регистрация / вход

Идеи Ницше в романе Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея"

Фридрих Ницше оказал большое влияние на мировоззрение людей рубежа веков. Идеи Ницше широко использовались не только в философии, но и в политике, искусстве и литературе.

Гимназия № 1

Идеи Ницше в романе

Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Реферат по

зарубежной литературе

ученицы 11 «Д» класса

Колесниковой Анастасии

научный руководитель – Мясникова Н.А.

Саратов, 2005 г.

Содержание

1. Введение стр.3

2. Идеи Ницше в романе О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» стр. 4

3. Заключение стр. 10

4. Список использованной литературы. стр. 11

Введение

Рубеж XIX-XX веков дал миру целую плеяду гениев. Это было время кардинальных перемен, ломки старых принципов, революций и войн. В таких условиях теряется почва под ногами, исчезают прежние опоры, а это, в свою очередь, неизбежно ведет к появлению новых направлений в литературе, философии и искусстве. Наибольшее влияние на сознание людей в конце XIX начале XX века оказали так называемые «властители дум» – Артур Шопенгауэр и Фридрих Ницше.

Современному человеку имя Фридриха Ницше, одного из самых ярких последователей Шопенгауэра, знакомо чуть лучше. Он оказал большое влияние на мировоззрение людей рубежа веков. Идеи Ницше широко использовались не только в философии, но и в политике, искусстве и литературе. В творчестве многих талантливейших писателей и поэтов той эпохи можно заметить следы влияния ницшеанства.

В данной работе я попыталась показать на примере «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда то, к чему приведет следование одному из главных постулатов ницшеанства – идее вседозволенности и отказа от морали, увидеть в судьбе главного героя романа участь поколения, пошедшего по пути обесценивания человеческой жизни, которое в двадцатом веке привело мир к глобальным катастрофам.

Идеи Ницше в романе О. Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Когда речь заходит об Оскаре Уайльде, в памяти сразу же всплывают термины «декаданс» и «эстетизм», а когда касаются его «Портрета Дориана Грея», то к ним добавляют ещё и «гедонизм». Гораздо реже упоминают ницшеанство, но если присмотреться к уайльдовским героям, то можно увидеть множество параллелей с философией Фридриха Ницше.

В «Портрете Дориана Грея» наиболее ярким последователем идей «властителя дум» является лорд Генри, в которого Уайльд вложил много своих идей и, конечно же, обаяния. Лорд Генри – представитель высшего круга аристократии, циник, эстет и гедонист, обладающий невероятным даром убеждения, он подкупает своими остроумными и парадоксальными заявлениями, его монологи и диалоги просто очаровывают. Несмотря на то, что многие опытные люди, читающие это произведение, прекрасно понимают, к чему может привести следование призывам лорда Генри, они все равно попадают к ним в плен. Что уж тут говорить о людях, менее искушенных жизнью, которым, как и Дориану, они могут нанести много вреда. Но не любить этого персонажа просто невозможно. Дело даже не столько в самих идеях, речь о которых пойдет ниже, сколько в человеке, обаянию которого противостоять невозможно. Великолепный язык Оскара Уайльда вместе с очарованием, которое писатель вложил в лорда Генри, способны захватить кого угодно.

Но что же это за идеи, одновременно и опасные, и притягательные? В первую очередь это эстетизм, восхищение красотой и искусством и презрение к бедности с её уродством. С помощью него лорд Генри оправдывает и облекает в красивую форму свою теорию гедонизма, философии наслаждений, покровительствующую и прикрывающую разврат. О том, что эстетизм представляет собой по авторскому замыслу свод жизненных принципов лорда Генри, свидетельствует предисловие к «Портрету Дориана Грея». Двадцать пять изящных, остроумных афоризмов, составляющих это предисловие, могут быть восприняты как краткое выражение идей, изложенных Уайльдом в романе, переданных им через образ Лорда Генри. Проявить во всей полноте свою сущность для лорда Генри - значит «дать волю каждому чувству» и каждой мысли с единственной целью наслаждения. Если на пути к наслаждению встанут мораль и совесть, их надо преодолеть и отбросить: по мнению лорда Генри, основа морали и совести - лишь страх и трусость. «Совесть - официальное название трусости»[1] - вот основа его концепции эстетского гедонизма, его теории наслаждения.

Но, кроме того, в философии лорда Генри есть много общего с ницшеанством. В первую очередь это идея сильной личности, презрение к морали и религии, ненависть, а не сострадание по отношению к бедности и несчастью. В приведенной ниже таблице мы можем наглядно проследить параллели в мировоззрении Заратустры и лорда Генри.

Ницше – Заратустра Уайльд – Лорд Генри
Поистине не люблю я сострадательных, блаженных в своем сострадании: слишком лишены они стыда.[2] Филантропы, увлекаясь благотворительностью, теряют всякое человеколюбие.[3]
С тех пор как существуют люди, человек слишком мало радовался; лишь это, братья, наш первородный грех. (там же с. 422 ) Если бы пещерные люди умели смеяться, история пошла бы по другому пути. (там же с. 87)
Но нищих надо бы совсем уничтожить. (там же с. 421) Я сочувствую всему, кроме людского горя. Оно слишком безобразно, слишком ужасно и угнетает нас. (там же с. 87)
Не прятать больше головы в песок небесных вещей, а гордо держать её, земную голову, которая создает смысл земли. (там же с. 382) Люди стали бояться самих себя. Мы утратили мужество. Боязнь общественного мнения, эта основа морали и страх перед богом, страх, на котором держится религия, - вот что властвует над нами. (там же с. 68-69)
Больше разума в твоем теле, чем в твоей высшей мудрости. И кто знает, к чему нужна твоему телу твоя высшая мудрость? (там же с. 383) Я ещё могу примириться с грубой силой, но грубая, тупая рассудочность совершенно невыносима. Руководствоваться рассудком – в этом есть что-то неблагородное. (там же с 86.)
Некогда были у тебя страсти, и ты называл их злыми. А теперь у тебя только твои добродетели: они выросли из твоих страстей. (там же с. 384) В наши дни большинство людей умирает от ползучей формы рабского благоразумия, и все слишком поздно спохватываются, что единственное, о чем никогда не пожалеешь, это наши ошибки и заблуждения. (там же с.88)
Человек есть нечто, что должно превзойти. Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас ещё осталось от червя. (там же с. 385) Человечество преувеличивает свою роль на земле. (там же с. 87)
Бог есть предположение. (там же с. 418) Религия – «распространенный суррогат веры». (там же с. 212)

Итак, обаятельный и остроумный лорд Генри, вооруженный своими разрушительными идеями, встречает красивого, юного, неопытного Дориана Грея, у которого ещё нет четких взглядов и принципов, только желание жить, действовать и жажда ощущений, так свойственные молодости. Это идеальная почва для философии гедонизма, эстетизма и ницшеанства. Эстетическое оправдание получения от жизни всех возможных удовольствий дает практически полную вседозволенность, затрагивает самые тайные стремления Дориана. Встретив Дориана, лорд Генри преображается в Мефистофеля, дьявола. Он искушает неопытную душу молодого человека, желая подчинить её себе. Эту мистическую параллель продолжает чудо, произошедшее с портретом. Получается, что Дориан заключает сделку с сатаной – за свою чистую и нетронутую душу он получает вечную молодость и красоту, теперь совесть молодого человека заключена в портрете, то есть устранена и самая последняя преграда для заражения разрушительными идеями.

Как и ожидал лорд Генри, брошенные им семена прорастают. Дориан попадает под власть его обаяния и принимает предложенные идеи. А книга, подаренная молодому человеку его новым учителем, другом и покровителем, окончательно «отравляет» его гедонизмом и ницшеанством. Таким образом, Уайльд ставит своеобразный эксперимент, пытается выяснить, к чему приведет руководство этими принципами.

Но уже после истории с Сибиллой Вейн мы видим губительность выбранного Дорианом пути. Он оказывается неспособным любить. Самое прекрасное и возвышенное чувство на Земле, и чуть ли не единственное способное изменить человека в лучшую сторону, оказывается недоступным для преображенного Дориана. После этого становится понятно, что падение неизбежно.

Итак, Дориан живет, купаясь в роскоши и наслаждениях. Но счастлив ли он при этом? Доволен ли своей жизнью? Нет. Это говорит и сам Уайльд. В ответ на вопрос герцогини Монмутской, помогла ли ему философия лорда Генри найти счастье, Дориан говорит, что «никогда не искал счастья», искал лишь наслаждений, но находил их «слишком часто». В другой беседе Грей признается своему учителю, что «был бы рад поменяться с любым человеком на свете» и что убитый человек счастливее его. Он тяготится своей «чудесной жизнью», и даже признается, что «так жить больше не хочет».

Глубинная неудовлетворенность толкает Дориана все дальше и дальше по пути порока и разврата. Спасаясь от тревожного ощущения, что все идет не так, как хочется, он становится наркоманом. В опиуме Дориан пытается найти успокоение, насильственно вернуть потерянное счастье. Но это, конечно же, не только не помогает, но даже ухудшает его положение. Теперь Дориан способен не просто идти против общественной морали и её «неписаных» правил, но и опускается до нарушения «буквы» закона. Одно из его преступлений, убийство Бэзила Холлуорда, которое подробно описывается в романе, не вызывает разночтений: оно является преступлением как в морально-этическом, так и в юридическом смысле.

Лорд Генри, заявляющий, что преступления – «удел низших классов», не принимает убийства, аргументируя свою позицию в свойственной ему парадоксальной манере: «Убийство – всегда промах. Никогда не следует делать того, о чем нельзя поболтать с людьми после обеда»[4] , а на вопрос Дориана («Что бы вы сказали, если б я признался, что это я убил Бэзила?»[5] ) лорд Генри отвечает еще одним афоризмом: «Всякое преступление вульгарно, точно так же как всякая вульгарность – преступление»[6] . Таким образом Уайльд показывает, что преступление нельзя оправдать и через эстетику гедонизма, закрывающую глаза на многие пороки общества.

Теперь смерть Дориана Грея кажется закономерным концом. Мир больше не может выносить человека, совершившего такое ужасное преступление. Мертвый герой показан абсолютно неэстетичным, то есть Уайльд-эстет не приемлет совершенного Дорианом убийства, осуждает его. В писателе просыпается моралист, и он жестко, но справедливо наказывает своего героя.

Но что же приводит Дориана к убийству? Вспомним три ключевых момента его теории: истинно уайльдовский эстетизм, гедонизм и ницшеанство. Мы уже доказали, что эстет не может принять совершенного им преступления. И, уж конечно, не из жажды наслаждений Дориан убивает своего друга. Так почему же он так внезапно возненавидел Безила Холлуорда? Показав художнику портрет, обнажив перед ним всю свою сущность, Дориан испугался разоблачения, одновременно с этим почувствовав острую неприязнь к Безилу. Дориану противна была его чрезмерная «правильность», кроме того, именно Холлуорд был автором портрета. А Грей давно возненавидел эту картину, видя в ней источник своего недовольства жизнью, да и разве мог он равнодушно смотреть на отвратительный облик своей души? Итак, тогда в темной пыльной комнате все эти чувства слились в жгучую ненависть к художнику. Но пока ещё непонятно, почему же Дориан совершает убийство. Почему он не мог пригрозить, накричать на него? Почему он тихо убивает Безила, не пытаясь даже самому себе признаться в истинных мотивах поступка? Тут-то и сыграли свою роковую роль идеи вседозволенности, сильной личности и отказа от морали, стирания границ между добром и злом – один из основных принципов ницшеанства. Последнее и поставило точку в падении Дориана, опустившегося на самое дно, но так никогда и не раскаявшегося в своих преступлениях. Его учитель, циничный лорд Генри, был скорее теоретиком и, прежде всего, эстетом. Дориан же так и не стал истинным эстетом, зато хорошо воспринял гедонизм, приведший его к наркотикам, и разрушительное ницшеанство, доведенное до логического конца и повлекшее за собой убийство, ницшеанство, которое лорд Генри, в отличие от Дориана так и не решился применить на практике.

Заключение

Итак, в этой работе я попыталась понять, что привело Дориана Грея к убийству своего друга. Его мировоззрение, сформированное под влиянием Лорда Генри, составляли три ключевых понятия – эстетизм, гедонизм и ницшеанство. Убить человека под влиянием первых двух невозможно. В совершенном Дорианом преступлении нет никакой красоты и изящества, скорее наоборот, эстету оно должно казаться отвратительным, как нечто низкое и уродливое. Никакого удовольствия от смерти Бэзила Холлуорда Дориан тоже не получил, она оставила его фактически равнодушным. Он, правда, считал художника виноватым перед собой, и тогда, в темной комнате с портретом, действительно его ненавидел, но это все же не дает ответа на вопрос, почему Дориан расправляется со своим другом так жестоко. Почему не дрогнула его рука? Почему он никогда в этом не раскаялся? Значит, он считал, что имеет право на убийство, не думал, что совершает нечто противоестественное? Ответ на эти вопросы заключается в идее вседозволенности и отказе от традиционных моральных норм, которые Дориан воспринял, пожалуй, лучше, чем эстетизм и гедонизм Лорда Генри. Именно ницшеанство поставило точку в падении Дориана Грея, позволив убить своего друга.

Таким образом, ницшеанство обесценивает человеческую жизнь, убирает все моральные преграды на пути убийств и преступлений. Подобные настроения в обществе неотвратимо приводят к жестоким режимам, подавляющим личность, катастрофам и войнам, под знаком которых прошел весь двадцатый век.

Список использованной литературы

1. Уайльд О. Портрет Дориана Грея/ Библиотека всемирной литературы, т. 118. – М., 1976.

2. Ницше Ф. Так говорил Заратустра/ Избранные произведения. – СПб., 2003.

3. Философский словарь /под ред. Фролова И.Т./ – М., 1980

4. http://www.peoples.ru/art/literature/wilde_oskar/

5. http://www.nietzsche.ru/


[1] Уайльд О. Портрет Дориана Грея/ Библиотека всемирной литературы, т. 118. М.: Художественная литература, 1976. с. 60.

[2] Ницше Ф. Так говорил Заратустра/ Избранные произведения. СПб.: Азбука классика, 2003. с. 420 Дальше ссылки на это издание смотри в тексте.

[3] Уайльд О. Портрет Дориана Грея/ Библиотека всемирной литературы, т. 118. М.: Художественная литература, 1976. с. 82 Дальше ссылки на это издание смотри в тексте.

[4] Уайльд О. Портрет Дориана Грея/ Библиотека всемирной литературы, т. 118. М.: Художественная литература, 1976. с. 286

[5] там же с. 287

[6] там же с. 287

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий