регистрация / вход

Рим и Италия в русской литературе XIX века

Особенности восприятия и основные черты образов Италии и Рима в русской литературе начала XIX века. Римская тема в творчестве А.С. Пушкина, К.Ф. Рылеева, Катенина, Кюхельбекера и Батюшкова. Итальянские мотивы в произведениях поэтов пушкинской поры.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Особенности восприятия образов Италии и Рима в русской литературе начала XIX века

2. Римская тема в творчестве А.С. Пушкина

3. Итальянские мотивы в произведениях поэтов пушкинской поры

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА


ВВЕДЕНИЕ

Рим занимает особое место на карте мира. Когда-то это была огромная и могущественная империя, ознаменовавшая собой целую эпоху в развитии человеческой цивилизации, сейчас - это один из самых прекрасных и удивительных городов Земли, столица Италии. Как нигде, здесь слышно дыхание вечности, но седые камни не подавляют своим величием, а напротив, вплетаются в быстрокипящую жизнь современной метрополии как некий необходимый ей орнамент.

Возникновение итальянской темы в русской литературе первой трети XIXвека связано с расширением поэтической «географии» художественного творчества и стремлением русских писателей осмыслить «место» своего отечества в общеевропейском культурном пространстве. Противостояние западников и славянофилов было направлено на разрешение таких вопросов, как взаимовлияние России и Европы,. взаимопритяжении и взаимоотталкивании культур России и Запада, о сущности и роли русского европейца, поскольку именно в контексте этих проблем, в конечном счете, будет разрешаться культурная и политическая судьба России в XXI веке.
Рассмотрение итальянской темы в русской литературе начала XIX века представляется нам тем более важным, что культура Европы в целом была основана на античном фундаменте, древней Греции и древнего Рима. И, как считают исследователи[1] , именно Италия, «возросшая на развалинах Рима, около эпохи Возрождения», сыграла особую роль в духовной жизни Европы.

Цель нашей работы – выявление основных черт в образах Рима и Италии в литературе первой четверти XIX века.

Предметом нашего исследования и является итальянская тема в творчестве таких поэтов и писателей XIX века, как А.С. Пушкин, Рылеев, Катенин, Кюхельбекер, Батюшков.

В качестве основного объекта анализа нами будут рассматриваться произведения данных авторов, написанные в первой трети XIX века, в которых возникают образы Италии и Рима.


1. Особенности восприятия образов Италии и Рима в русской литературе начала XIX века

италия рим русский литература

Я поздно встал — и на дороге

Застигнут ночью Рима был!

Ф. Тютчев

Итальянская культура как наследница культуры античной всегда активно воспринималась в России. Поистине масштабный характер этот процесс приобретает со второй половины XVII века и - особенно - в эпоху Петра I и Екатерины II. Расцвет же итальянского Ренессанса в России, как считают исследователи[2] , приходится на первую треть XIX века - пушкинскую эпоху, когда произведениями итальянской живописи и скульптуры украшают не только царские палаты, но и дворянские усадьбы.

Особую страницу взаимоотношений России и Италии представляет литературный пласт культуры. В XIX веке в Италии становятся известными и и получают признание произведения Пушкина, Гоголя, Достоевского и Толстого, а в России изучается итальянская литература (прежде всего переводится Данте). Италия сыграла свою особую роль в жизни многих русских писателей. Именно в начале XIX века образы Рима и Италии прочно войдут в русскую литературу (К.Н. Батюшков, А.С. Пушкин, К.Ф. Рылеев, Е.А. Баратынский, Шевырев, Ф.Н. Глинка, К.А. Бахтурин, А.Н. Майков, Ф.И. Тютчев, А.А. Фет, и др.).

Прежде всего, это можно объяснить интересом русских поэтов и писателей к эпохе античности вообще, с которой тесно связывался в их сознании Рим, а, следовательно, и Италия. Однако, здесь прослеживаются две тенденции: античная цивилизация воспринимается с одной стороны, как колыбель искусств, как идеал, образец, с другой стороны, ближе к середине XIX века римское античное наследие начинает ассоциироваться с закатом, гибелью Римской империи и поэты больше обращаются к современной им Италии. Падение великой древней империи писатели видят, как правило, в тирании правителей Рима, в наличии рабства, проецируя эти тенденции на российскую действительность начала XIX века и показывая таким образом состояние современного им общества. Это характерно, прежде всего, для эпохи декабризма.

В поэзии А.С. Пушкина как наиболее значительного поэта первой четверти XIX века и его современников образ Рима характеризуется следующими определениями: вечный, древний, великий, величавый, державный, могучий, неодолимый, сильный, неблагодарный, гордый, свободный, падший, унылый, всепожирающий, ужасный, развратный, грозный, буйный, а Италия – святая, счастливая, прекрасная, прелестная, златая, цветущая Авзония.

Заметим, что образы Древнего Рима и современной столицы Италии в поэтических фрагментах часто совмещаются. Через достопримечательности современного Рима поэтическое воображение проникает в Рим древний.

2. Римская тема в творчестве А.С. Пушкина

О творчестве Пушкина написано огромное количество научных работ, затрагивающих самые разные проблемы, в том числе и проблему античного наследия, поэтому мы упомянем лишь основные тенденции, относящие непосредственно к теме Италии и Древнего Рима в его произведениях первой четверти XIX века..

Римская тема проходит через все творчество поэта, мелькая в различных его произведениях, начиная с раннего периода: Калигула (ода «Вольность», 1818); Назон («Евгений Онегин»); Брут («К портрету Чаадаева», 1817-1820); Юлий Цезарь, Октавиан Август («К Гнедину», 1821); кесарь, Рубикон, державный Рим («Кинжал», 1821) и т.д.

В стихотворении «К Лицинию» (1815) Рим рисуется как мрачное место, где процветают рабство, бесправие, жестокость, подлость, где императоры погрязли в разврате, окруженные любимцами и льстецами:

Развратный юноша воссел в совет мужей;

Любимец деспота сенатом слабым правит;

На Рим простер ярем, отечество бесславит;.[3] ..

Совершенно очевидно, что сей неприглядный образ проецируется Пушкиным на собственное отечество. Поэт видит лишь одно средство борьбы с таким положением вещей: подобно римскому поэту сатирику Ювеналу обличать пороки общества в сатирах. Он предсказывает Риму, а значит и своему родному государству гибель от рабства:

О Рим, о гордый край разврата, злодеянья!

Придет ужасный день, день мщенья, наказанья.

Предвижу грозного величия конец:

Падет, падет вселенныя венец.

***

Исчезнет Рим, его покроет мрак глубокой;

И путник, устремив на груды камней око,

Воскликнет, в мрачное раздумье углублен:

«Свободой Рим возрос, а рабством пагублен».[4]

В четверостишии «К портрету Чаадаева» (1817-1820) упомянут Брут, с которым сравнивается друг поэта:

Он вышней волею небес

Рожден в оковах службы царской;

Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,

А здесь он – офицер гусарской.[5]

Вообще данный персонаж риской истории чрезвычайно идеализируется Пушкиным в ранней лирике. Он ассоциируется у поэта с борцом за свободу, который свергнул тирана-отца. Например, в стихотворении «Кинжал» (1921):

Шумит под Кесарем заветный Рубикон,

Державный Рим упал, главой поник закон;

Но Брут восстал вольнолюбивый:

Ты кесаря сразил – и мертв объемлет он

Помпея мрамор горделивый.[6]

Тема Рима затрагивалась Пушкиным и позже в стихотворении «К вельможе» (1830), а в более поздние годы была продолжена им не только в стихах, но и прозе: это «Египетские ночи» и незаконченные прозаические произведения поэта «Мы проводили вечер на даче...» и «Повесть из римской жизни».

Италия же в творчестве Пушкина на протяжении всей жизни поэта и ассоциировались главным образом с мифологемами искусства и поэзии, свободолюбия и романтизма. Так, в вольнолюбивых стихах поэта периода южной ссылки Италия - родина революции, карбонариев, которые «шалят» в Неаполе (послание «В. Л. Давыдову», 1824). Одновременно для него актуализировался код Италии как «златой» и «прекрасной» родины сосланного Овидия, что придавало ей черты второй духовной родины поэта через систему параллелей Италия (Рим) - Петербург, Овидий - Пушкин («К Овидию»). Впоследствии, уже в «Египетских ночах», Италия (Неаполь) станет родиной художника-импровизатора, вынужденного продавать свой талант в условиях наступившего «железного века». Наконец, Венеция становится у Пушкина синонимом высокого романтического мира.

Таким образом, мы видим, что в творчестве А.С.Пушкина образ Рима отражён в таких признаках, как Священная Римская империя; великое, сильное государство; родина римского поэта Овидия Назона; страна греха, рабства.

Образ Италии содержит следующие признаки: европейское государство; прекрасная страна, красивый, романтичный край; южная, тёплая страна; резиденция римского папы (Ватикан); государство в период войны с Наполеоном; католическая страна; Рим – жители Рима.

3. Итальянские мотивы в произведениях поэтов пушкинской поры

В творчестве поэтов пушкинской эпохи концепт Древний Рим раскрывается в следующих признаках: город на семи холмах; город язычников; край свободы и законов; город-жертва.

Так, упоминание событий в истории Древнего Рима, его знаменитых людей мы видим в стихотворении поэта-декабриста К. Рылеева «К временщику» (1820). Автор говорит о том, что государственных деятелей нужно судить по их поступкам, и в доказательство приводит свое отношение к Цицерону:

И в Цицероне мной не консул – сам он чтим

За то, что им спасен от Катилины Рим...

И далее поэт выражает надежду, что современных ему тиранов постигнет участь римских императоров:

Тиран, вострепещи! Родиться может он –

Иль Кассий, или Брут, иль враг царей Катон![7]

Рим – как могущественная империя, которая является образцом свободного правового государства, появляется в оде К. Рылеева «Гражданское мужество» (1823):

Лишь Рим, вселенной властелин,

Сей край свободы и законов,

Возмог произвести один

И Брутов двух, и двух Катонов.[8]

И наоборот, Рим – как государство рабов под властью императора-тирана, наделенного абсолютной властью, алчного, презревшего закон, делающего только для собственной выгоды, предстает перед нами в стихотворении А. Шишкова «К Метеллию» (1815-1814):

Метеллий! Помоги узнать римлян и Рим!

***

Где ж правда? Где ж трудов стяжанье и награда?

Отчаянье в полях, коварство в недрах града,

И веси отцвели, как в осень злак полей.

***

Как алчность вечная несытого владельца

Пожрет надежду, труд и счастье земледельца,

Закона глас молчит! Под сень его злодей

Спокойно кроется от дремлющих судей.[9]


Автор не знает, как долго это будет продолжаться, но уверен, что все изменится:

О! Скоро ль гром небес, сей мститель справедливый,

Злодейства сильного раздастся над главой,

Исчезнет власть твоя, диктатор горделивый,

И в Риме процветет свобода и покой?

***

Нет, нет! Настанет день, свободный от оков,...

И он уверен, что случится это может только в результате революционного переворота, здесь прямая перекличка с идеями декабристов.

Воспрянет римлянин, мечом в кровавой длани

Омоет свой позор и стыд своих отцов![10]

Италия в поэзии современников поэта сформирован признаками, которые, с одной стороны, пересекаются с признаками, вербализованными в поэзии А.С.Пушкина, а с другой стороны, являются новыми. Италия – это страна с особым небом; страна великих героев, край былого величия; страна искусства, совершенной природы.

О красоте Италии, о ее древности, о тех тайнах, которые она хранит, как наследница античности, с упоением рассказывает в своих «Европейских письмах» В. Кюхельбекер:

«...я теперь в Италии, в земле. Коей жители в отношении политическом и нравственном без сомнения занимали некогда первое место между народами европейского мира.

Как описать тебе, мой друг, чувства, с которыми я в первый раз вступил на сей классический берег, на сей феатр минувших, всемирных происшествий? Тени повелителей вселенной встретили, кажется, меня у самой пристани: я видел призраки древнего могущества, древней славы, древнего просвещения,...»[11]

В числе красот, которые он мечтает посетить в этой стране, поэт упоминает и Рим: «Меня ждет Рим, ждут развалины Августовой древности,...». Он наслаждается причастностью к этой вековой древности, восхищается ею: «И я в Риме, в бессмертном Риме! Все пережил он перевороты, все возрасты племен, обитавших в Гесперии. Ни галлы, ни Катилина, ни Спартак, ни Серторий, ни ужасные сыны его Сулла и Марий, ни первые триумвираты, ни вторые не смогли его стереть с лица земного,... Рим пребывал неколебим, и Рим-город расширялся над целыми областями». Автор описывает, каким видится ему этот город, а также делится с читателями своими размышлениями о том, почему же Рим остается «вечным городом»: «Рим существует, между тем как города столь же богатые и могущественные, между тем как Париж, как Лондон исчезли с земли. Что же могло быть причиною его целостности посреди общего разрушения? Слава на сей раз была хранительницею жизни, или, лучше сказать, бальзамом, употребленным судьбою для сбережения мумии древнего Рима»[12] .

Но красота Италии могут быть пагубна, прежде всего, для нее самой. Об этом говорит в своем сонете (1825) поэт П. Катенин:

Италия! Италия! Зачем

Тебя судьба ущедрила красою?

Сей вредный дар неразлучим с тобою,

И корень он твоим несчастьям всем.

Будь менее прекрасна ты собою,

Иль более сильна владеть мечом,

Чтоб не пылал к тебе любви огнем,

Чтоб не губил пришлец тебя войною,...[13]

Римская тема нашла свое отражение также в стихотворении К.Н. Батюшкова «Элегия» (1817). Пафос вечного города мы видим в этом произведении:

Какое торжество готовит древний Рим?

Куда текут народа шумны волны?

***

О древнее квиритов пепелище!

Земля священная героев и чудес!

Развалины и прах красноречивый![14]

Интересно отметить, что Рим, завораживающий своей многовековой тайной и «силой исполинской», Батюшков так или иначе сравнивает со стихией. Кроме того, автор обращает свое творческое внимание на далекое героическое прошлое человечества, идеализируя минувшие века и находя в них близкие и понятные человеку XIX столетия мотивы и образы.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассудком или «теоретически» вряд ли можно расчислить обаяние Италии и Рима и тайну их целостности, способности объединять уникальное и даже прямо противоборствующее: древность и современность, свободу и тиранию, спокойствие и войну, красоту и безобразие. Еще Древний Рим явил удивительные примеры этой способности: в самом начале он сочетался с законченной культурой покидающих историю этрусков, потом с совершеннейшей культурой эллинов, затем постиг тысячелетние откровения Египта и Ближнего Востока, а вслед за этим, долго сопротивляясь, воспринял пришедшее из презираемой Иудеи христианство, одев его в мрамор и насытив жизненными красками и, наконец, немного запоздало опомнившись, Рим поставил под власть Христа когда-то враждебное Ему, раскопанное и отныне бережно хранимое античное «язычество».

В русской литературе начала XIX в. эти противоречия нашли свое непосредственное отражение и стали в свою очередь одним из средств художественного выражения для поэтов и писателей. Италия ассоциировался с современными поэтам и писателям образом страны, Древний Рим связывался с Великой Римской империей времён Нерона, Августа, Цезаря и других римских правителей. В поэзии А.С.Пушкина и его современников Рим характеризовался как вечный, великий, величавый, неодолимый, сильный, гордый, свободный, рабский падший, всепожирающий, ужасный, развратный, а Италия – святая, счастливая, прекрасная, прелестная, златая, цветущая Авзония.


ЛИТЕРАТУРА

1. Автухович Т.Е. Рим в русской поэзии первой половины XIX века: эмблема - аллегория - символ - образ // Образ Рима в русской литературе: Межд. сб. науч. работ: Рим - Самара, 2001.

2. Батюшков К. Н. Сочинения в двух томах. Т.1. - М., 1989.

3. Бочаров И., Глушакова Ю. Итальянская Пушкиниана. М., 1991.

4. Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. / Сост. В. Орлов. – М.: Художественная литература, 1951.

5. Зиновьева О.А. Концепт Италия в поэтической концептосфере А.С.Пушкина // Текст – дискурс – картина мира. Вып.3. Воронеж: Истоки, 2007.

6. Комолова Н.П. Предисловие // Италия и русская культура XV-XX веков. М., 2000.

7. Муратов П.П. Образы Италии. - М.: Республика, 1994.

8. Немцев В.И. Рим в русской культуре // Образ Рима в русской литературе: Межд. сб. науч. работ: Рим - Самара, 2001.

9. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 17 т. Т 1. – М.,: Воскресенье, 1994.

10. Созина Е.К. Римская тема в русской литературе // Созина Е.К. Сознание и письмо в русской литературе. Екатеринбург, 2001.


[1] Автухович Т.Е. Рим в русской поэзии первой половины XIX века: эмблема - аллегория - символ - образ // Образ Рима в русской литературе: Межд. сб. науч. работ: Рим - Самара, 2001. С.75.

[2] Созина Е.К. Римская тема в русской литературе // Созина Е.К. Сознание и письмо в русской литературе. Екатеринбург, 2001. С. 89.

[3] Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 17 т. Т 1. – М.,: Воскресенье, 1994. – С. 83

[4] Там же.

[5] Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 17 т. Т 2. – М.,: Воскресенье, 1994. – С. 124

[6] Там же. С. 156.

[7] Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. / Сост. В. Орлов. – М.: Художественная литература, 1951. – С. 23-24.

[8] Там же. С. 24-25

[9] Там же. С. 272.

[10] Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. / Сост. В. Орлов. – М.: Художественная литература, 1951. – С. 272.

[11] Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. / Сост. В. Орлов. – М.: Художественная литература, 1951. – Письмо5. Генуа, 3 сентября. - С. 355

[12] Там же. Рим, 15 октября. – С. 356.

[13] Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. / Сост. В. Орлов. – М.: Художественная литература, 1951. – С. 91.

[14] Батюшков К. Н. Сочинения в двух томах. Т.1. - М., 1989.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий