регистрация / вход

Сверхповести Хлебникова

В. Хлебников — один из признанных лидеров русского авангарда. Литературный жанр, изобретенный писателем, свободное сочетание всевозможных традиций, смешение стилей. Основной художественный принцип построения сверхповести, наиболее известные произведения.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

БАЛТИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. И. КАНТА

ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОЛОГИИ И ЖУРНАЛИСТИКИ

КАФЕДРА ИСТОРИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Реферат

По дисциплине: «Авангард»

На тему: «Сверхповести Хлебникова»

Калининград 2010г.


Велимир Хлебников — один из признанных лидеров русского авангарда начала XX века. Многие футуристы, в том числе, и Маяковский, называли его своим учителем.

Хлебников искал пути проникновения в смысл мироздания. Героем его творений становится “человек вообще”, пребывающий на пересечении настоящего, прошлого и будущего, включенный в цепь мироздания.

Исходя из этого, он осуществляет дорогой ему замысел новой синтетической жанровой формы - “сверхповести”.

Сверхповесть — литературный жанр, изобретённый Велимиром Хлебниковым. В жанре сверхповести работал сам Хлебников и ещё некоторое незначительное количество его последователей.

По определению изобретателя, сверхповесть, в отличие от повести, складывается не из слов, а из самостоятельных отрывков.[1]

В предисловии к «Зангези» (1922) Велимир Хлебников пишет следующее: «Сверхповесть или заповесть складывается из самостоятельных отрывков, каждый с своим особым богом, особой верой и особым уставом.

Строевая единица, камень сверхповести, – повесть первого порядка. Она похожа на разноцветное изваяние из разноцветных глыб разной породы, темно-белого камня, плащ и одежда – голубого, глаза – черного. Она вытесана из разноцветных глыб слова разного строения. Таким образом, находится новый вид работы в области речевого дела. Рассказ есть зодчество из слов. Зодчество из рассказов «есть сверхповесть»»[2] . Такое своего рода мозаичное построение сверхповести и дает возможность автору не следить за повествовательным развитием одной мысли в рамках одного сюжета, а затрагивать любые темы и идеи, пусть даже логически не связанные между собой. Сверхповести включают и прозаические, и поэтические части. Особенности данного жанра позволяют задействовать многоплановую проблематику прозы и поэзии Хлебникова. Как видно из приведенной выше цитаты, сверхповесть автор также называет «заповесть». По толковому словарю Даля, «заповестить» означает объявить заранее, предуведомить. Таким образом, уже в самом названии жанра прослеживается установка Хлебникова на воспроизведение не только открытых им законов времени, но и других наиболее значимых философско-религиозных идей в концепции поэта.

Первая сверхповесть «Дети Выдры» была написана в 1913 году.

«Дети Выдры» — монтаж из шести частей, «парусов», автономность которых проявляется и в их жанровой принадлежности, и в их тематике. Р.О. Якобсон в своей знаменитой первой работе о Хлебникове заметил: «Есть у Хлебникова произведения, написанные по методу свободного нанизывания разнообразных мотивов. Таковы, пожалуй, “Дети Выдры”. Этот метод освящен многовековой давностью, но для Хлебникова характерна его обнаженность — отсутствие оправдательной проволоки».[3]

Произведение начинается с двух небольших прозаических текстов (1-й и 2-й парус), написанных «ремарочным» стилем, в которые вкраплены куски стихотворений. За ними следует эпическое повествование в стихах (3-й парус), рассказ «Смерть Паливоды» (4-й парус), драматическая поэма в трех частях (5-й парус) и стихотворный «разговор мертвых» (6-й парус). Сверхповесть наполнена персонажами из разных периодов истории человечества, однако ее главные герои — мифологическая пара, Сын и Дочь Выдры. Они появляются на свет в первом парусе, где Сын Выдры в роли культурного героя способствует превращению изначального мирового «хаоса» в пригодный для жизни «космос» В следующих частях эти герои путешествуют во времени, то созерцая разные события, то участвуя в них под теми или другими личинами. В 5-м парусе Хлебников излагает в стихотворной форме свою теорию о циклической природе времени и о детерминированности исторических событий. Действие 6-го, последнего, паруса, озаглавленного «Душа Сына Выдры», буквально происходит в сознании героя, который открыто отождествляет себя с автором сверхповести: на сцене появляются карфагенский полководец Ганнибал и его римский соперник Сципион, а также «духи великие» из прошлого славянских народов, включенные в текст по разным причинам (Коперник, Ломоносов, Ян Гус, Святослав, Пугачев, Разин, Артемий Волынский). Сверхповесть заканчивается советом, который дают «духи великие» Сыну Выдры. Однако в чем заключается этот совет – читателю не позволено узнать.

В чем заключается главная идея «Детей Выдры»? Четко ответить на данный вопрос нелегко, так как сверхповесть является своего рода итогом целого периода творчества Хлебникова и в тексте отсутствует эксплицитная мотивация сюжетного развития. Тем не менее, сходство структуры большинства эпизодов, из которых состоит сверхповесть, приводит к выводу, что в лице главного героя, Сына Выдры, вместе с его разными «локальными» двойниками, Хлебников прославляет героическое поведение и героическую борьбу, доведенную до конца — либо победного, либо гибельного. Центральные для авангарда мотивы бунтарства и борьбы были связаны для раннего Хлебникова с определенными идеологическими и культурными установками, его увлечением славянофильскими идеями и отрицательным отношением к западным влияниям в русской культуре.[4]

Весной 1916 года Хлебников уехал в Астрахань и оттуда 8 апреля был мобилизован на военную службу, в 93-й запасной пехотный полк, находившийся в Царицыне. Военная служба давалась Хлебникову с большим трудом, о чём свидетельствуют его письма родным и знакомым. В это время он написал большое количество антивоенных стихотворений, которые позже составили произведение «Война в мышеловке», которое является одним из подвидов Хлебниковской сверхповести - сверхпоэмой. Единственное ее отличие от сверхповести - отсутствие прозаической части.

«Война в мышеловке», создавалась в 1915 – 1922 гг., в период наиболее ярких политических событий. Поэтому проблемы войны, судеб человечества были особенно актуальны.

Выражение «война в мышеловке» означает войну в «судьболовке», войну судеб. Первоначально Хлебников назвал это произведение «Я и Вы». «Я» противопоставлено всему окружающему миру. «Война в мышеловке» не только отражает войну в собственном смысле этого слова. Прежде всего, речь идет об идеологической войне, о выпаде автора против самоистребления человечества, о вызове смерти или войне против войны.[5]

В «Войне в мышеловке» прослеживается идея поэта о создании всеобщего универсального государства Земного Шара.

Поэма “Азы из узы” (1919-1922), написанная в разгар гражданской войны, когда поэт готовился осуществить свое давнее желание совершить паломничество на Восток, к “прародине человечества”, представляет собой нечто вроде мифопоэтической панорамы Азии. В ней отразились непосредственные впечатления русской революции и вести об освободительных движениях на Востоке, в которых Хлебников видел истоки будущего единства освобожденного человечества. [6]

Главная мысль «Азов из Узы» заложена в самом названии. При этом трактовать его можно по-разному. Узы – это оковы, или все что привязывает или связывает нравственно. Аз, по Хлебникову, есть и «освобожденная личность, освобожденное я», и сокращение слова «Азия». [7] Для писателя «Азия есть не только северная земля, населенная многочленом народов, но и какой-то клочок письмен, на котором должно возникнуть слово Я» . [8] Таким образом, «Азы из Узы» можно трактовать, как прорыв Азии в союзе с Россией из оков времени и пространства, чтобы следовать к великой цели единения народов: «Думалось, что у устья Волги встречаются великие волны России, Китая и Индии, и что здесь будет построен Храм изучения человеческих пород и законов наследственности, чтобы создать скрещиванием племен новую породу людей, будущих насельников Азии» .[9]

Первая часть поэмы посвящена созданию единой книги.С одной стороны, Единая книга – это единая религия и единый язык. С другой стороны, здесь отражается понимание целого мира как книги. Вторая часть сверхпоэмы — «Азия» -олицетворяет идею пространства, воплощенного в разных эпохах, тогда как третья часть - «Современность» - символизирует идею времени, объединяющего страны и культуры мира в синхроническом срезе. Следующая и последняя часть – «Заклинание множественным числом». Она завершается строками, в которых отражается разочарование Хлебникова в Азии, которая оказывается равнодушна к проблемам человечества и не желает бороться за объединение народов, религий и языков.

Стремление к всеединству человечества, объединению религий и языков, созданию универсального государства является сквозным мотивом «Азов из Узы» В.Хлебникова.

Наиболее известное произведение Хлебникова в жанре сверхповести — «Зангези», написанная в 1921—1922 и выпущенная после смерти поэта в июле 1922 года. Сам Хлебников называл ее своим любимым детищем.

«Зангези» с поразительной последовательностью отражает символику Больших Арканов Таро, древнейших гадальных карт. Во-первых, сверхповесть состоит из 21 плоскости, не считая введения. Это соответствует числу Больших Арканов (21+1). При этом совокупность плоскостей «Зангези» названа колодой. Во-вторых, названия глав (плоскостей) соответствует названиям карт.

Эта сверхповесть вобрала в себя мысли и идеи Хлебникова последних лет. Зангези – главный герой произведения, alter ego автора. Он излагает «законы времени», учение о звездном языке, поет песни на звездном языке. Зангези – новый пророк.

Зангези сливается с образом автора, так как сам Хлебников отождествлял себя со своим героем. Зангези – это имя-символ, которое можно трактовать по-разному. Первая версия - влияния философии Пифагора на поэта. С другой стороны, слово «Зангези» может являться контаминацией названий рек – Ганга и Замбези. Носитель этого имени не имеет национальности, и его язык понятен для разных народов (Ганг и Замбези воспринимаются как символы Евразии и Африки). Кроме того, в мифологии западносибирских татар (Хлебников изучал мифы народов Востока) Занги (Санги) – дух – хозяин хлева, который мог показываться людям в виде животных. Такая трактовка тоже возможна, если Хлебникову важно подчеркнуть, что язык Зангези понимают даже животные и птицы.

Судьба его близка судьбе многих пророков. Вначале люди, собравшиеся слушать Зангези, готовы поверить ему, они ждут нового пророка. Увидев Зангези, они спрашивают: «Он спасительный круг, брошенный с неба?» Слушатели быстро проникаются его учением и прославляют нового учителя: «Он божественно врет. Он врет, как соловей ночью». Люди готовы идти за новым пророком: «Мы – верующие, мы ждем. Наши очи, наши души – пол твоим шагам, неведомый». Но Зангези читает еще одну проповедь, и люди пугаются: «Боги улетели, испуганные мощью наших голосов. К худу или к добру?» Зангези продолжает свое дело, и вот уже ученики кричат: «Зангези! Что-нибудь земное! Довольно неба! Грянь „камаринскую“! Мыслитель, скажи что-нибудь веселенькое. Толпа хочет веселого. Что поделаешь – время послеобеденное». Но Хлебников-Зангези не мог услаждать толпу, не мог «грянуть камаринскую», и толпа уже готова от слов перейти к делу: «Будет! Будет! Довольно! Соленым огурцом в Зангези! Ты что-нибудь мужественное! Поджечь его!» Но Зангези не прекращает проповеди. И вот – закономерный финал. Двое читают газету: «Как? Зангези умер! Мало того, зарезался бритвой… Поводом было уничтожение рукописей злостными негодяями с большим подбородком и чавкающей парой губ». Но эта развязка сверхповести оказывается ложной. Появляется сам Зангези и говорит: «Зангези жив. Это была неумная шутка».[10]

Как уже было сказано, плоскости по смыслу соответствуют Большим Арканам Таро. Это еще раз доказывает, что установкой Хлебникова было создать «Зангези» как своего рода сакральный текст. Ведь эти карты служат не только для гадания. Для оккультистов каждый из Больших Арканов Таро есть шаг на пути к Посвящению. По их мнению, тот, кто прочитает Книгу Тота, к которой восходят эти карты, до конца, обретет бессмертие. И в последней плоскости сверхповести есть намек на победу над смертью. Зангези оказывается жив, несмотря на то что в газетах сказано, будто он «зарезался бритвой» .[11]

Мечта о бессмертии человека получает здесь свое отражение.

Суть сверхповестей заключается во все-жанровости и сверх-жанровости. На смысловом уровне это проявляется в свободном сочетании всевозможных традиций, как рационально - «классицистических" так и мифологических.

В сверхповестях, как во многих других произведениях Хлебникова, мы находим особое смешение стилей: парадоксальная логика соседствует с горечью неприятия тогдашнего общества, юмор – с патетикой. Безудержная фантазия – ведущая черта его поэтической системы.

Хлебников в своих сверхповестях — наблюдается расширение не только границ жанра, но и совершенно иное построение текста — «монтажное, а не последовательное». По замечанию М. Полякова, Хлебников осуществил мечту немецких романтиков об универсальном жанре, всеохватывающем жизнь в ее земном и космическом измерении. Основной художественный принцип построения «сверхповести» — прием немотивированного сдвига, смещения — временного, сюжетного, стилистического (ирония, трагедия, гротеск, игра слов).[12]

Хлебников, как единственный в своём роде будетлянин, самобытный русский футурист, живший в эпоху безвременья искал новые формы выражения. Он поразительно умел сочетать запросы ожидаемого им будущего с какой-то дремучей архаикой, близкой и родной русскому человеку. Разумеется как форма литературного произведения, его жанр тоже попадали в сферу его эксперимента.

писатель авангард хлебников сверхповесть


[1] http://ru.wikipedia.org/wiki/Сверхповесть

[2] Хлебников В.В. Творения. Сост., подгот. текста и комментарии В. П. Григорьева и А. Е. Парниса. М.: Советский писатель, 1987. С. 473.

[3] Якобсон Р.О. Новейшая русская поэзия. Набросок первый: Подступы к Хлебникову // Мир Велимира Хлебникова: Статьи. Исследования (1911—1998). М., 2000. С. 41

[4] Хенрик Баран. "Сверхповесть" Хлебникова "Дети Выдры" (об одной архивной находке)// Независимый филологический журнал, № 75 , 2005.

[5] Лукьянова Ольга. Сверхповести и сверхпоэмы В. Хлебникова: «Дети Выдры», «Война в мышеловке», «Азы из Узы», «Зангези». 2009.

[6] Дуганов Р. В. Велимир Хлебников: Природа творчества. М., 1990. С. 135.

[7] Хлебников В.В. Творения. Сост., подгот. текста и комментарии В. П. Григорьева и А. Е. Парниса. М.: Советский писатель, 1987. С 696.

[8] Хлебников В.В. Творения. Сост., подгот. текста и комментарии В. П. Григорьева и А. Е. Парниса. М.: Советский писатель, 1987. С 604.

[9] Хлебников В.В. Творения. Сост., подгот. текста и комментарии В. П. Григорьева и А. Е. Парниса. М.: Советский писатель, 1987. С 617.

[10] Старкина С. В. Велимир Хлебников. М: Молодая гвардия, 2007, С. 34.

[11] Хлебников В.В. Творения. Сост., подгот. текста и комментарии В. П. Григорьева и А. Е. Парниса. М.: Советский писатель, 1987. С. 504.

[12] Кравец В. Миф об Украине у В. Хлебникова // Поэзия русского и украинского авангарда: История, этика, традиции (1910 – 1990 гг.): Тезисы всесоюзной научной конференции. – Херсон, 1990. С. 61.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий