регистрация / вход

Поэзия Андреаса Грифиуса

Немецкая поэзия XVII века. Творчество Андреаса Грифиуса. Лирические произведения поэта. Процесс становления творчества, его характерные жанровые особенности. Основные темы поэзии выдающегося немецкого поэта и драматурга XVII века Андреаса Грифиуса.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Творческая биография

ГЛАВА 2. Жанровое многообразие поэзии Грифиуса

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

Введение

Немецкая поэзия XVII века - одна из ярких и мало известных у нас страниц европейской и мировой лирики. Такие значительные поэты, как Андреас Грифиус, Мартин Опиц, Пауль Флеминг и многие другие, блестяще отобразили свой трагический и бурный век и заложили основы позднейшей немецкой поэзии. Стихи их предстают и как памятники эпохи, и как образец литературного стиля барокко. Они оживают в переводах Льва Гинзбурга. Большая часть стихотворений публикуется на русском языке впервые.

В 1648 году закончилась, наконец, Тридцатилетняя война, до основания потрясшая всю общественную жизнь Германии. Страна лежала в развалинах.

По словам Ф. Меринга, «Германия была отброшена в своем развитии назад лет на двести; до двухсот лет потребовалось ей для того, чтобы снова достигнуть того экономического уровня, на котором она стояла в начале Тридцатилетней войны. По вестфальскому миру Франция захватила самые богатые области Западной Германии; на севере Швеция отбила устья Одера, Эльбы и Везера; обе страны получали право вмешиваться в германские дела. Безвозвратно исчезли последние остатки императорской и имперской власти».

«Положение Германии было самое безотрадное. В стране, распавшейся на множество захолустных независимых княжеств, царила феодальная анархия, поскольку «полный упадок центральной власти» открывал широкий простор княжескому своеволию. Нимало не заботясь об интересах народа и государства, «немецкие князья наживались на Вестфальском мире, соревнуясь между собой в том, кто выгоднее продаст себя загранице».

Уныние и отчаяние царили в широких общественных кругах. Бедственное положение страны, почти до основания разрушенной Тридцатилетней войной, великое разорение народа, катастрофическая деградация бюргерства, некогда игравшего ведущую роль в хозяйственной и культурной жизни Германии, и, наконец, разгул феодально-крепостнической и церковной реакции подготовленной всем ходом немецкой истории после разгрома крестьянско-плебейского движения 1525 - 1535 годов, — все это порождает мрачные настроения в творчестве ряда выдающихся деятелей немецкой литературы середины века. Мир перестал быть для них цветущим плодоносным садом, он превратился в юдоль слез и неизбывной печали, из которой нет выхода в царство земной человеческой радости. Даже творчество передовых писателей этого времени нередко окрашено в мрачные трагические тона» [4,311].

По мере того как углублялся трагизм немецкой жизни, основанный на военных действиях, в немецкой литературе все громче звучали голоса барокко. Характерно, что классицизм с его уравновешенностью и твердой верой в людские ценности, настолько пышно расцветший в соседней Франции, не смог обосноваться в Германии того времени. Он был смят и раздавлен налетевшей военной бурей, нанесшей стране такой моральный и материальный ущерб, от которого она долго не могла оправиться. В сущности самой высокой вершиной немецкого классицизма XVII в. так и осталось творчество его основоположника Мартина Опица. Но и Опица коснулись веяния барокко, коснулись они П. Флеминга и других основателей Силезской школы, не говоря уже о Фридрихе Шпее, поэзия которого была барочной в своей основе. Но подлинной силы поэзия немецкого барокко достигла в творчестве Андреаса Грифиуса. Таким образом, данная работа в известной степени охватывает творчество одаренного художника – Андреаса Грифиуса, шедшего сложным творческим путем. Ученик и сторонник классицистической поэтики, он испытал сильное воздействие эстетических и философских идей барокко, врывавшихся в его творчество вместе со смертоносным дуновением немецкой смуты.

Объектом исследования данной работы является творчество Андреаса Грифиуса. Он является мало изученным поэтом и драматургом немецкой литературы XVII века. В процессе написания данной курсовой работа я обработала определенную литературу. Безусловно, отправной точкой является книга «Очерки немецкой литературы» Б. И. Пуришева. Автор доступно излагает биографические факты, дает характеристику поэзии, а также краткое изложение самых известных драм А. Грифиуса. Также творчеству Грифиуса посвящаются такие работы, как «История немецкой литературы» под ред. А. Дмитриева, под ред. Б. И. Пуришева, под ред. Н. А. Гуляева. Еще одним важным источником информации является «История всемирной литературы» под ред. Г. П. Бердникова и Ю. Г. Виппера. Конечно, только изучив всю данную литературу, мы можем получить сравнительно полную характеристику творческой деятельности Андреаса Грифиуса. Поэтому основная задача написания данной курсовой работы состоит в том, чтобы глубоко изучить лирические произведения поэта и дать характеристику жанровым особенностям написания стихотворений.

Предмет исследования – развитие лирического творчества А.Грифиуса.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы отследить процесс становления творчества, его характерные жанровые особенности, а также основную тему поэзии выдающегося немецкого поэта и драматурга XVII века Андреаса Грифиуса.

Структура и объем курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Творческая биография

Родился Андреас Грифиус 11 октября 1616 года в Глогау (Силезия; ныне Глогув, Польша). Уже в школе он проявил необыкновенные способности к языкам как к древним, так и новым. В семнадцать лет Грифиус написал латинскую поэму на христианский сюжет. В гимназии в Данциге он в совершенстве изучил латынь. Там же (1636) он познакомился с Опицем. Рано осиротев, смог подготовиться к поступлению в университет, давая частные уроки. В 19 лет стал наставником детей имперского канцлера Филиппа Шёнборнера. Должно быть, юный Грифиус произвел впечатление на богатого вельможу: тот вскоре продвинул его на место поэта-лауреата и пообещал оплатить его учебу.

Через несколько месяцев после этого канцлер умер, однако Грифиус смог попасть в Лейденский университет как компаньон трех юных дворян. Проучившись там три года, на четвертый начал читать там лекции. С годами Грифиус стал одним из самых образованных людей Германии. Он знал одиннадцать языков и был сведущ в самых различных отраслях знания. Из Лейдена, сопровождая еще одного молодого студента, отправился в Париж, где получил доступ к библиотеке кардинала Ришелье. Прожив полтора года во Франции, поехал в Италию, посетил Флоренцию и Рим и вернулся в Германию, где в Страсбурге написал свою первую драму Лев Армянин (Leo Armenius). По окончании в 1648 году Тридцатилетней войны вернулся в Силезию. После женитьбы занял весьма почетный и высокий пост, став синдиком Глогау. В этой трудной должности (ради которой он отклонил предложение профессуры в Гейдельберге и Франкфурте на Одере) ему приходится отстаивать старые сословные права против непрерывного стремления Вены распространить на протестантскую Силезию габсбургский абсолютизм. Этой тяжелой борьбе он отдал все последние годы своей жизни; поэзии оставались только досуги. Но как раз в эти годы он издал ранее написанные пьесы, а также сборники новых лирических стихотворений (более ранние печатались уже в 1639 г.). Имя его становится известным всей литературной Германии.

«Более всего известны три его комедии: написанная на силезском диалекте Возлюбленная Роза (Die geliebte Dornrose), забавно изображающая любовные приключения крестьян; Петер Сквенц (Herr Peter Squentz), высмеивающая нелепые театральные потуги ремесленников; подражание Хвастливому воину Плавта под названием Хоррибиликрибрифакс (Horribilicribrifax). Им написано также несколько трагедий, в том числе Екатерина Грузинская (Katharina von Georgien), Счастье (Felicitas), Карл Стюарт (Carolus Stuardus).

В начале XX века возродилась слава Грифиуса-лирика. Сонеты он стал писать еще в юности, в 1637 вышла небольшая книжка, в которую были включены 31 сонет и стихи по-немецки и на латыни.

Умер Грифиус в Глогау 16 июля 1664» [3].

Глава 2. Жанровое многообразие поэзии Грифиуса

Творчество Андреаса Грифиуса являет собой вершину немецкой литературы XVII века. Его лирике присущи глубина и совершенство формы. В своем творчестве Грифиус опирался на современные ему правила поэзии, его стихи и песни нередко обнаруживают (например, сонет) строгое построение отдельных частей текста, логически связанных по содержанию. Эти достижения поэта, так же как и его выразительный, богатый оттенками язык, сделали Грифиуса самым значительным поэтом столетия. Идейно-художественную основу его творчества составили переживания Тридцатилетней войны. Размышления о ней содержатся, например, в сонете «Слезы отечества, год 1636»:

«Мы все еще в беде, нам боль сердца буравит,

Бесчинства пришлых орд, взъяренная картечь,

Ревущая труба, от крови жирный меч —

Все жрет наш хлеб, наш труд, свой суд неправый правит.

Враг наши церкви жжет, враг нашу веру травит.

Стенает ратуша!.. На пагубу обречь

Посмели наших жен — кому их оберечь?

Огонь, чума и смерть... Вот-вот нас жизнь оставит.

Здесь каждый божий день людская кровь течет! Три шестилетия! Ужасен этот счет.

Скопленье мертвых тел остановило реки.

Но что позор и смерть, что голод и беда,

Пожары, грабежи и недород, когда

Сокровища души разграблены навеки?!»[8,233]

Уже этот ранний сонет свидетельствует о выразительности его поэтического языка; реализм образов и ритм стиха обращает внимание и глубоко трогают читателя или слушателя, вызывая сопереживание. После описания ужасов войны высшим проявлением скорби поэта является переживание, порожденное этико-моральными бедствиями.

Во многих стихотворениях поэта — как в «Сонетах из Лиссы» (1637), где «Слезы отечества» помещены под названием «Жалоба опустошенной Германии», так и в двух последующих сборниках («Воскресные и праздничные сонеты», 1639 г., и «Сонеты Андреаса Грифиуса», 1643 г.) — человек изображается игрушкой в руках счастья, увлекаемый своенравной и прихотливой фортуной. Жизнь его предстает сплетением бессмысленных стремлений, отданных во власть скоротечности и непостоянству. Эти мотивы Грифиус варьирует снова и снова в ряде образов и сравнений, которые нередко заимствует из Библии, а также из надгробных проповедей и сборников эмблем.

В сонете «Все бренно» говорится:

Куда ни кинешь взор — все, все на свете бренно. Ты нынче ставишь дом? Мне жаль твоих трудов. Поля раскинутся на месте городов, Где будут пастухи пасти стада смиренно.

Пройдут, что сон пустой, победа, торжество: Ведь слабый человек не может ничего Слепой игре времен сам противопоставить.

(Перевод Л. Гинзбурга)

И здесь главная мысль заключена в последней строке, которая находит общий знаменатель для всех разрозненных образов:

Ведь смертный никогда о вечности не мыслит!

(Перевод Г. Ратгауза)

«Обращение к вечному представляет, по мнению Грифиуса, единственную для человека возможность обрести спасение души и выстоять в хаосе жизни. За словами «что есть вечно» скрывается признание бога и олицетворяемого им мира гармонии и покоя. В сонете «Бог знает обо мне» выражена глубокая вера в бога, который всегда заботится о нем, «своем дитяти». Правда, протестантское мировоззрение Грифиуса давало ему возможность для более диалектического взгляда. В стихотворении «Проснись! Проснись, господь Христос!» он вопрошает «господа», как бог любви мог допустить разрушительную силу войны:

...воздаст ли тот хвалу,

Кто ввергнут в нищету? И прочен ли союз,

В который верим мы, когда мы адов груз

Не в силах удержать?..

Скорбь Грифиуса, однако, не выливалась в характерные для средневековья пренебрежение жизнью и веру в потусторонний мир. Напротив, в своих стихотворениях он воспевал и многочисленные радости жизни, в основе которых лежат представления о подлинных — не мнимых — ценностях.

Наряду с сонетом и одой — он предпочитал писать их александрийским стихом — Грифиус испробовал ряд других поэтических форм (многостроф-ную песню и стихотворение, секстину, эпиграмму).

Его эпиграммы, написанные в принятой тогда манере, содержат нападки на игроков, рифмоплетов, гулящих женщин и пр. Его поэтическое творчество включает также религиозные стихи и панегирики.

Грифиус охотно прибегает к приемам антитезы, использует односложные слова и двусложные сочетания частиц, которые при необходимости могут быть как ударными, так и безударными и приводят к частой смене ритма. Нередко эти средства способствуют замедленной или торжественной, в соответствии с замыслом, интонации многих стихотворений» [1,183].

«Натура честная, глубокая, сосредоточенная, Грифиус правдивее и полнее, чем другие поэты его времени, отразил в своем творчестве мировоззренческий кризис немецкого бюргерства в период Тридцатилетней войны. Трагическая немецкая действительность наложила неизгладимую печать на его творчество»[2, 382].

Его лирика непосредственно отражает драматическое ощущение грандиозной исторической катастрофы, всеобщего распада и гибели. В совете «Слёзы отечества» («Tranen des Vaterlandes», 1636) он пишет: «Башни стоят в огне, церкви опустошены, ратуша разрушена, сильные изрублены, девы осквернены; куда ни посмотришь — всюду пламя, чума и смерть, потрясающие сердце и душу». Эта трагедия немецкой современности, изображенная с небывалым в лирике того времени реализмом (например, элегия «На гибель города Фрейштадта» — «Uber den Untergang des Stadt Freistadt», 1649), является основой пессимистических настроений, которые в значительной мере характерны для поэзии Грифиуса 30—40-х. годов. Все в жизни — прах и тлен, радости жизни — суета и обольщение, а где наслаждение — там и ужас, где радость — там и стенание; красота, богатство, честь и слава исчезнут, как быстро преходящий сон, как снег, который растает наутро, как дым, унесенный ветром; всюду царят смерть и разрушение, всепоглощающий мрак и безысходное отчаяние; земная жизнь — заблуждение. Единственный выход из страданий, на которые обречен человек, поэт находит в страстном, болезненно напряженном стремлении к вечности, к богу, в иллюзорном порыве религиозного чувства, в котором, подобно многим своим современникам, он тщится найти спасение от трагических противоречий действительности.

Многие буржуазные литературоведы (среди них и Э. Эрматингер и Ф. Гундольф) в своей характеристике подчеркивали прежде всего эти трагические стороны его творчества. Но они не замечали патриотизма Грифиуса, его глубокой любви к родине.

«Поэзия Грифиуса проникнута напряженным и страстным эмоциональным пафосом. Его многочисленные сонеты следуют формальным правилам канонического итальянского сонета эпохи Ренессанса, но по своему внутреннему характеру резко от него отличаются: неудержимое, хаотическое движение словесного потока проходит через все стихотворение, разрушая границы стиха и строфы. Грифиус нагромождает в длинном перечислении сходные образы ужасов войны, кошмаров ночи, всюду царящей смерти. Своим многословием он резко отличается от стиля классициста Опица, как и неожиданными контрастами мрачного отчаяния и исступленной веры. В этих кричащих противоречиях поэзии Грифиуса чувствуется сильное влияние стиля барокко» [2, 382].

Печать глубокого трагизма лежит на произведениях Андреаса Грифиуса , талантливого поэта и драматурга, которого Иоганнес Бехер назвал в числе лучших представителей немецкой культуры. Творчество Грифиуса весьма разнообразно. Оно началось в годы страшной войны и закончилось в условиях мирного времени. Однако на протяжении ряда десятилетий трагические мотивы с большой силой звучали в его произведениях.

Земной мир представляется ему юдолью слез и страданий, зловещим хаосом, всегда готовым проглотить беззащитного человека. Правда, оставались религия с ее заоблачными миражами, к которой в те мрачные годы многие обращались за утешением. Обращался, разумеется, и Грифиус, например, в своих «Воскресных и праздничных сонетах» (1639), написанных на евангельские тексты. Искал Грифиус опоры также в суровой стоической мудрости, не дававшей человеку потерять себя во враждебном страшном мире. Он был уверен, что нет на бренной земле такой силы, которая могла бы сковать свободный человеческий дух. Между тем многое отяжеляло и усугубляло скорбь поэта. Прежде всего, разумеется, неслыханное разорение Германии, страдания народа бедствия затянувшейся войны, а также злоключения самого поэта, попытавшего болезни, тяжелое ранение, пожары, преследования, смерть близких людей. Скорбью и горечью пронизаны многие лирические стихотворения Грифиуса, представлявшие собой взволнованную исповедь писателя. Уже в первой книжечке сонетов («Сонеты», 1637), за которой последовал ряд других (1649—1603, 1698 — посмертное, дополненное издание, осуществленное сыном поэта), звучит голос поэта, видящего вокруг себя «пламя и убийства, чуму, бурю и булат». Широко известен сонет «Слезы отчизны, год 1636», одно из самых потрясающих творении скорбной немецкой музы времен Тридцатилетней войны. А сколько неподдельной скорби в стихотворении «О гибели города Френштадта» (1637), превращенного в пепел войной! И каждый год преподносит все новые и новые бедствия (сонет «На последнюю ночь моего двадцатипятилетия», 1641). Даже окончание войны не вселяет в поэта настоящей радости. Среди ликующих толп он продолжает чувствовать себя трагически одиноким (сонет «К Евгении», 1648). Мир, воцарившийся в стране, не принес мира его истерзанной душе (сонет «На начало года 1650»).

Как мрачная тень, за Грнфиусом всегда следуют помыслы и воспоминания о пережитых несчастьях. Так, предлагая вниманию читателей сборник своих юношеских сонетов, поэт считает нужным сообщить, что сонеты эти написаны им среди лютых скорбей, когда одно бедствие обрушивалось на него за другим, а Германия стала игралищем обезумевших врагов («О своих воскресных и праздничных сонетах», 1657).

В памяти Грифиуса неотступно звучат речения «Екклезиаста» о суетности и быстротечности всего земного. Временные бедствия, выпавшие на долю отчизны, превращаются в его горе жизни. Веселье для него всегда неразлучно со страхом, а радость — со стенаниями. Он "убежден, что на дне человеческой души неизменно гнездятся змеи печали. Обозревая свой тернистый жизненный путь, он признается, что с тех пор, как свет солнца начал озарять его «бледный лик», он не прожил и дня, который бы не был отравлен чувством страха (сойот «Мирское наслаждение»). Рыдая, влачится Грифиус по жизненному пути («Перед концом»). В земной жизни видит он прежде всего роковые заблуждения и призраки, суету сует, прах и тлен (оды «Vanitas mundi», «Vanitas! Vanitatum Vanitas»). Его глаза не выносят яркого солнечного света, к которому был так привязаи Флеминг. Его манят полутона, сумерки, ночной мрак (сонет «Полночь»). Мир представляется ему запутанным темным лабиринтом, за каждым поворотом которого притаилась неумолимая беда. Воображение поэта влекут пропасти, ураганы, страдания и мучения людей. Задыхаясь от боли и ужаса, описывает он, например, страшную засуху, унесшую множество человеческих жизней («Слезы по случаю великого голода»).

Многое поддерживало скорбь Грифиуса. Прежде всего, разумеется, неслыханное разорение Германии, страдания народа, бедствия Тридцатилетней войны, от которых Грифиус искал спасения в чужих странах, но также злоключения личной жизни поэта: болезни, тяжелое ранение, опустошительные пожары, смерть близких людей.

Скорбью и горечью пронизаны многие лирические стихотворения Грифиуса, представляющие собой взволнованную исповедь писателя. Он видит вокруг себя «пламя и убийства, чуму, бурю и булат» (сонет «Аппае Erhardinae», 1628). В сонете «Слезы отчизны» (1636) он рисует потрясающие картины немецкого разорения:

Вот наш предел опустошенья и распада:

Проходит по стране свирепый враг с мечом;

Как зверь ревет труба, грохочет пушек гром.

Мы стали жертвой нищеты и глада.

В огне пылает башен городских громада,

Во прахе ратуша, поруган божий дом;

Мужей ждет смерть, покрыты девушки стыдом.

Пожар, чума и над телами тучи смрада.

Уже прошло осьмнадцать лет, как вновь и вновь

Теченье наших рек в себя приемлет кровь

И трупы в них легли, подобные запруде.

Но я смолчал о том, что хуже смертной тьмы,

Чудовищней пожара, голода, чумы:

Что там сокровище души теряют люди.

(Пер. А. Э. Сиповича)

«Поэт не устает источать горестные слезы. Каждый год приносит все новые и новые бедствия (сонет «На последнюю ночь своего XXV года», 1641). Даже окончание войны не вселяет в него настоящей радости. Среди ликующих толп Грифиус продолжает чувствовать себя трагически одиноким (сонет «К Евгении», 1648). Мир, воцарившийся в стране, не принес мира его истерзанной душе (сонет «На начало года 1650»). Как мрачная тень за Грифиусом всегда следуют помыслы и воспоминания о пережитых несчастьях. Так, предлагая вниманию читателей сборник своих юношеских сонетов, поэт считает нужным сообщить, что сонеты эти написаны им среди лютых скорбей, когда он был сокрушен острым булатом и небывалым пожаром, смертью и злоключениями любимых друзей, когда пала его родина, превратившись в игралище обезумевших врагов («О своих воскресных и праздничных сонетах», 1633-1636). В другом стихотворении Грифиус с сокрушением вспоминает о днях своей юности, когда лютая смерть сделала его сиротой и «ночь печали» окутала его глубоким мраком: жестокий недуг надломил силы поэта, он изнемогает от непрерывной муки, деля свое время между вздохами, нуждой и стенаниями; рухнули столпы его надежд, отныне в полном одиночестве суждено ему влачить свое безысходное горе (сонет «Dominus de me cogitat)» [4, 312].

Грифиус остро чувствует человеческое горе. Он всегда хочет быть там, где страдают люди. Он знает, что страдания людей огромны. Ему даже порой кажется, что земное существование подобно смерти, более того — это сама смерть. И он молит бога поскорей вырвать его из юдоли тьмы и страданий; стоя на пороге смерти, он радостно прощается с «проклятым миром», этим «морем, чреватым жестокими бурями», предвкушая блаженство вечной жизни в светлых чертогах вседержителя (сонеты «Вечер» и «К миру»).

Но это вовсе не означало, что Грифиус был чужд или хотя бы безразличен к земным интересам. Именно потому, что он так сильно любил свою отчизну, бывал он столь мрачен и недоверчив к жизни. Как можно было, например, не скорбеть по поводу гибели Фрейштадта. Но, скорбя о гибели города, поэт вместе с тем выражал надежду, что настанет радостное время, когда погаснет злоба, разжигающая пламя войны, прилежные руки подымут город из пепла и меч будет заменен на плуг или топор. А заставляя мертвеца твердить о неизбежности смерти, Грифиус не уподоблялся сумрачным анахоретам Средневековья, отвергавшим земную жизнь, а только призывал людей прожить эту дарованную им жизнь достойно, оставив по себе добрую, а не худую память.

Важнейшей темой сонетов выдающегося немецкого поэта и драматурга XVII века Андреаса Грифиуса является тема преодоления эфемерности жизни, ее реализация представлена в религиозно-теологических, военных, любовных сонетах и «стихах на случай», объединяя все поэтическое наследие автора.

Среди «стихов на случай» и стихи, посвященные выдающимся ученым - Петеру Крюгеру и Абрагаму Ортелиусу. Новые открытия в области естественных наук воспринимались Грифиусом не только как достижения науки, но и как показатель добродетельности ученых.

Сонет «Uber Abraham Ortels Parergon» посвящен Абрагаму Ортелиусу – знаменитому голландскому картографу. Грифиус восхищенно пишет, что никакой силой нельзя связать свободный разум («Ist doch ein freier Sinn durch keine Macht zu binden») и, хотя тело и дом гибнут, ученый не может пасть (погибнуть) («Und kann, obgleich der Leib, sein Wohnhaus, fallt, nicht fallen»).

Несмотря на прославляющий характер, в сонет Грифиус вводит характерную лексику, напоминающую военные стихи:

«Den Schauplatz alter Welt, im welchem noch zu finden,

Was harter Flammen Grimm und rauher Feinde Schwert,

Was der geschwinde Blitz und lange Zeit verkehrt,

Schleu.t Ortels Hand hier auf…»[6,18]

(Арену старого мира, в которой еще нужно находить, что искажают пожирающий огонь ярости и меч жестоких врагов, быстрая молния и долгое время, открывает здесь рука Ортелиуса).

В сонете «An den vortrefflichen Philosophum und Mathematicum Рetrum Кrugerum. Uber den Tod seines Kindes» выдающемуся философу и математику Петеру Крюгеру на смерть его ребенка, поэт выражает сочувствие и соболезнование учителю и другу в связи со смертью ребенка. А. Грифиус познакомился с П. Крюгером во время обучения в гимназии в Данциге. О Крюгере Грифиус неоднократно напишет в своих стихах, другом Крюгера был поэт Г. Плавиус, творчество которого оказало определенное влияние на начинающего поэта. Сонет насыщен восклицательными и вопросительными риторическими предложениями. Первый катрен - обращение к Данцигу, полное укора в несправедливости жизни:

«O Dantzig! wil der Zorn der Deutschland gantz verzehret

So rasend auff dich zu? wil der, der alle richt

Durch seiner Blitzen Glutt, die Thron' und Krone bricht,

So schrecklich uber dich,, als scharff er uns verheret?»[6,24]

(О Данциг! Обрушится ли неистовый гнев Германии, сводя с ума, на тебя Обрушит ли тот, кто судит всех, свой пламенный гнев, который свергает троны и короны на тебя, когда он нас строго будет карать)

Далее поэт мучительно размышляет – кто может воспрепятствовать «великому гневу», что остановит «кровавый поток» и прекратит «вырывать из этого света детей, которые не совершили преступления перед Богом!» - и не находит ответа.

«Die Kinder: Gottes Lust, wie ubel ists bestellt,

Wenn dise Brustwehr hin, und wenn der Hauffe fallt

Der einig machtig ist den Hochsten zu beitragen!»[6,26]

(Дети – божья радость, как плохо все определено, когда падет защита и рассеется толпа, только один может вступиться за них перед Господом!)

«Поэту важно понять место человека в мире, он разделяет размышления современников о взаимосвязи, взаимосуществовании горестей и радостей человеческой жизни. А. Грифиус пытается объяснить, что значит жить после смерти Христа в мире, где необходимо подчиняться установленному порядку. Речь идет не о том, чтобы осудить суетность, ничтожность человеческого бытия, а чтобы объяснить факт слабости всего земного внутри священного порядка» [7].

Таким образом, А. Грифиус, обращаясь в стихах к различным аспектам, в том числе и в «поэзии на случай», размышляет о своем времени, о трагедии Германии, о судьбах современников, о смысле человеческой жизни. Автор всецело на стороне тех, кто способен войне и несправедливости противопоставить необходимость ежедневной деятельности. Поэт утверждает мысль о том, что каждый миг земной жизни бесценен, несмотря на сложность и трагичность существования в мире.


Заключение

В данной курсовой работе я нашла ответы на поставленные вопросы, достигла цели, а именно изучила творческую биографию поэта, исследовала творчество Андреаса Грифиуса, узнала о жанровых особенностях. А также основную тему работ выдающегося немецкого поэта и драматурга XVII века.

Что касается жизни поэта, то о ней удалось найти небольшое количество сведений. Но мы уже знаем, что Грифиус был выходцем из семьи пастора, его юность связана с лишениями. Однако ему удалось получить хорошее образование, он закончил Лейденский университет. Поэт изучил несколько иностранных и классических языков, был широко эрудированным человеком. Мы можем предполагать, что поэт именно в образовательных целях посетил ряд европейских стран. С 1649 года и до самой смерти Грифиус занимал должность синдика в родном силезком городе Глогау. Он был натурой впечатлительной и правдивой, поэтому болезненно воспринимает трагическую судьбу своей родины, опустошенной и разграбленной Тридцатилетней войной. Произведения его окрашены в мрачные и скорбные тона. Жизнь представляется ему нередко сплошным мучением и страданием. Всюду господствует насилие и жестокость. «Многое поддерживало скорбь Грифиуса. Прежде всего, разумеется, неслыханное разорение Германии, страдания народа, бедствия Тридцатилетней войны, от которых Грифиус искал спасения в чужих странах, но также злоключения личной жизни поэта: болезни, тяжелое ранение, опустошительные пожары, смерть близких людей» [4, 312].

Пессимистические мотивы звучат в лирической поэзии Грифиуса, в которой он достиг высокого мастерства. Его сонеты, сатиры и эпиграммы являются вершиной в развитии немецкой поэзии XVII века. «В сонете «Мирские радости», поэт утверждает, что «у каждого свой крест в жестокой жизни сей…»:


О мир, юдоль скорбей! Блаженны те, кто ввысь

Из чрева матери сумели вознестись,

Коснуться не успев стопой земного праха.

(Пер. О. Румера)» [9, 72].

В известном сонете «Слезы отчизны» (Tranen des Vaterlandes, 1636) изображается мрачная картина измученной Германии, где бушует «пожар, чума и над телами тучи смрада». Также нужно сказать о стихотворении «Мертвый живому», написанное в форме обращения мертвеца к людям. В основу стихотворения положены мысли о скорой и неизбежной смерти.

«Один лишь шаг – и ты со мной,

Твоя могила под ногой» [8, 247].

(Пер. Б. Лейтина)

В элегии «На гибель города Фрайштадта» (Uber den Untergang des Stadt Freistadt, 1649) изображается мрачная картина города, разрушенного войной, и высказываются мысли о том, что земная жизнь – прах и тлен.

Но нужно сказать, что не вся лирика Грифиуса настолько печальна и мрачна. У него встречаются стихотворения, в которых звучат оптимистические нотки. Но мысли о счастье нередко переплетаются с мыслями о страдании и житейских невзгодах. В стихотворении «Постоянство любви» мотивы радости и наслаждения смешаны с мыслями об окружающих человека невзгодах.

Также важную часть творчества Грифиуса представляет драматургия. Им создано 5 трагедий и 3 комедии, занимался он и переработкой пьес иностранных авторов. Сюжеты его трагедий заимствованы большей частью из истории. В его трагедиях, как и в лирике, отразилось мрачное, пессимистическое восприятие действительность. Кроме трагедий, Грифиус написал три комедии, которые стоят ближе к обыденной жизни. В них чувствуются национальная окраска и реалистические тенденции.

Печать глубокого трагизма лежит на произведениях Андреаса Грифиуса , талантливого поэта и драматурга, которого многие литературные деятели считают одним из лучших представителей немецкой культуры. Творчество Грифиуса весьма разнообразно. Оно началось в годы страшной войны и закончилось в условиях мирного времени. Многое поддерживало скорбь Грифиуса. Прежде всего, разумеется, неслыханное разорение Германии, страдания народа, бедствия Тридцатилетней войны, от которых Грифиус искал спасения в чужих странах, но также злоключения личной жизни поэта: болезни, тяжелое ранение, опустошительные пожары, смерть близких людей. На протяжении ряда десятилетий трагические мотивы с большой силой звучали в его произведениях.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий