Филологический анализ художественного текста (на примере рассказа А.П. Чехова "Крыжовник")

Рассказ "Крыжовник" Чехова пропитан темой нравственной деградации и духовной опустошенности русской интеллигенции, ее неспособностью к социальному и личному жизнеустройству. Определение предмета, композиционных частей, персонажей, мотивов произведения.

Нижегородский государственный педагогический университет

Зачетная работа по дисциплине "Поэтика"

Филологический анализ художественного текста

(на примере рассказа А.П. Чехова "Крыжовник")

Выполнила:

студентка 0111 группы

Бякина Л.С.

Проверил:

аспирант Урвилов В.А.

Нижний Новгород 2008 г.


ЧЕХОВ Антон Павлович (1860-1904), русский писатель, почетный академик Петербургской АН (1900-02).

Весь творческий путь этого писателя можно разделить на два больших периода:

- "ранний" Чехов. Основным жанром в его творчестве этого периода является традиционный для массовой периодики короткий рассказ — сценка, этюд, набросок, — основой сюжета которого служит забавное или нелепое происшествие, любопытный или смешной случай из жизни.

- "поздний" Чехов. В конце 1890-х — начале 1900-х гг. Чехов — признанный и популярный мастер: журналы ищут его участия, появление новых произведений расценивается критикой как событие литературной жизни, споры вокруг них перерастают в общественно-политические дискуссии — о будущем русской деревни, о роли интеллигенции в обществе и т. д. В его творчестве возникают новые темы.

Рассказ "Крыжовник" (1898) входит в так называемую "футлярную" трилогию и относится к последнему периоду творчества Чехова (конец 1980 – начало 1900 г.), когда он уже признанный и популярный писатель.

В пору зрелости внимание художника концентрируется на двух основных сферах: люди интеллигентного сословия и люди из народа. И тема равнодушия развивается по двум разным руслам: герой - либо образованный человек, душевно успокоившийся, замкнувшийся в "футляре", либо человек из народа, забитый, замученный жизнью, доведённый до тупости и безразличия. "Футляр" становится у Чехова символом жизни, построенной на лжи, насилии, на утробной сытости одних, голоде и страданиях других. Одна из заметок в записных книжках Чехова - "Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть" (Полн. собр. соч. и писем, т. 12, 1949, с. 270) передаёт суть размышлений писателя о вере в человека и о правде его художественного изображения. Чехов исходит из веры в возможность обновления человека, его победы над "футляром". У Чехова идёт постоянная проверка веры в человека суровой правдой жизни.

Основная проблема — человек вне человеческого, жизнь, превращенная в существование пошлостью и опустошенностью мещанского мира. Чехов не выносит приговоров и не читает проповедей. Его позиция внешне бесстрастна и объективна, но за этой бесстрастностью скрывается не равнодушие, а великая боль за человека.

Чуждый моральному учительству, религиозной проповеди и социальному утопизму, Чехов не прописывает рецептов нравственного совершенствования, общественного переустройства или духовного преображения, но в томлениях и муках своих героев, в их неудовлетворенности бессмысленностью своего существования видит доказательства принципиальной возможности для человека устроить свою жизнь правдиво, достойно и радостно.

Есть в чеховской записи ещё одна важная сторона: лит-ра должна показывать человеку его самого, не уговаривая, не прибегая к возвышающему обману, к общим рассуждениям, авторским попыткам растрогать его. Художественная манера Чехова находится в глубокой, органичной связи с идейной направленностью его творчества, стремлением пробудить "душу живу" в современном человеке.

Тема нравственной деградации и духовной опустошенности русской интеллигенции, ее неспособности к социальному и личному жизнеустройству поднимается в рассказе.

Предмет изображения рассказа – "маленький" человек, с его поступками, надеждами и нелепыми мечтами.

Пафос произведения – эпико-драматический, как и в большинстве рассказов позднего периода творчества.

В этом рассказе можно выделить несколько композиционных частей:

- путь Буркина и Ивана Ивановича по полю

- их приход в поместье Алехина. Описание поместья и дома

- рассказ Ивана Ивановича о своем брате

- конец рассказа и молчание до отхода ко сну

Здесь проявляется такой композиционный прием как усиление, этим приемом Чехов пользуется часто и этот рассказ не исключение.

Писатель утверждает принцип сдержанного, внешне не выявленного авторского повествования: чем объективнее, тем сильнее впечатление. Чеховский принцип лаконизма, сжатости, конденсированности повествования ("Краткость - сестра таланта") вырастал из уверенности в читательской активности, в способности читателя улавливать скрытый и сложный смысл произведения. С этим связана повышенная роль деталей, на первый взгляд мелких, малозначащих, но глубоко неслучайных, психологически и эмоционально насыщенных подробностей. У Чехова деталь оказывается не только намёком на важное и характерное, но и носителем внутреннего движения рассказа, Перенося центр тяжести на внутренний сюжет, историю души героя, скрытую динамику его борьбы с обстоятельствами, средой, тиной обывательского существования, зрелый Чехов отказывается от напряжённого действия, интриги, внеш. занимательности. Трагический смысл многих произведений Чехова именно в том, что ничего не происходит, всё остаётся по-старому. Острая интрига, игравшая важную роль в новелле-анекдоте Антоши Чехонте, в произведениях зрелого Чехова оттесняется. События "растворяются" в повседневном течении жизни, в психологии. В этом - сходство сюжетного построения в прозе и драматургии Ч.

В данном рассказе мы можем наблюдать два повествователя, и они разные, это обуславливается их характеристиками и композиционным строением рассказа – рассказ в рассказе:

- во-первых, это повествователь, который прослеживается на протяжении всего произведения и рассказывает от третьего лица за пределами рассказа Ивана Ивановича о его брате. В данном случае повествование является нейтральным.

- во-вторых, в отдельные повествователи может быть выделен Иван Иванович в его рассказе. В данном случае мы можем говорить о некой персонификации повествователя.

В рассказе мы можем наблюдать несобственно-прямую речь: "Это уж был не прежний робкий бедняка чиновник, а настоящий помещик, барин. Он уже обжился тут, привык и вошел во вкус; кушал много, в бане мылся, полнел, уже судился с обществом и с обоими заводами и очень обижался, когда мужики не называли его "ваше высокоблагородие". И о душе своей заботился солидно, по-барски, и добрые дела творил не просто, а с важностью".

Ведущая доминанта произведения номинативная, так как этот рассказ включает в себя нейтральную лексику без возвышенного и эмоционального оттенка, упор повествования делается на точности, а не на отвлеченности художественного слова, используются простые синтаксические конструкции, очень мало используются тропы, повторы.

В данном рассказе можно выделить несколько групп персонажей:

- главный герой рассказа – Николай Иванович, так как именно на этом герои автор концентрирует наше внимание.

- герои "рамы": Алехин, Буркин и Иван Иванович

- эпизодические герои: горничная, жена Николая Ивановича и другие

Все внимание данного рассказа сосредоточено на главном герое – Николае Ивановиче, изредка оно переключается не героев "рамы", то есть тех, кто находится за рамками рассказа о главном персонаже.

Чехов становится своеобразным исследователем души современного человека. Отсюда его главная тема - человеческое равнодушие, "сонная одурь", своего рода испытание героя, который или пробуждается от духовной спячки или, махнув на всё рукой, подчиняется ей.

Разобщённость интеллигенции и народа - одна из сквозных тем творчества Чехова, тесно связанная с темой "футляра". Чеховский образ "человека в футляре" вырастает в обобщающий символ бездушия и казёнщины, одновременно запугивания и запуганности.

Ведущими мотивами данного анализируемого рассказа являются мотивы тоски, неудовлетворенности жизнью, непонимания и душевного опустошения, что хорошо видно на примере главного героя.

Тип сюжета рассказа – адинамический, так как сюжетные элементы выражены не четко, отсутствует читательский интерес и интрига. Этот тип сюжета сочетается с субстанциональным конфликтом, который присутствует не только в данном рассказе, но характерен и для большинства рассказов Чехова.

"При всей скромности Чехова, явно переходившей в стеснительность, он, не стесняясь, не отрицал у себя таланта пейзажиста, а в редких случаях даже сам об этом заявлял. Мало того, пейзажи у Чехова – это не только вспомогательное средство выразительности или своего рода аккомпанемент к повествуемому. Нередко это – равноправный партнер с другими компонентами по раскрытию идейного и философского смысла важнейших моментов произведения".

В данном рассказе присутствует мрачный, холодный пейзаж, который подчеркивает обстановку повествования и настроение автора, но ему не принадлежит значительная роль в этом рассказе. Он лишь показывает обстановку повествования и вводит нас в нее, и в некоторой степени передает душевное состояние Ивана Ивановича.

Чехов очень любит изображать портреты, и с помощью них давать характеристику своим героям, но в данном рассказе такая авторская черта проявляется незначительно: портреты в рассказе почти не даны, лишь прослеживаются некоторые черты внешности или характера. Также в этом рассказе можно проследить прием контраста (сопоставления) – Иван Иванович и Николай Иванович, Буркин и Алехин. Из всех приведенных черт характера, внешности, привычек мы можем составить портрет героя, но не всегда наш портрет будет совпадать с портретом автора, так что при этом надо учитывать авторскую индивидуальность.

В этом рассказе пространство заполнено вещами, особенно при описании поместья Алехина: " Мельница работала, заглушая шум дождя; плотина дрожала. Тут около телег стояли мокрые лошади, понурив головы, и ходили люди, накрывшись мешками … в одном из амбаров шумела, веялка … ". Также при описании дома Алехина и, впоследствии в рассказе Иван Ивановича про своего брата. Все вещи наполняющее пространство данного рассказа создают ощущения неудобства, скованности, сжатости.

Тип пространства можно охарактеризовать как бытовое, так как никаких фантастических и других элементов в данном рассказе не встречается.

Пространство в данном рассказе движется созвучно вместе с главным героем, о котором идет речь в рассказе Ивана Ивановича. Вместе с главным героем мы прослеживаем изменения, происходящие в пространстве.

Заметим, что в данном рассказе время не играет значительной роли, но наличие сюжетного времени говорит о том, что здесь много элементов, которые играют немало важную роль для развития сюжета. Но сюжетное время сочетается с хроникально-бытовым временем, так как в рассказе мы можем встретить некоторые элементы данного времени, которые не играют значительной роли для движения сюжета.

Здесь не наблюдается нарушение хронологической последовательности, точного указания на временные скачки и разрывов во времени здесь нет. Чехов не дает определенных временных отрезков, так как это не важно для раскрытия сюжета.

Неотъемлемой чертой Чехова-художника является углублённое понимание трагического не как страшного, исключительного, из ряда вон выходящего, но как будничного, повседневного и обыденного. "Прозаическая трагедия" тем более опасна, что губит героя незаметно, усыпляя, приучая к мысли, что иной жизни, не прозаической, быть не может. Для Чехова страшно - нестрашное, губительно - несмертельное, бескровное. С этим связана и эволюция чеховского юмора. Развитие писателя состояло не в том, что он переходил от смешного к серьёзному, но в том, что углублялось его понимание смешного как трагикомического, соединяющего улыбку, иронию и печаль. Мало у кого из русских писателей-сатириков был такой сложный - при внеш. простоте - сплав смеха и серьёзности, сатиры и лирики, как у Чехова Его смех - не отдельная сторона художеств, дарования, это сама атмосфера произведения, сложная гамма чувств - от обличения, осмеяния, "снижения" всего уклада Жизни до раскрытия грустной неприкаянности, человечности "душ" и "душечек". Чехов выступил как преемник и продолжатель лучших реалистических традиций русской лит-ры. Определение Л. H. Толстого - "Чехов - это Пушкин в прозе" ("Ежемесячный журнал для всех", 1905, № 7, с. 427) помогает понять ту роль, которую сыграли поэтические уроки А. С. Пушкина, его стремление к гармоничной целостности и ясности, музыкальности, его совершенное чувство ритма, по-своему преломлённое Чеховым - прозаиком и драматургом. Глубокое воздействие оказало на Чехова творчество M. Ю. Лермонтова, автора "Думы" и романа "Герой нашего времени", писавшего об "остылости" души современного человека. Лермонтовская "Тамань" для Чехова - непревзойдённый образец прозы. Отмечалось также, что в пьесах И. С. Тургенева были подготовлены некоторые особенности драматургии Чехова с её скрытым лиризмом. Чехов оказал большое влияние на развитие русской и мировой лит-ры - прозы и драмы. У него учились молодой Горький (особенно в драматургии), Бунин, Куприн, отчасти Л. H. Андреев.

О благотворном влиянии Чехова на английскую лит-ру писал Дж. Голсуорси. О воздействии чеховского творчества говорили А. Вюрмсер, Ф. Мориак, Э. Триоде, франц. реж. Ж. Л. Барро и Ж. Вилар. T. Манн в "Слове о Чехове" глубоко раскрыл своеобразие его идейно-творческой позиции, скромное и самоотверженное стремление служить людям неприкрашенной художественной правдой.


Список литературы

1. Дерман А. "О мастерстве Чехова", М., 1978 г.

2. Носов А.А. "А.П. Чехов" (статья)

3. Статья из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

4. Чехов А.П. "Полное собрание сочинений и писем" т.1 и 12

5. Чехов А.П. "Избранные сочинения", Самара, "Самарский дом печати", 1994 г.