Характеристика романтизма

Этимология понятия романтизм". Философское истолкование и познавательное значение термина "романтизм". События Французской революции - решающая социальная предпосылка интенсивного развития романтизма во всей Европе. Национальные варианты романтизма.

Оглавление:

Введение……………………………………………………………..................3

Основная часть:

1. Понятие романтизма………………………………………….4

2. Характеристика романтизма…………………………………8

Заключение…………………………………………………………………...12

Список использованной литературы………………………………………..13


Введение

Актуальность темы исследования.

В развитии искусства 19 века можно выделить два основных этапа: эпоха романтизма (первая половина 19 века) и эпоха декаданса (с конца 50-х гг. до первой мировой войны). Постоянное брожение в Европе, связанное с незавершенностью цикла буржуазных революций, развитием социальных и национальных движений вряд ли могло найти более адекватную форму выражения в искусстве, чем романтическое бунтарство.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении романтизма.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи :

рассмотреть понятие романтизма;

дать характеристику романтизма.

Объект исследования – романтизм.

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с


Основная часть

1. Понятие романтизма

Сама этимология понятия «романтизм» отсылает к области художественной литературы. Первоначально слово romance в Испании означало лирическую и героическую песню — романс; затем большие эпические поэмы о рыцарях; впоследствии оно было перенесено на прозаические рыцарские романы. В 17 в. эпитет «романтический» (фр. romantique) служит для характеристики авантюрных и героических произведений, написанных на романских языках, в противоположность тем, которые написаны на языках классических.

В 18 в. это слово начинает употребляться в Англии применительно к литературе Средневековья и Возрождения. Одновременно понятие «romance» стали использовать для обозначения литературного жанра, подразумевающего повествование в духе рыцарских романов. Да и в целом во второй половине этого же столетия в Англии прилагательное «romantic» описывает все необычное, фантастическое, таинственное (приключения, чувства, обстановку). Наряду с понятиями «живописное» (picturesque) и «готическое» (gothic) оно обозначает новые эстетические ценности, отличные от «универсального» и «разумного» идеала прекрасного в классицизме[1] .

Хотя прилагательное «романтический» начинает использоваться в европейских языках, по меньшей мере, с 17 в., существительное «романтизм» первым ввел в обиход Новалис в конце 18 в. В конце 18 в. в Германии и в начале 19 в. во Франции и ряде других стран романтизм становится названием художественного направления, противопоставившего себя классицизму. Как обозначение определенного литературного стиля в целом его концептуализировал и популяризовал А. Шлегель в лекциях, которые он читал в конце 18 — начале 19 в. в Йене, Берлине и Вене («Лекции об изящной литературе и искусстве», 1801—1804). В течение двух первых десятилетий 19 в. идеи Шлегеля распространяются во Франции, Италии и Англии, в частности, благодаря популяризаторской деятельности Ж. де Сталь. Закреплению этого понятия способствовала работа И. Гёте «Романтическая школа» (1836).

Термин «романтизм» обрел в это время и более широкое философское истолкование и познавательное значение. Романтизм в период своего расцвета создал собственное направление в философии, теологии, искусстве и эстетике. Особенно ярко проявившись в этих областях, романтизм не миновал также историю, право и даже политэкономию.

Конечно, будучи столь всеобъемлющим течением, романтизм очень разнообразен. Может быть, принципиальным антиуниверсализмом романтизма и акцентированной свободой самовыражения объясняется тот факт, что в среде романтиков был необыкновенно высок удельный вес фигур выдающихся. В свою очередь, великие, в отличие от эпигонов, труднее поддаются стандартизации. И в результате романтизм вмещает в себя так много (уже не говоря о столь многих), что провоцирует на прямо противоположные интерпретации. Его практически непродуктивно квалифицировать по стилистическим и даже идеологическим версиям; скорее можно говорить о различиях по странам (национальных характеристиках) и тесно связанной с ними «специализации» по областям знания.

Западная Европа в это время была уже достаточно целостным культурным ареалом, и взаимодействие романтических школ оказалось весьма прихотливым. В пространственных координатах мы бы выделили в качестве основополагающих немецкий, французский и английский варианты романтизма. Задавая тон в европейском искусстве и общественной мысли, эти национальные версии по-разному проявлялись в разных областях знания. Так, в Германии «романтичнее» других были философы, в то время как во Франции возникла блестящая плеяда историков-романтиков. В области литературы, живописи или музыки выделить «национального» лидера затруднительно. Что же касается архитектуры, то в этой сфере, помимо возрождения предшествующих стилей, сугубо романтической новации ей, кажется, следует признать только эстетизацию руин[2] .

«Пестрота» романтизма во многом обусловлена тем, что это направление с самого начала формировалось под воздействием принципиально различных идейно-политических факторов. С одной стороны, романтизм явился квинтэссенцией антипросветительского движения, прокатившегося на рубеже 18—19 вв. по всем европейским странам. В этом смысле классической страной романтизма была Германия. Антипросветительский дух немецкого романтизма во многом связан со спецификой немецкой философской и научной мысли, которая разительно отличалась от основной идейной традиции 18 в. в Западной Европе. Не философский материализм, рационализм и эмпиризм просветителей, а символизм, органология, мистицизм привлекали новое поколение немецких мыслителей.

С другой стороны, «в явлении романтизма мы обнаруживаем людей, устанавливающих заново отношения со своим прошлым после шока Французской революции», что кардинально определило его природу и динамику. Однако не следует забывать, что романтики прошли не только через революции, но и через реставрации, их «веком» был довольно короткий, но необычайно динамичный период 1789—1848 гг. с бурными потрясениями европейского порядка, войнами, национально-освободительными движениями и недолгими паузами политического затишья. Если на первом этапе романтизм вдохновлялся пафосом революции, то на втором — бурно реагировал на ее последствия.

События Французской революции, ставшие решающей социальной предпосылкой интенсивного развития романтизма во всей Европе, в Германии были пережиты преимущественно «идеально». Это содействовало перенесению общественных проблем в сферу спекулятивной философии, этики и особенно — эстетики. В послереволюционную эпоху, когда неудовлетворенность происшедшими политическими преобразованиями становится всеобщей, своеобразные черты духовной культуры Германии получают общеевропейское значение и оказывают сильнейшее воздействие на философию, общественную мысль, эстетику и искусство других стран.

Национальные варианты романтизма отличаются важными содержательными характеристиками: немецкий романтизм определяется безусловным приоритетом йенской школы, а на французской и английской почве возникает консервативный вариант романтизма, инспирированный сочинениями Э. Бёрка, Ж. де Местра и Ф.Р. де Шатобриана. Две версии романтизма возникли практически одновременно: программные идеи йенского кружка романтиков были сформулированы в конце 90-х гг. 18 в. в журнале «Атеней», издававшемся братьями Шлегелями; работы Бёрка, де Местра и Шатобриана появились соответственно в 1790 и 1797 гг.

Основная идейно-политическая предпосылка позднего романтизма — разочарование в «воплощенной идее» революции и шире — в результатах социального, промышленного, политического и научного прогресса, не только принесшего жестокие бедствия, но и, как казалось художникам и интеллектуалам, создавшего почву для нивелировки и бездуховности личности. Поэтому для романтиков столь важным оказался принцип «одухотворения», выражавшийся в стремлении наделить душой все, включая и неорганическую природу (в противоположность тому, как представители культуры следующего века будут эксплуатировать идею обездуховления всего).

2. Характеристика романтизма

Специфической для романтического искусства является проблема двоемирия. Двоемирие — т. е. сопоставление и противопоставление реального и воображаемого миров — организующий, конструирующий принцип романтической художественно-образной модели. Причем реальная действительность, «проза жизни» с их утилитаризмом и бездуховностью расцениваются как недостойная человека пустая «кажимость», противостоящая подлинному ценностному миру[3] .

Утверждение и развертывание прекрасного идеала как реальности, осуществляемой хотя бы в мечтах, — сущностная сторона романтизма. Отвергая современную ему действительность как вместилище всех пороков, романтизм бежит от нее, совершая путешествия во времени и пространстве. Бегство за реальные пространственные пределы буржуазного общества выступало в трех основных формах, а именно:

1) уход в природу, которая была либо камертоном бурных душевных переживаний, либо инобытием идеала свободы и чистоты (отсюда — критика города, идеализация простых тружеников, в особенности сельских, интерес к их

духовности, выраженной в фольклоре).

2) романтизм заглядывает в иные регионы, экзотические страны, тем более, что эпоха великих географических открытий создала для этого самые благоприятные возможности (восточная тема в поэзии Байрона, на полотнах Делакруа). Наконец, в случае отсутствия реального территориального адреса бегства, он выдумывается из головы, конструируется в воображении (фантастические миры Гофмана, Гейне, Вагнера).

Второе направление бегства — уход от действительности в иное время. Не находя опоры в настоящем, романтизм разрывает естественную связь времен: идеализирует прошлое, особенно средневековое: его нравы, образ жизни (рыцарские романы В. Скотта, оперы Вагнера), ремесленный уклад (Новалис, Гофман), патриархальный быт крестьян (Кольридж, Ж. Санд) и многие другие; конструируют предполагаемое будущее, свободно манипулируя с временным потоком.

Наконец, третье направление бегства от мерзкой действительности — сокровенные уголки своего «я», уход в собственный внутренний мир. Жизнь сердца — вот в чем видят романтики противоположность бессердечности внешнего мира (сказки Гофмана, Гауфа, портретный жанру Т. Жерико, Э. Делакруа и др.).

Сказанное подводит к выделению двух важнейших идейных комплексов романтизма. Это «романтический историзм» и «индивидуалистический субъективизм».

Обращаясь к национальным истокам не искаженного социумом природного бытия, знакомясь с жизнью других народов, романтики обнаруживают ее бурную динамику, уникальность, неповторимость, несводимость к общим законам. Релятивизм историзма романтиков — продукт бурной революционной эпохи, отрицательного отношения к породившему ее Просвещению, с его генерализирующей идеей и отвлеченно-героизированной трактовкой истории, а также негативизм по отношению к настоящему. Это не только препятствовало постижению своего времени, но и открывало путь мистификации и мифологизации исторического процесса. Отсюда тема рока, сверхъестественных сил, фатума очень сильна в романтизме.

Поскольку разум доказал, с точки зрения романтиков, свою неспособность предвидеть ход истории, ее зигзаги, единственно надежным источником познания остается голос сердца, интуиция. И если разум претендует на всеобщность, то чувства глубоко индивидуальны. Отсюда и проистекает такая важнейшая черта романтического мировоззрения как «индивидуалистический субъективизм», — черта, подпитываемая сознанием глубокого одиночества человека во враждебном мире. Как заметил В. Вейдле, «романтизм — есть одиночество, все равно бунтующее или примиренное».

Присущее культуре нового времени признание высокого ценностного ранга личности выливается в романтизме в идею уникальности и неповторимости личности. Тем самым романтизм может рассматриваться как продолжение нововременной традиции и перенос принципов свободной конкуренции, личной свободы и инициативы в область морали, искусства, духовной жизни в целом.

Особенно высоко ценится, наряду с великими, незаурядными личностями, личность художника. Не случайно в романтизме происходит эстетизация всего мировоззрения, его преимущественно художественное воплощение, контрастирующее с морализирующим духом культуры предыдущей эпохи. С эмоционально-личностной интонационностью связана и другая черта романтизма — чрезвычайное многообразие зачастую несхожих между собой форм и вариаций. Так, французский романтизм, порывистый и свободолюбивый, проявил себя, прежде всего, в жанровой живописи — исторической и бытовой, в романистике.

Сентиментальный и чувственный английский романтизм дал высочайшие образцы поэзии и пейзажной живописи. Немецкий романтизм, серьезный и мистический, систематически разрабатывал теорию, эстетику романтизма, одновременно рождая шедевры в музыке, литературе и т. д. Таким образом, внутреннее единство романтизма реализовывалось необычайно многообразно.

Далеко не случайно именно в романтизме появляется идея «синтеза искусств». С одной стороны, так решалась конкретная задача обеспечения максимальной живости и естественности художественного впечатления, полноты отображения жизни. С другой стороны, она же служила глобальной цели: искусство развивалось как совокупность отдельных видов, различных школ, подобно тому как общество развивалось как совокупность «атомарных» индивидов. «Синтез искусств» — это прообраз преодоления разорванности человеческого «Я», разорванности человеческого общества.

Романтики в очередной раз зарядили европейскую культуру пафосом сохранения и реставрации. Они культивировали древние руины, в том числе и искусственно созданные, старинные книги, памятники. Они стали инициаторами изучения и возрождения фольклора и других форм народного творчества. (Хотя увлечение фольклором и национальными хрониками было связано не только с любовью к старине, но и с ориентацией на демократическую традицию, и с ростом национального самосознания, тоже во многом инспирированными романтиками)[4] .

Однако, если вдуматься, не «мировая скорбь» и утонченная любовь к руинам (в прямом и переносном смысле), которые часто отмечали как определяющие черты романтизма, а инициатива преобразования составляет существо романтического мировоззрения. Так же как для романтических поэтов, в частности, Вордсворта, детство было временем духовной глубины, с которым они не желали утрачивать связь, ибо верили, что там находится источник творчества, так и прошлое для романтиков было источником настоящего. Романтик чужд идее застоя или возврата к прошлому, даже если скорбит о нем. Насколько романтизм был настроен на практическую, направленную в будущее деятельность, можно судить, например, по работам Новалиса «К Бонапарту», «К новому столетию», «К народу Европы», «Против старой морали».

Заключение

Итак, мы рассмотрели понятие романтизма, а также дали характеристику романтизма.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Усилиями романтической школы было произведено осознание давно сложившихся ценностей в эпоху, когда подошел срок для осознания. Романтики и сами понимали свою миссию как обнаружение открытого до них, как осмысление огромного европейского опыта. Примерно пять веков европейского развития, 1300—1800 гг., пережитые с точки зрения одного великого пятилетия, 1789—1794 гг., — вот что такое романтизм.

Введенные романтиками принципы познания социального мира и человека определили характерный для этой эпохи облик знания о прошлом — истории. Достаточно лишь перечислить такие базовые понятия, характеризующие романтическое мировоззрение, как становление, творение, разнообразие, органицизм, экзотизм. Важнейший аспект романтического наследия в западной культуре — убеждение, что история чрезвычайно важна и является как способом самопознания человека и общества, так и методом познания, который применим поистине к любому объекту: природе и культуре, языку и праву, государству и личности.

Романтическое наследие включает набор ценностей, которые до сих пор вдохновляют индивидуальные и коллективные действия и определенный стиль жизни, привлекательный для интеллектуалов, представителей искусства и молодежи. После 1830-х гг. романтики позиционировали себя как врагов всего плоского, шаблонного, пошлого, мещанского, позднее обобщенного как «буржуазное», и многие последующие радикальные движения заимствовали их «антибуржуазный» пафос. Романтические ритуалы и символику с успехом использовали также самые разные политические режимы, и особенно тоталитарные.

Список использованной литературы:

1. Багдасарьян Н.Г., Литвинцева А.В., Чучайкина И.Е. и др. Культурология. М., 2007. С. 712.

2. Викторов В.В. Культурология. М., 2004. С. 560.

3. Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П. Культурология. М., 2007. С. 688.

4. Зенкин С.Н. Французский романтизм и идея культуры. Аспекты проблемы. М., 2001. С. 144.

5. Ковалева О. В., Шахова Л. Г.. Зарубежная литература 19 века. Романтизм. М., 2005. С. 272.

6. Культурология / Под редакцией С. И. Самыгина. М., 2007. С. 352.

7. Культурология / Под редакцией Ю. Н. Солонина и М. С. Кагана. М., 2007. С. 568.

8. Манн Ю.В. Русская литература 19 века. Эпоха романтизма. М., 2007. С. 520.

9. Никитич Л.А. Культурология. М., 2008. С. 560.

10. Савельева И.М., Полетаев А.В. История и интуиция: наследие романтиков. М., 2003.


[1] Савельева И.М., Полетаев А.В. История и интуиция: наследие романтиков. М., 2003.

[2] Савельева И.М., Полетаев А.В. История и интуиция: наследие романтиков. М., 2003.

[3] Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П. Культурология. М., 2007. С. 688.

[4] Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П. Культурология. М., 2007. С. 688.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ