Творчество А. Дюма в контексте французской литературы первой половины XIX века

От фельетонов до романов. Идейно-художественный анализ романа "Учитель фехтования" и романа "Королева Марго". Романтизм в западно-европейских литературах 1 половины 19 века.

Министерство образования Российской Федерации

УДМУРТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Институт иностранных языков и литературы

Кафедра зарубежной литературы

Творчество А. Дюма в контексте французской литературы

первой половины XIX века

Курсовая работа

Научный руководитель:

кандидат филологических

Ижевск, 2002

Оглавление

Введение.................................................................................................................................... 2

Глава 1. “От фельетонов до романов”.................................................................................... 5

Глава 2. Идейно-художественный анализ романа “Учитель фехтования” и романа “Королева Марго”.................................................................................................................................................. 11

Заключение............................................................................................................................. 16

Список использованной литературы:.................................................................................. 18

Приложение А........................................................................................................................ 19

Введение

В тридцатые годы имя Александра Дюма стало известным как писателя-новатора, одного из первых драматургов-романтиков, пье­сы которого с большим успехом игрались на сценах театров Фран­ции и России. После исторической драмы “Генрих III и его двор” (1829) Дюма написал множество мелодрам и комедий. Отметим среди них “Антони” (1831)—драму глубокого социального смысла, сильных роковых страстей; популярную мелодраму “Польская баш­ня” (1832), составлявшую репертуар многих театров нашей страны. Блистательный талант драматурга сказался и в таких пьесах, .как “Ричард Дарлингтон” (1831) и “Кин” (1836), а также в драме “Мадемуазель де Бель-Иль” (1839).

Дюма, восприняв республиканские взгляды своего отца—генерала наполеоновской армии, немало сделал для того, чтобы во Франции восторжествовал призыв “Свобода, равенство, братство”, провозглашенный Великой революцией XVIII столетия. Отсюда дея­тельное участие писателя в событиях “трех славных дней” 1830 го­да, приведших к падению последнего монарха династии Бурбонов— Карла X.

Вскоре у Дюма возник замысел воспроизвести в громадном цикле произведений историю Франции XV—XIX веков, начало ко­торому было положено романом “Изабелла Баварская” (1835).[1] Исторические сведения для этой вещи писатель почерпнул из “Хро­ники” Фруассара, “Истории герцогов Бургундских” Проспера де Баранта. Главная героиня романа—жена безумного короля Кар­ла VI Изабелла Баварская; именно она заключила в 1420 году тай­ный договор в Труа, предоставлявший английскому королю право занять французский престол после смерти Карла VI.

В 1836 году парижские газеты “Сьекль” и “Ла пресс” начали ежедневно печатать романы известных писателей по главам-фелье­тонам, с последующим продолжением. После того как Дюма опуб­ликовал в 1838 году в газете “Сьекль” роман “Капитан Поль”, газета приобрела пять тысяч новых читателей. В последующие годы большинство своих сочинений, прежде чем они выходили от­дельным изданием, автор “Трех мушкетеров” публиковал в перио­дической прессе.[2] Важное обстоятельство состояло в том, что Алек­сандр Дюма способствовал возрастанию интереса к истории и к столь эпохальному событию, как Великая французская революция 1789 года.

Осваивая литературное мастерство еще в молодые годы, Дюма читал Гомера, Шекспира, Шиллера, отечественных классиков, тру­ды известных историков Минье, Баранта, О. Тьерри; эрудиция пи­сателя была поразительной, к тому же в процессе труда над многими сочинениями его консультировал профессор Огюст Маке, ста­рательно предоставляя достоверную фактографию из истории ми­нувших времен.

Став известным драматургом, Александр Дюма, увлеченный Вальтером Скоттом, задумывает создать цикл романов, посвящен­ных многовековой истории Франции. “Изабелла Баварская” напи­сана под явным воздействием автора “Пуритан”. Со временем, ко­гда был обретен богатый опыт, Дюма стал критически воспринимать художественные принципы Вальтера Скотта. Дюма опре­деленно придерживается метода, суть которого – в начале романа динамичное действе, завораживающего читателя какой-то тай­ной, поразительным приключением, замысловато сплетенной интри­гой, неожиданным поворотом сюжета.[3]

Еще в тридцатых годах французская критика называла Дюма за­мечательным рассказчиком, но порицала за страсть к эффектам, ради которых он часто жертвовал исторической истиной. Однако критика признавала, что если Дюма насилует иногда, заведомо или неумыш­ленно, истину историческую, скоро преходящую, относительную, то ему никогда не приходится действовать наперекор истине вечной, все­общей и абсолютной. Случается нередко, что он искажает лицо, но человек для него неприкосновенен; пусть душа иногда ускользает от даровитого повествователя, но сердце—никогда. Его владычество, его торжество, это — драма интереса, драма внутренняя. С какой бы эпо­хой ни связал Дюма своего сюжета, к какому бы историческому момен­ту или событию не пристегнул его, он все-таки всегда дает почувство­вать, как бьется в груди его героев сердце, горячее и живое. Оно бьется одинаково и под средневековой фуфайкой, и под фраком новых веков. Живописуя страсти, он нередко простирает логику до преступления, истину простирает до чрезмерной откровенности. На всех главных, любимых автором героях лежит печать удали, веселья, беспечности, беззаботности. Такие качества— прямое отражение личности самого Дюма, много испытавшего на своем веку, много видевшего в своей разнообразной, богатой приключениями жизни и до конца дней сохра­нившего эти типичные черты.

Главной целью данной работы является исследование творчества А. Дюма в контексте французской литературы первой половины 19 века.

Определим следующие цели данной работы:

- влияние Французской культура на творчество А.Дюма;

- изучение творчества А. Дюма на примере конкретных романов.

Глава 1 . “От фельетонов до романов”

Необычайно плодотворными были для французского писателя сороковые годы, когда он создал знаменитую трилогию “Три муш­кетера”, “Двадцать лет спустя”, “Виконт де Бражелон”, роман “Граф Монте-Кристо” и с неистовым пылом трудился над циклом сочинений, посвященных блистательной и кровопролитной эпопее, развернувшейся во Франции на протяжении XVI столетия. Следует напомнить, что впервые Дюма обратился к этим временам в ро­мантической драме “Генрих III и его двор”, положительно воспри­нятой французскими историками и театральной публикой.

Но начиналось все с фельетонов в маленьких парижских газетах, где он помещал повести и в 1826 году издал один томик их. На сцене театров "Одеон" и "Француз­ском театре" шли его пьесы "Охота и любовь", "Свадьба и похороны" и "Гракхи", — причем последняя была сперва забракована. Эти пьесы Дюма поставил не под своим именем, а под псевдонимом Дави, частью своей фамилии. После "Гракхов" он написал пьесу "Христина" на сюжет, заимствованный из Гёте. При посредничестве Шарля Нодье, известного писателя и библиофила, пьесу приняли во "Французском театре", но по ряду причин она не пошла.[4]

Но Дюма был не из тех малодушных, которые при первой неудаче складывают оружие. Он шел напролом к намеченной цели и скоро написал новую пьесу: "Генрих III и его двор", на что побудили его представления одной английской труппы, гастролировавшей в Пари­же. По протекции герцога Орлеанского пятиактная эта драма была поставлена в том же "Французском театре" 10 февраля 1829 года. Ее успех превзошел ожидания автора. На представлении присутствовал сам герцог, рукоплесканиям не было конца, и на другой же день Дюма был возведен в звание придворного библиотекаря Луи-Филиппа Орле­анского. Это было большой милостью со стороны герцога; жалованье было приличное, а служба не стесняла молодого писателя, вполне располагавшего свободным временем.

Дюма взялся за перо, едва только успели умолкнуть ружейные выстрелы революционных дней, и прошла мода на них; он написал драму в шести актах и девятнадцати картинах под заглавием "Наполеон Бонапарте, или "Тридцать лет истории Франции", движимый раздражением, что Луи-Филипп упрямится и не дает ему министерского портфеля. Свою пьесу "Христина" он переделал в романтическую драму в стихах и посвятил ее герцогу Орлеанскому, в ту пору еще не бывшему королем и тщатель­но пытавшемуся выпросить у Карла Х орденскую красную ленточку для честолюбивого драматурга. Под живым впечатлением этого неуч­тивого отказа Дюма сражался в июльские дни против Бурбонов и пол­учил июльский крест.

После революции слава писателя росла с каждым днем, а с нею возрастало и число его драматических произведений. Большая часть пьес Дюма отличается поверхностной психологией, лишь более позд­ние из них, когда он нашел эпоху, дух которой ему был известен, и которым он сумел овладеть, представляют прекрасные изображения давно минувшего времени.

Небольшие новеллы были дебютами его в области беллетристики. Затем последовали более длинные повести, где уже сказался талант писа­теля, его замечательная способность увлекать читателя, живо и естест­венно описывать быт настоящего и минувшего, заинтересовывать отлично введенной интригой, мастерским красивым рассказом. И здесь уже видны обширность замыслов, бездна смелости и оживления, богатствофантазии. Тип этих произведений носит характер романтизма, но приближается к нему лишь внешними приемами, стремлением к блеску языка и местного колорита, к верному, превосходному изображению обстановки того вре­мени, из которого произведения эти взяты. Они производят впечатление, несмотря на относительную бедность внутреннего содержания, на слабый психологический анализ. В них ярко выступает, бьющий через край, непосредственный талант его, колоссальный по силе темперамент, его необыкновенная самоуверенность, стремительность, его кипучая кровь.[5] В этих произведениях так же, как и в остальных, более крупных, выдви­гается обаятельный рассказчик, не затрудняющийся выйти из самых за­путанных обстоятельств, хитросплетенных положений, победоносно разрубая .гордиевы узлы и выказывая поразительную изобретательность, Он ни перед чем не останавливается. Воображение Дюма пламенно, неугасимо, неутомимо. Он не знает границ, как веселье богов, а плодо­витость его неисчерпаема, как воды океана. Горячая голова писателя, никогда не остывавшая, работала без устали, никогда не затруднялась ни в выборах сюжета, ни в разработке его, и полет фантазии рассказ­чика приводил в изумление своими неожиданностями, нередко край­ностями.

Дюма раскрывает перед читателями бесконечно длинную галерею лиц, в сущности обыденных и заурядных, какими полон весь мир, которых, однако, романист силою своего удивительного таланта за­ставляет жить и кипеть в водовороте самых разнообразных страстей, порывов и чувствований; он вкладывает в их сердца повышенную чув­ствительность, одаряет неугомонной волей, лихорадочной подвижно­стью, жаждой приключений, новых переживаний, глубоко захватыва­ющих ощущений. Несмотря на то, что Дюма нередко приходилось творить под давлением материальных обстоятельств, он всегда оста­вался художником, любил своих героев — и весь выливался в произве­дениях своих со всей цельностью натуры и чертами характера, весело­стью, ловкостью, чрезвычайной изобретательностью. Французско-аф­риканская кровь, беззаботность креольской природы и чувственное пламя черной расы живо чувствуется в его сочинениях.

Большинство критиков с особенным вниманием останавливается на "Кавалере Красного Замка" — лучшем из его исторических рома­нов. Все здесь прекрасно. Способ, с помощью которого Диксмер застав­ляет любовника своей жены спасать королеву, характер Лорана и самая развязка представляют наиболее захватывающие места. На фоне всего этого, написанного широкими, художественными мазками, наряду с вымышленными лицами, фигуры Марии Антуанеты и Елизаветы Тюдор выступают ярко и имеют историческую ценность.[6] По этому произ­ведению видно, что Дюма уважает святыню. Этот ловкий хитрец, веч­но толкующий о том, что он отступает от истории, когда в этом является необходимость, умеет честно и благородно защищать несчастных. Но в этих случаях он не пересаливает в описании чувств и вообще не теряет достоинства повествователя: смеется и плачет, когда нужно и всегда в меру. Дюма в совершенстве постиг искусство выдержанности тона на протяжении всего произведения, избегая сентиментальной плаксиво­сти и грубой красочности в манере письма. Это мнение критиков можно применить и к остальным историческим романам его, где перед чита­телем проходит целая галерея живых фигур разных эпох, от Карла VII до Людовика XVI, и других, очерченных яркими контурами, образных, верных действительности. В отношении психологии эти фигуры испол­нены не особенно тонко, но в историческом смысле автор не грешит против правды. С захватывающим интересом читатель следит за опи­саниями исторических событий, видит живые портреты Медичи, Бурбонов, Валуа, Анжа Питу, врача Реми, Миледи (в "Трех мушкете­рах") , герцога Лорана и проч.

Превосходно изображен у Дюма характер толпы, то рабской, низкопоклонной, то жестокой, жаждущей крови, то сентиментальной, то грубой и циничной. "Королева Марго", "Графиня Монсоро", "Сорок пять",- "Бальзаме", "Ожерелье королевы", "Анж Питу", "Графиня Шарни", " Кавалер Красного Замка" и другие романы являются живым воплощением души Франции.

Большой вкус Дюма, его широкая натура отражаются целиком во всех романах, и исторических, и иных. Нередко с этим большим вкусом обрисованы женские типы, каковы, например, Катерина Медичи в "Королеве Марго" или Миледи в "Трех мушкетерах". Дюма особенно любит изображать женщин пламенных” дышащих страстью или меч­тательных, мягких, нежных, женщин, способных воспламеняться от одного взгляда мужчины, женщин, все существование которых, весь смысл жизни заключается в любви. Да и герои-мужчины у Дюма это тоже невольники любви, пылкие жрецы страсти, которая не чужда даже и самым светлым личностям, людям, беззаветно преданным ко­ролеве. Что касается худших из героинь и героев, то они отдаются страсти до самозабвения. Натуры холодные, бесчувственные вызывают у романиста большую иронию; он не жалеет для них сарказма, питая, наоборот, глубокую жалость и симпатию к тем, кто становится жертвой любви, кто сгорает в огне страсти.[7] Дюма умеет прекрасно охарактери­зовать ту или другую эпоху. Пусть герцог Наваррский не был королем Франции, пусть Катерина Медичи не отказывалась от трона, но эти отступления от исторической правды Дюма охотно и порою довольно смело допускает ввиду преследуемых им целей, драматизма положе­ния, тех или других эффектов, заставляющих усиленно биться сердце читателя, бесконечно интересных для толпы. На драматизме, на эф­фектах, на чудесных приключениях Дюма основывает успех своих произведений. Тут он выказывает во всей силе свой огромный талант, свое удивительное, подчас безграничное воображение.

Важной теме—Великой французской революции XVIII столе­тия посвящена серия романов, связанных единым сюжетным за­мыслом,—“Жозеф Бальзаме” (“Воспоминания одного врача”), “Ожерелье королевы”, “Анж Питу”, “Кавалер Красного замка” и “Графиня Шарни”. Исторический фон в этой тетралогии—события последних лет абсолютистского режима и годы революции; в числе главных действующих лиц—король Людовик XVI, королева Ма­рия-Антуанетта, Жан-Жак Руссо, Калиостро, деятели революции — Мирабо, Лафанет, Марат с другие. В своем отношении к событи­ям XVIII века Дюма почти полностью стоит на позициях либераль­ных историков. Революция вызвана злоупотреблениями дворянства и королевской власти, страданием народа, его справедливым гне­вом. Король слаб, он не шнмаег необходимости ограничить свою власть и тем самым спасти монархию. Королева ведет свою поли­тику, откровенно надеясь на помощь из-за границы. В “Анж Пи­ту” главный герой—доктор Жильбер, представитель “духа вре­мени”, крестьянский сын, ученик Руссо, прошедший к тому же шко­лу американской борьбы за независимость. По политическим убеж­дениям Жильбер—благонамеренный либерал. Он выражает точку зрения автора. Дюма с сияпатией относится и к другим своим ге­роям из народа — фермер) Бийо и батраку Анж Питу, Однако, осуждая короля, королеву и представителей аристократии как “деятелей”, Дюма полностью амнистирует их как “людей вообще”, как жертвы революционною террора, который он полностью от­вергает. Сочувствуя революционному энтузиазму Бийо и Анж Пи­ту, Дюма отдает дань уважения феодальной преданности графа и графини Парни монархам.

Мастерство Дюма сказалось и в романе приключений, в главе которого стоит знаменитый "Граф Монте-Кристо" — эта дивная сказ­ка, в которой талант писателя развернулся во всю ширь, явил всю свою мощь.[8] Доходящая до дерзости, до безумия, она обезоруживает читате­ля, невольно поддающегося обаянию властного таланта.

После виллы Монте-Кристо Дюма пришло на мысль выстроить свой собственный театр исключительно для представления своих пьес.[9]

"Исторический театр", открывшийся 20 февраля 1847 г. "Короле­вою Марго", пьесой, переделанной из романа того же заглавия, давал доход, и Дюма мог бы поправить свои плохие обстоятельства, дела, расстроенные расточительностью и не в меру роскошной жизнью писа­теля, но подоспевшая февральская революция отозвалась на сборах. Время для театров было неподходящее: толпы народа были и зрителя­ми, и артистами в театрах иного рода, в разыгрывавшихся сценах революции.

Для поддержания своей репутации демократа, а еще более, как уверяли злые языки, для поправления дел, Дюма стал издавать журнал "Свобода".[10] Ему хотелось, по уверению его недоброжелателей, заме­нить роман-фельетон, который читать было некогда, увеселительной политикой. Но времена были слишком серьезные — шутить не прихо­дилось.

В романе “Кавалер Красного замка” Дюма дает апофеоз по­добной героической верносги. Политические конфликты, классовые столкновения показаны здесь как выражение слепых и темных страстей, вступающих в “диноборство с подлинной гуманностью. Носителями положительною идеала в романе выступают аристо­крат, организующий заговср с целью спасения Марии-Антуанетты, и революционер, граждани I Морис, который ради любви к одной из участниц заговора проявляет исключительное милосердие. Сле­дует, однако, заметить, что в некоторых других произведениях Дюма занимает иную позицию. Так, в романе “Сан-Феличе”[11] , где изображены общественные события 1798—1800 годов и демократи­ческая революция в неаполитанском королевстве, он полностью на стороне передовых деятелей и довольно остро разоблачает цинизм, жестокость и грубость представителей феодального сословия.

Некоторые биографы Дюма пытаются доказать, что "Шевалье д'Арманталь" писался в сотрудничестве с Маке, который делал для Дюма всю черновую работу в его произведениях.[12] Может быть, в этом есть доля справедливости, но тем не менее рука Дюма, а ничья другая, именно его своеобразная манера, лучи его бесспорно огромного таланта явственно видны в каждом произведении его — в пьесе, романе, путе­вых впечатлениях.[13] Важен не остов произведения, а разработка сюжета, хотя бы и заимствованного. И Дюма прекрасно понимает это. Если "черновую работу" и делали другие, то над разработкой сюжета тру­дился он сам и всегда штрихами настоящего мастера скрашивал эту "черновую работу", которая, впрочем, делалась по его плану, по его указаниям. По мнению Дюма, написать роман или драматическое про­изведение, было делом совершенно пустым. Зарождение идеи, а затем ее воплощение — вот что составляло единственную трудность. Когда с этим дело было покончено, рука работала как бы по инерции, сама собою. Дюма очень часто высказывал эту мысль. Раз кто-то оспаривал это мнение писателя, который тогда работал над своим "Кавалером Красного Замка". План романа в то время у него вполне сложился, и Дюма предложил своему противнику пари. что он напишет первый том в течение всего трех дней, в которые должны входить и сон, и еда. Пари обусловливалось сотней червонцев, причем в томе должны были за­ключаться семьдесят пять огромных страниц, по сорока пяти строк каждая, и в строке должно было заключаться не менее пятидесяти букв. В два с половиною дня Дюма написал это число страниц своим краси­вым почерком, без помарок, и на шесть часов ранее условленного срока. И таким образом Дюма блестяще доказал и быстроту работы своей, и необыкновенную трудоспособность, не говоря уже о мастерстве овла­девать сюжетом.

Хулители Дюма предъявляли к нему обвинение в пользовании чужими сюжетами, заимствованными из разных авторов.[14] Он не отри­цал этого, но виновным себя не признавал. Чрезвычайно оригинально его мнение о литературных заимствованиях. "Изобретает, — писал он в каком-то предисловии, — не один человек, а люди. Всякий, приходя в свой час и в свою очередь, берет известное отцами, пускает в дело путем новых соображений и умирает, прибавив несколько крох к сумме человеческих знаний. Что же касается до полного создания чего-ни­будь, я считаю его невозможным. Обвинение Дюма в заимствовании сюжетов и сцен у авторов старых и новых относится главным образом к его драматическим пьесам. Дюма сам говорил иногда, что в течение всей литературной деятельности у него было сотрудников не менее, чем у Наполеона генералов. И правдивые защитники Дюма, его биографы: Жюль Жанель, Блаз де Бюри и другие не отрицают факта заимствова­ния автором "Генриха III" материала для его пьес у Иффланда, Августа Лафонтона, Кальдерона и т.д., но прибавляют при этом, что француз­ский писатель хотя и пользовался чужими набросками сюжетов, но создавал из них вполне самобытные пьесы; он брал чужую канву, но вышивал по ней свои оригинальные рисунки.

Глава 2. Идейно-художественный анализ романа “Учитель фехтования” и романа “Королева Марго”

Главные герои романа “Учитель фехтования”[15] - Иван Александрович Анненков и француженка Полина Гебль, ставшая после замужества Прасковьей Егоровной Анненковой, запечатлевшей пребывание на каторге в своей книге воспоминаний.

(Воспоминания Полины Анненковой. М., 1929.)

Композицию этого романа Дюма формирует, сообразуясь с теми моментами из жизни героев, которые были зафиксированы Гризье. Богатая фантазия писателя придала хроникальному материалу форму художественного произведения, в котором историзм соседствовал с изрядной долей вымысла.

Узловыми эпизодами сюжета были:

Приезд Гризье в Петербург. Его знакомства с Луизой Дюпюи ( Полиной Гебль). Любовь Луизы и кавалергардского офицера Алексея (Анненкова). Встречи республиканца Алексея с заговорщиками. Военное восстание декабристов. Арест Алексея. Суд и ссылка. Следование Луизы в Сибирь. Бракосочетание Луизы и Анненкова на Петровском заводе.

Итак, сюжет романа в основных своих разветвлениях построен сообразно тем обстоятельствам, которые могли сложиться в жизни Анненкова и его близкого друга. М.Н. Волконская в своих “Записках” образно рисует момент приезда будущей супруги декабриста:

“Анненкова приехала к нам, нася еще имя м-ль Поль. Это была молодая француженка, красивая, лет 30; она кипела жизнью и весельем и умела удивительно выискивать смешные стороны в других. Тотчас по ее приезде комендант объявил ей, что уже получил повеление его величества относительно ее свадьбы. С Анненкова, как того требует закон, сняли кандалы, когда повели в церковь, но, по возвращении, их опять на него надели. Дамы проводили м-ль Поль в церковь; она не понимала по-русски и все время пересмеивалась с шаферами - Свистуновым и Александром Муравьевым. Под этой кажущейся беспечностью скрывалось глубокое чувство любви к Анненкову, заставившее отказаться от своей родины и от независимой жизни”. ( Записки княгини М.Н. Волконской. Чита,1956, с.86.)

Анненков, как представил его Дюма, особо значительной роли в движении декабристов не принимал, но он возвеличен как человек и участник восстания, увлеченный мечтой – основать в России республику, он отдает во имя торжества этого дела все свои средства. Увидев, как в неравной борьбе пали его сподвижники, он не бежит с поля боя, а добровольно вручает свою шпагу офицера царскому сановнику Орлову.

Романист явно обеднил духовную сторону жизни члена Северного общества И.А. Анненкова, получившего прекрасное образование в Московском университете. На следствии Анненков указал на исключительное значение лекций швейцарского просветителя Дюбуа, которые он слушал в университете: “Первые свободные мысли внушил мне мой наставник, ибо он всегда выставлял свое правительство как единственное, не унижающее человечества, а прочее говорил с презрением, наше же особенно было предметом его шуток”.

Академик М.В. Нечкина, выявляя рост политического сознания русских революционеров, пишет: “Поручик кавалергардского полка декабрист Анненков, объясняя Николаю I, почему не донес на Общество, также (как А. Раевский.- М.Т.) мотивировал это честью: “Тяжело, не честно доносить на своих товарищей”. В ответ на это Николай, вспылив, крикнул: “ Вы не имеете понятия о чести!”

Столкнулись два понятия о чести – реакционное и революционное”. (Нечкина М.В. Грибоедов и декабристы. М., 1977, с.332.)

По показаниям Матвея Муравьева-Апостола, Анненков наряду с Рылеевым, Н. Тургеневым, Оболенским выражал согласие с умыслом цареубийства и установления республики. Арестованный 19 декабря Анненков был приговорен Верховным уголовным судом к 20 годам каторжных работ с последующей ссылкой на поселение. Поскольку события романа “Учитель фехтования” завершались в 1826 г., естественно Дюма не мог рассказать о жизни своего героя в последовавшие за тем годы.

В Сибири Прасковья Егоровна и Иван Александрович прожили тридцать лет. В 1854 г. их навестил находившийся в ссылке Ф.М. Достоевский, знавший, сколько вытерпели они горя. Несколько позже он писал П.У. Анненковой: “ Я всегда буду помнить, что с самого пребывания моего в Сибири, вы и все превосходное семейство ваше брали и во мне и в товарищах моих по несчастью полное и искреннее участие. Я не могу вспоминать об этом без особенного, утешительного чувства, и, кажется, никогда не забуду”. ( Письмо Ф.М. Достоевского П.Е Анненковой, 18 октября 1855 г.).

В 1856 г. И.А. Анненков с супругой переехали на постоянное местожительство в Нижний Новгород. Здесь И.А. Анненков служил в губернском управлении, состоял членом комитета по улучшению быта крестьян, был избран почетным мировым судьей, принимал деятельное участие в проведении крестьянской реформы.

В Нижнем Новгороде Анненков завел знакомство с литераторами. Великий украинский поэт Т.Г. Шевченко сделал краткую запись в своем дневнике от 16 октябре 1857 г.: “На квартире у Якобы встретился я благоговейно познакомился с Иваном Александровичем Анненковым”.

Здесь мы не будем говорить о серьезных ошибках автора “Учителя фехтования”, допущенных им при реализации столь сложной темы, как деятельность русских революционеров 20-х годов. Причин тому множество. Укажем лишь те, которые ясны каждому. Прежде всего “Учитель фехтования”, один из ранних романов Дюма, и за плечами французского писателя не было еще его известных творений – ни “Трех мушкетеров”, ни “Графа Монте-Кристо”, опыт создания которых помог бы ему, положить в основу эпохальное событие русской действительности, создать масштабное художественное произведение.

Не забудем и другого немаловажного обстоятельства – отсутствие объективных сведений о характере движения декабристов. Писатель мог познакомиться лишь с “Докладом следственной комиссии” да с легендой “о нескольких злодеях и безумцах мечтавших о возможности революции”, для которой в России не существовало благоприятных условий.

Известный литературовед С. Дурылин весьма объективно и содержательно охарактеризовал значение книги французского писателя: “Роман Дюма был повествованием о декабристе, основанном не на вымысле, а на исторической правде, и повествованию этому, вышедшему из-под пера популярнейшего писателя современности, был обеспечен успех и внимание широкого европейского читателя. Для Николая I это не могло не быть весьма неприятным сюрпризом. Роман Дюма привлек внимание – и сочувственное внимание – широкой европейской аудитории к людям, самое имя которых для Николая I было ненавистно. Присуждая декабристов к каторжному молчанию сибирских пустынь, Николай хотел казнить их жестокой казнью полного забвения. Дюма своим романом отменял этот приговор для одного из декабристов и тем самым привлекал внимание к судьбе всех остальных. Эти остальные героическими тенями проходят в романе”. И действительно, стоит прочесть описание событий, происходивших 14 декабря на Сенатской площади, и можно убедиться, что Дюма всецело на стороне храбрых солдат и офицеров, принявших участие в памятном восстании.

В 1858 г. осуществилась давнишняя мечта французского писателя – посетит Россию. Прибыв в Петербург 23 июня, он остановился в особняке Г. А. Кушелева-Безбородко. В доме мецената и беллетриста постоянно собирались многие литераторы.

У Кушелевых Дюма свел знакомство с Д.В. Григоровичем. А. К. Толстым и Л.А. Меем. Григорович познакомил Дюма с Н. А Некрасовым супругами Панаевыми.

Петербург встретил французского писателя с искренним радушием. Так как Дюма по свидетельству И. И. Панаева пользовался в России почти такой же популярностью, как и во Франции.

В Петербурге Дюма провел полтора месяца, затем направился в Москву. Далее он предпринял путешествие по Волге от Нижнего Новгорода до Астрахани, а затем через Кизляр и Баку добрался до Кавказа и только лишь в марте 1859 г. возвратился во Францию.

В результате поездки по России Александр Дюма смог создать обширный цикл очерков, еженедельно выходивший в свет в его журнале “Монте-Кристо”.

Трилогия романа “Королева Марго”

Действие романа “Королева Марго” начинается 18 августа -1572 года, когда в Лувре происходила свадьба Маргариты Валуа. сестры царствующего короля Карла IX, с Генрихом Бурбоном, ко­ролем Наваррским.[16]

Это бракосочетание должно было продемонстрировать прими­рение католиков и протестантов, но буквально через несколько дней над гугенотами началась жестокая расправа, известная в ис­тории под именем Варфоломеевской ночи.

Уже в первой части трилогии обнаруживаются честолюбивые замыслы Генриха, но тем не менее он вызывает симпатию чита­теля своей молодостью, гибким умом, находчивостью, храбростью и великодушием. Все эти черты помогают ему расстроить козни его врагов; он предвидит и раскрывает коварные замыслы королевы-матери Екатерины Медичи и пытается завоевать доверие самого короля Карла IX.

Реалистичен образ королевы Марго, союзницы Генриха в борь­бе с интригами и коварством королевского двора.

В “Королеве Марго” большинство персонажей исторические лица. К ним относится и Ла Моль, молодой человек, чья рыцарская любовь к Маргарите составляет поэтические страницы романа.

Не менее благородной предстает в романе самоотверженная дружба Ла Моля и Коконнаса. Их поразительная преданность, рожденная в смертельном поединке, скрепленная общей опасно­стью, неразрывно соединяет этих замечательных героев до конца те жизни. Действие в романе “Королева Марго” завершается смертью Карла IX. Умирая, он провозглашает королем Франции Генриха Наваррского, однако по повелению Екатерины Медичи герцог Ан­жуйский, под именем Генриха III, становится королем Франции, а Генрих Бурбон спасается бегством в Наварру.

В последующих частях трилогии рассказывается о том, как королева-мать, всецело подчинив себе Генриха III, ревностно обе­регает интересы королевского дома. Для того, чтобы закрепить престол за династией Валуа, она объединилась с влиятельными герцогами Гизами, которые тоже претендовали на французскую корону и были тайными врагами сначала Карла IX, а потом и Генриха III. Общественный конфликт обострился благодаря уча­стию в этих придворных интригах представителей двух религиозных партий. Если французские короли и герцоги Гизы являлись право­верными католиками, то Генрих Наваррский, его отец Антуан Бурбон, принц 'Копде, адмирал Колиньи и другие государственные деятели были гугенотами. Называли их еще кальвинистами, пото­му что они были сторонниками швейцарского богослова Жана Каль­вина (1509—1564), который предлагал реформировать католиче­скую церковь и лишить ее земельных владений. Протестантизм, по существу, подрывал авторитет церкви, вел к развитию духа- сомне­ния среди католиков, и все это расшатывало устои монархического государства.

Дюма показывает, как постепенно исчезает со сцены династия Валуа. В 1588 году в результате народного восстания в Париже король должен был покинуть столицу и обратиться за помощью к Генриху Наваррскому. Но дни царствования Генриха III были сочтены. После того как в 1589 году Генриха III убил монах Жак Клеман, королем Франции был провозглашен Генрих Наваррекий, вошедший в историю под именем Генриха IV. Все эти полити­ческие раздоры и послужили Дюма канвой обширного повество­вания о вырождении королевской династии Валуа.

Заключение

В данной работы была сделана попытка на основе критических статей, посвященных творчеству А. Дюма и ознакомление с его произведениями дать оценку влияния его творчества на литературу и историю Франции в влияние истории и литературы на творчество самого А. Дюма.

Как рассказчик, Дюма обладает огромной способностью самому невероятному приключению, небывалому происшествию, чуть не ле­гендарного свойства, придать характер живой действительности, ис­тинного факта. И эта особенность своеобразного творчества писателя является прямою потребностью души его. Он удивительно умеет соче­тать фантазию с жизнью. И если фантастичность его рассказов порою отзывается наивностью, ребячеством, то в ней все же много неизъясни­мой прелести, фантазия романиста не останавливается ни перед чем, ее не страшат ни самые широкие горизонты, ни самые смелые замыслы, и, упиваясь ее прихотями, ее капризами до самозабвения, романист возводит их в культ в своих произведениях, отличающихся удивитель­ной ясностью и жизненностью. Для него не существуют расстояния, грани чудесного, прекрасного, низменного, ужасного, — для него, это­го своего рода Гулливера, крепкого, твердого, сильного волей, неуто­мимого и отважного. Неукротимый, неуклонный каратель порока, пла­менный защитник добродетели, в какой бы форме она ни проявлялась, . романист энергично распоряжается судьбою выводимых им лиц и си­лою пылкой фантазии словно налагает на них перст Божий.

Дюма не был в состоянии написать ни одной вещи беллетристического характера, если лично не видел места действия задуманного романа, повести, рассказа или если не читал о нем. Но тем или другим путем ознакомясь с этим местом действия, он быстро воспламенялся при одном воспоминании о нем, переносился в него и населял его своими героями, создавать которых он умел стремительно. Его вообра­жение работало изумительно плодотворно, без замедления, почти без­остановочно; герои являлись во множестве, так сказать, рождая друг друга. Отсюда понятен вывод Сирано де Бержерака, что земля — величайшая, удивительная из планет, Евро­па — удивительнейшая из частей света, Франция со своей револю­цией — самая удивительная из стран Европы, Париж тридцатых го­дов — самый удивительный из городов Франции, а Дюма — самый плодотворный ум Парижа, вместилище, полное чудесных, обворожи­тельных сказок, сюжет которых взят из живой, повседневной действи­тельности и центральная фигура которых является в образе графа Монте-Кристо, героя столь излюбленного, так богато наделенного ду­шевными качествами, до известной степени отразившего в себе и поло­жительные, и отрицательные черты его вдохновенного творца. В большинстве случаев каждый из героев Дюма непременно наделен одною или несколькими из этих черт. Герои его деятельны, энергичны, предприимчивы, ловки, никогда не теряются в самых затруднительных обстоятельствах, сильны духом и телом, храб­ры, мудры. Этими качествами наделены мужские фигуры произведе­ний Дюма. Они ему всегда удаются и написаны более уверенно, чем женские портреты. Последние особенно бледны и слабо начертаны в драматических произведениях Дюма. Он вечно вращался среди жен­щин, артисток, дам полусвета, искательниц приключений; женщина, переодетая мальчиком, сопровождала даже писателя в путешествии его по Италии. Он прекрасно знал этот мир слабого пола и тем не менее не успел создать ни одной женской фигуры, столь ярко обрисованной, написанной так сочно, как действующие лица мужского ряда.

Список использованной литературы:

1. П.В.Быков, Александр Дюма, Критико-биографический , очерк

2. Александр Дюма. “Учитель фехтования”, “Черный тюльпан”. Новеллы. Москва. Издательство “Правда” 1981 г.

3. А. Дюма. Собрание сочинений в 12 т., 1976

4. Лашкевич А.В. "Романтизм в западно- европейских литературах 1 половины 19 века." Ижевск 1987г.

5. А. Моруа " Три Дюма **. Жизнь замечательных людей . Москва 1965г.

6. А. Моруа “ Три Дюма” Екатеринбург 1992 г.

7. Н.П. Мпхальская “ История зарубежной литературы 19 века " . Москва 1991 "Просвещение".

8. Д.Циммерман, А. Дюма "А. Дюма Великий" Москва ; Терра 1996 г.

9. А. Дюма "Граф Монте Кристо", Москва : Правда 1990г.

10. Дюма А. Сочинения в 3-х т. Королева Марго: Роман. М:. Худож. лит., 1992

11. Дюма А. Три мушкетера: Роман. М:. Худож. лит., 1992

12. А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.1, 1992

13. А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.2, 1992

14. А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.4, 1992

15. Погорелов А.Д. За что мы любим “Трех мушкетеров?”, М.: 2000 г.

Приложение А

Библиография

Название

вид произведения

год публикации/

премьеры

Генрих III и его двор

драма

1829

Кристина

драма

1830

Наполеон Бонапарт, или 30 лет истории Франции

драма

1831

Антонии

драма

1831

Ричард Дарлингтон

драма

1831

Нельская башня

драма

1832

Галлия и Франция

историческое произведение

1833

Анжела

пьеса

1833

Изабелла Баварская

роман

1835

Графиня Солсбери

роман

1836

Кин, или Гений и беспутство

драма

1836

Путевые впечатления. Швейцария

Путевые очерки

1837

Паскаль Бруно

роман

1837

Актея

роман

1837

Полина

роман

1838

Капитан Поль

роман

1838

Капитан Памфил

роман

1838

Мадемуазель де Бель-Иль

пьеса

1839

Знаменитые преступления

хроника

1839

Путевые впечатления. Юг Франции

Путевые очерки

1840

Учитель фехтования

роман

1840

Шевалье д’Арманталь

роман

1841

Корриколо

книга об Италии

1842

Воспитанницы Сен-Сирского дома

комедия

1843

Сильвандир

роман

1843

Асканио

роман

1843

Замок Эпштейнов (Альбина)

роман

1843

Амори

роман

1843

Фернанда

роман

1843

Три мушкетёра

роман

1844

Граф Монте-Кристо

роман

1844

Королева Марго

роман

1844

Габриель Ламбер

роман

1844

Дочь регента

роман

1844

Корсиканские братья

роман

1844

20 лет спустя

роман

1845

Шевалье де Мезон Руж

роман

1845

Графиня де Монсоро

роман

1845

Мушкетёры

пьеса

1845

Бастард де Молеон

роман

1846

Жозеф Бальзамо

роман

1846-1847

Королева Марго

драма

1847

Путевые впечатления. из Парижа в Кадикс

Путевые очерки

1847

Сорок Пять

роман

1847

Виконт де Бражелон

роман

1847

Монте-Кристо

драма

1848

Катилина

драма

1848

Ожерелье королевы

роман

1848

Молодость мушкетёров

драма

1849

Регенство

историческое произведение

1849

Людовик XV

историческое произведение

1849

1001 призрак

новелла

1849

Ужин у Россини

новелла

1849

Женитьбы папаши Олифуса

новелла

1849

Чёрный тюльпан

роман

1850

Людовик XVI

историческое произведение

1850

Капитан Лажонкьер

драма

1850

Анж Питу

роман

1850

Драма 93 года. Сцены из жизни революции

историческое произведение

1851

Олимпия Клевская

роман

1851

Мои воспоминания

автобиография

1851

Графиня де Шарни

роман

1852

Исаак Лакедем

роман

1852

Катрин Блюм

роман

1853

Сальтеадор

роман

1854

Парижские могикане

роман

1854

Паж герцога Савойского

роман

1854

Великие люди в халате

историческое произведение

1855

Пират

драма

1856

Соратники Иегу

роман

1856

Сальватор

роман

1857

Приглашение к вальсу

комедия

1857

Предводитель волков

роман

1857

Счастливая Аравия

роман

1857

Лесничие

пьеса

1858

Волчицы Машкуля

роман

1858

Письма из Санкт-Петербурга

историческое произведение

1859

“Мемуары” Гарибальди

биография

1859

Ночь во Флоренции

роман

1861

Мадам де Шамбле

роман

1862

Волонтёр 92го года

роман

1862

Сан Феличе

роман

1862

Воспоминания фаворитки

роман

1865

Красный Сфинкс

роман

1865

По Венгрии

Путевые очерки

1866

Последние любовные увлечения. Мои новые воспоминания

автобиография

1866

Парижане и провинциалы

роман

1866

Белые и синие

роман

1867

Прусский террор

роман

1867

Мадам де Шамбле

драма

1868

Таинственный доктор

роман

1869

Дочь маркиза

роман

1869

Большой кулинарный словарь

кулинарный словарь

1872


[1] А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.4, 1992

[2] Погорелов А.Д. За что мы любим “Трех мушкетеров?”, М.: 2000 г.

[3] Дюма А. Сочинения в 3-х т. Королева Марго: Роман. М:. Худож. лит., 1992

[4] П.В.Быков, Александр Дюма, Критико-биографический , очерк

[5] А. Дюма. Собрание сочинений в 12 т., 1976

[6] А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.1, 1992

[7] А. Дюма. Собрание сочинений в 35 т., Том.2, 1992

[8] А. Моруа " Три Дюма **. Жизнь замечательных людей . Москва 1965г.

[9] А. Дюма "Граф Монте Кристо", Москва : Правда 1990г.

[10] Д.Циммерман, А. Дюма "А. Дюма Великий" Москва ; Терра 1996 г.

[11] Дюма А. Сочинения в 3-х т. Королева Марго: Роман. М:. Худож. лит., 1992

[12] П.В.Быков, Александр Дюма, Критико-биографический , очерк

[13] Н.П. Мпхальская “ История зарубежной литературы 19 века " . Москва 1991 "Просвещение".

[14] А. Моруа “ Три Дюма” Екатеринбург 1992 г.

[15] Александр Дюма. “Учитель фехтования”, “Черный тюльпан”. Новеллы. Москва. Издательство “Правда” 1981 г.

[16] Дюма А. Сочинения в 3-х т. Королева Марго: Роман. М:. Худож. лит., 1992