регистрация / вход

Творчество Н.Н. Носова

Биография и творчество Николая Николаевича Носова. Популярность произведений писателя у детей. Мир детства в творчестве писателя. Технические гении в рассказах Носова. Волшебный мир сказки, отражение биографии писателя в повести "Тайна на дне колодца".

Государственное образовательное учреждение

Спасский педагогический колледж №3

Контрольная работа по детской литературе с практикумом по выразительному чтению

Тема: Творчество Н.Н. Носова

с. Спасское 2009 г.


Содержание

1. Теоретическая часть

Биография и творчество Николая Николаевича Носова (23.11.1908 - 26.07.1976)

2. Практическая часть

«Поможем Незнайке!» познавательное занятие

Незнайка-поэт. Инсценировка Н. Рождественской по сказке Н. Носова

Список использованной литературы


1. Теоретическая часть

Биография и творчество Николая Николаевича Носова (23.11.1908 - 26.07.1976)

23 ноября 1908 года родился Николай Николаевич Носов. Разносторонность дарований писателя проявилась еще во время его учебы в гимназии, а затем в школе рабочей молодежи. Молодой человек, наряду с занятиями музыкой, пением, любительским театром, увлекался и точными науками. Также юноша интересовался химией, шахматами, радиолюбительством, электротехникой, фотографией. Уже в те времена Носов сочинял для рукописного журнала «Икс». Юность писателя пришлась на непростые времена в нашей истории. Носов успел поработать чернорабочим, торговцем газет, землекопом, косарем, возчиком бревен. В 1927 году Николай поступает в Киевский художественный институт, а в 1929 переводится в Институт кинематографии в Москве. С 1932 года по 1951 Носов работает в качестве режиссера-постановщика мультипликационных, научно-популярных и учебных фильмов. После съемки в 1943 году нескольких учебных фильмов для Красной Армии он был удостоен награды орденом Красной Звезды. Как писатель Носов дебютировал в 1938 году: был издан его первый рассказ для детей, «Затейники». Вскоре рассказы Носова печатаются в одном из самых известных в то время журналов — «Мурзилке». Рассказы «Живая шляпа», «Огурцы», «Чудесные брюки», «Мишкина каша», «Огородники», «Фантазеры» и другие были объединены в детгизовском сборнике «Тук-тук-тук» и изданы в 1945 году. Сборники рассказов «Ступеньки» и «Веселые рассказы» (для детей младшего и среднего возраста) вышли в 1947 году. Знание детской психологии и владение доступным и, вместе с тем, образным языком позволило завоевать прочное признание у детей и взрослых, а также занять достойное место в новеллистике для младшего школьного возраста. Имя Николая Носова становится любимым и известным и среди школьников среднего возраста — после публикации повестей «Веселая семейка» (1949г.), «Дневник Коли Синицина» (1950г.), «Витя Малеев в школе и дома» (1950г.). Борьба с собственными недостатками главного героя Вити Малеева, описанная в юмористическом ключе психологически точно — это то новое, что было отмечено критикой. За повесть «Витя Малеев в школе и дома» Носов был удостоен Государственной премии за 1952 год. В 50-годах издаются романы: сказки, объединенные в трилогию «Приключения Незнайки», «Незнайка в Солнечном городе», «Незнайка на Луне». В 1961 году выходят юмористические новеллы «Приключения Коли Клюквина», где автор высмеивает не только детские недостатки, но и пороки взрослых. Уважение к личности ребенка — отличительная черта прозы Носова. В 1971 году публикуется «Повесть о моем друге Игоре». Воспоминания о семье и детстве нашли отражение в художественно-мемуарной повести «Тайна на дне колодца» (1977г.). Созданы кинофильмы по киносценариям Н. Носова: «Два друга», Дружок», «Фантазеры», «Приключения Коли Клюквина», пьесы «Незнайка учится», «Незнайка — путешественник», «Незнайка в Солнечном городе». Носов в своих произведениях выступает и как популяризатор знаний политехнических, экономических: знакомя детей с житейскими правилами, он подает их так, что полезные и интересные знания приходят к читателям как бы сами собой.

Прозаик, киносценарист, драматург Николай Носов скончался 26 июля 1976 года.

Начинаются «Хроники» попыткой перевода с детского языка на взрослый: «баба» означает «апельсин», позднее выражает целую гамму радостных эмоций, «тпруа» - «валенки», а также «гулять». Заканчиваются «Хроники» примером дружеского сотрудничества: внук звонит деду и спрашивает, как сделать из пластилина слона; тот немедленно отвечает: «Все из одного куска и наклеить большие уши». Известный писатель очень горд, что может дать квалифицированную консультацию по важному вопросу, и заканчивает книгу словами своего внука-дошкольника: «Мы с тобой друзья, дедушка!». Вот оно, счастье! Любой дедушка вам это подтвердит, и бабушка тоже.

А вот как вспоминают Николая Николаевича Носова его коллеги-писатели: «...человек он был нелюдимый, раздражительный и вообще мало с кем из литераторов дружил». Да, к взрослым, в отличие от детей, Носов относился критически. Его единственная «взрослая» книга «Иронические юморески» это убедительно раскрывает: очень смешно и довольно ядовито он пародирует современных ему литераторов-«интеллектуалов» и «почвенников», высмеивает директоров гостиниц, школьных учителей, великовозрастных балбесов, не уступающих место женщине в метро, нерадивых, невнимательных родителей... Считает величайшим заблуждением, что воспитывать надо только детей. «Нет, - говорит Носов, - воспитывать надо и взрослых. Точнее, оба эти процесса должны идти бок о бок».

В общем-то вполне естественно, что любовь к детям у детского писателя «генеральная черта» характера. В тех же «Иронических юморесках» он защищает детей от произвола, а скорее от непонимания взрослых. Вот ведь закрывают магазины игрушек - это же недопустимо! Для ребенка это волшебная лавка, и хорошо бы, чтобы по дороге взрослого к дому каждый день попадался магазин игрушек. Ведь малыш ждет-ждет заветную машинку... солдатика... куклу... да так и вырастает, и все, ничего уже не вернешь. А азбуку выучить, убежден Носов, он всегда успеет, да и учить его лучше с помощью игр и конфет. И еще непременно, непременно нужно утешить плачущего ребенка. Спросить, чего он плачет, может, обидел кто, может, заблудился или по маме соскучился, и обязательно успокоить, сказать: «Не надо плакать. Мамочка придет скоро. Утри слезы. Вот так. Все хорошо будет!». Потому что, когда ребенок плачет, «ему не менее тяжело, чем нам, в минуту душевной невзгоды, а мы как-то равнодушно смотрим на его слезы и... считаем их просто дурью или капризом». Не верит Носов психологам и физиологам, что «дети и старики часто плачут оттого, что... слезные железы у них легко выделяют влагу. Я-то знаю, что это не так! Они плачут потому, что у них еще нет (или уже нет) сил справляться с чувствами, которые внушает им эта непонятная и неумолимая жизнь. Страдание от этого не уменьшается, а лишь увеличивается».

Такого Носова, нежного, серьезного, почти трагического, мы не знаем по его веселым рассказам, вроде «Живой шляпы» или «Мишкиной каши». Хотя во всех историях, даже для малышей, можно найти самый разнообразный спектр чувств и отношений. Не случайно, по определению Носова, детская литература должна внятно утверждать приоритеты добра и нравственности. И писатель как нельзя лучше справился с этой задачей. Герои его повестей и рассказов простодушны и положительны, как и большинство любимых героев детских книжек. А XXI век еще и наделил их обаянием «ретро» - ностальгическим воспоминанием о той поре, когда школьники носили пионерские галстуки, сами изготовляли бенгальские огни и копили деньги на диковинную игрушку - телефон.

Если вспомнить героев носовских рассказов, просто диву даешься их самостоятельности и умелости! Ну, не смогли они кашу сварить, но ведь плиту растопили, дрова подкладывают. Воду из колодца достают - утопили ведро, правда, но кружкой, кастрюлей все-таки достали. Пескарей почистили и, глядишь, поджарили бы, если б масло не сгорело. А главное, нашли верное решение - кашу сварить попросили соседку, а сами за это ей огород пропололи. В рассказе про телефон, как положено мальчишкам, аппарат распатронили, но зато в процессе выучились азбуке Морзе и сделали по электрическому звонку на дверь - тоже «полезная вещь в доме» в 50-е годы. Правда, и тогда жажда познаний не дает герою уснуть. «Как же работает электрический звонок?» - думает он. Встал, разломал батарейку - там оказалась какая-то жидкость, в которой мокла черная палка, завернутая в тряпочку. Понял, что электричество получалось из этой жидкости, а потом лег в постель и быстро заснул. Вот как совершаются великие открытия!.. Но не только научный прогресс увлекает маленьких изобретателей - они с огромным энтузиазмом готовы выводить цыплят в домашнем инкубаторе или разводить пчел на школьном участке. Сами мастерят инкубатор, сколачивают ящики, делают марлевые сетки, строят шалаш, в котором живут три дня, а также дежурят ночи напролет над будущими цыплятами и делают наблюдения за жизнью пчел. Понятно, что без дела мальчишкам скучно, но замечательно, что они не просто дурака валяют и не пропадают в «параллельном мире» (компьютера тогда не было, но средств ухода от реальности всегда хватает), а создают что-то настоящее и полезное. Технологические процессы описываются так подробно и увлекательно, что нет сомнений - автор знает, о чем пишет. Он сам такой.

Внук Игорь вспоминает: «От деда у меня три главных впечатления.

1)Всегда был занят.

2)Всегда со мной играл. Или писал, или играл...

3)Забивал гвозди, сверлил дырки. Рисовал, лепил. Сделал что-то вроде кондиционера...».

Так что понятно, откуда взялись технические гении в рассказах Носова; причем поданы они вовсе не как гении, а как обычные мальчишки среднего школьного возраста. Любопытные. Неугомонные. Взрослые иногда называют их шалопаями и бездельниками, а на самом деле их легко увлечь общим делом.

Интересно в рассказах Носова следить за отношениями между людьми - они совершенно бескорыстны. В повести «Дневник Коли Синицына». про разведение пчел, герои не пробуют ни капли меда - о меде они как-то даже и не думают, не в нем дело. В «Веселой семейке», выведя цыплят, мальчишки, подержав их немножко дома, потом везут в деревню тете Наташе - в городе цыплятам не хватает солнца и свежего воздуха Ведь не продавать же их! Да и сама тетя Наташа дает начинающим птицеводам яйца для инкубатора тоже просто так, совершенно бесплатно и, уж конечно, не ожидая цыплят. Что это, идеализация? Да нет, мы же не идеализируем время, в котором живем, - Носов писал про совершенно реальных, понятных ему ребят конца 40-х - начала 50-х годов. Именно про детей - взрослые ему, видно, были неинтересны. В его повестях и рассказах они нужны только для того, чтобы ругать за двойки (если это родители) или поручать заниматься с отстающим товарищем (если это директор школы). А вот дети живут интересной и сложной жизнью.

Николай Носов до тридцати лет вообще не писал. Первый сборник рассказов издал в тридцать семь; в сорок четыре получил Сталинскую премию за повесть «Витя Малеев в школе и дома» - пожалуй, самое лирическое, т.е. приближенное к личности автора, произведение. Там юный пионер занимается не пчелами и не цыплятами, а своим непутевым другом со смешной фамилией Шишкин, и, в конце концов, их долгий путь исканий, потерь и ошибок увенчивается победой - четверкой по русскому у Шишкина и пятеркой по арифметике у самого Вити Малеева. А главное - их общественной реабилитацией: из «отстающих» лентяев они стали полноправными (поэтому успешными) членами школьного коллектива. Все очень серьезно. И очень весело.

Примерно такая же проблема намечается в «Приключениях Незнайки и его друзей»: «неправильный» персонаж - хвастун, выдумщик, enfant terrible - под облагораживающим женским влиянием смягчается, цивилизуется, начинает защищать девочек и учится писать красивым почерком.

Совершенно очевидно, что автор рос в пору раздельного обучения - во всех его историях герои общаются в чисто мужском коллективе, девочка присутствует в их жизни только в роли младшей сестренки. В «Приключениях Незнайки...» этот принцип обоснован сюжетно и утвержден наглядно, как в античном мифе: в Зеленом городе живут аккуратные и прилежные, кокетливые и нарядные малышки, а в городе Змеевка запускают змеев и возятся с разными железками буйные озорники малыши. Правда, поскольку Незнайка все же не советский пионер, автор считает возможным внести в его образ романтический мотив - нежное чувство к Синеглазке. Расставаясь, он обещает писать ей письма и ради этого, собственно, и упражняется в каллиграфии.

В этой бесхитростной сказке воспроизведена модель общества - все его персонажи четко обозначены социально: художник Тюбик, музыкант Гусля, астроном Стекляшкин, доктор Пилюлькин, механики Винтик и Шпунтик, ученый Знайка. Общество в каком-то смысле идеально, потому что главным считается именно умный Знайка, а представителя правящей партии в нем и вовсе нет. Карикатурные образы писателя Смекайло и поэтессы Самоцветик заставляют нас вспомнить «Иронические юморески» - в отношении к коллегам Носов остается верен себе. Главный герой, как сказали бы во «взрослом варианте» сюжета, ищет себя: пытается то играть на трубе, то рисовать, то писать стихи, то управлять машиной... Но учиться ничему не хочет, поэтому во всем терпит неудачу. Правда, встреча с прекрасными малышками выявляет его способность к нравственному росту. Хоть он и врет, как настоящий Хлестаков, но находит с девочками общий язык. Именно благодаря Незнайке происходит примирение враждующих городов - Зеленого и Змеевки. Впрочем, примирению во многом способствуют черты идеальной женщины, которыми автор наделяет своих малышек, - они не только красивы и благовоспитанны, они еще трудолюбивы, добры, незлопамятны и снисходительны к мужским слабостям - просто прирожденные воспитательницы. И уж если ты не хочешь дружить с такими ангельскими созданиями и называешь их «воображульками», значит, сам дурак! К женщине у Носова отношение самое рыцарское. Из занятий он предоставляет им земледелие - малышки разводят цветы, фрукты и овощи - и врачевание; причем методы доктора Медуницы принципиально отличаются от методов «мужского» доктора Пилюлькина: если последний стоит за йод и касторку, то Медуница практикует приятное и безболезненное лечение медом. Основное же назначение женщины, по Носову, в обществе - смягчение нравов.

Почему все-таки главный герой сказки - бестолковый и глупенький Незнайка? Должно быть, именно потому, что по характеру это ребенок, находящийся в развитии, у него доброе, чувствительное сердце, он предан дружбе и любви. Ну и, конечно, только с таким героем - ничего на свете не знающим, но беспокойным и деятельным - должны случаться разные смешные приключения.

Продолжение сказки «Приключения...» - повести «Незнайка в Солнечном городе» и «Незнайка на Луне». Последнюю книгу называют «антиутопией с хорошим концом», книгой «о судьбе поэта в обществе носорогов», а в образе главного героя даже находят сходство с Колей Красоткиным из «Братьев Карамазовых» (вот бы «порадовался» Носов - он Достоевского не терпел!). Исследователям творчества можно, конечно, находить различные аллюзии - материал русской литературы позволяет это делать, но интереснее всего узнать о личности автора из первых рук - из автобиографической повести «Тайна на дне колодца». Эта последняя книга писателя вышла в 1978-м, через два года после его смерти.

Первая же глава книги говорит о различии между миром взрослых и миром детей. Взрослые видят окружающие предметы с точки зрения их пользы, дети же знают, что вещи живут, и относятся к ним как к самостоятельным живым существам. Поэтому они видят лицо вещей. (Не об этом ли писал М. Метерлинк в «Синей птице», выводя к своим героям-детям «душу Хлеба», «душу Огня», «душу Пса»?)

Автор вспоминает дом, где он родился: «Вот сутулый, с выдвинутыми вперед плечами... шкаф... Вот кресла в белых чехлах, из-под которых торчат кончики ножек». В глазах мальчика Коли они «похожи на каких-то чопорных пожилых теток... они чинно сидят по углам комнаты, полуобернувшись друг к другу, и молчат. Молчат напряженно, упрямо, сосредоточенно. Мне кажется, что, как только я ухожу из комнаты, они сейчас же принимаются болтать о всякой всячине... Но стоит мне возвратиться - и они тотчас прикусывают язык, ручки тотчас - вдоль бедер, и опять тишина, будто никакого разговора и не было».

Сказочный мир, так знакомый каждому, кто вспомнит себя четырехлетнего. Мир со своим временем, со своими законами: так, если папа уехал и приедет только через пять дней, то достаточно оборвать листки календаря и показать маме: вот, сегодня папа должен приехать, ты же говорила - когда красная цифра будет... И в подтверждение правоты этих законов папа действительно приезжает - на пять дней раньше! Он объясняет малышу, что это совпадение, но чудо все равно остается чудом.

Главные лица в мире детства, конечно, мама и папа. Папа - добрый великан, и мама - ненаглядная, несравненная. К отъездам отца можно привыкнуть, но когда однажды уехала мама... Солнце погасло на небе! Жизнь потеряла смысл. Полвека спустя, вспоминая этот день, писатель видит, как он, в изнеможении от слез, лежит во дворе на голой земле, подложив под голову прохудившийся эмалированный тазик, и рыдает - и удивляется, откуда в нем, таком маленьком, такая «исполинская, нечеловеческая тоска».

Из «Тайны на дне колодца» мы узнаем: оказывается, в мире детства он не один: есть еще старший брат - он представляет «самостоятельную жизненную единицу, способную проявлять свою волю», младший же бегает за ним хвостом и все повторяет. Знакомая ситуация. Удивительно то, что тогда уже младшего пугала мысль: не вырастет ли он безвольным и никудышным человеком, если будет все время подражать Павлуше? Он мечтает сделать что-нибудь совсем самостоятельное. По ходу повествования выясняется, что, когда младший подражал брату, ничего хорошего не получалось: он или падал в канаву, или убивал лягушку, или не делал уроков и становился двоечником. А вот самостоятельно Коля выучился читать, самостоятельно совершал трудный путь за хлебом в лавку и за водой к колодцу, самостоятельно стал играть на мандолине и продавать газеты, чтобы скопить денег на скрипку. На скрипке выучиться играть самому было трудно, он стал ходить к учителю. Но то ли учитель, скучный человек, не вдохновлял на дальнейшие подвиги, то ли пугала его ведьма-жена, ругавшая «этих безденежных учеников», - он решил оставить занятия. Мальчик мог бы обвинить в своей неудаче отца - не нужно было задерживать оплату уроков, учителя - бескрылое существо, его жену за то, что ворчала и злилась, дочку учителя, что смотрела на него как удав на кролика, - мог бы обвинить весь свет. «Но я никого не виню, -пишет автор. - В том числе и самого себя». Просто он вовремя понял, что у него не хватило «любви к делу», - этот важный акт осознания тоже свидетельствует о самостоятельности киевского гимназиста.

Читая книгу, удивляешься, сколько всего он умел и изобретал, этот Коля Носов, насколько он ответственнее и взрослее своего «доброго великана» отца. Отец был натурой артистической и несколько авантюрной - искал золото в Сибири, работал железнодорожником, играл на баяне, гитаре и балалайке, пел в ансамбле «Сибирские бродяги», позднее, во времена нэпа, когда мода на лохмотья и кандалы прошла, стал играть в кабаках и понемножку спиваться; то он покупал лошадь - как правило, самую заморенную и, конечно, втридорога; то торжественно вешал наточенную косу в сарае, чтобы не прикоснуться к ней ни разу; то, возвратясь домой в подпитии, возмущался «непониманием» семьи и жаловался на фатальное невезение...

Если верить автору, именно он, средний сын, спасал семью от голода. Вот в тяжелые послереволюционные годы семья возвращается из Киева обратно в Ирпень, чтобы кормиться от земли. Но кто боронит огород, сажает картошку, а потом бесконечно пропалывает ее и окучивает? Коля вместе с младшими сестрой и братом. А больше некому - отец ездит на заработки в город, мама занята по хозяйству, старший брат учится живописи. Кто дробит щебень на бетонном заводе? Тоже он, Коля. Он же зарабатывает извозом - возит тяжеленные бревна на станцию, трудится на кирпичном заводе, косит траву для козы, торгует газетами, обучает грамоте брата и сестру... Описано это с обычным Носовским юмором, без ложного пафоса.

Носов спокойно, по-взрослому относится к работе «ради куска хлеба», но все же надеется выбрать занятие себе по душе. Душа у него пылкая и увлекающаяся; ощущает себя «Шерлоком Холмсом, Оводом и Христофором Колумбом - одним в трех лицах; и если уж говорить до конца правду, - уточняет автор, - то капитан Немо - это тоже был я». Бредит индейцами и даже строит самый настоящий вигвам - прямо в углу просторной комнаты киевской квартиры. Было начало 20-х годов: голод, бандитизм, власть в Киеве меняется что ни день - обстоятельства, описанные у Булгакова в «Белой гвардии». Носовы болеют тифом - вся семья, Коля выздоравливает последним. Увидев после болезни свой любимый вигвам, с барабаном, луком и стрелами, он вдруг чувствует, будто прошло много лет, с тех пор как он смастерил все эти вещи, - обстановка способствовала быстрому взрослению.

Зимой печь-голландку нечем топить. Посреди комнаты устанавливается буржуйка, в которую помимо поленьев, фанеры, обломка шпалы идут щепки, бумага, солома, хворост - все, что может гореть. В один морозный день в буржуйку идет и вигвам - получилась порядочная охапка топлива. «И как сказал поэт: "Я сжег все, чему поклонялся. И поклонился всему, что сжигал". Или что-то вроде этого», - вспоминает Носов.

Очень увлекательно описана учеба в гимназии. Покоряясь могучей воле старшего брата, Коля перестает делать уроки, получает двойки по всем предметам и остается на второй год. Лучше от этого он учиться не стал и опять числится одним из самых плохоньких и даже «отпетых» учеников. Но однажды слышит, как на вопрос «Как он учится?» добрый учитель Владимир Александрович, «на секунду замявшись», отвечает: «Ничего». Это производит настоящий переворот в его душе: у мальчика сразу меняется взгляд на жизнь, на людей. Теперь он знает, что никто не относится к нему с недоверием, появляется больше доверия к людям. Груз прошлого больше не давит. И какой-то нежный, ангельский голос поет: «Как он учится?». И другой ангельский голос... в ответ: «Ни-чего-го-о-о!».

Вот почему в «Иронических юморесках» писатель Носов так возмущается учительницей, заклеймившей первоклассника формулировкой «отстающий!»... Он-то хорошо знал, как легко помочь «отстающему Калитину»: «Ведь даже вполне взрослые люди очень любят, когда их иногда хвалят».

А дальше идет героическая эпопея освоения школьной программы - окрыленный надеждой, в прошлом нерадивый гимназист, а ныне свободный и гордый человек, Носов пытается выучить все, что пропустил за два года. Труднее всего управиться с алгеброй. В поисках какого-нибудь «самоучителя» он обращается к учебнику Киселева и с его помощью постигает премудрости общих законов математики, выраженные в алгебре; потом ему приходится возвращаться в арифметику, изучать дроби... В общем, можно сказать, что математику он выучил самоучкой. (Эту историю он потом убедительно воспроизведет в дневнике Вити Малеева.) Физика и химия увлекли так, что мальчик с другом построил настоящую лабораторию на чердаке. А еще он играл в оркестре, ходил в публичную библиотеку, пел в школьном хоре, играл в шахматы - да как играл! Так, что кричал во сне. Изучал гармонию. Читал книги - русскую классику.

Помимо большого любопытства к жизни Носову, очевидно, всегда был присущ педагогический талант: неслучайно он подготавливает своих братца и сестренку в четвертый класс гимназии; неслучайно и герой его повести, сам выучившись арифметике, потом помогает своему другу одолеть трудности грамматики. Прочитав соответствующий отрывок из его повести или рассказа, можно отлично понять, как решается задачка по арифметике, как выдрессировать собаку, построить домашний инкубатор или смастерить воздушный шар. Дважды столкнувшись с беспризорниками, Носов и в них заронил зерна просвещения: в первый раз прочитал рассказ Лескова, который им так полюбился, что они прослушали его три раза подряд. «Книги - это пища для ума», - объяснял бездомным мальчишкам ученик вечерней школы. В другой раз, когда Коле случается ночевать на их «хазовке» и книжки нет, он прочтет беспризорникам «У лукоморья дуб зеленый» и заставит их хором выучить стихи наизусть, чтобы исполнять в поездах вместо надоевших «жалостных» песен. С тех пор огромное множество беспризорников в вагонах поездов стали не только петь, но и декламировать стихи; причем песни пелись разные, а стихотворение звучало только одно, про этот вечнозеленый дуб у лукоморья. Многие удивлялись такой приверженности беспризорников именно к этому произведению великого нашего поэта. Но одному только Носову было известно происхождение этого феноменального факта.

Книга «Тайна на дне колодца» описывает пятнадцать лет жизни автора - самые важные годы, от трех до восемнадцати, наглядный процесс превращения малыша, разговаривающего с буфетом и диваном, во взрослого, ответственного, хлебнувшего лиха человека. Взрослый этот сохранит немало счастливых качеств ребенка, но и расстанется со многими иллюзиями. «Добрый великан» не такой уж великан, да, по правде, не такой уж и добрый, каким казался когда-то. Мама, любимая и ненаглядная, настолько устает от хлопот и неурядиц нелегкой семейной жизни, что больше занимается козой с козленком, чем жизнью своих подросших детей. Старший брат предстает полным олухом и эгоистом. Люди... люди встречались самые разные. Были и такие, что воровали дрова у мальчишки-извозчика, который им в сыновья годился. Был мрачный кузнец, по скупости изводивший родного сына непосильным трудом молотобойца. Была бешеная Мотька на кирпичном заводе, запустившая неловкому новичку кирпичом в голову, как будто он «лорд Чемберлен, которого надо было бить за то, что организовал против нас интервенцию».

Но были, конечно, и другие люди - автор очень здраво подходит к жизни, и любимый им принцип «все видеть, но никого не винить» помогает ему сохранять и достоинство, и душевное равновесие.

Казалось, что судьба Носова должна быть связана с техникой, наукой, изобретательством, он и сам твердо решил поступать в политехнический институт, но... помешала страсть к учительству. Брат Павлуша вместе с другом продолжали заниматься рисованием. Ходили куда-нибудь на луг и рисовали этюды. Коля объяснил им, что они все делают неправильно: рисуют просто природу, а надо - состояние души, а для этого рисовать следует не что попало, а выбирать место, которое соответствует замыслу картины. Коля знал такое место - таинственную, пустынную заводь с лужайкой, - вызывающее щемящее чувство одиночества. Но он не умел рисовать. И чтобы объяснить брату свою мысль, решил сделать фотографию. А для этого прочитал несколько подшивок журналов по фотографии, смастерил фотоаппарат, купил реактивы, стеклянные пластинки, фотобумагу... Выбрал раннее туманное утро...

Получилось все, как он хотел. Носов приводит рассказ о художнике, писавшем портрет одной дамы, которая спросила его, о чем он думает, когда пишет. «Я не думаю, мадам, - ответил художник. - Я волнуюсь». Должно быть, это творческое состояние («Я волнуюсь») и определило его дальнейший выбор. Фотография как бы аккумулировала все предыдущие увлечения Коли Носова: химию, физику, кинокамеру, на которой прокручивали обрывки комических лент, стихи, радиолюбительство, все его устремления к искусству, тайные мечты гадкого утенка к самоутверждению, желание «сказать миру хоть сколько-нибудь доброго». Он решил поступить на киноотделение Киевского училища живописи и ваяния.

А что же с тайной на дне колодца? В самом начале, переезжая в Киев, отец продает дом и половину участка, чтобы сохранить доступ к колодцу. «Ты же знаешь - тайна на дне колодца...» - говорит он матери. Много лет спустя Коля со старшим братом полезут в колодец в поисках клада (так они поняли слова о тайне) и - о чудо! - вычерпают-таки горсть золотого песку. Золото присваивает Павлуша, сказав брату: в следующий раз найдем - все твое будет. Но больше в колодце ничего не находили. В конце книги выясняется: золотой песок отец с матерью бросили в колодец на счастье в день своей свадьбы. Они задумали желание и пообещали прийти к колодцу через пятьдесят лет, т.е. в день золотой свадьбы, и сказать друг другу, что каждый задумал.

Отец не спился. Он устроился помощником машиниста на паровозе, и каждый раз, когда его поезд проезжал через Ирпень, в любую погоду, мать выходила на пригорок к железной дороге и махала паровозу рукой. Отец говорил, что именно это помогло ему устоять, не вернуться к соблазнам жизни кабацкого музыканта.

Трогательный рассказ о своей юности Носов заканчивает на романтической ноте: двое стариков, мужчина и женщина, подходят к полуразвалившемуся колодцу, долго стоят над ним, а потом, обнявшись, шепчут друг другу на ухо какие-то слова. «Но я не слышу, о чем они говорят. Это тайна».


2. Практическая часть

«Поможем Незнайке!» Познавательное занятие по мотивам романа-сказки Николая Носова «Приключения Незнайки и его друзей»

Для работы в подготовительной к школе группы

Подготовительная работа. Чтение рассказов Николая Носова «Живая шляпа», «Фантазеры», глав из книги «Приключения Незнайки и его друзей»: «Коротышки из Цветочного города», «Как Незнайка был музыкантом», «Как Незнайка сочинял стихи».

Материал. Куклы, пальчиковые или варежковые; детские музыкальные инструменты: балалайка, скрипка, труба; бумага для рисования, фломастеры.

Примечание. Роли Незнайки, Гусли, Цветика - исполняет воспитатель, остальные роли - Знайки, Торопыжки, Авоськи - дети.

Содержание

Воспитатель (надевает на руку куклу Незнайку). Кто знает, как зовут этого человечка? (Ответы.) Верно, Незнайка. А почему? (Ответы.) Да, его так прозвали за то, что он ничего не знал. Больше всего он любил яркие краски. Нарядившись как попугай, Незнайка по целым дням слонялся по городу, сочинял всякие небылицы и всем их рассказывал. Кроме того, он обижал малышек. Познакомил нас с Незнайкой писатель Николай Николаевич Носов. Знаете такого писателя? Помните его смешной рассказ «Живая шляпа»? (Ответы.) Да. про котенка, которого шляпа накрыла, а дети решили, что это шляпа сама ползает, и испугались. А рассказ «Фантазеры» помните? (Ответы.) Про что он? (Ответы.) Да. Там двое мальчишек выдумывали всякие невероятные и смешные истории, а когда третий мальчик, их знакомый, рассказал, что он тоже умеет выдумывать: съел варенье, а свалил все на сестренку. - они рассердились и не стали с ним дружить. Помните, как он обманул маму? (Ответы.) Сестренка спала, а он ей губы вареньем намазал. Мама сестренку наказала, а ему еще варенья дала. Это уже не выдумка, а обман, правда? Очень нехорошо так поступать. Мальчики-фантазеры потом эту сестренку утешили и мороженым угостили. Про Незнайку писатель сочинил целых три книжки - видно, очень ему, как и читателям, полюбился этот смешной герой-растяпа. Про Незнайку и мультфильм сняли. Так вот, кто скажет, почему Незнайка такой смешной и бестолковый? Кто жил в Цветочном городе вместе с ним? (Ответы.) Да, был там Знайка, был художник Тюбик, были Винтик и Шпунтик - механики, был музыкант Гусля, доктор Пилюлькин... Все они что-то умели делать, причем хорошо. Незнайка тоже захотел стать таким - чтобы его все хвалили, чтобы им восхищались. Пришел он к музыканту Гусле.

Незнайка (воспитатель от лица куклы). Гусля, научи меня играть. Я тоже хочу быть музыкантом.

Гусля. А на чем ты хочешь играть?

Незнайка. А на чем легче всего выучиться?

Гусля. Вот, смотри, Незнайка, это балалайка (показывает, как она звучит), это скрипка (проводит смычком несколько раз), а вот это труба...

Незнайка (берет трубу и издает оглушительные звуки). Хорошая труба! Я буду играть на трубе!

Гусля. Давай учиться.

Незнайка. А чего мне учиться? Я и так уже играю. Слышишь, как громко? (Дудит.)

Гусля (затыкает уши). Очень громко, Незнайка.

Воспитатель. Ну, как играет Незнайка? (Ответы.) А что надо делать, чтобы играть хорошо? (Ответы.) Конечно, надо учить ноты, учиться играть гаммы, этюды - музыкальные упражнения. Это нелегко, но только так можно стать настоящим музыкантом. Как Гусля!

Сыграй нам, Гусля, что-нибудь, пожалуйста. (Кукла Гусля имитирует игру под звучащую фонограмму.)

Незнайка. Моей музыки не понимают. Еще не доросли до моей музыки. Вот когда дорастут - сами попросят, да поздно будет. Я лучше поэтом стану.

Воспитатель. Кто такой поэт, кто знает? (Ответы.) А что значит «сочинять стихи»? (Ответы.) «В травке прыгали кузнечики, зеленые-презеленые» - это стихи? (Ответы.) А почему? (Ответы.) А вот это двустишие: «В траве сидел кузнечик совсем как огуречик...» - стихи? Почему? (Ответы.) Верно, они складные, легко читаются и имеют рифму. Кузнечик-огуречик - это рифма, потому что окончания слов звучат одинаково. Скажите, к слову «речка» какая будет рифма? (Ответы.) Очень хорошо: печка, свечка, овечка... (Обращаясь к Незнайке.) Ну, понял, Незнайка? Хочешь поэтом быть?

Незнайка. Хочу. Как наш поэт Цветик. Я очень способный! Пусть Цветик меня научит. (Появляется кукла Цветик.) Цветик, научи меня сочинять стихи!

Цветик (воспитатель от лица куклы). Пожалуйста. А ты умеешь подбирать рифмы?

Незнайка. А что это такое?

Цветик. Ну что ж ты, Незнайка? Тебе же только что объясняли! Рифма – это когда два слова оканчиваются одинаково. Ну вот, какая, по-твоему, рифма к слову палка?

Незнайка. Палка - селедка. Они ведь одинаково оканчиваются.

Цветик. Ребята, помогите Незнайке! Подберем рифмы к слову палка. (Ответы: скалка, галка, скакалка...) А теперь к слову шишка! (Ответы: книжка, мышка, коврижка, трусишка...) К слову шарик!.. (Ответы: комарик, фонарик, смешарик...)

Воспитатель. Смешарик? Хорошее слово! А что оно означает? (Ответы.) Да, может быть, это «смешной шарик», а может - человечек какой-то забавный, который всех смешит. Или смешинка, что в рот попала. Главное, смешарик со словом шарик хорошо рифмуется. Ну что, Незнайка, понял? (Кукла кивает головой.)

Цветик. Тогда придумай рифму к слову пакля.

Незнайка. Селедка.

Цветик. Какая селедка? Какая же это рифма?

Незнайка. Тогда рвакля.

Цветик. Что это за рвакля такая?

Незнайка. Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля.

Цветик. Врешь ты все, такого слова не бывает.

Незнайка. Ну, тогда придумай сам.

Цветик (бормочет). Пакля, бакля, вакля, гакля, дакля, макля... Тьфу! Что за слово такое - и рифмы к нему нет!..

Незнайка. Ну вот видишь, сам не можешь, а мне такие слова даешь! А еще поэт! К пакле рифму не можешь подобрать! На простые, хорошие слова я и сам легко сочиню!

Цветик. Ну сочиняй, сочиняй, только отстань от меня! Сочиняй, чтобы были смысл и рифма, вот тебе и стихи!

Воспитатель. Незнайка решил, что быть поэтом совсем просто. И стал сочинять стихи... Вот послушайте!

Незнайка.

Знайка шел гулять на речку,

Перепрыгнул через овечку.

Знайка (с места). Что? Когда это я прыгал через овечку?

Незнайка. Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы. Может, ты и не прыгал никогда, а в стихах так получилось...

Знайка. Так ты из-за рифмы будешь про меня всякие глупости выдумывать? Ну-ка, читай, что ты там еще насочинил?

Незнайка. Вот послушайте про Торопыжку.

Торопыжка был голодный,

Проглотил утюг холодный.

Торопыжка (с места). Неправда! Никакого холодного утюга я не глотал! Братцы, что это он про меня выдумывает?

Незнайка. Не кричи. Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

Торопыжка. Да я никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего!

Незнайка. А я и не говорю, что ты можешь проглотить горячий, так что не волнуйся. Лучше послушайте стихи про Авоську.

У Авоськи под подушкой

Лежит сладкая ватрушка.

Авоська (с места). Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

Незнайка. Ты ничего не понимаешь в поэзии. Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит... Не желаю быть больше поэтом! Сочиняешь тут, сочиняешь, а никто даже спасибо не скажет, все только ругаются.

Воспитатель. А потом Незнайка захотел стать художником, помните? Художник Тюбик дал ему краски и кисточку, и Незнайка изобразил своих друзей: Гуньку, чтоб красивее был, нарисовал с красным носом и голубыми волосами, Пончика сделал таким толстым, что он даже не поместился на портрете, Торопыжку изобразил на тоненьких ножках и с собачьим хвостом, охотника Пульку - верхом на собаке Бульке, Пилюлькину вместо носа нарисовал градусник, а Знайке почему-то пририсовал ослиные уши... Как вы думаете, понравились кому-нибудь такие портреты? (Ответы.) Все наши герои очень смеялись над чужими портретами, а про свой говорили: «Совсем не похоже. И несмешно.

Очень плохой портрет». Пришлось Незнайке свою выставку убирать, больше он за краски не брался. Может, вы, ребята, ему поможете? Нарисуйте героев сказки Николая Носова «Приключения Незнайки и его друзей» так, как вы их помните: поэта Цветика, доктора Пилюлькина, умного Знайку, механиков Винтика и Шпун-тика... Да и самого Незнайку, как он играет на трубе, или стихи сочиняет, или рисованием занимается. И подарим эти картинки Незнайке.

Незнайка. Спасибо, друзья! Вы нарисуете портреты коротышек, и мы устроим выставку в Цветочном городе. И пригласим вас на бал! Спасибо!

Воспитатель. Видите, как вы Незнайку порадовали, - и рифмы ему подсказывали, и картинки нарисуете... А напоследок вспомним стихи самого Николая Носова. Вы не знаете его стихов? А песенку про кузнечика? Ну так это его стихи - стихи для коротышек из Цветочного города.

В конце занятия дети, хором пропев песенку про кузнечика, занимаются рисованием.

ПЕСЕНКА ПРО КУЗНЕЧИКА


В траве сидел кузнечик

Совсем как огуречик,

Зелененький он был,

Зелененький он был.

Он ел одну лишь травку,

Не трогал и козявку

И с мухами дружил,

И с мухами дружил.

Но вот пришла лягушка,

Прожорливое брюшко,

И съела кузнеца,

И съела кузнеца.

Не думал, не гадал он,

Никак не ожидал он

Такого вот конца,

Такого вот конца.


Незнайка-поэт. Инсценировка Н. Рождественской по сказке Н. Носова

Старший дошкольный возраст

Действующие лица: Незнайка, Авоська, Пудик он же Цветик, Доктор Пилюлькин, Знайка, Ведущий, Торопыжка

Ведущий. После того как из Незнайки не получилось художника, он решил сделаться поэтом и сочинять стихи. У него был знакомый поэт, который жил на улице Одуванчиков. Этого поэта по-настоящему звали Пудиком, но, как известно, поэты очень любят красивые имена. Поэтому, когда Пудик начал писать стихи, он выбрал себе другое имя и стал называться Цветиком. Внимание: к домику Цветика подошел Незнайка.

Незнайка. Здравствуй, Цветик. Ты чем занимаешься?

Цветик. Сочиняю стихи. Вот послушай: Выходите по порядку, Становитесь на зарядку.

Незнайка. А дальше что?

Цветик. Дальше... дальше... Начинай с зарядки день, Разгоняй движеньем...

Незнайка. ... скуку!

Цветик. Это почти правильно. Но не совсем.

Незнайка. Слушай, Цветик, научи меня сочинять стихи. Я тоже хочу быть поэтом. Цветик. А у тебя способности есть? Незнайка. Конечно, есть. Я очень способный. Цветик. Это надо проверить. Незнайка. А как?

Цветик. Ты знаешь, что такое рифма? Незнайка. Рифма? Не знаю... Цветик. Рифма — это когда два слова оканчиваются одинаково. Например: утка — шутка, коржик — моржик. Понял? Незнайка. Понял.

Цветик. Ну, скажи рифму на слово «палка». Незнайка. Селедка.

Цветик. Какая же это рифма: палка — селедка? Никакой рифмы нет в этих словах.

Незнайка. Почему нет? Они ведь оканчиваются одинаково.

Цветик. Этого мало. Надо, чтобы слова были похожи так, чтобы получалось складно. Вот послушай: палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка.

Незнайка. Понял, понял! Палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка. Вот здорово! Ха-ха-ха!

Цветик. Ну, придумай рифму на слово «пакля».

Незнайка. Шмакля.

Цветик. Какая шмакля! Разве есть такое слово?

Незнайка. А разве нету?

Цветик. Конечно, нет.

Незнайка. Ну, тогда рвакля.

Цветик. Что это за рвакля такая?

Незнайка. Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля.

Цветик. Врешь ты все. Такого слова не бывает. Надо подбирать такие слова, которые бывают, а не выдумывать.

Незнайка. А если я не могу подобрать другого слова?

Цветик. Значит, у тебя нет способностей к поэзии.

Незнайка. Ну, тогда придумай сам, какая тут рифма.

Цветик. Сейчас. Пакля... бакля... вакля... гакля... дакля... макля... Тьфу! Что это за слово? Это какое-то слово, на которое нет рифмы.

Незнайка. Ну вот! Сам задает такие слова, на которые нет рифмы, и еще говорит, что я неспособный.

Цветик. Ну способный, способный, только отстань! У меня голова разболелась. Сочиняй так, чтоб был смысл и рифма, вот тебе и стихи.

Незнайка. Неужели это так просто?

Цветик. Конечно, просто. Главное — это способности иметь.

Уходят.

Ведущий. Целый день Незнайка глядел то на пол, то на потолок, держался руками за подбородок и что-то бормотал про себя. И вот собрались Знайка, Торопыжка, Авоська и доктор Пилюлькин. Что им сейчас скажет Незнайка?

Входят Знайка, Торопыжка, Авоська, доктор Пилюлькин. Ведущий представляет каждого. Вбегает Незнайка.

Незнайка. Послушайте, братцы! Я сегодня целый день сочинял стихи. И вот сочинил наконец.

Все вместе. Ну-ка, ну-ка, про что же эти стихи?

Незнайка. Признаюсь вам честно: стихи я сочинил про вас. Вот, сначала стихи про Знайку.

Знайка. Читай, не стесняйся.

Незнайка (читает):

Знайка шел гулять на речку,

Перепрыгнул через овечку.

Знайка. Что-о-о? Когда это я прыгал через овечку? Не помню такого

Незнайка. Помнить необязательно. Это только в стихах так говорится. Для рифмы. Потому что овечка рифмуется с речкой. Речку — овечку! Понял?

Знайка. Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять?

Незнайка. Конечно. Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

Знайка. Вот попробуй еще, так узнаешь!

Торопыжка. Ну-ка читай, что ты про других сочинил. Например, про меня.

Незнайка. Вот послушайте про Торопыжку.

Торопыжка был голодный,

Проглотил утюг холодный.

Правда, здорово?

Торопыжка. Братцы! Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

Незнайка. Да ты не кричи. Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

Торопыжка. Так я же ведь никакого утюга не глотал. В жизни! Ни холодного, ни горячего!

Незнайка. А я и не говорю, что ты проглотил горячий. Так что можешь успокоиться.

Авоська. А про меня стихи есть?

Незнайка. Есть! Вот послушайте стихи про Авоську:

У Авоськи под подушкой

Лежит сладкая ватрушка.

Авоська. Сейчас посмотрю. (Заглядывает под подушку.) Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

Незнайка. Ты ничего не понимаешь в поэзии. Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Может, ты уже съел свою ватрушку.

Авоська (обиженно). Ничего я не ел, честное слово.

Незнайка. Я еще про Пилюлькина сочинил...

Доктор Пилюлькин. Братцы! Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врет про всех нас?

Незнайка. Почему бы и нет?

Доктор Пилюлькин. Не будем, ни за что не будем. Довольно! Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.

Знайка. А я не согласен.

Торопыжка. Пусть читает!

Авоська. Раз он про нас прочитал, то и про других пусть читает. Чем мы хуже доктора Пилюлькина?

Доктор Пилюлькин. Я все равно против. Я ухожу, чтобы не слышать дразнилку про себя!

Незнайка. Мне что-то расхотелось вам читать. Пойду почитаю соседям.

Все вместе. Что-о-о? Ты еще пойдешь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

Незнайка. Ну ладно, братцы. Не буду. Только вы уж не сердитесь на меня. Я решил больше стихов не сочинять.

Все вместе. Верно! Правильно! Молодец!

Незнайка. А напоследок хочу, чтобы дети угадали рифму в стихах Цветика.

Выходите по порядку

Становитесь на...

Дети-зрители. Зарядку!

Незнайка. Начинай с зарядки день, Разгоняй движеньем...

Дети-зрители. Лень!

Незнайка. Правильно, ребята. Спасибо!

Занятие старший дошкольный возраст

Чтение рассказа Н.Носова «Живая шляпа»

· Учить детей понимать юмор ситуации; уточнить представления детей об особенностях рассказа, его композиции, отличии от других литературных жанров; учить детей придумывать продолжение и окончание рассказа.

· Лист бумаги, разделенный на три части, книга Н. Носова «Живая шляпа».

Вы уже хорошо знаете, что такое сказка, стихотворение, умеете их различать. А сегодня на занятии я прочту вам рассказ. Вспомните, чем отличается рассказ от сказки.

– В рассказе говориться о том, что случилось в жизни или могло случиться. В рассказе нет чудес и сказочных выражений. Послушайте рассказ Н. Носова «Живая шляпа».

После чтения воспитателем рассказа проводится беседа.

– Смешная это история или печальная? Что вам показалось самым смешным?

– Почему мальчикам показалось, что шляпа живая?

– Расскажите, как мальчики испугались.

– Как узнали мальчики секрет шляпы? Постарайтесь рассказать об этом интересно.

– Рассказ называется «Живая шляпа». Как по-другому можно назвать этот рассказ?

– В каждом рассказе, в каждой сказке обязательно как бы три части – начало, середина и конец, иначе ничего не было бы понятно. Вспомните, как начинается рассказ «Живая шляпа». Какое название можно придумать для этой части? А что вы бы нарисовали про эту первую часть?

Воспитатель обращает внимание детей на листы бумаги, помогает сориентироваться на листе.

– Какая вторая часть рассказа? О чем в ней говориться? Какое название можно придумать для этой части? Какой рисунок вы нарисуете во второй части листа?

– Чем закончилась история про мальчиков и котенка? Какое название можно дать третьей части?

– Как бы вы нарисовали окончание рассказа?

– После занятий нарисуйте то, что вы хотели бы рассказать о каждой части.

· Сейчас я вам предложу интересное задание – придумать окончание рассказа. Послушайте, с чего все начиналось: «Однажды летом дети пошли собирать грибы. День был солнечный. На полянке видимо-невидимо ягод. Бросились дети собирать их: кто в кувшин, кто в корзинку, а кто в рот. Много ягод собрали. Устали. Сели отдохнуть под кустом. Пообедали тем, что принесли с собой, прилегли на травке. И вдруг...»

– Что случилось дальше и чем закончилась эта история, придумайте сами. Помните, что вам надо придумать окончание рассказа, а не сказки.

Воспитатель выслушивает и записывает 2-3 варианта окончания.

Список использованной литературы

1. О.С. Ушакова, Н.В. Гавриш программа развития «Знакомим дошкольников с литературой», конспекты занятий.– М.: Творческий центр «Сфера», 2007

2. Журнал «Дошкольное воспитание» №8, 2008.–Чехов.: ООО Издательский дом «Воспитание дошкольника»

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий