регистрация / вход

Крошка Цахес по прозвищу Циннобер

Особенности жанра литературной сказки. Основной романтический конфликт - это столкновение добра и зла, на этом основан принцип двоемирия. Что такое романтический гротеск? Каков нравственный и социальный смысл образа Цахеса?

Министерство высшего образования

Карельский государственный педагогический университет

Кафедра литературы

Контрольная работа по курсу

«История зарубежной литературы эпохи романтизма»

на тему:

«Крошка Цахес по прозвищу Циннобер»

Выполнила:

студентка 3 курса ФФ ОЗО

И.М.Зайцева

Преподаватель:

Н.Г. Шилова

Петрозаводск, 2005

Введение

Эрнста Теодора Гофмана (1776-1822), крупнейшего юмориста и сатирика, мастера сказки и фантастической новеллы, можно справедливо назвать наиболее яркой и характерной фигурой немецкого романтизма. В историю мировой литературы Гофман вошел как представитель позднего немецкого романтизма. Основные принципы этого направления были уже сформулированы и развиты иенскими и гейдельбергскими романтиками. Характер конфликтов, лежащих в основе произведений Гофмана, их проблематика и система образов, само художественное видение мира остаются у него в рамках романтизма. Это и неудовлетворенность обществом, общественными переменами, и полемика с идеями и художественными принципами просветителей, и неприятие буржуазной действительности. Однако основной романтический конфликт – разлад между мечтой и действительностью, поэзией и правдой - у писателя принимает безысходно трагический характер.

Гофман придерживается позиций кантовского дуализма, признававшего объективное существование мира вещей, но считавшего эти «вещи в себе» непознаваемыми, недоступными человеческому разуму. В представлении Гофмана внешний мир роковым образом тяготеет над миром внутренним, духовным, превращая жизнь в трагикомедию, в которой таинственные силы играют человеком, обрекая его на одиночество и страдания. Стремление примирить эти два враждующих начала – идеала и действительность, и сознание их непримиримости, неодолимой власти жизни над поэтической мечтой придает творчеству Гофмана пессимистические тона.

В соответствии с этим основной темой писателя становится тема искусство и жизнь, основными образами – художник и филистер, полновластный хозяин жизни. Смысл жизни и единственный источник внутренней гармонии Гофман видит в искусстве, а единственным положительным представителем общества – художника. Но искусство для автора трагедия, а художник – мученик на земле, который особенно остро и болезненно ощущает противоречия между духовой и материальной жизнью человека.

Особенности жанра литературной сказки. Соответствует ли «Крошка Цахес» всем параметрам жанра?

До сих пор не существует четкого разграничения жанров литературной и народной сказки, а также общепринятого определения литературной сказки. Первая попытка дать определение принадлежит Я. Гриму: отличие литературной сказки от сказки народной - в осознанном авторстве и свойственном юмористическом начале.

Подобную точку зрения разделяли в 30-60-е гг. ХХ века русские исследователи, отмечавшие при этом следующие ее особенности:

1.наличие автора;

2.особый литературный стиль;

3.сочетание фантастики с реальностью;

4.глубокий психологизм;

5.тесная связь с мировоззрением писателя;

6.отражение эпохи, в которую была написана литературная сказка.

Сказочная повесть Гофмана завершает собой развитие немецкой романтической литературной сказки. В ней находят отражение многие проблемы, связанные не только с эстетикой и мировоззрением романтизма, но и с современной действительностью. Сказочная повесть осваивает пласты современной жизни, используя при этом «сказочные» художественные средства. В «Крошке Цахесе» присутствуют традиционные сказочные элементы и мотивы. Это и чудеса, столкновение добра и зла, волшебные предметы и амулеты; Гофман использует традиционный сказочный мотив околдованной и похищенной невесты и испытание героев золотом. Но автор скомбинировал сказку и реальность, тем самым нарушив чистоту сказочного жанра.

Гофман определил жанр «Крошки Цахеса, по прозвищу Циннобер» как сказку, но при этом отказался от принципа сказочной гармонии. В этом произведении компромисс «чистоты» сказочного жанра и серьезности мировоззрения: и то, и другое половинчато, относительно. Автор видел сказку ведущим жанром романтической литературы. Но если у Новалиса сказка превращается в сплошную аллегорию или в сновидение, в котором исчезало все реальное, земное, то в сказках Гофмана основой фантастического является реальная действительность.

Сочетание реального с фантастически, действительного с вымышленным – главное требование поэтики Гофмана. Фантастические сказочные моменты принижены и обытовлены, они утрачивают свою самоценность и играют подчиненную роль. Скобелев А. В. определил «Крошку Цахеса» не как сказку, а «повесть с сильно выраженным эффектом авторского присутствия, что для сказки не характерно; <…> повесть, иронически оглядывающаяся на сказку, условно сказочная повесть, играющая в сказку, иронически подражающая ей»[1] .

Гофман назвал произведение «Золотой горшок» «сказкой из новых времен». К этому определению можно отнести и все прочие сказки. В них «столько же от сказки, сколько от нового времени: сказочное проявляется в сфере принесенного этим временем буржуазного бытия. И произведения его <Гофмана> совсем не воспринимаются как сказки – это скорее до ужаса правдивые повести о силах могучих и неразгаданных, управляющих человеком и жизнью»[2] .

Хотя действия в «Крошке Цахесе» развертываются в условной стране, но, вводя реалии немецкого быта, подмечая характерные черты социальной психологии персонажей, автор тем самым подчеркивает современность происходящего.

Герои сказки – обыкновенные люди: студенты, чиновники, профессора, придворные вельможи. И если с ними порой случается нечто странное, они готовы найти этому правдоподобное объяснение. И испытание героя-интузиаста на верность чудесному миру заключается в способности видеть и чувствовать этот мир, верить в его существование.

Сказочная сторона произведения связана с образами феи Разабельверде и мага Проспера Альпануса, но изменяется характер подачи фантастического: волшебным героям приходится приспосабливаться к реальным условиям и скрываться под масками канониссы приюта для благородных девиц и доктора. Повествователь ведет «ироническую игру» и с сами стилем повествования – чудесные явления описываются нарочито простым, обыденным языком, в сдержанном стиле, а события реального мира вдруг предстают в каком-то фантастическом освещение, тон повествователя становится напряженным. Смещая высокий романтический план в низкий житейский, Гофман тем самым разрушает его, сводит на нет.

Особое значение обретает новая для сказочного жанра категория – театральность, которая усиливает в сказке эффект комического. Театральность определяет принципы построения сюжетных ситуаций, характер их подачи, выбор фона, выражение персонажами чувств и намерений. Все эти аспекты подчеркивают условность происходящего, его искусственность.

Основной романтический конфликт – это столкновение добра и зла, на этом основан принцип двоемирия. Каков конфликт этой сказки? Подтвердите свою мысль примерами.

Конфликт является главным двигателем в любом произведении. Однако у Гофмана он приобретает особое значение. Столкновение добра и зла – конфликт универсальный и вечный, лежащий в основе любой формы осмысления мироздания. В «Крошке Цахесе» он преимущественно романтический, т.е. зло здесь «мировое», абстрактное, глобально разрушительное, а добро (романтический герой) особенно беззащитно и уязвимо. Но сказочные законы в сочетании с романтической иронией сглаживают остроту конфликта, делая его в некотором смысле «игрушечным», что не снимает серьезности проблемы. Наконец, сказка требует счастливого финала, и Гофман дарит его своим героям и читателям.

Формально конфликт разворачивается между Цахесом и Бальтазаром, но каждый герой олицетворяет некую силу, вступившую в противоборство. Цахес-Циннобер выступает в роли некой фатальной силы, обличающей бессмысленные законы мироустройства, несправедливое распределения материальных и духовных благ в обществе, которое изначально предрасположено к процветанию пороков. Дар феи Розабельверде – это условная причина сказочного конфликта, Гофман уклоняется от рационального объяснения его истоков.

Мир, преклоняющийся перед Цахесом – мир филистерской действительности, чуждый романтическому мечтателю Бальтазару. Художник-энтузиаст ищет спасения от жестокости и несправедливости жизни в поэзии, грезах, в слиянии с природой, т.е. в идеальном, сказочном мире. В этом магическом мире он находит душевное умиротворение и помощь волшебных сил. Но и волшебные силы живут в двух мирах – магическом и земном.

Двоемирие воплощается не только в том, что «истинные музыканты» несчастны оттого, что филистерский мир их не понимает, но и оттого, что они сами не могут найти естественной связи с реальным миром. Искусственно сконструированный искусством мир тоже не выход для души, уязвленной неустроенностью человеческого бытия.

Уродливому княжеству Барсануфа противостоит мир мечтателей, поэтический мир возвышенных чувств. Студент Бальтазар и волшебник Проспер Альпанус совместными усилиями разгоняют наваждение Цахеса. Но этот мир не изымается из общей иронической стихии, царящей в повести.

Столкновение двух миров разрешается в повести сокрушительным поражением филистеров и триумфальной победой энтузиастов. Но у этого триумфа есть специфическая особенность: он оформляется автором подчеркнуто театрально. В этом фейерверке чудес отчетливо ощутима нарочитый перебор. Режиссерская сделанность счастливой концовки оттеняется еще одним мотивом, уже содержательного плана: свадебным подарком Проспера Альпануса. Идиллистическая картина сельского домика, «отменная капуста», небьющаяся посуда и т.п., оборачивается филистерским, мещанским уютом.

Неоднозначной предстает категория «истинных музыкантов». Они для Гофмана объект не только сострадания, но и иронии. Двоится каждая из сторон «двоемирия».

Что такое романтический гротеск? Можно ли говорить о гротеске как основе композиции сказки, принципе группировки персонажей? Докажите.

Исходя из истории понятия, можно было бы так определить гротеск.: гротеск - это высшая степень комического, проявляющаяся:

1. в виде чрезмерного преувеличения, карикатурного искажения, которые могут достигать границ фантастического;

2. в виде композиционного контраста, внезапного смещения серьезного, трагического в плоскость смешного. Такое построение представляет собой цельный, замкнутый внутренне комплекс и является гротеском чистого рода - гротеском комическим;

3. но может произойти обратное движение, если комическое завершится резким трагическим срывом - это будет композицией гротескного юмора.

Именно в романтическую эпоху гротеск получил свое теоретическое обоснование и явился основой целого мировоззрения. Социологическое объяснение этому - эпоха экономических, политических и идеологических крушений XIXв., в силу которых дворянство вынуждено уступить главенствующее место буржуазии. Но в самой буржуазии происходит расслоение. Выделяется «мелкая буржуазия», политически бесправная и экономически неустойчивая, положение которой в данный момент совпадает с состоянием мелкого деклассированного дворянства. На этой почве вырастает гротеск, являясь стилем мелкобуржуазного класса и отражая в себе восприятие ущербности, неустойчивости бытия.

Гофману в своих произведениях удалось выразить не столько гармонию мира, сколько жизненный диссонанс. Чем сильнее у Гофмана стремление к гармонии, тем острее ощущение диссонанса — разлада в душе человека, разлада в отношениях человека и общества, человека и природы. Именно с помощью гротеска Гофман передаёт ощущение комического диссонанса.

«Крошка Цахес, по прозвищу Циннобер» - одно из самых гротескных произведений Гофмана. “Безумная сказка” - так автор назвал её. Уже в облике персонажа, давшего повести её название, как будто воплощается идея гротеска: “Голова малыша глубоко вросла в плечи, и весь он, с наростом на спине и на груди, коротким туловищем и длинными паучьими ножками, напоминал посаженное на вилку яблоко, на котором вырезана диковинная рожица”. Однако истинный гротеск открывается не в образе Крошки Цахеса, а в мире привычных общественных отношений. Само же “маленькое чудовище” является чем-то вроде индикатора гротеска: без его разоблачающего воздействия иные общественные явления, казалось бы, в порядке вещей, но стоит ему появиться — и в них обнаруживается нечто нелепое и фантастическое. Сюжет повести начинается с контраста: прекрасная фея Розабельверьде наклоняется над корзиной с маленьким уродцем - крошкой Цахесом. Завязка повести не только контрастна, но и иронична: сколько всяких неприятностей случилось оттого, что одарила крошку Цахеса волшебным даром золотых волосков.

Из предыстории следует: фея сама находится в гротескной ситуации. После введения просвещения был издан официальный вердикт, отрицающим существование волшебства, феи были изгнаны в страну Джиннистан (которая была тоже признана несуществующей ). А Розабельвельде осталась в княжестве под присмотром, скрываясь под личиной канониссы приюта для благородных девиц. Таким образом, поступок феи мог быть продиктован не только состраданием.

Вскоре ее чары начали воздействовать на жителей “просвещённого” княжества. Не имеющий самых простых достоинств нормального человеческого существа, Цахес оказывается награжден чудесными свойствами: все безобразное, исходящее от него, приписывают кому-нибудь другому и, наоборот, все приятное или замечательное, что совершает любой другой, приписывают ему. Он начинает производить впечатление прелестного ребенка, затем одаренного юноши, талантливого поэта скрипача и т.п.

Золотые волоски “крохотного оборотня” будут присваивать, отчуждать лучшие свойства и достижения окружающих. Гротескно представлена карьера Цахеса, ставшего при княжеском дворе министром и кавалером ордена зелено-пятнистого тигра с двадцатью пуговицами. Чем выше поднимается маленький уродец по общественной лестнице, тем больше ставится под сомнение разум, просвещение, общество, государство, если подобные нелепости происходят в разумно устроенном обществе, просвещенном государстве. Здравый смысл превращается в бессмыслицу, рассудок становится безрассудным.

В золотых волосках Цахеса содержится гротескная метонимия. Чары Циннобера начинают действовать, когда он оказывается напротив монетного двора: золотые волоски метонимически подразумевают власть денег. «Разумная” цивилизация одержима золотом, манией накопительства и расточительства. Безумная магия золота уже такова, что в оборот поступают, присваиваются и отчуждаются природные свойства, таланты, души.

Вещи в обществе заслоняют суть, за вещами уже не видят ни человека, ни природы, что явственно демонстрирует Проспер Альпанус в игре с рукавами и фалдами Фабиана. Тем самым обличая раздутую условность, преувеличенное значение пустяков, длине фрака, например. Если кто-то ходит в слишком длинном или слишком коротком фраке — значит, еретик, смутьян-“рукавианец” или заговорщик-“фалдист”. Так рассуждают здравомыслящие люди, ослеплённые культом вещей.

Даже доброе волшебство, обеспечивающее счастливую сказочную концовку, не лишено гротеска: отныне оно будет направлено на то, чтобы кастрюли в доме Бальтазара и Кандиды никогда не перекипали, а блюда — не подгорали. Магия убережёт мебельные чехлы от пятен, не даст разбиться фарфоровой посуде и обеспечит на лугу позади дома хорошую погоду, чтобы быстро сохло бельё после стирки. Так романтический гротеск разрешается романтической иронией.

Каков нравственный и социальный смысл образа Цахеса? С каким явлениям реального мира он может быть связан?

Цахес - сын бедной крестьянки Лизы, пугающий окружающих своей внешностью, нелепый уродец, до двух с половиной лет так и не научившийся говорить и хорошо ходить. Принимая во внимание то, что Цахес действует в условиях уродливой общественной среды, уродство Циннобера, подчеркиваемое на протяжении всего произведения, можно признать символическим, а образ героя – типическим.

В образе Цахеса заключен как социальный, так и нравственный смысл. Его историю можно рассматривать как одну из иллюстрацией взаимодействия добра и зла.

В стремлении феи устранить несовершенство, допущенное природой, заключено доброе начало. Пожалев бедную крестьянку, Розабельверде наделяет ее маленького сына-уродца чудесным даром, благодаря которому, все значительное и талантливое приписывается Цахесу. Он делает блестящую карьеру. И все это было связано с тем, что другие, действительно достойные, незаслуженно испытывали обиду, позор и крах в карьере или в любви. Добро, содеянное феей, превращается в неиссякаемый источник зла.

Цахес совсем не активен. Все получается само собой, Циннобер лишь охотно принимает то, что само плывет в руки. Вина же его, по словам феи, в том, что в душе его не пробудился внутренний голос, который бы сказал: «Ты не тот, за кого тебя принимают, но стремись сравняться с теми, на чьих крыльях ты, немощный, бескрылый, взлетаешь ввысь». Но разлагающий характер незаслуженного восхищения состоит в том, что Цахес легко предался уверенности в своем совершенстве. Упав с лошади, Циннобер отрицает этот факт, утверждая, что он прекрасный наездник, и чем далее, тем более он чувствует себя вправе не считаться с высокими авторитетами: дерзко отвечает на любезности князя, высокомерно общается со своей покровительницей феей.

Своевременное вмешательство доброго волшебника кладет конец химерной карьере Цахеса. Потеряв волшебные волоски, он стал тем, кем был на самом деле – жалким подобием человека. Страх перед толпой, вдруг увидевшей в окне дома министра маленькое чудовище, заставляет Циннобера искать надежного укрытия в ночном горшке, где он и умирает, как констатирует врач, «от боязни умереть». То, что он стал жертвой незаслуженного головокружительного успеха, признает осознавшая свою роковую ошибку фея: «Если бы ты не поднялся из ничтожества и остался маленьким неотесанным болваном, ты б избежал постыдной смерти».

В гротескно-ироническую фигуру Цахеса вложена мысль об устойчивой опасности ложного величия, которая порождает саморазрушение личности через поэтапное перешагивание общечеловеческих норм и правил.

Автор высмеивает не только никчемную и лживую фигуру Цахеса, которая вобрала в себя многое из того, что было враждебно миру поэзии, любви, красоты, справедливости, добра счастья. Похождения Цахеса вовсе не персональные, они обусловлены строением государства и его тайными или явными потребностями. Одна из особенностей гофмановской сатиры[3] состоит в том, что противоречие между видимостью и сущностью заглавного персонажа возникает и реализуется только в обществе, которое и создает эту видимость. Это противоречие носит социальный характер и не заложено в самом образе Цахеса, духовному уродству которого вполне соответствует уродство физическое. Комизм несоответствия возникает только тогда, когда общество, наделяя Циннобера всяческими талантами и всевозможными достоинствами, постепенно раздувает его славу.

Само по себе это общество изначально предрасположено к процветанию Цахеса. Людей ценят не по их истинным качествам, награды раздаются не по труду и не по реальным заслугам. Мать Цахеса со своим мужем работают до седьмого пота, и едва могут утолить голод; девицу Розенгрюшен отказываются помещать в приют ввиду того, что она не может предоставить свою родословную; камердинер князя Пафнутия становится министром потому, что вовремя одалживает своему господину, забывшему кошелек, шесть дукатов и т.д.

Корысть, жажда славы и наживы, преклонение перед властью денег проявляются в поведении людей. Мош Терпин мечтает женить уродца на своей дочери, чтобы подняться по общественной лестнице; министр фон Мондшейн надеется заслужить похвалу князя, дав прочитать некий мемориал его любимчику и т.п. Через сатирический образ Цахеса Гофман обнажает искажение понятия о ценности личности. Критерии ценности фантастически смещаются: в обществе главенствует корыстно-материальные интересы, репутация определяется табелем о рангах.

Сатирической осмеянию Гофман подвергает не «пасынка природы» маленького Цахеса, глупого и беспомощного избранника феи, а среду, способствующую процветанию Циннобера, то общество, которое склонно принимать урода – за красавца, бездарность – за талант, тупость – за мудрость, недочеловека – за «украшение отечества». Таким образом предстает очень серьезная социальная проблема: механизация и автоматизация общественного сознания. Идея, легшая в основу сказки о Цахесе, скорее страшна: ничтожество захватывает власть путем присвоения (отчуждения) заслуг, ему не принадлежащих, а ослепленное, оглупленное общество, утратившее все ценностные критерии, принимая ничтожество за важного человека, творит из него кумира.

Проанализируйте мотивную структуру текста. С какими героями и эпизодами сказки связан мотив внешнего, поверхностного, бездуховного? С какими идеями связан мотив духовного, подлинно гуманистического? В каких действиях персонажей он возникает и как проявляется?

«Как высший судия, - писал Гофман, - я поделил весь род человеческий на две неравные части. Одна состоит только из хороших людей, но плохих или вовсе не музыкантов, другая же – из истинных музыкантов. Но никто из них не будет осужден, наоборот, всех ожидает блаженство, только на различный лад».

В форме непринужденного описания похождений Цахеса, автор вводит новых героев, группирует их вокруг Циннобера, раскрывает нравственные приоритеты и ценности персонажей, разделяя тем самым музыкантов от филистеров. Музыкантами рождаются, а филистерами становятся. И Гофман карает пороки не врожденные, а благоприобретенные. Человек может посвятить или не посвятить себя служению музыке, но посвящать себя служению кошельку и желудку он не должен.

Мотив денег как примета нового времени, проявляется с наибольшей определенностью, в повальном психозе, всеобщем ослепление обывателей, которому поддаются и легкомысленный Фабиан, и доверчивая Кандида, и ее небескорыстный отец, профессор Мош Терпин, и недалекий князь Барсануф, да и почти все остальные. Если студент Бальтазар способен сохранить трезвость восприятия действительности, то этим он обязан своему поэтическому мышлению. В Бальтазаре нет ничего от филистера, он и Цахес – несовместимы. Закономерно, что гениальный итальянский музыкант Сбьокка не попал под золотое наваждение: он живет в чистом и гармоничном мире искусства. Но художник для Гофмана не профессия, а призвания. Им может быть человек и не занимающийся искусством, но одаренный способностью видеть и чувствовать. Иллюстрируя это, автор вводит в число неподверженных влиянию Цахеса чиновника Пульхера, провозглашая тем самым, за основополагающее нравственные качества человека, а не должность, которую он занимает.

Истинный смысл Просвещения раскрывается в историческом отступлении о княжеском эдикте и изгнании всех фей. С феями связано в фантастике Гофмана представление о богатстве и многообразии животворящей природы. Недаром Бальтазар объясняет Пульхеру, что князю Пафнутию так и не удалось изгнать из жизни чудесное и непостижимое: природа продолжает радовать и удивлять своим очарованием и красотой. Природа дает критерии нравственной оценки устремлений героев, которые неразрывно связаны с гуманистическими идеями сказки. Фея Розабельверде и маг Проспер Альпанус – двое представителей природы, которые живут в людском обществе. Через мага заговорила природа, а вместе с нею творящая жизнь, со всей ее игрой. Проспер Альпанус простирает свою власть вплоть до мельчайших мелочей. Он сперва только испытывает свою власть, а позднее он через нее водворяет порядок вещей навсегда.

Когда министр Андрес наводит князя на мысль изгнать фей, он говорит, что свой яд они разносят «под именем поэзии». Эта деталь знаменательна: для Гофмана фантастическое и поэтическое – две стороны одной детали. И то, и другое противостоит сухому и пресному мировоззрению.

Метафизический образ мышления, порожденный просвещением, заключается в образах прославленных ученых Птоломея Филадельфуса и особенно профессора естествознания Моша Терпина, носителя утилитарного, грубо-рассудочного отношения к природе. Он сделал великое открытие, что «темнота происходит от недостатка света» и «заключил всю природу в маленький изящный компендим»; подверг «цензуре и ревизиям солнечные и лунные затмения», изучил редкие породы дичи в зажаренном виде и производил штудии в винном погребе.

Таким образом, вырисовывается образ шарлатана и приспособленца, подменившего науку «очаровательными кунштюками», думающего не об истине, а о собственном желудке. Вся его жизнь построена на обмане, поэтому неудивительно, что свято чтит грандиозный обман Цахеса и даже пытается извлечь из него пользу для себя. Такого рода жрецы науки – достойный граждане княжества Пафнутия, где метафизическое мышление возведено в ранг незыблемой основы государственного устройства.

Комичная также и фигура придворного лекаря, который своими запутанными объяснениями причины смерти Циннобера совершенно сбивает с толку слушающих. Его тирады с преобладанием латинских терминов и заумных выражений является остроумными пародиями на «ученые» беседы и трактаты.

Сатирические образы умнейших и знатнейших людей просвещенного княжества продолжаются образом барона Претекстатуса фон Мондшейна. Его прекрасное образование заключается в правильном употреблении падежей и написании своего имени французскими буквами. Будучи министром иностранных дел, он иногда даже сам занимался делами государства; он выдавал себя за автора мемориала, сочиненного чиновником Андрианом, и таким образом присваивал себе чужой труд и славу.

Студент Бальтазар – один из немногих положительных персонажей сказки. Он представляет собой «энтузиаста», романтического героя-мечтателя, недовольного окружающим его обществом филистеров, схоластикой университетских лекций, и находит забвение и отдых лишь в уединении на лоне природы. Говоря о его частом бегстве из города в тенистую рощу, автор буквально поет гимн чарующей и исцеляющей природе. В отличие от Моша Терпина, Бальтазар ревностно охраняет мир природы и поэзии от вторжения в него чуждой истинной красоте мещанской обыденности. Город для него неуютен и он находит истинное блаженство наедине с природой, которая всякий раз спасает его от гибели и дарит надежду. Из природы появляется и спаситель Бальтазара – маг Проспер Альпанус.

Единственной причиной, по которой Бальтазар возвращался в общество ненавистных ему обывателей, была любовь к дочери Моша Терпина – Кандиде – обыкновенной светской особе, представляющая собой премиленькую мещаночку, в которой нет ничего от романтической женщины-идеала. Прочитав пару стихотворений, она забыла их содержание, «сносно играла на фортепьянах и даже иногда подпевала; танцевала новейшие гавоты и французские кадрили и почерком весьма разборчивым и тонким записывала белье, назначенное в стирку». Можно предположить, что юность и неопытность Кандиды не дали развиться чертам, свойственным ее отцу. Поэтому нет ничего удивительного в ее ослеплении Цахесом. Она выходит замуж за Бальтазара, но отнюдь не потому, что она сумела распознать и оценить его высокие духовные качества, а потому, что он оказался хорошей партией в обыденно-мещанском смысле.

Создав образ заурядной светской красавицы и заставив героя полюбить ее, Гофман с одной стороны, дополнил этим образом вереницу сатирических персонажей, а с другой, чуть ли не до основания разрушил романтику образа самого «энтузиаста». Войдя через Кандиду в контакт с обывателями, Бальтазар делает уступку их вкусам и этикету, ему приходится приспосабливаться и к светским обычаям, которые царят в доме Мош Терпина.

Герои обретают свой идеал не в стране чудес. Поэтичный Балтазар находит свое счастье с шумно-жизнерадостной, домовитой Кандидой. И самое большое чудо, которым может наградить молодую чету добрый волшебник, - горшки, где не подгорают и не перекипают кушанья. Валтазар со своей возлюбленной остаются благополучно существовать в мире жалком и недобром. И в "Маленьком Цахесе", и во всех фантастических историях, созданных Гофманом в последние пять лет его жизни, ясно ощущается, что рядом со счастливой сказочной развязкой притаилась невеселая правда.

Литература

1. Берковский Н. Я, Романтизм в Германии.-Л.,1973.

2. Карельский А.В. От героя к человеку: Два века западноевропейской литературы.-М.,1990.

3. Савченко С. Мастерство Гофмана-сатирика в повести «Маленький Цахес»//Ученые записки филологического факультета (Киргизский ун-т).-Вып.12. – 1964.-С.211-229.

4. Художественный мир Э. Т. А. Гофмана.-М., 1982.

5. Чавчанидзе Д. Л. «Романтическая ирония» в творчестве Э. Т. А. Гофмана// Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина. - №280.-М.,1967.-С.354.


[1] Скобелев А. В. К проблеме соотношения романтической иронии и сатиры в творчестве Гофмана// Художественный мир Э. Т. А. Гофмана.-М., 1982.-С.250.

[2] Чавчанидзе Д. Л. «Романтическая ирония» в творчестве Э. Т. А. Гофмана// Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина. - №280.-М.,1967.-С.354.

[3] Скобелев А. В. К проблеме соотношения романтической иронии и сатиры в творчестве Гофмана//Художественный мир Э.Т. А. Гофмана.-М.,1982.-С.247-263.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий