Доказательство как логическая основа аргументации

ТЕМА 26. ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Определение доказательства и его структура …. ….….…3 2. Виды доказательства. Правила и ошибки . …. ..12 3. Упражнения …. …. ..….17

ТЕМА 26. Доказательство как логическая основа аргументации

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Определение доказательства и его структура…………….……….….…3

2. Виды доказательства. Правила и ошибки……………….……….……..12

3. Упражнения……………………………………….…………….……..….17

Список использованной литературы……………….……………….……..18

1. Определение доказательства и его структура

Теоретическое познание и любая интеллектуальная деятельность обращены, как правило, к изучению аль­тернативных реальностей, отличных от эмпирически наблюдаемой действительности. В историческом познании или в судебном исследовании изучается методология реконструкции событий, фактов, отстоя­щих во времени в прошлое. В экономике или политоло­гии, в философии или социологии уточняются законо­мерности прогнозирования будущих экономических или социально-политических процессов. Поэтому зна­ния, получаемые в различных сферах научной и про­фессиональной интеллектуальной практики, в боль­шинстве своем, являются не истинами факта, а вывод­ными знаниями, полученными в результате цепи рассуждений. Они представляют собой информацию об изучаемом объекте, которая не может фиксироваться эмпирически, то есть с применением исключительно данных опыта, эксперимента, социологического опро­са и так далее, и лишь неявным образом содержащую­ся в исходных положениях научной теории или ее допу­щениях. Методологическая форма теоретического по­знания, с помощью которой можно получать новую информацию о ненаблюдаемых объектах, фактах или событиях, то есть выводное знание, определяется в на­учной и профессиональной практике процессом дока­зательства.

Доказательством называется методологическая форма теоретического познания, представляющая со­бой вывод тезисов из аргументов по определенным пра­вилам и способам демонстрации. Под тезисом понима­ется утверждение, являющееся предметом доказатель­ства. Аргументы — это исходные посылки и доводы субъекта, ведущего доказательство. Демонстрация в доказательстве образуется системой логических пра­вил, а также внелогических способов, приемов и средств, обеспечивающих обоснованный переход от аргументов к доказываемому тезису. Такова логическая структура операции доказа­тельства, являющейся обязательным атрибутом лю­бой интеллектуальной деятельности.

Опровержение — это методологическая форма на­учной критики в процессе интеллектуального взаимо­действия сторон, имеющих отличающиеся друг от друга точки зрения на обсуждаемую проблему. Оно на­правлено на разрушение доказательства, выдвинутого оппонирующей стороной, на демонстрацию ложности выводимого ею тезиса, наконец, на обоснование соб­ственного контртезиса, исходя из собственной кон­траргументации. Опровержением, таким образом, на­зывается методологическая форма интеллектуальной критики, представляющей собой доказательство необоснованности тезиса оппонента, а также вывод собственного контртезиса из контраргументов по оп­ределенным правилам и способам демонстрации. Итак, операция опровержения есть не что иное, как доказа­тельство положения, противоположного или даже противоречивого по отношению к ранее выдвинутому и обоснованному утверждению оппонента.

По природе источника аргументы доказательства и опровержения делятся на утверждение о фактах, те­оретические источники и ранее доказанные положе­ния. Важную роль источника обоснованного ведения доказательства играют предварительные определения вовлеченных в обсуждение понятий и терминологические соглашения. Например, в юридическом исследовании утверждения относительно фактов мо­гут иметь форму заключения эксперта по веществен­ным доказательствам. Все юридические законы и пра­вовые нормы, вовлеченные в рассмотрение обстоя­тельств дела, представляют собой теоретические источники, общепринятые положения, не требующие доказательства. Предварительно проверенные и оце­ненные в процессуальном порядке свидетельские по­казания можно рассматривать в качестве ранее дока­занных аргументов. В математике или физике явля­ется уже общеустановленным правилом предпосылка доказательству теоремы необходимых определений и дилемм. В сфере экономики и бизнеса при заключе­нии контрактов, договоров или соглашений принято предварительно знакомиться с фактическим финан­совым состоянием будущего партнера, с его рейтин­гом в среде хозяйственников. Теоретическим ис­точником философского исследования является все богатство дошедшего до нас историко-философского наследия; для психолога или социолога — это опробо­ванные тесты, методики.

По функциональной предназначенности аргументы доказательства классифицируются на основные, ис­ходные и дополнительные. Основными являются ар­гументы, необходимые и достаточные для исчерпыва­ющего обоснования доказываемого тезиса. Однако далеко не всегда в процессе интеллектуального взаимо­действия основная аргументация полностью приводится в самом начале обсуждения. Часто это делать про­сто нецелесообразно по определенным оперативно-тактическим соображениям, а более эффективным приемом оказывается ограничение начала обсуждения более узкими исходными аргументами, вовлекая до­полнительные по мере необходимости. Скажем, в судебной практике исходная аргументация стороны об­винения сформулирована в обвинительном заключе­нии, но может быть подкреплена дополнительными аргументами, полученными в результате перекрест­ного допроса или свидетелей. Основные аргументы со­впадают в данном случае с исходными: если аргументация, приведенная в обвинительном заключении, недостаточная, то дело возвращается судом на досле­дование либо вообще прекращается. Важно учитывать функциональную предназначенность аргументов в процессе ведения парламентской дискуссии или поли­тической полемики, при обсуждении возможностей на­лаживания деловых контактов, в подготовке доклада для публичного выступления.

По характеру связи содержания аргументации с предметом доказательства аргументы делятся на пря­мые и косвенные. Прямые аргументы непосредствен­но оказывают обосновывающий эффект на доказыва­емый тезис. Их содержание имеет однозначную логи­ческую связь с предметом доказательства, позволяющую сделать единственный вывод о приня­тии или отбрасывании обсуждаемого положения. Кос­венные аргументы обосновывают дополнительные, промежуточные или побочные тезисы, лишь по сово­купности которых можно сделать вывод об обсуждаемой точке в целом. В них содержание аргументации имеет с пределом доказательства неявную или много­значную связь, что позволяет в процессе доказатель­ства приходить к нескольким выводам. Например: показания свидетеля, наблюдавшего совершение пре­ступного деяния в достаточных для суда деталях, являются прямым доказательственным аргументом. Эти же детали, полученные по частям от разных сви­детелей, представляют лишь косвенные аргументы. Косвенной аргументацией при обсуждении политичес­ких или социальных программ является указание на имеющийся опыт аналогичных социально-экономи­ческих образований.

Как и аргументы, тезисы доказательства по функци­ональной мотивации делятся на основные, исходные и дополнительные. Такое деление связано с решением ряда прагматических и оперативно-тактических задач, направленных на эффективизацию процесса доказа­тельства в форме публичного обсуждения проблемы. Основной тезис — это система утверждений, по обо­снованию которых участник обсуждения возлагает на себя полные обязательства. К примеру, основными те­зисами политических оппонентов в полемике являют­ся их политические программы; в деловом конфлик­те — соответствие отстаиваемой точки зрения приня­тым в процессе заключения контракта или договора обязательствам сторон. В адвокатской практике веде­ния юридического диалога непременным обязатель­ством адвоката по отношению к клиенту является доказательное представление перед судом или другими правовыми органами его интересов и мнения по обсуж­даемому делу. Эти обязательства не могут быть нару­шены в ходе процесса.

Для эффективного ведения доказательства основно­го тезиса обычно требуются промежуточные или по­бочные доказательства утверждений, которые можно было бы использовать как аргументы типа ранее обо­снованных положений. Такие утверждения на­зываются дополнительными тезисами. Они суще­ственным образом облегчают процедуру ведения об­суждения и поясняют его логическую структуру. В качестве дополнительных тезисов в судебной практи­ке выступают, например, утверждения сторон о част­ных обстоятельствах дела, характеристика личности обвиняемого, выводы о социологическом фоне совер­шенного деяния. В заключении деловых контрактов важное значение имеет учет побочных эффектов, ко­торые могут служить дополнительными тезисами для соглашения. Для журналиста, убедительность работы которого прямо связана с многоплановостью, разно­образием аспектов анализа проблемы, использование дополнительных тезисов, подкрепляющих основной, просто необходимо.

Наконец, участники спора, беседы в процессе интеллектуального общения не связаны, как правило, обязательствами строго и однозначно очертить свою позицию, точку зрения — основной тезис доказатель­ства — в самом начале обсуждения проблемы. По раз­личным оперативно-тактическим причинам в практи­ке диалога это оказывается нецелесообразным. Более полезной в данном случае может стать расширитель­ная трактовка основного тезиса или, наоборот, его бо­лее узкая формулировка. Система утверждений, пред­ставленная участниками диалога для последующего обоснования в самом начале обсуждения проблемы, называется исходным тезисом доказательства. Исходный тезис в процессе доказательства и опровержения, конечно, должен изменяться до основного. Так, в деловой и хозяйственной практике профессионального об­щения заключению контракта между сторонами пред­шествует обсуждение договора о намерениях. Исходный тезис здесь является расширенной трактовкой основ­ного тезиса, следующего из контрактных обязательств. Наоборот, изложение содержащихся в контракте ис­ходных взаимообязательств сторон является узкой трактовкой тезиса-соглашения, если контракт — основ­ной тезис — включает пункты, определяющие дальней­шее совершенствование и развитие отношений между партнерами.

Формы демонстрации тезиса доказательства на ос­нове представленной аргументации наряду с логичес­кими правилами вывода допускают и внелогические способы, приемы и средства перехода от аргументов к доказываемому утверждению: прагматические, психологические, этические и эстетические. При этом следует учитывать, что в практике интеллектуального общения процесс доказательства обычно не имеет фор­му цепи чисто логических операций. Логические мето­ды доказательства здесь комбинируются с прагматичес­кими способами ведения эффективного обсуждения проблем, с психологическими средствами убеждения в правоте обосновываемой позиции, с этическими регулятивами контроля за пределами нравственно допус­тимых форм аргументации, наконец, с эстетическими приемами воздействия на оппонента или аудиторию в ходе публичного выступления.

Прагматика спора — это система способов эффек­тивного ведения доказательного диалога, выбранная в соответствии с его стратегией и тактикой. Стратегия диалога определяется его основной целью: направлен­ностью на конструктивное решение проблемы — дело­вой спор; на нахождение компромисса — пар­ламентские дебаты; на поиск победы — политическая полемика; на доказательство собственной точки зре­ния или опровержение позиции оппонирующей сторо­ны — судебные прения. В зависимости от стратегичес­ких целей обсуждения проблемы избираются адекват­ные, тактические способы демонстрации тезиса. Скажем, тактика поведения и демонстрации аргумен­тов, адекватная и эффективная в процессе полемики политических противников, часто приводит к срыву обсуждения в ходе парламентских дебатов или дело­вых переговоров по этическим мотивам. Помимо эф­фективности ведения собственной аргументации, праг­матика диалога дает эффективные средства контроля за критикой оппонента.

Прагматика ведения публичного доказательства включает как конструктивные средства защиты соб­ственного тезиса, так и деструктивные приемы разру­шения и критики аргументации оппонента. К конст­руктивным формам демонстрации относятся прежде всего логические принципы расширения собственного поля аргументации: метод прямого логического убеждения; метод уточняющей и детализирующей де­дукции; метод обобщающей индукции разрозненной информации; метод энумеративной, пошаговой индук­ции реконструируемого события; демонстрация логи­ческой связи предъявленных аргументов. Тактичес­ки эффективен в процессе демонстрации тезиса прием концентрации логически независимых аргументов, подтверждающих обосновываемую позицию безотно­сительно друг к другу и представляющих альтернативные доказательства тезиса. К конструктивным праг­матическим формам демонстрации относятся также эффективизация порядка введения основной, исход­ной и дополнительной аргументации; использование аргументации оппонента для расширения собственно­го поля аргументации: принцип компромисса; соблю­дение принципа минимакса в аргументации — макси­мум аргументов для защиты собственных позиций и минимум информации для ее возможной критики оп­понентом; принцип «последнего слова», завершающе­го дискуссию.

К деструктивным приемам и средствам критикам аргументации оппонирующей стороны в публичной дискуссии или полемике можно отнести прежде всего такие логические принципы разрушения поля аргу­ментации оппонента, как прямое логическое опровер­жение легенды оппонента; метод элиминативной индукции, устраняющей из информации противника свидетельства, не относящиеся к предмету доказатель­ства или ложную информацию; метод деструктивной дедукции, устраняющей из поля аргументации оппо­нента ложных утверждений демонстрацией доказа­тельства ложности их следствий; сведение утвержде­ний оппонирующей стороны к противоречию. Эффективными тактическими приемами опровержения являются: концентрация альтернативных контрдока­зательств, опровергающих элементы легенды противника; деконцентрация независимых логических цепей доказательства в поле аргументации оппонента; поиск слабого звена в цепи его аргументации: принцип «Ахиллесова пята»; расширение поля слабой аргументации оппонента для последующей ее критики систе­мой уточняющих, детализирующих и конкретизирующих вопросов. Сюда можно отнести и критику ис­пользуемой оппонентом терминологии, демонстрацию его некомпетентности, применение им нелояльных средств.

Психология спора — это система демонстрационных приемов и средств, используемых для формирования убеждений и оценок в процессе интеллектуального вза­имодействия. Психологическая форма демонстрации в процессе доказательства связана с целенаправленным влиянием или воздействием на эмоциональную, интел­лектуальную и волевую сферу как оппонента, так и аудитории, арбитров обсуждения проблемы. Роль психологического фактора как демонстративного сред­ства операции доказательства чрезвычайно велика. Ведь в реальной практике ведения проблематического диалога оппонирующие стороны не только, да и не столько стремятся представить исчерпывающе строгие чисто логические доводы (не все, что доказано, может быть услышано), сколько пытаются убедить арбитра, аудиторию и противника в верности и обоснованности защищаемой позиции. На смену «железной логики» доказательства в данном случае приходит «гибкая пси­хология» убеждения.

Психологические демонстративные средства, ис­пользуемые в диалоге, преследуют, прежде всего, цели установления психологического контакта с участника­ми обсуждения, что влечет формирование позитивных оценочных позиций по отношению к субъекту доказы­вания. К средствам создания психологической комфор­тности ведения диалога следует отнести принцип рав­ной психологической безопасности. Он декларируется в форме запрета на оскорбительные выпады и униже­ния противника. Чем больше различий в точках зрения, тем деликатнее должна быть грань между тем, что следует, а что нельзя говорить. Можно показать и до­казать ошибочность утверждений оппонента, но с ува­жением отнестись к его личности. Принцип психологи­ческой комфортности или безопасности — необходимая демонстрационная форма ведения доказательства в де­ловых беседах, при проведении консультаций, в проблематических диалогах, направленных на выработку конструктивного решения. Следование этому принципу оказывают позитивное психологическое влияние на эмоциональную сферу аудитории слушателей и на ар­битров спора.

Методика психологического воздействия на эмоци­ональную сферу личности оппонента предполагает влияние на его потребностные характеристики и возникающие на их основе мотивы поведения. Ими могут быть потребность в положительной социальной оцен­ке, потребности в симпатии, сочувствии, уважении, этико-эстетические потребности. Воздействие на потребностно-мотивационную, эмоциональную сферу личности дает поведенческий эффект убеждения и пе­реубеждения противника, заставляет его сделать пе­реоценку позиции. Методы влияния на интеллектуаль­ную сферу личности оппонента содержат как приемы прямой логической атаки на рациональное поле его аргументации, так и средства оперативно-тактического характера, позволяющие убедить противника в «зыб­кости» его позиций. Но вызвать сомнения у оппонента в правомерности его точки зрения еще не достаточно, чтобы чувствовать себя победителем. Необходимо да­лее воздействовать на волевую сферу личности против­ника, добиться его волевого решения, признать оши­бочность своего тезиса. Это достигается различными приемами стимулирования волевого усилия собесед­ника в процессе обсуждения, организацией психоло­гических условий для волевого решения, нейтрализа­цией мотивационных механизмов, противодействую­щих волевому усилию: страха поражения, надежды на преодоление возникших сложностей, антипатии к лич­ности оппонирующей стороны.

Одна из прекрасных человеческих черт — гибкость ума, если она направляется на то, чтобы с помощью обманных приемов и уловок выдавать ложное за ис­тинное, неправое за справедливое, становится нрав­ственным препятствием на пути научного и со­циального познания. Этика спора определяется про­блемами этической корректности введения в обсуждение или в процесс доказательства логических, прагматических или психологических форм демонст­рации. То есть демонстративная этика доказательства представляет систему норм и регулятивов, определя­ющих нравственные основы и критерии проблемати­ческого диалога в научной или профессиональной практике. Нелояльные уловки, приемы и средства де­монстрации или защиты тезиса в процессе дока­зательства довольно разнообразны. Но сущность их одна — выдать недостоверное, а порой и заведомо ложное за истинное и заслуживающее дове­рия; победить в споре любой ценой, не считаясь с нрав­ственными принципами в выборе средств, необходи­мых для достижения квазипобедной цели.

2. Виды доказательства. Правила и ошибки

В научной и профессиональной интеллектуальной практике различают два вида доказательства: прямое и косвенное.

Прямое доказательство — это логическая опера­ция, представляющая собой непосредственную демон­страцию истинности доказываемого тезиса на основе имеющихся аргументов. Так, метод полных истиннос­тных таблиц определения логических условий истин­ности суждений может быть использован в качестве метода прямого доказательства логической истинно­сти, случайности или логической ложности суждений. Этот же метод является прямым доказательством при установлении логических отношений между суждениями. В судебно-следственной практике для прямого до­казательства виновности обвиняемого достаточно про­демонстрировать соответствие вскрытых по делу обсто­ятельств и фактов некоторой определенной статье уголовного кодекса. Правомерность выступления на парламентских дебатах прямо и непосредственно демонстрируется указанием на принятый регламент. Теоретическое положение прямо доказывается демон­страцией его соответствия некоторому теоретическому закону, то есть иллюстрацией того, что данное положе­ние является конкретизацией закона теории. В деловых отношениях между партнерами прямым доказатель­ством устойчивого финансового положения одного из них является положительная финансовая отчетность по балансу.

Однако очень часто в процессе интеллектуальной практики провести прямое доказательство собственной позиции оказывается громоздким и затруднительным делом. Для облегчения процесса аргументированного рассуждения вырабатываются вспомогательные спосо­бы и средства анализа, которые можно назвать косвен­ными доказательствами. По крайней мере, в любой сфе­ре научной и профессиональной интеллектуальной практики следует заботиться о повышении эффективности и улучшении регулятивности процесса доказательства.

Косвенное доказательство — это логическая опера­ция, представляющая собой процесс опровержения до­пущения в форме контртезиса, т.е. утверждения, про­тивоположного или противоречащего доказуемому те­зису. Например, косвенным доказательством невиновности подозреваемого в совершении преступ­ления является демонстрация алиби. В таком случае опровергается возможность для подозреваемого лица находиться в определенное время в определенном мес­те совершения преступления, т.е. опровергается кон­тртезис о его виновности.

Различают два основных метода ведения косвенного доказательства: рассуждение от противного и рассуж­дение по случаям. Оба они основываются на более об­щем рассуждении методом сведения к противоречию. Схема рассуждения от противного выглядит следу­ющим образом. Предположим, что необходимо обосно­вать некоторое утверждение — тезис, прямое доказа­тельство которого представляет затруднения. В таком случае делается косвенное допущение, обратное иско­мому тезису. Если при данном допущении в процессе рассуждений обнаруживается противоречие, это явля­ется косвенным, но достаточным обоснованием дока­зуемого утверждения-тезиса, так как противное ему просто невозможно. Ссылка на алиби — пример рас­суждения от противного. Другой пример — использо­вание метода сокращенных истинностных таблиц для определения логической корректности рассуждений в классической логике.

Следует заметить, что метод рассуждения от против­ного нельзя понимать как чисто логический способ до­казательства. Вспомним эпизод из романа Ф.М. Досто­евского «Преступление и наказание», в котором Разумихин дает свою трактовку обстоятельств убийства старухи и ее сестры. «Железная логика» подсказывала несомненную вину одного из рабочих-маляров, рабо­тавших в квартире, двумя этажами ниже места совер­шения убийства. И только маляра Николая с товари­щем встретили на лестничной клетке дворник, Кох и Пестряков, и у него обнаружились серьги старухи сра­зу после ее убийства, и его попытка бегства, а затем и самоубийства — все факты говорили о виновности Ни­колая с логической необходимостью или, по крайней мере, были близки к ней. Однако логическое обоснова­ние виновности маляра не убедило Разумихина, а в последующем и Порфирия Петровича, пристава след­ственного отдела, так как оно противоречило обстоя­тельствам психологического характера. Их видели во дворе сразу после убийства: «они "как малые ребята" лежат друг на друге, визжат, дерутся и хохочут, оба хохочут взапуски... Сходится ли подобное душевное настроение, то есть взвизги, хохот, ребяческая драка под воротами, — с топорами, с кровью, с злодейской хитростью, осторожностью, грабежом?» Таким обра­зом, логические доводы и основания, допускающие ви­новность маляра, вошли в противоречие с психологией ситуации и должны быть отброшены.

Схему рассуждения по случаям можно пояснить на следующем примере. Предположим, что в ситуации принятия делового решения возникла альтернатива, допускающая несколько возможностей действия. В процессе анализа каждого из альтернативных случаев в отдельности отбрасываются те возможные решения, следствия из которых противоречат, скажем, интере­сам предпринимателя или, может быть допустим сро­кам реализации задач дела. Таким образом, выбирает­ся наиболее приемлемое решение проблемы. Другой пример. Непременным атрибутом следственной прак­тики является выработка спектра альтернативных вер­сий, по-разному объясняющих имеющиеся по делу фак­ты, свидетельские показания и обстоятельства. После проверки и отбрасывания несостоятельных версий до­казывается версия, соответствующая собранным дока­зательствам.

Методологические требования, предъявляемые к корректно построенному доказательству, можно свес­ти к следующим правилам.

1. Правило адекватного аргумента: в процессе кор­ректного ведения доказательства не допускается ис­пользование ложных и противоречивых аргументов. Нарушение данного правила влечет ошибку тривиаль­ной полноты доказательства, так как из ложных про­тиворечивых посылок в рассуждении логически следу­ет все, что угодно, то есть доказуемо любое утвержде­ние и его отрицание.

2. Правило независимого аргумента: в процессе кор­ректного ведения доказательства не допускается введе­ние в систему аргументации утверждений, являющих­ся элементами системы утверждений, определяющих тезис доказательства. Нарушение этого правила влечет ошибку «порочного круга» в доказательстве, когда в процессе доказательства исходят из того, что требует­ся доказать.

Например, к порочному кругу в доказательстве при­водят ссылки на аморальность и общественную опас­ность действий обвиняемого на основании лишь иссле­дуемых обстоятельств дела. Такие ссылки правомерны только в том случае, когда вина обвиняемого в совер­шении данного деяния уже полностью доказана.

3. Правило логической репрезентации формы демон­страции: в процессе корректного ведения доказатель­ства любая внелогическая форма демонстрации долж­на обладать свойством репрезентируемости в форме логически корректного вывода тезиса из заданных аргументов. Другими словами, всегда, когда в процессе доказательства используются прагматические, психо­логические и другие внелогические формы убеждения в правильности отстаиваемого положения, должны су­ществовать чисто логические средства контроля за при­веденными в доказательстве рассуждениями. На­рушение данного правила влечет ошибку паралогизма. Паралогизмом называется неумышленная ошибка в ведении доказательства, связанная с нарушением пра­вил логического вывода.

Заметим, что логическая репрезентация внелоги­ческих форм демонстрации является необходимым ус­ловием проверки истинности результатов доказательства, проведенного в любой области научной и профес­сиональной практики. Дело в том, что любой тезис доказательства, обоснованный с использованием внелогических форм демонстрации, представляет со­бой лишь правдоподобное, вероятностное суждения, истинностная оценка которого не может быть катего­рично определена непосредственно в процессе демон­страции. Действительно, новые результаты, новые знания, полученные в различных областях научного или профессионального познания, будь это физика или математика, экономика или юриспруденция, имеют скорее эвристическую, нежели логическую природу. Ведь прежде, чем строго логически обосновать тезис доказательства, надо еще догадаться, что данная сис­тема утверждений доказуема, то есть проявить твор­ческое начало в исследовании проблемы. Тогда возни­кает закономерный вопрос: возможно ли достичь ис­тину в процессе доказательства? Рождается ли истина в споре? Логическая проверка тезиса доказательства, полученного с использованием внелогических способов демонстрации, позволяет положительно ответить на вопрос.

4. Правило неизменности тезиса: в процессе кор­ректного ведения доказательства его основной тезис должен оставаться неизменным на всем протяжении обсуждения проблемы. Нарушение данного правила влечет ошибку широкой или, наоборот, узкой трактов­ки основного тезиса доказательства, а также полной подмены тезиса. Примером такой ошибки является рас­пространенный в практике политических или парла­ментских дебатов прием перехода в аргументации от су­щества дела к изложению негативных характеристик личности оппонента. Обратим внимание, что соблюде­ние правила неизменности касается только основного тезиса и не относится к исходным и дополнительным тезисам, которые, конечно, могут изменяться.

3. Упражнения

1. Определите тезис, аргументы и способ следующих доказательств:

1.1. Поскольку геометрическая фигура является треугольником, то сумма внутренних углов этой фигуры равна 180°.

Решение:

В данном примере под тезисом понимается сумма внутренних углов треугольника, которая равна 180°, а аргументом является то, что данная геометрическая фигура – треугольник.

1.2. Все области Республики Беларусь имеют свои центры. Их название совпадает с названием области. Значит, областным центром Брестской области является город Брест.

Решение:

Предметом доказатель­ства в данном случае является то, что областным центром Брестской области является город Брест. Ар­гументами и способами, необходимыми для исчерпыва­ющего обоснования доказываемого тезиса являются высказывания, что все области Республики Беларусь имеют свои центры и название центра совпадает с названием области.

1.3. Если бы это было сердечное заболевание, то соответствующие признаки были бы видны на кардиограмме. Но кардиограмма в порядке. Значит, это не сердечный приступ.

Решение:

Если бы это было сердечное заболевание, то соответствующие признаки были бы видны на кардиограмме. Но кардиограмма в порядке.

В данном случае под тезисом понимается некое заболевание, которое не является сердечным приступом. Так как если бы это было сердечное заболевание, то соответствующие признаки были бы видны на кардиограмме, но в нашем случае кардиограмма в порядке – эта будет достаточным аргументом для доказательства.

Список использованной литературы

1. Бартон В.И. Логика.- Мн.: Новое знание, 2001.-336с.

2. Ивлев, Ю. В. Логика / Ю. В. Ивлев. – М. , 1997.

3. Кириллов, В. И. Логика / В. И. Кириллов, А. А. Старченко. – М., 1995.

4. Малыхина, Г. И. Логика / Г. И. Малыхина. – Минск, 2005.-246с.

5. Солодухин О.А. Логика: экзаменационные ответы.- Ростов н/Д: «Феникс», 2002.-352с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ