регистрация / вход

Доказывание понятие и виды

Средства доказывания должны быть истинными. • Истинность средств доказывания должна быть установлена независимо от доказываемого факта, обстоятельства.

Средства доказывания должны быть истинными.

• Истинность средств доказывания должна быть установлена независимо от доказываемого факта, обстоятельства.

Аксиомы доказывания имеют важное значение при построении и проверке версий, причем при построении версии они служат базой для выдвижения именно логически противоречивых предположений типа «убийство — самоубийство», «кража — отсутствие кражи» и т.п.

Чтобы разобраться во всех имеющихся связях и отношениях между отдельными фактами и выводами из них, требуется тщательный анализ. Задача логики доказывания состоит в том, чтобы разработать необходимые средства логического анализа структуры доказательственного материала и вооружить ими следственных работников. Мыслительная деятельность, связанная с собиранием, исследованием и оценкой доказательств, не может протекать иначе, как в строгих логических формах. Между тем следователю особенно необходимо в совершенстве владеть искусством правильного построения мыслей, рассуждений. Известно, что отдельные доказательства, особенно косвенные, представляют лишь частичные, не связанные между собой данные о некоторых событиях, действиях, предметах. Соединение их в одно целое, внутренне связанное рассуждение требует большой последовательности мышления, глубокого понимания логических правил выведения одних мыслей из других [18, с. 16].

Логика как наука о законах и формах мышления, имеет дело не с реальными вещами, а с мыслями об этих вещах, а поскольку всякая мысль выражается словами в виде высказываний, то и логика исследует правила образования этих высказываний, их сочетаний и систем, обеспечивающих правильность рассуждения.

В логике под процессом доказывания понимают процесс мысли, заключающийся в обосновании истинности какого-либо положения при помощи других положений, истинность которых уже установлена (доказана). В более узком смысле логическое доказывание представляет собой построение логических выводов, когда из одних утверждений (уже известных) на основании логических правил выводятся другие. Известную, доказанную мысль мы называем доказательством. Ту, которую надлежит доказать — доказываемым обстоятельством или тезисом. Обоснование одного высказывания с помощью другого возможно только при условии, что эти высказывания связаны между собой.

Когда по делу собран минимум исходных доказательств и дано предположительное объяснение существа дела, выдвигается версия. Под версией в у голо вно-процессуально и науке понимают обоснован-

10

ное предположение о сущности события преступления или отдельных его сторон и обстоятельств. По своей логической природе версия представляет гипотезу. В логике гипотезой называют предположительное научное объяснение каких-либо явлений, их причин или иных взаимосвязей. Гипотеза выдвигается тогда, когда имеющиеся данные еще недостаточны для достоверного обоснования выдвинутого предположения и отсутствует его практическая проверка. Использование версий является основной логической формой мыслительной деятельности при обнаружении и расследовании преступлений. В процессе выдвижения версии используются такие формы выводов, как дедукция, индукция и аналогия. Непременным условием использования дедукции служит наличие обобщенного знания о различных способах совершения преступлений, об уловках преступников, о типичных следах, образующихся на месте преступления, и т.п. Вывод строится от знания большей общности (правило, обобщение) к знанию меньшей общности (версия) и потому носит дедуктивный характер. Если уже в самом начале расследования в составе фактического базиса имеются такие данные, из которых можно сделать совпадающие выводы, в построении версии используется индукция. В умозаключении по аналогии из сходства двух предметов в нескольких признаках заключают о сходстве этих предметов и в других признаках. В построении версии по аналогии делают вывод о том, что два или несколько преступлений совершены одним и тем же лицом, если способ совершения их одинаков. Здесь из сходства в способе преступных действий предположительно заключают о тождестве преступника. Выводы по аналогии не достоверны, а только предположительны, поскольку к аналогии прибегают тогда, когда наличие закономерностей связи между признаками еще неизвестно [20, с. 34].

Проверка версии с логической стороны заключается в выведении из нее следствий и сопоставлении этих следствий с обнаруживаемыми по ходу расследования доказательствами. Подтверждение следствия состоит в обнаружении такого доказательства и приобщении его к делу. Опровержение следствия состоит в том, что обнаруживается доказательство, противоречащее следствию, выведенному из данной версии.

Логика

Основные законы логики

На главную

Прежде всего, определим понятие "закон мышления". Закон мышления, или логический закон, – это внутренняя, существенная, необходимая связь между мыслями. Формально-логические законы отражают наиболее простые и вместе с тем необходимые условия правильного мышления. Несоблюдение этих законов делает мышление путанным, бессвязным, противоречивым, приводит к ошибкам в рассуждениях.

Наиболее простые связи между мыслями выражаются в основных логических законах: тождества, непротиворечия, исключенного третьего и достаточного основания.

1.ЗАКОН ТОЖДЕСТВА

2.ЗАКОН НЕПРОТИВОРЕЧИЯ

3.ЗАКОН ИСКЛЮЧЕННОГО ТРЕТЬЕГО

4.ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ

ЗАКОН ТОЖДЕСТВА

Закон тождества формулируется следующим образом: всякая мысль тождественна самой себе, т.е. «А есть А» (А -» А), где А – любая мысль. При нарушении этого закона возможны следующие ошибки:

Амфиболия (от греческого amphibolos – двусмысленность, двойственность) – логическая ошибка, в основе которой лежит двусмысленность языковых выражений.

Пример: "Правильно говорят, что язык до Киева доведет. А я купил вчера копченый язык. Теперь смело могу идти в Киев». Другое название этой ошибки – «подмена тезиса» .

Эквивокация – логическая ошибка, при рассуждении в основе которой лежит использование одного и того же слова в разных значениях.

Пример:

«Старый морской волк – это действительно волк. Все волки живут в лесу. Таким образом, морские волки живут в лесу».

Здесь ошибка обусловлена тем, что в первом суждении слово «волк» используется в качестве метафоры, а во второй посылке – в прямом значении.

Эквивокация часто используется как риторический художественный прием. В логике этот прием еще называют «подмена понятия».

Логомахия – спор о словах, когда в процессе дискуссии участники не могут прийти к единой точке зрения в силу того, что не уточнили исходные понятия.

Таким образом, закон тождества выражает одно из важнейших требований логического мышления – определенность.

Вверх

ЗАКОН НЕПРОТИВОРЕЧИЯ

Данный закон выражает требование непротиворечивости мышления.

Закон непротиворечия гласит: два суждения, из которых в одном утверждается нечто о предмете мысли («А есть В»), а в другом то же самое отрицается об этом же предмете мысли («А не есть В»), не могут быть одновременно истинными, если при этом признак В утверждается или отрицается о предмете мысли А, рассматриваемом в одно и то же время и в одном и том же отношении.

Например, суждения «Данная река – приток Волги» и «Данная река не является притоком Волги» не могут быть одновременно истинными, если эти суждения относятся к одной и той же реке.

Противоречия не будет, если мы что-либо утверждаем и то же самое отрицаем относительно одного и того же лица, которое, однако, рассматривается в разное время.

Так, суждения «Данный человек – футболист» и «Данный человек – не футболист» могут быть одновременно истинными, если в первом из них имеется в виду одно время (когда данный человек действительно был футболистом), а во втором – другое (когда он перестал играть в футбол).

Предмет нашей мысли мы можем рассматривать в разном отношении. Так, об учащемся Иванове мы можем сказать, что он хорошо знает английский язык, так как его знания удовлетворяют требованиям школы. Однако этих знаний может быть недостаточно, чтобы работать переводчиком. Закон непротиворечия действует в отношении всех противоположных, противных (контрарных) и противоречащих (контрадикторных) суждений.

Закон непротиворечия указывает на то, что из двух противоположных суждений одно необходимо ложно. Но поскольку он распространяется и на противные, и на противоречащие суждения, вопрос о втором суждении остается открытым: оно не может быть как истинным, так и ложным.

Вверх

ЗАКОН ИСКЛЮЧЕННОГО ТРЕТЬЕГО

Закон исключенного третьего формулируется следующим образом: два противоречащих суждения не могут быть одновременно ложными: одно из них необходимо истинно; другое – необходимо ложно; третье суждение исключено, т.е. истинно либо А, либо не-А.

Закон исключенного третьего формулирует важное требование к нашему мышлению: нельзя уклоняться от признания истинным одного из двух противоречащих друг другу высказываний и искать нечто третье между ними. Если одно из них признано истинным, то другое необходимо признать ложным и не искать третье.

Вверх

ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ

Формулировку данного закона можно выразить следующим образом; для того чтобы считаться вполне достоверным, всякое положение должно быть доказано, т.е. должны быть известны достаточные основания, в силу которых оно считается истинным.

Достаточным основанием может быть другая, уже проверенная практикой, признанная истинной мысль, необходимым результатом которой является истинность доказываемого положения. В науке достаточными основаниями считаются: а) положения об удостоверенных фактах действительности, б) научные определения, в) ранее доказанные научные положения, г) аксиомы, а также д) личный опыт.

Вверх

История логики Современная логика
и другие науки Высказывания логики Дедукция и рассуждения Логическая форма Задачи Об автореГостевая книга

Доказывание в уголовном процессе является разновидностью познания человеком объективно существующей, реальной действительности. Как и познание в целом, доказывание представляет собой диалектическое единство практической и мыслительной деятельности.

Практическая деятельность – это внешняя, видимая сторона доказывания, которая заключается в собирании и проверке доказательств. Эта деятельность урегулирована нормами уголовно-процессуального права и должна осуществляться в строгом соответствии с ними.

Мыслительная, логическая деятельность – это внутренняя сторона доказывания. Она проявляется в оценке доказательств, обосновании вытекающих из них выводов. Эта деятельность в меньшей степени подвержена правовому регулированию, поскольку она в первую очередь подчиняется объективно существующим, не зависящим от воли людей законам мышления, правилам логики. Уголовно-процессуальное право не устанавливает, не изменяет и не отменяет объективных законов мышления, оно не может регулировать мыслительную деятельность по существу, что, однако, не исключает возможности регламентирования этой деятельности по форме. При этом эффективность такой регламентации определяется тем, насколько она отвечает объективным закономерностям.

Поэтому выделить в едином процессе доказывания его отдельные элементы можно лишь условно, абстрагируясь от их тесной взаимосвязи. Причем собирание, проверка и оценка доказательств, обоснование вытекающих из них выводов – это именно элементы доказывания, а не его этапы, поскольку эти виды деятельности не сменяют друг друга, а осуществляются одновременно, параллельно.

Об этапах доказывания можно говорить применительно к производству в отдельных стадиях уголовного процесса. В каждой из этих стадий доказывание имеет свои особенности, которые проявляются, в частности, в выдвижении на первый план тех или иных элементов процесса доказывания. Так, в ходе предварительного расследования преобладают собирание и проверка доказательств, в ходе судебного следствия – проверка доказательств, собранных следователем, а в судебных прениях – оценка доказательств, при постановлении приговора – обоснование выводов. Однако в каждом из этих случаев можно обнаружить и иные элементы процесса доказывания.

Рассмотрим эти элементы более подробно. В ст. 85 УПК говорится, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК, т. е. входящих в предмет доказывания.

Первым элементом процесса доказывания является собирание доказательств , которое осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 86 УПК). Деятельность по собиранию доказательств имеет сложную структуру. Начинается она с поисков носителей информации: человека, который может быть допрошен в качестве свидетеля, предмета, который может использоваться в качестве вещественного доказательства, документа, удостоверяющего значимые для дела факты и обстоятельства, и т. п.

Установление этих носителей возможно как процессуальным, так и непроцессуальным путем. Так, в ходе допроса свидетеля выясняется, кто еще был очевидцем преступления; предметы, имеющие признаки вещественных доказательств, могут быть обнаружены в ходе осмотра места происшествия, обыска; они могут быть представлены участниками процесса и иными лицами. Но поиски носителей информации осуществляются и непроцессуальными методами, в частности, с помощью оперативно-розыскной деятельности гласного и негласного характера: опроса граждан, наведения справок, исследования предметов и документов и т. п. Однако, в соответствии со ст. 89 УПК, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом. Это означает, что сведения, полученные с помощью оперативно-розыскных мероприятий, должны быть легализованы, т. е. информация, добытая непроцессуальным путем, должна быть преобразована в процессуальные доказательства. А такое преобразование возможно только путем совершения следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК: допросов, осмотров, обысков и т. п. Если же оперативная информация по своему содержанию такова, что не может быть преобразована в доказательственную (например, результаты оперативного внедрения), она не является основанием для процессуальных выводов.

Полученные сведения должны быть надлежащим образом закреплены, иначе они не могут использоваться в качестве доказательств. Поэтому неотъемлемым элементом деятельности по собиранию доказательств является фиксация полученной информации; только после этого в деле появляются доказательства. Основным способом закрепления сведений о фактах является составление протоколов, а вспомогательными – фотографирование, киносъемка и видеозапись, изготовление слепков и оттисков следов и т. п.

Получение и фиксация информации должны осуществляться только процессуальными средствами при строгом соблюдении требований закона. Так, ч. 2 ст. 86 УПК устанавливает, что подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать письменные документы и предметы для последующего приобщения их к делу в качестве доказательств. Защитник, в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК, также может собирать информацию путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. После этого защитник обращается к следователю или в суд для исследования и проверки этой информации и приобщения к делу в качестве доказательств.

Доказательства могут правильно отражать объективную действительность, а могут и искажать ее, т. е. они могут быть достоверными или недостоверными. Поэтому все они подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке , которая осуществляется дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников и получения других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК).

Но прежде всего нужно проанализировать каждое доказательство в отдельности с точки зрения полноты, непротиворечивости, логической последовательности изложения сведений и т. п. Это помогает выяснить все возможные обстоятельства, которые могли повлиять на правильное отражение фактов. Если в результате анализа будет установлено, что каких-либо причин, способных повлиять на достоверность фактических данных, не было, или же их действие было нейтрализовано другими факторами, это будет указывать на истинность полученных сведений.

Однако только в результате анализа каждого доказательства в отдельности определить его достоверность невозможно. Поэтому лицо, осуществляющее доказывание, должно прибегнуть к сопоставлению каждого доказательства с другими, имеющимися в деле. Это позволяет выявить совпадения, различия, противоречия содержащихся в них сведений, а также выяснить причины обнаруженных противоречий.

Применение этих методов проверки доказательств может показать, что имеющихся данных недостаточно для того, чтобы признать то или иное доказательство достоверным. В этих случаях возникает необходимость в отыскании новых доказательств, подтверждающих или опровергающих уже имеющиеся. Проверяя доказательства, следует, по возможности, использовать разные источники сведений об одних и тех же фактах (показания свидетелей, потерпевших, обвиняемых, заключения и показания экспертов, вещественные доказательства и др.), поскольку искажение информации в одном источнике возможно, но в системе источников такая вероятность значительно уменьшается или исчезает совсем.

При проверке доказательств следователь и суд должны использовать законы логики. Различают две разновидности логики: формальную и диалектическую. Формальная логика изучает мыслительные акты со стороны их структуры, формы, отвлекаясь от конкретного содержания мысли и выделяя лишь общий способ связи частей этого содержания. Законы и правила логики имеют важнейшее значение как для теории доказательств, так и для практического пользования доказательствами; их соблюдение обеспечивает стройность, последовательность, непротиворечивость мышления, помогает избежать ошибок.

Так, согласно логическому закону тождества в процессе рассуждения каждое понятие, суждение должно употребляться в одном и том же смысле; совершенно недопустима подмена одного термина или высказывания другим. Отсюда вытекает важнейшее требование однозначного использования терминов, понятий в науке, уголовно-процессуальном законодательстве и практике доказывания. Например, при допросе необходимо выяснять точный смысл понятий, которыми пользуется допрашиваемый, и употреблять их в строго определенном смысле.

Логический закон тождества лежит в основе некоторых следственных действий. Так, предъявление для опознания состоит в установлении тождества лица или предмета по их приметам путем предъявления этих лиц или предметов свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому. На рассматриваемом законе основываются и некоторые идентификационные экспертизы, при помощи которых устанавливается, например, что данная пуля выстрелена из пистолета, представленного на экспертизу, что письмо, найденное у потерпевшего, написано рукой обвиняемого и т. п.

В соответствии с законом непротиворечия два несовместимых друг с другом суждения не могут быть одновременно истинными; по крайней мере одно из них непременно ложно. Логические противоречия – это противоречия непоследовательного, путаного рассуждения. Наличие противоречий в высказывании, научной теории и т.п. делает их несостоятельными.

Этот закон логики обязательно должен соблюдаться в теории и практике доказывания. Следователь, выдвигая версию, не должен игнорировать противоречащие ей факты. Каждое доказательство в отдельности и все они в совокупности оцениваются с точки зрения их непротиворечивости и взаимной согласованности. Все возникшие противоречия должны быть устранены или объяснены. Следователь и суд должны мотивировать, почему они отвергли те доказательств, которые не соответствуют сделанному ими выводу. В случае несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела приговор подлежит отмене. В основу обвинения не может быть положено признание обвиняемым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других доказательств, имеющихся в деле. Если же возникшие противоречия устранить не удалось, если сомнения относительно виновности лица в совершении преступления не развеяны, они должны толковаться в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ).

Особенно отчетливо закон непротиворечия выступает при наличии алиби: если доказано, что в момент совершения преступления обвиняемый находился в другом месте, то тем самым опровергнуто утверждение, что именно он совершил преступление, поскольку человек в одно и то же время не может находиться в двух различных местах.

Закон исключенного третьего выражает отношение между двумя противоречащими друг другу суждениями: эти суждения не могут быть одновременно истинными или одновременно ложными; одно из них обязательно будет истинным, а другое - ложным. Так, следователь и суд должны решить, является ли информация относящейся к делу либо не относящейся, являются ли сведения допустимыми для использования в качестве доказательства либо недопустимыми, было совершено преступление или не было, доказана виновность обвиняемого в совершении преступления или не доказана, какой приговор должен быть вынесен по делу – обвинительный или оправдательный. На эти вопросы должен быть дан либо положительный, либо отрицательный ответ; какое-либо третье, "среднее", "промежуточное" решение исключается.

Согласно логическому закону достаточного основания, всякое утверждение может быть признано истинным только тогда, когда оно имеет достаточное основание: всякое утверждение должно быть обоснованным. В соответствии с этим уголовно-процессуальное законодательство устанавливает, что уголовное дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ч. 2 ст. 140); постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления (ч. 1 ст. 170 УПК); следователь заканчивает предварительное следствие, если признает, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения (ч. 1 ст. 215 УПК); обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК), и т. п.

Однако формальная логика ограничена, поскольку имеет дело со связями и структурой готовых мыслительных форм, помогает делать правильные выводы из имеющихся посылок. Но она не занимается вопросами о том, как проверить истинность самих посылок, что особенно важно для уголовно-процессуального доказывания. Решить эти вопросы помогает диалектическая логика, которая изучает законы и формы отражения в мышлении происходящих в объективной действительности процессов, закономерности самого познания истины. Диалектическая логика не отрицает логику формальную, а лишь очерчивает ее границы как необходимой, но не исчерпывающей формы логического мышления. Диалектическая логика, в отличие от формальной, – это содержательная логика; ее значение состоит в исследовании того, как выразить в человеческих понятиях движение, развитие, внутренние противоречия явлений, их качественное изменение, переход одного в другое и т. д. Именно пользуясь диалектической логикой, следователь и суд могут отличить истину от ошибки, правду от лжи.

В соответствии со ст. 90 УПК, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений. Однако такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Логическим продолжением проверки доказательств является их оценка . Основное требование, предъявляемое к оценке доказательств, заключается в том, что она осуществляется по внутреннему (личному) убеждению, которое должно основываться на всестороннем и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности, законе и совести.

Внутреннее убеждение при оценке доказательств следует рассматривать в двух аспектах: как метод оценки и как ее результат.

Внутреннее убеждение как метод оценки доказательств характеризуется следующими чертами. Во-первых, лица, оценивающие доказательства, должны руководствоваться своим убеждением, лично оценивать доказательства, а не исходить из той оценки, которую дали доказательствам другие органы и лица. Во-вторых, закон не устанавливает каких-либо формальных правил, влияющих на оценку; никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В-третьих, оценка доказательств различными участниками процесса, в том числе и вышестоящими должностными лицами и органами, не обязательна для их последующей оценки следователем и судом.

Внутреннее убеждение как результат оценки – это чувство уверенности лиц, осуществляющих доказывание, в достоверности доказательств и правильности сделанных на их основе выводов.

Одним из факторов, оказывающих влияние на формирование внутреннего убеждения следователя и суда, служит оценка доказательств в их совокупности. Только такая оценка дает возможность определить достоверность каждого доказательства и достаточность их для того, чтобы сделать выводы, правильно отражающие объективную реальность.

Другим фактором, влияющим на формирование внутреннего убеждения, являются предписания закона. Нормы уголовно-процессуального права регламентируют формальную сторону оценки доказательств, устанавливая ее общие правила и особенности применительно к отдельным стадиям уголовного процесса.

Для оценки доказательств большое значение имеют и положения уголовного права. Так, нормы Общей части УК определяют понятие преступления, обстоятельства, исключающие преступность деяния, смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства и т. п.; нормы Особенной части содержат описание составов конкретных преступлений.

Наконец, третьим фактором, обусловливающим формирование внутреннего убеждения, является совесть лиц, осуществляющих доказывание. Именно совесть помогает понять сущность изучаемых явлений и дать им единственно правильную оценку. Совесть позволяет дознавателю, следователю, прокурору, суду точно истолковать нормы права и отдельные правовые категории, в частности, те, которые носят оценочный характер: "достаточность доказательств", "существенное нарушение уголовно-процессуального закона", "крупный ущерб", "тяжкие последствия" и т. п. Различное понимание сущности этих категорий, несомненно, влияет на правильность выводов, к которым приходит лицо, осуществляющее доказывание, в результате оценки доказательств. Совесть позволяет предупредить попытки противопоставить требования законности и целесообразности, предвзятое отношение к отдельным доказательствам, обвинительный уклон, помогает применить закон в соответствии с его задачами и принципами.

Содержанием оценки доказательств является определение их относимости, допустимости, достоверности и достаточности всех собранных доказательств в совокупности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК).

Оценка доказательства с точки зрения его относимости состоит в выявлении связи доказательства с предметом доказывания, его способности устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.

Таким образом, свойство относимости характеризует пригодность доказательства по его содержанию. Критерием для определения относимости доказательства является предмет доказывания. Сведения, устанавливающие наличие или отсутствие обстоятельств, образующих предмет доказывания, должны признаваться относимыми.

Сведения о фактах, имеющих отношение к делу, могут быть использованы в качестве доказательств лишь тогда, когда они получены при строгом соблюдении установленной законом процессуальной формы. Пригодность доказательства с точки зрения его формы характеризуется свойством допустимости. Иными словами, под допустимостью доказательств следует понимать их соответствие требованиям закона относительно субъекта доказывания, а также источника, способа, порядка получения, закрепления и приобщения к делу фактических данных.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК, доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. (Необходимо обратить внимание на следующие недостатки законодательной формулировки понятия недопустимых доказательств. Во-первых, допустимость является обязательным свойством доказательств. Поэтому "недопустимых доказательств" быть не может; таковой может быть только информация, не являющаяся доказательством. Во-вторых, недопустимая информация, поскольку она не имеет доказательственного значения, не может быть положена не только в основу обвинения, но и в основу оправдания. В-третьих, недопустимая информация не может использоваться не только для доказывания обстоятельств, указанных в ст. 74 УПК, но и иных обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу.)

Закон устанавливает жесткие критерии допустимости доказательств. Материалы, полученные с нарушением (хотя бы и неумышленным) процессуальных норм, вне зависимости от их важности для изобличения виновного, лишаются доказательственной силы и выводятся из процесса.

Недопустимыми, в частности, признаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым и обвиняемым в суде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (представляется, что при неуказании источника осведомленности должны признаваться недопустимыми показания не только свидетеля, но и иных лиц: потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого); 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона (ч. 2 ст. 75 УПК).

Так, может быть признана допустимой лишь такая информация, которая получена из указанных в ч. 2 ст. 74 УПК источников: показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, заключения и показаний эксперта и т. п. Перечень этих источников является исчерпывающим. Поэтому не могут использоваться в качестве доказательств, например, сведения о поведении служебно-розыскной собаки. Анонимные заявления о преступлении не только не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела (ч. 7 ст. 141 УПК), но и быть доказательствами. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в качестве доказательств лишь в том случае, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом (ст. 89 УПК). Не являются доказательством и сведения, которые получены способом, не предусмотренным в УПК (моделирование, реконструкция). Не допустимы в качестве доказательств и данные, полученные хотя и указанным в законе способом, но с нарушением установленного порядка производства процессуальных действий: проведение следственного действия до возбуждения уголовного дела (за исключением осмотра места происшествия, освидетельствования, назначения судебной экспертизы) или неуполномоченным на то лицом; отсутствие понятых при производстве следственных действий, предусмотренных ст. 177, 178, 181–183, ч. 5 ст. 185, ч. 7 ст. 186, ст. 193 и 194 УПК (за исключением случаев, предусмотренных ч.3 ст.170 УПК); предъявление для опознания лица не в группе (ч. 4 ст. 193 УПК) и т.п. Недопустимы и данные, полученные преступным путем: в результате принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или дознавателя (ст. 302 УК РФ). Не являются доказательствами и сведения, не закрепленные в предусмотренных законом процессуальных формах или с нарушением установленных правил (отсутствие подписи участника следственного действия в протоколе и т. п.).

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать информацию недопустимой для использования в качестве доказательства как по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, так и по собственной инициативе. Такая информация не должна включаться в обвинительное заключение или в обвинительный акт. Суд также вправе признать информацию недопустимой как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе (ст. 88 УПК).

Каждое доказательство должно быть оценено с точки зрения его достоверности , т. е. соответствия полученных сведений реальной действительности. Установление этого соответствия является целью и проверки доказательств, и их оценки, поскольку, как отмечалось, проверка и оценка доказательств неотделимы друг от друга, в ходе проверки большую роль играют оценочные суждения.

Известную сложность представляет оценка доказательств с точки зрения их достаточности для принятия того или иного процессуального решения. Закон не устанавливает, какие и сколько доказательств должны быть признаны достаточными для формирования вывода о наличии или отсутствии определенных обстоятельств. Решают этот вопрос дознаватель, следователь, прокурор и суд по своему внутреннему убеждению.

С понятием достаточности доказательств связано понятие пределов доказывания , под которыми подразумевается система доказательств, необходимых для вывода о наличии или отсутствии обстоятельств, составляющих предмет доказывания.

Правильное определение пределов доказывания имеет большое значение для установления истины. Необоснованное сужение их приводит к неполноте и односторонности предварительного расследования и судебного разбирательства. Чрезмерное расширение пределов доказывания за счет установления обстоятельств, не имеющих значения для дела либо уже достоверно установленных, загромождает дело излишней информацией, влечет непроизводительную затрату сил и средств, удлиняет сроки производства и т.п.

Как и во всех сферах познавательной деятельности, критерием оценки доказательств в уголовном процессе является практика . В качестве такого критерия не выступает внутреннее убеждение дознавателя, следователя, прокурора и суда, поскольку оно может оказаться как истинным, так и ложным, и, следовательно, его правильность сама нуждается в проверке и оценке.

Практическая проверка выводов в уголовном процессе может осуществляться и в непосредственной, и в опосредованной форме. Так, непосредственными способами практической проверки являются следственные действия, в ходе которых выявляются данные, подтверждающие или опровергающие правильность выводов следователя и суда: следственный (судебный) эксперимент, предъявление для опознания, обыск и т. п.

Однако возможность использования практики в качестве непосредственного критерия оценки результатов уголовно-процессуальной деятельности ограничена, поэтому в данной сфере познания проверка практикой осуществляется, в основном, опосредованным путем. Так, выводы следователя и суда проверяются с помощью законов логики, правильность которых уже проверена и подтверждена практикой. Практика выступает и в виде накопленного следственными и судебными органами и обобщенного криминалистикой опыта расследования и рассмотрения уголовных дел. Большую роль в оценке доказательств имеет и личный опыт следователя и судей, их образование и подготовка, умение использовать различные знания в своей деятельности.

Последним элементом процесса доказывания является обоснование выводов . Специфика доказывания в уголовном процессе состоит в том, что оно не может ограничиваться познанием "для себя"; необходимо, чтобы выводы следователя и суда были очевидными, достоверными "для всех". Поэтому закон устанавливает порядок, согласно которому, во-первых, сведения о фактах, имеющих значение для дела, должны быть надлежащим образом закреплены, документированы, а во-вторых, решения следователя и суда должны быть подкреплены, обоснованы ссылками на доказательства. Таким образом, доказывание в уголовном процессе имеет две стороны: познавательную и удостоверительную.

Обоснованными должны быть выводы и решения следователя и суда как по частным, так и по общим вопросам. Так, следователь обязан обосновать свои решения относительно производства отдельных следственных действий (обыска, выемки и т. п.), избрания меры пресечения, отказа в удовлетворении ходатайств и т. п. Особые требования предъявляются законом к обоснованию важнейших процессуальных решений по общим вопросам производства по делу: о привле

Полезные ссылки:

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий