регистрация / вход

Особенности окружающей среды международного бизнеса в Австралии

Факторы, влияющие на деятельность международных компаний в Австралии. Австралийский мультикультурализм. Анализ особенностей окружающей среды международного бизнеса в Австралии. Рекомендации по выходу на рынок Австралии с учетом результатов исследования.

Министерство образования и науки РФ

Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права филиал в г. Тольятти

Экономический факультет

Кафедра экономики

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Международный маркетинг»

ТЕМА: «Особенности окружающей среды международного бизнеса в Австралии»

Выполнила:

студентка 3 курса

очной формы обучения,

группы МЭ-31

Буянова Яна

Валентиновна

__________________________

«___»_______________2005 г.

Научный руководитель -

Н.В. Начарова

Тольятти

2006

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1 Факторы окружающей среды, влияющие на деятельность международных компаний в Австралии 5

1.1. Австралийский мультикультурализм 5

1.2. Сущность и значение экономического фактора 7

1.3. Политико-правовой фактор 11

1.4. Научно-технический фактор 15

Глава 2 Анализ особенностей окружающей среды международного бизнеса в Австралии 17

2.1. Анализ социально-культурного сечения Австралии 17

2.2. Анализ экономического сечения Австралии 20

2.3. Анализ политико-правового устройства Австралии 26

2.4. Анализ научно-технического сечения Австралии 28

Глава 3 Рекомендации по выходу на рынок Австралии с учетом результатов исследования окружающей среды международного бизнеса Австралии 31

3.1. Этикет деловых переговоров с австралийцами 31

3.2. Рекомендации по организации бизнеса в Австралии 33

Заключение 36

Список рекомендуемой литературы 38

1. ФАКТОРЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОМПАНИЙ В АВСТРАЛИИ

Австралия – единственный в мире государство, занимающее целый континент. Входит в Содружество, возглавляемое Великобританией, и образует вместе с близлежащим островом Тасманией Австралийский Союз, общая площадь которого – 7 миллионов 682 тысяч 292 квадратных километра. Разделен на 6 штатов, 2 внутренние территории и 7 внешних.

1.1. Австралийский мультикультурализм

За двести лет своей истории Австралия из колонии каторжан на задворках Британской Империи превратилась в страну с одним из самых высоких в мире уровней (пятое место) жизни населения. На сегодняшний день в Австралии проживает 19,7 миллиона человек (2002 г.), средняя плотность – около 2,5 человека на 1 квадратный километр. Этнический состав населения Австралии: европейцы (в основном англичане и ирландцы) – около 95%, азиаты (включая и выходцев с Ближнего Востока) – 4%, аборигены и жители пролива Торреса – почти 1,5%.

За последние полвека ежегодный приток переселенцев в Австралию составлял от 50 до 185 тыс. человек. С конца 80-х это число стабилизировалось: примерно 140 тыс. в год. Две пятых современного австралийского населения - иммигранты первого или второго поколений. Как и в Канаде, иммиграция сопряжена здесь с резким изменением этнодемографической структуры общества. Если до Второй мировой войны в Австралию въезжали, как правило, только выходцы из англосаксонского культурного пространства, то после 1945 года ситуация меняется. Первая волна (с 1947-го до середины 50-х) пришла из Восточной Европы и Скандинавии, вторая (50-60-е годы) - из Южной Европы (в основном из Италии, Греции и с Мальты), третья (первая половина 70-х) была вызвана приходом к власти лейбористов, которые положили конец дискриминационной иммиграционной политике и открыли возможность для въезда сначала вьетнамцам (хлынувшим в страну после объединения Юга с Севером), а затем и выходцам из Гонконга, Китая, Индии, Филиппин и островов Фиджи. Наконец, четвертую волну иммиграции (после 1989 года) вызвал распад Югославии и СССР. Сейчас австралийцы "англосаксонского" происхождения составляют чуть более половины населения страны.

За пять десятилетий иммиграционная политика австралийских властей существенно изменилась. До середины 60-х она была нацелена на ассимиляцию, и с этой точки зрения переселенцы небританского происхождения были менее желательны, чем "англосаксонцы" из Великобритании или Новой Зеландии. Европейцам небританского происхождения было намного легче попасть в страну и получить право на постоянное жительство, чем выходцам из Азии. Стремясь избежать образования этнических анклавов, власти следили, чтобы иммигранты селились и работали среди австралийцев. Важнейшим фактором интеграции считался институт гражданства. Получить гражданство (при обязательном условии владения языком) можно было после пятилетнего пребывания в стране (позднее этот срок сократили до трех, а затем до двух лет).

Однако не допустить образования этнических "гетто" не удалось. Социально-экономические факторы только обостряли этнические различия. Иммигранты, даже с высокой квалификацией, почти автоматически оказывались на низкооплачиваемых местах, поскольку австралийские чиновники не признавали их дипломов. Иммигранты селились подальше от центра, на окраинах больших городов, что усиливало их изоляцию.

В середине 60-х годов правительство разработало для иммигрантов программы социальной адаптации, предусматривавшие улучшенные курсы английского языка, помощь переводчиков по телефону, финансовую поддержку со стороны общественных организаций, а также комитеты для подтверждения квалификации переселенцев. Тем не менее установка на ассимиляцию не оправдалась. Более того, она грозила истощением иммиграционного потока, и тогда австралийские власти решились переориентировать иммиграционную политику на модель мультикультурализма.

Это произошло в начале 70-х, когда лейбористы сознательно поставили на голоса этнических меньшинств. В 1972 году партия пришла к власти, и уже на следующий год министр по делам иммиграции Грэссби употребил термин "мультикультурализм" для обозначения политики своего министерства. На выборах 1975 года победила консервативная коалиция, но курс на формирование "мультикультурного общества" сохранился. В 70-е годы сложились структуры, на которые была возложена забота об "этнических общинах" (например, Australian Institute of Multicultural Affairs), специальный телеканал и радиопрограмма, ориентированные на переселенцев, начали вещать на многих языках, образование в школах перешло на мультикультурную систему и т.д.

В основе такой политики лежало фольклористическое понимание этнических меньшинств. Мероприятия администрации, официально призванные поддерживать "этнические общины" (ethnic communities), по сути дела, их конструировали. Представление об этнических меньшинствах как о замкнутых культурно однородных сообществах ошибочно. Индивиды, которых по языковому признаку или признаку происхождения причисляют к определенной этнической группе, на деле входят в состав различных групп; членство в них не задано им от рождения, а определяется экономическими, социальными и культурными факторами. Модель "мультикультурного общества", функционировавшая в Австралии с середины 70-х до середины 80-х годов, игнорировала это обстоятельство, что обрекало иммигрантов на необходимость отождествлять себя с определенной "общиной", склоняя к самоизоляции и создавая опасность этнизации социальных различий и отношений.

Однако во второй половине 80-х мультикультурная политика в Австралии была пересмотрена и ее этноцентристская модель заменена гражданской, которая не придавала "этноспецифического" характера доступу к общественным благам. Австралийские государственные учреждения были обязаны ежегодно отчитываться о "равнодоступности и равенстве". Отныне мультикультурализм стали формулировать прежде всего в терминах реального равноправия граждан. На передний план выступила не поддержка этнических меньшинств - приоритет был отдан обеспечению конституционных прав, причем акцент переместился на социальные права. Опубликованная в 1989 году National Agenda of Multicultural Australia выделила три измерения мультикультурной политики:

· культурную идентичность,

· социальную справедливость,

· экономическую эффективность.

Первый пункт закреплял за каждым гражданином право на культурную реализацию (в том числе языковое и религиозное самовыражение), причем право на выбор культурной идентичности предоставлялось всем гражданам. Этничность - как и языковая и религиозная принадлежность - не закреплялась за индивидами или группами в качестве неотъемлемого свойства; считалось, что она - плод свободного решения. Второй пункт предполагал правовые гарантии равенства возможностей и отсутствия социальной дискриминации на основании цвета кожи, пола, конфессии и т.д. Наконец, третий пункт означал: поощрение талантов граждан - независимо от их происхождения - желательно с гуманитарной точки зрения и экономически полезно обществу.

Наблюдатели отмечают удивительно низкий уровень агрессивности современного австралийского общества. Глубокие этнодемографические и этнокультурные изменения, происшедшие за одно поколение, не вызвали заметной социальной напряженности. Вместе с тем ни для кого не секрет, что мультикультурализм порождает коллизии, не характерные для традиционной ориентации на нациестроительство. Учреждая институты, ответственные за искоренение этнической дискриминации, общество в известном смысле увековечивает дискриминацию, ибо эти институты закрепляют особое положение этнических групп. Однако демонтаж специальных институтов и мгновенное погружение иммигрантов в обычную для Австралии правовую среду означал бы для них еще более глубокую дискриминацию - не правовую, а структурную.

1.2. Сущность и значение экономического фактора

Быстрому развитию хозяйства Австралии способствовал ряд объективных причин. Австралийская экономика не знала феодальных пережитков, так как в конце XIX века сразу встала на путь капиталистического развития, пользуясь благодаря тесным узам со своей метрополией (Великобритания), передовой техникой и технологией. Разнообразие и богатство природных ресурсов, обширность «свободных земель», на которых процветало скваттерство (самовольный захват земли переселенцами), также сыграли важную роль в становлении австралийской экономики. Приток капиталов и высококвалифицированной рабочей силы в лице переселенцев из Англии, Шотландии и Ирландии позволил австралийской промышленности, в первую очередь горнодобывающей, и сельскому хозяйству быстро набрать высокие темпы. То обстоятельство, что на территории Австралии за всю ее историю никогда не велись войны, также во многом способствовало стабильному экономическому прогрессу.

По данным МВФ, на рубеже XX-XXI веков Австралия занимала среди развитых стран третье место по темпам экономического развития (после Ирландии и Финляндии). Этому во многом способствовали проводившиеся в стране реформы, направленные на создание лучших условий для предпринимательской деятельности, усиление научно-технического потенциала, расширение доступа национальных производителей на международный рынок, повышение производительности труда.

В период экономического спада во многих развитых странах Австралия не только удержалась «на плаву», но и продемонстрировала способность к реализации в сложных условиях гибкой экономической стратегии, что обеспечило ей лидерство среди крупнейших торговых партнеров по темпам экономического роста. Стабильности динамики экономического развития в 90-х годах способствовал более низкий уровень инфляции в стране (2,5 процента) по сравнению с США (3 процента). Самые высокие в мире темпы роста производительности труда, зафиксированные в Австралии в этот период, также обеспечили создание более гибкой системы экономического развития.

Специализированное исследование выявило, что в 2000 году Австралия занимала второе место в мире по темпам прироста реального ( выраженного в ценах базового года) ВВП в расчете на одного занятого в экономике. Стоит заметить, что МВФ охарактеризовал эффективно осуществляющуюся в стране реформистскую деятельность как оптимальный вариант противостояния глобальной тенденции снижения экономической активности.

За последние 15 лет кардинально изменилась и структура внешней торговли Австралии. Уходит в прошлое устоявшийся в мире стереотип отношения к ней исключительно как к экспортеру сырьевой продукции, поставщику шерсти и полезных ископаемых. Преобладание в ее экспорте продукции обрабатывающей промышленности, машиностроительных и высокотехнологичных отраслей, а также услуг финансового, долевого, образовательного и туристического характера (чему во многом способствовало проведение Олимпийских игр в Сиднее в 2000 году) демонстрирует успехи в совершенствовании модели австралийской рыночной экономики, ориентированной на активное участие в мировых хозяйственных связях. Уже в 2000 году объем (в миллиардах долларов) экспорта услуг (28,3) и производственной продукции (57,9) более чем в 2,5 раза превышал объем экспорта сырьевых товаров (34,1). Пример результативности экономической политики по реструктуризации национального экспорта – увеличение поставок за рубеж австралийских автомобилей. Например, в 2000 году объем экспорта легковых автомобилей в Саудовскую Аравию достиг 895 миллионов долларов, увеличившись по сравнению с предыдущим годом в 1,8 раза, в той же мере возросла продажа в ОАЭ, достигнув 176 миллионов долларов. В 2001 году наибольший доход от экспорта произведенных в Австралии автомобилей принадлежал крупнейшим многонациональным корпорациям «Тойота» - 1,4 миллиарда долларов и «Холден» (Австралийское отделение «Дженерал Моторз») – 1,16 миллиарда долларов. В общей сложности в 2001 году доход от экспорта автомобилей и комплектующих изделий для них принес стране 4,9 миллиарда долларов, что значительно превысило совокупную выручку от экспорта пшеницы, шерсти и говядины.

Согласно ежегодно публикуемым данным Программы развития ООН, в 2002 году Австралия заняла 5-е место среди 173 учтенных государств, оставив позади США и большинство стран Европы, по индексу человеческого развития, который учитывает уровень образования, доход, продолжительность предстоящей жизни, ожидаемую при рождении (Россия в этом ряду оказалась на 60 месте). При этом доля австралийских граждан, имеющих высшее образование, составляет 80 процентов – это 3-й в мире показатель.

Эффективно налаженная в стране система образования обуславливает появление талантливых специалистов и широкое развитие научной мысли. К слову, с 1915 года Нобелевская премия была присуждена 6 гражданам Австралии за исследования в области химии, физики и медицины. Последний из лауреатов – профессор Мельбурнского университета Питер Доэрти, который в 1996 году совершил открытие в сфере физиологии, установив механизм распознания иммунной системой инородных микроорганизмов и вирусов. В 1997 году он был признан в Австралии «человеком года».

Свою роль также призвана сыграть развертывающаяся в последние годы микроэкономическая реформа. Она рассматривается как ключевое звено в обеспечении будущего благосостояния австралийцев. Реформа направлена на создание стимулов к большей производительности. А это в свою очередь ключ к обеспечению более высокого уровня жизни. Это подразумевает совершенствование использования ресурсов – природных, финансовых и людских. Одновременно микроэкономическая реформа призвана дать обществу больше ценностей, выше качество и более широкий выбор. Таким образом, микроэкономическая реформа играет важную роль в повышении благосостояния и расширении возможностей.

Ряд шагов реформы уже был осуществлен, а ряд еще предстоит реализовать. Австралия добилась больших достижений в сфере реформы финансовых рынков и налогообложения, защиты первичных и производящих отраслей, авиации, морского транспорта, телекоммуникаций и государственных предприятий. Дальнейшие меры охватывают автодорожный и железнодорожный транспорт, производство и распределение электроэнергии, взаимное признание Содружеством, штатами и территориями стандартов и правил, и рынок труда.

Если обобщить вышесказанное и выделить главное, то экономический портрет Австралии сегодня выглядит следующим образом:

· В стране насчитывается 2,4 миллиона «бизнесов», из которых 880 тыс. нанимают работников

· Австралийские предприятия в настоящее время дают рабочие места 46,4% населения страны (42% - в 1951 г., 37% - в 1901 г.)

· Общий доход всех отраслей и «бизнесов» в 2004 г. составил около 1,9 трлн. долл.

· Общие активы всех «бизнесов» и отраслей в этом году насчитывают 3,5 трлн. долл., не включая частное жилье (еще 1,4 трлн.)

· Средняя доходность австралийского бизнеса 14% (доход до уплаты налогов на фонды акционеров), что чуть больше половины того, что есть в США

· Австралия производит 1,3% мирового производства товаров и услуг

· Из 20 стран с наивысшим уровнем жизни, у двенадцати население меньше, чем у Австралии

· 50 крупнейших отраслей (из 465) обеспечивают 59% всех доходов промышленности, на долю 50 наиболее мелких приходится менее 0,6%

· Общий размер ВВП – 466,4 миллиарда долларов США

· Размер ВВП на душу населения – 21,5 тысяча долларов США (2005)

· Объемы (в австралийских долларах): экспорта – 119,4 миллиарда; импорта – 127,6 миллиарда; экспортируемого капитала – 445,9 миллиона; импортируемого капитала – 853,5 миллиона (2003 г.)

· Основные торговые партнеры: Япония, США, Республика Корея, Китай, Новая Зеландия, Великобритания.

· 70% австралийского ВВП в 2000 г. создается в сфере услуг (в 1900 г. – 51%)

· Первой экспортной отраслью Австралии была угледобыча: в 1792 г. уголь был продан американскому судну, в 2000 г. уголь является крупнейшим отдельно взятым экспортным товаром

· В 1900 г. крупнейшей отраслью в мире было сельское хозяйство, которое в 1950 г. обошло промышленное производство, оставаясь на первом месте и в 2000 г. Однако в США в 1998 году сектор недвижимости и бизнес-услуг вышел вперед производства. В Австралии это произойдет в 2006 году

· Наиболее зависимыми от первичных отраслей (сельское хозяйство и горнодобыча) штатами являются Западная Австралия (21% от ВВП) и Северная Территория (17%), наименее зависим – Новый Южный Уэльс (4%)

В целом, как можно видеть, экономика Австралии развивается успешно. Лучше многих других, показывая достаточно высокую устойчивость. Прогнозы и перспективы среднесрочного развития также выглядят благоприятными. Правда, как водится, не все выиграют от этого, но это уже совсем другой вопрос.

1.3. Политико-правовое устройство Австралии

Конституционные основы государственного устройства. Система органов власти и управления основана на принципах федерализма и парламентаризма.

1 января 1901 шесть самоуправляемых британских колоний - Новый Южный Уэльс, Виктория, Квинсленд, Южная Австралия и Тасмания - объединились на федеративных началах и образовали Австралийский Союз. Эти шесть колоний остались первыми штатами новой федеральной системы. Кроме того, выделены две территории - Северная территория и Австралийская столичная территория, которые на протяжении всей истории были непосредственно подчинены национальному правительству Союза, а ныне обладают властными полномочиями, сопоставимыми с полномочиями правительств штатов. Институты законодательной, судебной и исполнительной власти федерального правительства Союза сосредоточены в столице страны Канберре.

Акт британского парламента, создавший федеративный Союз, даровал Австралии собственную конституцию, которая сформулировала принципы распределения власти между Союзом и отдельными штатами. В компетенции федеральных органов власти находятся в основном традиционные функции "общенационального" характера: оборона, внешняя политика, иммиграция, международная торговля, выпуск национальной валюты, почтовая служба и т.д. Ряд этих функций носит эксклюзивный характер, большинство же формально совпадают с властными полномочиями штатов, хотя в случае расхождения федерального и местного законодательства федеральные законы имеют верховенство над законами штатов. За штатами закреплены все иные полномочия, не делегированные Союзу.

С момента образования Австралийского Союза роль федерального правительства неуклонно возрастала. Это происходило отчасти за счет принятия новых поправок к конституции, хотя на практике провести подобные поправки довольно трудно: для этого требуется получить большинство голосов на референдумах в четырех из шести штатов, а также простое большинство голосов на общенациональном уровне. Лишь восемь из сорока двух предложенных на референдумах поправок удалось провести. Некоторые из них, тем не менее, упрочили власть центрального правительства - например, поправка 1946 о расширении льгот по социальному обеспечению и поправка 1967 о государственной помощи австралийским аборигенам. Постановления Высокого суда, который осуществляет надзор за конституционностью новых законов, также способствовали усилению федерального правительства. В то же время попытки федерального правительства навязать свою волю тем или иным штатам не получают поддержки среди избирателей.

Национальное законодательное собрание (парламент) состоит из двух палат: палаты представителей, где партия большинства формирует правительство, и сената, в котором каждому штату принадлежит равное число мест.

Исполнительная власть. Главой государства в Австралии номинально является британский монарх, чьи полномочия формально делегируются генерал-губернатору, назначаемому монархом по представлению австралийского правительства. Этот номинальный глава государства как правило действует лишь с ведома правительства, в частности - премьер-министра.

В 19 в. Австралия стала первой страной, где взрослым гражданам было предоставлено всеобщее избирательное право (впрочем, до недавнего времени имущественный ценз сохранялся при выборах в верхние палаты парламентов в ряде штатов и при выборах в некоторые органы местного самоуправления). Кроме того, в австралийских колониях впервые в мировой истории использовались заранее отпечатанные бюллетени для тайного голосования. В настоящее время избирательным правом обладают граждане, достигшие 18 лет. За исключением выборов в большинство местных советов, регистрация избирателей и участие в выборах носит обязательный характер. Неучастие в выборах без уважительной причины (например, по болезни) наказывается штрафом. Так что 95% явка избирателей при выборах в федеральный парламент и парламенты штатов является в Австралии нормой.

Судебная власть. Высокий суд осуществляет надзор за соблюдением конституционных норм в законодательстве и является апелляционным судом высшей инстанции. К прочим судам федеральной юрисдикции относятся Семейный суд (создан в 1975 для рассмотрения семейных конфликтов, разводов и решения вопросов об опеке и разделе имущества), Федеральный суд (создан в 1976 для разрешения широкого круга вопросов - таких, как банкротство и административные жалобы), Суд трудовых отношений (в нынешней форме существует с 1993 для рассмотрения вопросов, связанных с взаимоотношениями работодателей и наемных рабочих). Помимо этих специальных судов, в Австралии не существует других судов федеральной юрисдикции. Вместе с тем суды штатов наделены функциями правового надзора за федеральным законодательством.

Споры о республике. В течение продолжительного времени не прекращаются споры относительно того, следует ли Австралии отказаться от последних атрибутов британской монархии в пользу чисто "республиканской" структуры, что может произойти в 2001 - год столетия Австралийского Союза. Сторонники республики считают, что вмешательство британской монархии в австралийские дела является безнадежным анахронизмом, вступающим в противоречие с суверенным статусом Австралии. Ряды скептиков, выступающих против республиканизма, включают в себя традиционных защитников монархического статус-кво, желающих сохранить старые связи с метрополией, и реалистов, полагающих, что Австралия де-факто и так была республикой и что данный спор носит деструктивный для государства характер.

Региональные органы власти и местное самоуправление. Будучи субъектами государственной власти, штаты обладают значительными властными полномочиями. Австралийцам в значительной мере свойственна самоидентификация по штатам, что обусловлено, во-первых, особенностями социальной географии (60% населения проживает в пяти крупнейших мегаполисных зонах, где располагаются правительства штатов) и, во-вторых, политическим влиянием СМИ штатов (хотя национальные сети несколько ослабляют влияние местных центров прессы). Функции, которые в большинстве западных стран обычно находятся в ведении центральных или местных властей низового уровня, в Австралии делегированы властям штатов. Под эгидой правительства штата функционируют государственные школы, медицинские учреждения, органы социального обеспечения, полиция, осуществляются программы экономического развития, городского планирования и жилищного строительства, правовой надзор за трудовыми отношениями, в ведении властей штатов находятся дороги, порты, различные агрохозяйственные структуры, порядок выдачи промышленных субсидий, обеспечение электроэнергией и газом (в большинстве штатов) и другие службы.

Все штаты еще с середины 19 в. имеют собственную конституцию, в каждом штате есть свой парламент, избираемый на три или четыре года. В пяти штатах парламент является двухпалатным, а состав правительства утверждается нижней палатой. Один штат, Квинсленд, в 1922 лишил свой парламент высшей палаты. Парламенты обеих территорий являются однопалатными.

1.4. Научно-техническое развитие Австралии

В последние годы Австралия демонстрирует динамичный рост в секторе услуг. Особенно быстро росли бизнес-услуги в сфере информационных технологий при одновременном снижении доли этих услуг в общем объеме производства. «Старые» отрасли экономики, такие как добыча полезных ископаемых и сельское хозяйство, активно осваивают информационные технологии и электронную коммерцию для поддержания своей конкурентоспособности.

Быстрое освоение нововведений. В недавно распространенном отчете Национального управления по информационной экономике говориться, что свыше 2/3 австралийцев имеют навыки работы с компьютером, а в 84 % небольших и во всех средних компаниях есть ПК. Австралия занимает одно из первых мест в мире по использованию мобильных телефонов. Свыше 41% всех австралийцев регулярно работают в Интернете. А по доле онлайновых продаж от общего объема розничной торговли Австралия стоит на четвертом месте после США, Великобритании и Швеции.

Высококвалифицированная рабочая сила. Многие институты и университеты в Австралии, а также другие организации, занимающиеся исследованиями и разработками, не уступают мировым лидерам в своей области или сами являются таковыми. Именно по этой причине Австралия в некоторой степени даже стала жертвой «утечки мозгов». По некоторым оценкам, только в одной Силиконовой долине в США работает около 6 тыс. австралийцев.

Государственная поддержка. Государственные учреждения в Австралии проводят активную политику, способствующую внедрению новейших технологий в частный бизнес общественных организаций. Это включало в себя представление информации и разработки пилотных программ для промышленности. Учитывая существенную роль, которую играют государственные организации в экономике страны, правительство Содружества, а также правительства штатов и территорий установили стандарты для использования электронной коммерции в своей закупочной деятельности.

По данным аналитиков из Организации по экономическому развитию Федерального резервного фонда США, Австралия начиная с 90-х годов демонстрирует быстрый рост производительности, который даже превосходит аналогичные показатели США. Это обеспечило экономический подъем без какого-то ни было инфляционного давления. Наиболее примечательно здесь то, что Австралия достигла подобных успехов, не обладая развитой ИТ-индустрией. При этом она является последовательным сторонником использования информационных технологий, что выражается в высоком уровне инвестиций в ИТ-отрасль и в непрерывном росте этих вложений.


2. АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ МЕЖДУНАРОДНОГО БИЗНЕСА В АВСТРАЛИИ

2.1. Анализ социально-культурного среза Австралии

Первыми жителями Австралии были аборигены, мигрировавшие на континент около 40 тыс. лет назад. До XVII века Европа не знала о существовании огромного материка в Южном полушарии. Австралия существовала как мифическая Южная земля, поисками которой занимались многие мореплаватели.

Принято считать, что Австралию открыл английский мореплаватель Джеймс Кук. Но еще до него к ее берегам подходили французские, голландские и английские корабли. Кук был первым европейцем, посетившим восточные берега континента. В 1770 г. он с небольшой группой матросов вступил на австралийскую землю в десяти километрах к югу от того места, где сейчас расположен г. Сидней. От имени короля Георга III, Кук принял во владение восточное побережье, которое назвал Новый Южный Уэльс.

Великобритания долгое время считала Австралию непривлекательным местом для колонизации, но с утратой Северной Америки было принято решение организовать в Австралии поселения каторжников, поэтому первыми постоянными поселенцами Австралии были преступники и их тюремщики.

Когда американские колонии провозгласили свою независимость и отказались принимать ссыльных, английское правительство решило избрать Австралию местом ссылки преступников. Первое поселение каторжников было основано 26 января 1788 г. Оно было названо Сиднеем в честь тогдашнего английского министра внутренних дел. Полвека сюда регулярно направляли суда с каторжниками. Свободных поселенцев в стране было мало. Лишь открытие месторождений золота в начале 50-х годов ХIХ века вызвало значительный их приток. Население колоний увеличивается в 4 раза. Свободные колонисты борются за прекращение депортаций, которые продолжались в отдельных штатах до 1868 г.

К приходу англичан, в Австралии было около 300 тысяч аборигенов. Коренные жители относятся к австралоидной ветви экваториальной расы. Кожа у них темно-коричневая, волосы курчавые. Аборигены были истреблены и загнаны в резервации - удаленные от населенных мест пустынные и засушливые районы.

1 января 1901 г. была официально провозглашена федерация Австралийский Союз, вошедшая на правах доминиона в Британскую империю.

Известно, что последняя чистокровная коренная жительница Тасмании, Труганини, скончалась в 1876 г. Однако аборигены, живущие на островах в Бассовом проливе, теперь объявляют себя прямыми потомками тасманийских племен. В 1921 общая численность аборигенов Австралии сократилась до 60 тыс. человек.

В 19 в. некоторые аборигены превратились в источник дешевой рабочей силы в животноводческих хозяйствах (ранчо) белых поселенцев во внутренних районах страны, а законы того времени закрепляли сегрегацию и порабощение аборигенов. Положение аборигенов стало улучшаться во второй половине 20 в., когда общественное мнение осудило дискриминационную политику предыдущего периода. Ограничения для аборигенов были сняты, и эти люди были уравнены в социальных правах с остальными австралийцами. Были также приложены усилия, чтобы закрепить землю за аборигенами в местах их проживания и содействовать распространению среди них образования. По данным переписи 1996, в Австралии проживало ок. 370 тыс. человек, считавших себя аборигенами (включая жителей островов Торресова пролива). Немногие аборигены сохраняют жизненный уклад своих предков. Большая часть аборигенов проживает в крупных городах - таких, как Сидней, Мельбурн и Брисбен. Однако многие аборигены живут в отдаленных местностях и нередко составляют там большинство населения. В частности, на их долю приходится свыше 27% населения Северной территории.

Влияние разных культур очевидно: оно проявляется в облике улиц, в популярности ресторанов, специализирующихся на национальных кухнях, в распространении футбола (ранее его считали "иммигрантской" игрой), в росте доли приверженцев православного, мусульманского, индуистского, сикхского и буддистского вероисповеданий и в разнообразии прессы на иностранных языках.

В соответствии с конституцией Австралии, ни одна из религий не утверждается в законодательном порядке и не получает субсидий от государства. Вместе с тем свобода совести никак не ограничивается. Основные христианские праздники - Рождество и Пасха - признаются как государственные. Федеральное правительство и власти штатов предоставляют финансовую помощь негосударственным школам, в т.ч. тем, которые содержат религиозные общины. Религиозные различия населения проявлялись в деятельности политических партий, и до сих пор протестанты занимают сильные позиции в Либеральной партии, а католики - в Лейбористской.

Надо отметить, что времена года в Австралии противоположны европейским: самое жаркое время - в декабре и январе, а австралийская зима - в июне и августе.

Австралия является высоко урбанизированной страной, 64% ее населения проживает в крупных городах, расположенных по периметру материка, т.е. в прибрежной зоне.

Государственным языком является английский. Помимо него можно еще встретить итальянский, греческий, немецкий, китайский и диалекты местного населения.

Австралия является высоко урбанизированной страной, 64% ее населения проживает в крупных городах. Средняя продолжительность жизни составляет: у мужчин – 75 лет, у женщин – 80 лет. Население Австралии стареет; средний возраст составляет 34 года, а 12,1% от всего населения - в возрасте 65 лет и старше.

Рождаемость - 11 новорожденных на 1 000 человек (2004). Смертность - 6 смертельных исходов на 1 000 человек (уровень детской смертности - 6,1 смертельных исхода на 1 000 новорожденных).

Безработица составила в апреле 2005 - 5,1 %.

Анализирую все вышесказанное можно сказать, что в силу того, что Австралия является сравнительно молодой страной (история насчитывает не более 100 лет) переселенческого типа, то ее социокультурная среда это скорее смесь культур народов Европы и Великобритании.

2.2. Анализ экономического сечения Австралии

Австралия уже давно демонстрирует высокие темпы экономического роста, что позволило ей занять устойчивое положение лидера в списке «отличников» мировой экономики. Средние темпы прироста ВВП за последние семь лет превысили 4%. Австралия обогнала и Германию, и Великобританию, и США. Даже в разгар экономического кризиса в Азии темпы роста австралийской экономики превышали соответствующие показатели ведущих индустриальных стран: они были в два раза выше, чем в среднем по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Национальная валюта - австралийские доллары, имеющие международное обозначение AUD. В обращении находятся банкноты 100, 50, 20, 10 и 5 долларов и монеты в 2 и 1 доллар и в 50, 20, 10 и 5 центов. 1$A=0.75$U.S.

Наилучший момент в новейшей истории. Средний уровень инфляции в Австралии ненамного превышает 2% в год. В то же время быстрое развитие экономики позволило значительно расширить занятость: после 1996 года около 800 тыс. австралийцев нашли рабочие места. В результате уровень безработицы в стране упал до 6%, то есть сократился почти вдвое. Без сомнения, экономический рост с низкой инфляцией и снижающейся безработицей, который мы наблюдаем сегодня, является наилучшим периодом экономического развития Австралии в ее новейшей истории. Одним из ключевых факторов, предопределивших этот успех, стал рост производительности труда. Это прямо образец подражания для всего индустриального мира. По данным Австралийского бюро статистики, нынешняя «золотая эра процветания» бьет рекорды: если за прошедшие тридцать лет средние темпы прироста производительности труда составили 2.4%, то после 1994 года – 3.1% (табл. 1 и 2).

В основе такого значительного роста производительности лежит стабильная макроэкономическая политика и начатая реформа. На макроуровне Резервный банк Австралии осуществляет прозрачную и неизменную монетарную политику, ориентируясь на целевой уровень инфляции в 2-3%. Параллельно с этим принятая в 1996 году т.н. «Хартия бюджетной честности» закрепила основные принципы фискальной политики правительства: поддержание постоянного профицита, общего налогового бремени и чистых активов.

Устойчивость внутреннего спроса в период азиатского кризиса стала очевидным фактором, который помог Австралии преодолеть негативное воздействие падения рынков, занимающих главное место в ее экспортной структуре. Разумное сочетание макроэкономических шагов и структурной политики поставило под контроль инфляцию, сократило заимствования общественного сектора, способствовало росту производительности и значительному повышению реальной заработной платы. Этот процесс поддержал ценовую стабильность и укрепил покупательную способность австралийских семей. Ценовая стабильность и реформа финансового рынка сделали доступными для частногo сектора кредиты под относительно низкий процент, что расширило как индивидуальное потребление, так и частные инвестиции. Потребительские расходы также стимулировались доходами на капитал, поскольку росли цены на недвижимость и акции, которые пошли вверх после снижения ставок процента в 1995 году.

Целый ряд факторов понижающе воздействовал на курс австралийского доллара. Однако сохраняющийся низкий уровень инфляции позволяет экономике приспосабливаться к снижению валютного курса, не принося в жертву среднесрочные целевые инфляционные уровни. Стабилизировались экспортные цены в австралийских долларах, улучшилась международная ценовая конкурентоспособность Австралии, что позволило переориентировать экспортные потоки в процветающие регионы мира, в частности в США и Европу. Девальвация также обеспечивает поддержку секторам, конкурирующим с импортом, ограничивая обратное действие глобального снижения экономической активности. Негативный эффект, оказываемый девальвацией на баланс текущих счетов, был сдержан возросшими правительственными накоплениями. Удачная макроэкономическая позиция Австралии в период азиатского кризиса была в значительной мере обеспечена сочетанием расширительной монетарной политики властей и принятых фискальных ограничений.

Вторая половина успеха. Однако макроэкономическая инфраструктура – это лишь половина австралийского успеха. Микроэкономические реформы значительно облегчили работу на макроуровне. Суть реформ здесь заключается в попытках расширить конкуренцию, поощрить инновационную деятельность и стимулировать рост производительности в целом ряде секторов экономики. Наиболее важные направления микроэкономических реформ включают в себя: дерегуляцию сектора телекоммуникаций при частичной приватизации монополиста (компании «Телстра»); конкурентное давление на целый ряд прежде защищенных секторов; реформу отношений на рабочем месте; корпоратизацию и в некоторых случаях приватизацию государственных предприятий; реформы финансового сектора и корпоративного законодательства; отказ от некоторых неэффективных налогов, снижение уровня индивидуального подоходного налогообложения, реформу фискальных отношений между федеральным правительством и штатами, сокращение налогов на прирост капитала и снижение корпоративного налогообложения на 30%. Важным фактором роста производительности являются новые технологии. Очевидно, что простого использования компьютеров и информационных технологий недостаточно. Речь идет о способности воспринимать инновации по всему спектру вопросов – от внедрения новых методов производства до овладения новыми коммерческими возможностями. В целом Австралии удалось создать атмосферу открытости и восприимчивости к инновациям, что, в свою очередь, также сказалось на экономическом росте.

В местной экономической литературе очень популярен спор, является ли Австралия «новой экономикой». Фактически участники спора игнорируют тот факт, что рост производительности обеспечивается главным образом за счет распространения в экономике информационных технологий. При этом основные преимущества для повышения эффективности получают традиционные отрасли. Новые технологии снижают здесь трансакционные издержки и делают информацию более доступной. Эти преимущества уже позволили Австралии стать одной из четырех стран, где рост производительности превышает американский. Так, в конце 90-х годов при австралийских темпах прироста в 3.5% в год аналогичный показатель в США составлял лишь 2.25%. Утверждение, что австралийская экономика не является «новой», базируется на посылке, что страна не является крупным производителем компьютеров и программного обеспечения. Однако интересно, что именно быстрое освоение новых технологий привело к крупному торговому дефициту, который возник у Австралии в сфере компьютеров. Если всерьез ориентироваться на этот показатель, то окажется, что США, имеющие самый крупный в мире дефицит в торговле компьютерами, являются самой «старой экономикой» в мире.

Именно восприятие новых технологий служит важным показателем развития. Согласно данным ОЭСР, австралийские расходы на информационные и коммуникационные технологии, взятые в процентах от ВВП, одни из самых высоких – страна здесь на втором месте в мире. Более половины семей в Австралии имеют компьютеры дома. Приблизительно половина сельских ферм применяет компьютеры. Концентрация мобильных телефонов – ими владеет треть населения – намного превосходит средний показатель ОЭСР. Австралия входит в первую шестерку стран ОЭСР, где количество интернет-хостов и серверов на душу населения превышает средний показатель по Организации экономического сотрудничества и развития. А продолжающиеся крупные инвестиции в информационные технологии могут вызвать вторую волну повышения производительности труда.

В известной «Системе мирового ранжирования», публикуемой Merill Lynch с целью оценить потенциал роста различных стран, Австралия заняла третье место после Швеции и Сингапура. Этот результат был предопределен успехом в трех категориях: технологии, правительство, люди (в последней оценивался уровень квалификации и производительность труда). Собственно, об этих трех факторах и говорилось выше.

Следует, однако, оговориться, что достигнутые успехи экономического развития весьма относительны. Ведь Австралия все ХХ столетие занимала сильные позиции, а в начале века была самой богатой страной в мире. Таким образом, в более длительной исторической перспективе страна даже несколько отступила назад (достаточно сказать, что австралийцы еще помнят то время, когда безработицы просто не существовало). Поэтому важнее политика не достижения определенных вершин, а удержания достигнутых результатов. Лопнувший «доткомовский пузырь» в короткие сроки обесценил акции компьютерно-информационных компаний на $5 трлн. Но сейчас австралийские экономисты и политики гораздо спокойнее относятся ко всем разговорам о «новой экономике». Уже с иронией они вспоминают, как в конце 90-х годов Австралийская комиссия по торговле просто молилась на «двух великих Г» – Гейтса и Гринспена, указавших дорогу в будущее через «новую экономику». Соответствующие правительственные организации разрабатывали свои проекты обустройства в «информационном веке». Сегодня тот ажиотаж забыт, и специалисты просто констатируют факт, что в целом ряде секторов новые технологии изменили сам характер деловых операций. Так, экспортеры обладают большим количеством интернет-связей, чем неэкспортеры, чаще пользуются электронной почтой и прочими достижениями «новой экономики».

В целом можно утверждать, что все обвинения Австралии в недостаточной «новоэкономичности» необъективны. Страна быстро и эффективно восприняла основы «новой экономики», а ее открытость внешнему миру потенциально несет еще большие блага и расширяет присутствие страны на зарубежных рынках. Надо сказать несколько слов о сложившемся мифе, что Австралия, мол, является «большой фермой». Действительно, сравнительные преимущества австралийской экономики лежат в области товарной торговли. Поэтому вполне естественно, что соответствующие отрасли имеют большое значение для формирования экспортных поступлений. Однако важно обратить внимание на две вещи. Во-первых, австралийские экспортеры успешно диверсифицируют экспорт как по отраслям, так и по регионам. Во-вторых, на практике проявляется не противопоставление «старой» и «новой» экономик, а их взаимопроникновение. Новые технологии можно видеть в сельском хозяйстве и в горнорудном деле, в финансовом и мультимедийном секторах. Технологические инновации традиционных отраслей позволяют расширить производство продукции и охватить больше рынков. Кстати, горнорудное оборудование и сельскохозяйственные технологии являются важными источниками валютных поступлений. В свою очередь, положительное сальдо в торговле традиционных отраслей позволяет, в частности, компенсировать отрицательное сальдо в торговле новых технологий.

Австралия уже полтора десятка лет не зависит от разработки ресурсов. Сектор услуг составляет 70% экономики, производство – 13.3%, добыча полезных ископаемых – 4.6%, сельское хозяйство 3.3%. Австралийский экспорт услуг равен около четверти общего объема экспорта.

Миф о «большой ферме» отрицает наличие в Австралии достаточно масштабных наукоемких отраслей, требующих развития знания и распространения информации. Однако ОЭСР еще в 2001 г. признал экономику Австралии одной из наиболее развитых по применению интернет-технологий, инноваций, передачи знаний и инвестиций в человеческий капитал. Способность Австралии быстро воспринимать новые технологии, как уже говорилось, явилась составной частью роста производительности. Причем произошло это без наличия крупного сектора информационно-технологического производства, ставшего интегральной частью таких экономик, как японская или американская. Опережающими темпами развиваются такие направления, как хранение и передача информации, компьютерные консультационные услуги, юридические услуги, рыночные исследования, высшее образование, бизнес, управление и бухгалтерские услуги. Быстро растут такие «новые» секторы, как аквакультура, медицинское, фармацевтическое и хирургическое оборудование. Доля отраслей, базирующихся на знаниях, составляет в Австралии 48% ВВП. Для сравнения, в Канаде этот показатель достигает 51%, в Южной Корее – 40%.

2.3. Анализ политико-правового устройства Австралии

Воспитательная функция уголовной политики и социально-интегративная функция уголовного права получают приоритет над социально-превентивной и карательной (штрафной) задачами. Однако довольно скоро перенос центра внимания с деяния на деятеля и в целом реабилитационная модель повлекли за собой ряд негативных явлений. Во-первых, возникла проблема необоснованно широкой дискреции (усмотрения) в деятельности судебной и исправительной юстиций по осуществлению “тритмента” с правонарушителями. Во-вторых, стал подвергаться резкой критике сам термин “перевоспитание — исправление”, превращавший тюрьмы в “клиники-реформатории” и трактовавшийся как “лечение болезни”. В-третьих, серьезные нарекания вызывала система неопределенных приговоров, т. е. их вынесение без точного указания срока лишения свободы с возможностью освобождения только по достижении “излечения” (исправления). Так, в докладе 1977 г. австралийской Комиссии по реформе права указывалось, что “в последние годы разочарование в успехе программы реабилитации преступников и сомнения в ней, подогреваемые отчетами о росте преступности, вновь склонили общественное мнение и многих специалистов в сторону возмездия и устрашения как основных целей наказания”9. Опыт применения мер социальной защиты и введение в законодательство понятия “опасное состояние” породили нарушение границ правильно понимаемого гуманизма, принципов равенства и справедливости, превратив человека в технический объект уголовного воспитания, а уголовное право — в средство исправления и психологической коррекции.

В последнее время в австралийской юридической доктрине получили распространение смешанные концепции целей уголовного наказания и задач уголовного права. В качестве таковых называют устрашение и возмездие (уголовную кару как справедливое воздаяние), общую и специальную превенцию, морально-юридическое исправление. В мае 1980 г. Генеральный атторней Австралии внес на рассмотрение парламента доклад австралийской Комиссии по реформе права по проблеме “Вынесение приговоров федеральным правонарушителям” (Sentencing of Federal Offenders). Здесь были изложены концептуальные основы уголовной политики Австралии – осуществление известных и поиск новых эффективных мер воздействия, которые способны защитить общество от преступности и свести масштабы этого феномена к минимально возможным. Были выделены три перспективных направления в современной уголовной политике в области применения наказания, по которым реализуется прежде всего цель специальной превенции: сокращение реального применения лишения свободы; расширение возможностей использования наказаний, не связанных с лишением свободы, прежде всего исправительных работ в публичных интересах и штрафных санкций; дифференциация исполнения наказания в виде лишения свободы.

2.4. Анализ научно-технического сечения Австралии

Следует сказать, что, хотя Австралия и демонстрирует высокую степень вовлеченности в процесс развития информационной экономики, существует несколько важных факторов, препятствующих прочному становлению ее информационно-технологической индустрии в целом. Вот лишь некоторые из них.

1. Неадекватная инфраструктура и ширина частот. Австралийские предприятия связи не обладают достаточной свободой для участия в рыночных отношениях, что не позволяет им быстро и по разумной цене внедрить технологии широкополосной связи.

2. Недостаточная поддержка исследований и разработок в условиях информационной экономики. Наблюдается относительно невысокий уровень инвестиций в исследовании и разработки со стороны частных компаний. Недостаточные налоговые льготы на вложения в эту область не способствуют повышению конкурентоспособности австралийской экономики. Бизнес-услуги и другие виды деятельности, связанные с оказанием услуг, получают непропорционально низкий уровень поддержки в существующем налоговом законодательстве.

Частично это может быть вызвано тем, что действующие модели финансирования исследований и разработок отдают преимущество традиционным видам деятельности. ИТ-индустрия состоит из множества небольших компаний, деятельность которых неразрывно связана с внедрением нововведений и которые могли бы сделать еще больше, если бы им предоставлялись большие льготы на вложения и исследования и разработки.

При этом совершенно очевидно, что государственные организации должны увеличивать объемы своих инвестиций в те фундаментальные исследования, которые, по всей вероятности, не получат поддержки со стороны частного сектора.

3. Недостаточная защита интеллектуальной собственности. Поскольку знания являться основным источником благосостояния в информационном обществе, интеллектуальная собственность нуждается в защите, которая должна быть обеспечена соответствующим государственным законодательством. Согласно последним исследованиям для коммерческих организаций, уровень пиратства в Австралии составляет 32%. Для австралийцев это означает сокращение рабочих мест и др.

Надо признать, что трудности, которые возникают у Австралии на пути перехода к новой системе экономических отношений, основанных на Интернете и информационно-куммуникационных технологиях, являться неизбежным следствием кардинальных перемен в развития мирового хозяйства.

И все же успехи, которых за короткий срок добилась Австралия, удаленная от основных финансовых и экономических центров, с ее сравнительно узким внутренним рынком, очевидны и впечатляющи. Ее достижениям в большей мере способствовала государственная политика, нацеленная на усиление научного потенциала страны, последовательное внедрение инноваций, развитие электронного информационного рынка, широкое использование высоких технологий. Все это и позволило Австралии в числе первых государств вступить в эпоху «новой экономики».


3. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЫХОДУ НА РЫНОК АВСТРАЛИИ С УЧЕТОМ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ МЕЖДУНАРОДНОГО БИЗНЕСА АВСТРАЛИИ

3.1. Этикет деловых переговоров с австралийцами

Австралийское общество - одно из самых открытых и неформальных в мире. Поэтому и в сфере бизнеса жители "зеленого континента" не придерживаются таких строгих формальностей, как их соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону.

Австралийцы привыкли общаться свободно и непринужденно: они сразу обращаются к партнеру по имени, ведут себя раскованно и не признают разного рода "политесов". При разговоре не избегайте прямого визуального контакта. Статусные игры в здешнем обществе не приняты: на титулы и звания здесь не обращают особого внимания, как и на многие другие особенности этикета. В этом смысле австралийцы - антиподы японцев, для которых этикет во многом структурирует частную и деловую жизнь.

Тем не менее, дресс-код у местных предпринимателей довольно строг и консервативен. Классический темно-синий или темно-серый костюм, черные ботинки, темные носки - обычная форма одежды деловых людей. Хотя благодаря общей раскованности поведения мужчины, явившись на бизнес-встречу, норовят сразу скинуть пиджак.

Встреча обычно начинается с разговора "о том о сем". Отведя некоторое время на знакомство, австралийцы быстро переходят к делу. Они отличаются весьма прагматичным подходом к бизнесу, сразу ставят все точки над i и не терпят расплывчатости и двусмысленности. Стремясь избежать недоговоренностей, они предпочитают изъясняться прямо, без обиняков: нередко по ходу дела вспыхивает ожесточенный деловой спор, который здесь воспринимают как нормальный способ обмена мнениями. У австралийцев хорошо развито чувство юмора: их шутки порой напоминают сухой ироничный юмор британцев.

В предпринимательской деятельности австралийцы безусловно ориентированы на результат. Именно прагматизм нередко толкает австралийцев на поиск нетривиальных решений: в этом смысле они чрезвычайно изобретательны. При этом они не слишком заботятся о соблюдении расписания и регламента в отличие, например, от американцев или немцев. Прерывать говорящего на презентации не считается зазорным.

На презентации австралийцы и сами стараются представить объемную картину, и от вас будут ждать отчета, позволяющего увидеть ситуацию со всех сторон. Ожидается достаточно широкий обмен информацией (разумеется, если она не конфиденциальная). Следует хорошо подготовиться к презентации, заранее заготовить факты, способные произвести впечатление на прагматика. Представьте свое предложение в позитивном свете, однако не стоит делать из этого "рекламное шоу". Вместо того чтобы расхваливать преимущества своей компании и ее продукции, приведите несколько конкретных примеров.

Ваше первоначальное предложение должно быть достаточно реалистичным: австралийцы не любят долго торговаться. Они разделяют представление англичан о том, что деловая конкуренция, как и спортивная, - это честная игра. Принимая решения, они руководствуются принципом "Я хочу выиграть", а не "Я хочу, чтобы мой партнер проиграл". Любые уступки поэтому должны быть взаимными. При выработке решений имеется в виду, чтобы в результате сделки обе стороны оказались в выигрыше.

Не стоит забывать, что Австралия - это общество, построенное на сочетании разных культур. Представители этих культур до сих пор сохранили черты врожденного менталитета. Имейте в виду, что общение с австралийцами - выходцами из Греции или Испании может строиться иначе, нежели с выходцами из Великобритании, Скандинавии или Германии.

Рекомендации по организации бизнеса в Австралии

Наиболее рентабельными и интенсивно развивающимися отраслями Австралии на сегодняшний день являются: горнодобывающая, пищевая, химическая промышленности (производство серной кислоты, суперфосфата, синтетического каучука, пластмасс), машиностроение (автомобилестроение, электротехническое и радиоэлектронное, станкостроение и локомотивостроение) строительство жилых зданий, телекоммуникационные системы, программирование, производство лекарств, различные виды сервисов.

По закону, вести бизнес в Австралии могут все, кто этого хочет. Формы бизнеса могут быть различными: от полного личного владения бизнесом до различных форм совладения. Это значит, что Вы можете открыть новую компанию или купить уже действующую. Вы можете быть единоличным владельцем или совладельцем без ограничения количества участников совладения. Открыть компанию в Австралии достаточно просто. Процесс открытия не столь сложен. Оплата может осуществляется, как непосредственно государству так и фирме, которая Вас представляет. Открыть компанию Вы можете только при участии в компании Австралийского резидента. При покупке бизнеса следует основываться на советах нескольких независимых специалистов (то есть не работающих в компании, которую вы приобретаете). Обычно это команда из юристов и экономистов. Желательно мнение двух или трёх независимых специалистов.

Размеры вложений могут быть от 10 000 австралийских долларов и выше. Вопрос заключается в том, что они могут накапливаться в Австралии постепенно. Получаемая прибыль будет зависеть от реализуемого Вами проекта, но не менее 7 % годовых. Чем выше прибыль, тем выше степень риска потери бизнеса. В первый год обычно "не выживает" 50% бизнесов, во второй год - 25%, в третий год - 10%, то есть те, кто остается к 4-му году ведения дел, обычно удерживаются на «плаву».

Всегда рекомендуется обращаться к независимому специалисту по инвестициям. Для ответа на вопрос, сколько нужно, чтобы поднять средний бизнес в Австралии, нужно осознавать, что понимается под малым, средним и большим бизнесом в этой стране.

Малый бизнес может иметь оборот и в 5 - 10 миллионов австралийских долларов, с основными фондами не более 5 миллионов австралийских долларов, с количеством работающих полный рабочий день 50 человек (что в России является далеко не малым бизнесом).

В зависимости от материалоёмкости продукции на предприятии могут работать от 2 до 20 человек. В связи с развитием коммуникаций и новых технологий это могут быть большие обороты с несколькими работниками. В России - там, где в Австралии работает 3 человека, очень часто работают 30 человек.

Ниже приводятся результаты, опубликованные иммиграционным отделом Австралии в 2002- 2003 годы. 76 процентов заняты в бизнесе после 24 месяца со времени прибытия. Этот процент увеличивается до 87 % к 36 месяцам пребывания в Австралии.

Каждый новый бизнес трудоустраивает в среднем 4,5 человек после 24 мес. пребывания и увеличивается до 4,7 человек к 36 месяцам.

Средний показатель перевода денежных средств: 626 тысяч австралийских долларов через 2 года и 848 тысяч австралийских долларов через три года. Средний показатель инвестиций в бизнес - 173 тысячи австралийских долларов через два года и 352 тысяч австралийских долларов через три года.

Основные сложности, которые могут возникнуть при продвижении товара или услуги на рынок Австралии и причины неудач:

· Отсутствие должного знания английского языка

· Незнание законодательства Австралии

· Попытка механически перенести опыт, полученный на Родине на территорию Австралии

· Отсутствие необходимых бизнес-связей

· При ведении своего бизнеса использования советов случайных людей.

Эти причины проявляются, как в отдельном виде, так и в различных сочетаниях. Начинать бизнес по приезду в страну без знания английского языка и местных условий крайне опасно и неразумно.

Договор купли продажи или ведения дел от Вашего имени подписывается юристами с обязательной проверкой экономиста, который хорошо знаком с данной деятельностью.

Основной принцип ведения дел в Австралии:

«Главное не открыть бизнес, главное его не потерять!»


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проанализировав все особенности окружающей среды международного бизнеса в Австралии можно сделать некоторые выводы.

Австралия является одной из самых привлекательных стран для маркетинга, в связи с высокой покупательской способностью населения (годовой доход среднестатистического австралийца составляет 22 500 австралийских долларов в год), значительной его численностью и мобильностью. Однако следует учесть тот факт, что хотя Австралия и находится до сих пор в стадии развития своей экономики, но по жизненному уровню она догнала все промышленно развитые страны, что в свою очередь обуславливает достаточно высокую конкуренцию на данном рынке товаров и услуг. Это делает достаточно проблематичным завоевание и упрочнение своих конкурентных позиций на австралийском рынке.

Следует также обратить внимание и на то обстоятельство, что правовая система Австралии относится к системе обычного права, базирующегося на традиции, прецеденте, нравах и обычаях. Данную систему права она унаследовала от своей бывшей митрополии Великобритании. В соответствии с этим договоры (контракты), как правило, максимально детализированы и содержат описание всех возможных ситуаций, на что следует обратить особое внимание, выходя на австралийский рынок товаров.

Проанализировав все факторы окружающей среды международного бизнеса в Австралии: состояние экономики, культуру, правовое регулирование и развитие научно-технического прогресса можно сделать следующие рекомендации российским компаниям при выходе со своей продукцией на австралийский рынок.

Чтобы приспособить свои услуги и продукцию к характеристикам того или иного международного окружения, руководители компаний должны научиться понимать факторы каждой международной среды. Если они считают, что среды других стран аналогичны внутренним, велика опасность ошибочных посылок и решений.

Что же касается разработки программы выхода на рынок Австралии, то здесь следует учитывать следующие факторы, которые в большей или меньшей степени могут повлиять на деятельность российской компании. Во-первых, темперамент австралийцев сильно отличается от российского в силу природно-климатических условий, в которых живут австралийцы. Во-вторых, в силу высокого развития экономики, австралийцы достаточно избалованы и капризны при выборе какого-либо продукта или услуги. Эту ситуацию хорошо характеризует фраза: «А у Вас, когда клубника на прилавках магазина появляется? В начале мая? А у нас в 7 утра». В-третьих, отсутствие должного знания английского австралийского языка, который является сложным для изучения, так как для австралийцев язык – это всего лишь способ передачи информации и в силу этого фактора они постоянно сокращают, а порой и выкидывают некоторые слова. В-четвертых, незнание австралийского законодательства, что может привести к плачевным результатам.

Подводя итог можно сказать, что несоблюдение всех выше перечисленных факторов может привести к тому, что, открывая фирму, возможно не только не завоевать австралийский рынок товаров и услуг и удержать свою позицию на нем, но и потерпеть значительные убытки, а то и полностью разориться.


Список рекомендованной литературы:

1. Амиров В. Экономика Австралии // Мировая экономика и международные экономические отношения. - 1997. - №4. – С. 114-119

2. Амиров В. Экономика Австралии // Мировая экономика и международные экономические отношения. - 1998. - №9. – С. 151-155

3. Архипов В. Австралия в мировой экономике // Мировая экономика и международные экономические отношения. - 2001 - №10. – С. 92-97

4. Архипов В. Австралия в мировой экономике // Мировая экономика и международные экономические отношения. - 2005 - №10. – С. 99-103

5. Воздвиженский А. Обратная сторона Земли // Вокруг Света. – 2002. - №1. – С. 25-33

6. Иванов П. Австралия на пути к информационной экономике // Бизнес. – 2001. - №5. – С. 26-27

7. Котлер Ф. Основы маркетинга: Учебник. – Москва.: Вильямс, 2005. – 656 с.

8. Перцовский Н. Международный маркетинг: Учеб. пособие / Н.Перцовский – Москва.: Высшая школа, 2001. – 239 с.

9. Попова Ю. Австралия среди экономических лидеров // Азия и Африка. – 2003. - №11. – 18-22

10. Скоробогатых В. Австралийский мультикультурализм // Общественные науки и современность. – 2004. - №1. – С. 135-146

11. Чехонин Б. Австралийцы у себя дома: Учебное пособие. – Москва: Экономика, 1998. – 157 с.

12. asiapacific.narod.ru/countries/australia/2_economics.htm

13. chemodan.com.ua/australia/goverment.html

14. ekonomika.rus-trade.com.ua/?c=19149&p=1

15. http://www.australia.polpred.ru/sites.html

16. http://www.cnimmigration.com/australia/adpt/index.html

17. http://www.spekulant.ru

18. www.7news.ru/search.cfm?id=3483&CountryID=38&CategoryID=2

19. www.erudition.ru/referat/ref/id.45708_1.html

20. www.hot-australia.com

21. www.forextimes.ru/article/a14657.htm

22. www.finmarket.net/ru/news_commentary/detail/5539/21/0/1086134400

23. www.fxbest.ru/today/news/news_detail.php?ID=19320

24. www.mavicanet.com/directory/rus/26992.html

25. www.microsoft.com/Rus/Government/newsletters/issue7/05.mspx

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий