Решение проблемы выбора в романе М. Булгакова "Мастер и Маргарита"

Писатель стремился выйти из затянувшегося жизненного, но не творческого кризиса. Булгаков сделал свой выбор, исключающий возможность добровольно сотрудничать с властью. Да и она, власть, не очень-то стремилась признавать профессионального литератора.

Все проходит, как тень, но время

Остается, как прежде, летящим,

И былое, темное бремя

Продолжает жить в настоящем.

Н. Гумилев.

“Мой литературный портрет закончен, и он же есть политический портрет. Я не могу сказать, какой глубины криминал можно описать в нем, но я прошу об одном: за пределами его не искать ничего. Он исполнен совершенно добросовестно”. Это строки одного из последнего письма Михаила Булгакова. Писатель стремился выйти из затянувшегося жизненного, но не творческого кризиса. Булгаков сделал свой выбор, исключающий возможность добровольно сотрудничать с властью. Да и она, власть, не очень-то стремилась признавать профессионального литератора.

Писатель был “горячим поклонником” свободы слова, печати, отрицал внешне привлекательные перспективы политического компромисса с коммунистической властью. Литератор, кровносвязанный с русской интеллигенцией, считал ее “лучшим слоем в нашей стране”. Именно на нее он возлагал особые надежды в решении проблем. Отсюда - стремление встать, как художнику и мыслителю, над схваткой белых и красных, найти некую “среднюю линию”, снимающую поляризованность русской культуры.

Все свои сокровенные мечты и мысли Михаил Булгаков воплотил в последнем романе "Мастер и Маргарита".

Каждый героя в этом произведении стоит перед выбором и делает его. Когда-то сатана на равных разговаривал с богом. Добро. Зло. А человеческие души – в борьбе между Добром и Злом. В романе звучит иная тема: не восстание Зла, а предательство Добра.

Вот Понтий Пилат, который является героем романа, написанного Мастером. Пилат был бесстрашным воином, умел ценить мужество, отвагу, не знал страха. Но постепенно он овладел искусством политической игры, научился маневрировать, хитрить, лицемерить. А поскольку Пилат чаще всего имел дело с себе подобными, поверил в силу этого искусства больше, чем в силу нормальных человеческих отношений, чувств, порывов. Прокуратор боится не за свою жизнь: ей ничего не угрожает. Пилат боится за карьеру. И тогда ему приходится решать, рискнуть ли карьерой, или отправить на смерть человека, успевшего покорить прокуратора умом, удивительной силой своего слова. Пилат предпочел последнее, потому что в его душе побеждает человека. Пилат сделал свой выбор: он струсил и тем самым предал Добро.

Ад, как воплощение справедливости, сочетается с возможностью искупления: Фрида, рыцарь и Пилат, испив отмеренную им чашу мучений, получают прощение.

Булгакову наиболее близок его герой – Мастер. Именно у него мы находим черты характера, идеалы и помысла автора. Мастер разрешил для себя главный вопрос жизни, сделал выбор: “Злых людей нет на свете”. Все добры от природы. И надо только высвободить энергию доброты силою слова, убежденного, честного и откровенного. И не в коем случае не силою власти, ибо “всякая власть является насилием над людьми… настанет время, когда не будет власти ни кесарей, никакой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть…”

Закончив роман и покинув свой тайный приют, Мастер вышел к людям. “И тогда жизнь моя кончилась”, - печально констатирует он.

В чем же дело? Роман оказался плох. Конечно, нет. Но реакцию он вызвал странную. Едва в газете появился отрывок из него, как критики обрушили на голову Мастера целый поток злобно-ругательных статей. При этом: “Что-то фальшивое и неуверенное чувствовалось буквально в каждой строчке этих статей, несмотря на их грозный и уверенный тон”.

Сначала Мастера душил смех – так нелепы были предъявления ему претензии и обвинения. Потом пришло удивление перед явной фальшью и неуверенностью этих обвинений. И в конце концов родился страх, не перед статьями, громившими его роман, - перед миром, который вызвал их к жизни. Мастер устает бороться и принимает предложение Воланда. Тем самым Мастер выбирает покой.

И лишь для Мастера и Маргариты Булгаков приберег по-своему счастливый финал: их ожидает вечный покой. “Слушай беззвучие, - говорила Маргарита мастеру…- слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, - тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду… и память мастера, беспокойная, исколотая иглами память, стала потухать. Кто-то отпускал на свободу мастера, как сам он только что отпустил созданного им героя”. Есть в этих завершающих строчках печаль смерти. Но есть и обещание бессмертия, как и в стихотворении Александра Блока:

И всем казалось, что радость будет,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели.

Мастеру, несомненно, суждена такая же долгая жизнь, как её творцу.