регистрация / вход

Роль культурных кодов в литературе постмодернизма

Постмодернизм в литературе. Культура как коллективный интеллект и коллективная память. Степень сформированности культурной памяти. Инструмент познания и осмысления окружающей действительности. Разрушение героя. Постмодернизм как культурный код.

Содержание

Введение…………………………………………………………………..2

Заключение………………………………………………………………..9

Список использованной литературы…………………………………...11


Введение

Постмодернизм в литературе – литературное направление, пришедшее на смену модерну и отличающееся от него не столько оригинальностью, сколько разнообразием элементов, цитатностью, погруженностью в культуру, отражающее сложность, хаотичность, децентрированность современного мира; «дух литературы» конца 20 в; литературу эпохи мировых войн, научно-технической революции и информационного «взрыва».

Постмодернизм часто рассматривают как своеобразный художественный код, т.е. как свод правил организации "текста" произведения. Трудность этого подхода заключается в том, что постмодернизм с формальной точки зрения выступает как искусство, сознательно отвергающее всякие правила и ограничения, выработанные предшествующей культурной традицией.

Освоение любого художественного произведения можно представить в такой последовательности задач (каждая новая задача ставится на основе решения предшествующей): понять героя произведения, — понять автора произведения, — понять самого себя.

Важнейшим инструментом познания и осмысления окружающей действительности, бесспорно, является культурная память, позволяющая человеку ориентироваться в мире как системе смысловых отношений.

Культура «как коллективный интеллект и коллективная память» предполагает способы обработки информации (культурные коды), способы ее оформления (знаки) и способы ее хранения (архетипы и архетипические символы).

Переключение любого факта, литературного, исторического или бытового, из локального ситуативного контекста в контекст культуры придает этому факту семиотический статус и, следовательно, этот факт может уже рассматриваться как элемент текста культуры, интерпретируемый в локальном контексте. В сущности, подобным интерпретациям подлежат многие и многие факты искусства, науки и социальной реальности. Умение интерпретировать факты в их семиотическом аспекте — признак высокого развития культурной памяти, предполагающей расширение объема культурной информации и, главное, повышение уровня ее функциональности, способности вступать в новые смысловые связи и отношения.

Термин постмодернизм часто употребляется для характеристики литературы конца 20 в. В переводе с немецкого постмодернизм означает «то, что следует после модерна».

Как это часто случается с «изобретенной» в 20 в. приставкой «пост» (постимпрессионизм, постэкспрессионизм), термин постмодернизм указывает как на противопоставление модерну, так и на его преемственность. Таким образом, уже в самом понятии постмодернизм отразилась двойственность (амбивалентность) породившего его времени. Неоднозначны, зачастую прямо противоположны и оценки постмодернизма его исследователями и критиками.

Многие художественные произведения, созданные в стилистике постмодернизма, отличаются прежде всего сознательной установкой на ироническое сопоставление различных литературных стилей, жанровых форм и художественных течений.

При этом иронический модус постмодернистского пастиша в первую очередь определяется негативным пафосом, направленным против иллюзионизма масс-медиа и массовой культуры.

В литературе постмодернизм выделяется наиболее просто – это определенный стиль письма. Согласно постмодернизму, выражение современной мысли возможно только посредством поэтических языка и мышления.

Для литературы постмодернизма характерно стремление к разрушению литературного героя и вообще персонажа как психологически и социально выраженного характера.

По Тео 'Дану, произведения постмодернизма, с одной стороны, обладают рекламной привлекательностью предмета массового потребления, с другой – пародийным переосмыслением более ранних, и преимущественно модернистских сочинений, иронической трактовкой их сюжетов и приемов.

В самом литературном тексте акценты переносятся с описания событий и изображения участвующих в «постмодернистском романе» лиц на пространные рассуждения о самом процессе написания этого текста. Роман в значительной степени становится философским эссе, а поэтическое мышление выдвигает на первый план интуицию, ассоциативность, образность, метафоричность, мгновенные откровения.

По мнению Ильи Коляжного, характерные особенности российского литературного постмодернизма – «глумливое отношение к своему прошлому», «стремление дойти в своем доморощенном цинизме и самоуничижении до крайности, до последнего предела».

По словам того же автора, «смысл их (т.е. постмодернистов) творчества обычно сводится к „приколу" и „стебу", а в качестве литературных приемов - „спецэффектов" ими используются ненормативная лексика и откровенное описание психопатологий...».

В произведениях посмодернистов пародия приобретает иное обличье и выполняет иную функцию по сравнению с традиционной литературой. Так, Ч. Дженкс говорит о «двойном кодировании», под которым понимает присущее постмодернизму пародийное сопоставление двух (или более) «текстуальных миров». Это специфическое свойство пародии получило название «пастиш» (от итальянского pasticcio – опера, составленная из отрывков других опер, смесь, попурри, стилизация).

По мнению А.Гульельми, пастиш – одновременно и фантазия, и пародия, либо автопародия. Важно и то, что если классическое литературное произведение ясно дает понять, где автор говорит серьезно, а где – иронизирует, то в постмодерне эта граница размыта, и читатель, как правило, остается в недоумении – где пародия, а где искренний, подлинный текст.

Постмодернизм настойчиво призывает изучать культуру, прежде всего современную, а также «культурные практики» и институты, обеспечивающие их функционирование в обществе. Культурные исследования сосредоточиваются на дискурсивных практиках, которые обеспечиваются и проявляются посредством специфическим образом откорректированного знания. К дискурсивным формам могут быть отнесены шедевры классической литературы, популярные литературные произведения, фильмы, телешоу, научные тексты.

Постмодернизм как культурный код проявляется на двух уровнях. На первом представлены произведения постмодернизма, которые выглядят как предметы массового потребления и соответствующим образом разрекламированы. Это привлекает широкие массы не слишком художественно просвещенных людей, находящих в постмодернизме знаки реализующихся в современном мире тенденций.

На втором уровне развиваются ирония, сатира, широкое использование цитат из текстов эпохи модерна, что способно удовлетворить вкусы самой искушенной аудитории.

Р. Барт в любом художественном произведении выделял пять кодов (культурный, герменевтический, символический, семический и проайретический, или нарративный). «Мы называем кодами просто ассоциативные поля, сверхтекстовую организацию значений, которые навязывают представление об определенной структуре; код, как мы его понимаем, принадлежит главным образом к сфере культуры; коды – это определенные типы уже виденного, уже читанного, уже деланного; код есть конкретная форма этого «уже», конституирующего всякое письмо».

В литературе постмодернизма существует такая проблема как «интертекстуальность».

Сам термин был введен Ю. Кристевой в 1967 г. и стал затем одним из основных принципов постмодернистской критики. Сегодня этот термин употребляется не только как литературоведческая категория, но и как понятие, определяющее то миро- и самоощущение современного человека, которое получило название постмодернистской чувствительности.

Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т. д. - все они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык.

Идею интертекстуальности нельзя рассматривать как всего лишь побочный результат теоретической саморефлексии постструктурализма: она возникла в ходе критического осмысления широко распространенной художественной практики, захватившей в последние 20 лет не только литературу, но и другие виды искусства. Для писателей-постмодернистов весьма характерно цитатное мышление; в частности, Б. Морриссетт, определяя творчество А. Роб-Грийе, назвал постмодернистскую прозу "цитатной литературой".

Погруженность в культуру вплоть до полного в ней растворения может здесь принимать самые различные, даже комические формы. Например, французский писатель Жак Ривэ в 1979 г. выпустил роман-цитату "Барышни из А.", состоящий из 750 цитат, заимствованных у 408 авторов. Более серьезным примером той же тенденции может служить интервью, данное еще в 1969 г. "новым романистом" М. Бютором журналу "Арк": "Не существует индивидуального произведения. Произведение индивида представляет собой своего рода узелок, который образуется внутри культурной ткани, и в лоно которой он чувствует себя не просто погруженным, но именно появившимся в нем. Индивид по своему происхождению - всего лишь элемент этой культурной ткани. Точно так же и его произведение - это всегда коллективное произведение».

Постмодернизм ставит под вопрос само существование смысла в современных условиях, считая, что центральным методологическим понятием становится «деконструкция».

Оно было введено в 1964 г. Ж. Лаканом под влиянием М. Хайдеггера и теоретически обосновано Ж. Дерридой. Смысл деконструкции заключается в выявлении внутренней противоречивости текста, дискурсивных практик прошлого, закрепленных в языке в форме неосознаваемых мыслительных стереотипов, которые, в свою очередь, столь же бессознательно и независимо от автора текста трансформируются под воздействием языковых клише его эпохи.


Заключение

Степень сформированности культурной памяти влияет на качество оценок и глубину понимания окружающего мира человеком. Иными словами, в ставшей уже привычной оппозиции «знание — понимание» (можно знать, но не понимать) культурная память играет роль связующего звена: знание обеспечивает понимание, если это знание не схоластическое, а функциональное. Функциональность культурной памяти, которая проявляется прежде всего в проективности, то есть способности обрабатывать и интерпретировать новые факты, органично вписывая их в контекст ранее известной информации, предопределяется не только и не столько объемом информации, освоенной человеком в процессе обучения, сколько способностью устанавливать на основе уже имеющегося знания новые смысловые отношения между явлениями и событиями.

С точки зрения семиотики, науки о знаках и знаковых системах, культура предстает как «ненаследственная память человечества» [Ю. М. Лотман], причем, вся информация хранится в нашей памяти в виде текстов. «… культура представляет собой коллективный интеллект и коллективную память, то есть надиндивидуальный механизм хранения и передачи некоторых сообщений (текстов) и выработки новых. В этом смысле пространство культуры может быть определено как пространство некоторой общей памяти, то есть пространство, в пределах которого некоторые общие тексты могут сохраняться и быть актуализированы. При этом актуализация их совершается в пределах некоторого смыслового инварианта, позволяющего говорить, что текст в контексте новой эпохи сохраняет при всей вариантности истолкований, идентичность самому себе. Таким образом, общая для пространства данной культуры память обеспечивается, во-первых, наличием некоторых константных текстов и, во-вторых, или единством кодов, или их инвариантностью, или непрерывностью и закономерным характером их трансформации», — утверждает Ю. М. Лотман в статье «Память в культурологическом освещении».

Понимать культуру — значит уметь читать ее “тексты”, овладеть ее грамматическим и семантическим кодом или, точнее, кодами, чтобы вступить с ней в общение.

В настоящее время постмодернизм в значительной мере себя исчерпал. Он начинает уступать место философии универсализма в его разновидностях. Однако постмодернизм был важнейшим явлением жизни значительной части человечества в недавнем прошлом, продолжая сохранять свое значение по отдельным позициям и сейчас. К постмодернизму можно относиться по-разному, но изучать его необходимо.


Список использованной литературы.

1. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989.

2. Ильин И.П. Постмодернизм. Словарь терминов. М.: ИНИОН РАН, INTRADA, 2001.

3. Деррида Ж. Письма к японскому другу. – Вопросы философии. М., 1922

4. Гидденс Э. Постмодернизм. – Философия истории. Ред. Кимелев Ю.М., 1995

5. Ильин И. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996

6. Козловски П. Культура постмодерна. М., 1997

7. Ильин И. Постмодернизм от истоков до конца столетия. М., 1998 8. Ильин И.П. Постмодернизм. Словарь терминов. М., ИНИОН РАН – INTERADA, 2001

9. Деррида Ж. Письмо к японскому другу. // Вопр. философии. М., 1992.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий