регистрация / вход

Е. Гришковец: жизнь, творчество, особенности сатиры

Ознакомление с жизненным путем и творчеством Евгения Гришковца. Выявление характерных для произведений писателя тем, идей и художественных средств. Определение особенностей и своеобразия сатиры автора. Литературный анализ спектакля "Как я съел собаку".

Е. Гришковец: жизнь, творчество, особенности сатиры

Впервые с этим писателем, актёром, Е. Гришковцем, я познакомился на одном из уроков литературы. Для меня фамилия этого писателя прозвучала, как в первый раз, до того момента о Гришковце мне не было известно ничего. Мы смотрели видеозапись спектакля этого писателя.

Вот, на экране появляется человек, совершенно не знакомый. Он был одет в потрепанную белую рубаху, серые брюки, чёрные классические туфли, на его носу - средние круглые очки. Лицо было какое-то помятое и измученное, но приятное и вселяющее чувство доверия. Голос картавый, но это даже нравилось.

В первые минуты мне показалось, что это просто юморист, который говорит о повседневном, перепрыгивая с темы на тему и стараясь рассказывать, как можно внятней, но он пытался и объяснить эту повседневность. Я задумался. Он объяснял то, о чём думал я, но мне не хватало слов, аргументов, чтобы выразить свои чувства и размышления, а Гришковец вдруг, в один момент расставил очень многое на свои места. Я о многом задумался – это были вопросы, касающиеся смысла и цели жизни. Для нас, старшеклассников это сейчас особенно актуально. Эта тема актуальна, так как человек, смотря, читая его произведения, видит себя изменившегося в старых декорациях, и по прежним отметинам строится график его души. В нём узнаёшь свои, никогда никому не произнесённые слова, недодуманные мысли, невыраженные чувства. Человек стремится узнать себя всегда. Для меня Е. Гришковец стал открытием, поэтому мы решили сделать опрос, чтобы узнать. Знают ли Гришковца в нашем лицее. Нами было опрошено 112 человек, среди которых учащиеся 9-11 классов и педагоги лицея, также мы опрашивали своих знакомых и родственников. Мы выяснили, что знают этого писателя 51% учащихся, 33% взрослых. Совершенно неизвестен этот писатель 51% человек. В России Е. Гришковец достаточно известная личность. Этому свидетельствуют сайты в Интернете, афиши театральных представлений в Москве и С-Петербурге, плотный график гастролей, созданный международный Фан-клуб ис 1998 года уже сыграно более 1500 спектаклей в разных городах и странах. Отсюда следует вывод, что этот писатель модный и востребованный для нынешнего поколения. В связи с вышесказанным определилась цель нашей работы. Она заключается в том, чтобы узнать, познакомиться с творчеством, с жизнью Е. Гришковца, выявить характерные для его произведений темы, идеи и художественные средства, определить, в чем особенность сатиры Гришковца, каковы традиции жанра и в чем его своеобразие. Также мы согласны с Дмитрием Баком, литературным критиком, профессором РГГУ в том, что "…надо же рассказать людям о вечном искусстве, нарождавшемся у них прямо под носом, в городе химических заводов и угольных разрезов! Конечно, рассказать надо, тем более что сам-то художник этого никогда не сделает: не умеет".

В связи с поставленной целью, определились задачи работы: изучить все, что известно критике о Е. Гришковце, сопоставить эти исследования и проанализировать один из спектаклей этого писателя и артиста, творящего свои произведения в жанре артрипризы.

Евгений Валерьевич Гришковец родился 17 февраля 1967 года в городе Кемерово. В 1984 году окончил среднюю школу и поступил на филологический факультет Кемеровского государственного университета. Срочную воинскую службу проходил на Тихоокеанском флоте. В 1988 году после демобилизации вернулся к учебе. С 1988 по 1990 год занимался в студии и играл в университетском театре пантомимы. В 1990 году организовал независимый театр "Ложа", в котором было поставлено 9 спектаклей. В 1998-м переехал в Калининград. Тогда он же представил в Москве на зрительский суд свой первый моноспектакль "Как я съел собаку", за который в 1999 году был удостоен Национальной театральной премии Золотая маска в номинациях "Новация" и "Приз критиков". Живя в Калининграде, Гришковец часто бывает на гастролях со своими театральными работами, превратившимися за несколько лет в классику, не только в городах России, но и Европы, где стал желанным гостем многих престижных фестивалей (Авиньон, Вена, Париж, Брюссель, Цюрих, Мюнхен, Берлин). Кроме пьес, Гришковец пишет книги и записывает музыкальные альбомы.

Среди его произведений пьесы:

В 1998 году написана пьеса "Как я съел собаку".

1999 год — пьесы "Одновременно", "Зима" и "Записки русского путешественника".

2001 — пьесы "Город", "Планета", "Дредноуты".

2003 — спектакль "Как я съел собаку" выпущен в виде аудиокниги.

6 октября 2003 — премьера спектакля "Осада" в Москве.

Май 2004 — Венский фестиваль, спектакль "Дядя Отто болен".

2005 — спектакль "По По" (третья редакция написанной ещё во времена "Ложи" пьесы).

Некоторые спектакли ("Как я съел собаку", "Одновременно" и др.) Евгений Гришковец играет сам, некоторые ("Осада", "Зима" и др.) идут на сценах московских и не только театров.

Первая книга — "Рубашка" — была выпущена в апреле 2004 года издательством "Время", Москва. Её герой, измученный влюбленностью и метущийся по жизни, несмотря на свое видимое материальное благополучие, человек ставит перед собой и своим читателем острые вопросы и решает их с оптимизмом и легкостью, выдающимися для своего безотрадного времени. В качестве событий — дружеские пьяные разговоры, телефонные исповеди любимой женщине, вправление мозгов нерадивым работягам, беседа с интеллигентным таксистом, а в перерывах — сны о чем-то главном и мысленные монологи о сути вещей.

Вторая книга Евгения Гришковца — "Реки" — вышла в московском издательстве "Махаон" в апреле 2005 года. Как и всё, что делает Гришковец, "Реки" — произведение пронзительное и очень теплое, для тех, кто находит причины жить там, где родился и для тех, кто нашел причины, чтобы уехать; о странном чувстве Родины, о странных системах координат во времени и пространстве, вызывающих у нас улыбку или же заставляющих плакать. Это повесть о ненаписанном, объем которой дает ваша собственная история.

В апреле 2006 года издательством "Махаон" выпущена третья книга "Планка", состоящая из нескольких рассказов. "В новых рассказах Евгения Гришковца можно расслышать эхо Чехова, Шукшина и его собственных пьес-монологов. Он писал и продолжает писать современные истории о смешных и трагических пустяках, из которых состоит наша жизнь. Бытовая ссора, хронический недосып, разбитая банка с маринованными огурцами.… Любая ерунда под пристальным взглядом писателя приобретает размах почти эпический, заставляет остановиться на бегу и глубоко-глубоко задуматься. Рассказы эти — лучшая терапия для человека, задерганного будничной гонкой и забывающего смотреться в зеркало. Посмотришь — и кажется, что жизнь твоя не так уж бессмысленна. Ее есть за что полюбить" (Ян Шейнкман, "Независимая газета").

В сентябре 2007 года издательством "Махаон" выпущена четвёртая книга Евгений Гришковца — "Следы на мне", состоящая из девяти, казалось бы, не связанных напрямую друг с другом рассказов, но документально повествующих о детстве и юности писателя. "Имена, события, факты и географические названия реальны. Всё остальное — литература", — говорит о своей книге Гришковец.

Кроме этого, Евгений Гришковец еще и музыкант. В декабре 2002 года Гришковец записал совместно с группой "Бигуди" первый музыкальный альбом "Сейчас". В ноябре 2004 появился следующий альбом — "Петь". Евгений Гришковец о своём музыкальном творчестве говорит так: "Я петь не умею. Не то, чтобы не умею, а совсем не пою. Мне нравится, как поют другие, и самому хотелось бы петь. Но и первый, и второй альбомы с „Бигуди" — это как раз голос не поющего человека, который может (я так надеюсь, во всяком случае, меня эти две пластинки сильно успокаивают)… может успокоить еще не одну тысячу человек из тех, которые хотят петь, но петь никогда не смогут. Не потому что это никому не надо, а потому что нет голоса, слуха и так далее".

Фильмография этого писателя также широка:

2002 — Азазель.

2003 — Прогулка.

2003 — Как я съел собаку — видеоверсия спектакля.

2004 — ОдноврЕмЕнно — видеоверсия спектакля.

2005 — Планета — видеоверсия спектакля.

2005 — Не хлебом единым.

2005 — В круге первом.

2007 — Дредноуты — видеоверсия спектакля.

Писатель Гришковец отмечен и различными наградами:

o 1999 год. Гришковец удостоен премии "Антибукер" за наброски к пьесам "Зима" и "Записки русского путешественника".

o 2000 год. "Золотая маска" в двух номинациях — "Новация" и "Приз критики" и Национальная премия "Триумф".

o 13 марта 2004. Показ всех моноспектаклей Евгения Гришковца в один день фестиваля "Золотая маска" внесен в книгу рекордов Гиннесса.

o 1 сентября 2004. Роман "Рубашка" признан дебютом года. Книга вошла в "длинный список" Букера.

o 11 сентября 2007. Премия Евгению Гришковцу "Русский бриллиант" в номинации "Исключительность".

В честь Е. Гришковца создан официальный международный Фан-клуб. Вот что там о нём говорят: "За рекордно короткий срок (какие-то три-четыре года) Евгений Гришковец из провинциального режиссера, известного в узких профессиональных кругах, превратился во всеобщего любимца, заласканного прессой, публикой и жюри самых престижных премий. В 1999 после представления пьесы "Как я съел собаку" Гришковец, практически, проснулся на следующее утро знаменитым, потому что всякий, слушающий эту пьесу, уверен что "этот неказистый картавый мужчина" говорит именно о нём. Часто люди даже не знают как правильно произнести его фамилию (нам уже приходилось слышать: Гишковец, Грешковец, Гришкавец, Грищковец и т.д.), но каждый знает - пьесы "Как я съел собаку", "Одновременно" и другие."

Олег ВЕРГЕЛИС ("Зеркало недели") пишет следующее: "Культовый — и все тут. К Евгению Гришковцу с иными определениями теперь не подъезжай. Человек-театр, персонаж, создавший свой, особый, неважно где прописанный, но, как говорят некоторые критики, "наивный и гармоничный театр", за какую-то пятилетку он стал одним из самых востребованных (и самых высокооплачиваемых, сам признался) сценгероев смутного времени: "Одновременно", "Планета", "Дредноуты", "Записки русского путешественника", "Зима"… Театральному социуму эти названия говорят сами за себя. Теперь же почетный гражданин Кенигсберга г-н Гришковец вплотную решил заняться еще кино и телевидением. На украинском канале НТН он согласился вести социальный телепроект "Профессия: Гришковец". А на московском канале СТС у Роднянского за ним остается проект "Настроение". Штампы глянцевых журналов, живописующих Гришковца как человека из некоего "астрала", слегка не от мира сего — такого-разэтакого "постороннего" — выдумки пиарщиков. Даже в пафосном столичном "Премьер-паласе" (недалеко за столиком сидел А. Зинченко, мельком переводя взгляд в сторону Е. Г.) драматург-актер-режиссер показался очень конкретным."

Ирина Мешакшина (журналистка):

"Различных книг современное общество читает много, но вот авторов их в лицо не знает и не узнает. Хотя Гришковец не тот случай, это отдельный элемент в литературе, который впервые заставил не только знать все произведения автора на память, но и узнавать его в лицо. Гришковца знают и читают, смотрят его спектакли, слушают то, что он делает с группой "Бигуди". Сейчас вас обвинят в невоспитанности и бескультурье, если вы не читали "Рубашку" и ни разу не смотрели самую короткую программу на телеканале "СТС", где все тот же Гришковец рассказывает самые простые истории из жизни. Евгений Гришковец первый элемент, которому удалось стать лицом известным — всему виной десятки спектаклей, среди которых самый известный в последнее время "Как я съел собаку" и публичная раскрутка его персоны на гастролях. Только хорошо ли, что скромный автор не в тени, как другие, как полагается по законам жанра? Автор купается в театральных прожекторах, лучах славы и улыбается своему читателю из экранов телевизора. А это знаете ли уже попсово, и быть элементом поп-культуры интеллектуальному литературному деятелю просто неприлично. Но сам Гришковец, как оказалось, так не считает."

Пётор ПОСПЕЛОВ (критик): "Он говорит обо всем сразу - как смотрит телевизор, как воспринимает войну, как не может определить самого себя, как ощущает наступление третьего тысячелетия... Отделить автора от героя невозможно - то ли это искренний рассказ человека о самом себе, то ли это все же пьеса, которая написана и исполняется актером. Все-таки второе: кусочек сцены огражден ниточкой с четырех сторон; переступая через ниточку, персонаж становится снова Гришковцом. Эффект рассказа от первого лица - как в повести "Москва-Петушки". Впрочем, это пьеса конца века: в ней нет никакого алкогольного мистицизма, никаких ангелов - но нет и нынешних наркотиков и творческих пограничных состояний. Все ясно и прозрачно - перед нами виртуозно очерченная картина обывательского сознания, которое на поверку оказывается (почти как у братьев Коэнов в "Фарго" или "Большом Лебовском") поэтичным, человечески наполненным и ценным".

Для примера анализа сатирического произведения Гришковца нами выбран рассказ Гришковца "Другие" . В нём он рассказывал о своей службе в Морфлоте. Обо всех тяготах и радостях службы. Он разделяет свою жизнь на две части: до армии, после неё и в армии. В Морфлоте он стал "иным, то есть тело его, внутри не он, а до армейской жизни и после - это он".

Служа на флоте, Гришковец понимает, что есть другие люди: " Я помню, как обнаружил, что есть другие. Помню, как случилось это, столь, казалось бы, очевидное открытие. Мне открылось, что все люди другие. Не такие же, как я, а другие. Все! И мир не населён мною Размножённым на миллиарды людей. Все другие люди они совершенно другие, а я другой для них. Вот так! Я помню, как это открылось мне, как я был ошеломлён и как в первый раз стал всматриваться в людей, даже хорошо мне знакомых, после этого открытия". То, что их приравняли всех на флоте и повлияло на такую точку зрения. Сам рассказ состоит из трёх частей: Другие, Встреча с мудростью, Последний праздник. То, как они написаны, необычно. Автор может перескакивать с темы на тему, как в разговорном стиле. Встречается множество повторов и чтобы передать, жизнь военного корабля, его экипажа без слов, которые раньше были не печатными, не обошлось. Первая часть начинается с определения Гришковцом смеха. Он приходит к выводу, что вдоволь посмеяться можно только с другими людьми, а не с собой, даже "размноженным". Далее он рассказывает о своём пути на поезде в место службы (Морфлот). Как прекрасно выглядели те два матроса (будто со старой киноленты), сопровождавшие их до места службы, и, как они потерялись среди остальных матросов после прибытия. Герой думает, что самыми тяжёлыми будут только пол года в "учебке", а дальше будет лёгкая и весёлая жизнь. Он попадает на "Русский остров", которым так пугали те два, сопровождавших, матроса. Когда его везли на катере туда, у него в пакете оставалось самое последнее и сморщенное яблоко, что давала ему мать. Он понимает то значение, которое оно для него представляло. Это яблоко было единственным, связывающим его с домом. Он медленно съедает яблоко с огрызком и отпускает высохший листок в море. Я думаю, в этом моменте герой понимает, что он один. Дальше в "учебке" за полгода его заставили забыть про его прошлую жизнь. Его представления об офицерах, которые должны быть статными, несходительными в один миг сломались. В их речи так и проскальзывали нецензурные слова, что просто не укладывалось в голове героя. Он на протяжении половины рассказа мечтал о том, кокой у него будет корабль. Он видел смысл службы в корабле, но не в "учебке". Вот через шесть месяцев за ним приезжает "упитанный капитан третьего ранга" и забирает в 93-йу бригаду БЭМ Сахалинской флотилии. В момент, когда они прибыли на пирс, герой не чувствовал радости, восторга от увиденных кораблей. Просто шёл и ни о чём не думал. При распределении попал на БПК "Гневный". Матросы их там приняли довольно хорошо. Герой понимает, вопреки своему старому мнению, что жизнь наполнена обязанностями, делами и людьми, чего раньше не замечал. Он задаёт себе вопрос: "Почему я раньше делал это и жил среди людей, но никогда не думал, что мне приходится это делать?" До него доходит, что он будет жить по чьим-то правилам. Герой проходит мужание. Бесспорно, оно происходит с каждым и одним из способов осознания себя мужчиной, взрослым является армия. Во второй главе упоминается боцман, которого все боялись и уважали. У него была фамилия Хомовский. У Хомовского было два любимца: герой и Джамал Беридзе, который очень плохо говорил по-русски, выделялся огромной физической силой и такой же ленью. Джамал с трудом принимал условия военной субординации. Хомовский всегда задействовал этих двух человек, если ему надо было что-нибудь. Об этих героях автор говорит, чтобы показать быт, службу, которую он прошёл. Одной из тех вещей, которые сглаживали службу отечеству, были котлеты по субботам. С этими котлетами связан интересный случай. Как-то Хомовский позвал солдат из стройбата, работающих на пирсе, пообедать на корабле (им забыли привезти обед свои). Они поднялись на палубу, и пошли в столовую. Их было восемь человек, а все котлеты строго по счёту и дополнительным было взяться неоткуда. Решили эту проблему очень просто. Каждый из моряков, сидящих за одним столом, дали по части от своей котлеты. Делали они это небрежно, с видом, что они едят такое каждый день и по нескольку раз. В итоге у солдат получилась целая гора ценных обломков. И в этот момент появляется Джамал Беридзе, который больше всех ждал эти котлеты! Он ворвался шумно, хохоча и… замер, увидев солдат. Он не знал, что их пригласил Хомовский. Он просто видел, что за его столом сидят и едят с наслаждением солдаты. Он замер. На его лице воцарилось спокойное выражение, которое появлялось в моменты полного непонимания ситуации. Герой видит, что тот сбит столку и ничего не может понять и не знает, что делать во всём том, что видит. Но спросить не мог! Как только он сел, ему принесли тарелку с котлетой и пюре. Джамал церемонно кивнул и больше не шелохнулся. Он сидел так, и когда с котлетами все покончили и добирали последние остатки пюре с тарелок, почти брезгливо, не глядя, покачал ею в воздухе… Он сделал это так бесшумно, но так, что все тут же посмотрели на него. Вслед за тем он обвёл глядящих на него, то есть всех нас, спокойным взглядом.

- Зае…ли (в смысли, надоели) эти котлеты, - сказал он низким голосом и метко выбросил котлету в открытый иллюминатор.

Воцарилась тишина, все члены экипажа корабля мысленно ему аплодировали В этот момент была одержана сокрушительная победа флота над армией и всеми другими родами войск. И подобных рассказов с Беридзе и героем множество. Здесь герой понимает величие мудрости: " В тот момент передо мной открылось величие мудрости, которая была растворена в мире, но не являлось мне так явно. Я понял тогда, что мудрость присутствует всегда и везде, только она растворена и не бросается в глаза. Но именно она сообщает регулярные и повторяющиеся движения всему-всему".

В третьей главе рассказывается о последнем празднике-Дне Рождение героя.

Герой его ждал, затаившись и надеясь… Ему удалось накопить денег со своего крошечного довольствия. Было принято угощать на день рождения своих ближайших сослуживцев и накрывать стол на вечерний чай для своей боевой части. Но так получилось, что про день рождения героя забыли из-за снегопада, но благодаря срочной телеграмме от родителей, офицерский состав вспомнил и ему разрешили пойти в увольнение. Он отправился в посёлок за десять километров от пирса, по жутким сугробам. Добравшись до магазина, герой купил леденцы "Дюшес", ириски "Золотой ключик", три пачки сигарет, какао-порошок "Альбатрос", банку яблочного повидла, маринады "Globus", водку. Возвращаясь, он думал о том, как ребята будут рады тому, что он купил. Ведь ни кто не пробовал эти маринады, и рассказывали про них только легенды. Но, подходя к пирсу, герой поскользнулся и о камень разбил всё стеклянное, а другое залил. Он очень расстроился и заплакал, сидя в темноте на пирсе. Поднявшись на корабль, он лёг спать и проснулся от команды "Подъём". Так прошёл последний праздник.

Идея: мужание юноши. Бесспорно, оно происходит с каждым и одним из способов осознания себя мужчиной, взрослым является армия.

Способы выражения: множество повторений, что приближает рассказ к разговору, использование жаргона, для большей передачи обстановки, разорванный сюжет, простота выражения мысли.Смех Гришковца грустный, так как в каждой жизненной (смешной) ситуации он старается увидеть смысл, а не просто обличить ради смеха.Это можно увидеть, проанализировав сцену с яблоком. Когда героя предостерегали два сопровождавших их матроса о "Русском острове" (Чтобы он туда не попал), но его туда забирают. И это смешно, но по пути на остров герой задумывается о том, что он теперь один, дом его далеко. Гришковец рассказывает как обычный человек, а заставляет задуматься о многом (Только ли армия помогает стать мужчиной? Каково ощущение последнего праздника? Что такое мудрость и как её "увидеть"?...). Его рассказы напоминают миниатюры Зощенко. В этом традиция, а своеобразие в том, что он сам пишет тексты, изготавливает декорации, ставит и играет спектакли.

Анализ спектакля "Как я съел собаку"

Спектакль "Как я съел собаку"поставлен по мотивам рассказа "Другие". С первого взгляда спектакль похож на юмористический монолог в довольно хорошем исполнении Гришковца. Но, наблюдая довольно серьёзные сцены и озабоченный вид актёра, понимаешь, что это не так. Я его пересмотрел два раза и сделал вывод о том, что этот рассказ о тех моментах жизни Гришковца, которые он не хотел бы пережить дважды или вообще не хотел. Из названия "Как я съел собаку" также понятен смысл спектакля. Это значит некий горький опыт, который не хотелось бы повторить. К этому опыту он относит школу, службу на флоте, момент, когда он был пьян, "реабилитационная" жизнь после службы на флоте… Гришковец говорит о школе, службе и не понимает, он ли это. Для Гришковца всегда стоит вопрос, когда играет в этом спектакле, где он, а где персонаж. Потому, что этот персонаж будет рассказывать часть его жизни и физически это будет он.

Гришковец рассматривает себя в моменты учёбы, службы, как другого человека, не себя. Тот персонаж лучше, чем он сам: "Я стремлюсь к славе, аплодисментам, а персонаж просто хочет хорошо жить".

Декорации: сцена представляет из себя освещённый чёрный квадрат, за пределами которого не видно ничего. В квадрате и за его пределами лежат канаты. По середине стоит стул, сбоку ведро…

Гришковец играет один. Он одет в настоящую матросскую робу, бескозырку и белые штаны.

Основная идея спектакля заключается в приобретение горького опыта жизни и становление мужских качеств: ответственности, самостоятельности… На мой взгляд, то, что Гришковец играет главную роль, сам делает декорации, подбирает музыку, очень помогло в осознании зрителем сути этого спектакля. Ни кто не сможет в точности передать того, о чём думает автор, кроме него самого. Вот, как говорит Гришковец об этом: "…Почему-то какие-то люди захотели выучить наизусть и сыграть мои пьесы. Но я стараюсь не смотреть эти спектакли, так как наверняка они не совпадут с тем, как я это вижу. Я приду на спектакль, а люди поставили его, они любят его, а мне не понравится. И хотя я обычный зритель в этой ситуации, ко мне будет повышенный интерес и мне придётся лгать или говорить обидные слова. И они расстроятся и огорчатся, и потом человек с меньшим удовольствием будет дальше играть. Но не ревностно. Я стараюсь всячески помогать в таких случаях. Вы поймите, "Как я съел собаку" поставлен от Японии до Бразилии, тут ревности не хватит". Гришковец передаёт всё то, о чём он думает, при помощи пантомимы, не цензурных выражений и очень простого языка, чтобы быть ближе к слушателям, и у него это получается.

Вывод

Писатель Гришковец - всякий раз иной. Повествование может идти и от первого, и от третьего лица, но это всегда он. Общее в разных Гришковцах – читательское восприятие. Он вызывает внятную, сырую, честную эмоцию – просто смех и просто слезу.

Гришковец с трудом попадает под привычную классификацию, на него не клеится этикетка. Он не встраивается, как не встроить ни в какое фиксированное искусство кусок жизни. Он отважно решился совместить художество и нелепо - невнятную повседневность. Евгений Гришковец пишет "как в жизни" - запинаясь, спотыкаясь, путаясь. В нём узнаёшь свои, никогда никому не произнесённые слова, недодуманные мысли, невыраженные чувства. Попадания точны: болезненные, как укол, и радостные, как поцелуй. Обыденное и очень хорошо знакомое опознается как исповедальное и неожиданное. Все это при чтении не столько воспринимается, сколько узнаётся. Человек видит себя изменившегося в старых декорациях, и по прежним отметинам строится график его души. Так персональные откровения Гришковца, совпадая с остальными людьми, будоражат и пополняют знание о себе. При этом проза Гришковца – всегда конкретна и изобразительна. Стиль подчинён стремлению ухватить "кусок из жизни". Фирменный знак – он не боится и не стесняется признаться в "очевидном открытии". По-настоящему существует только пережитое, а не узнанное.

гришковец сатира спектакль

Литература

1.) Дмитрий Бак (литературный критик, профессор РГГУ)

2.) Евгений Гришковец "Планка"; издательство "Махаон" 2006 год

3.) Пётр Вайль "Другой Гришковец"; вступление к рассказам "Планка"

4.) Ян Шекман, аннотация, текст на обложке, 2006. "Планка"

5.) Евгений Гришковец "Следы на мне"; издательство "Махаон" 2007 год

6.) Интернет: Григорий Заславский "Дневник театрального критика", Евгений Гришковец "Как я съел собаку", Популяризация Гришковца, Пётр Поспелов "Театральная площадь глазами нетеатрального критика".

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий