регистрация / вход

Жанровое своеобразие рассказов А. Платонова 40-х годов

Близость гуманистических взглядов А. Платонова с другими писателями. "Сокровенный человек" в повествовании А. Платонова. Образы детей. Духовность как основа личности. Доминантные компоненты жанра А. Платонова. Образы рассказчика. Восприятие мира.

Тема:

Жанровое своеобразие рассказов А. Платонова 40-х годов.


План

Введение............................................................................................ 3

Глава. I. «Сокровенный человек» в повествовании А. Платонова 13

1. Образы детей............................................................................... 13

2. Духовность как основа личности............................................... 21

Глава II . Доминантные компоненты жанра А. Платонова........... 31

1. Образы рассказчика................................................................... 31

2. Целостное восприятие мира....................................................... 33

Заключение...................................................................................... 38

Список использованной литературы............................................. 43


Введение

Всесторонний, комплексный анализ особенно важен, когда речь идет о литературном наследии писателей, чей эстетический опыт достаточно изучен. Одним из таких писателей в литературе является Андрей Платонович Платонов (1899-1951).

Сегодня имя этого прозаика популярно и любимо, произведения его переиздаются, экранизируются, переводятся на многие языки. О писателе спорят, проникаются его мыслями, настроениями, идеями.

Усматривая близость гуманистических взглядов А. Платонова с другими художниками слова, исследователи его творчества, одновременно отмечают, что в платоновских произведениях определеннее, чем в прозе середины двад­цатых годов, художественно сформулирована сущность гуманизма литературы, повысившей ответственность личности за решение проблемы "человек - общество". А. Платонов, наряду с классиками литературы стремился к такому художественному пости­жению и изображению жизни, при котором углубление социального анализа, историзма и психологизма художественного исследования способствовало бы развитию правдивой по самой своей сути литературы. Эстетические достижения русской литературы выразили те гума­нистические и нравственные основы человеческой жизни, которые составляют самую суть общественного идеала. Пожалуй, нет сегодня ни одного исследователя, который бы не разделял положения о том, что одним из писателей, в чьем творчестве особенно ярко проявилось стремление "поддержать лучшие качества человека", был Андрей Платонов.

История вопроса. Было время, когда определенная часть критики, первоначально связанной о РАППом, превратно истолковывала творчество А. Платонова, отрица­ла эстетическую ценность его произведений, настаивала на несовместимости отраженной в них концепции личности с общественным идеалом.

Качественно новый период изучения творчества А. Платонова приходится на 60-е годы. После первых откликов на переиздания произведений писателя, в которых преобладало желание "восстановить простую справедливость, признать значение писателя для нашей литературной, духовной жизни",[1] последовали попытки многогран­ного осмысления творчества этого художника слова. В научном от­ношении публикации эти разнообразны и многочисленны. Это и вос­поминания современников о писателе, и статьи по различным пробле­мам творчества А. Платонова, и обстоятельные монографии. Углубленному изучению творчества А. Платонова посвящены обширные диссер­тационные исследования Л. П. Фоменко, Н. П. Сейранян, Л. А. Ивановой.[2]

Значительным вкладом в изучение литературной деятельности А. Платонова явилась первая библиография его творчества, составлен­ная Н. М. Митраковой.[3] Продолжается текстологическая и библиогра­фическая работа.[4] Заслуживает внимания издание произведений А. Платонова, предпринятое в 60 – 80-е годы Е. А. Краснощековой и М. Н. Сотсковей, в котором, наряду с полным историко-литературным комментарием, приводятся обширные биографические и библиографические данные, а также текстологические примечания.[5] Новые интересные материалы содержатся в работах Н. М. Малыгиной, В. В. Эндиновой.[6]

В диссертациях Л. П. Фоменко, Н. П. Сейранян, Д. Я. Таран прослеживаются основные линии развития творчества писателя, исследуются пути овладения им индивидуальным методом интерпретируется художественный мир писателя, В этих работах на общирном историко-литературном материале убедительно доказано, что становление А. Платонова как художника проходило в русле магистральной линии советской литературы.

В несколько ином ключе написано диссертационное исследование Л. А. Ивановой. В этой работе иоторико-эволюционный подход подчинен системно-логическому, понятийному. Л. А. Иванова динамику развития творчества А. Платонова связывает с характером многостороннего и сложного конфликта. Несомненно, что после новаторской статьи Л. Шубина[7] - диссертация Л. А. Ивановой принадлежит к числу наиболее интересных и значительных работ о Платонове в 70-е годы. Однако определение основной направленности творчества А. Платонова этой исследовательницей вызывает некоторые возражения. Так, Л. А. Иванова пишет "Идеологический принцип "господства - подчинения" и есть тот "неодушевленный враг", с которым ведет борьбу писатель на протяжении своей творческой жизни.[8] Свести весь пафос творчества А. Платонова к критике определенного идеологического принципа - значит сузить и умалить гуманистический и нравственный потенциал творчества писателя. Главное значение творчества А. Платонова - в изображении положительных начал человеческой жизни на основе общественного идеала, с точки зрения которого осуществляется критика и негативных сторон жизни. Этот акцент на исследовании положительной программы творчества А. Пла­тонова нам представляется кардинальным для правильной трактовки, понимания и оценки художественного наследия писателя, его вклада в искусство. В последнее десятилетие творчество А. Пла­тонова рассматривалось[9] в аспекте становления его творческой индивидуальности,[10] структуры его художественного мира.[11]

Актуальность темы. Многие вопросы изучения творчест­ва А. Платонова продолжают оставаться вне поля зрения исследовате­лей. Особенности художественного мышления писателя, своеобразие его художественной системы недостаточно полно изучены и поныне. Исследование философско-эстетической концепции творчества А. Платонова - одна из задач современного литературоведения.

Цель и задачи исследования. В свете основной философско-эстетической концепции А. Платонова проанализировать произведения писателя в единстве формальной и содержательной стороны с тем, чтобы показать, как эта концепция воплощается в художественный образ, и какие наиболее типические поэтические средства при этом использует писатель, к каким жанровым формам обращается автор для реализации своих замыслов и в чем их своеобразие.

Методологические основы работы. Методологической осно­вой работы являются труды классиков, работы по методологии литературоведения, общим и частным проблемам теории литературы.

Работы литературоведов - Д. Маркова, Б. Сучкова, Л. Новиченко, Л. Тимофеева, М. Храпченко, В. Хализова и других, в которых широко обсуждаются важнейшие общетеоретические и методо­логические вопросы, связанные с изучением генезиса и типологии жанровых форм, позволяют полнее выявить эстетические и жанровые особенности творчества писателя и обобщить его вклад в обогащение художественных форм. Интерес к жанру рассказа в современном литературоведении велик. Малая повествовательная форма - рассказ, новелла, сказ - активно и всесторонне изучается. Широко известны исследования малой повествовательной формы М. Чудаковой. А. Чудакова, В. Скобелева, Э. Шубина, Н. Грозяевой, А. Нинова, И. Крамова, Т. Заморий, М. Роменец и целого ряда других авторов. Внимание исследователей к этим жанровым формам объясняется их идейно-эстетической значимостью в литературе, поэтому нам представляется правомерным иссле­дование художественного мира, созданного А. Платоновым-рассказчиком.

Материал интерпретации. Философско-эстетическая концепция А. Платонова нашла свое наиболее цельное художественное выражение в произведениях различных периодов. Для А. Платонова, мыслителя и писателя, Великая Отечественная воина имела особый смысл. Исход ее показал, насколько жизненно убедительным и правдивым был сам художник в изображении нравствен­ной сущности человека, готового пожертвовать жизнью во имя других людей. Для А. Платонова важно убедить читателя в том, что за каждым актом самопожертвования его героя стоит огромный, по сути, никогда не прекращающийся "труд души", особое самосознание личности, сумевшей умертвить в себе маленькое эгоистическое "я" и через этот акт познать свою подлинную сущность, обрести себя и весь мир. Лейтмотивом творчества А. Платонова является "труд души" героя, который отстаивает свою гуманистическую сущность, проявляющуюся в борьбе с эгоцентризмом, индивидуалистическим обособлением, в нетерпимости к эгоизму как жизненному принципу в других. В этом смысле Великая Отечественная война - это борьба индивидуальностей с индивидуалистами, одухот­воренных личностей с неодушевленным врагом. Период Великой Отечест­венной войны знаменовал собой новый этап в творчестве А. Платонова. Рассказы А. Платонова военных лет представляют собой творения зре­лого мастера, итог эстетических исканий всей жизни худож­ника. Анализ этих рассказов позволяет лучше понять и раннее твор­чество писателя. Акцент на этих рассказах тем более важен, так как в нашем литературоведении недостаточно освещено творчество А. Платонова именно периода Великой Отечественной войны и послевоенных лет. В таких рассказах, как "Возвращение", "Афродита", "Сампо", "Никита", А. Платонов предстает во весь свой творческий рост как писатель-гуманист, предвосхитивший в постановке и решении нравственных вопросов человеческой жизни многие искания современной прозы. Выбор этих рассказов и их анализ обусловлен желанием показать, что в них наиболее ощутимо эпическое начало платоновского реализма, достиг­шего в изображении "величия простых сердец" такой широты охвата жизни, такой глубины, которая была под силу только выдающимся мастерам русской прозы.

К решению выдвинутой темы привлекаются произведения А. Платонова, написанные в разное время, но в центре внимания - рассказы воен­ных и послевоенных лет. Тематически их можно объединить в две группы - рассказы, героями, которых являются дети, познающие мир и свое место в мире, и рассказы о ратном подвиге человека в годы Великой Отечественной воины.

Рассказы А. Плато­нова отличаются особым ракурсом осмысления событий, сосредоточен­ностью на нравственной стороне происходящего. Такой подход позво­лил писателю избежать "облегченной", поверхностной трактовки событий, нередко встречавшейся в прозе военных лет. Если одной из главных задач литературы в военных условиях было становление характера перед лицом опасности, то в прозе А. Платонова акцент переносится на художественный анализ первопричин, определяющих проявление нравственного героического начала в человеке, воине. События военных лет под таким углом зрения сообщают рассказам А. Платонова психологичностъ, жизненную достоверность, полноту и многогранность постижения жизни.

Основные результаты и их научная новизна. В центре внимания писателя изображение сложного процесса духовного и нравственного раз-вития человека, формирование гармонической, универсальной личности. Идея универсальной личности связана с пониманием человека как универсального родового существа. Всеобщность и универсальность - высший уровень в становлении личности, идеал человека. Уровень раз-вития личности характеризуется мерой ее приближения к этому идеалу. А. Платонов в формах словесного творчества изображает нелегкий путь героя - человека становящегося, нравственно формирующегося - к овладению своей подлинной сущностью, его встречу с идеалом и борьбу за него. Это путь героя к душевной внутренней цельности. Нелегко и непрос­то преодолеть центростремительные силы эгоцентризма, пробиться к другим людям. Платоновский герой, постепенно переключая свою деятельность на другого человека, об­ретает самого себя как лицо, как личность. Писатель изображает такие ситуации, в результате которых происходит коренная перест­ройка сознания героя, что влечет за собой изменение самих масшта­бов понимания и видения жизни героем, изменение понимания героем самого себя и своего назначения в мире ("Возвращение", "Третий сын", "Сампо"). Писатель создает своего героя в аспекте пробуж­дения и освобождения в нем нравственных сил. В идеале писателя на первый план выдвигается проблема этических черт человека, признающего свою нравственную подлинную сущность. Поэтому в эстетике А. Платонова прекрасный образ выступает как символ нравственности, как выражение благородной и чистой человечности. От-личительные черты поэтики А. Платонова особенно подчеркивают широ-кий универсализм, и историзм, понимание нацио­нального и исторического в рамках общечеловеческого, неотделимого от высоких идеалов.


Глава. I. «Сокровенный человек» в повествовании А. Платонова

1. Образы детей

Как понимание жизни, согласно которому человек, прежде чем стать всесторонне развитой личностью, проходит сложный путь социального воспитания, начинающиеся ещё в детстве, предопределяет в творчество А. Платонова выбор изображаемых событий, характер конфликта и способ его разрешения, своеобразие характера. В суровые годы тяжелых испытаний, выпавших на долю народа во время Великой Отечественной войны, писатель обращается к теме детства с тем, чтобы найти и показать самые сокровенные истоки в человеке.

В рассказах "Никита", "Еще мама", "Железная старуха", "Цветок на земле", "Корова", "Маленький солдат", "На заре туманной юности", "Дед-солдат'', "Сухой хлеб", создавая обра­зы детей, писатель последовательно проводит мысль о том, что человек формируется как существо общественное, нравственное в раннем детстве.

«Еще мама» впервые опубликован в журнале «Вожатый», 1965, № 9. «Мать, рождая сына, всегда думает: не ты ли — тот?»,—записывал Платонов в своих заметках. Воспоминания о своей первой учительнице А. Н. Кулагиной приобретают в плато­новской прозе присущий ему высокий символический смысл. «Мать» в мире художественной платоновской прозы—символ души, чувства, «нужной ро­дины», «спасения от беспамятства и забвения». Вот почему «еще мама»—та, кто вводит ребенка в «прекрасный и яростный» мир, учит ходить по его дорогам, дает нравственные ориентиры.

Поведение взрослого человека как патриота, защитника своей родины писатель объясняет этим самым главным и определяющим опытом детства. Для маленького человека познание окружающего мира оказывается сложным процессом познания самого себя. В ходе этого познания герой должен занять определенную позицию по отношению к своему социальному окружению. Выбор этой позиции исключительно важен, так как им определяется все последующее поведение человека.

«Июльская гроза», впервые опубликован в «Литературной газете», 1938, 30 сентября, № 54, затем в сокращенном виде под названием «Гроза» в журнале «Дружные ребята», 1939, № 1.

Мир детства у Платонова—это особый космос, вхождение в который на равных дозволено не всякому. Этот мир — прообраз большой вселенной, ее социальный портрет, чертеж и абрис надежд и великих утрат. Образ ребенка в прозе XX века всегда глубоко символичен. Образ ребенка в прозе Платонова не только символичен — он щемяще конкретен: это мы сами, на­ша жизнь, ее возможности и ее утраты... поистине, «велик мир в детстве...».

«Ребенок долго учится жить,—пишет в записных книжках Платонов,— он учится самоучкой, но ему помогают и старшие люди, которые уже при­учились жить, существовать. Наблюдать за развитием сознания в ребенке и за осведомленностью его в окружающей неизвестной действительности со­ставляет для нас радость».

Платонов — чуткий и внимательный исследователь детства. Иногда само название рассказа («Никита») дается по имени ребенка — главного героя произведения. В центре «Июль­ской грозы» — девятилетняя Наташа и ее брат Антошка.

«Происхождение мастера» перед читателем в незабываемых деталях проходят детство, отрочество и юность Саши Дванова, неповторимых детских образов в других платоновских рассказах. Афоня из рассказа «Цветок на земле», Айдым из повести «Джан», легко запо­минаемые, хотя и не названные по именам дети из рассказов «Родина электричества», «Фро», «Лунная бомба»...

Каждый из этих детёй наделен от рождения драгоценными свой­ствами, нужными для гармоничного физического и душевного ро­ста: безотчетным чувством радости бытия, жадным любопытством и неуемной энергией, простодушием, доброжелательностью, потребностью любить и действовать.

«...В юности, — писал Платонов, — всегда заложена возможностьблагородного величия грядущей жизни: лишь бы человече­ской общество не изуродовало, не исказило, не уничтожило этот дар природы, наследуемый каждым младенцем».

Впрочем, не только особенным интересом к детству и юности как решающим моментам человеческой жизни, предпочтительным изо­бражением молодого героя или откровенной поучительностью, но и по самому существу своего таланта, стремящегося охватить мир целиком, как бы единым, непредубежденным и всепроницающим взглядом, близок Платонов юным. Недаром уже первые книги его и «Сокровенный человек» (1928) в издательстве «Молодая гвардия», а последние прижизнен­ные сборники «Солдатское сердце» (1946), «Волшебное кольцо» (1950) и др. печатались в издательстве «Детская литература».

Немногим, казалось бы, отличаются обстоятельства жизни двух маленьких бедолаг — Саши и Прошки Двановых, живущих в ни­щей крестьянской семье. Только и разницы, что Саша — сирота, в Прошкином доме приемыш. Но этого достаточно, чтобы мало-помалу сформировались характеры, в главном диаметрально про­тивоположные: бескорыстный, честный, безоглядно добрый и от­крытый всем людям Саша и хитрый, хищный, себе на уме, изворот­ливый Прошка

Конечно, дело не в том, что Саша сирота, а в том, что с помощыо добрых людей — Прошкиной матери, но более всего Заxаpa Павловича — Саша преодолевает свое биографическое сирот­ство, и сиротство социальное. «Страной бывших сирот» назвал Советскую Россию Платонов в 30-с годы. Будто о Саше Дванове, самостоятельном, сызмала познавшем истинную цену хлеба и людской доброты, сказал, огляды­ваясь назад из сороковых годов, Михаил Пришвин в повести-сказке «Корабельная чаща»: «Время народного сиротства нашего кончи­лось, и новый человек выходит в историю с чувством беззаветной любви к матери своей — родной земле — не полным сознанием своего культурного мирового достоинства».

Платонову пришвинская мысль органически близка. Мать — Родина — Отец — Отечество — семья — дом — природа — про­странство — земля — таков еще один ряд характерных для платоновской прозы опорных понятии. «Мать... — самая близкая род­ственница всех людей», — читаем в одной из статей писателя. Какие удивительно пронзительные образы матери запечатлены на страни­цах его книг: Вера и Гюльчатай («Джан»), Люба Иванова («Воз­вращение»), безымянная древняя старуха в «Родине электриче­ства»... Кажется, в них воплощены все ипостаси материнства, заклю­чающего в себе и любовь, и самоотверженность, и силу, и мудрость, и прощение.

История становления человека как одухотворенной личности - глав­ная тема рассказов А. Платонова, героями которых являются дети. Анализируя рассказ "Никита", где герой этого рассказа, крестьянский мальчик Никита, тяжело и трудно пре­одолевая возрастной эгоцентризм, раскрывается со стороны своей доброты, формируется как "Добрый кит" (под таким заглавием рассказ был напечатан в журнале «Мурзилка»).

Изображению сложного процесса перехода отельного человека к жизни "со всеми и для всех" посвя­щён рассказ А. Платонова "Еще мама". Герой этого рассказа малолетний Артем через образ матери познает и осмысливает весь мир, приобщается к великому содружеству людей своей родины.

В расска­зах "Железная старуха" и "Цветок на земле" тот же герой - малень­кий человек, но уже под другим именем - Егора, Афони, в процессе познания мира впервые сталкивается с добром и злом, определяет для себя главные жизненные задачи и цели - окончательно победить самое большое зло - смерть ("Железная старуха"), открыть тайну самого большого блага - жизни вечной ("Цветок на земле").

Путь к подвигу во имя жизни на земле, нравственные истоки и корни его проявлены в прекрасном рассказе "На заре туманной юности", который о свидетельствует о единстве проблематики и детализации в творчестве писателя военных и довоенных лет.

О связях творчества. А. Платонова с фольклором писали и фольклористы, и этнографы,[12] не акцентируя внимания на том, что мысль рассказчика направлена, прежде всего, на раскрытие нравственной стороны поступков героев сказки. Связь творчества А. Платонова с фольклором значительно глубже и органичнее. В целом ряде рассказов ("Никита", "Еще мама", "Уля", "Фро"). А. Платонов обращается к композиционной схеме волшебной сказки, описанной в классическом труда В. Я. Проппа.[13] А. Платонов пишет не сказки, а рассказы, но в их основе лежат архаические жанровые структуры. В этом жанровое своеобразие многих рассказов А. Платонова, что объясняется не только устойчивостью жанровых форм, но и особенностями художест­венного мышления писателя, сосредоточенного на анализе и изображении первопричин и первооснов человеческого бытия.

Обычно такие стилистические средства создания художественной выразительности, как метафора, метонимия, олицетворение рассматри­ваются в качестве элементов поэтики. Применительно к целому ряду произведений А. Платонова ("Никита", "Железная старуха", "Еще мама", "На заре туманной юности") говорить об обычном использо­вании этих приёмов в качестве стилистических приемов нельзя. Не­обычность их использования А. Платоновым состоит в том, что в рас­сказах, героями которых являются дети, они стали естественной и органичной формой восприятия мира. Речь должна идти не о метафоре, а метафоризации, не о метонимии, а метонимизации, не об олицетворении, а об олицетворяющей апперцепции и ее разновидностях. Особенно наглядно эта "стилистика" выступает в расска­зе "Никита". Способ познания и восприятия мира через тот или иной эмоционально окрашенный и этически значимый образ-понятие является для героев произведений А. Платонова почти нормой.

Так, герой рассказа "Еще мама" "прокладывает" себе путь в большой мир людей своей родины, вооруженный одним единственным "орудием" - образом-понятием родной матери. Герой, метафорически и метонимически при­меряя его ко всем непознанным существам, вещам и явлениям окружаю­щего мира, посредством этого образа расширяет свой внутренний мир. Так изображает А. Платонов первую встречу человека с родиной, сложный и трудный путь самопознания и социализации человека.

Эти же приемы метафоризации и метонимизации претворены в рассказе "На заре туманной юности", героиня которого девочка-сирота Оля через образ родного любящего отца осмысливает и представляет себе людей.

2. Духовность как основа личности

Андрей Платонов принадлежит к тем избранным художникам слова, произведения которых безошибочно узнаются по немногим наугад прочитанным фразам. У Платонова — свои слова, лишь ему присущая манера соединять их, своя неповторимая интонация, вы­ражающая мировидение писателя, его отношение к человеку.

В неторопливой и негромкой музыке платоновского слога слиты усталость большого труда, тепло сердечного участия к простому человеку, мудрость понимания единства всего сущего на земле, мужество говорить правду, даже если она груба и страшна. Вре­менами писатель, кажется, прикасается к волоску границы, разде­ляющей реализм и натурализм. Но от сбоя в натуралистическое верхоглядство его надежно охраняет наивная, почти детская целомудренность и непосредственность писательского зрения.

Хотя попытки проникнуть за видимую оболочку явлений, осмыслить их философски, открыть внутренние связи причин и след­ствии в жизни отдельных людей и общества в целом, вытекающие из самой сути писательского дарования Платонова, и побуждают его к рассуждениям и обобщающим выводам, он последовательно избегает дидактической, высокопарной риторики. Простоте, жизнен­ной естественности прозы Платонов учился у Пушкина и Толстого, как учился он живой русской речи у людей молчаливых, не при­знающих самоценного краснобайства, для которых слово — такая же непраздная необходимость, как хлеб, работа, дети.

Будто при взгляде через увеличительное стекло, рисует Андрей Платонов стремительно краткую человеческую жизнь, неотделимую, однако, от медленного течения времени, лишенного сроков. И мы видим, что часто, много чаще, чем принято предполагать, жизнь человека есть подвиг, не только не отмеченный какими-либо внеш­ними отличиями: наградой, почестями, славой, властью или иными личными обретениями, но и не понимающий ценности таких обрете­ний для обычного нормального счастья. Аскетически скудная в сво­ем зримом выражении жизнь платоновского героя обычно глубока, богата и истинна по сути: это осмысленный, нужный людям труд, создание невидимых нравственных нитей.

Доминанту своего писательского участия Платонов определил формулой: «у человеческого сердца». В молодые годы он, мелиоратор и электрификатор по профессии, немало сил отдал постройке в степных засушливых местах колодцев и водосборных плотин, спа­сающих крестьян от былой нужды и голода. Сделавшись писате­лем, он с не меньшим упорством пробивался в сокровенные глуби­ны человеческой души, казалось бы, до дна испитой столетиями «нищеты, отчаяния и смиренной косности», — к живительным, никогда полностью не иссыхающим родничкам любви, доброты, ,сострадания, сочувственного желания понять другого, приобщиться к делам высоким и прекрасным

В прекрасном и яростном мире (Машинист Мальцев), впервые напечатан под названием «Александр Мальцев» в сокращенном виде в журнале «30 дней», 1941, № 2, затем также в сокращенном виде под названием «Воображаемый свет» в журнале «Дружные ребята», 1941, № 3.

История знаменитого машиниста, обладавшего великим талантом вож­дения, отделенного от остальных, не столь совершенных людей одинокой гордыней своего таланта, становится для Платонова поводом для размыш­лений над судьбой исключительных личностей, над превратностями судеб, переворачиваемых внезапно катастрофой, и о единственном залоге спасе­ния — человеческой ответственности и солидарности. Ответственности не только за судьбы значительных личностей, но и за те пути, по которым поведут они «локомотив истории». Мотиву «роковых сил, случайно и равно­душно уничтожающих человека», «враждебных для человеческой жизни ги­бельных обстоятельств», «внезапных и враждебных сил нашего прекрасного и яростного мира» противопоставляется мотив человечности и человеческого достоинства.

«Неодушевленный враг», Впервые опубликован с подзаголовком «Философское раздумье о совет­ском солдате и солдате-фашисте» в еженедельнике «Литературная Россия», 1965, 7 мая, № 15. Авторская датировка— Действующая армия, 1943.

Среди многочисленных платоновских рассказов о воине (сб. «Под небе­сами родины», «Одухотворенные люди», «Бессмертный подвиг моряков», «Рассказ о родине», «Броня») он занимает особое место. В нем выражена платоновская философия народной, праведной войны, когда против врага. ощущаемого как инородное, чуждое природе и людям существо, восстает все—и это восстание справедливо своей глубокой и естественной законо­мерностью. Сказочное противостояние «живого» и «мертвого» предстает в платоновском философском рассказе в виде спора-поединка двух солдат— русского и немецкого, за каждым из которых — определенная идеологиче­ская, нравственная и философская позиция.

Платоновская идея выражается просто: «Рождается ребенок лишь од­нажды, но оберегать его от врага и от смерти нужно постоянно. Поэтому в нашем народе понятие матери и воина родственны: воин несет службу матери, храня ее ребенка от гибели. И сам ребенок, вырастая сбереженным, превращается затем в воина».

В рассказе "Неодушевленный враг", построенном на противопоставлении одухотворенного человека "неодушевленному врагу", писатель проводит мысль о том, что понимание истинного смысла жизни определяет саму жизнь, что правильная "идея жизни" укрепляет жизнь отдельного человека, помогая ему одолеть смерть в единоборстве с конкретным врагом, фашистом. В поэтическом мире А. Платонова одухотворенность как состояние человеческой души определяется степенью привязанности человека к другим людям: това­рищам и соратникам по борьбе, отцу, матери, жене, невесте, родному очагу, "дереву родины".

Мера привязанности человека к жизни высту­пает мерой личной ответственности каждого человека за саму жизнь. Равнодушие, понимаемое как отсутствие привязанности и любви к людям, указывает на неодушевленность человека жизнью, на его без­духовность. Как высочайший миг торжества жизни над смертью, как высшее проявление чистой духовной силы в человеке описан в рассказе "Одухотворенные люди" героический подвиг самопожертвования людей во имя всеобщей будущей жизни всех людей родины.

Подобная ценностная ориента­ция героев А. Платонова определяет героический пафос большинства произведений писателя военных лет. В этих рассказах писатель изо­бражает жизнь с учетом тонких взаимозависимостей и связей, объединяющих людей в одно целое, - народ. Поэтому тыл и фронт для писателя одно неделимое целое, более того, фронт - это непосред­ственное поле сражения за то духовное, сокровенное и нежное, что скрыто глубоко в тылу, как самое дорогое и драгоценное.

Писатель показывает, что это внутреннее, глубинное и является главной опре­деляющей причиной, обусловливающей героическое поведение людей на войне. Тыл - это все духовное и материальное много­образие Родины, раскрывающееся для каждого отдельного человека во всей неповторимости образа родного дома и близких, родных людей. В повествовательной манере военных рассказов А. Платонова преобладает оптимистическое звучание, так как писатель сосредоточен не на ужасы войны, а прежде всего – на созидательной работе, казалось бы, слабых сил любви, нравственной чистоты, одолевающих зло жизни и войны. Защищая Родину-мать, герои А. Платонова защищают те идеалы и принципы, на которых основывается жизнь в их отечестве.

Это очевидно в рассказе "Полотняная рубаха". Анализ образа Ивана Фирсовича Силина пока­зывает, что герои А. Платонова взрослые, как и герои-дети "закоре­нелые сенсуалисты", воспринимающие мир через образы-символы близ­ких и родных людей. Магический предмет - полотняная рубаха матери, бережно хранимая сыном, - помогает герою бороться и побеждать в грозной войне.

Таким же особым сенсуализмом пронизано мироощущение героев рассказа "Одухотворённые люди". В этом реквиеме морякам-черноморцам "сцепление мыслей" подчинено изображению эмоционально-симпатических связей, объединяющих людей на фронте и в тылу в одно неделимое, а потому и непобедимое, целое.

Уже в раннем творчестве писателя чётко вырисо­вываются два типа героя: с одной стороны, это тип эмоционально богатой и щедрой индивидуальности, а с другой - сухой и равнодушный к окружающим индивидуалист.

Расчет на «алгебраический разум» предопределил жизненное поражение героя повести "Епифанские шлюзы" английского инженера Бертрана Перри. Саша Дванов и Прокофий Дванов («Чевенгур»), Назар Чагатаев и Hyp-Мухаммед ("Джан"), Оля и Лиза («На заре туманной юности») - образы этих героев полярно разведены и противопоставлены в произведениях А. Платонова именно как образы людей одухотворённых и людей равнодушных, индивидуальностей и индивидуалистов.

Этим противопоставлением определяется основной конфликт и динамика развития действия во многих произведениях писателя. Это противо­поставление сохраняется и в рассказах военных лет, но в них одухотворенные люди противопоставлены "неодушевленному врагу".

В то же время, как об этом свидетельствует рассказ "Полотняная рубаха", писатель выделял и третий тип героя - высокосознательную личность, сочетающую в себе горячее сердце и умную голову - таков образ Демьяна Карусельникова.

Анализ таких рассказов А. Платонова, как «Третий сын», "Июльская гроза", "Возвращение'' доказывает, что для писателя, человек есть мера всех вещей.

Обращаясь к изображению взаимоотношений родителей и детей, писатель исходит из представления о матери как о хранительнице и дарительнице жиз­ни, поэтому через отношение к матери героев-сыновей обнаруживает­ся гуманистическое содержание их души ("Третий сын").

В таком же качестве "индикаторов человечности" в человеке выступают в некоторых рассказах и дети. В творчестве А. Платонова дети выступают в двух ролях. В одних рассказах они являются непосредственным предметом изображения под углом зрения формирования человека как личности. В других - они выступают в качестве особых "аксиологических предметов", так как писатель в детях видит естественную фор­му воплощения будущей жизни, связывает с ними представление о самых главных ценностях жизни, поэтому через отношение к детям (так же, как и через отношение к матери) герои рассказов "Июль­ская гроза" и "Возвращение" раскрываются со стороны человечности. Именно по отношению к детям противопоставлены в этих рассказах образы отцов.

В душевном подвиге прощения и человеколюбия, в возвращении к подлинным нравственным основам жизни герой рассказа "Возвращение" русский человек Алексей Иванов окончательно побеждает разрушительные последствия войны, обретает душевную цельность.

В этом рассказе с большой художественной силой изображено нравственное величие и душевное благородство русского солдата, глубоко и верно воссозданы духовные основы русской национальной жизни, моральные истоки победы советского народа над фашизмом.

Человечность может проявляться не только в форме любви, но и форме сострадания. В образе героя рассказа "Корова" человек раскрывается со стороны своих лучших душевных качеств, сочувствуя чужому горю. Образ школьника Васи Рубцова - это прямое продолжение и развитие образов героев рассказов "Никита", "Еще мама", "Железная старуха", в нем прослеживается формиро­вание нравственного начала в человеке. Все это побуждает рассматривать рассказы А. Платонова военных лет не только в аспекте проявления в них тематики, непосредственно связанной с событиями войны.

В понимании писателя грань между войной и миром относительна. И в дни мира, и в дни войны человек, правильно определивший свое место и назначение в мире, ведет упорную борьбу против смерти во имя жизни. Эту борьбу писатель представляет как тяжелый повседневный труд рабочего, крестьянина, солдата.

Поэтому тема труда, понимаемая как выражение любви чело­века к другим людям, как грань одухотворенности платоновского героя, занимает в творчестве писателя огромное место. Об этом свидетельствует довоенный рассказ А. Платонова "Свежая вода из колодца", где труд истолковывается как материализация социальных чувств, объединяющих людей, как творчество и созидание во имя человека и для человека. Конфликт в этом рассказе основан на раз­ном понимании труда - труд для себя и труд для другого.

Во всех без исключения рассказах, в которых нашли свое отра­жение события военных лет, находим мы одни и те же побудительные мотивы, определяющие поведение человека на войне. Это все та же любовь-броня /"Броня"/, конкретное я интимное переж ивание чувства любви к родным и близким людям и через него любовь к отечеству.

В мирное время эти же мотивы побуждают героев произведений А. Платонова к самопожертвованию, к творчеству, движимые любовью к своим матерям, детям, женам, товарищам, герои книг А. Платонова возводят плотины, строят заводы, водят поезда, сажают лесозащитные полосы - возрождают в свободном и радостном труде всеобщую мать-землю к всеобщей и счастливой жизни "со всеми и для всех".


Глава II . Доминантные компоненты жанра А. Платонова

1. Образы рассказчика

Рассказ является той жанровой формой, к которой писатель обращается наиболее часто. Своеобразие многих рассказов А. Платонова связано с ориентацией на повествовательные формы фольклора, в частности, волшебную сказку (композиционный уровень). По способу речи большинство рас­сказов А. Платонова представляют собой авторское повествование, полностью опирающееся на лексические, морфологические и синтакси­ческие формы народной разговорной речи.

Даже в тех многочисленных случаях, когда повествование ведется от первого лица ("Полот­няная рубаха", "Неодушевленный враг", ранний рассказ "Родина электричества"), введение образа рассказчика выступает, как прием обусловленный стремлением автора сообщить повествованию максималь­ную достоверность, представить изображаемые события и их интерпре­тацию героем как неотъемлемую и существенную часть его личного опыта.

Платоновский рассказ близок к формам сказа без введения фигуры рассказчика. Это не случайно. Повествование от третьего лица и формы живой народной речи позволили писателю передать в адекватных формах сам ход и строй народной мысли, раскрывая содержание народного общественного идеала.

Жанровое своеобразие рассказов А. Платонова проявляется и в способе построения образа героя и в организации повествовательного действия в них. Во многих рассказах А. Платонова кон­фликт основал на противопоставлении неистинного понима­ния жизни истинному. Повествовательное действие в расска­зах А. Платонова, как правило, сосредоточено на изображении перехо­да героя от одного способа понимания жизни к другому, при этом сознание героя перестраивается самым коренным образом, а вместе с ним изменяются и сами масштабы постижения жизни и глубина ее осмысления ("Возвращение", "Третий сын", "Сампо").

2. Целостное восприятие мира

Рассказ «Афродита», впервые опубликован в журнале «Сельская молодежь», 1962, № 9. Условная датировка — 1944—1945 гг. Этот рассказ не только автобиографичен — он несет в себе итог многолетних размышлений писателя о смысле жизни, о человечности, о вере и любви. Любовь — бескорыстная и одухотворенная, заставляющая героя, Назара Фомина, обращаться с вопросом о любимой ко всему миру «животных, и растений», позволяет признаться, что приносимая ею «радость-страдание» и есть источник творческой неуспокоенности, залог вечной «живой жизни». Мифологическая богиня любви древних греков — и живая русская женщина, которую назвал Афродитой муж,— для Платонова родные сестры, образы красоты, гармонии и счастья.

Обращаясь к сопоставительному анализу рассказов "Фро" н "Афродита", можно сказать, что поэтический мир А. Платонова устроен по-особенному. Герой рассказа "Афродита" Назар Фомин воспринимает мир не "непосредственно", а через образ-символ доро­гого и любимого существа, жены, прозванной им же Афродитой. Герой воспринимает и видит мир сквозь "призму" этого образа, заключаю­щего в себе представление героя о любви, добре и красоте.

Рассказ продолжал «платоновскую» тему любви. Вначале перед нами проходит образ «губительной страсти», эгоизм чувства, превращающего для молодой женщины с отъездом мужа мир в пустыню. Но, пройдя это испы­тание, Фро обретает радость-страдание, войдя в мир духа, труда и заботы о других. Лишь тогда любовь для героини становится связью всего, и новое расставание не разлучает, а объединяет героев. Поэтому в финале рассказа, как обещание будущего счастья и гармонии, появляется малень­кий мальчик-музыкант.

Сущест­венно, что если в рассказе "Никита" восприятие действительности, колорит образов окружающего мира полностью определяются эмоцио­нальным состоянием героя, в рассказе же "Афродита" выбор образа, воплощающего в себе представление героя об идеальном, является сознательным актом. Здесь образ Афродиты выбран героем в качестве символа и этически, и эстетически должного.

Такой же особый повествовательный строй демонстрируется в рассказе "Дед-солдат". Для героя этого рассказа, старого крестьянина, все предметы окружающего мира выступают как образы, символизирующие в своей материальной выраженности заботу людей друг о друге. В то время как для зах­ватчика-фашиста, пришедшего грабить чужую и непонятную ему землю, мир выступает в своей голой предметности и поэтому от него скрыта истинная духовная сторона вещей, их глубокий человеческий смысл. Старый человек в рукотворных предметах обступавшей его деревни видит живой материально выраженный след любви и заботы отцов и матерей о своих детях, будущих поколениях людей. Пришлому человеку чуждо такое восприятие мира. Одухотворенный человек воспринимает мир в аспекте его знаковости, равнодушный - голой предметности. Это значит, что одухотворённость и равнодушие как состояние души человека проявляются и в самом способе восприятия мира, тем самым, определяя характер изображения одухотворенного и равнодушного человека. Для одухотворенного человека характерно знаково-символическое восприятие мира, отражающее богатство объективно-предметного постижения реального мира. Для равнодушного - предметно-натуралистическое. Так в творчестве А. Платонова осуществляется диалектическая связь между содержанием и формой его перевоплощения. В изображении А. Платонова человек предстает как средоточие, прошедшего и будущего, выступает в одно и то же время и наследником материальных и духовных традиций прошлого, и носите­лем и хранителем их в настоящем, и передатчиком их будущим поколениям. С этим связаны особенности платоновского историзма.

У А. Платонова человек не столько вовлечен в историю, сколько сам является живым движущимся «телом» и орудием истории, творцом истории. В рассказе ''Дед-солдат", как и в рассказе "Сампо", отсчёт времени ведётся не по шкале смены возрастных периодов отдель­ной человеческой жизни - детство, отрочество, юность, а по шкале большого времени смены поколений рода, народа. Поскольку жизнь народа осуществляется в каждом отдельном человека и через человека здесь и сейчас, постольку каждый человек народен. Взгляд на чело­века как наследника многих поколений позволяет писателю изобразить его по-новому.

Так, в рассказе "Сампо", мы видим, как включенный в смысловой контекст большого эпического времени "Калевалы", герой рассказа карел Нигаре одновременно является и наследником прошлой культурной традиции, и носителем и исполнителем перспективного плана жизни, описанного и предсказанного в эпосе, и провоз­вестником будущего. Для Нигарэ жизнь - это осуществление заветов его предков, культурного героя Ильмаринена, простого пролетария древности. Содержанием общественного идеала героев А. Платонова является построение счастливой и радостной жизни на земле. В творчестве А. Платонова показан человек в борьбе за счастье. Герои писателя понимают жизнь как деяние. Добро, любовь, красота в мире раскрываются для героев А. Платонова через проявление этих "свойств и качеств" в конкретных людях - красивых, добрых, любящих.

Для писателя важно показать, как правильно понятая идея жизни, содер­жание общественного идеала определяет направленность жизнедеятель­ности людей, их задача и цели. В поэтическом мире писателя не злоба, недоверие, сибаритство, а добро, любовь и красота высту­пают регулятивным принципом в отношениях между героями. Все это, являясь содержанием сознания и мироощущения героя, определяет его активную жизненную позицию, питает его веру в прекрасное будущее, как об этом свидетельствуют проникнутые оптимизмом фина­лы рассказов "Афродита" и "Сампо".


Заключение

Неисправимый идеалист и романтик, Платонов верил в "жизненное творчество добра", в "мир и свет", хранящиеся в человеческой душе, в занимающуюся на горизонте истории "зарю прогресса человечества".

Писатель-реалист, Платонов видел причины, заставляющие людей "экономить свою природу". "выключать сознание", переходить "изнутри вовне", не оставляя в душе ни единого "личного чувства", "терять ощущение самого себя".

Он понимал, почему "жизнь на время оставляет" того или иного человека, подчиняя его без остатка ожесточенной борьбе, почему "неугасимая жизнь" то и дело гаснет в людях, порождая вокруг мрак и войну.

А. Платонов принадлежит к тем немногочисленным авторам, кто услышал в революции не только "музыку", но и отчаянный крик. Он увидел, что добрым желаниям иногда соответствуют злые дела, а в замыслах добра кто-то предусмотрел для усиления своей власти уничтожение многих ни в чем не повинных людей, якобы мешающих общему благу. Все, что было опубликовано из произведений Платонова до последних лет, не могло дать полного представления ни о его мощи как писателя, ни совершить той работы по формированию духовности человека.

Платонов ни на кого не похож. Каждый, кто впервые открывает его книги, сразу же вынужден отказаться от привычной беглости чтения: глаз готов скользить по знакомым очертаниям слов, но при этом разум отказывается поспевать за временем. Какая-то сила задерживает восприятие читающего на каждом слове, каждом сочетании слов. И здесь не тайна мастерства, а тайна человека, разгадывание которой, по убеждению Достоевского, есть единственное дело, достойное того, чтобы посвятить ему жизнь.

У Платонова идея и человек не сливаются. Идея не закрывает человека наглухо. В его произведениях мы видим именно "вещество", которое стремится из себя самого построить абсолютный идеал.

Из кого же состоит живое " вещество" у Платонова? Из романтиков жизни в самом полном смысле слова. Они мыслят масштабными общечеловеческими категориями и свободны от каких бы то ни было проявлений эгоизма. На первый взгляд может показаться, что это люди с асоциальным мышлением, поскольку их ум не ведает никаких социально-административных ограничений. Они непритязательны, неудобства быта переносят легко, как бы не замечая их вовсе. Откуда эти люди приходят, каково их прошлое, не всегда можно установить, поскольку для Платонова это не самое важное. Все они - преобразователи мира. Гуманизм этих людей и вполне определенная социальная направленность их устремлений заключается в поставленной цели подчинить силы природы человеку. Именно от них надо ждать достижения мечты. Именно они когда-нибудь смогут обратить фантазию в реальность и сами не заметят этого. Этот тип людей представлен инженерами, механиками, изобретателями, философами, фантазерами - людьми раскрепощенной мысли.

Вторая группа персонажей - это романтики битвы, люди, сформировавшиеся на фронтах гражданской войны. Бойцы. Чрезвычайно ограниченные натуры, какие в массовом порядке обычно порождает эпоха битв. Бесстрашные, бескорыстные, честные, предельно откровенные. Все в них запрограммировано на действие. В силу понятных причин именно они, вернувшиеся с фронта, пользовались в победившей республике безоговорочным доверием и моральным правом на руководящие посты.

С тридцатых годов окликает нас Платонов своим особенным, честным и горьким, талантливым голосом, напоминая, что путь человека, при каком бы социальном и политическом устройстве тот ни жил, всегда труден, полон обретений и потерь. Для Платонова важно, чтобы не был разрушен человек.

Многое роднит писателя Андрея Платонова с его персонажами-правдоискателями: та же вера в существование некоего "плана общей жизни", те же мечты о революционном переустройстве всей жизни и не менее, как в масштабе всего человечества, вселенной; та же утопия всеобщего коллективного творчества жизни, в процессе которого рождается "новый человек" и "новый мир".

В творчестве А. Платонова идея развития личности полностью и глубоко слита с образом времени, определяющим это развитие. Для такого подхода к изображению жизни и человека у писателя имелись глубокие основания, и связаны они были с представлением писателя о своем времени, о своей эпохе.

С особенностями понимания времени и истории связа­на и монологичностъ сознания платоновского героя. Все внимание писателя сосредоточено на изображении "нового, высшего типа чело­века на земле", на раскрытии содержания его нравственных побуждений и принципов, на показе новых форм взаимодействия его с миром.

Значительность художественного опыта А. Платонова проявляется в организации его произведений: на основе цельной гуманистической концепции жизни А. Платонов, искусно синтезируя публицистические элементы с очерковым материалом, создает глубоко реалистический рассказ, который некоторые историки литературы, на наш взгляд, неправомерно определяют как романтическую новеллу. Нам представ­ляется более верным связывать прозу А. Платонова с традицией "Севастопольских рассказов" Л. Толстого, с манерой письма его "Народных рассказов".

Публицистическая открытость и возвышенность таких рассказов, как "Корова", "Афродита" имеет глубокий смысл, гуманизма в самой жизни. Герои этих рассказов, действуя в незавершенной исторически ситуации, в актуальном настоящем «прекрасного и яростного мира», предстают как люди, одухотворенные горячей верой в счастливое бу­дущее грядущих поколений людей-тружеников, которым они посвятили свою жизнь, отжали вою свою нежность и любовь.

Писатель воссоздаёт жизнь своих героев так, что частные события их жизни получают осмысление через события жизни исторической, жизни эпохи. Именно это сообщает произведениям А. Платонова особое качество эпического повествования, с этим связано и жанровое своеобразие его прозы, в конечном счёте, особенности его творческого метода.


Список использованной литературы

1. Платонов Андрей. Избранные произведения. В двух томах. М.: Художественная литература, 1978

2. Платонов А. П. (1899-1951). Материалы к библиографии. Составитель Н. М. Митракова. Воронеж, 1969

3. Введение в литературоведение, литературное произведение: Основные понятия и термины: Учебное пособие / Под ред. Л. В. Черенец. М.: Высшая школа, 1999.

4. Иванова Л.А. Личность и действительность в творчестве Андрея Платонова. Автореферат на соискание ученойстепени канди­дата филологических наук. Воронеж, 1973.

5. История русской советской литературы. Под ред. проф. П. С. Выходцева. Изд. 3-е, дополненное, М., Высшая школа", 1979, с. 380

6. Крамов И. В поисках сущности. //Новый мир, 1969, № 8, о. 236.

7. Кретова А. И. А. Платонов в работе чад сборником сказок "Волшебное кольцо". // Творчество А. Платонова. Статьи и сообщения. Воронеж, 1970;

8. Лосев В. В. Становление творческой индивидуальности А. Платонова. М. 1991

9. Малыгина Н. М. Идейно-эстетические искания А. Платонова в начале 20-х годов ("Рассказ о многих интересных вещах) // Русская литература, 1977, № 4.

10.Николенко О. Н. Человек и общество в прозе А. П. Платонова. Харьков, 1998 г.

11.Пропп В.Я. Морфология сказки. М.: Изд. 2-е. "Наука ,1969

12.Пушкарев Л. Н. «Волшебное кольцо», "Русские сказки". // Современная этнография, 1951 .№2

13.Русские советские писатели-прозаики, т. 7, ч. II, М.:Книга, 1972.

14.Русский советский рассказ. Очерки истории жанра. Л.: Наука, 1970, с. 467.

15.Савельзон И. В. Структура художественного мира А. Платонова. М., 1992

16.Сейрадян Н.П. Творчество Андрея Платонова 80-х годов/ Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ереван,. 1970.

17.Таран Д.Я. Художествен­ный мир Андрея Платонова. Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Киев: КГПИ им. А. М. Горького, 1973;

18.Фоменко Л. П. Творчество А. П. Платонова /1899-1951/. Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Киев: КГПИ, 1969;

19.Хамцев В. В. Теория литературы. М.: Высшая школа, 2000.

20.Шубин Л. Андрей Платонов. Вопросы литературы, 1967, № 6.

21.Эндинова В. В. К творческой биографии А. Платонова. // Вопросы Литературы, 1978, № 3.


[1] Крамов И. В поисках сущности. - Новый мир, 1969, № 8, с. 236.

[2] Фоменко Л.П. Творчество А. П. Платонова /1899-1951/.

Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. И., (.ЮПИ, 1969;

Сейрадян Н.П. Творчество Андрея Платонова 80-х годов . Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ереван. 1970,

Таран Д.Я. Художествен­ный мир Андрея Платонова. Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Киев, КГПИ им. А. М. Горького, 1973;

Иванова Л.А. "Личность и действительность в творчестве Андрея Платонова . Автореферат на соискание ученойстепени канди­дата филологических наук. Воронеж, 1973.

[3] Платонов А. П. (1899-1951). Материалы к библиографии. Воронеж, 1969; Составитель Н. М. Митракова.

[4] Наиболее полный библиографический материал о Платонове собран в книге «Русские советские писатели-прозаики», т. 7, ч. II, М.: Книга, 1972.

[5] Андрей Платонов. Избранные произведения. В двух томах. М.: Художественная литература, 1978

[6] Малыгина Н. М. Идейно-эстетические искания А. Платонова в начале 20-х годов ("Рассказ о многих интересных вещах), // Русская литература, 1977, № 4.

Эндинова В. В. К творческой биографии А. Платонова. // Вопросы Литературы, 1978, № 3.

[7] Шубин Л. Андрей Платонов. // Вопросы литературы, 1967, № 6.

[8] Иванова Л. А. Личность и действительность в творчестве Андрея Платонова. Автореферат на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Воронеж, 1973, с. 9.

[9] Николенко О. Н. Человек и общество в прозе А. П. Платонова. Харьков, 1998 г.

[10] Лосев В. В. Становление творческой индивидуальности А. Платонова. М. 1991

[11] Савельзон И. В. Структура художественного мира А. Платонова. М., 1992

[12] Кретова А. И. А. Платонов в работе над сборником сказок "Волшебное кольцо". // Творчество А.Платонова. Статьи и сообщения. Воронеж, 1970;

Пушкарев Л. Н. «Волшебное кольцо», "Русские сказки". // Современная этнография, 1951 .№2.

[13] Пропп В.Я. Морфология сказки. М., Изд. 2-е.: Наука ,1969.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий