Статистическое изучение показателей брачности и разводимости на примере Санкт Петербурга

Содержание Содержание 2 Введение 2 1. Теоретические аспекты экономико – статистического анализа брачности и разводимости 5 1.1. Понятие и коэффициенты брачности 5

Содержание

Введение. 3

1. Теоретические аспекты экономико – статистического анализа брачности и разводимости. 5

1.1. Понятие и коэффициенты брачности. 5

1.2. Понятие и коэффициенты разводимости. 12

2. Статистическое изучение показателей брачности и разводимости на примере Санкт – Петербурга за 2005-2009гг.15

2.1. Анализ показателей брачности. 15

2.2. Анализ показателей разводимости. 19

3. Проблемы брачности/ разводимости в связи с регистрационной политикой24

Заключение. 29

Список литературы.. 31

Приложение 1. 32

Приложение 2. 33

Введение

Данная работа посвящена сравнению показателей брачности и разводимости на региональном уровне, в качестве региона, выступает Санкт - Петербург.

Одним из перспективных и актуальных направлений современной статистики является исследование проблем семьи и происходящие в ней изменения. Актуальность темы обусловлена социальными, экономическими изменениями в России, а так же изменениями статуса семьи, как института. Семейно – брачные отношения могут быть охарактеризованы по таким показателям, как брачнось и разводимости.

Проблема снижения рождаемости не является проблемой только России.

Что касается брачности и разводимости, то эти показатели в 2009г. значительно выше, чем в 2005 году. Так было заключено 771,9 тыс. браков (рост на 10,8%), в то же время 441 тыс. пар решили развестись (рост 9,1%).

В настоящее время в Ленинградской области проживает 3345,1 тыс. человек, что составляет 2,3% населения России. Не смотря на продолжающийся процесс депопуляции в целом по стране демографическая обстановка в регионе более стабильна. Численность постоянного населения Санкт-Петербурга на 1 января 2010 года составила 4568,0 тыс. человек. Естественный прирост составил 1075 тыс. человек. За 2009 год зарегистрировано более 12 тыс. 500 браков, рост составил 9,7%. Коэффициент брачности – 10% на 1 тыс. жителей, коэффициент разводимости – 4,8%.Число желающих создать семью увеличилось на 1%, что же касается разводов, то оно превысило 5 700. Нестабильность семейных отношений, неуверенность в завтрашнем дне, резкое повышение затрат на содержание и воспитание даже одного ребенка, не только денежных средств, но и времени, ведет к уменьшению числа детей в семье. В этом отношении Санкт – Петербург несколько отличается от многих регионов России. Если в целом по России можно говорить об увеличивающейся тенденции к бездетной и однодетной семье, в Санкт - Петербурге в семьях преимущественно по два ребенка, это может говорить о более эффективной демографической политике в регионе.

Таким образом, можно сказать, что семейно – брачные отношения региона обладают особой спецификой. На стабильность и повышение количества семей и детей в семьях, влияет уровень экономического развития области, а в Санкт - Петербурге он очень высок. Также большое внимание в области уделяется развитию молодой семьи, ведь, как известно, 77,5% от общего числа детей рождаются у родителей моложе 30 лет. Кроме того, это внимание обусловлено, и тем, что до 70% всех разводов происходят в течение первых пяти лет совместной жизни. Именно поэтому сохранение молодой семьи, ее поддержка очень важны не только в регионе, но и в России в целом.

Целью работы является рассмотрение таких процессов движения населения как брачность и разводимость.

Задачами работы являются следующие:

- рассмотреть теоретические вопросы и порядок расчетов брачности и разводимость;

- анализ данных процессов в контексте Санкт - Петербурга за 2005-2009гг;

- рассмотрение причин данных процессов в Санкт - Петербурге, а также проведение анализа за 2005-2009гг.

Источниками написания проекта явились труды отечественных и зарубежных авторов по таким проблемам статистики как естественное движение населения.

1. Теоретические аспекты экономико – статистического анализа брачности и разводимости

1.1. Понятие и коэффициенты брачности

Брачность и разводимость являются важными демографическими процессами, хотя и не влияют непосредственно на динамику численности населения, его воспроизводство. Но они во многом определяют формирование и распад семей, а также в значительной степени оказывают воздействие на рождаемость.

В последние годы в России значительно сузилась информационная база текущей статистической информации о браках и разводах. Существует форма БР-годовая. В отношении браков она содержит информацию об общем их числе, о количестве первых и повторных браков у женихов и невест, а также о возрастном распределении вступающих в брак мужчин и женщин по четырем возрастным группам: до 18 лет, 18-24 года, 25-34 года, 35 лет и старше. В отношении разводов в этой форме есть сведения об общем их числе, о возрастном распределении расторгнувших брак мужчин и женщин по четырем возрастным группам (до 18 лет, 18-24 года, 25-39 лет, 40 лет и старше). Кроме того, в ней указывается, в скольких расторгнутых браках были дети до 18 лет и сколько всего этих детей было[1] .

Существенно дополняют информацию о брачности и разводимости результаты переписей населения. Так программа итогов Всероссийской переписи населения 2002 г. включает в себя таблицу 8с «Население по возрасту, полу и состоянию в браке». Она разрабатывалась для всего, городского и сельского населения (естественно, раздельно для женщин и мужчин) вплоть до селрайцентров и сел с населением 3000 человек и более.

Выделялись следующие категории брачного состояния: состоящие в браке, в т.ч. в зарегистрированном и незарегистрированном, никогда не состоявшие в браке, вдовые и разошедшиеся. Эти данные по России в целом и по субъектам Федерации опубликованы в томе 2 Итогов Всероссийской переписи населения 2002 г. «Возрастнополовой состав и состояние в браке». Общие показатели брачности и разводимости публикуются в «Демографическом ежегоднике», статистических ежегодниках субъектов Федерации.

Показатели брачности делятся на две группы: показатели вступления в брак и показатели состояния в браке. К показателям вступления в брак относятся абсолютное число браков, общий и возрастные коэффициенты брачности. Абсолютное число браков никак не может характеризовать уровень брачности, так как зависит от общей численности населения. Оно может быть использовано лишь для расчета общего коэффициента брачности или сопоставления с ним числа разводов. Естественно, следует иметь в виду, что в текущем статистическом учете фигурируют только зарегистрированные браки. В него никоим образом не могут попасть супружеские пары, образующиеся без официальной регистрации. К важным параметрам естественного движения населения относят брачность. Так называется демографический процесс образование новых супружеских пар в совокупности населения изучаемого региона, считая при этом как первые, так и повторные браки[2] .

Процесс брачности совершается через браки - регулируемую общественную форму отношений между мужской и женской частями общества, объединяющимся в семью для выполнения жизненного и общественного долга по созданию, содержанию и воспитанию последующих поколений семьи и населения. В сочетании с процессами овдовения и разводимости, брачность определяет воспроизводство брачной структуры населения. Сильное влияние на нее оказывают природные и социально- экономические факторы. Большую роль в состоянии брачности играют и юридические нормы - определение порога половины зрелости мужчин и женщин. В разных странах он колеблется от 12-14 до 21-22 лет.

Источники информации здесь - записи актов гражданского состояния о браке. Они дают возможность рассчитать ряд коэффициентов. Наиболее распространенный из них – коэффициент брачности, отражающий количество браков в пересчете на 1000 жителей изучаемого региона:

Кбр. = (n *1000) : S` , где

n. – число заключенных браков за учитываемый год;

S` – среднегодовая численность жителей региона.

Кроме общего коэффициента брачности, существует ряд более усложненных специальных показателей, выделяющих обыкновенную и специальную брачности. Данные вопросы основательно отработаны в трудах Г. Сунберга, Л.Е. Дарского-Толчинского, Б.Ц. Урланиса (1985) и ряда других ученных. В анализе брачности рекомендуется обратить особое внимание на следующие аспекты:

а) распределение вступивших в брак по полу и возрасту, выявляющие тенденции к постарению и омоложению браков, разницу в этих тенденциях у мужчин и женщин;

б) состав населения региона по состоянию в браке (переписи населения, форма 8с) – также с группировкой по полу и возрасту. Эта группировка позволяет увидеть потенциалы воспроизводства, поскольку эффективность брака сильно возрастает к порогу наивысшей плодовитости женщин (22-26 лет);

в) распределение браков по их продолжительности, характеризуемой длительностью брака с момента заключения до события, его прекращающего (развода, смерти супруга). Демографический анализ заключается в определении общей продолжительности всех браков, её средней величины на одну супружескую пару. Полученные сведения трансформируются в таблицы: прекращение брака, овдовение, разводимости. Осуществить технически их сложно, однако учеными достигнуты серьезные результаты в этих направлениях.

Пользоваться общим коэффициентом брачности, безусловно, лучше, чем абсолютным числом браков. Но все же этот показатель имеет существенный недостаток. На него влияют особенности возрастного состава населения. Интенсивность вступления в брак в разных возрастах, естественно, не одинакова. Чаще всего вступают в брак в возрастном интервале 18-30 лет. Чем больше доля населения этого возраста, тем выше при прочих равных условиях будет общий коэффициент брачности. Однако дело не только в возрастных различиях интенсивности вступления в брак. В условиях официальной моногамии (единобрачия) зарегистрировать брак могут только те, кто в нем не состоит. Следовательно, чем выше в данном населении будет доля не состоящих в зарегистрированном браке людей в возрасте 18-30 лет, тем, при прочих равных условиях, выше будет и общий коэффициент брачности. Величина этого показателя в Российской Федерации в 2009 г. составила 7,6‰[3] .

Несмотря на наличие в данных текущей статистики сведений о распределении вступивших в брак по возрасту, представляется нецелесообразным рассчитывать ежегодно возрастные коэффициенты брачности. Их использование в анализе может не прояснить, а, наоборот, затушевать тенденции изменения брачности. Во-первых, как и в отношении общего коэффициента брачности, в данном случае мы можем рассчитать возрастные показатели только для всего населения соответствующих возрастных групп, а не для тех, кто не состоит в браке (эти данные дает только перепись населения). Следовательно, они будут зависеть от доли не состоящих в браке в данном возрасте. Это, что касается характеристики интенсивности вступления в брак в том или ином возрасте, ее изменения в динамике и территориальных различий. Во-вторых, рассчитываемые таким образом возрастные коэффициенты брачности не позволят отслеживать сдвиги в возрастной модели брачности, т.е. повышении или снижении возраста вступления в брак. Дело в том, что, кроме отмеченного выше недостатка, у исходной статистической информации в нынешнем ее виде есть еще один. Распределение вступивших в брак по возрасту не дифференцируется по первым и повторным бракам. Следовательно, изменения или различия в распределении возрастных коэффициентов брачности могут быть связаны не только с реальным снижением или повышением возраста вступления в брак, но и с изменением или различием соотношения доли первых и повторных браков.

Учитывая все вышесказанное, возрастные коэффициенты брачности целесообразно рассчитывать только за годы, примыкающие к переписи населения, соотнося число вступающих в зарегистрированный брак с численностью тех, кто в нем не состоит. Это позволит реально оценить изменения или различия в повозрастной интенсивности вступления брак, хотя при этом вторая из отмеченных выше проблем (возрастные сдвиги) по-прежнему останется не до конца решенной до тех пор, пока в текущей статистике не будут восстановлены сведения о распределении по возрасту вступивших в брак, дифференцированно для первых и повторных браков.

В 2008-2009 гг. в Российской Федерации возрастные коэффициенты брачности составили в возрасте до 18 лет у мужчин 1,3‰, у женщин — 10,6‰, в 18-24 года — соответственно, 58,8‰ и 95,3‰, в 25-34 года — 85,6‰ и 67,5‰, в 35 лет и старше — 25,1‰ и 7,9‰. Наряду с рассмотренными выше показателями вступления в брак в анализе брачности используются и показатели состояния в браке, рассчитываемые на основе данных переписи населения[4] .

Перепись населения является единственным репрезентативным в масштабах всей страны источником сведений о числе незарегистрированных браков. Это явление получает в нашей стране все большее распространение. Незарегистрированные браки, как показывают некоторые исследования, обладают определенной спецификой, в т.ч. в отношении репродуктивного поведения состоящих в них супругов. Такие браки отличаются в среднем несколько меньшим числом детей. Стало быть, их распространение ведет к снижению рождаемости, а, следовательно, к ухудшению демографической динамики, режима воспроизводства населения. Поэтому при анализе брачности следует обратить особое внимание на долю состоящих в незарегистрированном браке среди всех состоящих в браке, на дифференциацию этого показателя в зависимости от возраста.

Доля состоящих в незарегистрированном браке среди всех состоящих в браке в возрасте 16 лет и старше по данным переписи населения России 2009 г. составила 9,8% у мужчин и 9,7% у женщин. Она существенно различалась в зависимости от возраста. Среди тех, кому 18-19 лет, этот показатель равнялся 37,6% у мужчин и 32,6% у женщин; среди 25-29-летних — соответственно, 15,7% и 14,2%, среди 45-49-летних — 8,3% и 7,7%. Доли населения того или иного брачного статуса в общей численности населения данного пола и возраста позволяют достаточно детально рассмотреть распределение населения каждой возрастно-половой группы по брачному состоянию.

Однако следует иметь в виду, что эти показатели зависят от возрастного состава населения. Чтобы избежать этого недостатка, но в то же время получить обобщающую характеристику, можно использовать, так называемые, средние числа лет пребывания в том или ином брачном статусе (как для всего населения старше 16 лет, так и по отдельным укрупненным возрастным группам). Они по смыслу схожи с суммарным коэффициентом рождаемости. Например, среднее число лет пребывания в браке показывает, сколько предстоит прожить в браке в среднем одному человеку (расчет ведется отдельно для женщин и мужчин), если доли состоящих в браке на протяжении его жизни вплоть до 70 лет не изменятся. Нужно пояснить, почему берется такое ограничение — 70 лет. Дело в том, что для расчета среднего числа лет пребывания в том или ином брачном статусе, кроме доли

людей, обладающих им, необходимо учитывать еще и длину возрастного интервала, к которому эта доля относится. Последним возрастным интервалом при разработке данных о брачном состоянии населения в переписи, например, 2002 г. является «70 и более». Это, так называемый, открытый возрастной интервал и длина для него не может быть определена. Поэтому расчет может быть произведен только до 70 лет[5] .

В то же время среднее число лет пребывания в том или ином брачном статусе может быть рассчитано и для более узкого возрастного интервала. Например, от 30 до 50 лет. Если просуммировать, например, доли вдовых, умноженных на длину возрастного интервала, по возрастам от 30 до 50 лет и полученную сумму разделить на 1000, то получится характеристика того, сколько предстоит прожить во вдовстве в среднем одному 30-летнему человеку до достижения им 50 лет, если доли вдовых на протяжении этого времени не изменятся.

По результатам переписи населения России 2002 г. среднее число лет пребывания в браке в возрасте от 16 до 70 лет у мужчин составило 35,7 года (1989 г. - 40,0), у женщин — 31,0 год (1989 г. - 34,7); в добрачном статусе - соответственно, 11,8 года (1989 г. - 9,5) и 9,5 года (1989 г. - 7,8); во вдовстве — 1,6 года (1989 г. - 1,3) и 6,5 года (1989 г. - 6,5); в разводе - 4,3 года (1989 г. - 3,1) и 6,5 года (1989 г. - 5,0). Эти данные явно свидетельствуют о том, что за межпереписной период увеличилось откладывание браков (повысилось среднее число лет пребывания в добрачном статусе) и возрос уровень разводимости. В результате сократилось среднее число лет пребывания в браке.

1.2. Понятие и коэффициенты разводимости

Обратная сторона браков – разводы. Разводы являются одной из серьезнейших демографических проблем. Не случайно в Концепции демографического развития Российской Федерации в один блок объединены стимулирование рождаемости и укрепление семьи. Понятно, что выбор направлений и мер политики, направленной на укрепление семьи предполагает углубленное исследование проблемы нестабильности браков, в т.ч. и с использованием социологических методов. Однако, прежде всего, надо дать характеристику состояния проблемы разводимости.

Разводимость – процесс прекращения брака, распада, супружеских пар вследствие расторжения брака. Факторы данного процесса ещё недостаточно изучены; нет концепций, объясняющей концепций разводимости. Демография рассматривает разводы как один из факторов формирования брачной и семейной структуры населения и влияния их на воспроизводство. Ведь разводы означают не только распад семей, но и его последствия, выражающиеся в падении интенсивности воспроизводства, заметном ударе по всему укладу и психики, а также в создании такого феномена, как «безотцовщина», по наблюдениям Б.Ц. Урланиса (1985). Показатель (уровень) разводимости исчисляется на 1000 жителей по формуле:

Кразв. = (Nразв. * 1000) : S`, где

Nразв. – число разводимых в учетном году.

В практике широко используются расчет числа разводов на 100 браков, показывающий отношение количества распавшихся семей к числу вступивших в брак за какой-либо период. Естественно, что это отношение не говорит многого о степени прочности браков. Для точного утверждения об их крепости дают представления конкретные исследования – обследование пар только определенного поколения. Например, отслеживание браков 20-летних, заключенных в п-ном году. В данном случае вся трудность будет составлять в наблюдении мигрирующих, особенно в регионах с интенсивным передвижением населения. Демографический анализ предусматривает исследование нескольких моментов: разводы по возрастам супругов, количество повторных браков и их продолжительность, число детей после разводов и число оставленных на попечение матери или отца, тенденции в разводимости городских и сельских жителей.

Абсолютное число разводов не дает представления об уровне разводимости, так как зависит от общей численности населения. Оно может быть использовано лишь для расчета общего коэффициента разводимости или сопоставления с ним числа браков. Пользоваться общим коэффициентом разводимости, безусловно, лучше, чем абсолютным числом разводов. Однако его величина зависит как от особенностей половозрастного состава населения, так и, главное, от числа существующих браков, ибо понятно, что разводиться могут только те, кто состоит в браке. Следовательно, чем выше в

данном населении будет доля состоящих в браке, тем, при прочих равных условиях, выше будет и общий коэффициент разводимости. В 2009 г. в России этот показатель составил 5,5‰. Для преодоления этих недостатков используются некоторые другие показатели разводимости. Наиболее простым из них является сопоставление числа разводов и браков за один и тот же год. В 2009 г. в Российской Федерации на 1000 заключенных браков приходилось почти 732 расторгнутых. Этот показатель дает уже некоторое представление об уровне разводимости. Однако такой расчет не совсем корректен. Понятно, что в данном году расторгаются не только браки, заключенные в этом же году. Более того,последние составляют весьма незначительную часть среди всех расторгнутых браков. Если бы от года к году число заключаемых браков изменялось незначительно, то оценка доли браков, заканчивающихся разводами, полученная с использованием данного показателя была бы достаточно точна. Но такая ситуация встречается крайне редко. Для более точной оценки доли браков, заканчивающихся разводами, необходима информация о распределении расторгнутых браков по их продолжительности. Их число делится на количество браков, заключенных соответствующее число лет тому назад (т.е. соотносятся между собой расторгнутые и заключенные браки, начавшиеся в одном и том же году). Затем полученные частные от таких делений суммируются и получается, так называемая, сумма приведенных чисел разводов или доля браков, заканчивающихся разводами при существующем уровне разводимости. Необходимые для расчета этого показателя сведения существовали у нас до 1998 г. Сейчас их, к сожалению, нет.

Наряду с рассмотренными выше показателями, важными характеристиками интенсивности распадения браков являются возрастные коэффициенты разводимости. Однако, также как и при использовании возрастных коэффициентов брачности, здесь мы сталкиваемся с серьезным ограничением. В связи с этим возрастные коэффициенты разводимости целесообразно рассчитывать только за годы, примыкающие к переписи населения. Это позволит реально оценить изменения или различия в повозрастной интенсивности расторжения браков.

В 2008-2009 гг. в Российской Федерации возрастные коэффициенты разводимости составили в возрасте до 18 лету мужчин 39,6‰, у женщин — 17,5‰, в 18-24 года — соответственно, 40,5‰ и 44,4‰, в 25-39 лет — 41,4‰ и 40,6‰, в 40 лет и старше — 14,3‰ и 14,1‰. Негативные последствия разводов, как правило, в наибольшей степени сказываются на детях, переживших развод родителей. Оценить масштабы этого бедствия позволяет информация о числе детей в возрасте до 18 лет в расторгнутых браках. Однако величина этого показателя будет зависеть от общего числа браков и общей численности детей до 18 лет, т.е., в конечном счете, от общей численности населения. Нужно смотреть, какая доля детей этого возраста переживает развод родителей. Еще более наглядным в этом отношении показателем является вероятность (в %) для новорожденного ребенка пережить до достижения 18 лет развод родителей при сохранении существующего ныне уровня распадения браков с несовершеннолетними детьми.

2. Статистическое изучение показателей брачности и разводимости на примере Санкт – Петербурга за 2005-2009гг.

2.1. Анализ показателей брачности

Снижение уровня брачности, широкое распространение новых форм брачных союзов, увеличение числа разводов, падение рождаемости ниже уровня простого воспроизводства поколений, рост числа внебрачных рождений, повышение возраста вступления в брак — эти сложные, противоречивые, неоднозначные явления наблюдаются во всех странах Европы.

Наиболее распространенный тип семьи в Санкт - Петербурге — брачная пара с детьми или без детей, иногда — с одним из родителей супругов или другим родственником: в составе семей этого типа проживает 65% населения. Сложные семьи (то есть те, которые состоят из двух или больше брачных пар) не типичны для современной России, они составляют меньше 4% всех индивидуальных домохозяйств, в них проживает 7,8% населения. Уменьшение количества «классических семей», которые объединяют отношения супружества — родительства — родства, обусловлено, в первую очередь, уменьшением детности семьи вследствие снижения рождаемости и постарения населения: если по данным переписи населения 1989 года в составе 56,4% домохозяйств проживали дети до 18 лет, и почти в 48% из них было двое и больше детей, то по данным переписи населения 2002 года дети есть лишь в 38,1% домохозяйств, и в 64% из них — лишь один ребенок[6] .

Население характеризуется высокой интенсивностью процессов брачности и разводимости. Россия относится к странам с высоким уровнем брачности, о чем свидетельствуют и сравнение брачной структуры населения нашей страны с другими европейскими странами, и анализ относительных показателей брачности. Брачные отношения характеризуются крайней нестабильностью, уровень разводимости очень высокий.

В 2009 г. в Санкт – Петербурге было зарегистрировано 8230 браков. Среднегодовая численность населения области в 2003 г. составила 1043,2 тыс. человек. Общий коэффициент брачности составил 7,9‰ ((8,230 тыс. / 1043,2 тыс.) 1000), т.е был чуть выше, чем в среднем по России (7,6‰).В Томской области незарегистрированные браки имеют большее распространение, чем в среднем по России (Приложение 1).

Мужчины. Среднее число лет пребывания в браке в возрасте от 16 до 70 лет — 36,2 года (42 + 282 + 237 5 + 6115 + 7345 + 7845 + 8005 + 8135 + 8235 + +8265 + 8085 + 7965) / 1000). Среднее число лет пребывания в зарегистрированном браке в возрасте от 16 до 70 лет — 31,2 года. Среднее число лет пребывания в незарегистрированном браке в возрасте от 16 до 70 лет — 5,0 лет. Среднее число лет пребывания в добрачном статусе в возрасте от 16 до 70 лет — 11,7 года. Среднее число лет пребывания во вдовстве в возрасте от 16 до 70 лет — 1,7 года. Среднее число лет пребывания в разводе в возрасте от 16 до 70 лет — 4,4 года.

Женщины. Среднее число лет пребывания в браке в возрасте от 16 до 70 лет — 31,4 года. Среднее число лет пребывания в зарегистрированном браке в возрасте от 16 до 70 лет — 27,1 года. Среднее число лет пребывания в незарегистрированном браке в возрасте от 16 до 70 лет — 4,3 года. Среднее число лет пребывания в добрачном статусе в возрасте от 16 до 70 лет — 9,8 года. Среднее число лет пребывания во вдовстве в возрасте от 16 до 70 лет — 6,3 года. Среднее число лет пребывания в разводе в возрасте от 16 до 70 лет — 6,6 года (Приложение 2).

Наибольшие значения кривых независимых вероятностей вступления в первый брак приходятся на 24 года у мужчин и 22 года у женщин - 0,15611 и 0,17665 соответственно; таким образом, в возрасте максимальной брачности в первый брак вступают 15,6% мужчин и 17,7% женщин гипотетического поколения из числа не вступивших к этому возрасту. После 24 лет у мужчин и 22 лет у женщин независимая вероятность вступления в первый брак медленно, но неуклонно снижается; в 44 года у мужчин и 30 лет у женщин она выходит на уровень значений для 18-летних.

Из сопоставления значений независимых вероятностей вступления в первый брак у мужчин и у женщин видно, что до 24 лет интенсивность брачности женщин выше, чем частота заключения первых браков у мужчин, при этом вероятность впервые выйти замуж превосходит вероятность в первый раз жениться весьма значительно. К 24 годам вступают в первый брак 42,2% мужчин и 62,5% женщин гипотетического поколения. В возрасте 24 года и до 38 лет ситуация меняется на противоположную: женщины имеют меньшие шансы на вступление в первый брак, чем мужчины, однако в этом возрастном интервале разрыв между значениями независимых вероятностей не достигает таких больших величин, как в наиболее молодых возрастах. К 38 годам женятся 84,0% мужчин и выходят замуж 88,7% женщин из числа никогда не состоявших в браке в гипотетическом поколении. В возрастах 38-49 лет интенсивность брачности женщин, как правило, несколько выше, чем мужчин. К 50 годам в первый брак вступают 86,7% мужчин и 90,8% женщин гипотетического поколения. Таким образом, частоты вступления в первый брак у мужчин и у женщин, за исключением в основном самых молодых возрастов, отличаются не резко и в целом - в большинстве молодых, в средних и старших возрастах - находятся на одном уровне

Повозрастной рост доли вступивших в брак обуславливает сокращение удельного веса никогда не состоявших в браке в условном поколении по мере продвижения по возрастной шкале; доля остающихся вне брака мужчин в каждом возрасте превышает относительную численность никогда не состоявших в браке женщин. Указанная разница быстро нарастает к 24-25 годам, когда она становится максимальной: на 53,7-54,1% доля не вступивших в брак мужчин выше удельного веса не вступивших в брак женщин. В дальнейшем в силу превосходства в каждом возрасте, начиная с 22 лет, чисел вступивших в первый брак мужчин над количеством первых браков у женщин эта разность сокращается, оставаясь достаточно стабильной: к 30 годам она составляет 45,8%, к 35 годам - 42,4%, к 40 годам - 42,8%, к 45 годам - 44,0% и 50 годам - 43,7%.

Таким образом, процесс заключения первых браков в гипотетическом поколении на современном этапе отличают:

- максимальная интенсивность, приходящаяся на первую группу молодых возрастов;

- отсутствие резких различий в частоте исследуемого процесса у мужчин и у женщин, за исключением ряда самых молодых и молодых возрастов, при в целом более низкой интенсивности регистрации первых браков у мужчин;

- слабая распространенность сверхранних, ранних у мужчин, а также поздних браков;

- на протяжении всей возрастной шкалы большая доля вступивших в первый брак женщин (в сопоставлении с мужчинами) и больший показатель уровня окончательного безбрачия у мужчин (в сопоставлении с женщинами) при достаточно высоком значении показателя уровня окончательного безбрачия и у мужчин, и у женщин;

- одинаковая продолжительность и "скорость" у мужчин и у женщин.

2.2. Анализ показателей разводимости

Высокий уровень разводимости — одно из наиболее неблагоприятных явлений в брачно-семейной сфере, это свидетельство сложности формирования и развития семейных отношений в обществе, их нестабильности. Распад брака имеет отрицательные социально-экономические и эмоционально-психологические последствия для каждой конкретной семьи, но наиболее тяжелое его следствие — увеличение числа детей, которые проживают в неполных семьях, как правило, без отца, или в полной семье, но с неродным отцом. У большинства брачных пар, которые распадаются, имеются общие дети и, соответственно, каждый год тысячи несовершеннолетних детей переживают развод родителей: в 2004 году таких детей было 127,4 тысячи, в 2005 — 135,7 тысячи, 2006 — 128,6 тысяч (табл. 1).

Таблица 1

Количество разводов в Санкт - Петербурге и распределение разводящихся брачных пар по количеству общих детей в возрасте до 18 лет в 2008 и 2009 годах

Количество разводов, тысяч Распределение разводящихся брачных пар по количеству общих детей, % Количество детей в семьях, которые развелись
имели общих детей из них:
одного ребенка двоих и больше детей
2008 2009 2008 2009 2008 2009 2008 2009 2008 2009
Всего 183,5 179,1 59,7 58,6 47,5 47,2 12,2 11,4 135651 128559
Город 142,0 139,0 57,6 56,6 48,1 47,8 9,5 8,8 97046 92209
Село 41,5 40,1 66,5 65,5 45,3 45,3 21,2 20,2 38605 36350

Хотя доля брачных пар с несовершеннолетними детьми в общей численности разводящихся пар постепенно сокращается, а также уменьшается численность в них детей (что связано в первую очередь с уменьшением детности семей), почти в 60% случаев разводов страдают дети, а в сельской местности этот показатель близок к 70%.

Увеличение количества неполных семей с детьми даже в экономически благополучных развитых странах оценивается отрицательно, так как воспитательная функция семьи в этом случае деформирована и дети в них более склонны к асоциальному поведению, им труднее в будущем ориентироваться в гендерных отношениях социума, создать полную жизнеспособную семью. В условиях современной России, когда уровень доходов населения не позволяет материально обеспечить жизнедеятельность и развитие детей на уровне современных требований даже в полных семьях, где работают и отец и мать, неполные семьи особенно неустойчивы в экономическом и социальном плане. Многочисленные социологические исследования подтверждают, что в неполных и реструктурированных (вновь созданных) семьях возрастает риск раннего приобщения детей и подростков к алкоголю, курению, наркотикам.

Нестабильность семьи в условиях, когда остро стоит проблема маргинализации части населения вследствие социальных патологий — алкоголизма, наркомании, насилия, — порождает такие опасные явления, как социальное сиротство, беспризорность и безнадзорность детей. В Санкт - Петербурге растет количество детей, родители которых лишены родительских прав: в 2008 году их было 7,8 тысячи, в 2009 году — 8,6 тысячи. Пренебрежение родительскими обязанностями привело к появлению особой маргинальной группы — «детей улицы», которые занимаются бродяжничеством и попрошайничеством: в 2009 году в 96 приютах для несовершеннолетних побывало 23674 детей и подростков. Распространение детской беспризорности и безнадзорности — одна из острейших социальных проблем современной России, свидетельство значительных «сбоев» в реализации основных функций семьи, неблагоприятных социально-экономических условий ее существования, несовершенства и неэффективности функционирования многих сопредельных социальных институтов.

В целом можно утверждать, что традиции семейного образа жизни в Санкт - Петербурге сохранены, хотя брак и семья порой принимают новые, непривычные формы. Однако ряд социально-демографических явлений — нестабильность брачных отношений, слишком большое количество разводов, в том числе среди супружеских пар с детьми; высокий удельный вес неполных семей среди семей с детьми, увеличение численности детей — социальных сирот и детей, лишенных опеки родителей, — относятся к числу тех кризисных проявлений, которые «выходят за границы» постиндустриальной трансформации и свидетельствуют о серьезных сбоях в механизме реализации основных функций семьи. Эти кризисные явления — острейший вызов сегодняшнего дня, который общество должно понять и на который оно должно адекватно реагировать. Их ликвидация возможна лишь при условии осуществления комплексной социально-демографической политики, направленной на укрепление института семьи на основе интеграции лучших образцов современной идеологии семейного строительства и брачно-семейных традиций украинского народа[7] .

Практически все эти показатели по своей величине в Санкт - Петербурге близки к среднероссийским. В 2009 г. в Санкт - Петербурге было зарегистрировано 6215 разводов. Среднегодовая численность населения области в 2009 г. составила 1043,2 тыс. человек. Общий коэффициент разводимости составил 6,0‰ ((6,215 тыс. / 1043,2 тыс.) 1000), т.е был несколько выше, чем в среднем по России (5,5‰).

В 2009 г. в Санкт - Петербурге на 1000 заключенных браков приходилось 755 расторгнутых (6215 / 8230 1000). В Санкт - Петербурге более высок уровень разводимости, чем в целом по России. После развода, как правило, дети оказываются в семьях с одним родителем. Число детей в возрасте до 18 лет в расторгнутых браках составило в 2008 г. 4521 человек, а в 2003 г. — 4413 человек. В среднем за год за этот двухлетний период оно составило 4467 человек ((4521+4413) / 2). Численность детей в возрасте до 18 лет по переписи населения 2008 г. в Санкт - Петербурге составила 231680 человек. Таким образом, доля детей в возрасте до 18 лет в расторгнутых за год браках в общей численности детей этого возраста оказывается равной 1,9% (4467 / 231680 100). При сохранении такого уровня распадениябраков с несовершеннолетними детьми вероятность для новорожденного ребенка пережить до достижения 18 лет развод родителей составляет 34,2% (1,9% 18).

Таким образом, в среднем каждый третий ребенок при таком уровне разводимости до достижения 18-летнего возраста окажется в семье, где расторгнут брак между родителями.

Для получения более объективной картины о разводимости рассмотрим ее по половозрастному составу (см. рис. 2).

Рисунок 2.

Половозрастное распределение расторжений браков населения в Сакнт - Петербурге в 2005- 2009 гг. (в %)[8]

Данные рисунка 2 свидетельствуют об изменении и омоложении разводимости населения. Так, доля разведенного населения в возрастных интервалах 20-24 и 35-39 лет составила для женихов 64,5% в 2005 году и 67,9 % - в 2009 году, а для невест - 56,4% и - 69,1% соответственно[9] .

Расторжение брака – это негативное явление, но оно допустимо в том случае, если сохранение брака вредит психологическому состоянию супругов и несовершеннолетних детей, если есть таковые.

Основными факторами увеличения числа разводов и их омоложения являются следующие:

- низкий уровень социально-экономического положения семей, в том числе молодоженов;

- внешняя трудовая миграция населения, особенно молодого возраста;

- низкий уровень демографической грамотности родителей в процессе подготовки молодежи к созданию семьи;

- неподготовленность молодежи к созданию семьи;

- снижение ценности семьи как фактора благополучия супружеской жизни;

- снижение уровня рождаемости вследствие снижения социальной и экономической ценности деторождения.

3. Проблемы брачности/ разводимости в связи с регистрационной политикой

В целом в России ситуация с регистрацией брака очень интересна. Еще некоторое время назад состоящими в браке признавались люди, которые прожили вместе (вели совместное хозяйство) более полугода. Статьей 1 (п.2) Семейного кодекса РФ установлено, что состоя­щими в браке считаются только люди, зарегистрировавшие свои отношения: «Признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния»12 . Таким образом, гражданский и церковный брак в России не признается, и никаких прав (равно как и обязан­ностей) супругов из этих видов брака не вытекает. Поэтому церковный и гражданский браки мы оставим за пределами нашего анализа.

Согласно существующим нормам, регистрация брака осуществляется по месту подачи за­явления (без «привязки» к регистрации). Еще несколько лет назад в применении этой нормы встречались проблемы. Однако, благодаря специфике государственной демографической политики, в настоящее время данная норма соблюдается повсеместно и в полном объеме. Таким образом, дискриминации по принципу наличия прописки на уровне государственной регистрации брака сегодня нет.

С расторжением брака (особенно с регистрацией расторжения) ситуация принципи­ально иная. Рассмотрим сначала случай, когда стороны расторгают брак по взаимному согласию и не имеют общих детей (то есть расторгают брак без привлечения судебных инстанций). Закон гласит: «Государственная регистрация расторжения брака производит­ся органом записи актов гражданского состояния по месту жительства супругов (одного из супругов) или по месту государственной регистрации заключения брака»13 . Это озна­чает, что люди, проживающие вдали от того места, где они заключили брак, и не имеющие даже регистрации по месту пребывания (тем более не имеющие регистрации как таковой), законным путем расторгнуть брак не могут. Единственной возможностью получить развод является совершение противоправного действия: таким людям приходится «покупать» прописку.

С судебным расторжением брака ситуация еще более сложная. Для подачи заявле­ния в суд (это необходимо в случае наличия общих несовершеннолетних детей, в т.ч. приемных, или при наличии разногласий) документа, подтверждающего наличие реги­страции (который можно купить), оказывается недостаточно, требуется еще и выписка из домовой книги14 . Люди, не имеющие реальной регистрации в непосредственной близости от места фактического проживания по сути лишены права зарегистрировать расторжение брака.

По мнению многих экспертов, эта особенность законодательства связана с государствен­ной демографической политикой и направлена на снижение числа разводов. Перед тем, как перейти к анализу последствий, заметим, что эта позиция представляется крайне странной. По факту это означает, что государственным службам не интересно реальное количество семей, они обращают внимание лишь на число зарегистрированных браков, что по фак­ту никак не улучшает демографическую ситуацию. Других причин, которые обосновывали бы нежелание законодателя и правоприменителя сохранять текущее положение, нам най­ти не удалось. Отметим, что в последние годы ситуация несколько улучшилась после того, как прописка перестала быть источником имущественных прав. Накал страстей по поводу разводов несколько ослаб[10] .

Основным последствием, вытекающим из сложностей с расторжением брака, явля­ется снижение темпов образования новых семей и темпов рождаемости и в результате снижение эффективности государственной демографической и социальной политики. Разберем эти последствия поочередно. Сначала заметим, что развод становится необхо­димым в одном из двух случаев: либо в случае, когда один из супругов желает вступить в новый брак, либо когда развод дает одному из супругов некоторые социальные блага (право на алименты, право на государственную социальную помощь и т.п.). В случае, если таких потребностей нет, супруги часто продолжают формально сохранять брак, разорвав его де факто.

Таким образом, первая группа последствий связана с торможением регистрации новых семей, что в свою очередь является препятствием на пути увеличения рождаемости. Иссле­дования показывают, что ситуация, когда один из супругов состоит в браке, в реальности уже распавшемся, нередко оказывается важным препятствием к рождению ребенка. Это также повышает и многие другие издержки вновь создаваемых семей.

Вторая группа последствий — это лишение людей, имеющих право на социальные блага, доступа к их получению. Речь идет о матерях-одиночках, которые не могут оформить необ­ходимые документы в связи с проживанием не по адресу регистрации (они не могут подать заявление в суд на расторжение брака в одностороннем порядке).

Наиболее дискриминированными оказываются люди, не имеющие никакой регист­рации. Если для граждан с регистрацией в другом регионе все же остается возможность разово вложить средства, доехать до места регистрации, совершить там все необходимые процедуры и вернуться, то люди, не имеющие никакой прописки, в принципе лишены и этого права. Чем меньше ресурсов у конкретной семьи, тем в более тяжелом положении она будет находиться.

В отличие от других ситуаций ограничение, связанное с расторжением брака гражданами без регистрации или с регистрацией в регионе, отличном от региона проживания, по сути не обосновано никакими административными причинами. Никакие управленческие меха­низмы не будут разрушены, если эта норма будет просто отменена. Таким образом, простая отмена нормы, ограничивающей развод по месту фактического пребывания, станет вполне эффективной мерой.

Хотелось бы остановиться ещё на одной тенденции. Как показали исследования, в настоящее время заметна сильная трансформация содержания семейных ролей. Причиной тому служит феминизация российского общества, которая в сою очередь приводит к различным ролевым конфликтам, связанным с несовпадением ролевых ожиданий родителей, детей и супругов. Экономический статус сегодня всё чаще определяет лидера в семье. Довольно часто встречаются семьи, где женщины играют ведущие роли, так как женщина в современном обществе уже не так сильно, как еще несколько десятилетий назад, зависит от мужчины в экономическом отношении. Следует отметить тот факт, что в современном российском обществе существует, так называемый «культ молодёжи». По мнению выдающегося социолога начала 20-го века Ортега-и-Гассета для «массового» человека характерны такие черты как стремление избежать ответственности и привязанности и эгоизм, стремление всегда оставаться молодым. Именно к этому стремится большая часть россиян в возрасте с 16ти до 30-35 (т.е. именно в репродуктивном возрасте, в том, когда и следует заводить семью). Сегодня люди любыми усилиями хотят продлить молодость, не жалея для этого никаких сил и затрат (ни материальных, ни духовных). Сегодня, как никогда, стали популярны фитнесс- клубы, различные диеты, пластическая хирургия. СМИ постоянно пропагандируют образ «вечно молодого» человека. Сегодня многие молодые люди хотят сначала надо «для себя пожить», а уж потом семью заводить. Они гораздо больше озабочены поиском разнообразных развлечений, новых ощущений, чем созданием семьи.

И, наконец, причина сегодняшнего кризиса семьи, как социального института, это, безусловно, упадок нравственности (ранние сексуальные связи у молодёжи, пренебрежительное отношение к браку, распространение инфекций, передаваемых половым путём). Согласно данным, полученным в результате исследований, среди подростков и молодых людей до тридцати лет, процент заболеваний, передающихся половым путём выше, чем среди населения в целом. Наблюдается рост ВИЧ-инфицированных молодых людей. Доля возрастов в промежутке от пятнадцати до тридцати лет составляет 79% от всех ВИЧ - инфицированных мужчин и 80% от числа женщин. Не прекращается рост наркомании, табакокурения (на долю России приходится около 70% всего международного рынка) и алкоголизма. Кроме того, на репродутивные установки современной молодёжи, довольно сильно оказывает влияние и фактор снижения физического здоровья. На сегодняшний день только 10% выпускников школ абсолютно здоровы[11] .

Подводя итог, всему вышесказанному, можно сделать вывод, что кризис современной российской семьи обусловлен, как социально - экономическим условиями, так и факторами глобализации и модернизации. Даже в большей степени именно последними, так как именно в ходе этих процессов происходит трансформация ценностей общества, в том числе, и семейных.

Заключение

Коренные преобразования, происходящие в современном российском обществе в социально – экономической и политической сферах не могли не отразиться на семье, как на самом главном социальном институте. Современной российской семье присущи такие кризисные проявления, как: низкий уровень рождаемости, увеличение числа семей группы риска, неполных семей, неблагополучных семей, постоянный рост разводов (по статистике, каждый третий брак в России заканчивается разводом, при чем две трети распавшихся семей - это семьи, в которых есть дети), распространение так называемых «гражданских» браков. Семья, в результате рыночных преобразований, на сегодняшний день находится в глубоком кризисе. Механизмы социальной адаптации, которые были характерны для советского общества в изменившихся условиях, оказались непригодными. Новые же, вырабатываются стихийно и часто сводятся просто к механизмам выживания. В итоге, современный человек в условиях ужесточившейся конкуренции перестал видеть в семье главное богатство и счастье. Необходимы новые теоретико–методологические подходы в изучении брачности и разводимости населения Санкт – Петербурга в условиях рыночных отношений, что требует проведения глубоких исследований в этой области.

Кризис брачно-семейных отношений населения Санкт – Петербурга в новых условиях можно рассматривать в трех аспектах: экономические аспекты (разделение общества на высший, средний и низший классы, низкий уровень материального благосостояния большей части семей, отсутствие рабочих мест с высокой заработной платой и с соответствующими условиями труда, внешняя трудовая миграция населения), социальные аспекты (изменение традиционных семейных ценностей, ослабление связей между старшим и младшим поколениями, ослабление социальных норм, или так называемых «общественных норм», пассивное участие семьи и общества в подготовке молодежи к семейной жизни, распространение разного рода противозачаточных средств служат косвенным фактором изменения брачного поведения молодежи); психологические аспекты (ослабление воспитательной функции семьи, легкомысленное представление о семье).

В перспективе в условиях Санкт – Петербурга разводимость может асти, что будет иметь серьезные последствия, которые заключаются в следующем:

- ослабление института семьи; предпосылки к исчезновению ее нравственных основ; увеличение числа беспризорных детей; формирование и расширение неформального рынка труда женского населения и детей; предпосылки к увеличению многоженства; увеличение числа женщин, занимающихся оказанием услуг коммерческого секса.

В целях эффективной реализации мер по укреплению прочности брачно-семейных отношений населения необходимо создать рабочие места с благоприятными условиями и хорошей заработной платой, что приведет к снижению возможных супружеских в семье конфликтов на экономической и психологической почве. Необходимо разработать долгосрочную государственную программу по укреплению брака и семьи. Открыть консультационные службы для молодежи, вступающей в брак, организовать при органах ЗАГС краткосрочные курсы по брачно-семейным отношениям с целью повышения ответственности супруги и супруга перед семьей и детьми, разъяснения последствий развода для самих супругов, их детей и общества в целом. Ввести в высших учебных заведениях и средних школах курс по демографии, а также организовать проведение специальных лекций и семинаров о брачном поведении молодежи. Усилить связь средств массовой информации с государственными учреждениями, занимающихся научно-исследовательской работой в области семьи и брака.

Список литературы

1. Елисеева И.И. Общая теория статистики: Учебник для ВУЗов. – М.: Финансы и статистика, 2009.

2. Ефимова М.Р. Общая теория статистики: Учебник.- М.: Финансы и статистика, 2009.

3. Ефимова М.Р. Практикум по общей теории статистики: Учебн. пособие.- М.: Финансы и статистика, 2008.

4. Козлов В.С., Эрлих Я.М., Долгушевский Ф.Г. Общая теория статистики: Учебник.- М.: Статистика, 2005.

5. Общая теория статистики: Статистическая методология в изучении коммерческой деятельности. Учебник для ВУЗов.- М.: Финансы и статистика, 2009.

6. Общая теория статистики: Учебник/ Под ред. А.А. Спирина, О.Э. Башиной.- М.: Финансы и статистика, 2006.

7. Общая теория статистики: Учебник/ Под ред. А.М. Гольдберга, В.С. Козлова.- М.: Финансы и статистика, 2005.

8. Ряузов Н.Н. Общий курс статистики.- М.: Статистика, 2005.

9. Ряузов Н.Н. Практикум по общей теории статистики.- М.: Финансы и статистика, 2007.

10. Теория статистики: Учебник для ВУЗов/ Под ред.Шмойловой Р.А.- М.: Финансы и статистика, 2008.

11. Теория статистики: Учебник/ Под ред. проф. Р.А. Шмойловой.- М.: Финансы и статистика, 2008.

12. Королев Ю. А. Брак и развод.- М., 1978.

13. Чуйко Л.В. Браки и разводы.- М., 2005.

14. Российский статистический ежегодник 2009

Приложение 1

Информация о рождении, смерти,
браках и разводах в Санкт - Петербурге

с 1999 по 2009 год [12]

год рождение смерть брак развод % разводов убыль населения
1999 46483 100326 45122 28913 64,08% 215,83%
2000 45200 109027 44985 29059 64,60% 241,21%
2001 48025 112166 45946 33765 73,49% 233,56%
2002 51690 117367 48839 37720 77,23% 227,06%
2003 55186 118743 50460 40897 81,05% 215,17%
2004 59044 119018 54385 37696 69,31% 201,58%
2005 61431 116083 49556 32323 65,23% 188,96%
2006 60468 115892 53679 32387 60,33% 191,66%
2007 61546 113065 54077 33421 61,80% 183,71%
2008 64379 110954 60936 35201 57,77% 172,35%
2009 71225 111549 56298 37069 65,84% 156,61%

% разводов = кол-во разводов / кол-во браков

Убыль населения = кол-во смертей / кол-во рождений

Приложение 2

Разводы в Санкт-Петербурге по возрастам бывших супругов, %

Источник: Основные показатели демографических процессов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2003 году. Статистический сборник, Петербургкомстат. СПб: 2004 г. – С.53-54.

Возраст, лет Мужчины Женщины
2000 2005 2009 2000 2005 2009

Моложе 18

18–24

25–39

40–49

50–59

60 и старше

Возраст не известен

-

10,5

58,2

18,6

9,6

2,8

0,3

0,1

5,9

56,4

23,1

8,6

4,4

1,5

0,0

3,6

45,3

25,1

11,2

4,2

10,6

0,1

17,2

57,1

15,9

7,4

2,1

0,2

0,1

11,3

55,6

21,3

7,1

3,1

1,5

0,1

7,7

47,1

23,2

9,3

3,3

9,3

Итого: 100 100 100 100 100 100

[1] Общая теория статистики: Учебник/ Под ред. А.А. Спирина, О.Э. Башиной.- М.: Финансы и статистика, 2006. – С.105

[2] Теория статистики: Учебник/ Под ред. проф. Р.А. Шмойловой.- М.: Финансы и статистика, 2008. – С.58

[3] Елисеева И.И. Общая теория статистики: Учебник для ВУЗов. – М.: Финансы и статистика, 2009. – С.102

[4] Российский статистический ежегодник 2009

[5] Ефимова М.Р. Практикум по общей теории статистики: Учебн. пособие.- М.: Финансы и статистика, 2008. – С.89

[6] Елисеева И.И. Общая теория статистики: Учебник для ВУЗов. – М.: Финансы и статистика, 2009. – С.75

[7] Общая теория статистики: Учебник/ Под ред. А.А. Спирина, О.Э. Башиной.- М.: Финансы и статистика, 2006. – С.110

[8] Государственный комитет статистики Республики Таджикистан. Демографический ежегодник Республики Таджикистан, 2008. – Душанбе. - С. 110-112.

[9] Российский статистический ежегодник 2009

[10] Ефимова М.Р. Практикум по общей теории статистики: Учебн. пособие.- М.: Финансы и статистика, 2008. – С.87

[11] Теория статистики: Учебник/ Под ред. проф. Р.А. Шмойловой.- М.: Финансы и статистика, 2008. – С.63

[12] Российский статистический ежегодник 2000- 2009