в творчестве автора, ей подчинена сюжетность и героика повествования. «Жизнь мордовского народа немыслима вне деревни. Порой кажется что этот самый мордовский народ не может жить без деревни – в городе он бы просто зачах… Именно в деревне рождаются великие люди земли мордовской, отсюда берутся такие яркие сюжеты, волнующие сердца каждого. Деревня хранит в себе еще много богатств, много неизведанного и неизвестного» [Соколова, 2003: 119].

Рассказы мордовской писательницы описывают быт простых людей, деревенскую жизнь. И жизнь эта прописана с такой яркостью, наполнена позитивом и солнечным светом. Все это – богатство нашей родной стороны, мордовского края, Мордовии. Только любящий свою Родину человек мог создать такое богатство! Этим человеком и по праву явилась В. И. Мишанина.

«Читая ее рассказы, хочется отыскать на карте такие места, где живут герои ее произведений. Мир ее рассказов чудесен, - это волшебный мир! Он очаровывает вновь и вновь, при каждом прочтении. Он завораживает, манит к себе, зовет нас на родную сторонку – в Мордовию» [Коротков, 2008: 397].


3 Нравственно-эстетический аспект произведений В. И. Мишаниной

3.1 Ценностная ориентация малой прозы В. И. Мишаниной

Рассказы В. И. Мишаниной ориентированы на широкий круг читателей, независимо от возраста и национальной принадлежности. В них писатель затрагивает глубоко социальные, общественные темы, обозревая жизнь простого жителя деревни со своими тяготами, невзгодами и радостями. На передний план выступает ценность человеческих отношений: родственных, дружеских, товарищеских. Отношения между родителями и детьми, братьями и сестрами прописаны с нежностью и теплотой; автор неоднократно отмечает сходство этих отношений с отношениями животных: курочки с цыплятами, кошки с котятами, утки с утятами и так далее. Чувства любви и заботы о своих детях свойственны всем живым существам, данное олицетворение еще раз наталкивает нас на мысль единения людей с животным миром, а через него – и с природой.

Природа для деревенского жителя значит очень многое: вся его жизнь с малого возраста проходит под кронами деревьев и у шумящей речки. Человек уже не мыслит себя без этой природной красоты, деревня на то и есть деревня – сама семантика слова уходит своими корнями к растительному миру, а именно – к деревьям, к лесу.

В. И. Мишанина своими рассказами возвращает нас к нашим истокам, далекому историческому прошлому. Автор показывает читателям ценности простой деревенской жизни.

Выбор героев рассказов В. И. Мишаниной также обусловлен нравственно-эстетическим аспектом: герой произведения – носитель своего менталитета с присущими ему чертами и характеристиками. В большинстве случаев герои произведений писательницы – дети или подростки. Именно с ними происходят те или иные события, которые несут в себе назидательную, воспитывающую функцию. «Одни ищут счастье, другие – смысл жизни, а третьи – лучшую жизнь. Но и в тех, и других есть своя искра, своя интересность и необычность. Каждый герой учит читателя на основе чего-то своего лучшей жизни, учит ловить счастливый момент – ведь он может не повториться, учит любить – сильнее и больше, учит вспоминать прошлое – чтобы его не забывали в настоящем» [Соколова, 2003: 115]. В этом они не уступают героям А. С. Пушкина или Л. Н. Толстого.

По праву Е. К. Атякшева заметила: «Если уж мордовский человек любит – то так, что головы на плечах и ног под ногами не чувствует. Он за свою любовь все кулаки расшибет!» [Атякшева, 2008: 202].

В. И. Мишанина вкладывает в мысли и речи героев харизматичность, они порой произносят столь чувственные, порой даже печальные слова, экспрессия которых настолько высока и психологична. В их речи широко употребительны уменьшительно-ласкательные обращения, что говорит об особом отношении друг к другу. От персонажей веет добротой и теплом души, которую автор посредством их пытается воспитывать в своих читателях. Писательница хочет привить любовь к Родине – Мордовии, мордовской национальной культуре, к народу, деревне.

Ценности добра пересиливают темное, злое, которого почти и нет в рассказах В. И. Мишаниной. Отрицательные поступки героев переосмысливаются в их сознании, подталкивая их на путь исправления.

В. И. Мишанина «проповедует» в своих произведениях уважение к труду, трудовой деятельности, на фоне которой проходит становление и личностный рост каждого гражданина своей малой Родины. Помимо уважения к родной стороне автор воспитывает в читателях уважение и почитание старшего поколения, стариков, ветеранов. В своих рассказах она говорит о том, что нужно беречь и помогать им – они наше прошлое, без которого не было бы нашего настоящего.

Бережное отношение к природе – еще одна ценность, проповедуемая в рассказах мордовской писательницы. Природа – мать земли мордовской, она кормит и поит человека, а он, в свою очередь, с должным уважением обязан относиться к ней.

Творческая эстетика проявляется в каждом авторском слоге. Благодаря ей жизнь героев мысленно продлевается, уходя далеко за границы произведения, концовка додумывается сама в собственном воображении читателей.

3.2 Художественная интерпретация детства и его воплощение в прозаических произведениях В. И. Мишаниной

Мир детства, являясь «неотъемлемой частью жизни и культурного развития любого отдельно взятого народа и человечества в целом, издавна привлекал внимание художников слова, философов, психологов, социологов, литературоведов, педагогов и просто читателей – как детей, так и взрослых» [Коротков, 2008: 411]. Осмысление этого удивительного мира и его художественное воплощение в рамках истории детской литературы представляет собой особую ценность, так как не ограничивается лишь информацией как таковой, а художественно воссоздает формирование характера юной человеческой личности через движение к основам эстетических, этических и мировоззренческих принципов бытия, соединяя, таким образом, прошлое и настоящее с будущим.

Детский мир в произведениях В. И. Мишаниной своеобразный: тонко пропитан чувством национальности, но, в то же время, герои и проблемы настолько реальны, что являются присущими каждому, независимо от принадлежности к какой-либо нации. Несмотря на то, что мир ребенка – это мир ребенка, философия произведения ясна и актуальна взрослому человеку. В связи с тем, что эти миры не совпадают в едином временном пространстве, связь между ними особая, проявляющаяся у взрослых через память и существенно влияющая на отношения между взрослыми и детьми. При этом «детство выступает особой субкультурой жизни человека. Оно концентрирует в себе и человеческую мудрость, и детскую непосредственность» [Коротков, 2008: 413], затрагивая, таким образом, целый ряд проблем, связанных с общечеловеческими и общемировыми категориями и являясь, в известном смысле, лакмусовой бумажкой современного состояния литературы вообще.

Произведения В. И. Мишаниной выделяются из современных мордовских авторов, пишущих о детях. Достаточно вспомнить девочку Надю из рассказа «Сетьме шобдават» («Спокойное утро»), от общения с которой Анастасия Львовна не только вспомнила свое детство, свою жизнь, но и сумела почувствовать себя не такой одинокой. Здесь сюжетообразующим звеном выступает мотив памяти. Простая девочка смогла настолько тронуть сердце женщины, отчего в нем родились светлые, нежные чувства. И как часто бывает в современной жизни, в детях мы видим самих себя, свою жизнь, свою молодость… Также интересен сам выбор имени девочки – Надя, Надежда: ассоциации сводятся к значению имени как в библейском, так и в семантическом отношении – надежда на что-то светлое и чистое, на лучшее в жизни.

Такие обыкновенные вещи, в то же время истины, отражаются в рассказах В. И. Мишаниной о детях и для детей. В детских произведениях автора сюжет, как правило, динамичен, затянутые описания отсутствуют, эмоциональный фон усилен, действие стремительно, картины преимущественно зрительны, а образы прописаны с точностью, чувственностью, что свидетельствует о наличии у В. И. Мишаниной рефлексии текста.

Простота образов и характеров сочетается с их силой, яркостью, неповторимостью. И везде Мишанина подчеркивает принадлежность к мордовской национальности, ее ментальность.

В рассказе «Когда приходит счастье» автор посредством воспоминания отца Вани выстраивает картину далекого прошлого, когда с продовольствием, а особенно с тем, что больше всего любят дети, - с конфетами, было очень трудно. И этот рассказ отца как бы поучает сына жизни, тому, что нужно делиться с окружающими людьми, уважать их. Этот рассказ немного отводит нас в сторону сказки: излечение худенького и болезненного мальчика Коли происходит после того, как он поделился с девочкой Верой, которую до этого недолюбливал. Слова девочки: «Съешь, Коля, ты. Ты вон какой худой. Авось и болеть не будешь!» [Мишанина, 1984: 13] - словно желание, загаданное вслух. Желание девочки, по словам папы, сбылось: «После этого я и вправду болеть перестал…» [Мишанина, 1984: 13]. Истина, описанная в рассказе, - счастье. К отцу оно пришло после съеденных с девочкой Надей конфет-подушечек, а Ване еще предстоит найти свое, драгоценное – счастье.

Рассказ В. И. Мишаниной «Друзья» описывает расставание двух маленьких друзей – Оли и Андрюши. Их счастье заключалось в совместных походах на Цветной луг за одуванчиками, плетении венков, играх в прятки, катании на велосипеде… Их счастье – их дружба. И когда Андрюша пришел к Оле попрощаться, счастье стало потихоньку от них уходить. Мораль в двух рассказах схожа, но финал остается открытым: можно самому додумывать, встретятся ли друзья, будут ли, как и прежде, ходить за цветами, плести венки. Здесь автор дает волю воображению и фантазии читателей. Черта недосказанности является закономерной для большинства рассказов В. И. Мишаниной, - у ее рассказов нет конца, сюжет продолжает двигаться, жить…

В общем и целом, детский мир в произведениях автора – это мир особых отношений, переживаний и чувств. Ему присущи только сильные чувства, благородные. Они делают мир детей ярче и эмоциональнее, лучше и чище. Посредством этого мир взрослого человека также наполняется красотой и добротой. Мир детства хранит в себе много загадок, отгадки на которые В. И. Мишанина находит в нашей мордовской жизни, в жизни родного края. Эпические произведения автора красочны и ярки.

Мордовские рассказы В. И. Мишаниной сродни сказкам, в них также присутствует волшебство, но оно не столько нереально, чудесно и несбыточно, скорее наоборот, - наполнено чертами социального, обычного, присущего повседневной жизни. Но при всем этом, оно еще и волшебно…

Авторские произведения западают в душу каждому, кто их прочитал. В них – жизнь бьет своим ключом, и даже солнце светит по- другому, ярче, ветер дует сильнее, а речка бежит быстрее и стремительнее. Одним словом, вся любовь к миру, родному краю, мордовским людям, детям, животным – все это явно и очевидно в рассказах мордовской писательницы.

В. И.Мишанина в своих произведениях художественно осмысливая мир детства, показывают, как ребенок постепенно проникает в сферу взрослых отношений, воспитывает в себе человека и гражданина, носителя нравственных начал.

Мордовский литературовед Е. К. Атякшева, создавшая немного художественных произведений, высказывается о рассказах В. И. Мишаниной следующим образом: «Мордовская писательница проникновенно и глубоко показывает, как деревенские мальчики и девочки становятся настоящими «людьми» родного края, в ряде случаев – гордостью нашей многонациональной культуры, оставшись при этом простыми и непосредственными, с душой, всегда распахнутой каждому» [Атякшева, 2007: 227].


Заключение

Работая с жанром рассказа, закрепившимся в современной литературе, В. И. Мишанина внесла существенные изменения в его структуру, раскрыла национальный аспект и сюжетное составляющее малой формы мордовского эпоса. Ее рассказы отличаются своей колоритностью, специфичностью образов, обилием чувств и переживаний на фоне мордовского края.

Мордовский литературовед Е. К. Атякшева, создавшая немного художественных произведений, высказывается о рассказах В. И. Мишаниной следующим образом: «Мордовская писательница проникновенно и глубоко показывает, как деревенские мальчики и девочки становятся настоящими «людьми» родного края, в ряде случаев – гордостью нашей многонациональной культуры, оставшись при этом простыми и непосредственными, с душой, всегда распахнутой каждому» [Атякшева, 2007: 227].

Рассказы мордовской писательницы описывают быт простых людей, деревенскую жизнь. И жизнь эта прописана с такой яркостью, наполнена позитивом и солнечным светом. Все это – богатство нашей родной стороны, мордовского края, Мордовии. Только любящий свою Родину человек мог создать такое богатство! Этим человеком и по праву явилась В. И. Мишанина.

«Читая ее рассказы, хочется отыскать на карте такие места, где живут герои ее произведений. Мир ее рассказов чудесен, - это волшебный мир! Он очаровывает вновь и вновь, при каждом прочтении. Он завораживает, манит к себе, зовет нас на родную сторонку – в Мордовию» [Коротков, 2008: 397].

В этом контексте постижение генетического родства мордовской современности ХХ века с произведениями В. И. Мишаниной, выявление механизма их художественного взаимодействия представляется интересной и весьма плодотворной перспективой изучения наследия народной писательницы. Помимо давно уже сформировавшихся представлений о жизни деревни, зримо вырисовывается возможность исследования ее взаимосвязи с городом. Создавая своеобразную систему жанра рассказа на основе его национальной природы, В. И. Мишаниной удалось, синтезируя опыт предшественников, проложить путь творческим открытиям будущего.

Тема, давшая название курсовой работе, самым непосредственным образом связана с необходимостью восстановления реальной картины развития мордовской литературы на материале становления в ней жанра рассказа. В современных условиях, когда в сфере изучения национальных и межнациональных отношений в науке на передний план выдвинулась разработка проблем возрождения культурных традиций народов России, тема настоящего исследования приобретает общенаучное историко-литературное значение. В связи с этим, следует отметить, что в целевом отношении исследование прошло через анализ конкретных художественных произведений мордовской писательницы с выявлением наиболее характерных нравственно-эстетических особенностей и определением актуальных тенденций жанрового своеобразия рассказа как малой эпической формы.

Данное исследование в содержательном отношении рассматривает жизнь и творчество В. И. Мишаниной с разных аспектов: психологического (воплощение личностной позиции и ее реализация на страницах своих произведений с особой чувственностью, открытостью и характерностью, в частных случаях – исповедальностью; структура личности автора и его национальная принадлежность; народная мотивация в поведении героев произведений); философского (духовность и душевность творчества; бытийная, деятельностная концепция авторского предназначения); морально-нравственного (ценностная ориентация личности автора и всего его творчества в целом, включая отдельную жанровую разновидность – рассказ; аксиологический подтекст произведений; интерпретация «хорошего» и «плохого» в жизни и творчестве; мотивы чести, совести и долга); эстетическом (реализация принципа «прекрасного» в творчестве); религиозном (отношение к Богу и божественному, значение исповеди и молитвы для человека); культурологическом (национальная культура и ее традиции в жизни и творчестве; принцип преемственности поколений; позиция современности и культурного движения общества к «светлому» будущему); социологического (жизнь села и города, их взаимодействие; реализация принципа «жизнестроительства» нового общества); историческом (контекст современности в рассказах автора).

В связи с этим, следует отметить, что основная цель и задачи исследования реализованы в полной мере благодаря использованным методам.

Впервые в национальном литературоведении проведен полиаспектный анализ жанрового своеобразия мордовской прозы и обобщены важные эстетические категории в творчестве современной писательницы; определено место жанра рассказа в общем литературном процессе Мордовии; выявлены наиболее характерные тенденции и особенности прозаического жанра; показано влияние национальных устно-поэтических традиций на творчество современных мордовских прозаиков; исследован нравственно-эстетический аспект рассказов мордовской писательницы путем актуализации на мире мордовской души в рассказах В. И. Мишаниной, описаны ценности мира детства в ее произведениях и выявления ценностной ориентации творчества мордовской писательницы.

Несмотря на это курсовая работа не претендует на всеохватность заявленной в нем темы, рассматривая лишь отдельное жанровое образование – рассказ и его специфику в общем контексте творчества автора. Так, целесообразным представляется исследовать ее ранние поэтические произведения. Подлежит дальнейшему изучению ее проза, предназначенная для сцены. Интересно было бы рассматривать ее прозаические тексты в широких сопоставлениях с поэзией, а также с произведениями других писателей Мордовии. Дальнейшее тематическое углубление и расширение границ исследования может быть ориентированно с точки зрения, как истории мордовской литературы, так и методики, а также может являться основой другого научного вида деятельности (в том числе может быть представлена монографически).

В соответствии со всем вышеизложенным, можно сделать следующий вывод: курсовая работа многоаспектна, как и сама природа жанра рассказа. «Мордовские рассказы В. И. Мишаниной – это история не только одной жизни, в них отразилось все, что мучило и грело сердца всего мордовского народа, живущего в наше суровое время современности» [Коротков, 2008: 119].


Список использованных источников

1 Александрова, Л. П., Кузьменко, Ю. Б. Роль национальности в русской литературе / Л.П.Александрова, Ю.Б.Кузьменко. – М.: Наука, 2002. – 315 с.

2 Атякшева, Е. К. Мордовская литература и современность / Е.К.Атякшева. – Саранск: Издательство МГУ, 2008. – 501 с.

3 Бахтин, М. М. Эпос и роман / М.М.Бахтин. – М.: Просвещение, 1996. – 396 с.

4 Богомолов, Ю. А. Проблемность русского рассказа / Ю.А.Богомолов // Русский рассказ: тезисы докладов конференции. – М.: Просвещение, 1990. – 700 с.

5 Борщевская, А. И. Рассказы для детей / А.И.Борщевская // Вопросы детской литературы. – М.: Просвещение, 1954. – 340 с.

6 Головенченко, Ф. М. Введение в литературоведение / Ф.М. Головенченко. – М.: Высшая школа, 2001. – 236 с.

7 Гуляев, Н. А., Богданов, А. Н., Юдкевич, Л.Г. Теория литературы в связи с проблемами эстетики / Н.А.Гуляев. – М.: Высшая школа, 1999. – 289 с.

8 Егоров, С. И. Характер в литературе Мордовии / С.И.Егоров. – Саранск: Издательство МГУ, 2003. – 236 с.

9 Емец, Д. А. Произведения для детей и о детях в творчестве русских писателей / Д.А.Емец. – М.: Наука, 2001. – 178 с.

10 Кожевников, В. М., Николаев, П. А. Литературный энциклопедический словарь / В.М.Кожевников. – М.: Инфо-Пресс, 2000. – 811 с.

11 Коротков, И.П. Очерки мордовской литературы / И.П.Коротков. – Саранск: Издательство МГУ, 2008. – 512 с.

12 Косолапов, И. Н. Эпос мордовского народа / И.Н.Косолапов. – Саранск: Издательство МГУ, 2005. – 319 с.

13 Кузьменко, Ю. Б. Национальный аспект в литературном образовании / Ю.Б.Кузьменко. – М.: Просвещение, 2005. – 326 с.

14 Макарова, В. А. Рассказ в детской литературе / В.А.Макарова // Русская детская литер. – М.: Просвещение, 2002. – 333 с.

15 Минералова, И. Г. Феномен детства в мировой словесности. / И.Г.Минералова // Мировая словесность для детей и о детях. – М.: Издательство МПГУ, 1998. – 123 с.

16 Мишанина, В. И. Ворота времени / В.И.Мишанина. – М.: Детская литература, 1984. – 125 с.

17 Мишанина, В. И. Дымное утро / В.И.Мишанина. – М.: Детская литература, 1986. – 91 с.

18 Мишанина, В. И. Железный самолетик / В.И.Мишанина // Советская Мордовия. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995, 22 марта.

19 Мишанина, В. И. Люди в дороге / В.И.Мишанина. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1988. – 208 с.

20 Мишанина, В. И. Принципиальные люди / В.И.Мишанина. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1988. – 206 с.

21 Мишанина, В. И. Прозрение / В.И.Мишанина // Советская Мордовия. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1980, 6 апреля.

22 Мишанина, В. И. Серебряная ракушка / В.И.Мишанина. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1980. – 112 с.

23 Мишанина, В. И Цветы луговые / В.И.Мишанина. – Саранск: Мордовское книжное издательство, 1984. – 120 с.

24 Поспелов, Г. Н. Введение в литературоведение / Г.Н.Поспелов. – М.: Высшая школа, 1996. – 315 с.

25 Прозаическое произведение и его целостность // Сборник научных трудов "XV Международные Ломоносовские чтения". - Архангельск, 2003. - С. 121-129.

26 Сетин, Ф. И. История русской детской литературы. / Ф.И.Сетин. – М.: Просвещение, 1990. – 420 с.

27 Соколова, В. Е. Мордовский национальный характер / В.Е.Соколова. – Саранск: Издательство МГУ, 2003. – 200 с.

28 Тимофеев, Л. И. Основы теории литературы / Л.И.Тимофеев. – М.: Просвещение, 2000. – 421 с.

29 Томашевский, Б. В. Теория литературы. Поэтика / Б.В.Тимофеев. – М.: Просвещение, 1997. – 361 с.

30 Хализев, В. Е. Теория литературы / В.Е.Хализев. – М.: Высшая школа, 2002. – 357 с.

31 Щепилова, Л. В. Введение в литературоведение / Л.В.Щепилова. – М.: Высшая школа, 1998. – 433 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий