регистрация / вход

С Данте по кругам ада: жизнь и смерть в средние века

"Божественная комедия" Данте-как предвестник новой европейской литературы. Жизнь и творчество Данте А. – его шествие "по кругам ада". Эпическая поэма Данте-поэтическая энциклопедия средних веков. Художественное своеобразие "божественной комедии" Данте.

Содержание

Введение…………………………………………………………………………...2

1. «Божественная комедия» Данте – как предвестник новой

европейской литературы …………………………………………………………5

1.1. Жизнь и творчество Данте А. – его шествие «по кругам ада»…………. 5

1.2. Эпическая поэма Данте – поэтическая энциклопедия средних веков…..7

2. Художественное своеобразие «божественной комедии» Данте,

как отражение жизни и смерти в средние века………………………………...13

2.1. Политический и психологический смысл поэмы Данте А …………….13

2.2. Мысли Данте – как тема для поколений поэтов………………………...16

Заключение……………………………………………………………………….23

Список используемой литературы……………………………………………...24

Приложение………………………………………………………………………25

Введение

Средние века – период в цивилизации, который был насыщен событиями, вносившими в жизнь людей трагедий, войн, переживаний и страданий. Возникали они по причине борьбы за власть и передел власти. Для средневекового общества характерна устойчивая и малоподвиж­ная система ценностей и представлений, основанная на религиоз­ных заповедях и учении церкви. Средневековый человек в большой мере ориентирован на свой внутренний мир, интенсивную духовную жизнь, создание предпосылок для «спасения» души, достижения «Царства Божия».

Важными характерологическими особенностями данного обще­ства являются также стремление к внутреннему единству и внеш­нему обособлению, корпоративная замкнутость сословий и других социальных групп, слабое развитие индивидуализма.

Вместе с тем, следует отметить, что, несмотря на консерватив­ный характер общих ценностно-мировоззренческих установок, средневековое общество — это внутренне динамичное общество. В нем проходили довольно сложные этногенетические и культуро-созидательные процессы. В период средневековья происходит зарож­дение и формирование современных народов: французов, немцев, англичан, испанцев, итальянцев, чехов, поляков, болгар, русских, сербов и т.д. Средневековье создало новый городской образ жизни, высокие образцы духовной и художественной культуры, в том числе институты научного познания и образования, среди которых следу­ет особо выделить институт университета. Все это, вместе взятое, дало мощный толчок для развития мировой цивилизации.

Данте жил в эпоху классического средневековья. Его творчество является отражением того, что было заложено в его сознании, которое требовало участия в событиях и жизни того бурного времени.

Его творчество явилось началом появления не только новой итальянской литературы, но и явление в новой европейской литературе.

Многочисленные произведения великого поэта Возрождения дали начало новому направлению в поэзии – эпическому изложению происходящего, внося в религиозные сцены земное начало.

Тема данной курсовой работы «С Данте по кругам ада: жизнь и смерть в средние века (на примере художественного произведения).

Рассмотрение темы жизни и смерти в средние века на примере поэмы Данте А. «Божественная комедия» является актуальной. В настоящее время существует проблема недостаточного освещения творчества Данте А. в научной и познавательной литературе, при написании работы был собран исследовательский материал, рассматривающий жизнь и творчество Данте А., вышедший в свет в 70-80 годах ХХ века.

Проблемы единства, любви, жизни и смерти волновали и волнуют людей в любое время, поэтому данная тема актуальна и для меня, это и определило выбор темы.

Объект исследования: творчество Данте А.

Предмет исследования: жизнь и смерть в средние века на примере «Божественной комедии» Данте.

Цель работы: рассмотреть особенности мировоззрения А. Данте, его отношение к жизни и смерти в средние века на примере «Божественной комедии».

В соответствии с темой и целью курсовой работы определены задачи, которые заключаются в следующем:

- используя теоретический материал изученных источников рассмотреть «Божественную комедию» как поэтическую энциклопедию средних веков;

- выявить предпосылки жизни и творчества Данте для создания эпической поэмы;

- определить художественное своеобразие поэмы в отражении жизни и смерти средние века;

- определить политический и психологический смысл поэмы «Божественная комедия».

Теоретическим материалом для работы явились работы следующих авторов: статья Борисова А.С. «Политика и мораль Данте». Автор рассматривает основные направления мысли Данте при написании поэмы – ее политический и психологический смысл.

Рассматривает поэму как источник для рассуждений о жизни и смерти в любую эпоху.

Власинец А.А. в монографии «Средние века в поэзии Данте» исследует исторические особенности цивилизации средних веков, как последствия инквизиции, варварства и противостояния религии с властью, как следствие борьбы противоположностей, в которой принимает участие простые смертные.

Автор анализирует «Божественную комедию» как образец взаимосвязи трех ипостасей поэмы, как состояний души в каждом человеке.

При написании работы использована специальная литература по дисциплине «история мировых цивилизаций». «Мировая художественная культура», «Зарубежная литература».

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, приложения.

1. «Божественная комедия» Данте – как предвестник новой европейской литературы

1.1. Жизнь и творчество Данте А. – его шествие «по кругам ада»

Данте Алигьери родился во Флоренции в 1265 г. Мать его рано умерла, а отец, человек среднего достатка, был занят при­умножением своего состояния и заботами о новой семье, в ко­торой у него родились сын и две дочери.

Школа дала Данте не слишком широкое образование, но все же познакомила с геометрией и астрономией, историей и антич­ностью. Вергилий, Овидий, Эзоп* были первыми учителями Данте в литературе. Но главным его наставником стал родной город, с богатыми домами, узкими улочками ремесленников, с праздниками, освещенными факелами, и непокорной рекой Арно, которая время от времени выходила из берегов и сноси­ла мосты. Жители Флоренции были разделены на две партии: гвельфы были сторонниками папской власти, гибеллины поддержи­вали германских императоров. Вой­на горожан и феодалов взрывала покой Флоренции, города, населен­ного искусством и знаменитого сво­ими художественными промыслами. Юного Данте равно привлека­ли поэзия и политическая борьба.

В юности Данте встретил пре­красную девушку по имени Беатри­че Портинари, которую он назвал Благороднейшей. «Любовь воцари­лась над душой моей, — писал Дан­те в книге «Новая жизнь», где рас­сказывал об истории своих отноше­ний с Беатриче, — и много раз приказывала мне, чтобы я искал встречи с этим юным анге­лом ». Вот как описывает Данте одну из этих встреч: «Эта див­ная Донна явилась мне облаченной в белоснежный цвет... и, проходя по улице, обратила очи в ту сторону, где я стоял, весьма оробев... Она поклонилась мне столь благостно, что мне показа­лось тогда, будто вижу я предел блаженства... И так как в пер­вый раз тогда ее излетали слова, дабы достичь моего слуха, то я испытывал такую сладость, что словно опьяненный покинул людей и уединился в своей комнате и стал размышлять об Учти­вейшей».[1, c. 34]

Беатриче вышла замуж, родила детей и умерла в 25 лет. А Данте и после ее смерти продолжал писать ей сонеты и покло­нялся ей всю жизнь. Вот один из сонетов «Новой жизни», ис­полненный рыцарского поклонения даме сердца.

Чей дух пленен, чье сердце полно светом, Всем тем, пред кем сонет предстанет мой, Кто мне раскроет смысл его глухой, Во имя Госпожи Любви — привет им!

Смятение сердца Данте пытается заглушить политически­ми бурями, которыми изобиловала накаленная распрями жизнь Флоренции. Он участвует в битве при Ареццо и избирается в Совет Ста, управлявший Флорентийской республикой, он бо­рется с правителями, пытавшимися лишить Флоренцию неза­висимости, и отстаивает интересы родного города перед лицом папы римского. В 1302 г., обвинив в подстрекательстве к мяте­жу, Данте изгоняют из Флоренции. Жена и дети не последова­ли за ним. Скитаясь по Италии, находя лишь временный при­ют у разных властителей, Данте не переставал работать как поэт и мыслитель. Он пишет трактаты «Пир», «О народной речи», «О монархии», где отстаивает идеи единства итальян­ского народа.

В 1316 г. Флоренция объявила амнистию изгнанникам. Но условия возвращения были унизительны: уплата штрафа и пуб­личное покаяние. Данте, измученный скитаниями, все же от­вергает эти условия и пишет другу: «Это не путь возвращения на родину, но если вы и другие мои друзья найдете иной путь, который не будет унизителен для славы и чести Данте, я не буду медлить. А если нет такого пути, чтобы вернуться во Фло­ренцию, то я никогда туда не вернусь». Гордость, достоинство поэта не позволили Данте увидеть родной город, который он бесконечно любил и яростно проклинал за несправедливость, продажность, пороки.[2, c. 13]

Последние семь лет своей жизни Данте провел в Вероне и тихой Равенне, где мог спокойно заниматься наукой и главным делом своей жизни — «Божественной комедией».

1.2. Эпическая поэма Данте – поэтическая энциклопедия средних веков

Возрождение новой культуры в средние века начинается в XIV столетии на этапе Треченто и характеризуется культур­ными инновациями сразу в нескольких сферах: новую страницу в литературе открыли поэзия Данте и сонеты Петрарки; в живописи явился неподражаемый Джотто; зодчие воздвигли прекрасные сооружения новой архи­тектуры (собор Санта Мария дель Фиоре во Флоренции и другие). Тогда же североитальянские города — Фло­ренция и Болонья, Падуя и Пиза, Перуджия и Римини — создали и в музыке свое ars nova (новое искусство).

Из многочисленных произведений великого поэта Возрождения Данте (цикл сонетов, канцон и баллад, философские и политические трактаты) самым значи­тельным считается «Божественная комедия» — эпичес­кая поэма в трех частях («Ад», «Чистилище», «Рай») и 100 песнях, названная поэтической энциклопедией средних веков. Подобно тому, как А.С. Пушкин является создателем русского литературного языка, Данте при­писывают роль создателя итальянского литературного языка.

Поэма не только является итогом развития идейно-политической и художественной мысли Данте, но дает грандиозный философско-художественный синтез всей средневековой культуры, перекидывая от нее мост к культуре Возрождения. Именно как автор «Божественной комедии» Данте является в одно и то же время последним поэтом средних веков и первым поэтом нового времени. Все противоречия идеологии Данте, отраженные в других его произведениях, все многообразные аспекты его творчества как поэта, философа, ученого, политика, публициста слиты здесь в величавое, гармоничное художественное целое.

Наименование поэмы нуждается в разъяснении. Сам Данте назвал ее просто «Комедия», употребив это слово в чисто средневековом смысле: в тогдашних поэтиках трагедией называлось всякое произведение с благополучным началом и печальным концом, а комедией – всякое произведение с печальным началом и благополучным, счастливым концом.Как и другие произведения Данте, «Божественная комедия» отличается необыкновенно четкой, продуманной композицией. Поэма делится на три большие части («кантики»), посвященные изображению трех частей загробного мира согласно учению католической церкви, - ада, чистилища и рая. Каждая из трех кантик состоит из 33 песен, причем к первой кантике добавляется ещё одна песнь (первая), носящая характер пролога ко всей поэме. Так получается общее число 100 песен при одновременно проводимом через всю поэму троичном членении, находящем выражение даже в стихотворном размере поэмы (она написана трехстрочными строфами – терцинами). «Божественная комедия» имеет также и античные источники. Обращение Данте к ним объясняется огромным интересом к античным писателям, что является одним из главных симптомов подготовки Ренессанса в его творчестве. Из античных источников поэмы Данте наибольшее значение имеет «Энеида» Вергилия, в которой описывается нисхождение Энея в Тартар с целью повидать своего покойного отца. Влияние «Энеиды» на Данте сказалось не только в заимствовании у Вергилия отдельных сюжетных деталей, но и перенесении в поэму самой фигуры Вергилия, изображаемой путеводителем Данте во время странствований по аду и чистилищу. Язычник Вергилий получает в поэме Данте роль, которую в средневековых «видениях» обычно исполнял ангел. Этот смелый приём находит объяснение в том, что Вергилия считали в средние века провозвестником христианства. Данте использует форму «видений» с целью наиболее полного отражения реальной земной жизни; он творит суд над человеческими преступлениями и пороками не ради отрицания земной жизни как таковой, а во имя её исправления, чтобы заставить людей жить, как следует. Данте не уводит человека от действительности, а, наоборот, погружает человека в неё.

Данте все время оперирует материалом, взятым из живой итальянской действительности, материалом современным и даже злободневным для первых читателей его поэмы. За небольшим исключением Данте выводит не легендарных персонажей, а лиц, хорошо известных читателю.

Данте, сопровождаемый Вергилием, потом Беатриче, проходит все сферы жизни — от порока до покаяния и чистоты.

Уже в первых терцинах поэмы возникает желание преодо­леть адский хаос жизни.

В середине нашей жизненной дороги

попал я в мрачный, неизвестный лес,

где путь прямой терялся в темном логе.

Как рассказать, чтоб он в словах воскрес?

Тот лес был диким, мощным и суровым.

Страх памяти доселе не исчез.

Немногим горше быть под смертным кровом,

но расскажу, как я добро нашел

среди всего, что видел в мире новом.

Данте начинает свою поэму с надеждой прорваться сквозь хаос, грязь, пороки жизни к миру высокому, подняться от зем­ли к небу.

Общая тональность поэмы Данте сурова. Но, как в диких скалах прорастают редкие нежные цветы, так гневный стиль и мрачный колорит дантовских терцин пронизывают стихи, прон­зительные по лиризму, В языке Данте был не архаистом, а но­ватором. Он смело включал в свои терцины разговорный язык. Устная речь со всеми ее неправильностями была для Данте по­стоянным источником его лексики. Это давало Пушкину право назвать Данте «диким». Когда поэту не хватало слов, знако­мых итальянскому языку XIII в., Данте творил их сам. Поэма Данте не музей, а лаборатория алхимика. Поэт вел поиск, сла­гал литературный язык, а не консервировал его застывшие формы. Простота и наивная торжественность речи, суровость и нежность Данте были не только поэтической музыкой поэмы, но выражением ее смысла. Жестокость жизни и низость поро­ков, втягивающих человека в круги ада, не отменяют для Дан­те ни теплоты человеческого сердца, ни сострадания.

Идея единства, любовь — корень поэмы и в политическом, и в психологическом смысле. Во вступлении к поэме растерянность человека, заблудившегося в бездорожье леса, ведет к слабости, создает опасность быть завоеванным пороками, которые, как зве­ри (пантеры, лев, тощая волчица), преследуют одинокого. Чело­века спасает опора на прежний высокий опыт общения с искусст­вом (появление Вергилия), та цепная реакция любви, которая во 2-й песни «Ада», благодаря форме рассказа в рассказе, создает ощущение непрерывности чувства, его непрекратимости.

Во 2-й песни «Ада» Вергилий объясняет, почему он пришел на помощь Данте, заблудившемуся в сумрачном лесу жизни. Оказывается, Мадонна призвала Лючию, чтобы расспросить, отчего Беатриче не поможет любящему ее человеку, захлебнув­шемуся в море бед. Лючия пришла к Беатриче, которая усты­дилась своего райского спокойствия и сошла в ад, прося Верги­лия помочь одинокому Данте. Это цепная реакция любви, это руки помощи, которые тянутся одна к другой, это объятия. И в полном соответствии с этой мыслью приведена поэтическая ткань «Божественной комедии». Она написана терцинами. В каждом трехстишии рифмуются первая и третья строки, а окон­чание второй переходит в рифмы следующей терцины. Это цеп­ная реакция рифм, их объятия.

При этом Данте трезво знает, что высота духа не избавляет от страдания. В 6-й песни «Ада» поэт спрашивает у Вергилия, Уменьшатся ли мучения грешников после Страшного Суда.

Твоей науки истины верны,

сказал он. — Чем созданье совершенней,

тем больше благо, боль ему слышны.

(Перевод В. Г, Маранцмана)

Гете в разговоре с Эккерманом предупреждал, что даже чи­тать Данте почти вредно для здоровья. «Опять разговор завер­телся вокруг стоящего перед нами бюста Данте, вокруг его жизни и его творений. Всех нас поражал темный их смысл, непонят­ный даже итальянцам, иноземцам же тем паче невозможно было проникнуть в глубины этого мрака.

«Вам, — вдруг ласково обратился ко мне Гете, — ваш ду­ховник должен был раз и навсегда запретить изучение этого поэта». Далее Гете заметил, что сложная рифмовка едва ли не в первую очередь способствует затрудненному пониманию Данте. Вообще же говорил о нем с благоговением, причем меня пора­зило, что он не довольствовался словом «талант» и вместо тако­вого употреблял «природа», чем, видимо, хотел выразить не­что более всеобъемлющее, пророчески-суровое, шире и глубже охватывающее мир».

Художники донесли до нас облик этого удивительного поэ­та, который творил мир по своим законам.

Лицо его сурово, как барельеф из камня. Огромное напря­жение творца живет в этом лице. На севере Италии, под Триес­том, есть скала, которую жители называют профилем Данте. Но не только суровость одушевляет это лицо.

Данте был крещен в баптистерии, восьмиугольном здании, посвященном Иоанну Крестителю и находящемся рядом с глав­ным собором Флоренции — Санта Мария дель Фьоре. Данте любил это здание и поэтому в одной из песен «Ада» называет баптистерией «мой прекрасный Сан Джиованни? и рассказыва­ет, как он, неловко бросившись на помощь захлебнувшемуся в воде младенцу, разбил одну из крестильных чаш. Этот жест очень характерен для Данте. Вся его жизнь была подвигом любви и спасения человека.

Путь человека к совершенству, от низости к высоте, сло­жен, и в поэме Данте показывает, что очищение совершается страданием и любовью.

Первая часть «Божественной комедии» — «Ад», в котором Данте собрал все пороки, живущие в людях, и расположил их в определенной последовательности.

Ад по своей архитектонике представляет собой конусооб­разную воронку, В верхних кругах караются невоздержанные, которые не могут обуздать своих инстинктов, пристрастий: сла­дострастники, обжоры, скупцы и расточители, гневные. Не зная удержу в своих желаниях, они искупают порок карой, которая связана с их грехом и противоположна тому, что приносило им удовлетворение. Слепо отдавшиеся похоти преследуются адс­кой бурей, которая гонит их, словно ветер осенние листья. Об­жоры захлебываются в слякоти под ледяным дождем. Гневных прожигает дождь из огней.[4, c. 12]

В следующих кругах ада наказания более жестоки, ибо бо­лее тяжел грех: насильники над ближним и над собой (самоубийцы), над божеством и естеством. Еще страшнее для Данте грехи обмана, лицемерия, раздора, и они караются ниже. Но самое дно ада — ледяной пруд Коцит вмещает предателей род­ных, родины, единомышленников и благодетелей.. Таков реестр пороков, составленный Данте:

И все же поэма дает читателю ощущение не только ужаса, но трагизма и красоты. Ведь сама гармония дантовских терцин рождает катарсис — очищение от стесненного страдания, которое дарит великое искусство. Читая сурового, по выражению Пушкина, Данте, мы не только скорбим, но прозреваем и даже просветляемся.

Может быть, поэтому мотив полета пронизывает многие пес­ни «Божественной комедии». Даже в «Аду» Данте в 5-й песни вспоминает летящих журавлей и голубей, стремящихся в свое гнездо, а в 17-й песни описывает полет странного зверя Гериона, у которого лицо человека и туловище змеи. Римский поэт Вергилий, который ведет Данте по кругам ада, помогает сму­щенному новичку подняться на спину Гериона. Вот описание этого полета:

Тот, кто не раз мне помогал словами,

вливая силы, знал, чем я смущен,

помог подняться, поддержав плечами, и говорит:

«Ну, двигай, Герион,

спускайся вниз широкими кругами.

Пойми, что новой ношей отягчен».

Как часто происходит с кораблями,

когда, отчалив, пятятся кормой,

так снялся зверь. Потом, сменив местами перед и хвост, свободною игрой

занялся: весь, как угорь, натянулся,

сгребая лапой воздух под собой.

2. Художественное своеобразие «божественной комедии» Данте, как отражение жизни и смерти в средние века

2.1. Политический и психологический смысл поэмы Данте А.

Данте показал картины пороков, живущих в людях для того, чтобы противопоставить их другим картинам, которые должны создавать люди для того, чтобы была гармония для осознания, его поэме своего рода просветительская база для всех кто живет на земле.

Художественное своеобразие показа жизни в трех параллелях представлено приемами представления для читателя символических действующих лиц и деталей, мотивов разных видов восприятия.

И в 26-й песни «Ада» Данте рассказывает о том, как Одис­сей с малым отрядом отважился идти, в неизведанное море за Геркулесовы столбы и начал «полет безумный средь зыбей». Одиссей наделен страстью познания, и, хотя он грешен, потому что ввел в гибельное заблуждение других людей, Данте не толь­ко осуждает героя, но сочувствует ему.

Данте и Вергилий видят огни, которые движутся по дну долины. В каждом из огней сжигаются грешники, которые хитросплетениями ума побудили людей к ложным путям. В одном из них заключен Одиссей. Данте любил полет, он был дерзок. Но бесконечная жажда познания ведет человека к гибели. И в этом одно из трагических противоречий высокого на­значения человека и его натуры.

Из всей неоглядной шири «Божественной комедии» предла­гаем познакомиться с 5-й и 26-й песнями «Ада».

Пятая песнь «Ада» открывает круг, в котором томятся «не­воздержанные». Беспощадный и точный суд Миноса отсылает каждого грешника в ту щель ада, где ему уготовано наказание. Но действие песни начинается со спора Данте и Вергилия с Миносом, и это очень существенно для понимания позиции поэта. Минос — жестокий судья, призывающий путников ни­кому и ничему не доверять в аду. История Франчески и Паоло отвергает это предостережение и вызывает у Данте не просто сочувствие, а потрясение. Диалог поэтов с Миносом и разговор Данте с Франческой представлен в композиции песни как по­люсы отношения к человеку: беспощадность и милосердие. Характерно, что римский поэт Вергилий в своем рассказе ироничен по отношению к грешникам, а разговор с Франческой ведет полный сострадания Данте, поэт нового времени.

Адская буря гонит грешников с тем неистовством, с каким они отдавались своим страстям. Но грехи плоти предстают в песне в двойном освещении: похоть и любовь. Семирамида, Дидона, Клеопатра, представленные Вергилием, наказаны за разврат и потому не вызывают сочувствия римского поэта. Данте же с самого начала песни, с описания адской бури, полон ужаса и сострадания. Поэтические сравнения, которые предваряют рассказ Франчески (бурное море, где ветер бьется с волнами, поющие свою жалобу журавли, голуби с трепетом их крыльев и т.д.), создают лирическую атмосферу и подчеркивают учас­тие поэта, его близость к тем героям и событиям, о которых идет речь.

Главным мотивом всей песни оказывается трагический по­единок: любовь ведет к гибели, но чувства человека неодолимы, страсть — неизбежная потребность нежного сердца.

В 26-й песни речь идет о тех, кто вводит людей в обман из-за несдержанности своего ума, кто был увлечен хитроумием позна­ния. Пророчество беды, которая должна пасть на Флоренцию, не обнаруживает в самом Данте сдержанности. Напротив, здесь неистовство горечи и любви. Жители Прато, городка, покорен­ного Флоренцией, ненавидят ее и терпеливо ждут беды, как и оскорбленный ею Данте. Зачин песни становится началом внутреннего мотива, в котором сталкиваются предписанные человеку традиции, каноны, ограничения и безрассудный полет его разума. В известной степени 26-я песнь оказывается аналогом 5-й песни «Ада», где чувства вели людей к гибели. Здесь неуем­ная жажда познания, зов разума ведут к обману и смерти.

Песнь делится на три части. Сначала перед нами возникает средь мрачных уступов поэтическая картина движущихся ог­ней. Развернутое сравнение их со светлячками, которых отды­хающий крестьянин с крыши своего дома видит в ночной долине, создает возвышенное настроение. Таинственный трепет огней возбуждает интерес Данте. Он едва не падает в пропасть, поглощенный этим зрелищем.

В сущности поэт так же не привык сдерживать свою страсть к познанию, как грешники, сгорающие в адском огне. И это ему, как и им, грозит гибелью. Почему этим грешникам дано такое наказание? Жажда познания заслонила сдержанность и осторожность. По Библии, страсть к познанию — грех. Неда­ром Адама и Еву Бог изгнал из рая не сразу после грехопаде­ния, а лишь тогда, когда Адам пытался дать название всем ве­щам, т.е. присвоить себе привилегию Бога.[5, c. 23]

Вторая часть песни — разговор Данте и Вергилия, объясня­ющего поэту, кто и за что мучается в языках пламени. Особый интерес у Данте вызывает «рогатый огонь» с раздвоенными языками пламени. Это тоже символический образ. Несдержан­ность ума ведет к раздвоению человека, нарушению его при­родной сути полетом фантазии. Исповедь Улисса (Одиссея) Данте слышит впрямую, без перевода Вергилия. Данте более всего интересует, что привело Улисса к гибели. Люди, посмевшие выйти в открытое море, за Геркулесовы столбы, означавшие конец изведанного мира, нарушили законы, данные богами. Их поступок назван безумным, но обаяние этого гордого шага пере­дано с завораживающей образностью (весла — крылья и т.д.). Человек не может довольствоваться данными ему пределами, он жаждет познания. Вот итог песни, хотя в начале ее доблестью была провозглашена сдержанность.

Бездны, в которые ведет ум, более греховны для Данте, чем прямой обман, воровство. И поэтому Улисс и все, кто повинен в грехе использования ума для обмана, находятся в нижнем кру­ге ада. Но Данте, как поэт, идущий к Возрождению и готовя­щий его, любуется смелым полетом и поэтизирует безоглядное стремление человека к познанию.

2.2. Мысли Данте – как тема для поколений поэтов

Главные мотивы «Божественной комедии» Данте являются решающим для трагических поединков, в поэме любовь ведет к гибели, но чувство человека неодолимы, страсть – неизбежна, она потребность ля нежного сердца.

Связь с этими мотивами мы видим в поэзии многих поэтов более позднего времени у А.С. Пушкина, у А. блока, у А. Ахматовой.

У Пушкина есть эта гуманистическая мысль Данте, пред­вестника Возрождения, она отзовется дальним, но отчетливым эхом в стихотворении «На холмах Грузии.-.»:

И сердце вновь горит и любит оттого,

Что не любить оно не может.

Пожар сердца для Данте страшен и прекрасен, для Пушки­на — неотвратим и естествен. Франческа и Паоло оказывают­ся, по Данте, невиновными. Самое страшное наказание (Каи­на) ждет их убийцу. Любовь сильнее адской кары, которая не может заставить Франческу и Паоло отречься от своих чувств, разъединить их. Ад может мучить, заставить любящих стра­дать, но не истребит их чувства. И в этой мысли Данте слы­шится победа гуманизма нового времени над средневековьем.

Пушкин любил Данте и называл его «il grand padre», план «Ада» считал гениальным.

Зорю бьют. Из рук моих

Ветхий Данте выпадает.

На устах начатый стих

Недочитанный затих — Дух далече улетает.

В 1830 г. Пушкин терцинами пишет стихотворение «В начале жизни школу помню я...», а в 1832-м в терцинах дает обоб­щенный образ Дантова ада. Это не перевод, а вариации на тему:

И дале мы пошли — и страх объял меня,

Бесенок, под себя поджав свое копыто,

Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жир в копченое корыто,

И лопал на огне печеный ростовщик.

А я: «Поведай мне, что в казни сей сокрыто?»

В черновиках пушкинского романа «Евгений Онегин» оста­лись эпиграфы к III и IV главам, взятые именно из 5-й песни

«Ада»:

Ma dimmi, al tempo de dolci sospiri,

A che e come concecette

Amore Che conscesre i dubbiosi dasiri?

Дословно:

Но скажи мне, во время нежных вздохов, в чем и как допустила Любовь, что вы узнали опасные желания?

Как мы помним, роман о рыцаре Ланчелотто и его незакон­ной, но неистребимой любви помог открыться чувствам Фран-тески и Паоло. И у Пушкина искусство пробуждает чувства, открывает героям их внутреннюю, часто скрытую от собственных глаз природу. «Обольстительный обман» романов позволя­ет Татьяне не только присвоить «чужой восторг, чужую грусть», но и истинно полюбить Онегина. А в VIII главе пушкинского романа Онегин «чуть не сделался поэтом», и любовь подводит его к границе жизни: «Идет на мертвеца похожий ». Та страсть, буря чувств, которые знакомы Паоло и Франческе, эхом отра­жаются в русских героях через многие столетия, еще раз под­тверждая бессмертие поэзии Данте.

Диалоги Данте и Беатриче в последних песнях «Чистили­ща» заметно отразились в содержании VIII главы пушкинского романа. Рассмотрим содержание этих песен «Чистилища».

Эта песнь величава и драматична одновременно. Торжест­венно размышление о семи светильниках, которые, как звезды в первом небе и Большая Медведица в нижнем своде, направ­ляют людей к их призванию и приюту, открывают цепь собы­тий, важнейших для поэмы. Здесь Данте расстается с Вергили­ем, трижды в горечи повторяя имя «нежнейшего отца», здесь он встречает Беатриче, явление которой сопоставлено с восхо­дом солнца. И в этом параллелизме природного и человеческого открывается свойство гармонии: не бить в глаза, не ослеплять, но завораживать. Как солнце на восходе одето туманами и не слепит, так «живой огонь» платья Беатриче прикрыт бе­лым покрывалом, зеленым плащом. Хор ангелов в облаках цве­тов делает эту картину столь притягательной по колориту, что о ней, вероятно, вспомнил Пушкин, дав в черновиках «Евге­ния Онегина» мужу Татьяны такую фразу:

И мне является всегда

В сиянье ангела лучистом.

Это сходство Беатриче с Татьяной возникает, как мы уви­дим, не случайно. Оно поддержано многими стилистическими параллелями в речи Беатриче и последнем монологе Татьяны. Беатриче, плача, «заклинала» Вергилия — Татьяну «слезам! заклинаний молила мать»; Беатриче в своей исповеди Данте постоянно повторяет вопрос «Зачем?». Эти же вопросы сгуща­ются в монологе Татьяны: «от робкого вопроса в письме: «За­чем вы посетили нас?» до грозного обвинения в финале: «Зачем! у вас я на примете?» Это вопросы упрека. Но Данте не был для Пушкина подстрочником, скорее вдохновителем. Та сложная душевная коллизия, которая возникает в «Онегине», не раз побуждала Пушкина вспоминать «Божественную комедию». Но здесь, в 30-й и 31-й песнях «Чистилища», опыт Данте оказался внутренне необходим. Родственна сама ситуация: обида жен­щины, любовь которой была отвергнута, разумеется, по раз­ным причинам в итальянской поэме и в русском романе. Боль, негодование как в Беатриче, так и в Татьяне не дают им возможности увидеть в любимом человеке произошедшие в нем перемены. Однако и Данте, и Пушкин не согласны со своими героинями. Их несправедливость и даже жестокость («боевые» сравнения вторгаются в текст этих песен поэмы) очевидны ав­торам. И Беатриче, несмотря на ее божественное возвышение, остается в поэме страдающей и оскорбленной женщиной.

Упреки Беатриче продолжаются и приводят Данте в заме­шательство, заставляя его рыдать. Но падает в обморок он тог­да, когда увидел дивное преображение Беатриче, высоту ее но­вой красоты. При всем различии ситуаций, душевного мира героев все это поразительно напоминает состояние Онегина, «его больной, угасший взор, молящий вид, немой укор». Правда, укоры Данте, слышные читателю и неведомые ушам Беатриче, резче, как, впрочем, и обвинения Беатриче. Однако в том, что говорит Татьяна, слышно эхо речей Беатриче:

Зачем у вас я на примете?

Не потому ль, что в высшем свете

Теперь являться я должна,

Что я богата и знатна.

Беатриче также говорит о «соблазнительной чести» «выиг­рышей», «скидок», обещанных ложными кумирами. Эту мер­кантильную лексику, употребленную Данте, я постарался со­хранить в переводе. Как Татьяна сожалеет о времени, когда она «лучше, кажется, была», так Беатриче огорчена тем, что прекрасное тело, в котором она была заключена, не дало Данте той высшей радости, которой не могут дать природа и искусст­во. Вряд ли это система ценностей, присущих христианству. Античный, языческий характер этого рассуждения приближа­ет Беатриче к Франческе да Римини, которая в 5-й песни «Ада» почти в тех же выражениях говорит о своей земной красоте, которой она теперь лишена.

Языческий характер образов поэмы сказывается и в том, что символическим воплощением Христа, как утверждают ком­ментаторы, оказывается грифон, «двоякий зверь», сочетающий черты льва и птицы. Данте потрясен тем, что эта двойствен­ность поочередно отражается в глазах Беатриче. Может быть, в этом ее колебание между земным и небесным, между Христом-человеком и Христом-богом? На этот вопрос комментаторы, к сожалению, не отвечают. Увидеть глаза Беатриче смог лишь преображенный Данте. Матильда, погрузившая его после обмо­рока в Лету, поручает четырем нимфам Земного Рая, звездам, опекающим на Небе Беатриче, подвести поэта к возлюбленной. И здесь пути пушкинского романа и дантовской поэмы расходятся. И тут и там любовь неотступна в сердцах людей («Я вас люблю, к чему лукавить?»), но в романе она грубо пресечена, в поэме возносится к триумфу, забыв обо всех прежних бедах.

Финал песни поэтичен и патетичен. И Данте сомневается, что кто-либо из парнасских братьев сумел бы передать это та­инственное явление новой красоты Беатриче. Он не сумел.

Александр блок в своем стихотворении «Равенна» говорит о тени Данте, как посланце с идеями Новой Жизни.

Лишь по ночам, склонясь к долинам,

Ведя векам, грядущим счет,

Тень Данте с профилем орлиным

О Новой Жизни мне поет.

У А. Ахматовой мы прочли послание «Данте», видим ее отношение к жизни. Смерти, любви через призму видения Данте. Она восхищается смелостью поэта, воплощает свои мысли о том, что ожидает ее или аду или в раю. Жизнь для нее – ад, смерть – рай. Преодоление трудностей для нее - пример Данте:

Но босой, в рубахе покаянной,

Со свечой зажженной не прошел

По своей Флоренции желанной,

Вероломной, низкой, долгожданной...

Такими представляют жизнь и смерть в средние века, Данте проходит со своими героями, принимая наравне с эпохой того времени, с теми, кто жил тогда все тяготы и страдания.

Данте прошел этот путь, чтобы доказать, что путь ведущий к Возрождению Италии проходит через познания и поэтому он воспевает и поэтизирует стремление человека к познанию.

С конца XIV до начала XVII в. в Европе была эпоха, кото­рую принято называть Возрождением. После религиозного засилья средневековья человек вновь, как в античном мире, ощу­тил свою мощь, свои возможности. Страсти, мысли, физичес­кая красота человека стали для художников предметом изучения и поклонения. Историческое содержание этой эпохи отчет­ливее всего выразил Ф. Энгельс в «Диалектике природы»: «В спасенных при падении Византии рукописях, в вырытых из развалин Рима античных статуях перед изумленным Западом предстал новый мир — греческая древность; перед ее светлыми образами исчезли призраки средневековья; в Италии наступил невиданный расцвет искусства, который явился как бы отблес­ком классической древности и которого никогда уже больше не удавалось достигнуть. В Италии, Франции, Германии возникла новая, первая, современная литература. Англия и Испания пере­жили вскоре вслед за этим свою классическую литературную эпоху... Духовная литература церкви была сломлена... Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености».


Заключение

В данной курсовой работе рассматривалась проблема жизни и смерти в средние века на примере «Божественной комедии» А. Данте. Передо мной стояла цель работы – рассмотреть особенности мировоззрения А. Данте, его отношение к жизни и смерти в средние века и как ему удалось отобразить в поэме.

В соответствии с поставленными задачами была изучена специальная литература, учебники и монографии в которых рассматривается творчество Данте и события, происходящие в Европе в средние века. Выявлены предпосылки жизни и творчества А. Данте для создания эпического произведения такого масштаба, которое явилось новым этапом в литературе Европы.

Смерть представлена как путь для очищения от грехов, очищение совершается страданиями и любовью.

Чтобы пройти все круги ада, необходима вера и любовь. Данте исследует причины смерти и убеждается в том, что главное из них – нарушении законов, данных богами. Поступки, совершаемые людьми, порождены разными мотивами, и от них зависит судьба после жизни.

Для того чтобы усилить картины страданий и преодолений Данте использует символические образы, помогающие понять происходящее.

В своей работе я рассмотрела роль Данте в творчестве других поэтов, которые оставили бессмертные произведения.

Мотивы Данте, его мысли я вижу у Пушкина, Блока, Ахматовой, Гете. Языческий характер образов «Божественной поэмы» - символичен. Данте вводит двойственность – Христос – человек и Христос – бог, чтобы понять, кто опекает героиню, на земле и в небесах.

При помощи таких приемов поэт дает возможность понять суть жизни и смерти в средние века.


Список используемой литературы

1. Буркхардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. М., 1996.

2. Баринов А.С. политика и мораль Данте.// Литература в школе. 1991, № 4, с. 12-16

3. Власинец А.А. Средние века в поэзии Данте А., М., 1976

4. Гече Г. Библейские истории. М., 1988.

5. Гоголь Н.В. О средних веках. В кн.: Гоголь Н.В. Поли. собр. соч. Т. 8. М., 1952.

6. Грановский Т.Н. Лекции по истории средневековья. М., 1986.

7. Григулевич И.Р. Инквизиция. М., 1985.

8. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1987.

9. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большин­ства. М, 1990.

10. Гуревич А.Я. Жизнь и творчество великих носителей культуры Западной Европы ХII-XIII вв. М., 1980

11. Жегин Л.Ф. Язык живописного произведения. М., 1970.

12. Зарубежная литература средних веков. Хрестоматия. Вып. 1, 2, М., 1975.

13. Культура и искусство западноевропейского средневековья. М., 1981.

14. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М, 1992.

15. Нессельштраус Ц.Г. Искусство Западной Европы в средние века. М.-Л., 1974

16. Средневековый роман и повесть. Библиотека всемирной литературы. М., 1974.

17. Ястребицкая К.М. Западная Европа XI—ХШ в. Культура. Быт. Костюм. М., 1981.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий