Мухтар Ауезов

Творческий путь Мухтар Омархановича Ауэзова. Поступление М. Ауэзова в Семипалатинскую учительскую семинарию. Начало его знакомства с русской и зарубежной классикой. С творчеством Ауэзова связан расцвет казахской драматургии. У костра памяти народной.

План

1. Введение.

2. Творческий путь.

3. У костра памяти народной .

4. «Книга жизни».

5. Образ Абая.

6. Народ в эпопее «Путь Абая».

7. Заключение.


Введение.

Я выбрал эту тему для написания реферата, потому что эта тема особенно актуальна в наши дни. Ведь сейчас в Республике Казахстан проходит программа «Культурное наследие». Многие не знают о произведениях М. Ауэзова, о его биографии, хотя каждый гражданин нашей страны должен помнить о выдающихся личностях нашего народа, знать их произведения.

В этом реферате эта тема вдвойне актуальна, потому что здесь и говориться о величайшем поэте казахской степи, об Абае Кунанбаеве, о котором написал в своей книге под названием «Путь Абая» М. Ауэзов. При написании реферата я использовал произведение Мухтара Ауэзова «Путь Абая», в котором Ауэзов рассказывает о жизни Абая. Также для написания реферата я использовал учебник казахской литературы для 9-10 классов, автором которого является Смирнова Н.

«Твои бессмертные труды ставят тебя в ряд лучших пред­ставителей мировой художественной прозы. Я счаст­лив, что имею честь быть тво­им современником и соотечественни­ком»,— эти слова ад­ресовал Мухтару Ауэзову вид­ный совет­ский писатель Все­волод Иванов. Мухтар Ауэзов внес неоце­нимый вклад в развитие многонациональной советской ли­тера­туры. Его творчество — доказательство необъятных возможностей метода социа­листического реализма. Соз­датель первого казахского ро­мана-эпопеи, драматург, пе­реводчик русской и европей­ской классики, ученый — по­истине неисчерпаемо литературное наследие великого писа­теля.

1. Творческий путь

Мухтар Омарханович Ауэзов родился 28 сентября в урочище Чингизтау Абаевского района Семипалатинской области. Будущий писатель рос под духовным влиянием Абая. Отец Омархан и дед Ауэз — люди культурные, высоко чтили великого поэта, соседа и друга семьи. Много сил воспитанию внука отдавал дед Ауэз.Он был неистощимым рассказчиком народных сказаний, учил внука грамоте, он же привил Мухтару любовь к литературе, к поэзии Абая.

«Мне с детства стали известны произведения Абая. Мой де­душка Ауэз был его другом. Дедушка заставлял нас, внуков, по­многу раз перечитывать и оригинальные и переводные стихи поэта. Особенно строго требовал он, чтобы мы знали наизусть письмо Татьяны»,— вспоминал впоследствии М. Ауэзов. Поэзия Абая в душе мальчика будила светлые мысли и чувст­ва и оказала огромное влияние на его творческую судьбу. Впо­следствии М. Ауэзов навсегда связал свое имя с именем великого предшественника.

Сначала Мухтар учился в родном ауле, затем в мусульман­ском медресе в Семипалатинске. Но уже в одиннадцатилетнем возрасте он перешел в пятиклассное городское училище. Мухтар учился на «отлично». Он был исключительно прилежен, любо­знателен, пользовался уважением одноклассников и учителей.

После окончания городского училища (1915) М. Ауэзов по­ступил в Семипалатинскую учительскую семинарию. Здесь начинается его знакомство с русской и зарубежной классикой. В это же время Ауэзов пишет небольшие рассказы, стихи и статьи, которые начинают публиковаться.

Первым крупным произведением М. Ауэзова явилась пьеса «Енлик-Кебек» (1917), в которой молодой автор подверг суровой критике косные феодальные обычаи и нравы.

М. Ауэзов проходит школу большой государственной работы, занимая различные посты в Семипалатинском губисполкоме и КазЦИКе в Оренбурге. В двадцатые годы он пишет ряд расска­зов и пьес («Карагоз» и др.), которые тематически продолжают первую драму, а также повесть «События в Караш-Караш», пере­веденную впоследствии на русский и французский языки и заслужившую высокую оценку читателей.

В 1928 году М. Ауэзов окончил филологический факультет Ленинградского университета, затем аспирантуру при универси­тете в Ташкенте. С 30-х годов начинается плодотворная деятель­ность писателя-профессионала. М. О. Ауэзов много ездит по стране, знакомится с людьми, изучает жизнь.

С творчеством Ауэзова связан расцвет казахской драматур­гии. Им написано свыше двадцати пьес, а также переведены такие классические произведения мировой и русской драматур­гии, как «Ревизор» Н. Гоголя, «Отелло» и «Укрощение стропти­вой» 'В. Шекспира, «Аристократы» Н. Погодина, «Любовь Яро­вая» К. Тренева, «Офицер флота» А. Крона.

Значительным вкладом в советское литературоведение явля­ются исследования Ауэзова устно-поэтического, творчества казахского народа, эпоса «Манас», творчества Абая и других классиков. Его литературное наследие увенчивает многотомная эпопея «Путь Абая». Последние годы жизни писатель работал над созданием новой эпопеи о наших современниках—«Племя младое».

М. Ауэзов словно не пережил писательской молодости, а пришел в литературу сразу звездой первой величины. Его пьесы, рассказы и повести 10—20-х годов «Енлик-Кебек», «Карагоз», «Байбише-токал», «Судьба беззащитной», «Разборчивая неве­ста», «Красавица в трауре», «Серый лютый», «Выстрел на перевале», «Лихая година» свидетельствуют о зрелости таланта молодого писателя. Уже известная и освоенная тема—жизнь и быт дореволюционного казахского аула, судьба беззащитного человека и его протест — освещены у М. Ауэзова новым внутрен­ним светом. Казахская проза и драматургия переживали в начале XX в. процесс становления. Ощутимо было в художественной литера­туре влияние устного народного творчества. Влияние это касается сюжета и композиции, приемов создания человеческого характе­ра, от народного творчества идет и приподнятая манера изложения.

Мухтар Ауэзов, не отказываясь от фольклорных принципов изображения, принес в родную литературу новые принципы изображения жизни, уже открытые европейской литературой. Прозу молодого писателя отличают необычайная глубина и психологизм. М. Ауэзов расширил изобразительные возможности родного языка. Основная тема рассказов и повестей М. Ауэзова 20-х годов — не только страдания простых людей, угнетение, но и духовное пробуждение народа, его стремление к свободе. Писатель осуж­дает родовые распри, противопоставляя им единство и сплочен­ность народа.

В «Судьбе беззащитной» (1921) описаны трагические собы­тия, происшедшие в старом ауле. Волостной Ахан—полновласт­ный хозяин степи, и нет над ним суда, он творит все, что ему хочется. Тем страшнее облик этого человека, что он не осознает своего произвола, своей жестокости. Смерть Газизы, не вынесшей позора,—суровый приговор миру аханов. Судьба Газизы—это судьба сотен обездоленных девушек-казашек. Ей сродни Камар-Суду Султанмахмута Торайгырова, Шуга Беимбета Майлина. Но, в отличие от Майлина и Торайгырова, М. Ауэзов более тяготеет к нравственной проблематике. Его занимает не столько происходящее, сколько исследование моральных принципов героев рассказа. Автор не ограничивается изобличением Ахана. он утверждает, что человека нельзя унижать, человек создан для счастья, он достоин уважения и любви.

«Серый лютый» (1928)—рассказ символического содержа­ния. Коксерек—серый волк, выпестованный в домашних усло­виях. Он приносит столько бед в ауле! Волк загрыз насмерть Курмаша, вскормившего его. Писатель утверждает, что нет пощады жестокости, несправедливости и предательству.

Многие исследователи считают, что на «Серого лютого» ока­зал влияние «Белый клык» Д. Лондона. Это вполне возможно. Однако нельзя не вспомнить и грустные строки Абая:

Я вырастил пса из щенка —

Он ногу мне прокусил.

Обучил я когда-то стрелка.

И он меня чуть не убил.

Мухтар Ауэзов в своих произведениях (особенно в «Выстреле на перевале») не только осуждает прошлое, но и показывает, как разлагается старый строй. Нет будущего у общества, в котором страдают его лучшие представители. В повести «Выстрел на перевале» стихийное бунтарство уже начинает уступать место сознательной борьбе. Всей системой образов повести автор обви­няет биев и султанов, выносит суровый приговор насилию, злу. Будущее сына Бахтыгула символично, в его образе нам видится будущий борец со старым миром.

Молодой М. Ауэзов—мастер психологического анализа. Ха­рактер его героя помогает понять и описания природы и развер­нутые сравнения. Например, в рассказе «Зимняя ночь» состоя­ние женщины, ранее лишившейся невестки, а теперь прощаю­щейся с единственной радостью и надеждой, с внуком, переда­ется так: «Сын с невесткой умерли, некому пожалеть, сегодняшний буран метет не только сегодня, но и всю зиму. С одной стороны по этой причине, с другой — из-за болезни сына скотина осталась без ухода и вымерла. Еще через несколько дней голод протянет свою руку. Лишившись единственной радости и утешения, она должна остаться одинокой сиротой, как заброшенная могила. Костлявая рука смерти в бедном доме. Какая будет дальше жизнь? Что ждет ее впереди? Длинная ночь не проходит как неизвестный суровый год. Снежный буран, сильная буря не утихает, усиливается. Суро­вый день готов проглотить ослабевшее дитя. Жизнь больного ребенка не в состоянии бороться с ночью». Здесь безмолвная природа, безвыходное состояние несчастной старухи, трудная судьба ее, одиночество—все дается в перепле­тении.

В ранних произведениях М. Ауэзова нет ни одного героя, мечты которого бы сбылись. Если герой вступает в борьбу, он ничего не может добиться, кроме страданий. Пока существует враждебный для человека строй, не будет справедливости.

Повесть «Выстрел на перевале»— как бы итог раннего твор­чества М. Ауэзова. В ней повествуется о жизни казахского бед­няка Бактыгула. Много повидал на своем веку смелый джигит. Он не согласен терпеливо сносить бедствия. Вначале Бактыгул честно трудится, а затем становится вором. Бактыгул нанимает­ся батраком к волостному Жарасбаю, а тот толкает его на воровство. В конце концов Жарасбай оправдывается, а Бактыгул уличен в преступлении. Избегая суда биев и правителей, джигит уходит от людей, подвергается опасностям и преследованиям. Однако Бактыгул убивает Жарасбая.

М. Ауэзов мастерски показал, как влияет на судьбы людей классовая борьба в феодальном казахском ауле. Безжалостный гнет меняет облик бедняка, от природы тихого и скромного. Бак­тыгул ожесточается, становится на скользкий путь. Он связыва­ется с богачем Жарасбаем.

Мухтар Ауэзов отказываетсяот свойственной фольклору однозначной характеристики героев.Он не любит пользоваться только черными красками при обрисовке отрицательных обра­зов: жизнь сложна и противоречива. М. Ауэзов предпочитает воздерживаться и от прямых характеристик. В то же время М. Ауэзов—мастер выразительного портрета, в котором, как и в прежних его повестях, используются сравне­ния: «Узкие, маленькие глаза его будто распарывают дождливую темную ночь», «Его длинные черные усы, как крылья черного беркута, распластавшегося на белом снегу над лисой, висят, за­крывая ему рот».

М. Ауэзов внес значительный вклад в современную казахскую прозу. Писатель создал новые средства психологического анали­за, глубоко проник во внутренний мир человека, вскрыл связи между судьбой личности и типичными обстоятельствами.

Тридцатые годы знаменуют собой новый этап в творчестве Мухтара Ауэзова. Заметно расширяется круг интересов писа­теля, глубже и значительнее становится диапазон творчества. Писатель обращается лицом к советской действительности, и центральным героем его произведений становится советский человек, активный строитель социалистического общества. Писа­тель создает рассказы и повести «Плечом к плечу», «Следы», «Крутизна», «Три дня», «Имя свекра», «Двуликий Хасен», «К вершинам», «Охотник с орлом», пьесы «На границе», «Камен­ное оперение», «В яблоневом саду», «Ночные раскаты», трагедию «Абай» (в соавторстве с Леонидом Соболевым), многочисленные литературоведческие статьи. Эти произведения в своем большин­стве отличаются сочным языком, живописной манерой изложе­ния, точно и выпукло очерченными образами. Новая советская действительность дает писателю богатую пищу для размышле­ния. Писателя-психолога прежде всего интересуют внутренние побудительные силы, социальные мотивы деятельности людей в поворотные моменты истории.

В пьесе «В яблоневом саду» (1937) драматург исследует морально-нравственный облик молодого поколения—советского студенчества. Написанная в форме веселого водевиля, пьеса раскрывает юношеские порывы, душевную тонкость, стремление молодежи к идеалу. Она насыщена юмором, шутками. Пьеса «В яблоневом саду» была одной из первых попыток казахской драматургии понять внутренний мир нового человека, выросше­го уже после революции.

Крупным драматургическим достижением М. Ауэзова явля­ется историческая пьеса «Ночные раскаты» (1934), посвящен­ная национально-освободительному движению 1916 года. Пьеса тематически перекликается с ранней повестью писателя «Лихая година», но, в отличие от повести, драматург создает более широкую картину национально-освободительного движения, от­давая особое предпочтение образу положительного героя. М. Ауэзов дает социально-психологические мотивировки поступкам героев. Если руководителей восстания, старца Танеке и джигита Жантаса в горнило борьбы приводит беспощадная эксплуатация волостных управителей, местных баев и царских чиновников,тоучитель Сапа постепенно, учась на своих ошибках, постигает предательскую политику господствующего класса. Весьма при­мечателен образ буржуазного интеллигента Карима, который, льстя народу и обманывая его, прибегает к громким фразам и на каждом шагу предает итересы родного народа. В острое столк­новение приходят не только социальные, классовые интересы противоборствующих сторон, но и морально-нравственные пред­ставления. Если для волостного правителя Майхана и буржуаз­ного интеллигента Карима круг интересов сводится к обогаще­нию и карьере, то у Танеке, Жантаса, Сапы другие нравственные ценности — справедливость, равенство, свобода. В борьбе за это видят они смысл жизни. Таким образом, главные герои пьесы выступают как носители высоких общечеловеческих ценностей.

В годы Великой Отечественной войны М. Ауэзов трудится много и напряженно. В 1942 году он выпускает роман «Абай», пишет пьесы «В час испытаний», «Гвардия чести» (в соавторстве с С. А. Абишевым), оперное либретто «Тулеген Тохтаров».

М. Ауэзов создает многочисленные публицистические и лите­ратурно-критические статьи. Ему принадлежат также очерки, где писатель показывает героизм советских людей на войне и в тылу. Он поднимаетсвой голос в защиту мира, клеймя фашист­ских захватчиков.

Постепенно главное место в творческой и научно-исследова­тельской деятельности Мухтара Ауэзова начинает занимать великий Абай. Ему писатель посвящает трагедию (первый вари­ант—совместно с Л. Соболевым), либретто для оперы, кино­сценарий, ряд исследовательских работ и, наконец, монументаль­ную четырехтомную эпопею.

У костра памяти народной.

«Путь Абая»— выдающееся явление многонациональной советской литературы, крупный вклад в мировую литературу. Создание романа-эпопеи потребовало от автора огромной подготовительной работы по собиранию материала о жизни Абая, его современниках, о его времени. Эту стадию работы над книгой М. Ауэзов образно сравнил с трудом запоздалого путника, который приходит к месту стоянки давно ушедшего каравана, находит последний тлеющий уголек угасшего костра и хочет своим дыханием оживить, раздуть этот уголек в яркое пламя.

Работа осложнялась тем, что об Абае не сохранилось никаких архивных материалов: ни мемуаров, ни дневников, ни публика­ций. Немалым подспорьем оказались впечатления юности самого Ауэзова, та духовная атмосфера, в которой вырос будущий автор эпопеи, с детства воспитанный на поэзии Абая. Кроме того в юности Мухтару посчастливилось встречаться с современника­ми Абая, в частности—с Дильдой и Айгерим, будущими герои­нями своей книги. Впоследствии Ауэзов вспоминал: «Потускнев­шая память стариков служила мне путеводителем по юности Абая, по лицу шестидесятилетней Айгерим я старался восстано­вить красоту ее пленительной юности, некогда обворожившей поэта».

М. Ауэзов сопоставлял противоречивые высказывания и фак­ты, и ему приходилось, как выразился писатель, «каждый раз исследовать их самому чуть ли не по всем правилам юридических и исторических наук». Но главной опорой Ауэзова была, конечно, сама поэзия Абая. Так, «внешний» и «внутренний» облик Тогжан был навеян двумя строками ранних стихотворений поэта. Весьма интересен рассказ М. Ауэзова о том. как он использовал извест­ное стихотворение Абая «Всадник с беркутом скачет в ранних снегах»: «Рисуя Абая на охоте с беркутом, я стремился воспроизвести возможные обстоятельства рождения этого стихотворе­ния. На охоте, в то время, когда спущенный беркут падает на лисицу, перед мысленным взором Абая, внезапно увидевшего пушистый белый снег и на нем красную лисицу, сражавшуюся с черным беркутом, возникает образ купающейся девушки, кото­рый он потом переносит в стихотворение. Весь этот эпизод—сво­его рода продленная лирическая пауза, прием психологического замедления перед изображением картины бурана, приведшего Абая в аул, где живет первая любовь поэта—Тогжан; бурана, явившегося прообразом и предпосылкой душевной бури, пережи­той самим поэтом. Мне хотелось как можно более точно нарисо­вать психологически сложную сцену этой встречи. Буран дан мною в несколько сгущенных красках. Охотники в течение нескольких дней и ночей блуждают по степи, им грозит гибель. Наконец, измученные путники попадают в неизвестный аул, огни которого манили их сквозь бушующую стихию. И вдруг, войдя в зимовку, Абай видит свою давно потерянную возлюбленную Тогжан. Абай внутренне не подготовлен к этой встрече, он изнурен физически, у него начинается горячка.

Ему, мечущемуся в жару, едва отличающему явь от бредово­го видения, мерещится неизбежная гибель. Спасти его может только Тогжан. Тогжан просит его спеть, он хочет вспомнить песню своей любви и не может. Эта встреча раскрывает Абаю всю силу его чувства к Тогжан, и вновь обретенная любовь ста­новится для него неиссякаемым источником песен, самых интим­ных и самых волнующих».

Неоценимую помощь, по признанию самого М. Ауэзова, ока­зали ему русские и западноевропейские исторические романы.

«Книга жизни».

Первая книга романа (1942) посвящена юности Абая, вторая (1947)—становлению Абая-поэта. Они охватывают события 27 лет. Третья (1952) и четвертая (1956) книги посвящены последним двадцати годам жизни поэта.

Центральная тема романа - путь казахского народа из тьмы средневековья к общерусскому революционному движению. Рас­крывается она новаторски, своеобразно, через изображение пути поэта к народу, через становление художника как властителя дум трудовых масс, борца за их свободу и счастье.

«Роман «Абай»...- подлинная энциклопедия всех многогран­ных сторон жизни и быта казахского народа во второй половине XIX века. По широте охватываемого круга тем, глубине мастер­ства и художественной разработке роман «Абай» представляет собой исключительное явление»,- писал академик К. Сатпаев.

Междоусобицы феодалов, потрясавшие старые казахские аулы и приносившие бесчисленные бедствия простым людям, классовая борьба двух враждебных лагерей феодально-патриар­хальных родов, истоки дружбы двух братских народов—русских и казахов, взаимосвязь их культур, обогащение национальных литератур в процессе творческого взаимодействия—таковы важнейшие общественные проблемы эпопеи М. Ауэзова.

Писатель изображает реальное историческое лицо—Абая, в котором сосредоточились типические черты казахского нацио­нального характера и вокруг которого скрестились противоречия переломного периода в истории казахов.

В романе-эпопее создана богатейшая галерея образов различ­ных слоев казахского общества второй половины XIX века — бесправных женщин, аульной молодежи, властителей-феодалов, мастеров устного творчества, молодой интеллигенции, ссыльных революционеров и царских чиновников,— несущие большую смысловую, идейно-эстетическую нагрузку.

Разнообразие характеров в сочетании с изображением напря­женной идейной борьбы и жестоких столкновений общественных групп, живописными картинами родной природы и быта созда­ют неповторимую по красочности и богатству панораму жизни казахского народа XIX века в динамике ее исторического развития.

Образ Абая

Центральный герой эпопеи - творческая личность, великий поэт, философ и гуманист. Абай показан в многосторонней, глубочайшей связи с эпохой, с на­родом.

Стилистическое многообразие романа органически связано с образом главного героя, с теми проблемами, которые ему прихо­дится решать. Поэт-мыслитель то погружен в размышления о самых сложнейших проблемах жизни - о ее смысле, о настоя­щем и будущем, о судьбе народа,— то взволнованно, публици­стически страстно выступает в защиту обездоленных, то с тихой грустью созерцает увядающие степные дали, думает о надвигаю­щейся старости, то с восторгом взирает на буйство цветов и красок весны в родных Чингизских горах. Органическое сочета­ние лирической взволнованности и эпической широты определя­ет своеобразие стиля ауэзовской эпопеи.

На протяжении всего романа Абай выступает вместе с народом. Всю жизнь его сопровождает Ербол, друг и товарищ с юности. Ербол представляет как бы второе «я» Абая.ОбразЕрбола олицетворяет заботу простых людей о своем великом поэте.

Многолетняя дружба связывала Абая с Даркембаем. Умуд­ренный жизнью Даркембай — это сама боль, страдания народа. Каждый раз, когда ему трудно, на помощь приходит Абай.

Другую сторону деятельности Абая — идейного вождя и руководителя активной, боевой части казахских трудящихся— характеризует дружба с Базаралы. Абай сыграл огромную роль в формировании взглядов Базаралы—этого степного орла, храброго человека, способного на большие дела. Абай всегда в окружении молодежи. Тут и его сыновья, высокоодаренные юноши — Абиш, Магаш, тут литературная поросль—Дармен, тут Макен, Салиха, Керимбала, ждущие его помощи, здесь и разлученные влюбленные.

Естественно, особое место в жизни Абая занимает литература и искусство. Он живет ими, он воспитывает новые таланты. Бес­конечна его любовь к народному творчеству. Об этом говорит бережное отношение Абая к сказочному Баймагамбету, певцу-импровизатору Биржану, акыну Шоже. Но момент творческого горения, сложный процесс творчества особенно ярко раскрыт в сценах, посвященных переводу Абаем «Письма Татьяны» А. С. Пушкина. В задушевной «Песне Татьяны («Я к вам пишу - чего же боле?») казахский поэт находит глубокий отклик своей душе, своим настроениям. Руки поэта сами тянутся к перу, к томам Пушкина. И сделан не только перевод чудесных пушкин­ских строк, раскрывающих глубину чувства Татьяны, но и созда­на мелодия, новая песня. Абай этой песней выразил всю силу своего чувства к любимой им девушке. Так «Письмо Татьяны» обрело новую жизнь - оно стало любимой песней казахского народа. «Чувства Абая, — справедливо писал академик М. С. Сильченко,— вылившиеся в «сердечные излияния Татья­ны»,— это его чувства к Тогжан, к Айгерим, его любовь, красивая и трудная, так не похожая на легкомысленные увлечения ауль­ных щеголей-джигитов». В сцене, где Абай слушает «Письмо Татьяны», распеваемое Айгерим, Ауэзов проникновенно изобра­зил душевный мир поэта:

«Абаю казалось, что он обрел самого себя, того Абая, кото­рый когда-то вот так же слушал свою любимую, не сводя с нее глаз, не смея перевести дыхание... Она не пела - она изливала глубоко затаенную грусть своего сердца. Это была уже не только Татьянина тайна...»

В центре внимания автора - внутренний мир Абая. Ауэзов прослеживает тончайшие переживания, еле заметные изменения в психологии героя. Перед нашим взором проходит почти полу­вековая жизнь, полная напряжения, исканий великого поэта и человека.

Чуткость и впечатлительность - одна из главных черт Абая. В течение полувека он пережил немало радостей и горя, людской подлости и обмана, гибель близких, поднялся на вершину всена­родной славы, но везде и всюду в его многогранной и богатой личности был виден тот чуткий и отзывчивый мальчуган, который получил первый урок жизни у подножья Кара-Шоки. Вся даль­нейшая жизнь Абая, все его поступки как бы предопределены этими трагическими событиями, которые заставили Абая остро осознать свое место в жизни, иными глазами посмотреть на отца и вырваться из его цепких когтей. Медленно, мучительно назревает конфликт с отцом. И если бы не то кровавое событие, вряд ли состоялся бы последний разговор между отцом и сыном, психологически точно и убедительно раскрывающий масштаб­ность и глубину их характеров:

— Первое - ты не умеешь различать, что дорого, а что настоящая мелочь. Не ценишь того, что имеешь. Расточаешь свои сокровища безрассудно. Ты слишком доступен и прост, как озеро с пологими берегами. А такую воду и собаки лакают, и скот ногами мутит... Второе - ты не умеешь разбираться в друзьях и врагах и относиться к врагам как враг, а к друзьям как друг. Ты ничего не таишь в себе. Человек, ведущий за собой народ, не может быть таким.Он не сумеет держать народ в руках. Третье - ты начинаешь льнуть к русским. Твоя душа уходит к ним, и ты не считаешься с тем, что каждый мусульман вин станет чуждаться тебя,— сказал Кунанбай.

Абай сразу понял, куда отец направил удар,— этими слова­ми он разил самую заветную мечту сына... Им овладело волнение...

— Я не могу принять ни одного из ваших упреков, отец. Я убежден в своей правоте. Вы говорите, я—озеро с пологими берегами. Разве лучше быть водой из глубокого колодца, кото­рую достанет лишь тот, у кого есть веревка, ведро и сильные руки? Я предпочитаю быть доступным и старикам и детям, всем, у кого слабые руки. Во-вторых, вы указали, чем можно держать народ, и каким должен быть человек, который его ведет. По-мое­му, народ некогда был стадом овец: крикнет чабан «айт!»— все вскочат, крикнет – «шайт!» - все лягут. Потом народ стал похо­дить на табун верблюдов: кинут перед ним камень, крикнут «шок!»— и он оглянется, подумает и только тогда повернет. А теперь у народа нет его прежнего смирения, он смело откры­вает глаза. И сейчас он подобен косяку коней: он послушает того, кто разделит с ним все невзгоды - и мороз, и буран, кто для него забудет дом, кто согласится иметь подушкой лед, постелью - снег... В-третьих, вы сказали о русских. Самое доро­гое и для народа и для меня - знание и свет... А они - у русских. И если русские дадут мне то сокровище, которое я тщетно искал всю жизнь, разве могут они быть для меня дале­кими, чужими? Откажись я от этого - я остался бы невеждой - ­чести в этом для себя не вижу...»

Здесь сталкиваются противоположные взгляды на жизнь, две философии.

Величие и мощь автора романа заключаются в том, что его роман-эпопея представляет единый ансамбль эпизодов, вскры­вающих самые глубочайшие пласты жизни.

Народ в эпопее «Путь Абая»

Богатейшая галерея образов романа рождает цельное представление о казахском народе — на­роде трудной судьбы и высоких нравственных, духовных качеств. Талантливость, стремление к добру, к правде, любовь к поэтиче­скому слову, беспредельная привязанность к родной степи—вот главные черты народного характера, которые видятся писателю сквозь бесчисленное множество индивидуальных судеб и харак­теров. С глубокой симпатией обрисованы Даркембай, Базаральт, Абылгазы, Балагаз, Иса. При всех жизненных тяготах, выпавших на долю этих людей, они сохранили высокие моральные качества, это личности сильные, незаурядные. Через жизненные преграды они шагают рядом с Абаем, набираясь опыта, узнавая, кто «близкий», а кто —«дальний».

С наибольшей полнотой очерчен образ Даркембая. В нем как бы сосредоточились безмерные страдания и жизненная стойкость народа. Один из многих бедняков, он выделяется решительно­стью характера, живым языком, ясным умом, живет достойно с пониманием своей моральной правоты. Именно это чувство позволяет ему, отстаивая интересы Дармена, бросать в лицо Кунанбаю резкие, как удар плети, слова. Это же чувство позво­ляет ему вести себя независимо, гордо при столкновениях с Такежаном. На страницах романа Даркембай появляется уже зрелым человеком, но, как и большинство героев эпопеи, он рас­тет вместе с самой жизнью—его образ дан в развитии. Сначала, как сородич Божея, он готов пристрелить Кунанбая, посягнув­шего на честь рода. Но впоследствии более важными становятся для него не родовые, а бедняцкие, жизненные интересы. Многое в Даркембае привлекает Абая—честность, смелость, сверкаю­щая россыпью драгоценных камней образная речь: «Боже ж мой, ведь мы здесь одиноки среди злодеев, как кустик чия в горящей степи»; «О чем говорят сильные? О том, как угнетали слабых. О чем говорят слабые? О том, как терпели от сильных».

По своему редкому мужеству и неукротимости духа Даркем-баю не уступает Базаралы. Это степной бунтарь-одиночка. Дерз­ко, с бесшабашной удалью под покровом ночи мстит он богачам за унижения и оскорбления. Он проходит сквозь бесконечные преследования, попадает на каторгу. В конце концов, путь Ба­заралы пересекается с путем Абая, и он начинает служить людям.

Заключение.

Я думаю, что мне удалось раскрыть тему «Мухтар Ауэзов». Я даже уверен, что некоторые узнают очень много нового после того, как они прочитают этот реферат, хотя каждому этот материал не должен быть незнакомым, потому что каждый должен знать историю своего народа. Я считаю, что я внес немалый вклад в решении задач, поставленных программой «Культурное наследие», ознакомив читающих с Мухтаром Омархановичем Ауэзововым

Таким образом, Мухтар Ауэзов один из величайших людей всех времен, который написал множество произведений, одним из которых является эпопея о великом Абае Кунанбаеве.

Список использованной литературы.

1. Смирнова Н. Казахская литература. Учебник для 9-10 классов. – Алма-Ата, 1977г.

2. Ауэзов М. Путь Абая. Часть 1-2. – Алма-Ата, 1985г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ