регистрация / вход

Возрождение торговли и ремесла на Руси в 14-15 веках

Опустошительное монгольское нашествие нарушило устои и постепенно ускорявшийся ход экономической жизни большинства русских земель. Самый тяжелый урон оно нанесло городам северо-восточной и южной Руси: на время приостановились традиционные торговые связи, погибли или попали в плен многие ремесленники, оказались забытыми технологии ряда ремесел (стеклоделие, некоторые сложные приемы ювелирного дела, такие, например, как скань, перегородчатая эмаль, и т.д.), огнем пожаров были уничтожены мастерские с инструментами и запасами сырья.

1.

Возрождение торговли и ремесла на Руси в 14-15 веках.

Опустошительное монгольское нашествие нарушило устои и постепенно ускорявшийся ход экономической жизни большинства русских земель. Самый тяжелый урон оно нанесло городам северо-восточной и южной Руси: на время приостановились традиционные торговые связи, погибли или попали в плен многие ремесленники, оказались забытыми технологии ряда ремесел (стеклоделие, некоторые сложные приемы ювелирного дела, такие, например, как скань, перегородчатая эмаль, и т.д.), огнем пожаров были уничтожены мастерские с инструментами и запасами сырья. Установившееся почти на два с половиной столетия ордынское иго, сопровождавшееся уплатой огромной дани, выполнением других повинностей в пользу Орды и набегами ее отрядов, намного замедлило экономическое развитие русских земель, задушило уже имевшиеся ростки предпринимательства.

Однако полнокровная торгово-ремесленная жизнь продолжалась в ведущих центрах северо-западной Руси (Новгороде, Пскове, Смоленске), избежавших монгольских погромов. А уже со второй половины XIII в. стала постепенно возрождаться городская экономика и в наиболее пострадавших областях, особенно на северо-востоке, куда устремились переселенцы (в том числе торговцы и ремесленники) из южных районов. В XIV в. Москва, Нижний Новгород, Тверь, бывшие когда-то незначительными периферийными пунктами Владимиро-Суздальского княжества, превратились в крупные центры ремесла и торговли.

Центром объединения русских земель стала Москва. Ее возвышение началось с XIV в. – времени правления Ивана Калиты и, несмотря на сложность и длительность этого процесса, к середине XV в., по выражению В.О. Ключевского, «в северной Руси привыкли смотреть на Московского князя, как на образцового хозяина, а на Московское княжество – как на самый благоустроенный удел».

Первый условный период развития предпринимательства в Московском княжестве охватывает XIV-XV вв. Это время постепенного и достаточно последовательного, несмотря на наличие междоусобных конфликтов и опустошительных набегов внешних врагов, возвышения Москвы, что благотворно сказывалось и на положении купечества.

Основными хозяйственными единицами в это время являлись крупные и мелкие княжеские хозяйства, а также хозяйства удельных феодалов и вотчинников. Все они были однотипными, носили замкнутый, по сути, натуральный характер, все произведенные в них продукты в основном шли на прокорм княжеского двора. Основным земельным собственником был князь

Наряду с возрождением ремесел после 1240 г. шло быстрое восстановление нарушенных торговых связей русских земель. Этому способствовала, в частности, и заинтересованность в этом правителей Золотой Орды, получавших значительные дополнительные доходы от взимания таможенных пошлин. Наряду с Новгородом Великим, Псковом и Смоленском оживленными центрами внутренней и внешней торговли в XIV-XV вв. стали Москва, Нижний Новгород, Тверь. Вокруг них и других крупных городов формировались областные рынки, налаживались межобластные связи. Больше всего сохранилось свидетельств о торговле зерном, солью, пушниной, льном, рыбой.

Наиболее массовой фигурой в предпринимательстве оставался крестьянин, который вывозил на рынок продукты, чтобы заплатить налог. Местную торговлю вели главным образом мелкие торговцы, покупавшие и продававшие небольшие партии товаров. Понятно, что такая торговля не могла обеспечить накопление в руках купечества сколько-нибудь значительных капиталов.

В условиях, когда основной хозяйственной единицей оставался Княжеский двор и он же выступал в качестве основного потребителя товаров, накопление купеческих капиталов было связано с развитием внешней торговли, тем более, что Москва была расположена на перекрестке важнейших торговых как водных, так и сухопутных путей.

Основными во внешней торговле были южное (донское) направление и проходивший через Новгород торговый путь в Западную Европу.

Что касается возрождения предпринимательства, то в известной степени оно было связано с ремеслом и сельским хозяйством. Уже упоминавшиеся углубление специализации и упрощение технологий ремесленного производства способствовали удешевлению изделий массового спроса, предназначенных для сбыта на рынке, и были немаловажными в связи с низким платежеспособным спросом населения. В городах ремесленники занимались изготовлением изделий в основном на заказ и редко выносили их на рынок. В условиях сохранения ордынского ига и нестабильности жизни выручку, полученную от продажи изделий, в оборот не пускали, а прятали в «кубышки» – специально изготовленные сосуды сферической формы, что, естественно, не способствовало расширению производства. Поскольку основными заказчиками были государство в лице князя и церковь, наибольшее развитие получили такие отрасли ремесленного производства, как изготовление оружия, монет, колоколов и различной церковной утвари.

Наибольший простор для развития предпринимательства по-прежнему предоставляла торговля. Самым значительным был всплеск предпринимательской активности в относительно наиболее выгодной и сравнительно независимой внешней торговле. Здесь же концентрировались инаиболее крупные капиталы. Высшую группу купечества составляли «гости нарочитые» (назначенные), которые еще именовались «купцами великими». Среди них с середины XIV в. выделялась особо привилегированная корпорация «гостей-сурожан», которые пользовались привилегиями и по общественному положению приближались к боярству. Не последнюю роль в их возвышении сыграло выполнение ими торговых поручений московских великих князей и родовитых бояр, заинтересованных в сбыте своих товаров в обмен на дорогие заморские.

Шелк, красители, ковры, пряности и прочие экзотические товары привозили в основном из Сурожа (современный Судак) на Черном море, а также из Кафы (Феодосия). В целом южная торговля «сурожан» XIV-XV вв. представляла собой торговое посредничество между Севером (откуда поступала пушнина) и Югом (Черноземьем) и не имела опоры в местном производстве. Торговая прибыль «сурожан» определялась удаленностью рынков сбыта товаров от мест их производства, порождавшей возможность продажи товаров значительно выше их себестоимости. Из Сурожа купцы везли только дорогие товары, так как дешевые не оправдывали себя: прибыль была невелика ввиду крайней узости потребительского рынка.

В торговле с Западной Европой ведущую роль играла еще одна привилегированная группа купцов – «суконники». Известные в Москве по летописи с 1382 г. и нередко упоминавшиеся в источниках XIV-XV вв. вместе с «сурожанами», они, однако, стояли на более низкой ступени в иерархии средневекового московского купечества, поскольку в их отношении не употреблялся термин «гости». Главным предметом торговых операций "суконников" являлось западноевропейское (чаще всего немецкое, английское, бельгийское) сукно, которое обычно закупалось на рынках Новгорода, Пскова, городов Ливонии, Литвы, Польши. Помимо сукна с Запада ввозилось серебро, столь необходимое для чеканки денег, изготовления дорогих украшений и парадной великокняжеской утвари, а также для выплаты дани. Что касается торговли рабами, то этот вид предпринимательства к XV в. сошел на нет, более того, появилась тенденция к выкупу русскими купцами своих соотечественников.

Купцы нередко кредитовали князей – отдавали им привезенные товары в долг.Так, в составленной около 1481 г. духовной грамоте удельный князь Андрей Васильевич завещал наследникам вернуть 300 руб. долга купцу Гавриле Салареву. Владимир Ховрин оказывал финансовую поддержку великому князю Василию II Темному в его борьбе с соперниками. «Сурожанин» Андрей Шихов был кредитором удельного князя Юрия Васильевича, отдавшего в залог за 30 руб. серебром рулон заморского сукна.

Пополнение московского купечества на протяжении XIV-XV вв. шло преимущественно двумя путями. Во-первых, в ряды торговцев переходили отдельные ремесленники, удачно реализовавшие на рынке изделия собственного производства и накапливавшие необходимые средства для торговых оборотов. Во-вторых, в результате присоединения одного за другим удельных княжеств в Москву стекались вслед за знатью и купчие люди.

Таким образом, в рассматриваемый период основной сферой предпринимательства оставалась торговля, а основным предпринимателем являлся русский купец. Главными сдерживающими факторами для развития предпринимательской деятельности на Руси были однородность элементов ее экономической жизни, натуральное княжеское хозяйство и традиции общины. Представители купечества, подобно другим сословиям, рассматривались московскими властями как государевы слуги, обязанные выполнять любые поручения и беспрекословно подчиняться великокняжеским указам. Освобождаясь от этих пут по мере централизации государства и собирания земель, представители делового мира в дальнейшем попадали под гнет налогов военно-бюрократического и чиновничьего государства.

2.

Основные направления внешней торговли в 14-15 веках.

В 14-15 веках выделяются несколько основных направлений внешней торговли:

Южное, донское направление, посредством которого Москва была связана с Крымом. Здесь русские купцы вели торговлю с генуэзскими и венецианскими колониями , возникшими на территории отрезанного от Руси южного побережья Крыма. Наиболее крупными колониями были Каффа (Феодосия) и Сурож (Судак). Отсюда русские купцы попадали в Константинополь . «Торговали русские купцы по реке Дону с генуэзскими колониями , расположенными на побережье Азовского и Чёрного морей. Плавание по Дону продолжалось 27 дней, но судоходна была река только весной и дождливым летом. Предметами торговли служили со стороны русских купцов меха, лес , кожи, медь, воск, со стороны генуэзцев шерстяные и шелковые материи, металлические и стеклянные изделия, ковры, драгоценные камни. Эти сношения продолжались до 15 века. В 1453 году Константинополь был взят турками. Путь в Чёрное море итальянцам был закрыт» (Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли , 1911,Гермес,торговля и реклама. СПб,1994, с. 232-233).

Восточное, волжское направление, по которому Русь торговала с Золотой Ордой, Бухарой, кавказскими княжествами. Главными торговыми городами были Нижний Новгород и Астрахань. Крупным центром международной торговли продолжал оставаться г.Сарай, где были расположены кварталы кавказских , персидских, арабских, итальянских и греческих купцов. « Татарская столица Сарай представляла собой большой населенный город, куда стекались много иноземных купцов. Для иностранных гостей существовал особый квартал, и особенно много было между ними русских. Постоянного русского населения было в Сарае так много, что уже во второй половине 13 века русского митрополиту пришлось устроить особую Сарскую епархию и назначить туда епископа. Главным образом, русские купцы встречались здесь с купцами персидскими, армянскими и других стран Востока. Но в Сарае можно было получить также и товары Запада, благодаря венецианцам и генуэзцам купцам, прочно обосновавшимся во владениях хана Золотой Орды» (Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли, 1911, Гермес, торговля и реклама. СПб,1994, с.232-233).

« В 15 веке Золотая Орда переживает процесс распадения на отдельные ханства. Московская Русь вела правильную торговлю с Астраханью, которая по своему географическому положению имела значение, как складочный пункт для товаров. В Астрахани существовала ярмарка, на которую съезжались кроме русских и татар армянские и персидские купцы. Так как караванная торговля между Астраханью и Русью была трудна и опасна, то купцы присоединялись к посольству, которое почти ежегодно бывало в Москве с подарками от астраханского хана. С этим посольством из Астрахани отправлялось до 300 русских и восточных купцов с товарами. Принимали участие в этой торговле и татары. За караваном они гнали обыкновенно целые табуны лошадей в Россию, где особенно ценили ногайских лошадей. Караван двигался по левому берегу Волги, чтобы избежать нападения со стороны кочевников. Затем он шел степью на север. Благоустроенных дворов и постоялых дворов не было. Купцам приходилось ночевать под открытым небом, окружая свою стоянку повозками в виде укреплений». ( Бутенко В.А Краткий очерк истории русской торговли, 1911, Гермес , торговля и реклама. СПб, 1994, с.233-234.).

Западное направление. Это был путь, связывающий Москву через Тверь и Волок Ламский с Новгородом и через Смоленск с Великим княжеством Литовским. При этом, однако, западное направление московской торговли в 14 веке было относительно слабо развито. Приоритет в торговле с Западом сохранялся за Новгородом.

3.

Политика государства по отношению к купечеству. Оформление купеческих корпораций.

Политика государства по отношению к купечеству.

Ликвидация феодальной раздробленности, сдвиги в развитии производительных сил, усиление хозяйственных связей внутри страны обусловили расширение внешнеторговых связей России, как с восточными, так и с западноевропейскими странами.

С середины 16 века изменились условия для русской торговли со странами Востока. С присоединением к Москве Казани и Астрахани открывались прямые торговые пути в прикаспийские страны, в Закавказье и Среднюю Азию. Оживилась русско-армянская торговля, о чем свидетельствовало наличие в Москве Армянского двора. Торговые связи русское государство поддерживало также с персидскими, бухарскими , хивинскими, турецкими купцами.

Содержание русско-восточной торговли существенно отличалось от торговли с западноевропейскими странами. Если в Западную Европу экспортировала главным образом сырье, то вывоз в восточные страны состоял преимущественно из товаров промышленного производства. Россия доставляла на Восток вооружение , металлические изделия, стекло, краски, такие традиционные для России товары как меха, мед, воск , а также изделия и продукты, поступавшие из стран Западной Европы.

Из восточных стран в Россию поставляли хлопчатобумажные и шелковые ткани, шелк-сырец, бакалейные товары, драгоценные камни. Благодаря экономическим связям с Востоком русские переняли опыт производства хлопчатобумажных тканей.

В противоположность восточному направлению торговые связи России с Западом развивались в весьма неблагоприятных условиях. Открытие Америки и морского пути в Индию, падение под ударами турок Византии, упадок торгового значения греко-итальянских черноморских колоний и северо-немецкой Ганзы, перемещение торговых путей из Средиземного моря в Атлантический океан - всё это сильно изменило мировую внешнюю торговлю и выдвинуло на первые места в ней Нидерланды, Англию, Францию. Россия же до середины 16 века из-за отсутствия морских путей была почти лишена возможности торговать с этими странами: Балтийское море было отрезано Польшей, Литвой и Ливонией, Черное море - Крымским ханством и турками.

Условия для западноевропейской торговли улучшились лишь в середине 16 века в связи с открытием Беломорского пути. Этому способствовали весьма драматические события.

В 1553 году в поисках нового северо-восточного торгового пути стартовала английская торговая экспедиция, основная часть которой погибла во льдах у норвежских берегов. Однако один корабль , которым командовал Ричард Ченслер, был занесен в Белое море, в устье Северной Двины. Р. Ченслер был принят в Москве Иваном 4.

Иван 4 , обладая выдающимися способностями государственного деятеля, понимал те преимущества, которые открывала Московии торговля с цивилизованной Англией. Учитывая, что Швеция и Польша всячески препятствовали развитию внешней торговли русского государства с западными странами, царь предоставил англичанам большие коммерческие льготы. Компания английских купцов прежде всего получила монопольное право исключительной и беспошлинной торговли в стране. Иван 4 послал грамоту королю Англии Эдуарду 6. В ней русский царь объявлял, что английские суда и корабли могут приходить « когда и как часто пожелают с благонадежностью, что им не будет учинено зло».

В Лондоне была образована торговая компания для торговли с Московией, получившая патент от королевы. Иван 4 предоставил англичанам право свободного въезда в Русское государство и выезда из него и беспошлинной торговли в порубежных городах. Соответственно Англия предоставила такие же права русским купцам, но Россия не имела торгового флота, потому купцы не могли воспользоваться полученными правами.

В 1567 году английской компании было дано право монопольной торговли в устье Северной Двины и беспошлинной торговли в Казани и Астрахани, а также дозволен беспошлинный транзитный провоз товаров в Бухару и Китай.

Для западных стран возможность торговых связей с Россией имела огромное экономическое значение. 16 век был временем бурного расцвета судостроения в Англии, Голландии, Испании, временем больших морских экспедиций. Вывоз из России льна, пеньки, смолы, дегтя, леса имел решающее значение для создания западноевропейского флота. Складывавшаяся на Западе мануфактура нуждалась в сырье. Получение его из стран Востока облегчалось возможностью транзитного провоза чрез русскую территорию.

В Россию из стран Запада поступали сукна, колониальные товары, бумага и т.д.

Открытие и освоение Беломорского пути имело важное значение для развития русского торгового предпринимательства. Оно способствовало оживлению местных торговых связей, ознакомлению русского купечества с особенностями коммерческой практики англичан. В долгосрочном плане оно создавало надежную базу для торговых операций с Западной Европой. Но морской путь в страны Западной Европы через Архангельск был трудным и дальним. К тому же Россия не имела собственного торгового флота и для перевозки грузов вынуждена была фрахтовать иностранные корабли. Пользуясь этими трудностями, иностранное купечество пыталось стать монопольным посредником в торговле России с Западной Европой и Востоком. Особенно претендовало на это «Московская компания» английских купцов.

Московское государство стремилось регулировать внутренние и внешние торговые операции. Так, в 16 веке существовала государственная, царская монополия на торговлю рядом товаров. В этой монополии, находилась, в частности, торговля хлебом, пенькой, шелком, мехами, лесом, воском и т.д. Распространенной была практика скупки на местах представителями казны «заповедных товаров» по ценам, установленным самой же казной. Эти товары перепродавались по высокой цене как своим, так и иностранным купцам.

Особый контроль был установлен казной над поставками в Московию иностранных товаров. Все они после осмотра и оценки в таможне предъявлялись лично царю или уполномоченным на то лицам. Отобранные товары покупались у иностранных купцов по заниженным ценам. При этом часть их перепродавалась по более высоким ценам русским купцам.

Как русские, так и иностранные товары подлежали обложению разнообразными таможенными пошлинами. Для их сбора обычно строилась особая таможенная изба , где купцы вынуждены были оставлять немалые деньги. Например, московская таможня подразделялась на два стола – большой и малый, и соответственно каждый из них взыскивал пошлину за один и тот же товар. Наряду с основными сборами взимались и дополнительные : за подвоз товара, за выгрузку, за его взвешивание и т.д. В целом таможенные сборы достигали 1/12 части от стоимости товара , не считая угощений и взяток другого рода. Все это негативно отражалось на торговых оборотах, но составляло значительную часть доходов казны.

С начала 15 века на Руси стала развиваться так называемая система откупов , т.е практика передачи государством частным лицам за определенную сумму права сбора государственных доходов с тех или иных хозяйственных операций . Так, например, на откуп был отдан сбор таможенных пошлин . в середине 16 века были введены винные откупа. В роли откупщиков выступала верхушка купечества.

Еще одну статью государственных доходов давали питейные заведения, которые оставались в ведении государства. Питейными заведениями управляли «кабацкие головы» ( заведовавшие производством и продажей водки ) и «целовальники» ( продавцы ). За недобор «запланированного» дохода за год головы и целовальники отвечали собственным имуществом.

Итак, правительство, получая выгоды, держало развитие коммерции под жестким контролем , а это ставило предпринимателей в зависимое положение от государства и его чиновников и накладывало отпечаток на формирование особого склада русского предпринимателя-купца.

16 век был отмечен дальнейшем отчуждением и перераспределением собственности . государство, захватив основные земельные богатства, став основным собственником земли, не ввело её в свободный оборот , а стало использовать в своих интересах. У одних владельцев земли отбирали и передавали другим , более преданным, либо в счет оплаты за военную службу. Отчуждение и перераспределение земельной собственности подрывало материальную основу предпринимательства ,снижало инициативу и активность людей. Окончательно остатки частного землевладения уничтожила опричнина Ивана 4 в 16 веке. В опричнину отошли области торгового и промышленного значения. Укрепление Москвы как центра внутренней и внешней торговли привело к противостоянию центральной власти с Новгородом. Интересы национально-государственные столкнулись с частно-коммерческими, что привело к карательным походам против новгородских бояр. Верхом вандализма опричнины стало уничтожение свободного Новгорода в 1570г.,когда опричники грабили город шесть недель, из города было вывезено 300 возов золотом, серебром. В целях сосредоточения капитала Москва переселяла на свою территорию наиболее богатых купцов из Новгорода, Пскова и других городов . особо крупное переселение состоялось в 1569 г., когда в Москву было привезено 145 семей. Подобные переселения не только давали Москве крупные капиталы, расширяли её международные связи , но и вызывали большое недовольство купцов, которые теряли недвижимое имущество, часто утрачивали деловые контакты. В 70-80-е гг.16 века происходит спад деловой активности многих торговых людей, причиной которого являлись как опричный террор , так и Ливонская война , навлекшие за собой невыносимый фискальный гнет, а также массовые эпидемии , опустошившие многие районы страны. Новое государство мучительно трудно шло к осознанию ценности предпринимательского слоя и необходимости его юридической защиты.

Оформление купеческих корпораций.

В конце 16 века русское правительство наиболее состоятельных купцов объединило в три привилегированные корпорации.

Высшую корпорацию составляли государевы гости. Каждый гость получал от царя жалованную грамоту. Основные привилегии гостей : освобождение от государственных повинностей (тягла), подсудность только царю, право приобретать вотчины, свободный проезд за границу для торговых людей. Обязанности государевых гостей: выполнение в течение определенного времени (обычно до 1-5 лет) ответственных казенных поручений: руководство таможнями, казенными предприятиями, сбор чрезвычайных налогов и т.д. В остальное время гость занимался своей коммерческой и промышленной деятельностью

Следующая корпорация - это торговые люди Гостиной сотни. Они также получали от царя жалованные грамоты, пользовались теми же привилегиями, что и гости, за исключением выезда за границу. Они так же, как и гости, должны были выполнять казенные поручения, но менее ответственные.

Третья корпорация привилегированного купечества - это торговые люди Суконной сотни. Они тоже получали жалованные грамоты, но не имели права выезжать за границу и покупать вотчины. Казенные поручения были на порядок ниже, чем у купцов Гостиной сотни. Правительство само формировало состав каждой корпорации: гостей - из числа торговых людей Гостиной и Суконной сотни, а двух последних - из числа зажиточных посадских торговых людей и торговых крестьян. В конце 16 века чин гостя имели около 50 человек, торговых людей Гостиной сотни числилось около 300,Суконной сотни – около 250.

Речь шла не просто о создании сверху государственных купеческих объединений. фактически гости и торговые люди состояли на казенной службе. Они приписывались к столице независимо от места жительства. Свои служебные обязанности перед государством члены всех корпораций сочетали с личной, частной хозяйственной деятельностью, которая была главным источником накопления их капиталов. Такое сочетание в одном лице чиновника и предпринимателя отрицательно сказывалось как на государственной , так и предпринимательской деятельности. Почему? Во-первых, многие «совместители» злоупотребляли «служебным положением» в целях своего личного обогащения , во-вторых, государственная служба отвлекала их от основной предпринимательской деятельности.

Отражением новых социально-экономических сдвигов явилась чеканка новой монеты - копейки (с 1534 года), и денежный счет принял следующий вид: рубль равнялся 10 гривнам-100 копейкам-200 деньгам. Кроме того, имели хождения и иностранные деньги – монеты: немецкие «ефимки» , рижские «шкилики» и ревельские «фердинги». Русская деньга встречалась в двух вариантах: московском и новгородском.

Итак, в 14-16 веках на фоне роста внешней торговли прослеживались первые шаги по созданию общего внутреннего рынка и развитию товаро-денежных отношений, шел процесс становления единого русского купечества, как заметной социальной группы российского общества. По мере продвижения к единому государству с центром в Москве , усиления торговых связей между его различными регионами складывались благоприятные условия для развития торговли, усложнялись формы торгового предпринимательства, возникали его новые виды. Все большее значение не только в хозяйственной , но и в политической жизни государства приобретала купеческая элита, которую правительство использовало для выполнения особо важных казенных поручений. В отличие от западных стран, предпринимательский слой России формировался в условиях, когда основные богатства страны были сосредоточены в руках государства, что неизбежно осложняло и сдерживало процесс расслоения общества, выделения из его среды слоя свободных предпринимателей.

Отмеченные процессы, впрочем, еще не носили общегосударственного характера. В период, охвативший конец 15 века и весь 16 век., Московская Русь была сложным многонациональным объединением, куда помимо русской народности , стоящей на относительно высоком уровне социально-экономического развития, входили и народы, на территории которых товаро-денежные отношения были развиты слабо. Всё это значительно сужало рамки формирования внутреннего рынка, тормозило рыночные процессы.

4.

Деловой мир в эпоху Ивана Грозного. Династия Строгановых.

Деловой мир в эпоху Ивана Грозного.

Новым этапом в развитии предпринимательства становится XVI в., который ассоциируется с правлением Ивана IV (1533-1585 гг.). Именно в рамках этого периода начинается процесс формирования централизованного государства. Внешнеполитические успехи российского государства – аннексирование у Литвы Брянских земель (1500-1503 гг.) и Смоленска (1514 г.), присоединение Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств – привели к тому, что под его контролем оказался Волжский путь на всем его протяжении; это благоприятствовало оживлению торговли через Каспийское море с восточными странами. Именно в XVI в. началось освоение Сибири, что способствовало расширению внутреннего рынка.

В этот период вызревают условия, в целом благоприятствующие зарождению русского торгового предпринимательства. Это находит проявление в развертывании трех взаимосвязанных процессов.

Во-первых, наблюдается рост числа городов, которые из городов-крепостей постепенно трансформируются в торгово-промышленные центры. Если в начале XVI в. их насчитывалось около 140, то к концу столетия – уже свыше 230. Городами становились крепости, промысловые села и слободы, монастырские посады, сельские торгово-ремесленные рядки. Процесс градообразования сопровождался ростом численности торгово-ремесленного населения.

Во-вторых, в рассматриваемый период намечаются и со временем становятся все более устойчивыми рыночные связи между регионами Русского государства. Этому способствует зарождающаяся специализация ремесленников отдельных городов и областей на производстве той или иной продукции.

В-третьих, страна постепенно покрывается сетью больших или малых рыночных центров сельской и городской торговли – рядков, торжков, ярмарок.

Тем не менее, Россия продолжала оставаться страной с низкой плотностью населения. К 1550г. она насчитывала чуть более шести миллионов человек, большинство из которых проживало в Москве и центре страны. Самыми редконаселенными были северные области страны, где проживало, в среднем, не более двух человек на квадратный километр. В подавляющем большинстве население страны было крестьянским, а крестьянское хозяйство – натуральным. Важнейшими исключениями были соль и металлические изделия. Это свидетельствовало о том, что экономических условий для централизации государства еще не существовало.

Централизация России происходила в основном с использованием политических средств, а часто и с применением насилия. Реформы середины XVI в., направленные на укрепление власти царя, одновременно вели к закреплению крестьян, уничтожению среднего, наиболее способного к предпринимательству, слоя населения. Были ликвидированы свободные слободы – их приписали к посадскому населению. Произошло слияние купечества с другими слоями городского населения в одно сословие посадских людей, которое было обязано выполнять в отношении государства главные повинности – отбывать казенную службу и платить подати. Все это не могло не сказываться на предпринимательской деятельности наиболее активных слоев населения.

Новым явлением в организации торговли в XVI в. явилось появление в городах гостиных дворов, в которых торговали в основном иностранные и иногородние купцы. Это явилось показателем более интенсивного, чем прежде, развития хозяйственных связей между различными регионами Русского государства.

Гостиные дворы в рассматриваемый период можно было обнаружить практически в каждом русском городе. Они принадлежали казне и представляли собой комплексы построек, где купцы из других русских городов, а также иностранцы могли за определенную плату становиться на ночлег, обязаны были складировать свой товар и совершать сделки. Гостиные дворы, как правило, состояли из деревянной или каменной станы вокруг обширного внутреннего двора, где располагались различные амбары и склады, которые прилегали к внутренним сторонам стены. Так, например, на территории Архангельского гостиного двора располагалось от 80 до 100 построек, в которых купцы хранили свой товар. На гостином дворе располагалась также таможенная изба, где торговцы уплачивали пошлину. Здесь же за определенную плату можно было получить ночлег и питание в специально отведенных для этого избах.

В 1535 г. центром московской торговли стал Китай-город. Вдоль Красной площади перед Кремлем протянулись ряды, в каждом из которых торговали каким-нибудь одним товаром. Оптовая торговля велась в гостиных дворах, куда обязаны были свозить свои товары иногородние и иноземные купцы. К этому времени в Москве существовали уже Устюжский, Английский, Армянский и Литовский гостиные дворы. Посещавшие Москву иностранные путешественники отмечали значительные масштабы торговли в Москве, не уступавшей ведущим торговым центрам Европы.

Постоянный торг (или ярмарка) был в Белоозере – перевалочном торговом пункте между Новгородом и Северо-Востоком России. Сюда съезжались купцы из Твери, Новгорода и других городов, а также из окрестных монастырей, имевших в то время значительные обороты.

В первой половине XVI в. продолжал удерживать свои позиции г. Дмитров. Находившийся к северо-востоку от Москвы, этот город открывал важный путь к Волге и являлся средоточием соляной, рыбной и хлебной торговли. Здесь проживало много богатых купцов, привозивших Каспийским морем и Волгой восточные товары.

Из городов Волжского бассейна крупнейшими торговыми центрами в первой половине XVI в. были Ярославль, Нижний Новгород и Балахна. В Ярославле широко торговали салом, хлебом, воском и кожами. Позиции Нижнего Новгорода в регионе резко усилились после того, как Василий III, стремясь подорвать торговое значение Казани, велел организовать ярмарку в Нижнем и под страхом тяжелого наказания запретил московским купцам ездить на казанскую ярмарку, которая ежегодно привлекала купцов из России, Средней Азии, Ирана и Закавказья.

В Россию везли золото, серебро, серебряную посуду, олово, ювелирные изделия, жемчуг, разное сукно, сахар, муку, лекарственные препараты, пряности и т.д., а вывозились пенька, канаты, смола, деготь, воск, пушнина, кожа, лен, мед и т.п. Огромным спросом пользовались также треска, семга, сало и кожа морских животных. Одной из центральных ярмарок была Архангельская.

Все больший интерес и значение для Русского государства и его купечества приобретало западноевропейское направление торговли. До середины XVI в. контакты с западными торговыми центрами осуществлялись русскими купцами через балтийские порты не принадлежавшие Москве, что не способствовало активному деловому партнерству, а после поражения России в Ливонской войне (1558-1583 гг.) и ослабления значения Новгорода, это направление торговли фактически стало недоступным.

В XVI в. в составе купечества и характере его торговой деятельности происходят существенные качественные сдвиги.

Во-первых, в Москве складывается относительно мощный (сравнительно с другими городами) слой торговых людей, располагающих значительными капиталами, что явилось результатом принудительного переселения (свода) в Москву состоятельных новгородских, псковских, смоленских, вятских купцов. Этот процесс продолжается до конца XVI в. Так, в 1569 г. в столицу были переведены 145 семей из Великого Новгорода. В том же году в Москву было взято 500 человек из Пскова и 470 из Переяславля Залесского. Имели место переводы и из Великого Устюга, Вязьмы, Твери, Старицы, Ржева. Переселенцы создавали в Москве целые слободы, такие как Новгородская сотня, или кварталы псковичей в районе Сретенки и в Замоскворечье. Осевшие в столице «сведенцы» в правовом положении от коренных москвичей ничем не отличались[2].

Во-вторых, идет встречный процесс, вызванный политическими соображениями центральной власти, – перевод московских торговых людей на жительство в центры бывших самостоятельных княжеств, прежде всего, в Новгород и Псков.

В-третьих, ряды русского купечества начинают пополняться новым элементом – торговыми крестьянами (преимущественно в северных районах страны), которые постепенно выделяются из состава сельского населения.

В-четвертых, из среды городских и сельских торговых людей выделяется и становится заметной новая фигура скупщика, первоначально сельскохозяйственных товаров, для их последующей перепродажи. Это, прежде всего «прасолы» – оптовые скупщики рыбы, мяса, живого скота.

В-пятых, возникают новые более сложные формы торгового предпринимательства, в частности более развитая форма «складничества». Формируется новый тип купца, возглавляющего обширное торговое предприятие и ведущего торговлю через многочисленных агентов-приказчиков (примером может служить деятельность торгового дома Строгановых, которые торговали солью и железом по всей стране и за рубежом). Можно говорить, что именно в эту историческую эпоху начинают зарождаться династии.

В-шестых, к XVI в. относится появление элементов реальной конкуренции русских торговых людей на рынках, что вытекает из факта появления на рынках групп однородных товаров, произведенных в различных регионах страны (например, изделия из железа производились не только в Туле, но и в Устюжне Железнопольской, Твери и Серпухове), что неизбежно вело к столкновению интересов между продавцами.

Во второй половине XVI в. купечество вместе с ремесленниками и мелкими торговцами городов было объединено в сословие посадских людей, в котором купцы составляли богатое меньшинство. Из этого же сословия немногочисленная группа купцов использовалась правительством для выполнения торгово-финансовых поручений. В последней трети XVI в. эти купцы были объединены в три общерусские привилегированные корпорации – гостей, торговых людей гостиной (в конце XVI в. по сведениям В.О. Ключевского – 350 человек) и суконной сотен (250 человек). С конца XVI в. чин гостя стал представляться особой жалованной грамотой.

Таким образом, на рубеже XVI-XVII вв. купечество превратилось в сословную группу, сочетавшую занятие торговлей с выполнением функции налоговых сборщиков на условиях откупа. Связь с государственным аппаратом способствовала обогащению одних и экономическому упадку и разорению других, ибо откупщики несли материальную ответственность за сбор установленной суммы налогов. Имущественная дифференциация в группах гостей, членов гостиной и суконной сотен была тем сильнее, чем выше было сословное положение и состоятельность группы в целом.

Династия Строгановых.

Свое происхождение род Строгановых ведет с Северо-Западной Руси, из Великого Новгорода. Существовала, впрочем, легенда о татарском предке Строгановых, родственнике хана Золотой Орды, якобы отправившемся на службу в Москву к Дмитрию Донскому, принявшем христианство и получившем при крещении имя Спиридон. Легенда эта повествует о том, что Спиридон не пожелал возвратиться в Орду, был схвачен татарами и отказался вернуться к прежним верованиям. За это он претерпел жестокие пытки, хан приказал "изстрогать на нем тело, а потом, всего на части изрубя, разбросать". Таким образом легенда объясняет происхождение фамилии Строгановых от мученической смерти их прародителя.
На самом деле эта легенда не имеет под собой оснований. В действительности родоначальник Строгановых Спиридон, современник Дмитрия Донского, был новгородцем.
Внук Спиридона, Лука Кузьмич, пользовался правом сбора оброка со значительной части Двинской земли. Некоторые источники связывают его с выкупом из татарского плена великого князя московского Василия Темного (приблизительно в 1445 году), однако неизвестно, был ли он единственным участником этого выкупа.
Достоверными фактами, относящимися к этому периоду, является то, что Строгановы были владельцами оброчных статей в Новгородских землях, а сын Луки Кузьмича, Федор Строганов, со своими сыновьями начал осваивать новые угодья и перебрался в Сольвычегодск, где продолжал заниматься соляными промыслами. Старшие его сыновья умерли довольно рано, и сведения об их деятельности практически отсутствуют. Младший же его сын, Аника (или Иоанникий) Федорович, был человеком на редкость предприимчивым и энергичным.

Стараниями Иоанникия Федоровича и его сыновей владения Строгановых были значительно расширены. Именно при них семья Строгановых получила в свое владение земли в Перми, Прикамье и Зауралье. Кроме собственных промыслов и коммерции Иоанникий Федорович выполнял поручения Ивана IV, связанные с наблюдением за торговыми операциями инородцев, которым запрещено было торговать в розницу, и сбором хлебного оброка в Сольвычегодских землях.
Предприимчивость Иоанникия Строганова заставляла его постоянно расширять рамки своей деятельности. Он развивал торговлю с местным населением (в основном меновую), приобретая драгоценные меха. Торговые операции Строганова простерлись и за Урал, сделав более интенсивными связи с Сибирью. При всей своей коммерческой сметке и беззастенчивом грабеже уральских и сибирских жителей Иоанникий Федорович был очень религиозен, построил на свой деньги несколько церквей и делал щедрые пожертвования на монастыри .В старости он удалился от мира и постригся в монахи, приняв иноческое имя Иоасаф.
У него было три сына - Семен, Григорий и Яков. Между Семеном и двумя другими братьями была какая-то распря, и дело дошло даже до царского суда, поэтому Семен Иоанникиевич долгое время находился в немилости.

Владения и капиталы семьи Строгановых расширили и преумножили внуки Иоанникия Федоровича, двоюродные братья Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они оставили след не только в семейной хронике Строгановых, но и во всей российской истории.
Братьям Максиму Яковлевичу и Никите Григорьевичу, а также их дяде Семену Иоанникиевичу достались обширные владения. Они произвели раздел всего имущества и земель на три части. Интересен этот раздел тем, что во время него было составлено полное описание владений Строгановых в так называемой "Сотной книге". Оказалось, что к моменту раздела (1579 год) во владении Строгановых только земли "было более восьми миллионов десятин. Семен Иоанникиевич, как старший член семьи, остался на обжитых строгановских землях в Сольвычегодске, а Максиму и Никите достались Прикамские, Пермские и Зауральские территории.
Земли эти находились в непосредственном окружении инородцев и в значительной своей части располагались на их территориях. Военные набеги местных племен при этих условиях были неизбежны. Кроме того, в расширении влияния Строгановых видел серьезную угрозу и сибирский хан Кучум. Братьям Строгановым приходилось строить укрепленные городки и остроги и содержать большое количество военной силы для защиты своих людей и промыслов от набегов и разорения. У них были средства на эту защиту, но им катастрофически не хватало людей, способных на ратное дело. Строгановы со свойственной им сметливостью нашли выход из этого положения.
В то время лихими набегами на Волге и Хвалынском (Каспийском) море прославилась ватага, предводителем которой был Ермак. Входили в эту ватагу также известные в то время атаманы Никита Пан, Яков Михайлов и Иван Кольцо (ставший впоследствии одним из героев исторического романа А.К.Толстого "Князь Серебряный"). Строгановы послали к казакам "ласковую грамоту", в которой предлагали оставить разбой и поступить к ним "на службу честную" и стать "воинами царя Белаго". По сути, они предлагали казакам заниматься хорошо известным им ратным делом без контроля военного начальства и на выгодных условиях.
Имея столь значительную военную силу, Стогановы не стали останавливаться на достигнутом. Им необходимо было избавиться от постоянной угрозы их благополучию и процветанию. Еще их дед, Иоанникий Федорович, указывал на грандиозные перспективы торговли с Сибирью. Завоевание этого региона имело огромное значение для всего государства.
В 1581 году Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы полностью снарядили большой военный отряд во главе с Ермаком для похода в Сибирь, включив дополнительно в войско Ермака Тимофеевича значительное число своих людей. Снаряжение это обошлось им в огромную по тому времени сумму - около двадцати тысяч рублей, что было бы не под силу даже государственной казне. Основной целью похода Ермака было уничтожение власти хана Кучума, что позволило бы беспрепятственно захватить сибирские земли и обезопасить торговые пути, и завоевание поселения Мангазея, окрестности которого изобиловали пушным зверем.
На самом деле поход Ермака одной лишь Мангазеей не ограничился. С 1581 по 1584 год в результате нескольких крупных кровопролитных сражений и множества более мелких вооруженных столкновений с местным населением Сибирское ханство Кучума, простиравшееся по рекам Type, Тоболу и Иртышу, было разгромлено. О походе Ермака Тимофеевича в народе было сложено множество легенд и преданий, по некоторым из которых Ермак уже после победы над ханом Кучумом утонул в Иртыше во время ночного разведывательного рейда.

Несмотря на успехи сибирского похода и всю его важность для страны не обошлось, как в большинстве больших начинаний, без кляуз и доносов. Чердынский воевода, воспользовавшись набегом местных племен на пермские земли Строгановых, донес царю о "самоуправстве" Максима и Никиты, о том, что братья Строгановы самовольно послали в Сибирь разбойный отряд казаков, оставив без охраны пермские территории. На самом же деле еще предки Максима и Никиты Строгановых по царской грамоте имели право воевать с Сибирью, не испрашивая всякий раз на то соизволения государя.
На пермские земли Строгановых во время сибирского похода Ермака Тимофеевича действительно дважды нападал местный владетель Бехбелей во главе немалого отряда вогулов. В первый раз он ограбил и сжег несколько деревень, но Максим и его дядя Семен Строгановы со своим войском настигли и разбили его. На следующий год Бехбелей попытался захватить принадлежавший Строгановым Орел-городок, но не сумел сделать этого и стал разорять окрестные деревни. К Максиму и Семену присоединился со своим отрядом и Никита Строганов. В жестоком сражении войско Бехбелея было разбито, а сам он попал в плен и вскоре скончался от полученных в бою ран. Все эти события были преподнесены в доносе чердынского воеводы в извращенном виде, а Строгановы обвинялись в том, что оставили свои земли без защиты. погнавшись за богатствами.
Царь Иван IV был рассержен и отправил Строгановым "гневную грамоту", обвинив их в "воровстве и измене". Чтобы не подвергнуться опале, Строгановы должны были лично объясниться с царем и спешно выехали в Москву. Известия о походе Ермака были самыми благоприятными, он одержал несколько крупных военных побед, и к тому же в Москву вовремя подоспел посланный Ермаком Тимофеевичем Иван Кольцо, свидетель успешного похода. Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы подробно описали государю всю историю и цели сибирского похода и просили завоеванные земли "взять под царскую руку". Строгановы были реабилитированы. Царь не только перестал гневаться на них, но и предоставил им право беспошлинной торговли на завоеванных их радением территориях .

Вступив на престол, Федор Иванович подтвердил право Строгановых на все дарованные им его предшественниками владения и льготы. Уже во время его царствования братья Максим и Никита Строгановы оказывали необходимую Москве военную помощь. А в смутное время они предоставляли своих ратников для борьбы с поляками и пожертвовали в опустевшую государственную казну значительные денежные суммы. В отличие от многих других богатых людей, получавших из казны заклады под свои денежные ссуды, братья Строгановы отказались от закладов и не приняли назад своих денег. Они "прибыли себе не искали, а служили и работали великому государю и всему Московскому государству верою и правдою во всем".
В 1610 году благодарный Строгановым царь Василий Шуйский, никогда не встречавший от них отказа на свои просьбы, повелел им, их потомкам и потомкам Семена Иоанникиевича писаться с "-вичем" и даровал им особое звание "именитых людей", которое носили только Строгановы.

Из трех семейных ветвей, пошедших от сыновей Иоанникия Федоровича Строганова, жизнеспособной оказалась лишь одна, остальные две пресеклись через несколько поколений. Никита Григорьевич Строганов умер бездетным, на нем оборвалась линия Григория Иоанникиевича. У Максима Яковлевича было трое детей, но лишь у одного из них, Ивана Максимовича, был сын Даниил. Даниил Иванович Строганов был в большом почете при дворе царя Алексея Михайловича. На парадных обедах у государя и у патриарха он сидел за одним столом с родовитыми боярами. С двумя знатными боярскими семьями он и породнился, выдав замуж своих дочерей. Стефанида Даниловна Строганова стала женой князя Петра Урусова, Анна Даниловна Строганова вышла за боярина Сергея Милославского. Мужского же потомства у Даниила Ивановича не было.

От третьего сына Семена Иоанникиевича, Андрея Семеновича, пошла единственная семейная линия, давшая множество потомков. Андрей Строганов, как и его двоюродные братья Максим и Никита, помогал царю Василию Шуйскому деньгами и военной силой. Большую помощь оказал он воеводам Д.Т.Трубецкому, Д.М.Пожарскому, а также Прокопию Ляпунову в борьбе с поляками и был включен грамотой Василия Шуйского в число "именитых людей".
Сын Андрея Семеновича, Дмитрий Андреевич, вместе со своим двоюродным братом Федором Петровичем, продолжая семейные традиции, оказывали всемерную поддержку первым государям Романовым, Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу. Они сыграли важную роль в отражении серьезных набегов башкир и татар на Прикамье.

У Дмитрия Андреевича был один сын Григорий (1656-1715), который остался единственным наследником всех неисчислимых владений и капиталов Строгановых. Так же, как и его предшественники, Григорий Дмитриевич оказывал широкую поддержку государственным начинаниям. Очень щедрой была его денежная помощь Петру I, и особенно важна она была во время Северной войны, когда, кроме денежных пожертвований, Григорий Строганов на свой счет построил и снарядил фрегат. Петр I высоко ценил помощь Строганова. Он подтвердил его право на все владения и существенно расширил их восемью жалованными грамотами. Григорий Дмитриевич Строганов был последним "именитым человеком", трем сыновьям его в 1722 году Петр даровал за заслуги предков баронский титул.

Александр, Николай и Сергей Строгановы, сыновья Григория Дмитриевича, были не только первыми баронами в этой семье, но и первыми ее членами, вступившими на государственную службу. Благодаря своему богатству и личным качествам они заняли высокое место при дворе. На свадьбе с княжной Шереметевой старшего из братьев, Александра Григорьевича, посаженым отцом был сам император Петр I, причем "довольно на том браке изволил веселиться купно с государынею Императрицею, их у высочествами принцессами и прочими знатными особами". Впоследствии Александр Григорьевич еще дважды вступал в брак и через замужество своих дочерей породнился с князьями Голицыными и Шаховскими. Александр Григорьевич был образованным человеком и, как и все члены его семьи, щедрым благотворителем.
Его брат Сергей Григорьевич был, кроме того, знатоком и покровителем искусства. В своем доме, выстроенном самим Растрелли, Сергей Григорьевич основал прекрасную картинную галерею.
К сожалению, соляной промысел братьев Строгановых в то время переживал кризис. Для этого были объективные причины. Александр, Николай и Сергей Строгановы, как и предыдущие поколения этой семьи, столкнулись с нехваткой людских ресурсов в малонаселенных пермских землях. Добыча соли для поставки в казну и ее транспортировки в Нижний Новгород (по условиям, подписанным еще Григорием Дмитриевичем) требовали огромного количества рабочих рук. До 1742 года эта проблема решалась путем привлечения бродяг, беглых и беспаспортных, которые благодаря приемлемым условиям охотно шли к Строгановым на работу. Однако после указа 1742 года, категорически воспрещавшего принимать людей не только беспаспортных, но даже с письменными паспортами, на работу можно было брать только немногочисленных владельцев печатных паспортов. В отдаленных пермских землях таких находилось немного. Строгановы попытались использовать все свое влияние и обратились в Сенат с просьбой сделать для них исключение за солидные взносы в казну, но получили отказ. Тогда они подали императрице Елизавете Петровне челобитную, в которой просили взять за соответствующее вознаграждение их соляные промыслы в государственную казну. Рассмотрение этого дела тянулось несколько лет. В это время возникла серьезная конкуренция строгановской соляной монополии - началась активная разработка соляных месторождений озера Эльтон. Соль эта была дешевле строгановской. Большинство промыслов Строгановых не выдержало конкуренции, и значительное количество их соляных варниц было закрыто.

Потомки баронов Строгановых, братьев Николая и Сергея Григорьевичей, также играли значительную роль при дворе и в государстве. Единственный сын Сергея Григорьевича, Александр Сергеевич Строганов (1733-1811), заслужил благодарность современников и потомков как известнейший меценат, покровитель и щедрый благотворитель искусства и науки. Он много путешествовал по странам Западной Европы, блестяще владел несколькими языками, два года посещал в Женеве лекции лучших европейских профессоров, особенно интересуясь при этом историей. Австрийская императрица Мария Терезия в 1761 году пожаловала ему титул графа Римской империи. Это был человек абсолютно светский, но вместе с тем прекрасно образованный, остроумный и добросердечный. Как писал о нем известный русский поэт К.П.Батюшков, Александр Сергеевич Строганов был "остряк, чудак, но все это было приправлено редкой вещью - добрым сердцем".
При всей своей удачливости в светской жизни и прекрасных душевных качествах Александр Сергеевич Строганов в личной жизни был несчастлив. Первьм браком он был женат на Анне Михайловне, дочери графа Воронцова, бывшего в то время канцлером, то есть первым после императора лицом в государстве. Однако дворцовые интриги и бурная политическая жизнь того времени отразились и на семейной жизни четы Строгановых. Граф Воронцов, бывший приверженцем Петра III, пал с вершин власти вместе с императором в результате дворцового переворота, возведшего на престол Екатерину II. Строганов же был ее сторонником. В результате политических разногласий жена Александра Строганова оставила его в 1764 году, вернувшись к своему отцу. Дело о разводе длилось несколько лет (причем Строганов проявлял в нем крайнюю деликатность), пока не завершилось смертью Анны Михайловны.
Вскоре Строганов вторично вступил в брак. Избранницей его была княжна Екатерина Трубецкая, прославившаяся своей красотой. После свадьбы Строгановы уехали из России, их единственный сын Павел родился в Париже. По возвращении в Россию Александра Сергеевича вновь постигло семейное несчастье. Его жена увлеклась одним из бывших фаворитов Екатерины II, пустым красавцем Корсаковым, и отправилась вслед за ним в Москву, покинув мужа и сына. Строганов и в этом случае проявил благородство, предоставив бросившей его Екатерине Петровне дом в Москве, имение и солидное содержание. Сам же он занялся воспитанием сына, собиранием произведений искусства и меценатством.
Строганов оказал поддержку таким выдающимся деятелям русской культуры, как поэт и переводчик "Илиады" Гнедич, художник-портретист Левицкий, композитор Бортнянский, скульптор Мартос, баснописец Крылов, великий русский поэт Державин и многим другим.
В 1800 году Строганов стал президентом Академии художеств, и для нее настало поистине золотое время. Строганов щедро помогал молодым талантам, финансируя их образование за границей в значительной степени из собственных капиталов.
Александр Сергеевич Строганов был одним из тех редких людей, кому удавалось, находясь в самой гуще придворной жизни, не участвовать ни в каких политических интригах. Благодаря доброжелательному характеру ему удалось сохранить свое положение при дворе при очередной смене правительства, когда на престол взошел император Павел. В 1798 году Строганов получил от Павла I титул графа Российской империи. И в царствование Александра I Строганов пользовался благосклонностью императора.
Добросердечие Александра Сергеевича распространялось и на его крепостных крестьян, для которых он стремился быть "больше отцом, чем господином". И облегчил жизнь огромному количеству крестьян - только в пермских владения Строганова их было более восемнадцати тысяч. Будучи сенатором, Строганов не раз поднимал вопрос об устройстве для них школ. Талантливый русский архитектор Воронихин вышел из крепостных крестьян Строганова.
Последние десять лет жизни Александра Сергеевича Строганова были посвящены строительству Казанского собора в Петербурге, в которое было вложено немало и его собственных средств. Такая широкая благотворительная деятельность, требовавшая огромных денежных затрат, расстроила капитал Строганова, и сыну его в наследство достались значительные долги.

Павел Александрович Строганов (1774-1817), сын Александра Сергеевича, не мог не получить прекрасного образования при таком отце. Он был блестящим и влиятельным придворным, одним из советников императора Александра I. Обладая ясным умом, он вошел вместе с Кочубеем и Новосильцевым в "Комитет общественной безопасности" и разрабатывал проекты необходимых реформ. Впоследствии он состоял на дипломатической службе. В 1807 году, во время шведской войны, уже являясь сенатором и занимая очень высокое положение, он добровольцем вступил в ряды лейб-гвардии. Будучи командиром гренадерского полка, он продемонстрировал тогда немалое мужество, а позже принимал участие в сражениях с французами при Бородино, Краоне и Париже. Его единственный сын Александр также участвовал в военных действиях и погиб в бою при Краоне. Это горе подорвало силы Павла Александровича, и он скончался в 1817 году. Таким образом эта ветвь семьи Строгановых прервалась по мужской линии. Его дочь, Наталья Павловна Строганова, вышла замуж за своего дальнего родственника, известного российского деятеля просвещения Сергея Григорьевича Строганова, и графский титул перешел к нему.

Таким образом, осталась только ветвь, пошедшая от Николая Григорьевича (1700-1758), среднего из трех братьев - сыновей знаменитого Григория Дмитриевича Строганова. У Николая Григорьевича было три сына и три дочери. Его дочь Мария вышла замуж за графа Скавронского, и Строгановы породнились с царствующим домом.

Потомки Николая Григорьевича Строганова были, как и их предшественники, известными в России людьми, видными государственными и общественными деятелями. Один из них, Григорий Александрович Строганов (1770-1857), состоял на дипломатической службе в Швеции и Испании, был послом в Турции. В 1826 году в день своей коронации император Николай I пожаловал ему титул графа.

Граф Александр Григорьевич Строганов (1795-1891), сын Григория Александровича, после окончания корпуса инженеров путей сообщения успешно начал военную карьеру и во время войны с Наполеоном в составе артиллерийской лейб-гвардейской бригады участвовал во многих сражениях, в том числе под Лейпцигом и Дрезденом, и во взятии Парижа. Позже он продолжил государственную службу, занимая штатские должности: был губернатором в ряде областей Малороссии, возглавлял Министерство внутренних дел, был членом Государственного совета. В течение долгого времени он был новороссийским и бессарабским генерал-губернатором. Александр Григорьевич Строганов являлся президентом одесского Общества истории и древностей России, оказывал щедрую помощь одесскому музею. Свою библиотеку он завещал Томскому университету.

Еще один достойный представитель этой семьи, Сергей Григорьевич Строганов (1794-1882), всю жизнь числился на военной службе, проявил немалое мужество в Бородинском сражении, принимал участие в Крымской войне 1854-1855 годов, однако наиболее яркой и плодотворной была его деятельность на сугубо гражданском поприще. Российское просвещение многим обязано Сергею Григорьевичу. Несмотря на то, что он находился в чине генерал-адъютанта и занимал высокие посты, Строганов был равнодушен к своей карьере. Сергей Григорьевич отличался сильным и независимым характером, умел твердо отстаивать свои убеждения, даже если они противоречили мнению высших лиц в государстве. Конечно, солидное состояние позволяло Строганову не зависеть от карьеры. Благодаря своим благородным душевным качествам и глубокой образованности Сергей Григорьевич Строганов был избран воспитателем сыновей императора, великих князей Николая, Александра, Владимира и Алексея Александровичей.
В 1825 году на свои средства Сергей Григорьевич основал первую в Москве рисовальную школу. С 1835 до 1847 года он был попечителем Московского учебного округа. В 1840 году Строганов проявил всю свойственную ему твердость характера и прогрессивность мышления, резко протестуя против секретного правительственного циркуляра, рекомендовавшего ограничить представителям низших сословий доступ к университетскому образованию. Пытался он также, впрочем тщетно, добиться более приемлемых для писателей условий цензуры. В результате в 1847 году Строганов поссорился с реакционно настроенным министром С.С.Уваровым и оставил свой пост.

Позже Сергей Григорьевич Строганов возглавлял комиссию, рассматривавшую проект реформы образования, разработанный новым министром просвещения, графом Д.А.Толстым. Реформа эта предполагала разделение образования на реальное и классическое, с четко выраженной специализацией и различиями в составе преподаваемых предметов - Подобная реформа была нужной и своевременной, так как позволяла лучше подготавливать учащихся для последующего получения высшего образования в технических и гуманитарных областях. Граф Строганов был сторонником этой реформы и активно отстаивал ее положения.
Особый интерес Сергей Григорьевич Строганов проявлял к истории и, в частности, археологии. Более тридцати лет он был председателем Общества истории и древностей российских при Московском университете, являлся также основателем Археологической комиссии, которая по его инициативе проводила раскопки на юге России и на Черноморском побережье. Эта работа была очень ценна для исторической науки, так как находки этой комиссии предоставили много данных о Боспоре Киммерийском и его скифских областях. Увлекала также графа Строганова древняя архитектура, в особенности византийская и древнерусская. В этой области он был отнюдь не дилетантом и написал книгу о Дмитриевском соборе во Владимире. На средства Строганова печатались исторические труды и других авторов. В сферу интересов Строганова входило также собирание произведений живописи (он существенно пополнил семейную галерею). Он был также великолепным знатоком старинной иконописи и собрал богатую коллекцию древних икон.

Сын Сергея Григорьевича, Александр Сергеевич Строганов, также увлекался историей и археологией, являлся членом Петербургского археологического общества и был известным нумизматом. Его богатая коллекция средневековых европейских монет послужила развитию нумизматики не только как рода коллекционирования, но и как науки.

Потомки Строгановых продолжали занимать видное положение в государстве. Один их них, Александр Григорьевич Строганов, был членом Государственного совета, а другой, Григорий Александрович Строганов, породнился с императорской семьей, став супругом великой княгини Марии Николаевны.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий