Маркес Г.Г. "Сто лет одиночества"

В своих художественных принципах Маркес близок к Сервантесу, который писал: "Произведения, основанные на вымысле, должны быть доступны пониманию читателей, их надлежит писать так, чтобы, они изумляли, захватывали, восхищали и развлекали".

Белов Андрей (Череповец)

Роман издан в 67-ом году. Пабло Неруда: «быть может, величайшее откровение на испанском языке со времен “Дон Кихота”».

Действие развивается в Макондо, основанном Хосе Аркадио Буэндиа. Как отмечают критики, Макондо символизирует собою Латинскую Америку в целом, ее историю и обычаи. Причем иногда отмечается, что Макондо и роман в целом настолько связаны с Латинской Америкой, что иностранному читателю многое в них окажется непонятным.

В романе рассказывается история рода Буэндиа, обреченного на сто лет одиночества. При этом автор постоянно обращается к разным временным пластам – начиная со времен Дрейка. Сюжет романа очень насыщен, так что фабулу его вычленить практически невозможно, на каждой странице происходят события, важные для романа в целом.

В своих художественных принципах Маркес близок к Сервантесу, который писал: «Произведения, основанные на вымысле, должны быть доступны пониманию читателей, их надлежит писать так, чтобы, упрощая невероятности, сглаживая преувеличения и приковывая внимание, они изумляли, захватывали, восхищали и развлекали…» («Дон Кихот»).

Роман «Сто лет одиночества» гораздо легче для восприятия, чем интеллекутальные произведения модернистов. Маркес сознательно делает ставку не на элитарного, а массового читателя – не случайно он обращался к написанию сценариев для телесериалов.

И именно в этом плане Маркеса можно назвать подлинным постмодернистом, в одном из первых манифестов постмодернизма – статье Лесли Фидлера «Пересекайте границы, засыпайте рвы» (69) в качестве основного было выдвинуто требование «стирания границ» между искусством массовым и элитарным.

Во многом с ориентацией на массового читателя связан и художественный метод Маркеса – «магический реализм», который опирается на мифологическое и суеверное сознание обычного читателя (Латинской Америки). Маркес считал, что такой способ восприятия мира читателю понятнее. Так, например, никто не удивляется тому, что Хосе Аркадио разговаривал ночью с мертвецом.

Однако магический реализм отличается от «обычного» реализма, в первую очередь, не тем, что в нем происходят какие-то невозможные в действительности вещи, которые вопринимаются как совершенно обычные, а тем, что и обычные вещи осознаются как волшебные: магнит, лупа, лед («величайшее открытие нашего времени»); ждали, что родится игуана; эпидемия бессонницы, передающаяся через еду и питье.

Интересно в этой связи воспоминание самого Маркеса о своей тете: «Это была необыкновенная женщина. Однажды она вышивала на галерее, и тут пришла девушка с очень необычным куриным яйцом, на котором был нарост. Уж не знаю почему, этот дом был в селении своего рода консультацией по всем загадочным делам. Всякий раз, когда случалось что-то, чего никто не мог объяснить, шли к нам и спрашивали. Меня восхищала та естественность, с которой она решала подобные проблемы. Возвращаюсь к девушке с яйцом, которая спросила: "Посмотрите, отчего у этого яйца такой нарост?" Тогда тетя взглянула на нее и ответила: "Потому что это яйцо василиска. Разведите во дворе костер". Костер развели и сожгли это яйцо. Думаю, эта естественность дала мне ключ к роману "Сто лет одиночества" , где рассказываются вещи самые ужасающие, самые необыкновенные, с тем же каменным выражением лица, с каким тетя приказала сжечь во дворе яйцо василиска, которого она себе не могла даже вообразить».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ